Снега Хоодо

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#41 chortik66 » 27.09.2018, 08:50

Спасибо
chortik66 M
Новичок
Возраст: 52
Откуда: Украина, Киев
Репутация: 37 (+50/−13)
Лояльность: 1057 (+1080/−23)
Сообщения: 124
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 3 года 8 месяцев
Имя: Сергей

#42 wizard » 27.09.2018, 20:50

Слезы Феникса

12 ноября 1992 года
Китайская империя
Провинция Чжэцзян
город Ханчжоу
Университет


К вам госпожа Юэ, почтенный Сун!- в кабинет декана юридического факультета университета просительно заглянул секретарь
Впустите, но скажите что у меня мало времени,- добродушно усмехнулся Ливэй Сун- и тут в кабинет влетела его красавица внучка Юэ.

--Дедушка ты не забыл у нас сегодня представление студенческого театра и мне доверили танцевать в древнем танце царства ЧУ в честь Шао Сы-мина, богини жизни.
--Сильно подозреваю что тебя интересует вторая его ипостась бога любви и красоты ,- смотри у меня по мальчикам ни-ни,- добродушно усмехнулся дед. Ладно иди к отцу сообщи и ему . Я приду с ректором. Он мне уже сказал про тебя раньше. А кто будет танцевать главную роль?
--Моя лучшая подруга Шу Се, я правда танцую не хуже, но она старше на год и уже выступала в прошлом году на провинциальном конкурсе и ..
--мы тогда заняли только 4 место . Ладно надеюсь с этим танцем вы выступите лучше, --дед явно был доволен внучкой..
--Пока дедушка, я побежала, -Юэ исчезла из кабинета .
По коридору неторопливо идет отец Юэ доктор литературы Сун Ксианг.
Юэ из-за угла влетает прямо в него и он ловко ловит ее, заключив в объятья.
-Ой папа, а я к тебе! Ты придешь сегодня?
--Конечно мы придем с мамой . Она так горда, что ты хотя и на первом курсе, но уже будешь выступать в театре университета. Недаром ты столько времени занималась танцами. Ладно дорогая- иди на занятия, у вас как раз лекция по древней истории.
После лекции к Юэ подходит лектор профессор Фан Бокин .
--Юэ, тебя просили подойти в театр на репетицию.
--Спасибо, уважаемый господин Фан.
При входе в театр ее к ней поспешил учитель танцев Хуан Бэй
-Юэ танцевать главную роль будешь ты, Шу Се сегодня не будет,- сразу он взял быка за рога.
-А что случилось -почтенный Бэй? -изумилась Юэ.
-Не знаю... -процедил он... А затем все же добавил с явным неудовольствием... Позвонили из ректората и сказали что она в полиции.
-Простите учитель,- к ним подходит солист университетского хора Ши Лей,- у нас последний прогон и Юэ надо примерить одеяния Шао Сы-мина
- Лей, а что случилось с Шу Се?- осторожно спрашивает Юэ.
Ее друга арестовали с грузом оружия из Гуанчжоу и теперь выясняют кто в этом участвовал.
Правда ее отцу удалось оставить дело в полиции и не передать ее в министерство безопасности. Так что утром будет дома.
-Да... Оттуда бы она не вырвалась.
--Он умер,- Лей сжимает кулаки
-Кто?
--Ее друг покончил с собой в участке поэтому и удалось..
--Как ? Ксу был такой хороший и заботливый. Она любила его и она для меня как старшая сестра. Что же теперь будет?
--Мы отомстим.
--Лей, я очень хорошо к тебе отношусь. правда-правда. я не знаю как я буду без тебя. Прошу не лезь в политику, пожалуйста.--Юэ всхлипывает.
--Не плачь, со мной ничего не случится, а я тебя сумею защитить. Но нашу родину уже давно терзает Альянс и его северные маньчжурские шакалы Цзинь. Впрочем давай после поговорим, у нас после выступления будет время. И я буду петь главную партию. Так что ты меня не подведи.

-Я не подведу тебя,- уважительно глядя на своего юношу серьезно говорит Юэ.- Но мне нужно идти в костюмерную--примерить одеяние богини. До вечера, я буду ждать...
В расстроенных чувствах Юэ вошла в костюмерную театра.
-Здравствуйте наставница,- Юэ почтительно приветствует преподавательницу классических китайских танцев.
-Мне сказали, что главную партию танцевать будешь ты,- не довольно хмурится Лу Ханг,- Юэ, вот ритуальное платье. Примерь и я его подгоню под тебя. Шу Се вроде приболела. Ну вот просто никакой ответственности, куда это годится- первокурсницу сразу выставлять на конкурс.
--Простите наставница, все так быстро, но я вас не подведу.- Юэ смотрит на платье,- оно такое красивое . Я даже не знаю с чем сравнить..
--В царстве Чу умели ценить красоту и изящество, тогда считалось что Чу благословенная земля. Мы это платье шили почти полгода по древним описаниям.
Для изготовления платья использовались лучшие ткани, золотые нити и перья зимородка, которые сплетали искусные ткачихи вручную. С лицевой стороны добавлено много речного жемчуга. Потом после регионального конкурса, если не попадем в Пекин, передадим платье в музей Ханчжоу. Университет получил целевой грант на изготовление костюмов для танца поклонения Шао Сы-мин, а твой головной убор вообще копия короны цариц царства Юэ.
-Этот наряд воистину соответствует владыке жизни Шао Сы-мину.- Юэ была в восторге.
К счастью платье почти идеально пришлось Юэ по фигуре и довольная наставница отпустила ее на учебу.
Вечер спустился над Ханчжоу. На озере Сиху зажгли фонарики на плавающих плотиках.
Этот ноябрь был очень теплым. Даже османтусы еще не отцвели окончательно и казалось, что сама природа любуется величественным спокойствием, которым она окутала древний город.
А в студенческом театре царила суматоха. Но так оно всегда бывает перед премьерой.
А тут обещалась быть супруга наместника Ханчжоу. На столах для почетных гостей расставлялись угощения, в вазы ставились только что срезанные цветы из оранжерей.
Слуги споро зажигали ароматные палочки.
Юэ подошла к театру.
Ши Лэй, увидев ее, радостно улыбнулся и стал пробираться к ней через толпу зрителей у входа.
--Ты сегодня необыкновенно прекрасна,- Лэй был просто счастлив ее видеть.
Юэ несколько опешила.- Шу Се в участке . Погиб его товарищ, она вся в волнении, а он ведет себя так как будто ничего не случилось.
Наверное это неправильно.
-Не знаю, платье самое обычное... И что в нем такого особенного? - несколько сухо ответила она.
--Не скромничай -оно прекрасно! А когда ты оденешь наряд бога, ты будешь подобна небожительницам,- смутить его не удалось.
-Когда ты будешь танцевать в наряде бога, а Лей петь рядом, вместе вы будете просто идеальной парой,- Чен Роу подошла совсем неслышно.
-Привет, подружка, ты слышала какое горе у Шу Се?- спросила ее Юэ.
-Да, это ужасно, но давайте сегодня вспомним о Шао Сы-мине и о наших богах. Ты должна в танце выразить всю нашу любовь к родному краю и веру в богов. Они ведь рядом с нами и никуда не ушли.
Юэ стало почему-то жарко .
--Все это вздор, тут с Шу Се беда, а вы...- она разворачивается и решительно идет к служебному входу в театр.
-Не расстраивайся Лей, на самом деле у нее в сердце только ты,- утешает его Роу.
-Я лишь хотел поймать свою удачу и после выступления...( попросить у Ксианг Суна ее руки,- мысленно добавил юноша).
-что после выступления?- лукаво поинтересовалась Роу?
-Да так, ничего,- он покраснел...На все воля небес.

...В актерскую уборную вошла Лу Ханг.
--Все гости уже пришли, скоро выступать. Почему все не переоделись?
Все девушки дружно принялись натягивать облачения.
--Ши Лей ждет тебя , не подведи его,- шепнула Роу, проходя мимо Юэ.

...В зале между тем гости рассаживались по местам.
Хор и музыканты в одеяниях двора царства Чу заняли свои места.
Супруга наместника Пэн Тая - прекрасная Чжу Лянь, вошла в зал и направилась к своему месту слева от ректора университета. Тот встал с кресла, приветствуя почетную гостью. Справа поднялся Сун Ливэй. Милостиво кивнув им наместница заняла свое кресло.
Слуги разлили в маленькие чашечки виноградное вино и все присутствующие на почетных местах гости возгласили здравицу династии Цзинь и ее императору Ши-цзуну.
На амфитеатре и балконе было тихо. Ректор тихонько перевел дух. Обошлось.
-Я давно наслышана о дивной красоте танцев и песен царства Чу и надеюсь вы мне сегодня это покажете,- негромко обратилась супруга наместника к ректору. Я ведь и сама в юности занималась танцами... -она мило улыбнулась.
Что-то новенькое, - промелькнуло у ректора. Красавица Чжу стала женой наместника -тогда еще просто министра просвещения, будучи звездой Пекинской киностудии - но ходили слухи что в актрисы она попала через постель режиссера - чуть ли не из притона где танцевала -но отнюдь не классические танцы - и без всяких костюмов. Но даже малейшего намека на прошлое она избегала. С чего бы сейчас изменить правилам?
-Безусловно, сиятельная госпожа, мы надеемся вам понравится! -вслух высказался он.
-С вашей лучшей танцовщицей Шу Се, как я слышала, случилась неприятность. Но вы не беспокойтесь, я уже попросила мужа отпустить девочку.
-Весьма рад, сиятельная госпожа,- аккуратно ответил ректор,- но сегодня главную роль исполняет внучка уважаемого Сун Ливэя Юэ Сун.
Она посмотрела на него с интересом.
-Надеюсь она хорошо танцует.
-Разве мы бы осмелились назначить неумелую танцовщицу?

Удар барабана. Перезвон бронзовых колоколов и колокольчиков и мелодия поднявшаяся из глубин тысячелетий ( боги, а ведь эту музыку играли аж 23 века назад,- подумал ректор) заполнила зал. Танцовщицы в красивых красных шелковых одеяниях выбежали в зал и закружились в колдовском танце давно ушедшего в небытие царства. Древняя песня зазвучала в театре.
О прекрасная орхидея
что распустилась в моем саду
как зелены твои листья и белы цветы
Окружен я их чудесным ароматом
Наставница легонько коснулась плеча Юэ.
-Иди,- шепнула она ей.
Юэ скользя вплывает в круг танца, танцовщицы пропускают ее в центр круга и
выстраивают рисунок танца вокруг нее .

Осенние орхидеи
И белоснежный ирис
Растут густыми рядами
Перед священным храмом.
Ярко-зеленые листья,
Чаши цветов душистых,
Плавают в теплых волнах
Тонкого аромата.
У каждого человека
Есть любимые дети,
Мне же ты посылаешь
Только печаль и горе.
Осенние орхидеи
Пышно цветут у храма,
Ярко-зеленые листья
Блистают на красных стеблях.
Много красавиц в храме,
Но лишь одна внезапно
Мне подарила нежный
Луч любовного взгляда!
Не говоря ни слова,
Приходишь ты, и уходишь,
И улетаешь на ветре
С флагом из туч прозрачных.
Нету на свете скорби
Большей, чем расставанье,
Нету радости большей,
Чем наша новая встреча!

Ваш университет переполнен талантами, раньше я думала что лучше чем Шу Се никто не исполняет древние танцы, но сегодня Юэ Сун превзошла ее,- негромко обратилась супруга наместника к ректору.
-Да, вы верно подметили, благородная госпожа... Юэ Сун отлично танцует.
-Юэ прекрасна и грациозна как небожительница,- наместница была восхищена.

Вот ты пришел нежданно -
Не уходи отсюда!
В лотосы ты оделся,
Пояс - из базилика .
Переночуй сегодня
В храме Владыки Неба -
Ради кого ты должен
Жить в облаках и тучах?
О, если б нам с тобою
Выкупаться в водоеме,
Высушить волосы наши
В пламенном блеске солнца!
Как терпеливо жду я -
Что же ты не приходишь?
Снова встречаю вечер
Звуками грустной песни.
Служат перья павлина
Зонтом твоей колесницы,
Там, на девятом небе,
Ты усмиряешь кометы.
Там, подымая меч свой,
Ты молодость охраняешь -
Ты неизменно должен
Быть справедливым к людям.

Компаньонка наместницы обратила ее внимание на то с какой любовью Юэ смотрит на солиста.
--Действительно эта пара создана как будто богами на небесах

Песня закончилась. Юэ покинула сцену.
Танцовщицы начали перестраиваться.
Руководитель театра объявил танец-поклонение горным духам.
На сцену выбежала девушка в одеждах жрицы и вокруг нее закружились танцовщицы.

Хор начинает новую песню.
Танцовщицы извиваются в танце демонов гор.

В далеких горах Востока
Живет прекрасная дева,
Одетая в листья смоковниц,
С поясом из повилики.
Очи ее лукавы,
Прелестна ее улыбка,
Ласково ее сердце,
И красота чудесна.
В запряжке - красные барсы,
За нею - следуют лисы,
В магнолиях - колесница,
Флаг - из веток корицы.
Вся в цветах ароматных
И ароматных травах -
Она их подарит людям,
Милым ее сердцу.
.
Зазвучала песня жрицы короля-демона.

"В глухой бамбуковой чаще
Живу я, не видя неба,
Дорога ко мне опасна,
И прихожу я поздно,
И одиноко ночью
Стою на горной вершине.
Внизу подо мною тучи
И облака клубятся,
Туманы и днем и ночью, -
Темно впереди и пусто,
И вдруг налетает ветер,
И ливень шумит во мраке...
Я ради тебя осталась,
Забыла домой вернуться.
Кончается год. Кто знает,
Останусь ли я красивой?
Собрать чудесные травы
Хочу я в горах Востока,
Где громоздятся камни
И пуэрарии вьются.
Я недовольна тобою,
Вернуться домой забыла.
Найдешь ли ты, милый, время,
Чтобы меня вспомнить?"

Хор вступает снова.

Прекрасная горная дева,
Подобная ветке лианы,
Ты пьешь из ручья лесного,
Скрываясь в тени деревьев.
Думаешь ты о людях, -
Мы знаем и помним это!
Пусть яростный гром грохочет
И ливень шумит во мраке,
Пронзительно и тревожно
Кричат во тьме обезьяны, -
Пусть ветер свистит и воет
И стонут в ночи деревья, -
Напрасно скорбит в разлуке
Та, о которой помним!

Музыка смолкла. Танцевальный ансамбль под аплодисменты зрительного зала покинул сцену.
Ректор поднялся с места
-Я благодарю наш театр за великолепный танец и великолепную реконструкцию древнего обряда поклонения богам царства Чу. Сегодня мы чувствовали как наши предки из глубины веков смотрели на нас и были рады, что мы их помним. Я уверен что наш театр и его выступление будут по достоинству оценены на провинциальном конкурсе в середине января. А сейчас для нашей уважаемой гостьи университетский театр приготовил танцевальный подарок.
Юэ Сун исполнит танец великой императрицы Сяошэнсянь.
Партию на флейте будет исполнять Ши Лей , а аккомпанировать на цисянцине... ( ректор замялся, но помощник быстро сориентировался ) наша восходящая музыкальная звезда Чен Роу.
Супруга наместника испытующе посмотрела на ректора и улыбнувшись, перевела взгляд на сцену, где появилась Юэ.

Танец маньчжуров сначала особенно не вдохновляет зрителей, но постепенно изящество и мастерство танцовщицы покоряют зал.
Танец, а вместе с ним и концерт, закончился. Юэ, поклонившись, исчезла за кулисами.
Зрители аплодисментами выражают свой восторг .
Постепенно именитые гости подтягиваются к столикам где накрыт фуршет, а рядовые зрители расходятся , делясь впечатлениями.
В фуршетном зале супруга наместника походит к беседующим Сун Ливэю и ректору.
-Господин Сун...
-Я весь внимание, светлейшая госпожа Чжу?
- Я восхищена талантом вашй внучки и насколько я узнала, она не только красива и обладает большими талантами к танцам, но и умна, а ее эссе о царстве Чу даже послано на провинциальный конкурс. Примите мою благодарность за ваш труд который вы вложили в воспитание Юэ. Мы подумаем над выделением ей стипендии наместника.
-Благодарю Вас Светлейшая госпожа за столь лестную оценку талантов моей внучки.
-Мне еще очень понравился солист,- задумчиво произнесла Чжу Лянь,- Ши Лей кажется. Он так красив и так дивно поет. И как мне сообщили он и прекрасно учится и может стать одним из многообещающих молодых философов империи, а его труд по легистам ранней Хань заслужил высокую оценку Академии Наук. И я обратила внимание на него и Юэ. Если вдруг будете отмечать помолвку этой пары мы с моим супругом ждем приглашения и... И с благодарностью его примем.
-Благодарю за оказанную честь Ваша светлость, - церемонно склонил голову Сун Ливэй, ощутив однако от чего-то укол тревоги...

***

следующий день
озеро Сиху.

Для ноября день был на редкость солнечным и теплым. Ши Лей и Юэ стоят в беседке на берегу озера Сиху и юноша увлеченно расказывает девушке о школах философии в царстве Цинь. Юэ скучно, но она понимает что он просто боится начать разговор о том, зачем собственно он ее и позвал. Наконец она подумала, что ей придется помочь.
-Лей, древняя философия это так сложно, а я думаю что ты хотел сказать мне что-то важное ... Лей запнулся, и покраснел...
Юэ с подбадривающей удыбкой смотрит на смутившегося юношу.
-Юэ, Я поговорил с отцом и он... Он считает что нам с тобой нужно пожениться... Мне и тебе... -зачем -то уточнил он. Сегодня с утра он был в храме и семья принесла жертву духам предков.
Завтра отец пошлет в твой дом как в дом будущей невестки гуся по древним обычаям и подарки для твоей семьи. Скажи, как ты думаешь, нам сообщат точную дату твоего рождения?
( Гусь своеобразный символ руки и сердца в древнем Китае. Если родители невесты принимали предложение, семья жениха преподносила им подарки и взамен получала документ, в котором указывалась точная дата рождения дочери. Эти данные, равно как и дату рождения жениха, передавали гадателю, который и определял, будет ли союз благоприятный. Если все в порядке, назначался день свадьбы.)
-Лей , я понимаю что у тебя отец ревнитель старины , а это обычай чуть ли не Хань... Но попроси его еще и послать письмо с просьбой моей руки и сердца, хотя за гуся спасибо.- Гусь... Вдруг Юэ стало смешно
-Мама его с яблоками сделает. Да не переживай, мое сердце давно твое, дед сообщит дату, хочешь я тебе ее сама скажу? И набрав воздуха в грудь торжественным речитативом изрекла
12 мая 1975 года около половины двенадцатого... Точнее вряд ли кто вспомнит - даже мама.
Не смейся , я люблю тебя, но мой отец просто помешан на старине и не признает обычаев маньчжурских варваров,- Лей был обрадован, но несколько ошарашен прямотой Юэ.
-Когда я закончила школу, я пошла в храм и попросила Будду,- Юэ посмотрела в глаза юноше,- что моим мужем должен быть лучший мужчина на свете. И тогда я буду хорошей женой до конца своей жизни. Ты для меня лучший , самый лучший мужчина на свете.
Она достала из сумочки маленькие ножницы и отрезала прядь своих волос.
-Возьми их, свяжи их с прядью своих и храни как символ моей вечной верности.
Лей молча обнял и поцеловал ее.
-Ты для меня единственная и самая лучшая в мире , я всегда буду рядом с тобой и никогда тебя не покину. Клянусь духами предков и пусть дракон озера слышит мою клятву!

По легенде озеро Сиху образовалось из упавшей с неба прекрасной жемчужины, которую выточили Нефритовый Дракон и Золотой Феникс

***

Когда люди мечтают о будущем, боги грустно улыбаются.
Следующий раз она будет танцевать танец Шао Сы-мин через семь лет и этот первый танец будет ей казаться сказкой несбывшегося. И она не будет жалеть.

***

Из доклада Е.В. Императору всероссийскому Олегу Данииловичу "О различиях в менталитете и обычаях Юга и Севера Китая".

"...Основным очевидным отличием южных китайцев от представителей других регионов страны является язык. Так кантонский диалект является самым далеко отстоящим от северной нормы произношения диалектом. Отличия сосредоточены не только в фонетике и лексике, но и в ряде случаев и в грамматике. Носители северного диалекта, принятого за литературную норму, не понимают речь кантонцев, а кантонцы вынуждены изучать северную норму в школе, и часто не могут овладеть ей на уровне носителей Северного Китая. В Гуандуне кантонский язык представлен в СМИ и на транспорте, а попытки дискриминировать употребление диалекта встречают резкий отпор населения вплоть до общественных акций. Наряду с этим регион населяет самое крупное нацменьшинство Китая – чжуаны, а также крупные этнические общности мяо и яо, и др. Регион на протяжении уже более 1000 лет является азиатским торговым центром, помимо этого в регионе традиционно развита легкая промышленность, садоводство, рыболовство.

Самоидентификация
Самостоятельное выделение южных китайцев в общность происходит на основе исторического прошлого региона, который представлял более 2000 лет назад конгломерат государств народностей юэ и одно время влиятельное государство Южное Юэ, которое было позднее включено в состав единого китайского (династия Хань) государства. В дальнейшем на территории Гуандуна возникали альтернативные династии Южная Хань, Государство Тайпинов, а также Китайская республика. Культура Южного Юэ – культура линнань – включает в себя специфичный набор символов, кухню, архитектуры и т.д. Население Северного Китая не считает южных китайцев 100% китайцами, а южные китайцы, в свою очередь, считают, что север утратил исконную китайскую идентичность в связи с обширным влиянием пришлых кочевых племен.

Религия
Наряду с распространенным по всему китайскому пространству культу предков, в Южном Китае также силен культ богини моря, культ бога богатства. Здесь совершенно отсутствует ламаизм и конфуцианский этатизм (культ государства).

Ценности
Ведущими ценностями являются свобода, личное богатство, комфорт, что в некоторой степени противопоставлено стремлению к дисциплине и иерархии на севере..."

Добавлено спустя 2 минуты 8 секунд:
Пробный текст.
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 458 (+460/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 199
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 3 месяца
Имя: Олег

#43 wizard » 05.10.2018, 17:13

http://fai.org.ru/mig/lit/lit.htm

Тут выложены романы про Георгия и снега уже в первичной вычитке и шлифовке.

Добавлено спустя 1 минуту 2 секунды:
следующая книга про Хикэри будет называться "Ярость Хоодо"
выкладываться будет тут.
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 458 (+460/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 199
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 3 месяца
Имя: Олег

#44 wizard » 22.10.2018, 17:21

Ярость Хоодо

***
16 ноября 1992 года
Монастырь Пантократора
Штаб-квартира Ордена Слова Господня
утро






Обнаженное тело герцогини Корнуолла, распластанное на металлическом ложе, выгнулось, едва не сорвав электроды. Дикий крик уже в который раз потряс комнату для специальных допросов. Принцесса махнула рукой и монах убрал реостат на ноль.
Хикэри сняла наушники ( честно говоря ей мелодии синто уже за пару часов допроса осточертели, но Юкки тащилась), дождалась пока Камилла будет в состоянии говорить и продолжила допрос:
-презренная, ты уже призналась в сотрудничестве с тайными обществами Китая, которые поставляли вам детей из Китая для жертвоприношений. Отвечай , сотрудничала ли ты с тайными обществами в Японии и особенно с обществом "Черные змеи"?
- Я не знаю таких,- Камилла нашла в себе силы посмотреть на мучителя...
Хикэри надела наушники и подала знак монаху.
-Включай на полную.
Раздался дикий вой и обнаженное тело стали бить судороги. С металлического ложа стали стекать жидкости которые выделяло тело пытаемой. Запахло жареным мясом.
Монах отключил ток.
-В чем дело?- Хикэри была немного недовольна.
-Ваше императорское высочество, она сейчас умрет , а Его Величество приказал, чтобы она дожила до костра.
-Воля Сумеро Микото закон, вколите ей лекарство и приведите в чувство.
-Ваше высочество,- Юкки с интересом перелистывала бумаги,- она час назад призналась, что все переговоры в Японии замыкались на сиккэна. Очевидно, что вряд ли бы сиккэн потерпел тайное общество прямо враждебное дому Фукадо, а прочие перемещения сотрудников английского посольства плотно контролировались нашей контрразведкой.
Дозвольте мне побеседовать с этой падалью.
-Хорошо,- Хикэри сдернула наушники и вышла из камеры.- Юкки, я на воздухе побуду.
- Разумеется , сестра- Юкки выставила реостат на треть мощности и сама встала за пульт,- тут плохо пахнет. Тело нужно вымыть. Подключите шланг и смойте все...

Выходя из камеры , Хикэри обернулась. Лежащее тело монахи обмывали струей воды из шланга, воняло смесью жженого мяса, кала и мочи. Врач вкалывал Камилле препарат куда то в грудь. Юкки деловито шуровала щипцами в жаровне.
Выйдя на улицу Хикэри прислонилась к стене и с удовольствием вздохнула свежий прохладный воздух. Подбежавший слуга принес раскладной стульчик и столик , а через пару минут еще один служка с поклонами принес кофе и блинчики с медом и установил зонтик..
"Жизнь то налаживается. Кофе неплохой, блинчики отменные, что мне еще желать в это светлое утро..."
Минут через сорок, когда Хикэри доедала вторую порцию блинчиков, из здания вышла Юкки, подойдя к Хикэри прислонилась к стене и устало вздохнула..

- До чего же гадзинка противно визжала...
- Давай, рассказывай скорее, как ты с ней побеседовала,- Хикэри сделала знак слуге и тот шустро принес второй стульчик и чашку кофе с тарелочкой пирожков,- пора уже подышать свежим воздухом и давненько мы с тобой не выбирались в люди!
- Я всегда считала , что технический прогресс вреден в таком деликатном деле,- Юкки присела за столик , отхлебнула кофе и откусила кусочек пирожка с рыбой. У нее стоит блок против наркотика правды, поэтому пришлось использовать щипцы и жаровню. К электрическому току она как-то притерпелась... У английского флота по ее словам вроде был какой-то свой канал и свои информаторы. В общем она в точности ничего не знает. Я ей дуре объяснила, что поскольку в России и Германии не верят в демонов, а верят в Христа, то все ее жертвоприношения бессмысленны, а мы-- Ямато, хотя в демонов и верим, но верим и в своих Богов-- Аматерасу, Сусаноо и Цукиери и наши мечи и наши Боги прогонят любых демонов. Это только китайцы верят в их силу и их боятся, ну вот Ши-цзун и получил. Веришь в демонов--становишься уязвимым для них, только если ты их боишься. Вроде поняла.
Наше посольство уже вылетело из Лондона. Английское только взлетело и я приказала развернуть и посадить их самолет. посла и его женщин отпустим , а остальных пока до нашего возвращения под стражу. Может из посольских кто чего знает. С вдовствующей императрицей согласовала. Она сильно обеспокоена, хотя по ее мнению в условиях нашего возвращения с новыми землями вся оппозиция притухнет минимум на полгода точно. За полгода ты их сумеешь найти и убить. А теперь хочу еще чашечку кофе и пару пирожков с рыбкой. И я буду готова к приключениям.

***

Первом делом девушки направились в военный тир, который был недавно построен близ Неория. Увидев принцесс и их охрану, часовой на входе вытянулся и отчетливо почтительно козырнул.

Внутри Хикэри ждало наслаждение — для тех кто понимает, конечно. Огромный подземный зал, отделанный вязкой пластмассой, и полный выбор современного боевого оружия. Их здесь узнали и даже, кажется, обрадовались. Присутствующие и сотрудники зала вежливо поклонились. Принцесы в ответ махнули руками-- типа без церемоний.

Получив в руки винтовку, Хикэри на секунду замерла на огневом рубеже — ровно до того момента, как вдалеке появилась первая мишень. Она стреляла почти не целясь, навскидку. Это было ни с чем не сравнимое чувство — ощущать, как пуля, повинуясь силе воли и направлению мысли, летит точно в цель и резкий сухой звук выстрела упруго хлещет по стенам. Она знала, что только сильное чувство может сообщать пуле такую устремленность. Ведь она не охотник и не снайпер, для которого попадание в яблочко — ежедневная и автоматическая работа. Нет, она обычный человек, только снедаемая эмоциями, придавленными гнетом высокого положения. А значит, чувства, только бурлящие чувства двигают сейчас ее пальцами, которые нажимают на спуск, щелкают рычажками, давят на затвор. Хикэри не обманывалась относительно природы этих чувств… Впрочем, с каждым выстрелом хотя бы капля горечи отлетала от души, дырявя звонкую жесть, кувыркаясь вправо или вниз стреляной гильзой, едва заметной глазу… Что ж, и на том спасибо!

Знатоки, наблюдавшие стрельбу, одобрительно переговаривались.

— Видишь, так гораздо интереснее, чем одному, — шепнула Хикэри Юкки. — Мне необходимы зрители, увы.

Юкки одобрительно улыбнулась. Она, увы стреляла едва на троечку.

В буфете все разговоры, разумеется, вертелись вокруг вероятного военного конфликта. Однако слушать их было не особо интересно: все очень быстро сводилось к воспоминаниям о прошлых военных заварухах, только успевай уши развешивать. Принцессы не стали тут задерживаться и вскоре опять очутились на улице.

Мостовая пахла резиной и мыльной водой. Редкие платаны на тротуарах были элегантно и как бы невзначай подсвечены фонарями, делавшими их блеклую осыпающуюся зелень яркой и почти по-весеннему нестерпимой. Хотелось безумствовать и веселиться. Прохожих было немного, но все казались охваченными энтузиазмом. Тарахтели тележками продавцы рогаликов, орехов и — куда же деться — мусорщики!

— Не пора ли нам пообедать? — спросила Юкки.

— Да, самое время, — улыбаясь, ответила Хикэри, беспечно разведя руки в стороны и слегка потянувшись. — Только я не уверена, что в том месте, куда мы сейчас пойдем, об ужине столь же аристократические понятия, как у тебя.

— Может, тогда в «Мега-шар»?

— Разве мы куда-то спешим? — расхохоталась Хикэри. — Пошли уж со мной, мне сегодня на людей хочется посмотреть.

В ресторанчике было уютно. Место было довольно приличное — но все же публика подбиралась весьма разношерстная, вплоть до студентов. Уютный подвальчик с высоким потолком, радушный хозяин, легкие пластмассовые столики без претензий. Многие посетители друг друга знают, к разговорам присоединяются соседи — чего ж лучше?

Когда они вошли, хозяин приветствовал посетителей. Не понятно узнал ли он их или нет, но охрану официанты рассадили ровно так как надо. Пара телохранителей встала у дверей изображая скучающих бездельников.

Они заказали яичницу с беконом и луком и по бокалу мартини со льдом. Ели не спеша, поглядывая по сторонам, и с наслаждением слушали байки, которые неслись отовсюду.

Аккуратный дедушка с круглой седой бородой разгуливал по залу и подсаживался к тому столику, где угощали. Присев за соседний, буквально в двух шагах от принцесс, он пригубил предложенный ему стакан пива, огладил усы и в качестве благодарности затянул бесконечную городскую сплетню, словно бы оборванную ранее на полуслове.
- Вчера император с этой принцессой японской ходили на молебен в Святую Софию и там явилась им Богородица. Сказала, что благословляет их и дети хорошие будут. Но воевать много придется. Восстанет в Америке Антихрист и война будет великая и победит Христос и сокрушит Антихриста.
- Да, господа, у императоров ничего не понять, - заявил небольшой чернявый человек с бокалом пива в руке.- То Англия демонов выпускает, то Америка Антихриста...
- Тебе надо их понимать-то? - спросил его мрачный, бритый наголо сосед. - Ты думай, как на хлеб заработать. А если такой любопытный, то иди, вон, в свою муниципию разбирайся, что к чему.
- Так вот я и говорю, - доносилось из-за соседнего столика, - столкнулся крейсер с морским трамвайчиком, капитан проглядел. Вернее, оба капитана. Но военным-то ничего, между собой разобрались, а гражданскому приходит вчера вызов во Дворец: дескать, вы удостоены поощрительной награды за спасение пассажиров. Видали? Он ходил здесь вчера, все причитал: я, дескать, тоже виноват, за что меня награждать? Как я мог их не спасти? Пристал к берегу, и все… Да может, он и сегодня придет, награду это… отметить!

Хикэри подмигнула Юкки:

- Пошли, нечего нам здесь дожидаться, наслушались уже, поищем что-нибудь повеселее.

Расплатившись, они вышли на улицу и неспешно направились в сторону Золотого Рога. Музыка, доносившаяся из открытых дверей кофеен, была приглушена и не тревожила слух громкими аккордами. Резко пахли деревья и кустарники — в этом квартале был разбит небольшой сквер. И розы… Они проходили в тени древней морской стены, и под ногами то и дело стали попадаться пустые пластмассовые бутылочки из-под питьевой воды, которые они стали наперегонки пинать.
— Да, очень подходящее занятие для принцесс… — выдохнула Юкки, отпинывая бутылочку в кусты. — Куда мы теперь?

— Ты в Большой дворец. У меня со всеми этими треволнениями...в общем эта ночь твоя..- Хикэри похлопала по плечу Юкки,- а я в Дворец Огня у меня селекторное совещание с Токио... К 9 утра я приеду в Большой дворец.

Они свернули на ярко освещенную улицу, там их уже ждали лимузины. Улица спускалась с большого холма, и Юкки с тоской поглядела на искрящийся вечерними огнями Золотой Рог, надеясь увидеть его снова.

***

17 ноября 1992 года
Константинополь
порт Феодосия
10.30 утра


Перед морскими парадами набережная всегда преображалась. Прямо на проезжей части ставили скамьи для публики, натягивали тенты. Императорские гости обычно наблюдали зрелище с высоты стен, там для них также старались создать все удобства.

Если бы кто-нибудь захотел узнать, как выглядел Константинополь, наблюдающий за морской битвой былых времен, ему нужно было бы посмотреть на Город с одного из кораблей парадной эскадры. Зрелище было потрясающим: весь склон огромного холма был усеян людьми, они наблюдали со стен, с крыш, с колоколен, из улочек, круто спускавшихся к морю. Толпа народа стояла на сфенде ипподрома, в каждом окне видна была гроздь голов, на городских стенах были натянуты тенты, защищавшие зрителей от солнечных лучей, даже некоторые статуи и деревья были оккупированы любопытными. Молодежь сидела прямо у воды, на огромных камнях, защищающих набережную от штормов. Точно такие же толпы наверняка собрались и на противоположном берегу, но там ничего нельзя было разглядеть: из-за яркого солнца казалось, что Халкидон покрыт синеватой тенью.

Первыми, как обычно, появились тяжелые современные корабли — Только что вступивший в строй ядерный ударный авианосец "Архангел Гавриил" со своей свитой-- атомным крейсером-вертолетоносцем "Трапезунд", двумя тяжелыми атомными ракетными крейсерами "Адмирал Колчак" и "Адмирал Кедров"и четырьмя эсминцами сопровождения. Они серой колонной вышли из Босфора и не спеша проследовали в Пропонтиду. Яркие флаги расцвечивания трепетали от морского ветра, медленно колыхались на мачтах андреевские стяги. Строевые расчеты команд застыли вдоль серых бортов, в руках у офицеров поблескивали клинки. Когда гигантский флагманский «Адмирал Кедров» поравнялся с дворцовым мысом, от его борта оторвался быстрый катер и, прыгая по волнам, понесся вперед — к императорской трибуне, что располагалась левее ипподрома, у пристани Сергия и Вакха. Олег стоял на ней в окружении высших военных чинов. На нем был эффектный черный мундир генерал-адмирала с серебряным шитьем. В руках императора был жезл генерал-адмирала Империи, над ним колыхался императорский штандарт. Когда флагманский катер приблизился к берегу, повелительный голос глашатая раздался в сотнях динамиков:

— Просьба соблюдать тишину! — и глубокое молчание опустилось на Город, на пролив, на оба берега Империи.

Яснее стал слышен глухой гул двигателей в утробах громадных кораблей. Эскадра, казалось, замерла на месте. Во всяком случае, ее движение стало почти незаметным.

«Как они умудряются удерживать против течения такие махины?» — подумала Хикэри. Она стояла на башне прямо над императорской трибуной. Впрочем, трибуной это сооружение можно было назвать лишь условно: небольшая платформа над волнами, откуда неширокий трап вел вниз, к самой воде. Она видела, как император начал спускаться по этому трапу навстречу командующему флотом. Они встретились на узкой площадке, мокрой от набегавших волн. Император смело ступил на нее пурпурными сапожками, командующий ловко перепрыгнул с борта катера. Теперь они стояли друг против друга, и видно было, как адмирал преклоняет колени, вручая автократору небольшое весло, сияющее золотом. В этот момент престарелый патриарх тоже начал спускаться к воде. Два бородатых иподьякона озабоченно поддерживали его под руки. Между тем адмиралу передали парусиновое корабельное ведро. Император с силой ударил веслом по синей волне, подняв целый фонтан брызг. Хикэри даже показалось, что она слышит, как разлетелись мелкие капли и зажурчала вода, которую быстро зачерпнул ведром командующий флотом. Патриарх воздел руки к небу, что-то шепча. Олег сдвинул брови, он выглядел очень серьезным и сосредоточенным. Патриарху между тем поднесли большой корабельный компас, он благословил его двумя руками, крестообразно, на прерывая молитвы.

Тем временем несколько смельчаков прямо в одежде бросились с парапета набережной в воду. Окунуться в этот момент считалось доброй приметой, и, как ни усердствовали полицейские, стараясь предотвратить купание, искоренить традицию они были не в силах.

Только лишь катер с командующим флотом, ведром и компасом, который бережно несли два молодых моряка, отчалил, как корабельные оркестры грянули марш Российского императорского флота. По толпе, казалось, пронесся облегченный вздох. Первые ряды зааплодировали, многие осеняли себя крестным знамением.

— Это старинный византийский обычай, — услышала Хикэри над ухом деликатный голос японского морского атташе. — Он символизирует власть над морем. Воду по каплям раздадут на корабли, она попадет в праздничную трапезу.

Эскадра между тем прибавила ходу. Ракетный крейсер «Адмирал Колчак», поравнявшись с императором, отсалютовал ему из носового орудия. Выстрел разорвал воздух, как удар грома, его эхо запрыгало между берегами, постепенно затухая. Монарху салютовал каждый проходящий корабль. Суда двигались не спеша, давая возможность зрителям вдоволь налюбоваться своими прекрасными обводами и пропорциями. Взгляд невольно притягивали длинные стволы орудий с золотыми колечками дульных срезов и толстые сигары ракетных контейнеров, проплывающие мимо трибун медленно и грозно, держа равнение на сверкающую морскую даль.

Проходившие корабли выстраивались в длинную шеренгу где-то на горизонте.

В проливе тем временем начались красочные зрелища. Морской спецназ на бешеных глиссерах выделывал чудеса водной акробатики, носясь по проливу с такой скоростью, что тот весь покрылся белой пеной. Боевые пловцы прыгали в море с вертолета, а потом прямо из под воды лезли на корабль условного противника и захватывали его с диким шумом, стрельбой и взрывами. Морские летчики выписывали в воздухе вензеля императора и принцессы Ольги
Мои? Он фактически только что подтвердил всем, что я де-факто императрица
Видели бы меня отец и мама...

Ракеты чертили на небе яркие разноцветные дуги. Несколько дизельных подводных лодок выскочили на поверхность одновременно, держа строй, и за считанные секунды снова синхронно скрылась. Яркие малиновые огоньки выпрыгивали из-под воды и в щепки разносили маленькие суда-мишени. Сложнейший сценарий исполнялся четко, но чувствовалось, что это стоит людям немалого напряжения.

Затем началась историческая часть. Прошли неуклюжие квадратные броненосцы, бережно хранившиеся Морским музеем.
Больше заинтересовала Хикэри сцена, которая называлась в программке «Бой арабского корабля и дромона». Вот тут действительно было на что посмотреть! Дромон время от времени с громким хрипом выпускал в сторону противника струи греческого огня, и скоро половина Босфора горела и дымила едким, черным дымом. «Араб» отчаянно защищался, уворачивался, шевеля веслами. На его палубе стояли лучники, методично обстреливающие «греков». Но вот, наконец, поток огня захлестнул вражеский корабль. Все на его палубе замерло, мгновенно объятое пламенем. Актуарий поспешил объявить, что на судне нет ни одного живого человека, роль команды исполняли роботы. Действительно, огонь пожирал оснастку, паруса, одежды матросов, оставляя какие-то остовы, быстро рассыпавшиеся в прах. Ветер раздувал пламя, и судно сгорело очень быстро. Его остатки завалились набок и зашипели в воде, обнажив металлическую спину большой управляемой торпеды, которая, видимо, и отвечала за все маневры «араба». На ней даже открылся люк, откуда вышли несколько моряков и раскланялись перед ревущей от восторга публикой.

***

17 ноября 1992 года
Константинополь
Большой дворец
спальня императора
23 часа

Хикэри полулежала на кровати и протирала лезвие меча, сосредоточившись на процессе целиком и полностью, как умела лишь она одна.
- Я слышу, как ты подкрадываешься, повелитель, - фыркнула, не оборачиваясь на звук шагов.
- А кто официально стал моей невестой? - мурлыкнул царь на ухо Хикэри. - Угадай.
- А кого на радостях я могу завтра убить?
- Обижаешь, моя принцесса. Что бы выйти против тебя с мечом... Уже таких дураков в Альянсе точно нет, - уже не сдерживаясь расхохотался Олег и рухнул в разобранную постель.
- Чем ты так доволен? - удивленно спросила она. - Ты же понимаешь, что в Японии мое официальное замужество может внести смуту среди народа и храмов...
- Да, я знаю! Но императрица-мать хорошенько подумала и придумала способ все уладить к обоюдному удовлетворению.
- Тогда в чем причина?
- Я самый счастливый человек на свете. У меня есть кто-то, кто всегда на моей стороне, кто не предаст и не ударит с спину, кто пройдет со мной весь этот путь в горе и радости. До самого конца.
- И кто же это?
- Ты.
Хикэри в задумчивости почесала кончик носа.
- Это так звучит «Люблю тебя»?
- Угу,- уверенно кивнул император.
- Тогда раздевайся... А то, понимаешь, в горе ему и в радости... Где радость? Давай радоваться!

***

18 ноября 1992 года
Константинополь
Большой императорский дворец
утро



Хикэри завтракала вместе с императором.
Она выглядела спокойной, даже веселой, и к Олегу невольно закралась темная мысль о том, что она любит его далеко не так сильно, как он ее, а теперь она уедет, и она, пожалуй, скоро даже вспоминать о нем будет редко, с такой насыщенной учебой и готовясь к выбору… И тут принцесса, медленно поворачивавшая в пальцах взятую из вазы красную розу, вдруг разодрала ее на мелкие кусочки, отбросила в сторону и, повернувшись к царю, схватила его за руку.
- Ох, как же мне не хочется уезжать! - тихо, но горячо проговорила она. - Слушай, мне кажется, я знаю тебя уже тысячу лет, и в то же время ничего о тебе не знаю! Мне хочется задать тебе тысячу вопросов… И посидеть с тобой у моря, и побродить по Городу, и сплавать по Босфору, и… В общем, я скоро вернусь!
Она улыбнулась немного смущенно, точно застеснявшись выраженных чувств, и Олег, счастливый и тоже смущенный, от того что уже начал на пустом месте впадать в ревнивые подозрения, сжал ее пальцы и сказал:
- Я сейчас думал о том же и… даже грешным делом подумал, что печалюсь куда больше чем ты, но ошибся. Вот, я тоже еще совсем вас не знаю, ваше высочество!
Хикэри засмеялась.
- Какой ревнивец! На самом деле я ведь привыкла скрытничать и играть… Хотя у меня это плохо получается, знаю! Но не всегда ведь хочется, чтобы понимали, о чем ты думаешь, правда? И я тебя никогда не буду обманывать и хитрить с тобой, обещаю! - Хикэри чуть откинула голову и молча посмотрела ему в глаза долгим взглядом. - Не грусти!
-Я не грущу. Я думаю, что Лондон молчит уже третий день на мое предложение об обмене. Плохой признак. Очень плохой. -Император вздохнул,- плюс тут северо-индийский император попросил прислать ему делегацию для разъяснения процедуры передачи провинций. Я думаю что вам нужно сейчас лететь не в Токио, а в Дели на встречу с новым императором. Из Токио делегация уже вылетела.
-А старый куда делся?-Хикэри удивилась.
-Отрекся после такого афронта. Новый-- Раджив женат на итальянской княгине и Томмазо меня просил максимально быть снисходительными к Дели. Видимо индусы хотятт каких-то плюшек в экономике, которую они своим неумением ограничить рождаемость угробили почти окончательно.
-Если надо, то мы немедленно вылетим в Дели.
-Надо, но вылетите завтра после обеда. Самолет твой.
-Лишний день дома, это прекрасно,- вздохнула Хикэри.- Вот не ожидала, когда собиралась сюда, что мне не захочется возвращаться в Японию! Не только из-за тебя,- она с нежностью взглянула на царя,- но и из-за самого Города: он так прекрасен и он мой дом и моя родина!
Олег улыбнулся:
- Константинополь это такое место, куда возвращаются

***

18 ноября 1992 года
Константинополь
Большой императорский дворец
около 12 часов.


- Вам, Ваше высочество, вот в эти двери, - спас положение сопровождающий.
Огромная створка уже была услужливо распахнута. Немного опаздывающая Юкки буквально влетела в двери.
Двухэтажная, целиком обшитая деревянными панелями, библиотека.
Первым ей бросился в глаза стоящий точно в центре восьмигранника круглый стол, заваленный различными бумагами и небрежно кинутой сверху картой.. Большая корзина с фруктами смотрелась в этом натюрморте явно лишней. Юкки отыскала глазами царя. Он и Хикэри сидели на небольшом диванчике. Рядом, в пределах досягаемости его рук, на журнальном столике среди наполовину полных фужеров с кроваво-красным вином, вазочки с конфетами, нескольких карт и фотографий, валялось несколько официального вида бумаг и два свернутых пергамента с вислыми печатями Ямато...
--Вы летите в Дели и поскольку там вам придется вести официальные переговоры, я решил вручить Вам подарки не на прощальной аудиенции, а сейчас. Устраивать прощальную аудиенцию я не буду,-император был предельно деловит. Сначала подарки для тебя Юкки:
во-первых, указом моим и вдовствующей императрицы-матери ты возведена в ранг принцессы-младшей дочери императрицы. Это 2 ранг. Выше тебя я, моя мать и Хикэри которой ты присягнула на верность. Установлено также соответствующее денежное содержание от дворов России и Японии..
во-вторых, твоя мать получила ранг благородной госпожи Добродетели 4 ранга и назначена советником вдовствующей императрицы.
Юкки встала на колени и хотела упасть ниц, но Хикэри поддержала ее.
Когда она почтительно двумя руками приняла указы, император похлопал по дивану рядом с собой.- Присаживайся, ритуалы дальше можно не соблюдать.
Ты, Юкки, произвела впечатление на лидеров Альянса и священного Союза и мы решили тебе преподнести подарки.
От имени Священного Союза Император Испании дарит тебе изумрудный гарнитур, колье и подвеаски.



Мой племянник король Шотландии Александр дарит тебе тиару-венок с изумрудами.

Так же ты получаешь в дар коронные драгоценности от России:
это бывшие коронные драгоценности Великобритании, которые нам подарил ( император хмыкнул) в 1945 году покойный король Эдуард Проклятый, когда Россия и Германия отдавали ему трон освобожденной Англии.

Брошь с кембриджскимми изумрудами и эмеральдскую изумрудную тиару королевы Виктории. Тиара выполнена в готическим стиле, и ее венчают 11 крупных изумрудов-кабошонов. Это на официальные парадные мероприятия.
Встав с дивана, Юкки практически идеально выполнила поклон высшего почтения,- покорная слуга благодарит повелителя за щедрость к недостойной. Я благодарю старшую сестру за милость ко мне . Моя кровь и моя честь принадлежат повелителю и старшей сестре.
Слуги упаковали подарки и унесли их.
- Они будут доставлены в твои покои во дворце Огня,- император перевел взгляд на Хикери,- теперь подарки для тебя.
Я дарю тебе индийскую тиару королевы Виктории. В ее бриллиантовых "арках Моголов" заключены бриллиантовые цветы лотоса с рубиновой сердцевиной.



Император Германии дарит тебе как будущей Императрице Ямато и Императрице России брошь с розовым алмазом и надеется что ты и принцесса Кая будете друзьями.

Редкостный безупречный розовый алмаз 54,5 карата был найден в 1947 г. в немецкой Восточной Африке. Ювелиры Берлина создали брошь и в центр поместили круглый розовый бриллиант. Пять лепестков цветка, листья и стебель выполнены из бриллиантов различной огранки.
Японские промышленники и купцы Константинополя просят тебя принять их подарок-браслет из серебра с рубинами в виде ягуара.


И последнее: Россия дарит Японии от лица Альянса коронную Бенгальскую тиару английской королевы Виктории, которая если ты помнишь, была еще и императрицей Индии. Теперь титул императора Бенгалии перешел к Ямато. Эту тиару надо доставить в Японию и передать моей матери.

- Ваше величество,-Хикэри поклонилась императору,- я благодарю за милость и заверяю Вас, что я и принцесса Кая отныне верные друзья. Принцесса Юкки присутствовала при обряде примирения. Просто,- Хикэри позволила себе улыбнуться,- чтобы стать друзьями, нам надо было хорошо подраться.
- Ваше Величество,- в библиотеку вошел дежурный адъютант,- пришел ответ короля Англии на Ваши предложения по обмену.
***

18 ноября 1992 года
Королевство Англия
Виндзорский замок.
Тронный зал
10 часов 20 минут.



Чхун Ри стояла перед троном короля Англии и с интересом его разглядывала.
Что-то он совсем нервный и сильно перепуганный.
Она долго слушала о величии Англии, о могуществе его предков, о коварстве русских и о предательстве немцами своих братьев по расе. Услышала жалобы на войска в Шотландии и флот блокирующий порты. В конце король сначала долго мялся , но потом все -таки заявил, что Англия принимает условия обмена, но в целях безопасности он помещает ее в гостевые палаты Тауэра.
Значит Тауэр. Я не увижу больше повелителя.
Ри стряхнула руки офицеров охраны подошедших к ней, развернулась и покинула зал.
Король что-то не договорил, но ей было это не интересно.

***
18 ноября 1992 года
Константинополь
Боьшой дворец
спальня императора
22 часа 45 минут


Олег улыбнулся. Искушающе так.
Хикэри как с моста в реку, кинулась прямо на грудь Хикаро. Чтобы прижаться всем телом к его телу, ощутить его желание между своими бедрами и подставить лицо и шею под торопливые и жадные поцелуи. Они победили и это следовало отпраздновать. Немедленно, прямо сейчас.
- Пить хочу, а ты? - спросил царь, вставая с неё.
У девушки все еще плавали перед глазами золотистые круги и совершенно не слушались ноги.
- Неси.
Она лежала, раскинув руки, и смотрела сквозь прищуренные веки, как он лениво потягивается, отбрасывает с лица волосы, шипит себе под нос какое-то ругательство, а потом идет за кувшином с вином.
- Не смотри на меня так жадно, Ольга. Я сейчас вернусь и тебе отомщу.
От хрипловатого голоса сразу начинало подводить живот.
- М-м-м... как именно?
- Страшно.
И начал осуществлять свою угрозу, едва вернувшись под полог над кроватью. Сначала, конечно, дал напиться, но потом принялся слизывать капельки вина стекающие с подбородка, вниз по шее, на грудь и живот, и ниже. Терпеливо ожидая, когда она не выдержит, заелозит пятками по спине и жалобно всхлипнет:
- Ну давай же, ну...
И только тогда вскинул её стройные сильные ноги себе на плечи и вошел в горячую глубину медленно-медленно, не поддаваясь на уже бессвязные мольбы о снисхождении. До конца, до упора, как меч - в ножны.
- Мы бы могли написать трактат об искусстве постельных баталий. Толстую такую книженцию,- императору было хорошо.
- Угу.- Мы прославимся на всю планету, уверена.
Трактат трактатом, но когда горячие сильные руки Хикаро снова и снова стискивали её бедра, когда он был внутри, когда она выгибалась дугой и кричала на пике страсти, то сквозь огненные сполохи внутренней силы ясно видела, как Жизнь отвоевывает назад свои позиции в его испепеленной яростью душе.

Она рухнула на Хикаро, мокрым раскрасневшимся лицом прямо на его часто вздымающуюся грудь, осыпав прядями волос, и только и смогла что недовольно проскулить, когда его член выскользнул наружу. И пришла в себя, лишь почувствовав, как он осторожно водит пальцем вдоль позвонков, рисуя узоры по разгоряченной коже. Какие-то завитки и спирали — между лопатками и на пояснице.
Сладкая истома разливалась по телу. Хикэри сама не заметила, как задремала в ласковом плену мужских рук. И вдруг вздрогнула всем телом, словно испуганный зверек.
- Что? Болит где-то?
- Приснилось... - пробормотала она. - Огонь. Лондон горит... красиво...
Олег крепко прижал девушку к себе, прижмурился от удовольствия, вдыхая горьковатый запах волос, и его тонкие губы изогнулись в довольной улыбке.
- Для тебя, счастье моё, всё, что только пожелаешь. Хочешь пожар — сделаем.
Пепел, как говорится, к пеплу.

***

19 ноября 1992 года
Константинополь
Дворец Огня
8 часов 30 минут


Хикэри нашла Юкки в зимнем бассейне, где та неторопливо наматывала дорожки по воде.
Увидев ее, Юкки вылезла из воды и подошла к ней.
Все таки как на нас действует секс с мужчинами. Она просто расцвела, пропала такая угловатость детская, округлилась фигурка, появилась уверенность и как она твердо смотрит в глаза...

-Сестра, я вспомнила. что у тебя нет приличных украшений для повседневного ношения и взяла на себя смелость заказать ювелирам Большого Дворца что-нибудь приемлемое. Надеюсь ты мне простишь мой вкус. Одевайся и пошли примерять...- Хикэри с удовольствием заметила, что в глазах Юкки мелькнула радость.
Вскоре они поднялись в кабинет Хикэри и она раскрыла небольшой ящичек, доставая оттуда коробочки с драгоценностями.
Итак я заказала тебе кольца:

Золото и платина и хороший изумруд. На кольце выгравировано твое имя.

Золото, изумруд и мелкие бриллианты. Имя тоже написали.


Комплект-- серьги, кольца и колье с изумрудом и бриллиантами.
Себе я заказала колечко:

с сапфиром, рубином и изумрудом. Плюс мелкие бриллианты.
-Сестра я так тебе благодарна,- Юкки действительно была счастлива.
-Отлично, а уши у тебя проколоты?
-Нет...
-Тогда иди в медчасть, проколи уши и приходи на завтрак.
Потом у нас селекторное совещание с императрицей и будем собираться к вылету. В перерыве сборов пообедаем. Мы летим в Дели с промежуточной посадкой в Тегеране. Шах просил меня о встрече. Подлизываться будет...

***

19 ноября 1992 года
Константинополь
аэропорт имени Георгия Великого
15 часов 45 минут.

-Ваше Императорское Высочество!- Командир экипажа отдал рапорт Хикэри,--корабль к полету готов. Докладывает командир корабля гвардии подполковник авиации Гладун Петр Васильевич.
До Тегерана нам лететь примерно полтора часа.
-Благодарю , полковник,- Хикэри направилась к трапу.


Две стюардессы встречают всех как дорогих гостей.
Хикэри, Юкки, Ёкота и ее секретарь (лично отобранный императором из рекомендованных константинопольских японцев) заняли первые кресла. Серебряные фрейлины заняли второй блок кресел. В малом салоне поместились четыре служанки.

Стюардесса закрывает входную дверь. Резко приглушились все доносившиеся снаружи аэродромные звуки, в салоне вдруг становится тихо, дальше только вперед, в небо…
Из динамиков звучит голос командира корабля.
« Ваше высочество Великая принцесса Хикэри, принцесса Юкки и сопровождающие их лица, командир корабля и экипаж от имени Гвардейского авиакрыла гвардии Российской империи приветствуют вас на борту сверхзвукового пассажирского самолёта Су-50, выполняющего спецрейс литера "А" по маршруту Константинополь., аэропорт Георгия Великого--Тегеран, аэропорт имени шаха Хосрова. Полет будет происходить на высоте 18000 метров со средней скоростью 2000 километров в час. Время в пути – 1,5 часа.
Командир корабля гвардии подполковник авиации летчик 1 класса Гладун Петр Васильевич…».
Дальше стюардесса провела стандартный инструктаж о правилах поведения на борту (не курить, не вставать со своих мест во время набора высоты и снижения, не трогать ручки запасных и аварийных выходов, и т.д.), расположении туалетов, пользования кислородными масками и где находятся спасательные жилеты, оборудовании салона и возможностях пассажирских кресел. Рассказала, что в полете будет предложен завтрак и обед по желанию и напитки. Потом попросила привести спинки кресел в вертикальное положение и застегнуть ремни.
Потом включили спокойную музыку.

Через несколько минут все уже ощущали ровный хор трех двигателей сверхзвукового, работающих на малом газу.
Нарастание шума двигателей. Самолёт мягко страгивается, потом, как положено, притормаживает, дальше режим двигателей снова увеличивается и начинается руление.
Наконец, сверхзвуковой выруливает на полосу. Самолёт проезжает какое-то расстояние по оси ВПП и останавливается.
Двигатели выводятся на взлетный. К взлетному режиму самолет подобрался не сразу: мощно увеличив тягу, остановился, по-видимому, на номинальном режиме. Потом звук двигателей снова нарастает, и начинается «грохот», типичный для взлётного режима. Примерно через минуту к «грохоту» стал добавляться новый звук, постепенно увеличивающий его мощь, вскоре превратившись в сплошной громоподобный «раскат». По характеру он напоминал звук старта космического корабля. Стало понятно, что это включился форсаж. Прошла примерно минута работы на максимальном режиме, после чего Су-50 начал разбег.
Понеслись.
Момент отрыва оказался почти незаметен, это стало очевидно, когда в иллюминаторе стали мелькать туманные струи. Сверхзвуковой начал набирать высоту с таким колоссальным углом тангажа, что у Хикэри было полное ощущение, что она сидит в стартующем космическом корабле: ноги выше головы, грохот ревущих двигателей и перегрузка, которая длилась, по ее ощущениям, две-три минуты после отрыва.
Постепенно давление в спинку кресла стало уменьшаться. Угол набора высоты тоже снизился. Набор высоты и скорости проходил на чистом небе в ослепительных лучах Солнца. Наконец сообщили, что самолет набрал положенную высоту в 18000 метров и достиг скорости 2000 километров в час. Сказали, что скоро будет предложен завтрак.


Облачный покров, над которым летели, простирался так далеко внизу, что казалось, что он почти лежит на земле. Особенно это было заметно там, где в разрывах облаков виднелась земля и тени от облаков, почти совмещающиеся с самими облаками. До них – целая бездна пространства, залитая ослепительным светом Солнца. Настолько ярким, что долго смотреть даже вдоль горизонта невозможно. Большое впечатление на пассажиров произвел цвет неба. На высоте 18000 метров темный цвет неба начинался значительно ниже: светло-голубые оттенки вблизи горизонта довольно быстро переходили в фиолетовые. А еще дальше вверх начинала проступать натуральная чернота. То есть купол неба имел черно-фиолетовый цвет.
Довольно скоро после набора высоты разнесли напитки (традиционную минеральную воду, соки и лимонад на выбор).
Хикэри заранее перевела часы на время Тегерана-- плюс 2 часа.
Прошло уже почти полтора часа в полете. Шум двигателей уменьшился. Бортпроводник сообщил: "Наш самолет приступил к снижению. Просьба всем пристегнуть ремни"
Су-50 пошел на снижение.
Внизу был Тегеран
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 458 (+460/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 199
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 3 месяца
Имя: Олег

Пред.

Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 10 гостей