Всякое разное...Это не анекдоты!!!

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#61 Uksus » 03.11.2018, 15:41

КУСОЧКИ СКАЗКИ


Дорога резко свернула влево, и пробиравшийся по кювету Охотник остановился, прислушиваясь к себе. В этом странном месте, вряд ли когда-нибудь видевшем солнечный свет, луну, звёзды и даже перемену погоды, могли подвести зрение, слух, обоняние... Что угодно, кроме того, что называют шестым чувством, предчувствием, интуицией... Оно не обманывало. Во всяком случае Охотника — ни разу. И сейчас оно говорило, что нужно на ту сторону. Но не сразу, а потом, когда ощущение чужого внимания ослабнет...

Сколько продлилось ожидание, сказать было трудно, потому что время здесь тоже подчинялось каким-то своим, неведомым законам, но наконец неизвестный наблюдатель отвлёкся. Почувствовавший это Охотник перекатом, нежно прижимая к груди древнее оружие, чтобы упаси Духи не звякнуло, перебрался через полотно и, свалившись в кювет, снова замер. Теперь следовало подождать. Пусть преследователи пройдут мимо. Преследователи. Охотники. Охотники на редкую дичь. На лешего...

Охотник не любил, когда его так называли. Даже если со всем уважением и с поднесением традиционных даров. Но если уж назвался груздем...


Оно как-то само получилось. Когда-то давно, нагулявшись по свету, навоевавшись и уже успев получить прозвище, он решил уйти в глушь. В леса. Подальше от людей. Так, чтобы видеть их не чаще двух-трёх раз в год. И уехал бы в тайгу, но тут через знакомых, с которыми Знахарь поделился планами, вдруг поступило предложение пойти егерем в заповедник. С одной стороны — и от цивилизации недалеко, с другой — и места достаточно малопосещаемые. Пара деревенек поблизости, райцентр в трёх часах езды — с одной стороны, лес нехоженый-неезженый на многие километры с трёх других...

Подумав пару дней и уточнив некоторые рабочие моменты, Знахарь в конце концов согласился.

Первый год новоявленный егерь осваивался, изучая доверенный ему участок заповедника, знакомясь с коллегами, опекающими соседние участки, и с жителями деревень. Среди последних совершенно неожиданно оказалась бабка-колдунья (потомственная, как, понижая голос до шёпота и делая большие глаза, говорили сельчане). Не верящий ни в чох ни в сон ни в птичий грай Знахарь на это только качал головой, выдавая что-нибудь вроде «Да не может быть!..». И был прав: участковый, заехавший на заимку познакомиться и обсудить некоторые вопросы сотрудничества, услышав про обитающую на подведомственной территории «нечисть», сначала поперхнулся закуской, потом долго кашлял, а когда смог говорить, поведал, что бабка эта — потомственная травница. С медицинским образованием, хотя и средним специальным, а не высшим. И — на сладкое! - участница боевых действий, имеющая правительственные награды. А что деревенские про неё говорят...

Сама «колдунья» появилась через день после участкового — нужно было утрясти кое-какие формальности, поскольку приближался сезон сбора некоторых лекарственных трав (что в заповеднике вообще-то было запрещено), а поставить егеря в известность, что здешняя травница имеет на это разрешение, никто не догадался. Хорошо, Мария Семёновна, как назвалась бабка («а деревенские бабой Маней кличут»), явно основываясь на богатом жизненном опыте, догадалась, прихватив нужные документы, навестить нового егеря.

Этот новый егерь к визиту таких личностей оказался неготов и потому брякнул в ответ: «Знахарь». А когда густые чёрные, несмотря на возраст, брови гостьи приподнялись в удивлении, отчего-то засмущался и торопливо объяснил, что получил прозвище ещё на службе и как-то уже привык к нему.

Они пили чай, рассказывали истории своей жизни, забавные и не очень, и всё время Знахаря не оставляло чувство, что его изучают. Рассматривают, как букашку под микроскопом. Или листик. «Нет, - решил он в конце концов, - что бы там ни говорили, а есть в ней... что-то...»

Когда наконец баба Маня собралась уходить, она уже на крыльце на секунду о чём-то задумалась, а потом предложила через неделю вместе пройтись по лесу, чтобы определить, насколько травы готовы к сбору...


Земля едва ощутимо вздрогнула, и картины прошлого тут же растаяли, оставив после себя чёткое представление, где находятся враги, сколько их, куда двигаются... Добыча приближается. Два вездехода и восемь боевиков. Они движутся по дороге, поскольку это единственное, что получается рассмотреть в свете мощных фар — такое уж у этого Леса свойство. А дорога...

Дорога для всех разная. Для кого-то прямая, для кого-то — с поворотами. Для пешехода она шириной с тротуар — метра полтора, для водителя карьерного самосвала — хватит развернуться. Но это ни о чём не говорит. Например, Охотника выведет в нужное место даже тропинка, а тем, кого он сейчас скрадывает, не поможет и шоссе государственного значения. Правда, они этого не понимают. Пока. А может, и никогда не поймут — не успеют...


Что лес на самом деле нечто большее, чем просто собрание деревьев, кустов и зверья, Знахарь начал понимать меньше чем через год после вступления в должность. Месяцев через восемь. Когда стал чувствовать на себе во время обходов чьё-то внимание. Не враждебное, не дружелюбное, а какое-то задумчивое, что ли? Сначала едва ощутимое. Потом всё явственнее и явственнее. Потом пришли сны. Тоже сначала невнятные, просто наборы цветных пятен разной яркости и формы. Потом через эти пятна начали проступать разные картины: старый могучий дуб, огромный куст лещины, заводь на ручье, поляна... А к концу лета в этих снах Знахарь ощущал себя зверем. Оленем, лосем, медведем... зубром... Всегда крупным, всегда взрослым и всегда — к тайному удовлетворению Знахаря — самцом. Занимался... Когда чем — ел, пил, лизал соль на солонце, метил территорию... Это было... Необычно. А ещё интересно и забавно. И что удивительно, когда приходили эти сны — а такое случалось не каждую ночь — Знахарь вставал наутро полностью отдохнувшим, даже если спал всего пару часов...


Дичь явно где-то чему-то учили: она шла не толпой, а чем-то вроде боевого построения. Впереди по обочинам — двое. В пяти метрах за ними — первый вездеход. За ним - в трёх метрах и тоже по обочинам — ещё одна пара. Далее, опять же в трёх метрах, вторая машина, и замыкала колонну последняя пара. Но эти шли уже ближе к середине дороги, чуть ли не плечом к плечу и почти вплотную к кузову. Двигались медленно, раза в два медленнее среднего пешехода. Люди крутили головами по сторонам, пытаясь что-нибудь разглядеть в окружающей тьме. Безуспешно...


Что кроме леса есть ещё и Лес, Знахарь узнал совершенно случайно. Просто однажды, торопясь домой с затянувшегося обхода и потому не слишком внимательно глядя под ноги, споткнулся и...

После первого попадания, продлившегося не больше минуты, сны изменились. Теперь он оставался в них самим собой, но, побродив немного по лесу обычному, переходил в Лес. Именно переходил, а не попадал случайно. А потом выходил. И продолжалось это, пока Знахарь не решился попробовать то, что узнал во сне, в реальном мире. Когда же получилось, отправился навестить «колдунью» - почему-то у него была уверенность, что баба Маня знает о происходящем и может помочь.

Мария Семёновна гостю обрадовалась. Встретила, усадила за стол, налила отвара из трав по собственному рецепту и только после того, как Знахарь сделал несколько глотков, начала рассказывать.

О так называемых «экскурсиях» - визитах членов дирекции заповедника, сопровождающих чиновников районного, а то и областного масштаба, если не вообще из Москвы.

О том, что к Знахарю «экскурсанты» не приезжали, поскольку и домик у него маленький, и банька одно название, и... И много чего нет, что в понятии «уважаемых» людей обязательно для хорошего отдыха.

О том, что бороться с этим...

Вот здесь случилась заминка. Начав было с банальностей вроде «плевать против ветра» и «плетью обуха не перешибёшь», колдунья — а теперь в старухе появилось что-то, что заставило называть её так без всяких кавычек — вдруг запнулась, помолчала и жалобно попросила поосторожней с проклятиями быть. Особенно рядом с лесом или, тем более, в самом лесу. А то ведь как понаедут... И хорошо, если только изучать, но ведь и за редким трофеем тоже запросто. А когда Знахарь непонимающе нахмурился, напомнила, как тот, возвращаясь от соседа и встретив очередную «экскурсию», пожелал им...

На этом месте Мария Семёновна прервалась и вопросительно посмотрела на гостя. Тот виновато вздохнул и признался, что да, пожелал... Чтоб они в трёх ёлках заблудились. Но при чём тут это?..

А при том, объяснили ему, что «экскурсанты», находясь посередине (что в одну сторону, что в другую - километр) единственной дороги, ведущей от края леса к заимке, ухитрились на ней заблудиться и плутать почти до самого захода солнца, когда наконец не дождавшийся гостей сосед не отправился на поиски...

И это ещё ничего. А то ведь могло проклятых на тёмную сторону затянуть, и тогда...

В общем, разговор получился содержательным. Знахарь узнал много нового не только о лесе, но и о Лесе. Древней сущности, зародившейся в этих местах чуть ли не в эпоху динозавров и пусть медленно, неторопливо, но взрослевшей и набиравшейся разума и могущества. Именно могущества, а не силы, поскольку, к примеру, остановить тяжёлый карьерный бульдозер Лес не мог, а вот взять да и выработать какую-нибудь заразу вроде нового штамма чумы или отраву — запросто. Или заставить растения вырабатывать кислоту, способную упомянутый бульдозер разъесть.

Другими словами, возможности были. А вот с их применением возникали сложности — слишком уж мышление Древнего отличалось от мышления доминирующего биологического вида. В том числе — скоростью. И потому уже не одну тысячу лет Лес подыскивал себе... помощников, партнёров, союзников — тех, кто поможет ему приспособиться к слишком уж быстрому течению жизни окружающего мира...


Дорога закончилась, упёршись в большую круглую поляну, и дичь остановилась, не решаясь идти дальше. Сгрудившись у капота передней машины — вылезли даже водители — они светили фонариками во все стороны и тихо переговаривались, обсуждая, что делать дальше. Они ещё не поняли, что их путь закончен...

Удовлетворённо кивнув самому себе, Охотник выбрался из кювета, лёг на край дорожного покрытия и немного поёрзал, устраиваясь поудобнее...


- Значит, эти сны... - задумчиво проговорил Знахарь, разглядывая узор на застилающей кухонный стол потёртой клеёнке.
- Тест, проверка, - слабо улыбнулась собеседница. - Не знаю, кто и когда подал Лесу такую мысль, но это уже давно. И батюшке моему они снились, и матушке, и мне... - она замолчала, погрустнев.
- Значит, и они...
- Нет, только я. И то лишь частично.
- Почему? - не поднимая взгляда, Знахарь приподнял брови.
- Не женское это дело, - вздохнула травница. - Не слушает нас Лес. Испокон веков так повелось. Леший — это чисто мужская работа. А лешачиха... - колдунья покачала головой.
- Что? - не понял Знахарь.
- Нечисть это. По нынешним временам — можно сказать, сказочная. Вроде кикимор, водяных и прочего. Раньше, когда-то давно, может, и были. А в нашем Лесу уже давно нет.
- А вы тогда кто?
- Травница я. Просто травница... - Мария Семёновна, потрогав стоящий в стороне на деревянной дощечке эмалированный чайник, встала и долила в него воды из стоящей у стены кухни бочки. Затем зажгла газовую горелку и поставила чайник на огонь. И только потом, вернувшись за стол, продолжила: - Правда, зверьё меня не трогает. Никакое. Даже волки в голодную зиму. И травы... Чувствую, где какие созрели. Ну, и ещё — тропинки. Ежели куда срочно надо, обязательно короткая тропка сыщется...
- И в тёмный Лес тоже?
- Только если крайняя нужда случится. И только одна — никого провести не смогу. А вот ты...


«Да. А вот я...» - Охотник аккуратно снял защитные колпачки с прицела и приник к окуляру - оптика в чистом виде. Никаких тебе фотоумножителей, матриц, цифровых зумов и прочего. Всех наворотов — подсветка сетки. И такая же простая винтовка — лёгкая, удобная, небольшая... Старинная... Подарок то ли Леса, то ли предшественника. На всякий случай. Охотник и не думал, что она понадобится. Да, не думал... Но когда эти «научные работники», не найдя за неделю никаких следов лешего, решили его выманить и принялись ломать деревья и убивать зверей...

Строго говоря, стрелять было необязательно. Оказавшись на тёмной стороне, дичь могла выбраться в обычный мир разве что чудом. Но сначала родители, а потом служба приучили Охотника не оставлять недоделанных дел и тем более — недобитых врагов. И потому, прицелившись в голову самого близкого, он тихо скомандовал сам себе: «Огонь!..»

КОНЕЦ


Октябрь 2018г
Санкт-Петербург
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6707 (+6755/−48)
Лояльность: 909 (+909/−0)
Сообщения: 6769
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#62 Uksus » 11.11.2018, 18:59

О богах, ослах и простых смертных


Комната была просторная, совершенно белая и почти — не считая маленького круглого столика в самой середине — пустая.

Впрочем, если попросить, она могла вырастить, например, кресла или диваны, или ещё один столик, или большой стол, или шкафы, или всё сразу. Также она могла создать на любой из стен одно или несколько окон или сделать прозрачной всю стену. Или потолок. Или даже пол. Или стать полностью прозрачной. Достаточно было лишь попросить.

То же касалось и цвета. Только попроси...

- Это хорошо, что ты пришёл сегодня. Посмотришь вживую. А то на записи — сам знаешь.
- А что там у тебя?
- Посмотри...


В центре стола возникла чёрная точка и стала быстро увеличиваться, превращаясь сначала в кружок, потом в круглое затянутое белёсой дымкой окно с тонкой чёрной рамой. И окно это продолжило расти, пока не заняло всю столешницу. Затем дымка стала таять, и сквозь неё медленно проступил находящийся далеко внизу мир.

- Ну и что? Чтобы полюбоваться таким видом, вовсе не обязательно выходить из дома...
- Терпение!..


Когда дымка растаяла совсем, мир в окне вдруг стал быстро приближаться, как будто комната со стоящим в ней столиком падала вниз. Падение это продолжалось недолго — когда всё поле зрения заняла странная идеально круглая туча, оно прекратилось.

- Удиви меня. Скажи, что это природное явление.
- Это зависит от того, что считать природой. Если это понятие включает в себя также и богов...
- Ясно. Можешь не продолжать.
- А зря. Но как хочешь...


Туча приблизилась к окну вплотную, затопила его, потом вдруг исчезла, а внизу открылось идеально круглое поле, в середине которого стоял высокий холм, формой напоминавший то ли колокол, то ли головной убор. В вершину и склоны холма то и дело били молнии.

- Вот это тоже можно смело исключить из понятия природы. По сути — всего лишь результат одного не слишком удачного эксперимента...
- Не слишком удачного?
- Ну-у... Как говорят корифеи от науки, отрицательный результат — тоже результат. А кроме того смертные уже встроили это явление в свою картину мира.
- Вот как?
- Самая распространённая легенда гласит, что место это было создано старшими богами по просьбе одного из младших, а именно — бога Добра. Попросившего что-нибудь такое, что позволило бы небожителям сбрасывать раздражение, вызванное поступками смертных. Наиболее распространённая религия также придерживается этого варианта...
- Хм?!
- Во всяком случае, официально.
- Понятно. А то я уже испугался... А не самые распространённые?
- Здесь всех опережает мнение, что это затычка, закрывающая дыру в Нижний Мир. А молнии бьют в неё, когда какой-нибудь демон пытается оттуда выбраться. То ли пугают, то ли поражают высунувшиеся части демонических тел. Остальные теории — ещё больший бред, однако вполне вписываются в нынешние представления о мире. Во всяком случае бОльшая часть... Но это всё так — общий фон. А конкретно сегодня произойдёт одно событие, которое может иметь далеко идущие последствия.
- Но может и не иметь, так?
- Как получится...

Окошко немного сдвинулось в сторону, и стали видны край поля и пара десятков стоявших довольно тесной кучкой строений. Причём одно из них, явно каменное и со шпилем, расположилось у самого края, а ещё четыре, похожие на длинные узкие сараи, образовали четырёхугольник немного в стороне.

- Это единственная деревня рядом с Полем Грома...
- С чем?
- Смертные придумали. Поле Грома, Гора Грома... Если по горе молнии бьют с интервалом в несколько минут, то по полю — очень редко. Однако же жрецы постоянно рассказывают всем, что ступивший на него рискует навлечь на себя гнев богов. Да и нет на этом поле ничего такого, что могло бы вызвать интерес. Даже трава не растёт. А имущество смельчаков, имевших неосторожность на него сунуться и угодивших под разряд, обращается в пепел вместе с телом...
- ?..
- Нет, конечно. Молнии здесь ни при чём, это уже работают дезинтеграторы.
- Понятно.
- ...А в этом месте от границы поля к горе идёт дорога...


В окошке на несколько секунд появилась ярко-жёлтая полоса.

- ...Конечно, жрецы активно уговаривают не ступать и на неё тоже, но если вдруг попадётся кто-то излишне упрямый...
- И часто попадаются?
- По-разному. Бывает, каждый год, а бывает, за десятилетие никого... Есть легенда, что тот, кто дойдёт до вершины, сможет попросить богов об исполнении трёх желаний. При этом стоит сделать по дороге три шага, и возможности вернуться уже не будет.
- Дошедшие были?
- Нет. И жрецы предупреждают и об этом тоже.
- А сегодня...
- А сегодня постарались боги. Подожди немного, увидишь...


Болий Немий был невысок, кругл и плешив. Уже не молод, но ещё и не стар. Любил вкусно поесть, хорошо выпить и поговорить с интересными собеседниками. То есть с теми, которые слушали бы его раскрыв рот. Ещё любил... пофантазировать, за что носил прозвища Балабол, Трепач, Сказочник и ещё пару таких, которые вряд ли можно употребить в приличном обществе. Имел приятный бархатистый бас, которым мог перекрыть шум от десятка кузниц, и незлобливый нрав, благодаря чему был однажды принят жрецами Всех Богов в орден Идущих Братьев, они же странствующие проповедники, и бродил по землям нескольких владений, восхваляя оных богов и призывая смертных уверовать. Обычно Трепач следовал по давно выверенному маршруту, переходя от селения к селению, от городка к городку, и если отклонялся от него, то недалеко и ненадолго. Однако в этот раз вдруг прервал своё путешествие, развернул влекомую осликом небольшую повозку и направился в Громыхаловку, куда его вот уже третью ночь подряд звали странные сны...

Выехав на площадь — одно название, конечно, но попробуй что-нибудь объяснить деревенским — Болий остановил ослика у колодца, встал на козлах и прокричал, воздев руки и перекрывая долетавший сюда грохот проявлений божественного гнева:
- Лю-у-ди-и-и!.. - подождал немного и повторил: - Лю-у-ди-и-и!..

Дородная баба, развешивавшая мокрое бельё в одном из дворов, обернулась и, прищурившись, посмотрела, кто это там дерёт глотку. Убедившись же, что уши её не обманули, вернулась к своему занятию.
- Лю-у-ди-и-и!.. Истинно говорю ва-ам!.. - видимое отсутствие слушателей Трепача не смущало. Он знал, что голос его прекрасно слышен даже в самых отдалённых уголках построенных для паломников бараков. - Бо-ги лю-у-бят ва-ас!

Брат Куянидий, настоятель громыхаловского Храма Всех Богов, благостно улыбаясь, несколько раз удовлетворённо кивнул: братья, привлёкшие этого пустомелю к служению Вере, поступили абсолютно верно. Явно сами боги послали им эту мысль. Что ж, следовало поддержать их в нелёгком деле несения Света Веры, а для этого...

Жестом послав выжидательно глядящих на него младших жрецов к паломникам, ожидающим своей очереди войти в храм, брат Куянидий неторопливо, со всем возможным достоинством направился на площадь...
- Лю-у-ди-и!.. Внемлите мне!..

Капюшон рясы свалился с запрокинутой головы, и солнечный луч, отразившись от обширной плеши, зайчиком прыгнул на шпиль храма. На самый его кончик. Туда, где был закреплён большой кристалл горного хрусталя, заставив камень вспыхнуть всеми красками радуги. Один из бредущих к площади паломников, случайно глянувший в том направлении, восторженно охнул и рухнул на колени, начав истово восхвалять богов. Остальные последовали его примеру. Новый источник шума привлёк внимание настоятеля, и тот, разобравшись, из-за чего поднялся переполох, решил, что иные заблуждения лучше поддержать... Если, конечно, это заблуждения... А если нет?.. Как бы то ни было, ранее брат Куянидий ничего такого не наблюдал и упоминаний о подобных событиях не встречал. Так что... Так что, повернувшись к горе, поднял руки и вплёл свой зычный баритон в хор восхвалений.

- Хм? Неплохо...
- Даже очень, можно сказать, неплохо. Но, увы, совершенно случайно. Эти неогранённые кристаллы...


То, что возможные слушатели отвлеклись, не смутило Сказочника ни на миг: сколько раз он точно так же воздевал руки на ярмарках, на базарах, даже на перекрёстках и у переправ, когда на них скапливались толпы народа... Пусть сейчас они занимаются своим делом и не обращают на проповедь внимания, пусть! Потом, в тиши, в неге и покое они случайно вспомнят услышанное и...

...И это будет значить, что он, Болий Немий, исполнил свой долг! Указал путь! Объяснил... э-э-э... В общем, не зря орал. И потому:
- Лю-у-ди-и!.. Внемлите, ибо великие боги явили мне свою волю! Указали они мне путь!.. Лю-у-ди-и!..

- Указали путь?
- Обычный сон. Правда, пришлось повторять его трижды, прежде чем данная особь наконец-то сообразила, что от неё хотят.


- Лю-у-ди-и!.. Сказано было мне: «Иди в Громыхаловку! Взойди на гору! Вознеси с её вершины хвалу Нам! И не тронут тебя громы Наши! И будешь ты вознаграждён!»

- Вот мошенник!
- А что не так?
- Ему было сказано прийти в эту деревеньку и объявить, что те, кто осмелится взойти на вершину, получит награду и не будет убит громами. Понимаешь? Те, кто осмелится! А этот...
- А чего не так? Нормальный смертный, нормальная мотивация: а вдруг награды на всех не хватит? Вот и...
- Ну-ну. Посмотрю, как он с козлом разберётся.
- С кем?
- Козёл новой породы. Совершенно необычная шерсть. Недавно вывели. Если использовать в качестве племенного...
- И в чём проблема? Трудно поймать?
- Да нет, поймать-то легко, а вот спустить с горы... Его ж нести придётся!
- Хм... Мне говорили, что в вашей группе собрались экземпляры с довольно своеобразным чувством юмора.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6707 (+6755/−48)
Лояльность: 909 (+909/−0)
Сообщения: 6769
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

Пред.

Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 7 гостей