По ту сторону звёзд. Шевченко Павел

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#1 Evangelion » 15.06.2016, 20:39

Много где слышал про литостровок, но до этого был только на самиздате.

Тема произведения - да, опять EVE Online :). Планета Земля борется за своё будущее. Буду выкладывать главами, если кому понравится и лень ждать, то на самиздате обновляется каждый день. Первая глава готова, вторая почти. День-два и выложу.
Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/

По ту сторону звёзд

Глава 1

Вольный народ. Фронтир. Планета Земля.

Вольный народ - сильные и очень жестокие люди, по большей части являющиеся головорезами, работорговцами или чумазыми с ног до головы шахтёрами, которые добывают руду, просто отрывая руками куски от астероидов. По крайней мере, так считают жители всего остального населённого людьми космоса, которым посчастливилось родиться или поселиться в метрополиях, или на худой конец в одной из крупных промышленных колоний. Все планеты с населением менее ста тысяч человек уже считались фронтиром, так как, если дальше и были ещё какие-то обжитые системы, то людей там было ещё меньше. Исключения, как правило, составляли колонии, потерянные после последней и самоубийственной войны Джоре, которые сумели выжить и развиться в полной изоляции. Примерно раз в столетие кто-нибудь натыкался на одну из таких колоний, и в зависимости от того, кем был капитан - работорговцем, торговцем или просто авантюристом, ищущим приключений на свою пятую точку, и развивался дальнейший контакт между "варварами" и "цивилизованным" миром. Чаще всего аборигенам везло и их посещали хоть и любители поживиться чужим добром, но знающие меру и ещё не совсем растерявшие человеческий облик люди, которые к тому же не умели держать рот на замке. Довольно быстро о новом богатом или не очень мире становилось известно властям крупных государств, и они устанавливали над ним протекторат, вводили в систему крупные полицейские силы и уже через два-три поколения аборигены искренне считали себя гражданами и чуть ли не костяком того или иного человеческого объединения. Но некоторые колонии, похоже, так и не были засвечены дальше того или иного калана, обычно работорговцев, и вот уже не одну сотню лет служили им постоянным источникам дохода, а информацию о координатах мира берегли, как собственные жизни. В одном из таких миров и начинается наша история.

С каждым годом отлавливать "мясо" становилось всё сложнее, а ведь эти люди, проданные на невольничьем рынке, кормили клан Марта уже три сотни лет. Ещё дед нынешнего главы клана сумел наладить бесперебойные поставки товара, по одной-двум сотням в месяц, и ввёл жёсткую систему контроля над тем, кто и что знает о местонахождении этого "рыбного" места. Полных координат не знал никто, вводя их перед прыжком по частям, а Искины были запрограммированы не вести никаких навигационных записей, отключая соответствующий блок ещё в системе Маркан, последней на пути к Земле. Земля... Ещё сто лет назад людишки на этой планете едва копошились у себя на орбите, строя станции с громкими названиями, считая их невероятным достижением науки и техники, а на деле эти "станции" были меньше грузового челнока, стоящего сейчас в третьем ангаре и уже готовящегося к предстоящему рискованному полёту. Да, с каждым годом риск быть пойманным становился всё выше, и даже торчать здесь, за орбитой местного пояса астероидов, всячески прикидываясь одним из пролетавших мимо камней, было уже не комфортно. Последние двадцать лет, когда Эрис уже вовсю хозяйничал в клане, ему стали поступать неприятные доклады, об обнаружении снующих туда сюда беспилотных тягачей, таскающих астероиды помельче к одному из недавно построенных Лунных заводов. И пару раз эти тягачи, в поисках ценных минералов даже умудрялись просканировать Меридон - главный и единственный носитель клана. Эрис, конечно, сомневался, что излучение их маломощных радаров и лазеров проникло не то что за обшивку, а даже за щит, но от греха подальше приказал отойти на максимальное расстояние, доступное для грузового челнока. Ещё дальше, и на обратный путь топлива у него уже не хватит, или скажем так, прилететь то он прилетит, инерцию ещё никто не отменял, но вот времени у него это займет на пару недель дольше. Но больше всего Эрис опасался зарождающегося военного флота Землян, которые уже успели пару раз за это десятилетие пострелять друг в друга. И судя по записям сражения за маленькую красную планетку, что произошло два года назад, их орудия вполне могли повредить, а при большой удаче, даже уничтожить грузовой челнок. Меридону, конечно же, потуги даже всего их флота показались бы лёгкой щекоткой, но раскрывать местным информацию, о том, что кроме них во вселенной есть ещё кто-то, Эрис не собирался. Тогда они точно начнут штамповать свои корветы и фрегаты со всем энтузиазмом, и о так полюбившейся охоте на живой товар придётся забыть. Клан Марта, конечно, не погибнет и найдёт себе другое занятие, но удар всё же будет очень ощутимым. С невесёлыми мыслями о будущем своей семьи и всех, кто на неё работает, Эрис поднялся в рубку. С порога, первая же новость оказалась неприятной. Беспилотных тягачей землян заметно прибавилось. Их было чуть ли не втрое больше, чем месяц назад и все они роились около большого астероида недалеко от Меридона. Похоже, им позарез приспичило дотащить его до своей планеты и сотворить с ним какое-нибудь непотребство, например раскрошить и расплавить, благо астероид был почти целиком из железа. Камень, а точнее, железяка, была в два раза больше носителя и с земными возможностями, они будут тащить её до скончания века. Вторая же новость была скорее не неприятной, а странной, и поскольку Эрис не любил странности, эта новость насторожила его гораздо больше. В двухстах тысячах километров от них медленно проплывал, сложно сказать, что это было, но больше всего это напоминало самый обыкновенный астероид. Вот только за всё время нахождения здесь, ни один астероид не двигался по такой траектории. Около сотни метров в длину и семидесяти в обе стороны, он был, похоже, целиком из какого-то сплава свинца. Усевшись в капитанское кресло, Эрис вчитался в показания пассивных сенсоров и его брови ещё сильнее нахмурились. Что бы это ни было, но подобного раньше он никогда не видел. Астероиды из свинца были не редкость, но чтобы целиком и полностью, такого он припомнить не мог. С червячком страха внутри, Эрис активировал внутрикорабельную связь и, стараясь не выдать своего волнения, коротко бросил фразу, которую уже очень давно никто не произносил на этом корабле: "оранжевый уровень, всем занять свои места".

***

Сергей долго смотрел на экран, практически не мигая, и пытался предугадать действие объекта. Ещё вчера он утвердил план операции, но, несмотря на всю кажущуюся надёжность, он всё равно подсознательно ждал, когда же объект наберёт свою умопомрачительную скорость, а затем и вовсе исчезнет, как это бывало раньше. Хотя, появившись в Солнечной системе, он должен был пробыть здесь не менее десяти суток, а сейчас пошли только вторые, но и такого пристального внимания объект до этого не получал. Возможно они, кто бы они ни были, испугаются и улетят. И тогда начальство его по головке не погладит. Но лучшей возможности узнать, кто же это повадился похищать ни в чём не повинных граждан Евроазиатского интеграционного союза (ЕИС), похоже больше не представится. Атлантический альянс что-то пронюхал, и в следующий раз невольное соперничество может испарить и без того небольшие шансы на успех. Немного подправив угол наклона телескопа, Сергей потёр уставшие глаза, и, щёлкнув переключателем, произнёс то, что от него сейчас ожидали сотни людей за операторскими пультами, за интерфейсами суперкомпьютеров, за рабочими столами, заваленными отчётами и прогнозами, в общем, вся та разведывательная машина Союза, направленная сейчас на одну единственную точку за поясом астероидов. Он произнёс "Начали".

***
Эрис барабанил пальцами по подлокотнику. Псевдо астероид, а это был именно искусственный объект, сомнений быть уже не могло, медленно удалялся от корабля. Он прошёл уже двадцать тысяч километров, так и не приблизившись ближе двухсот тысяч, и примерно через час покинет зону непрерывного сенсорного контроля. Зато три десятка шахтёрских тягачей, наоборот, решили протащить свою добычу в непосредственной близости от Меридона. Каких-то сто километров для космоса ничто, две секунды набора ускорения, или ничтожная доля секунды на полной скорости в одну третью световой. И Эрис не верил в совпадения, а то, что этот астероид приспичило провести в такой близости от носителя, не могло быть случайностью. Похоже, что тайное стало явным, и пора сматывать удочки. Земляне решили поиграть с ним, но он тёртый калач, и не будет ждать, чем всё это закончится. - Давай, Пим, зажигай свою машинерию. Мы уходим, - одна короткая фраза погрузила до этого наполненный гулом капитанский мостик в тишину. Пим, приземистый и широкоплечий мужик отвечал на корабле за работу двигателей, и сейчас все взоры обратились на него. Он крякнул, посмотрел на экран с картой, проследил путь шахтёров, ещё раз крякнул, и, потянувшись, принялся что-то набирать на клавиатуре. Остальная команда, похоже, только сейчас стала соображать, что к чему, и оживлённо заёрзала в своих креслах. Послышались щечки тумблеров и отрывистые команды, и Эрис отметил, что, несмотря на обленившуюся в последние сытые годы команду, свою работу они выполняют всё ещё хорошо. Но Эрис не знал, что как бы хорошо они не выполняли свою работу, время уже ушло. В тот момент, когда факелы двигателей забились неровным огнём, прогревая термоядерную смесь из материи и антиматерии, а кормовые щиты образовали широкий конус, чтобы выпустить бьющееся солнечное пламя наружу, в образовавшуюся брешь впился высоко энергетичный рентгеновский луч. За ничтожное мгновение он продавил хлипкую воронку поля вокруг двигателей, прошил ярко сияющую плазму насквозь и поглотился соплом. Ничем не удерживаемая плазма брызнула во все стороны, прожигая корпус и калеча двигатель, и вообще всю корму. Эрис побледнел и впился в подлокотник. То, чего он опасался, случилось, и случилось в самый неподходящий момент. Астероид, до того тихо мирно летевший прочь от корабля, и зашедший ему условно за спину, сейчас разваливался на куски от всепожирающего пламени. Мощная ядерная или даже термоядерная реакция лишь десятой своей частью пошла на запитку укрытого в его недрах рентгеновского лазера, а оставшиеся девяносто процентов сейчас испаряли всё остальное. Теперь стало понятно, почему он был из свинца, так как единственное разумное объяснение этому - укрыть от сенсоров то, что находится под ним, теперь обрело смысл. Выругавшись сквозь зубы, и прикрикнув на разоравшуюся команду, Эрис стал отдавать одно распоряжение за другим. Во-первых, надо было потушить пожар в технических колодцах, где сейчас расплавленный метал переборок заливал дорогостоящее оборудование. Во-вторых, хоть маршевые двигатели и превратились в спёкшуюся груду металлолома, но экономичные ионники ещё можно было запустить, да и все маневровые, кроме парочки кормовых, отзывались на тестовые команды. Бросив всех свободных людей и дроидов на борьбу с пожаром, Эрис приказал запускать магнитные катушки, которые слабым голубым свечением подтвердили свою работоспособность. Корабль медленно, но уверенно стал набирать скорость. Сто метров в секунду, двести, триста... Но тут на сцену вышла вторая часть актёров, и тактическому носителю Меридон четвёртого поколения стало не до ускорения.

***
Сергей и все остальные ликовали, наполнив укрытую под поверхностью Луны разведывательную станцию шумом и криками. Кто-то вскочил со своих мест, кто-то так оживлёно жестикулировал, что сбил стаканчики с кофе со своих рабочих консолей, и они непривычно медленно полетели к полу. И всё из-за того, что им удалось самое главное. Все аналитики хором утверждали, что на корме, в районе двигателей у них должна быть наименьшая напряженность того странного непроницаемого поля. В противном случае плазма от своих же двигателей хоть частично, но отразиться назад, что не происходило за все предыдущие наблюдения. И что если и наносить удар, то именно по двигателям. Что и было проделано с точностью. Наблюдая глазами последствия взрыва, Сергей уже отдавал команды операторам буксиров. Наступала кульминация.

***
Эрис со злостью и беспомощностью наблюдал за растущим на экране астероидом. Каких-то двадцать секунд. И как этим крохам, до того тащившим его с пешеходной скоростью, удалось за минуту разогнать его до четырёх километров в секунду. - Открыть огонь! Стреляйте же! И маневрируем. Осталось пятнадцать секунд. Нос корабля окутался вспышками и в сторону железного астероида понеслись разогнанные болванки, которые за секунду преодолев разделявшее их расстояние, впились огненными иглами в изрытый кратерами и бороздами железный щит. Естественное строение этого проклятого куска несостоявшейся планеты служило ему отличной защитой. Реакторы, перегруженные во время взрыва, только сейчас смогли выделить энергию на один залп из лазерных установок, на что астероид отреагировал появлением новых борозд, но никак не развалом на куски. Десять секунд. Сместившаяся под действием маневровых, километровая туша корабля просто физически не могла ускоряться ещё быстрее. Этого мало, подумал Эрис, и с замиранием сердца и дыхания проследил взглядом ещё один залп носовых орудий, нацеленных, по возможности, на наиболее вероятное направление разлома, высчитанное Искином. Мгновением позже астероид всё же раскололся в яркой вспышке, прошедшей по его экватору, и стал медленно разваливаться на две неравные половинки. Пять секунд. Приготовиться к удару! Приготовиться к удару! Приготовиться к удару! Эрис зажмурил глаза и вжался в кресло. Времени не осталось.

***
Станция ретранслятор, установленная в кратере одного из крупных и стабильных астероидов, мгновенно передала на лунную базу картинку разрушения с телескопа разведчика. Туннельный, или, как его ещё называли, струнный способ передачи сигналов, требовал только двух вещей - открытого один раз микро туннеля и мощных генераторов на обоих концах. Не позволяя, из-за своих размеров, протащить через себя даже атом, он отлично пропускал электромагнитные колебания в каком-то своём пятом измерении. Сергей особо не вдавался. Ему важен был лишь результат - мгновенная связь на огромных расстояниях. Наблюдать в реальном времени, как объект, похоже, даже успевший обстрелять астероид, скрывается в облаке разрывов, пыли и тысяч обломков, а значит его, Сергея, план удался на все сто процентов, это было... Неописуемо, эйфорийно, круче, чем секс, которого у него уже чёрт знает, сколько не было. Люди, намного важнее Сергея, сейчас довольно улыбались и кивали друг другу с мониторов, а он сам вдруг обнаружил, что жмёт протянутые руки и отвечает на дружеские похлопывания по спине. Всё получилось. Всё, чёрт возьми, получилось! С глупой улыбкой на лице, Сергей откинулся на спинку кресла, хрустнул шейными позвонками и уставился в потолок. Объект, целый он или раскуроченный, как консервная банка, может минуту и подождать. Сегодня Сергей точно получит новое звание.

***
Эрис очнулся в медкапсуле, и долго не мог понять, что вообще происходит. Мозг отказывался соображать, нейросеть не отвечала на мысленные команды, а всё тело так затекло, что первые пару секунд он вообще думал, что ему оторвало голову. Матовая поверхность крышки медкапсулы плохо пропускала свет, и сколько Эрис не всматривался, кроме серых пятен, ничего разглядеть не получилось. Спросить бы хоть у кого-нибудь, что происходит? Тяжёлые мысли тяжело ворочались в покалывающей черепушке, а провалы в памяти очень напрягали. Он помнил удар, когда его швырнуло на ремнях безопасности вперёд, как у него похоже треснуло пару рёбер, и как Пима раздавило между консолью и рухнувшей стеной. Потом, его, вроде бы, куда-то волокли в невесомости, которую он точно запомнил, заблевав себе шлем скафандра изнутри желчью и кровавыми комками. И вот, наконец, он пялится в потолок через полупрозрачный пластик. Из всей этой крайне паршивой ситуации можно выделить лишь один положительный момент - он жив.

Второй раз его разбудил голос, женский и довольно приятный. Интересно, у кого может быть такой голос? Женщин на борту Меридона хватало, парочку он даже пользовал пару раз, но этот был слишком молоденький. - Вы меня слышите, Эрис Ванхабе? Вам ввели стимулятор, вы должны скоро быть на ногах. Кивните, если вы меня слышите. Эрис, решил, что лучше не кивать, голосок этой милашки был так хорош, пусть ещё попросит. Слабые доводы сознания, подсказывающие, что это глупо, он задвинул подальше. Но стимулятор уже разогнал сердце до сотни ударов, кровь быстро доставила чудодейственное вещество в кору головного мозга, и нейроны, наконец, сообразили, что они, оказывается, носители разума. Резко распахнув глаза и не обнаружив над собой серого пластика, Эрис выпустил воздух сквозь сжатые зубы. Челюсть и вообще лицевые мышцы свело судорогой, тело бросило вперёд, и вот он уже сидит по пояс в розовой жидкости, уровень которой быстро падает. Первая осознанная мысль, была о неисправности потолочного светильника, мерцающего и время от времени гаснущего. В неровном белом свете хрупкая фигурка его спасительницы казалась немного жутковатой, дополненная бледным заострившимся лицом. Короткие чёрные волосы, зачёсанные назад, были по мужски засалены и грязны.

- Где все? - первый вопрос дался с трудом, отвыкшие связки скрипели, как заржавевшие петли. Получив на него ответ, что живых всего пятнадцать человек, и сейчас они в третьем ангаре подключают кислородный генератор, Эрис попросил вытащить его из этой отвратительной слизи. Нисколько не смущаясь своей наготы, он обтёрся полотенцем, сделал несколько глубоких вдохов, успокаивая сердце и нервы, и затребовал себе какую-нибудь одежду. Комбинезон и скафандр были найдены и принесены Мерти, а это была она, он вспомнил, как брал себе под крыло медсестричку из вольных, и Эрис стал пробираться, через заваленный мусором коридор. Низкий, практически инфразвуковой гул металла, с постоянными поскрипываниями и треском сообщал, что дела плохи. Пройдя пару относительно целых палуб, где даже работало освещение, и, о чудо, гравитация (а невесомость Эрис не переносил), он дошёл до лифтовой шахты. Точнее, бывшей лифтовой шахты, так как сам лифт был перекошен и наполовину выбит из неё наружу. Протиснувшись под ним и уцепившись за скобу лестницы, он пополз вниз на добрых двадцать метров, где выбравшись из технического люка, оказался на третьей ангарной палубе. Вид открывшийся ему, удручал. Все ворота, от одного конца до другого, были покорёжены и угрожающе вдавлены внутрь. В двух местах, похоже, были пробоины, но сейчас они были заварены квадратными листами железа. Маленький ремонтный дроид копошился в углу, перебирая какие-то куски, а справа, возле шкафов с оборудованием, толпились люди. Они не сразу его заметили, поглощенные кто чем: раскопками в кофрах с запчастями, матерным ремонтом какой-то двери с помощью кувалды, просто сидением в углу с отстраненным видом. Всего пятнадцать человек, одна десятая от команды Меридона... Заслышав его шаги, люди обернулись и с кислой радостью принялись его приветствовать. Брат Пима, Селер был мрачнее тучи, но то, что он выжил, было большой удачей. Если эта груда металла и могла сейчас поддерживать жизнь, то только благодаря ему. Лучший инженер, шестая категория, починит даже то, что не сломано. Отец Эриса купил его и брата на рабском рынке у конкурентов ещё подростками, и всю жизнь растил их как верных помощников. И сейчас бывший, правда, уже очень давно, раб, явно тяжко переносил потерю лучшего друга, а по совместительству, брата. Но он нашёл в себе силы рассказать и даже показать на работающем экране, как обстоят дела. Видео столкновения с астероидом, записанное парочкой не пострадавших внешних камер, было просмотрено молча. Двух километровый железный убийца, уже развалившейся на куски, зацепил Меридон вдоль всего правого борта. Видимое даже невооружённым взглядом поле, словно крышка той медкапсулы, укрыло корабль. Удар на скорости в четыре километра в секунду не оставил бы от них и следа без защиты, но матовый кокон сопротивлялся ему целую секунду. Получив такой кинетический удар, огромный корабль отбросило, как детскую игрушку, щит, не выдержав, лопнул, и с чудовищными перегрузками металл стал рваться, как ткань. Несколько крупных кусков астероида разлетелись во все стороны, но тысячи отколовшихся догнали кувыркающуюся тушу и засели в нём, как пули. Дёрнувшись, когда на видео гордый профиль носителя, напоминавший, ещё секунду назад, сокрушительный молот, развалился на части, Эрис кивком приказал Селеру выключить этот фильм ужасов. Несколько минут он просто стоял, в неподвижности смотря сквозь все переборки и стены в вечность, а затем, стряхнув оцепенение, начал бурную деятельность.

Когда люди без сил стали валиться на палубу, он дал добро на перерыв. Пускай лучше час отдохнут, чем будут прикручивать одну гайку по полчаса. Выбраться из Солнечной системы не представлялось возможным. Выброшенный сквозь закрывающиеся в момент катастрофы ворота, грузовой челнок, похоже, погиб в потоке камней. Двигательная установка болталась сейчас где-то на параллельной траектории, и, в добавок ко всему, Меридон был единственным кораблём клана. Точнее, он был их домом вот уже триста лет. А значит никто, даже передай они сигнал бедствия, на помощь к ним не придёт. Конкуренты, получив его, только порадуются их неудаче. А земляне... Они придут не спасать их. Уж в этом Эрис был уверен. Поэтому, первое, что он приказал сделать, это забаррикадировать все возможные подходы к ангару и найти любое целое оружие. Хоть кухонный нож тащите, лишь бы ещё один его человек мог оказать сопротивление. Им, кровь из носа, нужно будет убедить напавших, что цена информации слишком велика, и с ними лучше вести переговоры. Если ещё сутки назад Эрис планировал не дать землянам узнать о том, что за их порогом целый космос, населённый другими людьми, то сейчас он планировал продать эту информацию как можно дороже. Уж лучше быть маленьким корольком среди варваров, чем трупом в обществе таких же 'цивилизованных' людей, как и ты.

***
Больше всего Сергей и его команда удивились практически полному совпадению их атмосферы с нашей. Спектры мгновенно замерзающих, белёсых фонтанов, бьющих и десятка мест, однозначно показывали о схожести наших метаболизмов. Меньше впечатления на него оказал бы результат, сообщавший, что дышат они чистым хлором. Но хоть это и было интересной научной загадкой, которую ещё предстояло разгадать, но главным сейчас все считали спасти как можно больше целых, и не очень, деталей корабля. Никто и не думал, основываясь на компьютерных моделях их защиты, что астероид нанесёт такой урон. Максимум, на что рассчитывали баллистики и физики, была перегрузка и уничтожение всех источников энергии с невозможностью продолжать ускорение. Тогда бы весь корабль оказался у людей в руках, а уж что с ним делать, долго думать бы не пришлось. Но расчеты в очередной раз доказали всем, что доверять им слишком сильно не стоит, и начальник управления долго ругался, дойдя чуть ли не до рукоприкладства, выгнав пинками команду, ответственную за вычисления, из кабинета. Потом он целых десять минут, молча, смотрел на Сергея, сверля его взглядом, пока, наконец, не открыл тумбочку и не бросил на стол новые погоны, с ещё одной звёздочкой майора. Радость от, в целом, удачной операции при этом куда-то улетучилась, и Сергей понял, что ему ещё пахать и пахать, что бы доказать Борис Анатольевичу правильность его сегодняшнего решения. Подтверждение этому не заставило себя ждать и фразой 'ты летишь туда и делаешь всё, чтобы мне не пришлось лететь туда' Анатолич, как ласково назвали его сотрудники, отправил Сергея в долгое путешествие.

***
Первый звоночек тревоги, подтверждавший, что рассуждения Эриса об их дальнейшей судьбе, были правильными, прозвенел на вторые сутки. Подключив по проброшенным ремонтниками цепям сенсоры с седьмой палубы, Искин тут же сообщил об обнаружении двух кораблей, сопровождающих их. Держащиеся на приличном расстоянии в сто тысяч километров, они явно учли скорость полёта снарядов главных орудий Меридона, а от лазеров защитились очень необычным способом, разбросав целое облако светоотражающих элементов вокруг кораблей. Наверняка это сильно мешало их собственному обзору, но жить захочешь, и не так раскорячишься. Пока что они не спешили приближаться, и считали, что инициатива в их руках. Ну что ж, в целом они были правы, но кое-что всё же можно было сделать. Селер, стоящий рядом, словно прочитав мысли капитана, хмыкнул и пошёл в сторону бокового коридора, соединявшего ангар с ячейками дронов. Меридон, всё-таки, был тактическим носителем, и хотя, большинство оборонительных дронов было продано ещё предыдущими владельцами корабля, но с десяток всё ещё пылился в ожидании, когда их используют по назначению. Через час семь машин было вывезено по небольшим рельсам, проложенным по палубе, и снято со своих креплений. Их основное оружие, маленький курсовой лазер, был предназначен для уничтожения крупных противокорабельных ракет, и обычно тактические носители только тем и занимались, что прикрывали эскадру, в состав которой входили, от этого вида оружия. А поскольку корабли землян были не прочнее, чем пресловутые противокорабелки, то стоило попробовать пощипать их, добавив себе веса на переговорах.

***
Сергей маялся от скуки уже вторую неделю. Гефест, скоростной транспорт разведки, тащился в пояс астероидов, как беременная черепаха. Зная, что кто-то во вселенной может пролететь то же расстояние за час с небольшим, становилось тошно. Первые два дня на корабле он развил бурную деятельность, раздавая указания направо и налево, но постепенно становилось понятно, что 'часть два', отколовшаяся от объекта, не показывает признаков жизни и просто дрейфует куда-то в сторону Сириуса, куда доберётся через несколько сотен тысяч лет. Корветы 'Бойкий' и 'Смелый' прощупывали его радарами круглые сутки, но всё, чего они добились, это вдоль и поперёк изучили внешнее строение этого куска. С той стороны, где у него когда-то были двигатели, помимо явно технических кабелей и труб, можно было наблюдать десяток чего-то, похожего на пешеходные тоннели, сейчас оборванные и покорёженные. Не обладая достаточно хорошей оптикой, экипажам не удалось рассмотреть какие-нибудь внутренние мелкие детали, но и увиденного было достаточно, чтобы сделать определённые выводы. Кто бы ни построил этот корабль, он был двуногим и, скорей всего, прямоходящим, так как в одном месте отчётливо была видна деталь, которая не могла быть ничем иным, кроме лестницы. Каких-то иллюминаторов заметить не удалось, но в нескольких местах опредёлённо были люки, а в одном и вовсе большая перегородка, напоминавшая классические ангарные ворота. По высоте люков прикинули высоту существ, и они оказались ничем невыдающимися середняками, коих было большинство среди самих людей. Ну, хоть не будем цеплять макушками потолок, подумал Сергей, и что бы хоть как-то занять себя, принялся читать второстепенные доклады, которые до этого он благополучно откладывал в самую далёкую стопку. 'Атлантический альянс перебрасывает к Марсу дополнительные силы'. Далее шло перечисление этих сил, что только подтверждало, что ни они одни такие умные и американцы тоже хотят поживиться инопланетным добром. 'Павел Минский считает, что основным способом перемещения между звёздами у наших гостей не является туннельный переход, что подтверждает отсутствие эффектов, присущих явлению, а также практически доказанная невозможность создать туннель без стационарных генераторов'. Сергей был знаком с Павлом, и был склонен ему доверять, что только подогревало интерес к чужой технике, хранящей в себе так много секретов. 'Большой конгресс независимых государств осудил применение в Марсианском инциденте запрещённых вакуумных бомб, о чём недавно стало известно журналистам'. Ну вот, уже политика пошла, а она Сергея совсем не развлекала, и потому он отбросил папку с бумагами обратно в дальний угол. Ничего, осталось подождать какие-то три дня, и они будут на месте. Двести пятьдесят отборных громил из космического корпуса и бессчетная толпа разномастных учёных и техников. Первым отводилась роль дезинфицирующего раствора, которые или скрутят, или уничтожат (что нежелательно) всех оставшихся обитателей корабля, если таковые вообще найдутся. Вторым предстояло тщательно изучить под микроскопом каждый сантиметр обеззараженной внутренней поверхности. Цацкаться и играть в мир да любовь с ними никто не собирался.

***
Последний раз редактировалось Evangelion 15.06.2016, 21:28, всего редактировалось 1 раз.
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 4 месяца
Имя: Шевченко Павел

#2 Evangelion » 15.06.2016, 20:40

Эрис смотрел на третий приближающийся корабль, и гадал, как много солдат, тот может на себе тащить. Выходило очень много, что не радовало, но козырь в виде дронов придавал некоторой уверенности. Пришло время подать голос, и сообщить будущим мародёрам, что этот дом всё ещё населён и вещи безнаказанно выносить никто не позволит. Кивнув одному из людей, сидящим за импровизированным командным пультом, Эрис начал свою речь. Не сказать, что бы она была сильно внушающей, но угрозу в ней должны были прочувствовать, даже после прохождения через переводчик Искина. Посланная на стандартной земной радиочастоте, угроза достигла явно нужных ушей, и медленно ползущий транспорт поспешно ушёл под защиту одного из своих военных кораблей. Что, не ожидали застать здесь живых? Ну, вот они мы, правда, вы нас не видите, но если вы попытаетесь приблизиться без разрешения к кораблю ближе чем на сто километров, то будете уничтожены, и да поможет вам ваш так часто поминаемый господь.

***
Сергей ещё раз прослушал мелодичный женский голос, сообщивший им на чистом русском, что, дескать, они не желанные гости внутри. Странный голос они выбрали, чтобы донести своё предупреждение, какой-нибудь роботизированный и механический навёл бы ужаса на поймавших сигнал связистов с гораздо большей скоростью. Сергей опять скривился, вспомнив, с какой поспешностью они отскочили в бок под мамкину юбку, и как это выглядело со стороны. Наверняка даже на Земле решили, что у нас тут у всех коленки тряслись. За две недели полёта уже было достоверно выяснено, что орудий в этой части корабля не сохранилось, по крайней мере, похожих на те, которыми они отбивались от астероида. Но, мало ли укрыто у них под обшивкой, и Сергей, прошипев капитану, что он его под трибунал пустит, заставил того отдать команду на отступление. Всё же именно Сергей отвечал за безопасность людей при первом контакте, и лучше перестараться, чем потом кусать локти. Мерно расхаживая по мостику, взад вперёд, он с тщательностью книжного редактора, выбрасывал из своего ответа на послание 'нелитературную' речь и прочие эмоциональные обороты. Потребуем от них безоговорочной сдачи, доступа на корабль, приправим всё это намёками на то, что мы всё равно рано или поздно окажемся на корабле, и лучше мирно и рано, чем со стрельбой и поздно. Взвесив сообщение в уме, и посмаковав его на языке, Сергей решительно подошёл к пульту связи, отстегнул от портативного диктофона кристалл памяти и отдал его связисту. Посмотрим, так ли они круты сейчас, как хотят показаться.

***
Эрис бежал по коридору. Всё с самого начала пошло наперекосяк. Переговоры закончились, так толком и не начавшись, и на ультиматум землян он уже не успел ответить. Когда по ангару прошла дрожь, Эрис резко обернулся. Малые ангарные ворота, меньше пострадавшие от удара, со скрипом сдвигались в строну. Ещё не успев попрощаться с жизнью, Эрис с облегчением разглядел мерцающую силовую плёнку, удерживающую воздух в ангаре. Тут же до него дошло, что кто-то без его санкции открыл их, и уже собираясь разразиться гневной тирадой, он получил сильный удар куда-то в область затылка. Стремительно надвигающийся пол больно припечатал его лицом об себя, и на мгновение приглушил все звуки и свет. Очухавшись в луже собственной крови, Эрис пошевелился, и опершись на руки, попытался встать. Никто его не остановил, что придало ему уверенности, и рывком поднявшись на колени, он огляделся. Все члены его маленького экипажа собрались здесь: кто-то понуро стоял, стараясь не смотреть в его сторону, кто-то с азартом в глазах жестикулировал у командного пункта. Один, тот кто на самом деле должен был находиться за консолью, валялся с разбитой головой, а его место занял сам Селер. Не долго думая, Эрис достал из внутреннего скрытого кармана ручной игольник и сделал два выстрела. Не защищенное армейским скафандром тело выгнулось дугой, пробитое двумя иглами, которые только по счастливой случайности не зацепили аппаратуру. Все сразу кинулись врассыпную, выхватывая таскаемое с собой оружие, от таких же игольников, как у него, до тяжелых штурмовых разрядников, невесть каким путем оказавшихся на корабле. Но первый страх быстро прошёл и, сообразив, что продолжения стрельбы не будет, они в растерянности опустили оружие. Кто-то со злостью, кто-то со стыдом, а кому-то, судя по их взгляду, и вовсе было безразлично, но все они смотрели на него и ждали развития событий. Всё еще стоя на коленях с поднятым игольником Эрис настороженно вглядывался в лица своей семьи, своей команды.

- Я надеюсь, вы не успели натворить глупостей? - сплюнув кровь, спросил он. Молчание длилось не долго и стоявший ближе всего техник со злостью прошипел: 'они должны были заплатить'. Значит успели, с мысленным стоном заключил Эрис, и с гудящей головой поковылял к консоли. Безразлично спихнув с сиденья труп своей бывшей правой руки, он впился взглядом в картинку, поступающую из космоса. А там шёл настоящий бой в миниатюре. Первый из кораблей землян догорал в вихре обломков, кружившихся вокруг него, как кровь раненой рыбы. Второй вертелся, как волчок, вокруг своей оси, яростно отстреливаясь какими-то скорострельными, но маломощными орудиями. Вокруг него, словно мелкие хищные птицы, кружили четыре оставшихся дрона. После такого договориться с землянами уже не удастся и Эрис забегал глазами по экрану, в поисках последнего участника разыгрываемой драмы. Он искал транспорт, и ужасом обнаружил его в каких-то двух сотнях километрах от Меридона, заходящего по широкой дуге и сбрасывающего скорость. Несколькими быстрыми командами он выделил двух дронов и определил им новую цель, но на преодоление расстояния, отделявшего их от неё, уйдёт не меньше трёх минут, а за это время транспорт успеет не просто пристыковаться к обшивке, но и зайти в ангар по всем правилам докеров, плавно опустившись на палубу. Выругавшись, Эрис повернулся к отслеживающей его действия толпе.

- Кто-нибудь из вас хочет спасти свою шкуру, раз уж клятва верности для вас ничего не значит? срываясь на крик, Эрис демонстративно водил игольником из стороны в сторону. 'Это для тебя она ничего не значит, это ты стал болтать с этими уродами, которые убили всех наших друзей, и сейчас мы их наказываем', читалось в их глазах, но рты были по-прежнему угрюмо сжаты.

- Раз так, то уходим во второй и третий коридоры. Ты, готовься взорвать здесь всё, устроим нашим гостям сюрприз, и пусть обломками завалит весь ангар. Тогда им придётся дольше пробираться, а к тому времени должны подоспеть наши маленькие жалящие насекомые. Зададим им хорошую трёпку, ребята! Поднять боевой дух солдат, хоть они ими и не являлись, показалось Эрису необходимым, к тому же его пафосная речь слегка разрядила обстановку. Люди закивали и потянулись тонкой и ужасно короткой змейкой в заранее подготовленные коридоры. У них было две недели вынужденного безделья, которые они заполнили превращением маленькой части корабля в настоящую крепость. До стрельбы, которую так не любил Эрис, считая, что со всеми можно договориться, оставалось несколько минут.

***
Сергей был пристёгнут крест-накрест и стоически терпел навалившуюся перегрузку. Похоже, владельцы корабля не соврали, что ещё в состоянии побороться. Первые пару секунд боя это стопроцентно доказали. Поначалу никак не отреагировав на посланный ультиматум о сдаче, инопланетяне неожиданно открыли небольшой люк, до этого не замеченный, и оттуда размытыми пятнами, один за другим, вылетели семь кораблей. Размером с небольшой ангарный погрузчик, они невероятно быстро приблизились, и уже через две минуты атаковали 'Бойкого'. Не различимые глазом лазерные вспышки прошивали казавшуюся крепкой корабельную броню насквозь, а их скорострельность не оставляла корвету и шанса. К тому же облако специальной фольги, по идее защищавшее от чудовищных лазерных орудий корабля-матки, на таком близком расстоянии никак не помогало. Но 'Бойкий' всё же оправдывал своё название, и практически сразу заговорившие гаусы, сделали своё дело. Раскрутившийся корабль старался подставлять под прожигающие вспышки каждый раз новый кусок композита, и уже через минуту стал похож на изъеденный кратерами астероид. Мелкие обломки по инерции закручивались вслед за местом, откуда их оторвало, и это неожиданное препятствие послужило дополнительной, хоть и жалкой защитой. Героические действия экипажа и стечение обстоятельств дали время на подход 'Смелого' и он тут же вступил в бой. Попасть из гауссовых пушек по юрким корабликам оказалось ой как не просто, и из семи огонь продолжали вести пятеро. Один удачный выстрел по слишком долго идущему одним и тем же курсом дрону, сократил их число до четырёх. Оставив в покое истерзанную стометровую тушу 'Бойкого', враг принялся за новую цель. В этот момент Сергей впервые почувствовал навалившегося на него слона. Капитан транспорта, здраво рассудив, что и 'Смелый', скорей всего, не уничтожит всех врагов, и что следующей целью будем мы, принял единственно верное решение. Он повёл корабль туда, где его уничтожение было или уже бессмысленным, или могло нанести вред своим же. Он повёл его на стыковку с удаляющимся источником всех проблем.

И вот теперь Сергей, прикусив от очередного резкого манёвра язык, ждал спасительного лязга металла о металл. Отсчитывая про себя секунды, на тридцать седьмой он, наконец, его услышал. Вначале, хорошо слышимый удар, а затем едва ощутимое шипение. Это означало, что магнитные присоски не сработали и теперь в дело вступили маневровые двигатели, подводящие корабль вплотную к обшивке. Выдвинувшиеся роботизированные руки подрывом высокоскоростной взрывчатки буквально вколотили захваты в корпус, и теперь автоматический резак попробует на зуб прочность чужого сплава, который, кстати, так и не удалось определить. На удивление легко поддавшийся верхний слой быстро стёк и затвердел небольшими шариками, а под ним обнаружилась какая-то пористая структура, очень неохотно рассыпающаяся чёрным порошком. Время истекало, капитан уже сообщил по внутренней связи, что их полёт не остался не замеченным, и что всем лучше быть наготове. Сергей, в окружении бойцов корпуса, одетых в синие жёсткие скафандры, нервно топтался на месте, то и дело, посматривая на экран с картинкой с внешних камер, где в ярком сиянии резак доламывал чёрную внутреннюю стенку. Наконец, с вырвавшимся потоком воздуха, неровный квадрат отлетел в сторону, ударился о край транспорта, и стал ещё одним обломком, болтающимся вокруг чужого корабля. Не дожидаясь команды, сержант дёрнул рычаг, и, подчиняясь аварийной команде, шлюз отстрелил внешний люк. Заранее откаченный воздух лишь замёрз небольшими снежными хлопьями и слегка подтолкнул толпящихся в грузовом отсеке людей. Пятёрками, бойцы влетали в ярко освещенный со всех сторон огромный ангар и занимали круговую оборону прямо там, где приземлились под действием местной силы тяжести. Пока в них никто не стрелял, и вот уже добрая сотня бойцов расползлась во все стороны. Уж лучше б стреляли, подумал Сергей, как раз выпрыгивая из земного корабля. Когда такой радушный приём, жди какую-нибудь особенно неприятную пакость. И только стоило ему об этом подумать, как под потолком сработало несколько взрывных устройств, и сверху посыпались целые куски, весом далеко за тонну. Одновременно с этим подобные же устройства сработали под полом, выворачивая десятки квадратных метров и унося с собой десятки жизней. За какие-то пять секунд от ворвавшихся внутрь команд осталась едва ли половина. В безвоздушном пространстве поражающий эффект обычной химической взрывчатки был в разы слабее, но и этого хватило. Какофония на переговорных каналах, крики и стоны раненых смешались в один, наводящий ужас, шум.

Сержанты подразделений, что ещё только вплывали в ангар, лишившийся как освещения, так и гравитации, быстро взяли бойцов под контроль, и стали срезать резаками петли сразу с нескольких закрытых люков. Поводя стволами из стороны в сторону, солдаты нервно перешучивались по рации, кто-то оттаскивал раненых и убитых в дальний конец, где уже вовсю работали медики, и вызвавшиеся добровольцами учёные биологи. Остальная толпа, как могла в невесомости, вжалась в пол за импровизированной баррикадой из упавших обломков, окружённая бойцами в синем со всех сторон. В этот момент в дыре в стене, откуда все появились, что-то полыхнуло, и жаркое пламя воровалось внутрь. Транспортный корабль был превращён в несколько негерметичных кораблей поменьше и теперь медленно отплывал в сторону. Капитан так и не успел покинуть его, до последнего передавая информацию о ходе боя, где, как ни странно, 'Смелый' всё ещё был жив, и даже сумел разобраться с раздиравшей его, сворой. Теперь он ковылял в их сторону, с трудом набирая скорость, и периодически постреливая из курсовых орудий, правда, без всякой надежды попасть по оставшимся двум дронам. Наконец, петли были срезаны и, немного отодвинув ломами дверь, внутрь тут же были просунуты камеры. Подсветив непроходимые завалы впереди по коридору, на этот раз пехотинцы не стали рисковать, и озлобленные такими чудовищными потерями, забросали из подствольников плазменными гранатами, всё, до чего дотянулись. Жаркое, самоподдерживающееся пламя, слизало ближайшие баррикады, но дальше не пошло, быстро теряя в вакууме силу. Тактические компьютеры засекли движение, что подтверждало искусственность всех этих завалов. Но враг действовал осторожно и не спешил стрелять по просунутым внутрь, сквозь щель, устройствам. Он ждал и, похоже, всё ещё надеялся если и не победить, то свести эту бойню к пату. Несколько десантников стали собирать из тащимых за спиной деталей небольшую пушку, приспособив под прикрывающий её щит удачно лежащие то тут, то там, ровные квадратные железные листы. Когда она была готова, её установили точно перед дверью, и на счёт три два солдата резко распахнули тёмный проход. Пушка успела сделать только один выстрел, тяжёлой полимерной болванкой, которая на скорости в несколько километров в секунду прошила всю баррикаду, вызывая при ударе настоящий огненный вал из расплавленных кусков. В следующее мгновение ответный выстрел странного оружия, смёл этот, довольно серьёзный аргумент землян, как пушинку. Маленький, искрящийся и очень яркий шарик, врезался в неё, и даже в разреженной до предела атмосфере, пушку отбросило назад к самой стенке. Вслед за первым, в ангар вплыли ещё с десяток шаров, раскидав и, кажется, убив нескольких зазевавшихся солдат, но в целом не причинив большого вреда. Переждав этот странный обстрел, десантники решили использовать последний довод, и активировали своих маленьких дружков, которых они ласково называли щеночками. Рванувшись по указанному направлению, эти биомеханические камикадзе, ловко перепрыгивали через острые куски, цеплялись за стены гибкими конечностями, и гибли один за другим под ураганным огнём, открытым засевшими в коридорах существами. Маленькие острые иглы пробивали их насквозь, отрывали лапы и распарывали животы. Но каждый пехотинец нёс собой двоих таких ребят, и сейчас две сотни роботов ломились настоящим шевелящимся ковром вглубь этих проклятых тоннелей. Вскоре, среди приглушённого, словно придавленного подушкой, грохота, послышались первые хлопки - это покалеченные, но всё же добравшиеся до противника четырёхлапые мины, подрывали себя, не в силах причинить вред каким либо другим способом. За минуту выстрелы совсем стихли, и напряжённые до состояния транса бойцы, осторожно стали продвигаться внутрь. Механические псы сделали своё дело, заплатив сотней жизней за победу, и сейчас, по данным, поступающим на тактические компьютеры, продолжали преследование нескольких уцелевших врагов. Передав им команду больше не подрывать себя, сержант недовольно посмотрел на Сергея. Это была его инициатива, и всю ответственность он теперь брал на себя. Но раз уж получилось сломить их сопротивление, то стоило попытаться взять кого-нибудь живым. Пройдя сотню метров по тоннелю, первые десантники стали натыкаться на изуродованные трупы в плотных облегающих скафандрах. Сергей и пару самых смелых учёных, уже подбегали к ним, когда наклонившийся солдат сумел, наконец, снять с одного тела шлем. То, что они увидели, повергло всех вокруг в настоящий шок.

***
Эрис бежал по коридору. Раненая рука сильно болела, скафандр буквально приварился к коже, когда на него брызнуло расплавленным металлом. Мешанина металла и пластика, которую они гордо называли баррикадой, так и не пригодилась. Мелкие дроиды, о которых Эрис до того и не подозревал, оказались на удивление проворными. Им эти завалы, что вода для рыб. Уж лучше б тоннель был пуст, тогда можно было вести сплошной огонь, а этим тварям не было за что зацепиться. К тому же, после выстрела осадного орудия, будь оно проклято за обожжённую руку, на протяжении всего тоннеля в защите образовалась приличная дыра, через которую вполне пролез бы и ящеропод из джунглей Маркана. Отбросив бесполезный пустой игольник, Эрис, расталкивая остальных, рванулся к противоположному выходу. На его глазах, один из сражающихся подпустил дроида слишком близко и тот вцепился ему в ногу. Закричать раненый не успел, так как последовавший тут же взрыв оторвал ему всё хозяйство по пояс. Тут же, ещё два хлопка подряд толкнули Эриса в спину, и он упал на застывшего в параличе молодого парня, кажется, его звали Бишеп, у которого в глазах плескался мутный и неконтролируемый ужас. Только это запомнил Эрис, оттолкнувшись от безвольного тела ногой и помчавшись дальше. Через десяток секунд, выскочив из выломанного попаданием снаряда, люка, он резко свернул вправо и побежал к выходу из лифта. Ещё более покореженный, чем шахта, ведущая в третий ангар, вертикальный тоннель встретил Эриса густой темнотой. Разбитые технические светильники иногда потрескивали, озаряя вспышками потного и запыхавшегося человека, спускающегося по лестнице на палубу ниже. По идее, тут должна была стоять непереносимая вонь от скинутых сюда трупов членов команды, погибших ещё две недели назад, но сейчас весь воздух выдуло из корабля в прорезанную землянами дырку. Туда же унесло Селера и того парня. Почему он не может вспомнить имя того парня?.. Перебирая руками и стараясь не поскользнуться на обледеневших ступенях, Эрис тяжело всасывал воздух. Давно было пора сменить кислородную капсулу, но останавливаться он хотел ещё меньше, чем задыхаться. Неожиданно, мимо него пролетела извивающаяся тушка земного дроида, который даже так пытался ухватить его острыми зубами. Отчаянно колотя ногой в заевший люк, Эрис буквально повис на одних руках. Наконец, тот поддался и со скрипом отодвинулся на достаточное расстояние. Юркнув в образовавшуюся щель, Эрис, с полыхающими огнём лёгкими, навалился всем телом, задвигая его обратно. Когда проход был закрыт, он без сил сполз по стене и, колотя руками по бедру, нащупал небольшое уплотнение. Сдавив его, и тем самым заставив материал раскрыться, он пальцами вытащил почерневшую таблетку, и, достав из поясного отделения новую, вставил её на место. Ткань срослась вновь в единое целое, а в шлем хлынул живительный поток кислорода. Отдышавшись, Эрис пытался сообразить, что делать дальше. Нужно найти целый отсек, и запереться там, возможно его найдут не сразу, а там уж бой закончится, и его не убьют просто так, в адреналиновом угаре.

***
Сергей организовал временный штаб прямо тут, в огромном ангаре, где ещё два часа назад шло сражение. Приспособив перевернутый шкаф под стол, он установил на нём переносной армейский вычислитель, куда заносил теперь доклады младших офицеров и сержантов. Потеряв семьдесят три человека убитыми и пятьдесят два ранеными, его маленькая армия всё же захватила это инопланетное чудо техники. И сейчас он как раз смотрел на одного из бывших его хозяев, молоденькую, возможно, даже младше его, девушку. Её нашли час назад в одном из отсеков, где та храбро пиналась и даже кусалась, но была со всей возможной нежностью нейтрализована хохочущими бойцами. Адреналин схлынул, солдаты остались живы, эндорфин выплеснулся в кровь, и тут такая цыпа бросается в них колбами и пробирками. Думаю, они её не изнасиловали только по причине недоступности основного предмета насилия. В этой военной скорлупе даже помочиться проблематично, не то, что вытащить что-нибудь наружу. И больше всего Сергея смущало, как он будет докладывать, что они захватили корабль, полный мёртвых и немного живых людей. Не серых большеглазых человечков, не каких-нибудь рептилоидов, и даже не парящих под потолком разумных медуз. Самых обыкновенных людей, а судя по взятым анализам крови и проведённым тестам ДНК, эти ребята отличались от землян на одну сотую процента. Мы даже детей можем иметь друг с другом, что вообще удивительно, так как на самой Земле существовали племена, уже не дающие жизнеспособного потомства с обычными людьми. Попытка с ней поговорить окончилась ничем, она лишь мотала головой и молчала. Ещё двое выживших сейчас сказать что-либо не могли в принципе, находясь в коме под лошадиной дозой лекарств. Что же ему делать? Попробовать на ней технику ассоциативного общения? Должно сработать гораздо лучше, чем на абстрактных инопланетянах, у людей понятийный аппарат должен быть, в целом, одинаков. Уже собираясь начать, его отвлёк подскочивший, оставшийся в живых, старший сержант.

- Товарищ майор, собраны все обнаруженные тела и их амуниция. Предположительно оружие складировано отдельно с выставленной охраной. Обследованы все прилегающие к ангару помещения, а также две нижние палубы. Сейчас мои ребята пройдутся поверху, - краснолицый, коротко стриженый бугай был на две головы выше Сергея, и нависал над ним как башня. Кивнув, и приказав в ближайшие полчаса его по пустякам не отвлекать, Сергей вернулся к наблюдению за пленницей. Маленькая черноволосая девчонка осторожно, но всё же с любопытством вертела головой, ловя на себе оценивающие, а кое-где и похотливые взгляды, рассевшихся то тут, то там десантников. Сняв шлемы, после восстановления герметичности и, на их счастье, автоматического восстановления атмосферы, бравые ребята не знали, чем себя занять. Это, кстати, не порядок. Подозвав одного из сержантов, Сергей дал тому задание погонять ребят. Пусть оружие почистят, или там учёным помогут, если им вообще сейчас нужна помощь. Пока что работой были нагружены только биологи, и то в основном не профильной медицинской. Все остальные инженеры и физики топтались на месте, похоже даже не зная с чего начать. Что бы им помочь, следовало разговорить девушку.

Взяв со стола наручный комп, снятый до этого за ненадобностью, Сергей встал и подошел к этой жгучей, но сейчас грязной и потной, брюнетке. Повернув к ней экран, и надавив на несколько кнопок, он показал ей изображение Земли. 'Планета', произнёс он, на что получил через пару секунд неожиданный ответ: 'Зэмла, Иэрс, Чуу... ааа, планэт'. О как, подумал Сергей, оказывается мы полиглоты. Ну что ж, это упрощает дело. Он перелистнул несколько страниц и показал ей изображение их собственного корабля до уничтожения. 'Меридон'. Ласковый голосок явно произнёс это слово с гордостью. Интересно, это название космических кораблей в целом, или этого в частности. Тогда, что она скажет на это? На экране появился снимок, похоже, не уцелевшего корвета 'Смелый', который так и не вышел с ними на связь. 'Бучии', неуверенно произнесла девушка и, словно извиняясь за его уничтожение, смущённого отвела глаза.

На протяжении следующих двух часов Сергей 'пытал' пленницу, поначалу записывая только произношение, а затем, спохватившись, и написание. Под конец их уровень взаимопонимания дошёл до такой степени, что когда он жестами попросил объяснить, что за конструкция стоит, слегка покорёженная, в центре ангара, она показала, что ей нужен его наручный компьютер. Оказывается, не один он наблюдал за ней, она тоже училась и подсматривала за его действиями. Уверенно перелистнув десяток картинок, она выбрала ту, на которой был изображён предельно упрощённый стационарный компьютер, с его обязательным экраном, устройством ввода в виде клавиатуры и абстрактным блоком, изображающим всю остальную электронику. Стоящие вокруг инопланетного компьютера инженеры тут же обрадовано зашумели, получив подтверждение своим догадкам. В этот момент, из одного из боковых выходов выволокли низенького человека, с приличной мужской лысиной и хитрыми бегающими глазками. Мерти, как, оказывается, звали бывшего врача или медсестру, тут же опустила глаза в пол, и подошла к Сергею. Внимательно наблюдавший за её действиями, он посмотрел на неё, на что та ответила, бросив коротко и как-то испуганно 'Эрис'. Тут же спохватившись, что Сергею это мало что говорит, она показала на компе картинку схематичного человека, стоящего на верхушке пирамиды из таких же, как он, чёрно белых ребят. Значит, это главный нашёлся, хотя Сергей уже не рассчитывал на новых пленников, по крайней мере, живых. Выяснив из доклада, что тот прятался в одном из помещений в самом дальнем коридоре, и что он сам вышел навстречу людям, с поднятыми руками, Сергей медленно подошёл к этому Эрису. Помахав рукой Мерти, подзывая её к себе, он кивнул на него и, показав на свой рот, изобразил им разговор. Мерти, не очень понимая, как ей переводить, что хочет этот командир землян, повернулась к Эрису Ванхабе и с почтительностью в голосе, сказла тому, что с ним хотят говорить. Он медленно обвёл глазами ангар и, с радостным возгласом, попытался показать рукой на консоль управления, которая всё-таки уцелела в этом безумии. Сергей кивнул пехотинцам, и те отпустили его руки. Протиснувшись мимо расступившихся инженеров, Эрис попытался набрать какую-то команду, за что тут же поплатился, будучи скрученным следовавшими за ним по пятам солдатами. Подошедший Сергей вопросительно посмотрел на Мерти, та что-то пропела на своём языке, и получив довольно длинный ответ, показала на компе вначале схематично говорящую голову, а затем уже знакомый компьютер. Сопоставив то, что им уже присылали однажды ультиматум на литературном русском, и то, что сейчас ему показали, Сергей дал добро на эксперимент. Через десять секунд интенсивного клацанья по кнопкам, Эрис удовлетворённо отошёл назад и громко произнёс фразу на своём языке. Мгновение спустя приятный женский голос сообщил всем, что Эрис Ванхабе, капитан корабля Меридон и глава клана Марта хочет вести переговоры об обмене знаниями между благородными и просвещёнными землянами и представителями великого галактического Содружества.

***
Тоска смертная, торчать под охраной двух накаченных лбов, которые даже поговорить с ним не хотят. Вот уже неделю он только и делает, что отвечает на вопросы и жуёт периодически отвратный земной сухпаёк. Эрис ещё раз потянулся и перевернулся на другой бок. Принесённая из каюты подстилка, по которой обычно ходят, а ни лежат, была всё же лучше, чем голая ребристая палуба. Выжить во всей этой передряге, что бы изображать из себя посла доброй воли такого же далёкого от Маркана, как и от Земли, Соружества, не очень то и легко. Убедить этих дикарей, что драку они начали первыми, а Эрис, и его, ни в чём не повинная команда, только защищались, оказалось сложнее, чем сторговаться с покупателями на невольничьем рынке. Но, похоже, главный от варваров если и не доверяет ему, то хотя бы и не отвергает его версию произошедшего. Совершенно не понятно, что происходит снаружи. Похоже, даже сами земляне не знают, когда их спасут. Корабль продолжает дрейфовать, сигналов от подкрепления не приходит, и, насколько понял Эрис, такое состояние не было запланировано изначально. Что-то пошло не так, и пару раз порывавшиеся пройтись по его рёбрам десантники, доступно объяснили, кто, по их мнению, в этом виноват. Что ж, ему тоже было что оплакивать, и виноватым себя он никак не считал. Угробить такой корабль (людей, почему-то, не было жалко), да за одно это земляне должны его на руках носить. Жаль, только они об этом не знают.

Было что-то во всём этом ожидании. Что-то зловещее. Сергей ходил хмурым, как объевшийся зелёных плодов кабо юнец, впервые дорвавшийся до настоящих фруктов. По крайней мере, Эрис именно таким себя и помнил. Больше всего напрягал тот факт, что хоть все признавали это настоящим сражением, где все средства хороши, стоило Сергею ослабить бдительность, как его молодчики начинали всячески 'неуклюже' вести Эриса под руки, задевая все переборки подряд. Поэтому, не смотря на вроде зажившую руку, под конец дня у него всё болело. Сегодня опять водили на допрос. В одном из углов ему в открытую засадили тяжёлым кулаком в живот, на что Сергей отреагировал словами, что разберётся. Знает Эрис эти его разбирательства, которые каждый раз заканчивались ещё более неуклюжим тасканием его за шиворот озлобленными солдатами. Ладно, будь что будет, главное, что он жив, а все остальные неудачники, которые смотрели, как он заливает палубу кровью тогда, в момент предательства, сейчас тухнут в одном из герметичных боксов. Это ж надо, как он наивно верил в человеческую преданность. Всё-таки столько лет он ими командовал, и ему казалось, что его слушаются по собственной воле. Вот его дед, сам великий Март, вот тот управлял людьми, играя на их страхах, а если таковых не находилось, то он сам с удовольствие создавал им таковые. Его же стиль был несколько мягче, что в среде таких же работорговцев, как он, считалось скорее слабостью, нежели пониманием нужд команды.

Эрис со вздохом снова перевернулся на другой бок. Умение всегда находить общий язык с людьми не раз выручало его и, возможно, сделало чуточку богаче. Вот и сейчас он использовал его на всю катушку, стараясь заручиться маломальским доверием Сергея, что бы потом уже его начальники сочли Эриса полезным. Хотя, как он понял, землянам нужен вообще каждый винтик, желательно с инструкцией, как его закрутить, чем мозг Эриса никогда похвастать не мог. В Содружестве хоть и использовали такие полезные штуки, как нейросети, по сути, являющиеся переносными хранилищами, этакими справочниками, его личная содержала только котировки ценных металлов, цены на рабов, контакты полезных людей и ещё с десяток бесполезных сейчас фактов. Ни чертежей, ни схем, ни, на худой конец, даже базы науки у него не было загружено. Стараясь вообще не пользоваться нейросетью, он суеверно боялся ходивших, вокруг всего этого дела, слухов. Поговаривали, что в Содружестве самые ценные специалисты хранили вообще все свои знания на этих полуживых кристаллах, и случись что с ней, а нейросеть была крайне хрупким устройством, и человек становился в прямом смысле дебилом. К тому же, заметно ускоряя мыслительные операции, в основном, расчёты, нейросеть подавляла всю остальную мозговую деятельность, со временем забирая всё больше и больше её функций на себя. Сильный удар током, если тот не убивал человека, практически со стопроцентной гарантией сжигал всю её начинку и даже вполне интеллектуально развитый до этого человек, превращался в изредка пускающего слюни, очень недалёкого индивида.

В базе данных Искина тоже не было ничего полезного. Эти самообучающиеся полуразумные цилиндры, размером от небольшого баллона, до цистерны малого орбитального заправщика, выполняли строго требуемые от них функции. Вот будь они сейчас на верфи, то там каждый второй Искин мог бы описать землянам конструкцию титана Матарского флота, вплоть до последней вентиляционной решётки в туалете. А на Меридоне потребности в этом отродясь не было. Переставить пару стенок, отгородив дополнительную зону отдыха, или починить сломавшийся гидропонный опрыскиватель - на это космических ресурсов Искина не требовалось. Годились обычные люди с инженерной базой данных и с руками, растущими хоть немного выше пояса. И сколько бы, сменяющие друг друга, инженеры, не спрашивали его, как здесь что работает, он лишь разводил руками, заявляя, что он всего лишь руководил процессом, не вдаваясь в подробности. Попросив его хотя бы описать действие нейросети, Эрис долго подбирал слова, проваливаясь в прострацию и оживлённо махая руками, пытаясь объяснить необъяснимое. Просто ты знаешь, когда работаешь с ней, а когда нет. Никаких меню, всплывающих подсказок и прочего, в ней не было. Если тебе нужен был чертёж ускорителя для тяжёлой торпеды, и ты знал, что где-то в инженерной базе это должно быть, то ты просто сосредотачивался и, вуаля, ты уже знаешь чертёж наизусть. Но стоит только потерять концентрацию, и все эти линии, все цепи и обозначения начинали ускользать от тебя, как один раз просмотренная страница текста. Вроде бы ты помнишь отдельные слова, но никак не можешь представить перед собой чёткую картинку.

Со своей нейросетью у Эриса тоже были определённые проблемы. После пребывания в медкапсуле, она постепенно восстанавливалась, но, даже чувствуя её присутствие, что уже было положительным сдвигом, он не мог вспомнить ни одного записанного в неё бита информации. В принципе, ему было всё равно, он всегда относился к этой штуке с опаской, но будет жалко, если её функции утеряны навсегда. Повернувшись на спину и вытянув ноги, Эрис приподнял голову на согнутом локте и стал рассматривать этот, уже порядком надоевший, серый ангар. За всё своё пребывание на Меридоне, а он тут родился, он не провёл в нём, в сумме, столько времени. В углу был разбит госпиталь, где до сих пор лежало, полусидело или уже оживлённо жестикулировало около сорока человек. У многих были оторваны или сильно изуродованы конечности, некоторые смотрелись внешне бодрее, но это лишь означало серьёзные внутренние травмы. Пять или шесть человек были присоединены к переносным аппаратам поддержания жизни. За неделю из полутора десятков, покинувших лазарет, трое покинули его вперёд ногами. Одним из них был и его человек. Второй вроде уже мог кивать на заданные с помощью Мерти вопросы, которая устроилась здесь добровольцем. Шатающийся за ней повсюду солдат, похоже, её нисколько не смущал. Земляне даже поместили двоих в ту самую медкапсулу, где ещё недавно валялся сам Эрис. Естественно, чудо машина помогла, но на всех её не хватало, и кто-то её так и не дождался.

Мерти иногда захаживала к нему, и он всё больше удивлялся, как много свободы земляне ей предоставили. Своей милой мордашкой и ласковым голоском она, похоже, кое-кому вскружила голову. Хитрая бестия, пока именно она катается как сыр в масле, а не он. Её рассказы не отличались занимательностью, но именно от неё он узнавал о внутренних делах землян. И именно она сейчас торопливо пересекала ангар, выйдя из одного из многочисленных коридоров. По глазам поняв, что дело серьёзное, Эрис выпрямился и со всем вниманием, но при этом, стараясь не давить авторитетом, осведомился, что случилось. Мерти, коротко поклонившись, сообщила, что на подходе большой транспорт землян. Ожидание кончилось.

***
Сергей мерил шагами небольшую комнату, оборудованную, как командный центр, и смотрел на моргание радиопередатчика. Час назад он, и дежуривший тут же постоянный связист, поймали слабый, еле пробивающийся сквозь обшивку, сигнал. Кое-как усилив приём, он, наконец, сумел поговорить с таким долгожданным подкреплением. И, к его большому неудовольствию, проведать их прибыл сам Анатолич. Уже по его голосу Сергей определил, что сегодняшний день у него не задался, и, прикинув, что лететь им ещё около сорока минут, отправил связиста погулять. И вот теперь он уже намотал не меньше километра от стены до стены, гадая, как опять оправдаться за, в целом, удачную операцию. Да, погибло много людей. Да, потеряно два боевых корабля, гордость флота. Да, трофеев и немедленных научных прорывов кот наплакал. Но! Они противостояли ни кому-нибудь, ни еле пыхтящим китайским канонеркам, и даже не американским эсминцам. Они боролись с доселе вообще неизвестным врагом, и всё же сумели выцарапать у него победу. Почему же тогда ему так тревожно? Взглянув на часы, Сергей чуть ли не строевым шагом пересёк в последний раз свою маленькую дистанцию, открыл люк и отправился на ковёр к начальству. На этот раз стыковаться решили в совершенно другом месте, не испытывая ещё раз на прочность ангарные ворота, и, спустившись на пять палуб вниз, Сергей остановился у маленькой шлюзовой камеры. Он до сих пор поражался размерам этого чудовища. Будучи больше самой крупной человеческой, или, теперь надо уточнять, земной постройки в космосе, это был всего лишь кусок того корабля, которым так гордился Эрис. Оценивая уже сейчас их шансы на удачу при первой атаке носителя, Сергей грустно улыбался. Им просто очень повезло, и не попади они в воронку, как раз раскрывшегося и ещё очень слабого, поля, то двигатели остались бы целы. А если бы Меридон вышел из-под удара астероида или расколол его намного раньше? То плакали бы их меты о межзвёздных перелётах. Короче, всё, как оказалось, держалось на соплях и только чудом прошло, как было задумано.

В этот момент люк перед Сергеем зашипел, хлопнул и отошёл в сторону. Высокий, но уже слегка обрюзгший человек, тяжело ступая, подошёл и навис над Сергем. Будучи от природы небольшого роста, Сергей компенсировал всё неуёмной энергией, и, что греха таить, некоторым наплевательским отношением к делу. Зато это позволяло ему не заморачиваться и не воспринимать всё всерьёз там, где другие тут же бросались с докладами к шефу, чем очень сильно его расстраивали. Анатолич вообще был человеком прогрессивным, и всегда поощрял тех, кто сам пытался решить все проблемы, даже если и не очень понимал, как это сделать. Может быть поэтому, Сергей стал саамы молодым, вначале капитаном, а теперь и майором, за всю историю службы. И разочаровать такое доверие, значит поставить жирное пятно на компетентности тех, кто продвигал его по службе. Больше всего Сергей боялся этого молчаливого нависания над собой, уже не в первый раз становясь его жертвой. Но долго Борис Анатольевич так не выдерживал, и, бросив короткое 'веди', он потопал следом за спешащим, кажется, уже бывшим майором.

В течение двух часов Сергей пересказывал шефу всё самое важное, что случилось, и что удалось узнать. По приказу, приведённые вначале Эрис, а затем Мерти, просто какое-то время побыли музейными экспонатами под пристальным взглядом большого начальника. Периодически Анатолич перебивал своего подчинённого и задавал уточняющие вопросы. Ему были продемонстрированы образцы оружия, видеозаписи боя, а в конце он захотел лично осмотреть медкапсулу, которая вытащила с того света уже троих бойцов. Покивав каким-то своим мыслям, стоя над серой крышкой этого воскрешателя, он неожиданно повернулся к Сергею и выдал то, от чего у того пересохло во рту.

- Мы подогнали буксир, но только один. Завтра вас подцепим и потащим на лунную орбиту. Два других буксира были повреждены и лишись хода, в результате якобы несчастного случая, но нам-то известно, что их подстрелили атланты (так в народе часто называли жителей Атлантического альянса, по большей части являющимися американцами). Воспользовавшись этой задержкой, они сумели заграбастать всю кормовую часть объекта, и сейчас бодро везут её на свою марсианскую базу, под охраной доброй половины своего флота. Так что, Совет очень недоволен, и выразил мне своё 'фе' в крайне доходчивой форме. Но, должен признать, ты выжал максимум из того, что имел. Конечно, жалко наши корабли, но потери некритичны, к тому же мы получили бесценный опыт, как нам можно надрать задницу, даже не вспотев. И эти люди из так называемого Содружества. Как такое вообще может быть? Какая ещё потерянная колония? Наши учёные разве не доказали, что хомо сапиенс эволюционировал на Земле? Всё это попахивает большой подставой, и только их техника придаёт вес их словам. Я бы на твоём месте не верил не единому слову.

- А я и не верю, товарищ генерал. Знаю я таких людей, как этот Эрис. Он свою бабку продаст за тёплую постель и вкусный ужин. Но вторая, Мерти, её словам я всё же склонен немного доверять. Как я уже говорил, они были, по сути, пиратским рейдером, и на протяжении нескольких сотен лет забирали у нас ходовой товар. Люди высоко ценятся в их, так называемом, Фронтире, где рабовладение обычная практика. И к Содружеству они имеют такое же отношение, как и мы. Но у них есть координаты, по крайней мере, были координаты, ближайших к нам населённых систем, а также знания, что с этим Содружеством лучше не иметь дела. Нам ещё повезло, что нашу густонаселённую и перспективную планету не нашли их разведчики, иначе мы бы уже поголовно балакали на их языке, и души не чаяли в каком-нибудь местном заместителе императора.

- Хорошо, пока будем считать это правдой. А ты, давай, собирайся. Этот гроб и без тебя дотащат. Ты нужен мне в центре, и прихвати с собой своих новых друзей. Их историей точно заинтересуются на самом верху.
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 4 месяца
Имя: Шевченко Павел

#3 Evangelion » 16.06.2016, 15:11

Глава 2

Культ Карго. Земля. Солнечная система.

Джон Петнер получил своё первое самостоятельное задание. Будучи рисковым малым, он решил сразу взять быка за рога и выведать у того все секреты. Роль быка исполнял заезжий русский инженер, а секретом была постройка первого межзвёздного корабля. По большей части, скопированного с Меридона, но это не играло роли в борьбе двух великих союзов за контроль над планетой. Десятилетие кропотливой работы и огромная удача, когда они обнаружили резервное хранилище данных, со всеми чертежами и спецификациями тактического носителя, позволили им на много опередить учёных Атлантического альянса. Примерно на два года исследований и разработок. А что такое два года в перспективе получения инопланетных технологий? Это безоговорочная победа на земной арене. И, потому, Джону ни в коем случае нельзя провалиться. Он ещё раз проверил свой чемоданчик, щёлкнул небольшим тумблером глушилки и, закрыв крышку, направился вдоль сорок второй улицы к выходу из метро. Возле лестницы он случайно уронил пачку сигарет, что позволило ему на две секунды задержаться на одном месте, и слегка толкнуть плечом спешащего седого человека. Этот спектакль он разыграл именно ради этого момента. Извинившись, он быстро, пока тот не убежал по своим делам, поинтересовался, нет ли у него огонька. Седой человек растерянно похлопал по карманам, затем и вовсе вспомнил, что не курит, и отрицательно помотав головой, уже собирался продолжить свой путь. Но назойливый молодой человек никак не хотел отставать. Он спросил, не в центр ли так спешит уважаемый гражданин, и что у него машина на соседней стоянке, а он как раз не прочь подбросить пассажира, и может, даже слегка подзаработать. Уже насторожившийся было старик, кисло улыбнулся, но ему действительно нужно было как можно быстрее попасть в Бас Индастриал групп, и он сказал «да». Джон был внешне доволен, изображая бомбилу, которому удалось подцепить клиента, но внутри у него всё ликовало. Не привлекая внимания, не устраивая засад посреди ночи, ему удалось заманить этого инженеришку в свой автомобиль. Можно сказать, половина дела сделана.
Услужливо открыв ему дверь, и выслушав бормотание слов благодарности, Джон сел на водительское сиденье. Откуда инженеру было знать, что нажатие одной незаметной кнопки полностью тонировало все стёкла в автомобиле, при этом, никак не отражаясь на их светопропускании. К тому же, герметичный автомобиль не позволял просочиться ни звуку, ни молекуле наружу. И уже через тридцать секунд Инженер Иван Петренко был в глубокой отключке, надышавшись паралитического газа. Самому Джону не присоединиться к нему помогла маленькая таблетка под языком, которая была прямым антидотом к этой отраве. Заведя электронным ключом двигатель, и задав маршрут, он откинулся на спинку сиденья, прикрыв глаза. Поездка обещала быть долгой.

***

Их называли культом карго. Дурацкое прозвище, Белоусову оно никогда не нравилось. Они строили реальный корабль, а не соломенное чучело, и сравнивать их с дикарями могли лишь недалёкие люди. Два года, как программу «Рывок» рассекретили настолько, что о ней стало известно рядовым людям. До этого, восемь лет подряд, на папках и кристаллах с информацией стояло столько печатей «Секретно», что текст нельзя было разобрать. Но траты вышли за всякие пределы, и младшая палата потребовала объяснить тридцати процентное увеличение военного бюджета. Демократия, чтоб её. Пришлось слить журналистам несколько самых безобидных фактов, что, тем ни менее, вызвало настоящую бурю. На Союз посыпались обвинения в сокрытии самого важного в истории человечества открытия. Как же, братья по разуму. И к тому же, Люди! Далёкие потомки, предки, седьмая вода на киселе, короче, родственники человечества. Знай народы земли то, что знает Андрей, они не спешили бы устанавливать контакт. Но чего он хочет, большинство раскисло в тепличных условиях, стало слишком доверчивым.
Андрей ещё раз посмотрел на фотографию, приблизил отдельные участки, и выделил красным явные дефекты. Сам он на орбите не был уже полгода, заваленный работой по уши и на Земле. Что бы хоть как-то контролировать процесс строительства, он заставлял техников делать целую кучу фотографий при каждом облёте интересующих его участков. Новые сплавы, новая пустотная сварка, новые, не виданные до того нагрузки. Всё было новое и требовало хотя бы десятилетия на испытания. Но время - это тот ресурс, которого сейчас катастрофически не хватало. У них было всё - чертежи, схемы, рисунки, формулы. Но не было главного - образца, чёрт возьми, того самого, рабочего двигателя. И это ужасно тормозило дело, так как одно дело пытаться воссоздать детали по чертежам, гадая, подойдут они или нет, а другое - сразу сравнить с исходником. Правда, будь у них только исходник, то его нужно было бы разобрать, измерить каждую гайку, каждый кусок проанализировать на состав, и только потом попытаться подобрать что-то похожее. Так что пока что им везло больше, чем американцам. Андрей пролистал с десяток фотографий, сравнивая торчащий позади корабля гиперпространственный генератор, с его трёхмерной моделью. Ещё не закончена двигательная часть, ещё нет жилых кают и переднего щита, не хватает оборонительных лазеров, но он уже больше похож на корабль, чем два месяца назад. Двести пятьдесят метров в длину, больше любого земного корабля, даже межпланетного лайнера «Конкордия» американской корпорации СпэйсИкс. Чуть меньше, и в него просто не поместился бы межзвёздный привод со всей сетью кабелей и трубопроводов. Так, ещё один быстрый взгляд на еле заметное несоответствие с планом, и спать. Четвёртый час утра, а в семь уже надо быть в лаборатории, подгонять идеальные детали под реальную конструкцию.

***

Джон обернулся и нанёс ещё один удар по лицу седого. Этот упрямый старик оказался на редкость неразговорчив. А ему всего лишь и нужно узнать, где состоится передача процессоров. Зря он так рассчитывал на сыворотку правды. У него и раньше были подозрения, что всем своим инженерам русские вкалывают антидот, но вдруг на этот раз они поленились. Джон ещё раз замахнулся и, старясь всё же не убить этого хрупкого пожилого человека, прошёлся тому по печени. Боль должна быть адская, но он лишь сжал кровоточащие зубы и замычал.
- На ответ не похоже, вам так не кажется?.. Когда состоится встреча? Сколько мне вас ещё бить, прежде чем вы поймёте, что мне приказано получить информацию любой ценой. Поймите, вас отпустят сразу же, как только вы заговорите. Даже окажут медицинскую помощь. Если хотите, вам организуют убежище на территории АтА (Атлантический альянс). Ваши коллеги больше никогда вас не найдут. Вам выделят дом и средства к существованию. Ну же, когда состоится ЭТА ЧЁРТОВА ВСТРЕЧА!
Разбив, потерявшему сознание деду, всю челюсть и скулы, Джон вышел подышать. Один из охранников коротко кивнул ему, но ярость, застилавшая тому глаза, не позволила отстраниться и ответь тем же. Бросив на землю побагровевшие перчатки, Джон достал сигарету. Пагубная привычка, не смотря на все запреты и пропаганду, по-прежнему убивала сотни тысяч человек в год. И его она сведёт в могилу, за сегодня это уже вторая пачка. Столько он не курил с академии. Но там-то понятно – безусый юнец, мечтавший стать спецагентом, и попавший в реальность, состоящую из побоев старшекурсников, издевательств садистов инструкторов и, что самое главное, чёткое осознание того, что, таких как ты, тысячи, а мест всего сотня. Но он вытерпел всё, попал на выпускные экзамены в числе трёх сотен счастливчиков и набрал нужное количество баллов. И вот теперь, спустя пять лет после выпускной пьянки, он не может вытянуть пустяковую информацию из старика, из деда, который застал ещё первую высадку на Марс. Да его сошлют в такую дыру, что на карте с собакой не отыскать. Что же ему придумать… Закатив глаза, так что белки стали отчётливо преобладать, Джон вдруг заметил на противоположной стороне улицы двух ребятишек. Он покосился по сторонам и с самой добродушной улыбкой направился в их сторону. Порывшись по карманам и обнаружив парочку мятных конфет, которые всегда жевал после сигареты, он стал расспрашивать детей о ближайшем полицейском участке. Затем, якобы по секрету, он проболтался, что нашёл двухголового волка в местном лесу, и что его надо отвезти в полицию. Дальнейшее не составило труда. Угостив пацанят конфетами, он заговорщицки наклонился к ним, и предложил посмотреть на диковинного зверя. Заведя их в дом и сказав, что приковал цепью волка в подвале, он там же их и запер. Теперь настала пора будить нашего молчуна.

***

Андрей бегом поднялся по лестнице, и, чуть не упав на поехавшем ковре, влетел в приёмную директора. Молоденькая секретарша неодобрительно покачала головой и кивнула на внутреннюю дверь. Поправив рубашку, Андрей постучал, и, не дожидаясь ответа, вошёл в кабинет. Его уже ждали, что не удивительно, ведь он опоздал на добрых полчаса. Три человека, двоих из которых он знал, и ещё один, невысокого роста, но подтянутый и, похоже, военный. Первый, непосредственный его начальник, Лидов Эдуард Эдуардович, девяностолетний старик с пухом седых волос – директор института металлов и сплавов. Второй – Павел Минский, светила от физиков, курировавший всю работу по прыжковому двигателю. Ну а третий представился сам, не дожидаясь, когда за него это сделают остальные.
- Сергей Демянский, руководитель проекта «Контакт». Думаю, нет нужды ходить вокруг да около. Вы нужны нам на орбите уже завтра, Андрей. Ничего не поделаешь, работа требует от нас полной отдачи.
- А что случилось то? В чём дело, и где я провинился? – Андрей попытался разрядить собственное напряжение, но получилось так себе. Ответил на его вопрос Лидов, в трёх словах объяснив, что «на орбите скажут». Оставшись со своими догадками наедине, он успел лишь позвонить от секретаря домой, и предупредить, чтобы его не ждали. Сергей уже похлопывал его по плечу, и кивал на выход. Во второй раз за день он бежал по лестнице, только теперь вниз. Три пролёта с красивыми цветами в горшках, и вот они уже стоят на улице. Два больших микроавтобуса, шестиколёсные внедорожники, тут же рванулись с места, стоило им двоим забраться в салон. Посоветовав пристегнуться, Сергей тут же развернул экран компьютера и ушёл с головой в чтение. Андрей же, совершенно не зная, чем себя занять, лишь вертел головой по сторонам. Рассмотрев в деталях, во что были одеты Сергей и ещё двое безымянных помощников, он решил просто полюбоваться пейзажем. К тому же, посмотреть было на что, ехали то вдоль трассы Москва-Рязань, а в это время года, ранней осенью, пейзаж был особенно хорош. Вот только дорога явно вела не к космодрому Жуковский, и только сейчас подумав об этом, он задал вопрос одному из пассажиров. Ответил крайний справа, сухо заметив, что Жуковский слишком людное место, и что они едут в Болотино. Первый раз услышав это название, Андрей решил больше не допытываться, подозревая, что теперь ответ на любой вопрос будет: «на орбите скажут».

***

Маленький дом на окраине Лос-Анджелеса быстро уменьшался в дисплее заднего вида. Люди в машине старались не смотреть друг другу в глаза. Даже для них, произошедшее было отвратительным. И лишь один человек открыто улыбался. Ужасный человек. Джон, не замечая мелькающих за окном домов знаменитой одноэтажной Америки, размышлял над полученными сведениями. До сделки, которая позволит русским закончить свой проект навигационного вычислителя, оставалось два дня. Нужно будет заехать в местное отделение разведки в этом городе ангелов. У сити сегодня праздник, на двух ангелов у него стало больше. Осмотрев, по очереди, троих своих бойцов, Джон улыбнулся их реакции. Вроде он набирал хладнокровных роботов, а сейчас перед ним тряслась кучка сопливых баб. Их куцым мозгам было невдомёк, что если они проиграют, как её уже называли, третью космическую гонку, то последствия будут катастрофическими. Америку, а вместе с ней и весь Атлантический альянс, отправят на свалку истории. И даже Китай будет хохотать над ними. Если первую гонку они с русскими завершили ничьёй, то вторую безоговорочно выиграли, когда, два года назад, отвоевали себе право безраздельного освоения Марса и прилегающих орбит. Марс означал более дешёвый доступ в пояс астероидов, Марс означал военную базу, Марс был ахиллесовой пятой ЕиСа, и они всадили в неё стрелу. Но вмешался третий игрок, и кости выпали двумя шестёрками именно русским. И теперь Америка, неожиданно для самой себя, оказалась в отстающих.
Иван Петренко рассказал ему всё. Как будет выглядеть грузовик, на какой дороге произойдёт обмен, сколько будет встречающих, и, даже, в какую сумму всё это обошлось. Баснословные сто миллионов бит-долларов за десять кубиков, размером два на два сантиметра. Квантовые процессоры последнего поколения, количество вычислений в секунду больше, чем атомов, из которых состоят эти устройства. Только они могут одновременно отслеживать все параметры движения в гиперпространстве, и при необходимости, корректировать курс. И именно их не хватает русским, заметно отставшим в этой области. И ведь подумать только, сделка чуть ни прошла вообще незамеченной. Только своевременный доклад одного из агентов, сообщивший, что через две подставных фирмы, один из партнёров русских по союзу, заказал новейшую разработку АйБиЭм Индастриал. Сделку одобрили на самом верху, считая, что процессоры пойдут на Норвежские буровые платформы, где они должны были заменить весь устаревший парк компьютеров. Но теперь отменить уже ничего было нельзя, законы «псевдо» свободного рынка не позволяли отказаться от продажи, когда оплата уже поступила на счета компании. Прессе же не объяснишь, кто на самом деле и для чего покупал эти процессоры. Тогда всплывёт вся подковёрная возня и многим хорошим людям придётся уйти со своих постов. Поэтому проще утопить все концы в воду. Ни тебе продавцов, ни покупателей. Как будто и не было сделки вовсе. А поднявшим бучу директорам компании быстро заткнут рот, что послужит сигналом впредь тщательнее проверять своих клиентов.
Дом, где они провели ночь, уже совсем скрылся из виду. Покатая черепичная крыша, маленькая печная труба, задний дворик с деревом. Идиллия. По документам дом числиться за семьёй Блэквудов, которые два года назад уехали в отпуск на Гавайи и в трагическом инциденте утонули на своей яхте. Теперь этот дом пустовал, лишь изредка становясь пыточной камерой, для таких, как этот русский инженер. Осень брала своё, и дерево на заднем дворе уже покрылось желтизной. Вскоре листья начнут опадать, покрывая свежевскопанную землю красивым одеялом. Сегодня у дерева прибавилось заботы, нужно будет укрыть на три могилы больше. Старик сдался, когда понял, что Джон не блефует. Детские крики и слёзы заставили его умолять не продолжать, и что он всё расскажет. Вскоре всё было кончено, а оставлять свидетелей Джон и так не собирался.

***

Болотина оказалась самым настоящим космодромом. Укрытая посреди низкорослых деревьев, зелёная бетонная площадка, была не больше городской площади, но на ней уместилось аж три космосамолёта. Накрытые маскировочной сеткой, они были задвинуты к самому краю. С противоположной стороны стояло несколько одноэтажных строений. Сергей сказал, что основные помещения под землёй, и что космодром намного больше, чем кажется. Попросив подождать его в маленьком зале ожидания, Сергей отправил свои машины обратно, а сам исчез за входными дверями одного из зданий. Спустя пять минут группа обслуживания уже снимала сетку, и заправляла крылья самолёта под завязку. Полчаса ушло на все приготовления, затем к задремавшему в тишине Андрею подошёл молодой человек в форме ВКС, и попросил следовать за ним. Поднявшись по трапу и с удивлением обнаружив даже молоденькую стюардессу, Андрей выбрал место у выхода, возле самого иллюминатора. Раньше, когда он поднимался на орбиту, он летал огромными прямоточниками, которые были забиты людьми и грузом под завязку. Там даже ноги вытянуть негде, а здесь же, похоже, кроме него и Сергея, вообще никого нет. Длинный пустой салон был тому подтверждением. Сам Сергей поднялся чуть позже, хмыкнул, когда увидел, куда Андрей сел, и, пожав плечами, приземлился в точно такое же кресло, но с противоположной стороны. Было в нём что-то мальчишеское, хотя за последние годы он сильно постарел. Это бросалось в глаза. Морщины вокруг глаз и на лбу, впалые глаза и сгорбившаяся спина. Стоило ему сесть в кресло, как подтянутая фигура словно расплылась, и несгибаемый человек стал просто человеком.
Старт прошёл как обычно. Самолёт поднялся на космодромных ускорителях, отстрелил их и стал набирать высоту на своих собственных атмосферных движках. Вскоре конфигурация лопастей изменилась, сопло сузилось, и реактивная струя превратилась в гиперреактивную. Выйдя на сорок километров самолёт превратился в ракету и с вдавившим в кресло ускорением, стал ежесекундно набирать по нескольку сотен метров. Затем по километру. И так, пока высота полёта не перевалила за отметку в четыреста тысяч метров. Где-то здесь болталась ЕиСовская пересадочная станция, откуда они направятся к Луне. За весь полёт Сергей не проронил не слова, и, уже было подумав, что ему попался совсем уж неразговорчивый спутник, Андрей, присмотревшись, улыбнулся спящим глазам и запрокинутой назад голове. Он бы и сам не прочь сейчас поспать, но не представляет, как это можно сделать в таком грохоте и при таких перегрузках. А Сергей, видимо, большой спец в отдыхе на ходу. Разглядывая проплывающие далеко внизу облака, Андрей гадал, успела ли дочка посмотреть свой любимый мультфильм, или её мать опять отправила её в постель. Когда он был дома, он тайком разрешал ей забраться на диван взрослых и включить настенный экран. Жена обычно к этому времени уже видела десятый сон, а его работа не предполагала такой роскоши, как отдых, и его сердце не могло отказать этой милой мордашке, высунувшейся из-под одеяла.
Дальше полёт прошёл без сюрпризов. Их приняли на борт станции, и даже не дав перекусить, тут же посадили в челнок, курсирующий по трассе Земля-Луна каждые два часа. Этот летательный аппарат уже не был образцом комфорта, и еле втиснувшись в специальное кресло, Андрей с тоской вспомнил роскошные бархатные сиденья космосамолёта. До Луны было около сорока минут лёту, и похоже, на этот раз Сергей решил с ним поболтать. Начав издалека, он постепенно подводил его к какой-то, ведомой пока только ему, мысли. Поинтересовавшись, как жена, как дочь, не испытывает ли он проблем с финансами, и нет ли конфликтов на работе, он явно в чём-то подозревал Андрея. Не нужно быть семи пядей во лбу, что бы догадаться, что эта милая беседа, по своей сути не что иное, как допрос. Но решив поиграть в эту игру, Андрей честно отвечал на все вопросы, даже умудряясь спрашивать тоже самое у Сергея. Заулыбавшись, тот попросил подождать, отстегнулся, и вышел из пассажирского отсека. Его не было минут десять, после чего он вернулся с двумя браслетами, и попросил надеть их. Уже догадываясь, что это, Андрей, с заледеневшим сердцем, выполнил эту скорее не просьбу, а приказ. Допрашивающий удовлетворённо кивнул, и закатал рукав. Под ним у него оказался ручной комп, где уже отображались пульс и другие параметры, снимаемые с браслетов.
- Ваше имя Андрей?
- Да.
- Вам тридцать один год?
- Да.
- Вашу дочь зовут Настя?
- Да.
- Вы причиняли вред, умышленно или нет, деталям для корабля «Ювет Легионариус»?
- …Нет, а в чём дело?
- Вы контактировали с незнакомыми людьми в последние три месяца?
- Я постоянно контактирую с незнакомыми людьми! Что, чёрт возьми, происходит?
- Отвечайте только на поставленный вопрос, пожалуйста. Вы состоите в саботажном движении в институте металлов и сплавов?
- Каком ещё саботажном движении? Нет. Я вообще не понимаю, о чём вы.
- Последний вопрос, он очень важный. Прошу вас ответить на него строго да или нет. Вы работаете на Атлантический альянс?
- …Нет.
- Что ж, я должен был это сделать, уж простите меня. Мы до последнего сомневались в вас, и нам даже пришлось рискнуть и вытащить вас с Земли, прежде чем всё выяснять окончательно. Но не спешите заваливать меня вопросами и злостью. Я сейчас всё объясню. Приблизительно два месяца назад на верфь стали поступать бракованные детали. Поначалу никто этого не заметил, так как внешне они были совершенно нормальными. Но две недели назад одна из стоек правого двигателя сильно деформировалась, когда две крепёжные растяжки порвались. Если бы не лопнувшие тросы, мы бы так и не узнали, что в металле были посторонние включения. И тогда, на первых же испытаниях, машины пошли бы в разнос, угробив и корабль, и десять лет работы. А раз вы заведующий всем отделом, отвечающим за технологию новых сплавов, на вас подозрение легло в первую очередь.
- Но кто мог проникнуть на охраняемый завод? У меня все техники лично со мной знакомы. Я не раз с ними засиживался допоздна, когда что-то шло не так.
- Пока не ясно. Все инженеры сходятся на том, что таких деталей может быть до десяти процентов. Они не в состоянии всех их обнаружить без разбора половины корабля и отправки их на спектральный и химический анализ. Мы думали, что вы могли бы помочь нам избежать этого.
- Хорошо же вы там у себя думали… Даже не знаю, но… Я попробую.
- Вот и славно, - Сергей улыбнулся и с видимым облегчением забрал браслеты. Он даже сходил в крохотную каюту, тире столовую, тире склад, где раздобыл две порции саморазогревающегося пюре с грибами, и, продемонстрировав на своём примере отличный аппетит, заразил им и Андрея.

***

Сергей отстегнулся от кресла, и выплыл из транспортной капсулы. Весь корабль оснастили этими новомодными устройствами, способными к перемещению в трёх плоскостях по специальным тоннелям. Гравитационные решётки под полом пока молчали, не издавая того еле слышного гудения, на который все начинающие космонавты жалуются в первые пару месяцев. А затем, когда они возвращаются на Землю, то долго не могут заснуть, ворочаясь в постели, словно им чего-то не хватает. Цепляясь руками за поручни, Сергей подтягивался вдоль коридора, ведущего на смотровую палубу. Да, здесь есть даже такое излишество. Там его уже ждал Андрей Белоусов, молодой и подающий надежды металлург. Не зря же он получил в своё распоряжение весь отдел, курирующий работы по кораблю, и вот уже два года отлично справляется со своими обязанностями. До сдачи корабля на ходовые испытания осталось всего полгода. И если они не разберутся с этой, и ещё множеством проблем, то плакать им горькими слезами, ползая на коленях перед оплачивающими всё это людьми. Кивнув друг другу и, молча, покинув красивую полукруглую площадку, застеклённую с ног до головы, они направились в кормовую часть, где ещё царил хаос грандиозной стройки. Проплывая мимо верхнего пилона для стыковки, Андрей неожиданно задал личный вопрос.
- Вы были среди тех, кто захватывал Меридон, а затем руководил всем процессом его разборки. Что вы чувствовали, кода столкнулись с неведомым? Вы были удивлены, когда нашли здесь самых настоящих людей?
Был удивлён, это ещё мягко сказано. Но тогда, в прямом смысле купаясь в адреналине, этот факт был смыт внутривенной химией в самую глубь сознания, а когда, наконец, шторм утих, и он всплыл на поверхность, то к этой мысли все уже начали привыкать. Примерно этими словами он и озвучил свой ответ. Андрей покачал головой, продолжая переставлять руки по обитой мягким материалом трубе, и с какой-то тоской в голосе рассказал, что он был ужасно расстроен этой новостью. Он всегда мечтал, что братьями по разуму окажутся существа столь отличные от людей, что просто изучая их, человечество так многому научится, что шагнёт на следующую ступень не просто технического, а морального развития. А чему могут научить другие, пусть и более развитые, но всё же, люди? Не убивать, не красть? Или может быть, не лгать? Все эти три действия они уже нам продемонстрировали, и наверняка все остальные заповеди для них такой же пустой звук. Как, впрочем, и для землян.
- Знаете, они не так плохи. По крайней мере, не все. Но вы правы. В истории человечества одна более развитая духовно цивилизация всегда порабощалась, или извращалась более грубой, но технически ушедшей вперёд. Греки, философы и математики, были завоёваны Римлянами. Индусы – англичанами, североамериканцы – «благочестивыми» европейцами. Дух всегда проигрывает мечу. И поэтому, нам никоим образом нельзя выдавать своего присутствия, до того, как мы сможем постоять за себя. Но и упускать возможность быстрого прогресса, значит подписывать себе смертный приговор. Раз нашли одни, найдут и другие. И лучше мы дадим им по носу их же оружием, чем будем похваляться своими каменными топорами, зато изготовленными исключительно благодаря земному гению.
Надолго задумавшись над сказанным, Андрей так до конца пути не проронил больше ни одного слова. А уже на месте стало не до разговоров. Быстро включившись в работу, он тут же продемонстрировал свой талант, на глаз определив пять бракованных пластин, вшитых в одну из стен. Следующие за ним по пятам техники, тут же пометили их маркерами. Правда, быстрое начало осталось единственным успехом за четыре часа работы. Под конец, совсем выбившись из сил, Андрей подплыл к Сергею, и в отчаянии бросил короткую фразу: «мне нужен набор из следующих вещей». Далее шёл список из десяти наименований, которые действительно было трудно достать на орбите. Это были редкие реактивы, небольшой лазерный сканер, два портативных рентгена разных моделей, и ещё несколько, совсем уж непроизносимых, устройства. Похоже, он полагал, что Сергей начнёт отнекиваться и всячески торговаться, предлагая привезти это, вместо того. Но он лишь записал всё на комп, и тут же скинул информацию наземным службам. «В течение суток вам всё доставят. А пока попробуйте импровизировать с тем, что есть. Может, вам улыбнётся удача».
Оставив Андрея заниматься своим любимым делом, Сергей направился в капитанскую рубку. Множество экранов были темны, но на двух отображались схематичные разрезы корабля вдоль и поперёк. Пока что зелёным светилось лишь процентов сорок собранных модулей. Ещё два или три были серо жёлтого обозначения, остальных же не было совсем. Дежурные офицеры перебрасывались шутками, зная, что Сергей не любит, когда на него обращают слишком много внимания. Он подошёл к капитанскому креслу и уселся в него на правах хозяина. По крайней мере, пока. Закинув ногу на подлокотник, он опустил спинку ниже, и прикрыл глаза. Всё слишком долго шло без проблем. Такое боги не прощают, подкидывая гадость в самый неподходящий момент. Хотя, какой момент подходящий? Ещё тогда, десять лет назад, он предчувствовал, что с АтА будут конфликты. Особенно, когда спустя три года осторожного разбора и распила доставшегося им куска Меридона, один из сварщиков наткнулся на хорошо защищённоё хранилище в глубине внутренних помещений. Там стоял неподключённый Искин, чуть ли не в заводской упаковке. Прибывшие на место специалисты быстро выяснили, что это «святой Грааль». Зашитый в корпус ещё при строительстве, он был попыткой нечестных на руку заказчиков заполучить вместе с кораблём все его секреты. Эрис рассказал, что до покупки кланом этого корабля, он принадлежал разорившемуся государству на окраине Содружества. Даже тогда четвёртое поколение техники уже было сродни кремниевому пистолету в земном двадцатом веке. Но чем дальше ты от метрополий, тем меньше у тебя шансов заполучить что-нибудь действительно стоящее. Большая Пятёрка, как называли пять самых крупных и богатых империй, ревностно хранили свои тайны, иначе конкуренты тут же не преминули бы ими воспользоваться.

Всё как на Земле, подумал Сергей. Все друг друга душат, всем всего мало, хотя, посмотреть на бесконечную вселенную, так куда уж больше ресурсов. Но нет, выращенные в незапамятные времена в жёсткой конкуренции, люди продолжают её и в эпоху изобилия. Наверное, это ещё один способ эволюции отобрать самых приспособленных. В таком случае, у него, Сергея, есть все шансы занять достойное место в этой перспективной ветви человечества. От самокопания его отвлёк зуммер наручного компа. Глянув на вызов, он тут же активировал маленький наушник, спрятанный в ухе, и, проехавшись пальцем по экрану, с удовольствием улицезрел Анатолича, совсем сдавшего за последнее время.
- Иван Петренко не дошёл до Бас Индастриал групп. Его комп не отвечает, самого его не видели с высадки в аэропорту Лос-Анджелеса. Наши партнёры нервничают, ведь он был в курсе сам знаешь чего. Менять место встречи уже поздно, до сделки осталось меньше суток. Так что ты летишь вниз, на экскурсию в Америку.
Кивнув уже погасшему изображению, Сергей огляделся. Никто так и не заметил, что он вообще с кем-то общался. Это хорошо. Они до сих пор не знают, насколько глубоко проникла разведывательная и диверсионная сеть противника. Может, тут каждый третий сливает информацию налево, а может, у него паранойя и все вокруг чисты, как хрусталь. Ага, как же, держи карман шире.

***

Добавлено спустя 24 секунды:
Джон изучал карту этого ничем не примечательно района города Лос-Анджелес, и был неприятно удивлён, что место идеально подходит для передачи товара. Глухие стены заброшенного стекольного завода с одной стороны, и дешёвые халупы с другой. Каждый второй на этой улице жил на пособие, проедая и его налоги тоже. Значит, их ему будет совсем не жалко, если вдруг станет жарко. Но пока что всё шло по плану. До проезда грузовика оставалось около часа, но его люди уже заняли все неприметные места вдоль дороги. С воздуха их поддерживал небольшой спутник, передающий картинку в реальном времени. А если погода вдруг испортится, то всегда можно запустить парочку высотных дронов. Бродячая собака, виляя хвостом, бегала от одного дома к другому. Как бы она не залаяла, найдя одного из бойцов в его укрытии. Не хочется поднимать стрельбу раньше времени. Щёлкнув рацией два раза, он выслушал доклад ближайшего к собаке бойца, и приказал тому чуть что, подстрелить мешающего пса. Вернувшись к маленьким улочкам и убогим домам, отображенным на электронной карте, Джон ещё раз проверил углы возможного обстрела. Однако, не обязательно, что дело дойдёт до крови. Он хотел остановить грузовик под вполне мирным предлогом ещё до того, как он подъедет к покупателям. И уже только если те вмешаются, можно и нужно будет всех устранить. Но тогда не избежать проблем со свидетелями, привлечёнными стрельбой. Что-нибудь да просочится в прессу. Грязные приёмчики были излюбленной фишкой американской разведки. Но лучше всё же убедить избирателей, что плохие парни находятся с той стороны океана, а не в конгрессе.
Бросив взгляд на старинные часы, подаренные ему ещё дедом перед поступлением в академию, Джон три раза подряд щёлкнул рацией. Десятиминутная готовность. Обозревая из окна какого-то цеха фабрики предстоящую сцену для спектакля, он пытался в деталях отметить действия всех своих подчинённых, и, при необходимости, подкорректировать их. Надоедливая собака куда-то запропастилась, и Джон выкинул её из головы. В конце улицы показался грузовик, поворачивающий из переулка. Все невольно напряглись, но он в точности совпадал с полученным описанием, и у него не было сопровождения. Набирая скорость в небольшую горку, он выл явно разбалансированным электромотором, и уже преодолел примерно половину пути. Неожиданно, из какого-то двора, вслед за машиной выскочила целая свора бродячих собак. Десяток худых и лохматых псов заливались лаем и неслись вслед вторгшемуся на их территорию чудовищу. Их было много, и они были пуганными человеком. Придётся стрелять в воздух, иначе они переполошат весь квартал. Коротко кивнув подручному, Джон продолжил наблюдать за развитием событий. Выскочив на дорогу, двое псевдо пожарных замахали руками, привлекая внимание водителя. Сейчас автопилот в его кабине призывно пищит, предупреждая о неожиданном препятствии, и начинает сбрасывать скорость. Этот процесс нельзя было просто так отменить, и, перехватив управление, рвануть вперёд. Электронный интеллект не позволит задавить намеренно другого человека, и педаль газа без сопротивления вдавливалась в пол. Окончательно остановившись за десять метров от пожарных, водитель не спешил выходить из машины. Похоже, он был осведомлён хотя бы о стоимости груза, а до места встречи с покупателями было ещё как минимум километр дороги.
Стая собак водила хороводы чуть позади грузовика, не решаясь подбежать ближе. Пожарные, всячески изображая волнение, кинулись к кабине с водителем, и, в слегка опущенное боковое стекло, стали рассказывать историю, что им срочно нужно оттянуть назад мешающий погрузчик во дворе бывшей фабрики. Якобы, пожарная машина никак не хочет влазить в узкий проход, а там провалился ребёнок, как раз в люк под погрузчиком. Водитель, кажется, проникся, и жестами попросил показать, куда завернуть. «Удовлетворённые» пожарные вдвоём повели грузовик в нужную им сторону, и тут оно всё и началось. Собаки, до того словно потерявшие интерес к увлекательной погоне, рванулись вперёд с нереальной скоростью. Две из них бросились на пожарных, остальные разбежались по углам, явно выцеливая засевших бойцов. Не сразу сообразив, что вообще происходит, Джона в чувство привели первые выстрелы. Чёртовы ДРОИДЫ! На улице уже вовсю шла стрельба, а грузовик, воспользовавшись тем, что перекрывающие дорогу люди кинулись врассыпную, вновь натужно взвыл мотором. Ну уж нет! Нажав пару кнопок на стоящем рядом контрольном устройстве, по всей улице сработало десяток спрятанных устройств. Мощные электромагнитные волны прошлись по всему кварталу, выжигая и выводя из строя всю электронику. Само контрольное устройство тут же погасло, а грузовик, захлебнувшись, остановился. Лай и рычание механических собак словно отрезало звуконепроницаемой стеной. Схватив короткую штурмовую винтовку, Джон выскочил прямо тут, разбив прикладом окно. Перекатившись под ближайший куст, он выругался, когда сразу же наткнулся на одного из «пожарных» с разорванным горлом. Если не удастся захватить грузовик, в крайнем случаи, его приказано уничтожить. Но пока что этот крайний случай ещё не наступил. Короткими перебежками, добравшись до кабины, Джон высадил стекло и замок в двери двумя очередями. Рванув ручку на себя, и отбрасывая в сторону выпавшее мёртвое тело, Джон забрался внутрь. По сути, у грузовика выгорели лишь мозги, но все современные машины оснащались возможность полного ручного управления, на случай отказа оборудования. Нырнув под руль и выдрав пластиковую крышку с мясом, Джон нащупал небольшую плату. Это был самый быстрый способ перевести всё на ручник. Пощёлкав туда-сюда кнопкой запуска, он услышал вначале визг, а затем всё более глубокий вой старого электродвижка. Уже садясь обратно в сиденье, он неожиданно рванулся в сторону. Прошедшая над головой прицельная очередь пробила тонкий металл кабины насквозь. Не решаясь высунуться, пока неизвестный стрелок лупит по двигательному отсеку, Джон прощёлкал рацией. Отозвались пару бойцов из резерва, которые сообщили, что они лежат в укрытии и не мог подойти на помощь из-за, буквально, ураганного огня неизвестных бойцов. Дело дрянь, раз даже резерв прижат к земле. Что ж, тогда есть только один выход завершить операцию успешно. Покопавшись в боковых карманах, он достал плазменную смесь в тонком спрессованном пакете. Прикрепив её в основании сиденья, он слегка приоткрыл дверь, и, резким движением, вспоров пакет ножом, выскочил наружу. Проконтактировавший с воздухом белый порошок начал потихоньку дымиться. Получивший пулю в ногу агент, упал, и, сжав зубы, пополз в сторону покосившегося забора. Он попытался перевернуться на бок и оценить обстановку, но подбежавший невысокий человек с автоматом в руках не дал ему этого сделать. Длинная очередь, прошедшая по спине и голове Джона, оборвала его драгоценную жизнь.

***

Сергей бросился к кабине грузовика, откуда уже густыми клубами валил чёрный едкий дым. Одного взгляда ему хватило, что бы опознать средство, использованное мёртвым вражеским боевиком. Расползающаяся полужидкая субстанция имело свойство сжигать всё, к чему прикасалась, особенно жалуя металл. И сейчас, раскалённая добела кабина, медленно оседала на дорогу. На принятие решения у него оставалось не более минуты. Затем смесь огня и металла перекинется на кузов, где, хоть и за специальной защитой, но всё же уязвимые, находились сейчас упакованные процессоры. С визгом тормозов к задней стенке грузовика подъехал, взятый на прокат, джип. У него была лебёдка, так что он как нельзя лучше подходил для задуманного Сергеем. Вместе с ещё одним оперативником, он стал отсоединять сам контейнер от рамы, с каждой секундой рискуя не успеть. Прогоревшая насквозь кабина уже сложилась сама в себя, и сейчас жаркой лужицей на асфальт стекал край рамы грузовика. Зацепив прочным металлизированным тросом задний крюк на контейнере, Сергей махнул водителю рукой. С прокручивающимися и дымящими колёсами, джип стал сдавать назад. Со скрипом и грохотом контейнер съехал вслед за ним и упал на дорогу. Снимая за собой весь верхний слой асфальта, железная коробка с трудом, но отдалялась от полыхающего пекла. Всё, дальше огонь не пойдёт, и, лишившись свежего холодного металла, он ещё долго будет жрать дорогу под собой, оставив после себя глубокую запёкшуюся яму.
Выломав ломом двери, оперативники осторожно сняли крепления с прорезиненных ящиков и вынули десять коробок. Небольшие медные коконы спасли всю начинку процессоров от разрушительных наведённых токов, хотя предназначались совсем для другого. Переложив всю добычу в одну из машин и собрав отключившихся, а по факту, погибших собак, три одинаковых джипа рванули к побережью. Там их уже ждала неприметная прогулочная яхта. Двигаясь каждый своим маршрутом, джипы петляли битый час по всему городу, пока, с разных сторон, не подъехали к одному из пирсов. Погони не обнаружилось, что ещё больше нервировало, но раз им предоставили такую свободу, грех этим не воспользоваться. Сколько раз разведчики проваливали простые, по сути, операции, перехитрив самих себя. Сергей надеялся, что это один из таких разов. Выйдя в океан, яхта бодро отдалялась от берега, и уже к вечеру была в сотни миль западнее. Здесь они подождут проходящий мимо китайский сухогруз, зафрахтованный дальневосточной транспортной компанией. На борту их капитан, предупреждённый о неожиданных пассажирах, и где они будут в относительной безопасности весь оставшийся путь до Владивостока.

***

Борис разглядывал красивое голубое море, медленно плывущее в трёхстах километрах ниже, и гадал, насколько оно глубокое. Лезть в комп было лень, да и интерес был абсолютно праздным, так что он просто наслаждался переливами, от тёмно синего, до лазурного. Час назад Сергей вышел с ним на связь из Тихого океана, и доложил, что груз с ним на борту. Значит, уже через неделю они будут в родном порту, где их тут же примет на борт космосамолёт, который подбросит их через стратосферу в Москву. К этому времени Борис уже рассчитывал там быть, и лично поздравить засидевшегося в майорах своего лучшего ученика. Быть ему приемником, о котором уже в серьёз задумывался генерал. Пусть только чуть-чуть поднаберётся командирского опыта. Все эти пострелушки в поле конечно учат, но работа с людьми, это не упражнение с автоматом. Здесь готовых заученных вариантов нет. Каждый человек реагирует по своему, и даже если строй, в слитном порыве гаркает «Ура Отечеству», каждый солдат думает о чём-то своём. Главное, заставить людей думать на пользу дела. Вот сейчас Сергей наверняка думает о жене, этой скромной, но жутко хитрой бестии, Мерти. Скрепя сердце, благословив их брак год назад, Борис продолжал коситься на них с неодобрением. Но гормонам, как говорится, не прикажешь. Пусть милуются, лишь бы это не отвлекало Сергея от работы. Пока, вроде, тьфу-тьфу-тьфу, всё было в порядке.
Политика – грязное дело. Политика, завязанная на технологиях, грязнее вдвойне. Лайнер «Конкордия» медленно отшвартовывался от Международной Туристической Станции. Взяв на борт триста человек, он разворачивался к Марсу, где в своём двухнедельном путешествии будет развлекать отпрысков богатеньких родителей, или престарелых толстосумов, которым приспичило увидеть этот красный комок пыли. И ведь эти люди, в большинстве своём, ни в чём не виноваты. Да… Невиновных, у нас, как говорится, нет. Просто кое-кто решил, что пассажирский корабль – отличное прикрытие для транспортировки деталей собственного американского межзвёздника. Как будто, в истории не было подобных примеров, окончившихся весьма плачевно. Они пытаются убедить нас, что серьёзно отстают. А сами тем временем спешно достраивают своего Франкенштейна, собранного из кормовой части Меридона, которую они ухитрились восстановить, и налепленного грузопассажирского отсека, с десятком новомодных лазерных башен, разбросанных в кажущемся беспорядке.
Дав добро на начало операции, Борис, с грустью, вновь посмотрел в глубину уже другого моря. Это было более холодным, и от того, более тёмным. Где-то там, в таком же тёмном космосе, а точнее, на высокой орбите, сейчас заканчивал манёвр их подарок пассажирам Конкордии. Стотонный американский транспорт, с грузом шахтёрской взрывчатки, неожиданно теряет управление. Его двигатели входят в форсажный режим, и, натужно скрипя гнущимися переборками, корабль начинает падать на планету. К несчастью, на его пути оказывается туристический корабль, который слишком поздно осознаёт угрозу. Манёвр уклонения не даёт результатов, и две песчинки на фоне Земли, врезаются друг в друга на суммарной скорости в десять километров в секунду. Запрограммированные детонаторы подрывают недетский пластилин, уложенный в огромные брикеты, и на мгновение у Земли появляется второе Солнце. Чтобы тут же погаснуть в дневном небе над северным полушарием. Мало, кто вообще обратил на него внимание, приняв, скорей всего, за метеорит. И лишь, вечером, придя с работы домой, и, развернув на стене экран с новостями, этот человек вспомнит о вспышке в небе, когда будет с ужасом в глазах и рукой у рта, вслушиваться в списки погибших сегодня людей.

***

Андрей осмотрел весь грузовой отсек одним длинным внимательным взглядом. Столько работы было сделано за этот месяц, больше, чем за весь предыдущий год. Они разобрали и перебрали треть всего огромного корабля, и всё это на орбите, не гоняя туда-сюда челноки. Они сэкономили полгода и кучу денег, а будущий капитан мог быть теперь спокоен. Все бракованные части отправились на утилизацию, а на Земле контрразведка устранила всех саботажников на предприятиях. По крайней мере, они так отчитались, хотя кто-нибудь наверняка остался, но при режиме тотальных проверок, наверняка залёг на дно. Как ни крути, больше это не имело значения, и завтра Андрей возвращался домой. Оставалось четыре месяца до выхода корабля за пределы лунной орбиты. Его работа практически завершена. Он должен был обеспечить стройку новыми сплавами – он это сделал. Дальше, он становился таким же зрителем, что и все остальные. Ему даже допуск понизят, и основную часть информации он теперь будет получать из новостных каналов. Так он считал до сегодняшнего дня. С самого «утра», хотя на орбите у каждого своё расписание, к нему в каюту ввалился незнакомый молодой офицер из службы безопасности, и пригласил пройти вместе с ним в капитанскую рубку. Недоумевая, зачем он понадобился начальнику стройки, Андрей бодро шагал по уже активированным гравитационным решёткам. Кое-где они уже были покрыты плитами пола, но в половине коридоров нужно было следить, как бы в неё чего не уронить. Поднявшись на мостик, Андрей с удивлением обнаружил в капитанском кресле Сергея, который и притащил его сюда. Тот слушал доклад старшего по смене монтажников, и периодически кивал. Отпустив через пару минут того работать дальше, Сергей развернулся вместе с креслом в сторону лифта. Улыбнувшись Андрею, он протянул ему папку с его личным делом. Удивлённый таким поворотом событий, металлург стал рассеянно листать исписанные листы.
- Не хотите ли присоединиться к группе, скажем так, специалистов, которых мы отправим за покупками? Сразу предупреждаю, поездка долгая, займёт не меньше трёх месяцев, и связаться с родными у вас не будет никакой возможности. Но такое приключение выпадает раз в жизни, по крайней мере, для нас это будет первый случай.
- Вы хотите, что бы я полетел на Ювете (как, в последнее время, стали сокращать название «Ювет Легионариус»)?
- Да, вы очень догадливы, - улыбнулся Сергей. Он задрал голову к потолку, высматривая там, не иначе, ответ на свой вопрос, и терпеливо ждал. Признаться, предложение было очень заманчивым. Всю жизнь, мечтать о космосе, и не просто о барахтанье по щиколотку в безжизненной луже, под названием Солнечная система, а именно о погружении в его глубину, где можно встретить разных удивительных существ, и посмотреть на диковинки природы. Но тогда он минимум на три месяца выпадет из жизни своей семьи. И зная, по своему опыту, что планы обычно склонны растягиваться во времени, а не сужаться, то может быть, и на дольше. Но Сергей прав, такое предложение не отвергают.
- Я согласен, - коротко ответил Андрей, и вернул своё личное дело в руки улыбающемуся начальнику проекта. Тот пружинисто встал, похлопал по плечу будущего путешественника, и выпроводил его с капитанского мостика, объяснив это тем, что у него ещё десяток собеседований сегодня.
До отлёта корабля было ещё пять-шесть месяцев, и всё это время Андрей теперь планировал провести с семьёй. Нет, он, конечно, будет ходить на работу, улаживать формальности с началом серийного производства новых сплавов, которые оказались очень хороши. Но семья будет у него на первом месте. Больше никаких засиживаний на работе допоздна. Больше никаких уходов на первый поезд метро в четыре утра. Его дочурка будет счастлива, а он… Он вдруг подумал, что весёлая прогулка в гости к братьям по разуму, может оказаться не такой уж весёлой. Но передумывать было уже поздно.

***

Вертолёт медленно опускался на ровную, освобождённую от деревьев и пней, площадку. Свежий таёжный воздух даже через закрытую дверь проникал в кабину, и Сергей с наслаждением втянул хвойный аромат. Были у него поездки и подальше, но почему-то в родной дикий лес его тянуло сильнее всего. Не удивительно, что кое-кто решил обустроиться здесь. Почки подлечить родниковой водицей, как же. Просто больше его никуда ни пускали, даже в тайге устроив за ним наблюдение. Каждую неделю он должен был приходить, отмечаться у «надзирателей», и пока что не пропустил ни одной. Небольшой деревянный сруб, утеплённый специальной пеной, с покатой крышей, одиноко прислонился к небольшой речке, или, скорее уж, широкому ручью. Надо же, даже баню себе построил. Не думал, что у него проснётся столько деревенских талантов.
Выпрыгнув из уже глохнущего вертолёта, Сергей, пригибаясь, побежал к дому. Хозяин вышел посмотреть на гостей, низенький поджарый мужичёк. Раньше он был толще, усох, бедняга, на подножном корме. Открыв небольшую калитку, и зайдя во двор, Сергей приветственно махнул рукой. Не дождавшись ответа, он подошёл и протянул руку. Крепкое рукопожатие сняло некоторую неловкость между ними, ведь последний раз они виделись шесть лет назад.
- Ты постарел, - Сергей критически осмотрел его стопятидесятилетнюю тушку, и улыбнулся.
- Вы же не разрешили забрать медкапсулу, вот и результат. Только свежий воздух и спасает, - Эрис, как самый настоящий деревенский дед, похоже, приобрёл привычку брюзжать. Морщинистое лицо не смогло спрятать живые бегающие глаза, которые уже почувствовали, к чему всё идёт. Пригласив в дом и усадив гостя за стол, Эрис внимательно посмотрел на сгорбившуюся спину Сергея.
- Что, дела замучили? Никак, корабль почти достроен?
- И я зову тебя в состав команды. Твой опыт общения с бывшими коллегами по цеху нам бы очень пригодился, - Эрис, услышав это, сел на лавку и забарабанил пальцами по столу. Всем своим видом показывая серьёзные раздумья, он не сумел скрыть блеснувшие глаза, и Сергей, хохоча, опёрся спиной о стену.
- Давай, я же вижу, как тебе неймётся попасть в родные места. Вся эта природа тебя замучила.
- На Маркане, а я бывал только там, вся эта природа меня бы уже сто раз сожрала. У вас тут настоящий рай, и он многим бы пришёлся по вкусу.
- А ты не перестаёшь торговаться. Даже на смертном одре, чёрт, что придёт по твою душу, намучается с тобой. Зато вариться тебе в самом шикарном котле.
- Сейся, смейся. Но я серьёзно предупреждаю, как и десять лет назад. Не суйтесь к тем, кто может сдать вас Содружеству. Поверьте, такое знакомство вам ни к чему.
- А может, ты всё врёшь, может, Содружество это рай, а вы лишь отщепенцы, социопаты, не способные жить по правилам.
- Ну, ну. Милые и пушистые люди просто так контролируют четыреста систем, и ещё в тысячи имеют абсолютное влияние. Это они проповедями и личным примером такого добились, - Эрис решил поиграть в предложенную игру, видать, совсем ему тут скучно.
- Будто ты не знаешь, что люди по доброй воле жмутся к богатым, ища у них защиты, и, конечно же, стараясь урвать себе кусочек. Если метрополии так сказочно богаты, то и все остальные стремятся под их крыло.
- Как там Мерти? – неожиданно сменил тему Эрис. – Она не захаживала ко мне уже несколько лет, и я слышал, что вы поженились.
- Она в порядке, и тоже летит с нами. Хочешь её увидеть – присоединяйся.
- Мда, единственная родная душа в радиусе ста световых лет, особенно, после того как Лов умер.
- У него были слишком серьёзные травмы, последствия которых не смогла устранить даже ваша, как это выразилась Мерти, доколонизационная медкапсула.
- Ты ведь знаешь, что мне нельзя доверять. Почему же зовёшь с собой?
- Доверять и использовать – разные вещи. Я тебя использую на благо общего дела, а ты можешь этим воспользоваться. Ну, решайся!
- Хорошо, хорошо! Убедил. Дай мне только собрать кое-какие вещи и закрыть дом. Может быть, я ещё вернусь доживать сюда старость. Воздух тут, знаете ли…

***

Сергей встал у правого плеча Богдана Волоцкого – лучшего из капитанов военнокосмического флота ЕиСа. Именно ему выпала честь командовать кораблём «Ювет Легионариус». Дурацкое название, но одобренное на самом верху, в память о двух, погибших десять лет назад, корветах. В переводе с латыни – Смелый боец. Живыми людьми оно быстро было адаптировано под живую русскую речь, и все звали его просто Юветом. Даже в печати предпочитали сокращать. Как бы то ни было, но сейчас Ювет впервые трогался в путь, медленно отходя от гигантской фермы Лунной верфи. Подработав передними маневровыми, заострённый нос этого красивого корабля, развернулся в сторону яркой точки на небесной сфере. Даже в детский бинокль уже можно было рассмотреть красно-коричневое пятнышко, окружённое звёздами спутников. Юпитер. Первая цель для тестового полёта. Пока без прыжков в гипер, и без использования щитов. Просто на маршевой тяге за неделю туда, и ещё за неделю обратно. Почти в три раза быстрее любого земного корабля. И это, если учесть внушительные размеры Ювета.
Корабль был уже полностью укомплектован экипажем, пускай люди учатся и срабатываются между собой. Также ему были приданы три взвода космического корпуса. Сто пятьдесят человек с мощными винтовками и тяжёлым оружием смогут защитить корабль. Во всяком случае, все на это надеялись. Была сформирована и специальная научно-техническая группа, которая будет оценивать всё, что попадётся им в руки. Туда же попали Андрей Белоусов, Мерти Демянская и Эрис Ванхабе. Этот прохвост отвечал за дипломатическую работу, и был этаким тайным советником при Сергее. Остальной экипаж был набран из уже сформированных команд по результатам конкурса и собеседований. В итоге, без малого, четыреста человек, набитые под завязку в корабль, напоминающий яблочное семечко астрономических размеров, медленно отдалялись от Луны, забирая с собой надежды всего человечества на успешный полёт.

***

Третий директор по международным операциям АтА, Бен Битл, читал доклад, только что поступивший на его консоль. Линкор «Либерти» заканчивал заправку, и уже готовился покинуть Марсианский док, устроенный в одном из его карликовых спутников. Было очень сложно и дорогостояще добиться от оплавленной кормы Меридона адекватной реакции на команды. Но они сумели это провернуть, тем самым отстав от русских не слишком критично. Их корабль уже два месяца летал туда-сюда по Солнечной системе и уже вот-вот готовился совершить свой первый прыжок через это загадочное гиперпространство. Американские учёные однозначно установили, что гипер и туннельный переход никак не связаны между собой, и по-видимому, являются двумя совершенно разными способами перемещаться быстрее скорости света. Либерти будет намного быстрее русского корабля, так как использует родную установку разгона. Но наладить производство такого количества антиматерии пока что не представлялось возможным. Они и так выгребли все многолетние запасы, дав кораблю топлива всего на полгода работы. Потом он, или застрянет в пустоте, или станет на неопределённый срок, на прикол в марсианском доке.
Но все это казалось сейчас ерундой, когда агенты так и не смогли добыть координаты хоть одной системы этого так называемого Содружества. Некоторые чертежи и схемы попали в их руки, но именно этот секрет так таковым и остался. Куда, прикажете, лететь? Просто так обыскивать одну систему за другой? Никакого топлива не хватит. Нужен конкретный маршрут, и, кажется, Бен знает, где его раздобыть. Вся та операция казалась слишком сложной, а сложное, как говорится, враг успеха. Но русские так ничего и не заподозрили. Это подтвердили засланные на испытания агенты, которые теперь полетят вместе с Юветом в, так называемый, Фронтир. Они сообщали в докладе, что квантовые процессоры были установлены и уже испытаны. Никаких нареканий в работе не получили. А значит уже через несколько дней, на разведывательные станции альянса придёт маломощный зашифрованный радиосигнал, с координатами, по которым в прыжок ушли русские. И каждый раз, когда они будут оказываться в пределах действия сети, они будут скидывать всю собранную информацию. Конечно, ради всего этого пришлось пожертвовать некоторыми людьми, но совсем не реагировать было бы в десятки раз подозрительней. А так, постреляли, значит, попытались помешать. «Помешать не получилось», думают русские. И Бен не собирался их разубеждать.
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 4 месяца
Имя: Шевченко Павел

#4 Uksus » 16.06.2016, 16:42

Павел, не спешите. Лучше выкладывать не более 2-3 страниц ворда за раз.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3009 (+3045/−36)
Лояльность: 590 (+590/−0)
Сообщения: 4990
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 6 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#5 Evangelion » 16.06.2016, 17:30

Хорошо, буду выкладывать одновременно с самиздатом по 2-4 страницы.
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 4 месяца
Имя: Шевченко Павел

#6 Uksus » 16.06.2016, 21:16

Evangelion писал(а):всячески прикидываясь одним из пролетавших мимо камней, было уже не комфортно.

Слитно.

Evangelion писал(а):И пару раз эти тягачи, в поисках ценных минералов даже умудрялись просканировать Меридон -

В кавычки.

Evangelion писал(а):обратный путь топлива у него уже не хватит, или скажем так, прилететь то он прилетит,

То, либо, нибудь пишутся через дефис.

Evangelion писал(а):С порога, первая же новость оказалась неприятной.

Коряво.

Evangelion писал(а):Вторая же новость была скорее не неприятной, а странной,

Лишнее.

Evangelion писал(а):Около сотни метров в длину и семидесяти в обе стороны,

Это как?



Общее впечатление... Пока не знаю.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3009 (+3045/−36)
Лояльность: 590 (+590/−0)
Сообщения: 4990
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 6 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#7 Evangelion » 16.06.2016, 22:01

Ну, после одного абзаца, впечатление действительно не составить :-):
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 4 месяца
Имя: Шевченко Павел

#8 Uksus » 17.06.2016, 06:59

Evangelion писал(а):Ну, после одного абзаца, впечатление действительно не составить

После трёх! ::yaz-yk:




Evangelion писал(а):Немного подправив угол наклона телескопа,
А почему не сказать проще: "Немного поправив телескоп"?

Evangelion писал(а):Псевдо астероид, а это был именно искусственный объект, сомнений быть уже не могло, медленно удалялся от корабля.
Такие слова пишутся вместе.

Псевдоастероид - а это без сомнений был искусственный объект - медленно удалялся...
Хм?

Evangelion писал(а):Остальная команда, похоже, только сейчас стала соображать, что к чему, и оживлённо заёрзала в своих креслах. Послышались щечки тумблеров и отрывистые команды, и Эрис отметил, что, несмотря на обленившуюся в последние сытые годы команду, свою работу они выполняют всё ещё хорошо.
Хм?

Evangelion писал(а):когда факелы двигателей забились неровным огнём, прогревая термоядерную смесь из материи и антиматерии,
Павел, простите за любопытство, что у Вас было по физике?

В общем, старайтесь избегать технических подробностей.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3009 (+3045/−36)
Лояльность: 590 (+590/−0)
Сообщения: 4990
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 6 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#9 шифер » 17.06.2016, 11:34

Понравилось то, что начало нестандартное. Дальше будем посмотреть.
Вагонные споры - последнее дело,
Когда больше нечего пить,
Но поезд идет, бутыль опустела,
И тянет поговорить.
шифер M
Новичок
Возраст: 47
Откуда: Русь-Украина, Донецк
Репутация: 8748 (+8801/−53)
Лояльность: 26013 (+26025/−12)
Сообщения: 2062
Зарегистрирован: 14.04.2011
С нами: 6 лет 6 месяцев
Имя: Виталий

#10 Evangelion » 17.06.2016, 11:52

Вообще у меня пять курсов физики в университете, я имел ввиду "термоядерную" - крутую, жаркую, взрывоопасную. Но народ не понял, похоже. :ne_vi_del:
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 4 месяца
Имя: Шевченко Павел

#11 Evangelion » 17.06.2016, 22:19

Глава 3

Семья Бетар. Система Бет-Матар. Империя Матар.

Бетар Дэйл медленно проплыл вторую дистанцию по релаксационному бассейну. Первую дистанцию он прошёл в быстром темпе, вспарывая воду, как хито - охотник на лакомую добычу, рыбу ри. Сейчас же он просто отдыхал, наслаждаясь тёплыми водами, и размышлял о любимой. Её гибкое тело, чёрное, как пески пустыни Сарт, было такое же текучее и плавное. Слегка ускорив ритм, Дэйл легко сбросил эротическое наваждение. Он пришёл сюда расслабиться, и избавиться от липкой вони всех этих советников Бетара старшего. Его дед, один из восьми правителей всей Матарской империи, опять решил собрать дань с подчинённых систем. Это была уже третья повинность за последний большой цикл (приблизительно семь и два десятых земных года). Раньше такого возмутительного попрания традиций никто не совершал. Одна дань в один большой цикл. Системы могут заупрямиться. Тогда не избежать крови. Дэйл не любил кровь, она тягучим соком пропитывала песок, делая его грязным. А он не любил ничего грязного. Даже песок.

Накинув на себя лёгкий халат из серебристой слюны прядильщиков, он поднялся по широкой изгибающейся лестнице на второй этаж своего дворца. Тут он принял у белого слуги небольшой прозрачный стакан, запотевший от ледяной жидкости из желёз древесных грибов. Бодрящая, и баснословно дорогая, субстанция, смешалась с соками тела и освежила все органы и ткани. Говорят, один такой стакан продлевал жизнь, как специальная процедура омоложения в медкапсуле. Дэйл не знал, но в свои семьдесят три года он был в прекрасной форме. Он перестал стареть в двадцать пять, и за почти пятьдесят лет ни капельки не изменился. Его отцу было сто двадцать, и недавнее празднество показало, что он ещё может поспорить со своим сыном в борьбе на песке. Дед, который также присутствовал в качестве ОЧЕНЬ почётного гостя, был уже действительно стар. Перевалив за отметку двести лет, он расхаживал по своему роскошному кабинету, периодически кашляя и держась за стол. Правда, на публике он себе подобного не позволял.

Войдя в спальные покои, Дэйл рухнул на кровать, и нейросетью активировал тропическое окружение. Его ложе тут же оказалось среди редких пальм, на берегу лазурного моря. На Коске, столице системы Бет-Матар, не было океанов. Даже моря, и те были мелкими горячими болотами, занимавшими примерно треть территорий. Но Дэйл любил воду, и часто путешествовал в системы союзных семей, где наслаждался великолепными пляжами, и такими же прекрасными женщинами, готовыми на всё, что бы угодить отпрыску правящей семьи. Делать ничего не хотелось, но богатства семьи требовали его внимания. Он активировал голокуб и стал ждать ответа доверенного сановника в мирах Фронтира. Не прошло и десяти секунд, как объёмное лицо чернокожего аристократа одной из младших семей, склонилось перед ним в уважительном, но не достаточно глубоком, по мнению Дэйла, поклоне. Отар Код излучал уверенность, впрочем, как и всегда. Он был гораздо старше юного Бетара, и обладал огромным опытом дипломата и финансиста. Также, ему доверяли не совсем законные дела семьи. Например, он выкупал у пиратов и работорговцев самый ценный человеческий материал, ведь, как известно, кадры решают всё. И недавно, поток высококачественного товара заметно сократился. Это могло поставить под удар экспансию семьи, а значит, и всей Матарской империи.

- Что скажешь, уважаемый Код? Тебе удалось выяснить причину собственной некомпетентности?
- Нет, мой повелитель. Мне необходимо разрешение на личное участие в разведывательном походе.
- Ты уверен, что твои люди справятся без тебя? Дедушка опять требует налоговый сбор. Не знаю, что он задумал, но мне кажется, что-то грандиозное. Твои угодья все покорны?
- Можете не сомневаться - миры приведены к абсолютному подчинению.
- Что ж, тогда можешь отправляться, куда тебе там нужно. Но не задерживайся дольше трёх месяцев. Твои знания могут нам понадобиться.
- Слушаюсь, мой повелитель.

Голокуб погас, оставив задумчивого Дэйла наедине с самим собой. Волны набегали на песок, сегодня был довольно сильный ветер, и спать было бы одно удовольствие. Но сон не шёл, и Дэйл вновь обратился к Искину. Голограмма, с обобщёнными цифрами по заводам и верфям системы Бет-Мотар и её сателлитов, не внушала оптимизма. За последние семь лет предприятия недополучили десять тысяч человек. Это было уже серьёзно, мешая разворачивать дополнительное военное строительство. Так и не была введена в строй верфь в Бет-уно-Мотар - самой развитой колонии семьи. Второй флот недополучил шесть кораблей, патруль на границе с галактами растянул свои порядки сверх всякой меры. Этим могут воспользоваться враги. Они всегда начеку. Белые, жёлтые, а порой, и чёрные рабы с окраинных миров, попавшие в финансовую кабалу, или ставшие добычей пиратского налёта, в основном уходили на плантации сайрекса - основной пищевой культуры Матаров. Их мозг даже не мог воспринять нейросеть, но выращивать зерновые кто-то должен был. Семью Бетар интересовало другое - тонкие ручейки, текущие неизвестно откуда, с рабами первоклассного качества. Они годились и в техники, и в инженеры, и в пилоты с медиками. От ста двадцати до ста шестидесяти пунктов интеллекта. На сто пунктов меньше, чем у семьи Бетар, но на то они и рождены править. Зато, в среднем на сорок пунктов больше, чем у всех остальных.

- Дом, включи мне поле подавления на четыре часа. И не беспокой меня, даже если к нам в дом вторгнуться галакты.
- Приятного сна, хозяин, - мелодичный голосок Искина стал последним, что он осознал.

***
Отар Код ещё долго смотрел на потухший экран. Он ненавидел этого самовлюблённого молокососа. И каждый раз хотел его придушить. Но честь семьи заставляла его пресмыкаться перед Бетарами, ведь однажды они дали клятву вечной службы. А всё потому, что не смогли удержать богатство, данное им по праву. Когда-нибудь, не он, так другой Отар, возьмёт принадлежащее им обратно. Но для этого, нужно по крупицам, по песчинкам восстанавливать утраченное. С каждого купленного ценного раба, его семье шёл процент. Это был существенный источник дохода. Был, пока из сектора 247-13 (у него даже названия своего нет), не прекратился поток сообразительных дикарей. Поначалу, освободившееся место заняли другие торговцы, особенно, когда из-за дефицита, выросла закупочная цена. Но они быстро выгребли всех невезунчиков с достаточным интеллектом, чтобы заниматься хоть чем-нибудь, кроме сельского хозяйства и животноводства. Новых же, взять было неоткуда. Точнее, никто не знал, откуда их везли. Уже несколько лет Код посылал то одного, то другого дознавателя, которые убеждением, подкупом или насилием пытались выяснить тайные маршруты. Но всё было тщетно. Никто ничего не знал, или не хотел говорить. Пришла пора лично заняться семейным доходом.

Собрав все доклады своих ищеек, он решил, взяв личный крейсер, прыгнуть в систему Талли, что бы уже оттуда иметь возможность отправиться куда угодно. К тому же, это был крупный перевалочный пункт для транспортировки рабов, и именно там надсмотрщики закупали для Бетаров перспективных рабочих. Другие рабские рынки он сразу же отбросил, так как те ничем друг от друга не отличались, и предлагали товар низкого качества. Ни разу там не было замечено крупных партий развитых аборигенов с местных планет. Так, один-два в месяц. Такое количество не могло удовлетворить растущие потребности амбициозных и самонадеянных Бетаров. Код ещё раз посмотрел на карту обследуемого района галактики, и, злясь на тупость своих подчинённых, не сумевших узнать что-то конкретное, прикинул в уме количество систем, откуда могли везти рабов. Получалось около сотни. Если он не найдёт зацепку, на поиски могут уйти годы. Естественно, столько времени у него не было. Но Код не сомневался в своих возможностях, и что самое главное, у него было предчувствие. Он всегда ему доверял. И оно его ещё никогда не подводило.

Поднявшись на борт курьерского челнока, Код прошёл в глубину салона, и занял выделенное ему широкое кресло. Стюард подал свежий чай, осведомился, не хочет ли чего господин отужинать, и, получив отрицательный ответ, испарился из поля зрения. Отсекающее поре убрало все посторонние звуки и смазало для всех, кто находился снаружи, очертания вип ложи. Откинувшись назад, Отар старший медленно погрузился в транс, очищая мысли от эмоций. Чем яснее будет его ум, тем лучше он будет воспринимать мелкие детали, которые, непременно, приведут его к цели. Эта техника была секретом его семьи, и он уже научил ей своих сыновей и дочерей. А их у него было семеро. Его будущее, его надежда на возрождение былого величия. Погрузившись в самовнушение, Код пропустил момент старта и стыковки с орбитальным терминалом - одним из множества вокруг планеты. Столица системы жила в роскоши, которую, однако, нельзя было даже близко сравнить с восемью метрополиями Матарской империи. Когда располагаешь таким богатством, любую планету, даже сухой и безжизненный карлик, в непосредственной близости от звезды, можно превратить в рай.

На станции его уже ждал армейский бот, присланный с крейсера. Военным кораблям, из-за их размеров, запрещалось подходить ближе миллиона километров, а транспортам с них садиться на планеты. Военные двигатели были слишком мощными и сжигали драгоценный кислород, к тому же, загрязняя атмосферы планет. Гражданским кораблям, за редким исключением, не было нужды развивать такую скорость, и они использовали более безопасные способы перемещения в пространстве. Мастер корабля поклонился ему и доложил, что всё готово к отлёту. Код кивнул и проследовал за ним в каюту. На его кораблях всегда проектировалось место под личные покои. Даже на военном боте. Ему принесли заказной ужин со станции, и сейчас Код был вполне предрасположен к трапезе. За те двадцать минут, что бот медленно, стараясь не побеспокоить важного пассажира, полз к крейсеру, он успел плотно поесть, и выпить два стакана сока с Коска. Это конечно не легендарный сок из желёз древесных грибов, но тоже очень редкое питьё. Его делали из произрастающих только там болотных водорослей, которые были очень богаты на нейрокатализаторы - вещества, усиливающие кровообращение в головном мозге, улучшающие передачу нервных импульсов и ускоряющих восстановление. Когда интеллект решает всё, любое преимущество бесценно.

Полёт прошёл незаметно, и, войдя в ангар, бот плавно коснулся палубы. У выхода его встретил личный стюард, который тут же перехватил кожаный плащ и чемоданчик с документами. Ему он доверял полностью. Специальная нейросеть очень напоминала рабскую, за одним лишь исключением - она не подавляла потребности служить, и оставляла хозяину двигательные функции. Рабские сети, эти варварские устройства, полностью перехватывали управление телом, уже через несколько лет делая из человека овощ, которому, даже если удалить контроль, потребовалось бы длительное обучение самому основному, словно младенцу. Отпустив мастера корабля, он приказал тому отправляться на Талли, как только они будут готовы, а сам направился в закрытую и доступную только ему, комнату прямого соединения. Закрывшийся люк отрезал его от корабля, от всех раздражителей и от чувства времени. Аккуратно сложив одежду в шкафчик, он, будучи полностью нагим, медленно погрузился в бассейн с гелеобразной розовой жидкостью. Чем-то она напоминала ту, что применяют в медкапсулах, для серьёзного лечения, но сходство было лишь внешним. Вступая в контакт с каждым нервом кожи, она заполняла также лёгкие, заменяя источник поступления кислорода. Это была очень опасная процедура, которую мог выдержать лишь очень подготовленный разум. Отар Код был одним из обладателей такого разума, и сейчас его мозг, с самой совершенной из доступных нейросетей, соединился с Искином, расположенным на дне бассейна. Сейчас он чувствовал себя богом. Хотя, почему чувствовал? Он и был богом!

***
Богдан Волоцкий был человеком серьёзным и ответственным. Он вставал ровно в шесть утра по личному времени, шёл в душ, брился, чистил зубы, причёсывался. Затем завтракал, яичница с тостом, кружка кофе. Затем мундир, выглаженный, без единой складочки. 'Ювет' был кораблём, на котором можно было обойтись без скафандра в большинстве ситуаций. В чём-то он даже больше напоминал гражданский лайнер, чем военное судно. Ровным, печатающим шагом, Богдан шёл в капитанскую рубку. Отдавшие честь постовые, открывали ему люк, и дежурный офицер гремел 'Капитан в рубке!'. И так каждый день, уже три недели и четыре дня. За это время корабль преодолел девяносто шесть световых лет. До конца пути осталось ровно шесть световых лет или тридцать шесть часов. Ровное голубое свечение, обволакивающее корабль, срывало звёзды, хотя, Богдан не был уверен, были ли вообще применимы физические объекты к этому 'гиперпространству'. Думается, для стороннего наблюдателя, их вовсе не существовало, и никакими измерениями нельзя было определить, пролетел ли мимо тебя гиперсветовой объект, или нет.

Сергей был тенью капитана, принимая участие во всех совещаниях, но при этом, практически не участвуя в обсуждениях. Даже когда его мнением интересовались, он выразительно смотрел на Богдана, и тот оставлял своё решение в силе. Лишь единственный раз Сергей воспользовался правом руководителя экспедиции, но о чём они с капитаном спорили, и к какому результату пришли, не знал никто. И сейчас он всё также, по обыкновению, занял чуть отстоящее от капитанского, кресло, изучая психологический профиль одного из учёных. Богдан кивнул ему, и, заняв положенное ему место, принял доклады офицеров мостика. Все уже устали от монотонности, и предвкушение выхода из гипера всех воодушевило. Все стали больше нервничать, перешучивались, пытаясь скрыть за этим неуверенность. Как их встретит чужая (населённая!) система? Смогут ли они остаться незамеченными? Хватит ли у них сил постоять за себя? Сотня вопросов вертелось у всех в головах, и каждый мог дать на них тысячу ответов. И лишь каменное спокойствие двух высших существ, от решения которых, зависело всё на этом корабле, придавало им уверенности в себе. Иногда им казалось, что они могут свернуть горы. А зная суммарную мощность залпа, то целый горный массив.

Богдан взял планшет, пролистнул первые пару страниц и углубился в чтение. Роман был старый, о космических сражениях и смелых героях. Как сказал кто-то известный, то, что когда-то было фантастикой, сегодня стало реальностью, ну а завтра будет анахронизмом. Судя, по тому, что рассказал Эрис Ванхабе, космические баталии станут анахронизмом ещё очень нескоро. Но они ещё не готовы, и будут избегать огневого контакта любыми способами. Сейчас для них главное - информация. Успешная разведка, вот мерило всей их миссии. Богдан отдавал отчёт себе и чётко представлял возможности корабля. И он сделает всё, что бы Земля получила своих сыновей и дочерей живыми.

***
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 4 месяца
Имя: Шевченко Павел

#12 ZLOY_GAD » 17.06.2016, 22:37

Evangelion писал(а):Вообще у меня пять курсов физики в университете, я имел ввиду "термоядерную" - крутую, жаркую, взрывоопасную. Но народ не понял, похоже.
Народ не понял термоядерную смесь из материи и антиматерии,
У Вас в Белоруссии, законы физики поменялись?
Крокодилам – здорово!
Видишь мясо – съешь его!
Ты ведь парень с норовом…
ZLOY_GAD M
Супермодератор
Возраст: 40
Откуда: Русь-Сталинград.
Репутация: 3517 (+3809/−292)
Лояльность: 383 (+499/−116)
Сообщения: 4260
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 6 лет 11 месяцев
Имя: Юрий

#13 леликМ » 18.06.2016, 01:12

ZLOY_GAD писал(а):термоядерную
Ядрёную, штоль?
лелик
http://samlib.ru/editors/l/leonid_w_m/
леликМ M
Новичок
Аватара
Возраст: 58
Откуда: г. Шарья, Гиперборейская Империя
Репутация: 1126 (+1158/−32)
Лояльность: 481 (+498/−17)
Сообщения: 748
Зарегистрирован: 05.11.2014
С нами: 2 года 11 месяцев
Имя: Леонид Мешалкин

#14 шкумп » 18.06.2016, 02:37

ну почему же, смесь может быть "термоядерной" и в физическом смысле, и в художественном, для повышения определения, но вот смесь материи и антиматерии, это уже вроде в физическом смысле назавается "аннигиляция", куда уж круче повышать определение :-): Такой смеси вроде и быть не может.
Я Москаль и этим горжусь! Никогда раньше об этом не задумывался, но видно время пришло.
шкумп M
Новичок
Аватара
Возраст: 55
Откуда: Москва
Репутация: 1019 (+1105/−86)
Лояльность: 256 (+267/−11)
Сообщения: 342
Зарегистрирован: 07.01.2012
С нами: 5 лет 9 месяцев
Имя: Евгений

#15 Evangelion » 18.06.2016, 08:47

Ну, может потом поменяю на ядрёную :-)
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 4 месяца
Имя: Шевченко Павел

#16 Evangelion » 18.06.2016, 16:30

Система Талли была густо населена. Тысячи объектов постоянной орбиты, десятки тысяч кораблей. Крупный промышленный и торговый центр, формально независимый, но под полным контролем семьи Бетар. Выскочив из темноты открывшегося окна гиперперехода, крейсер Отар тут же получил от наблюдателей свободный коридор. Два штурмовых торпедоносца, с ближайшей базы, выстроились по бокам почётным эскортом. Хотя нужды в какой-либо охране не было. Все расступались и меняли траекторию полёта, только завидев идентификационный номер на навигационных картах. Мысли текли размеренно и плавно. Код поднялся из своих покоев на мостик и следил за действиями капитана, заставляя того потеть и нервничать. Подлётное время к парковочной орбите составляло около получаса, и каждую минуту Код неподвижно простоял в углу рубки. Закинув руки за спину, он, не моргая, отмечал все мельчайшие детали. Ему нужно было настроиться на предстоящую работу, и, если при этом полтора десятка человек будут сегодня глотать на ночь успокоительные, его это не волновало. Его люди должны быть как дроиды. Абсолютно послушны и исполнительны, лишённые всяких эмоций. Иначе они ему не нужны.

Небольшая станция работорговцев встретила их опустевшими торговыми улочками. Никто не хотел попадаться на глаза такому человеку. Мусор и неоновые вывески - единственные зрители, собравшиеся вокруг Кода и его охраны. Заняв один из пустующих гостиничных номеров, Код приказал дать ему полный обзор. Личный кибер, недолго церемонясь, взломал сеть станции и вывел трансляцию со всех камер наблюдения. Каменное лицо Кода, словно посмертная маска, скрывала настоящую бурю внутри. Перед стыковкой, он вколол себе стимулятор, и теперь его мозг работал на тридцать процентов быстрее. Слияние с Искином дало ему психологические профили всех, кто мог возить сам, или вступать в контакт с теми, кто доставлял рабов из глубин космоса. Обработав за час (дольше быть соединёнными он пока не мог) всю информацию из сети Содружества, из подпольных сетей, из слухов и домыслов, он теперь знал эти отбросы лучше, чем они сами себя знали. Он выяснил, на чём они летают, кого трахают, что едят на завтрак, и даже, какого цвета их нижнее бельё. Теперь лишь осталось познакомиться с ними лично.

- Приведите ко мне первого из этого списка, - Код протянул небольшой лист стюарду, и тот, поклонившись, скрылся за дверью.

За следующих два часа, он допросил семерых. Кое-кто попытался скрыться, добравшись до припаркованных в ангаре челноков, но Код предвидел это и всех 'самых умных' завернули обратно. Правда, со всеми обошлись вежливо. Ему ещё здесь не раз скупать товар, и затаённые обиды ни к чему. Люди, которых приводили в номер, вполне респектабельные купцы средней руки, с плохо скрываемым напряжением, старались отвечать правдиво. Но сами ответы ему были не важны. Он оценивал реакцию собеседников, а всё, что они могли сказать, он и так уже знал из докладов своих ищеек. Вроде, ничего нового так и не узнав, Код остался доволен, и, шепнув стюарду проследить за двумя перспективными объектами, он, уснул прямо в этом клоповом номере. Сейчас ему было не до изысков. Он так устал, что глаза слипались сами по себе. А ведь это первая остановка на их пути. За три дня он планировал облететь все места, где когда-либо появлялись партии нужных ему рабов.

К сожалению, слухи о его интересе разлетелись быстрее, чем он предполагал, и в последних двух станциях не было вообще никого, кто, так или иначе, попал в его список. Всегда галдящие рабские рынки словно вымерли, а руководитель системы Талли даже выразил ему лёгкое неудовольствие, в связи с нарушением общественного порядка. Видите ли, его головорезы препятствуют свободному перемещению граждан независимого государства. Решив не провоцировать конфликт, Код заверил его, что такое больше не повторится. И он был абсолютно честен, ведь, больше заметных рынков невольников на орбите столичной планеты не было. За трое суток он так вымотался, что решил прибегнуть к крайнему средству, и налил себе небольшой стаканчик грибного сока. Это был его неприкосновенный запас, хранящийся в сейфе на крейсере, и стоивший больше, чем весь этот грозный военный корабль. Невоспроизводимая в лабораторных условиях жидкость, вернула ему бодрость и настроение. Он с удовольствием подкрепился в самом дорогом ресторане на гигантской космической станции, переделанной из астероида, затем посетил представление с живыми актёрами, а под конец дня, даже соблазнил молодую поэтессу на приёме, по случаю его прибытия в систему.

Проснувшись рано утром, с голой красавицей под боком, он довольно потянулся, и выбросил своё поджарое тело из кровати. Уже к обеду он выбрал три возможных маршрута, где наиболее вероятно было встретить осведомлённых в его проблеме людей. Погрузившись в лёгкий транс, даже не в фазу два, он ощутил притяжение от малоизвестной системы Кронгейз, находящейся в глубине Фронтира. В отличие от Талли, население той части космоса могло уместиться в недавней огромной станции, и то, не заняв всех помещений. Но именно туда вела лучшая зацепка. Один из торгашей, всё время мямливший о том, что его бизнес никогда не подводил уважаемую семью Отар, при выяснении, откуда же он брал ценных рабов, и небольшом психологическом прессинге, обмолвился, что все они были в капсулах из полимерной литой плёнки. Код сразу же отложил это в памяти, а затем запросил Искин на предмет поставок галактами своих капсул во Фронтир. До их зоны влияния было больше трёхсот световых лет, но несколько одиночных партий уходили и в этом направлении. По документам Торгового союза, только одна система, из подходящих Коду, посещалась ими. И это была Кронгейз. Две другие зацепки вели за похвалявшимися новичками, которые, решив, похоже, подзаработать, клялись, что могут достать ещё таких рабов. Сколько господин пожелает. Но изучив их психопрофиль, Код не склонен был им доверять, и оставил проверку их слов на потом. Отойдя от станции, крейсер медленно ушёл в сторону восьмой планеты системы, которая отсюда была всего лишь ещё одной звёздочкой, и, разогнавшись, окутался чёрнотой. Уйдя в гипер, Код уже не был в курсе того, с каким облегчением вздохнул руководитель системы Талли, и все её 'честные' граждане.

***
Первое, что увидели на мостике 'Ювета', была вселенская чернота. Они вышли из прыжка далеко за облаком Оорта, и только лететь к обжитой части нужно было больше трёх недель. Но сетевые маяки начинались уже тут, и, подключившись к одному из них, можно было разведать, что да как. С этого и решили начать, по совету Эриса. Теперь он всегда болтался около Сергея на мостике, постоянно о чём-то болтая или рекомендуя. Ещё в самом начале проекта 'Контакт', земным учёным удалось совместить две технологии передачи данных, и, соорудив монструозный переходник, они смогли впервые пообщаться с Искином со своих компьютеров. Теперь, не рискнув забирать два таких мощных устройства с Земли, когда они могут так пригодиться дома в научных исследованиях и военных разработках, экипажу придётся маскировать свой сигнал под привычный для сети Содружества. Но компьютерные учения показали, что вероятность успеха стопроцентная. Это придавало спокойствия, но первый контакт всё же вызвал волну нервных смешков по мостику. Подключившись к маяку, в специально подготовленные хранилища хлынул такой поток данных, что спаренные квантовые суперкомпьютеры еле успевали его обрабатывать.

- За десять лет тут ничего не изменилось, - хмыкнул Эрис, только глянув на расшифрованные таблицы. - Нужно обновить закупочные цены... - и глянув на нахмурившегося Сергея, Эрис пожал плечами, буркнув: 'на всякий случай'.

Целый день они потратили на ознакомление с жизнью этого отдалённого человеческого поселения. Три станции, сотня рудокопов и парочка оборонительных платформ. Десяток снующих туда-сюда кораблей. Большая тропическая планета, с влажными лесами и глубоким тёплым океаном. Звезда, моложе и ярче Солнца, хоть и принадлежащая к тому же классу, намного сильнее разогревала полную воды атмосферу Маркана. Её спасало только большая удалённость от звезды, чем Земли от Солнца. Учёные-биологи тут же напускали слюней по поводу нового мира, полного удивительной и неизученной флоры с фауной. Когда десять лет назад, они впервые обследовали людей с Меридона, удивление было хоть и велико, но быстро сошло на нет. Сейчас же настал их звёздный час. По крайней мере, они так думали. Сергея больше волновало, смогут ли они незамеченными обменять золото, выданное им Банком развития ЕиСа, а затем забрать интересующий их товар. Эрис долго обсуждал с серьёзными людьми, чем им за всё платить. Было принято решение попробовать побряцать золотом. Этот мягкий металл, хоть и не пользовался такой бешеной популярностью, как на Земле, но применялся во многих промышленных цепочках. За пол цены, а сторговавшись, и процентов за семьдесят, от закупочной в метрополиях, можно было сдать его на обогатительный завод. Решено было изображать рудокопа, а для этого нужно было раздобыть шахтёрский корабль.

***
Ангарные ворота медленно ползли в стороны. Малая канонерка уже висела в пространстве, дожидаясь полного их открытия, и экипаж сейчас прильнул к своим экранам, стараясь, чтобы ни один показатель не вышел за пределы нормы. Еле помещаясь во втором ангаре, эта сорокаметровая сигара несла на себе больше оружия, чем было её собственного веса. И именно ей предстояло взять на абордаж самого беспечного шахтёра, из тех, кто им попадётся. Подрабатывая маневровыми, кораблик отошёл от носителя, и зажёг свой термоядерный движок. Тут же набрав приличную скорость, он исчез из виду, лишь на карте отображаясь маленькой зелёной точкой. Через час и этого свидетельства его существования не стало. Эрис клятвенно всех заверил, что в этой системе отродясь не было никаких навигационных спутников, следящих за движением. Вблизи планеты хватало мощности самой станции, а возле остальных безжизненных миров предпочитали вешать только маленькие сетевые спутники, чья роль заключалась лишь в приёме и передаче сигнала.

Оставшись на этот раз на базе, Сергей, с нетерпением, ждал первых сообщений с канонерки. Они так и не сумели разгадать способ сверхсветовой связи в Содружестве, который позволял не тратить такое количество энергии, как единственно известный им, туннельный. Поэтому, прежде чем связаться с ними, канонерке придётся погасить выхлоп, и направить всю энергию на антенну. Для экстренной связи решили использовать обычное радио, но тогда их сигнал вполне мог перехватить чужой спутник. Пока что сообщать о своём присутствии они не собирались. Мерти приплясывала от нетерпения. Она была уроженкой Маркана, и где-то тут у неё остались родственники, которые очень обрадуются её возвращению. С её слов выходило, что её отец - богатый плантатор на расчищенных от джунглей территориях, а мать - медик в планетарном госпитале. Именно она устроила Мерти к себе под крыло, выцарапала у директора необходимые базы знаний, и всячески противилась её космическим заскокам. В последний разговор, они здорово поругались, и это сильно гложило их советника по медицинским технологиям Содружества. Сергей пообещал устроить ей встречу, но только в другой раз, и то, если у них всё получится, и удастся наладить безопасный канал торговли. А сейчас они будут сидеть тише воды, ниже травы.

Неделя прошла в активном обсуждении торгового каталога и их возможностей купить всё это. Каждая группа боролась за свои будущие игрушки, чуть ли не кидаясь с кулаками друг на друга, но решающее слово имел Сергей. А у него были чёткие приоритеты. Совет ЕиСа определил пять позиций, необходимых государству в первую очередь. Военные корабли, даже совсем устаревших конструкций. Ручные средства поражения и защиты. Медицинские капсулы и расходники к ним. Искины в любом количестве и любой мощности. Любые чертежи, схемы, инструкции и формулы, позволявшие наладить производство аналогов дома. Всякие там образцы сельскохозяйственных культур, гидропонные установки, буровые лазеры, в его список не входили. Если останутся средства и время на их доставку, то почему бы и нет. Но до этого ни-ни. Ни одного лишнего рубля не выделит.

Сергей ещё раз бросил взгляд на консоль связи. Он знал, что как только придёт сигнал, он вначале его услышит, и только потом увидит на экране. Но ничего поделать с собой не мог. Наконец, в динамиках пискнуло, раздался щелчок, и в рубке заговорил капитан канонерки. Они запеленговали пять шахтёрских кораблей в радиусе светового часа по их курсу. Некоторые, возможно, уже ушли. Они не могли вести их на радарах дальше десяти световых секунд от корабля. Но, судя по наблюдениям, прожорливые кораблики находились сейчас в процессе набивания своего объёмного брюха рудой, и никуда не спешили. Посовещавшись, выбрали самый маленький, а когда выбор одобрил Эрис, сказав, что 'это корыто - переделанный тягач второго поколения', план операции отправился по туннелю, практически мгновенно достигнув адресата. Теперь им оставалось только мерить мостик шагами, и ждать.

***
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 4 месяца
Имя: Шевченко Павел

#17 Uksus » 18.06.2016, 17:26

Evangelion писал(а):Два штурмовых торпедоносца, с ближайшей базы, выстроились по бокам

ПРИстроились.

Evangelion писал(а):Каменное лицо Кода, словно посмертная маска, скрывала настоящую бурю внутри.

СкрывалО. Лицо. Оно.


Evangelion писал(а):Обработав за час (дольше быть соединёнными он пока не мог)

Ээээ?...

Evangelion писал(а):Уйдя в гипер, Код уже не был в курсе того, с каким облегчением вздохнул руководитель системы Талли, и все её 'честные' граждане.

Не узнал.
Проще надо выражаться, если обстановка позволяет.

Evangelion писал(а):но первый контакт всё же вызвал волну нервных смешков по мостику.

Либо прокатившуюся по мостику, либо на мостике.

Добавлено спустя 16 минут 45 секунд:
Evangelion писал(а):Её спасало только большая удалённость от звезды,

СпасалА.

Evangelion писал(а):впервые обследовали людей с Меридона, удивление было хоть и велико,

Я уже говорил, что названия кораблей пишутся в кавычках?
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3009 (+3045/−36)
Лояльность: 590 (+590/−0)
Сообщения: 4990
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 6 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#18 Evangelion » 18.06.2016, 18:04

Садись, два :-)
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 4 месяца
Имя: Шевченко Павел

#19 леликМ » 18.06.2016, 18:11

Evangelion писал(а):Садись, два
По рамкам СИ - примерно пять. :du_ma_et:
Такой там уровень грамотности.
лелик
http://samlib.ru/editors/l/leonid_w_m/
леликМ M
Новичок
Аватара
Возраст: 58
Откуда: г. Шарья, Гиперборейская Империя
Репутация: 1126 (+1158/−32)
Лояльность: 481 (+498/−17)
Сообщения: 748
Зарегистрирован: 05.11.2014
С нами: 2 года 11 месяцев
Имя: Леонид Мешалкин

#20 Evangelion » 19.06.2016, 15:40

Человек смотрел на человека. И пусть они были из разных племён, из разных народов, с разных планет, в конце концов. Но он был человеком. Таким же работягой, что и все остальные. У него была семья, дети, или, может быть, родители. На периферии заработать очень сложно, и то, что он выбился в шахтёры, было большой удачей. Лысая голова, неестественно тонкая шея, худые плечи. Старый поношенный скафандр. Глаза, полные непонимания и злости. И ещё - обиды. На свою слабость, на несправедливость судьбы, на безысходность. Люди, хоть и выросшие в совершенно разном окружении, оставались одинаковыми. У них были чувства, эмоции, потребности, радость и отчаяние. И в какой-то момент этого человека даже стало жалко. Капитан канонерки произнёс что-то в небольшой микрофон на щеке, и продолжил смотреть на разворачивающееся действо.

Всё началось совершенно неожиданно для шахтёра. Система Маркан хоть и была у чёрта на рогах, но оставалась спокойной уже не одну сотню лет. Это детям лордов и императоров на ночь рассказывают сказки, что стоит отлететь от столичной планеты, и на тебя тут же накинется толпа разъярённых грабителей, и лишь доблестный имперский (федеративный, республиканский, народный) флот, придя на помощь в последний момент, героически кладёт всех бандитов на лопатки. А тут, в их дружной коммуне, все старались жить честно и с пользой для остальных. Никто не пиратствовал у себя дома чуть ли не с основания колонии. Поначалу были лихие люди, решившие поживиться на ещё неукоренившихся переселенцах, но в семье, как говориться, не без урода. Их быстро переловили и расстреляли. Да, когда законы Содружества так далеки, то поневоле изобретаешь свои, простые и понятные. А тут такой беспредел! И ведь человек так и не понял, кто на него позарился. Его корабль был слишком мал, чтобы из-за него нападать. Груз? Он уже двадцать лет таскал железно-никелевую руду, лишь изредка натыкаясь на редкоземельку. Обычно доход был стабилен и невелик, и только с попаданием в его трюм тяжёлых благородных или радиоактивных металлов, он на радостях устраивал себе пьянку. Семьи у него не было, друзья, только те, что скупали у него руду, или время от времени ремонтировали его корыто. Но зато они плыли с ним в одной равнозарплатной лодке, и это сближало их, как ничто иное. Всегда было приятно обмыть косточки толстосумам, изредка заявляющимся в их поселение.

Первое, что почувствовал человек, была вибрация корпуса. Буровые лазеры расфокусировались и погасли. Дробитель закашлялся, крутанул свой шипованный барабан ещё пару раз, и тоже остановился. Уже собираясь запросить у Искина внятное объяснение, человек уставился в потухшие экраны. В крохотной рубке горело лишь освещение, и гудел динамик, потрескивая необычным космическим фоном. Полчаса он потратил на выяснение причин этой, можно сказать, смерти всего оборудования на корабле. Не добившись от цепей и схем ничего вразумительного, человек, со злости, отключил питание от Искина, а затем вставил толстый кабель обратно в разъём. Как ни странно, это помогло. Экраны ожили, высвечивая тестовые программы. Через пару секунд его слабенький Искин, так же, как и корабль, второго поколения, заговорил низким мужским голосом из динамиков:

- Питание - подключено. Сенсоры - подключены. Жизнеобеспечение - восстановлено. Человек - жив. Человек - в сознании.
- Да, давай уже, что происходит?
- Боль в нервном центре. Боль в генераторной. Неравномерная реакция в камере. Заглушаю реактор.
- Что случилось тридцать пять минут назад? Прочти данные из подкорки.
- Образы повреждены. Провожу интерпретацию. Вижу подрыв инертных устройств. Отматываю время назад. Провожу параллели. Замечаю пропущенный запуск шести ракетоподобных устройств с расстояния в сто тысяч километров. Замечаю глушение ускорителей. Теряю устройства из поля зрения. Активация! Сильная боль в коре. Потеря сознания в надкорке. Прохождение запредельной волны излучения по кораблю. Наведённые токи в цепях. Выгорание предохранителей. Отказ систем. Отказ. Отказ. Отключение.
- Вот чёрт! А эти, кто бы они ни были, ещё здесь?
- Объектов искусственного происхождения не фиксируется. Предупреждение - разрешение сенсоров упало до десяти метров. Возможен неточный анализ.
- Запускай двигатели!
- Попытка подачи питания. Питание подано. Попытка зажигания факела. Провал попытки. Попытка зажигания факела. Провал попытки. Попытка...
- Стой! Стой же ты, железяка безмозглая, ты мне всю камеру поляризуешь. Попробуй пассивное зажигание.
- Вброс топлива в камеру. Полевая ловушка активирована, температура поднята до ста тысяч. Сто пятьдесят. Двести тысяч... Глушение индукции. Препятствие в камере!
- Что такое, будь они прокляты?
- Заброс в сопло постороннего предмета. Источник заброса не различим сенсорами. Предупреждение! Поляризованный объект! Нарушение поля! Разбалансировка катушек. Отключение впускного коллектора. Отказ двигательной установки.
- Вырубай! Не хватало мне радиации в кабине.
- Отключение... Нарушение герметичности. Потеря атмосферы через технический тоннель два. Рекомендация - автономный скафандр. Компенсация давления... Невозможность, из-за превышения скорости потери скорости регенерации. Блокирование рубки. Посторонние на борту!
- Отключи питание, отключи гравитацию, блокируй все автоматические двери! Скорей же!
- Отключаю... Посторонние во втором техническом коридоре. Шесть единиц. Двигаются к рубке.

Человек в панике рванулся к экранам связи. Он попробует связаться с ними, одновременно, передав общепринятый сигнал бедствия. Возможно, это их отпугнёт. Но, уже набирая сообщение, он вспомнил, что сам приказал отключить питание. А значит, и от антенны тоже. Ругаясь сквозь зубы, он колотил по консоли руками, не зная, что предпринять.

- Железяка, верни питание по кораблю.
- Аварийный генератор подключён.

Человек с надеждой взглянул на зажёгшуюся зелёным систему связи, и продолжил печатать. Искин несколько раз бормотал что-то о продвижении посторонних, зациклившись, в конце концов, на бесконечном повторении фразы: 'посторонние у двери в рубку'. Пришлось его заткнуть. Щёлкнув парочкой тумблеров и надавив на заглубленную красную кнопку, человек расширенными от ужаса глазами смотрел на мигающую, просто пылающую, красным, схему системы связи.

- Искин, анализ поломки!
- Моя помощь вновь нужна? Анализирую. Отсутствие приёмо-передающего устройства. Механическое повреждение. Короткое замыкание в цепи. Человек откинулся на командирское кресло, закрыл глаза и расплакался. Ведь он был просто человеком.

***
Вызов пришёл по обычной радиосвязи через пятнадцать минут. Посторонние так и не смогли вскрыть бронированную дверь в рубку. Самое защищённое место на корабле, будто они не знали. Необычная форма говорившего, и речь, чуть-чуть не совпадающая с движением губ. Словно он говорил на одном языке, а шахтёр слышал перевод на матарском. В их части вселенной все говорили на матарском. С кем торгуешь, того язык и учишь. К тому же, все они, так или иначе, были матарцами. Галакты сюда залетали пару раз за сто лет. А остальные, такие далёкие и почти мифические государства Содружества, и вовсе не знали об их существовании. Значит, говоривший не был одним из них. Но он хотя бы был человеком. И попросил не оказывать сопротивления, впустив их на мостик. Предупредил не делать глупостей. Шахтёр хотел высказать ему всё, объяснив, как с такими, как он, поступают в их краях. Но получилось лишь пригрозить тем, что у него есть друзья, которые будут его искать. Захватчика его речь явно не впечатлила. Что тут сказать, она на него самого произвела удручающее действие. Из него словно выпал последний стержень. Повторив своё требование, человек в форме медленно склонил голову набок, чуть-чуть, но заметно. В его глазах промелькнуло нечто, что вселило надежду в шахтёра.

- Вам не причинят вреда, даю вам слово офицера. Ваши знания нам нужны. Повторяю, я приказал своим людям не причинять вам вреда. Мы даже возместим нанесённый вам ущерб.

Рудокоп долго смотрел в глаза солдату неизвестной ему армии, а затем кивнул. Он прожил много лет, один раз даже проходил омоложение, и научился распознавать ложь в людях. Его могли побить, он не был дамским угодником, и не умел пить, но враньё он чувствовал практически всегда. В этот раз ему хватило только чужих глаз. Сказав Искину открыть люк, он развернулся в сторону выхода. Шестеро высоких, закованных в тёмно-синие скафандры, бойцов, резво заняли и без того тесное помещение. Нависая над ним, как колонны, они быстро сориентировались и протарабанили в экран, со своим замершим командиром, что-то на своём языке. Тот кивнул и отключился. Жестами, показав двигаться в сторону проделанной ими дыры, они тем ни менее, очень убедительно тыкали в его спину короткими винтовками с широкими стволами. Это точно не игольники, подумал человек, и вылез в рваное отверстие около метра в поперечнике. Проведя в космосе две трети своей жизни, человек не боялся этой головокружительной глубины. А вот его спутники, похоже, чувствовали себя здесь не так уверенно, как хотели показать. Их движения были дёрганными и, порой, лишними. Хотя, они же как-то добрались до его лоханки сквозь всю эту пустоту, к тому же усеянную мелким мусором, отколовшимся в процессе бурения от астероида. Тот нависал над ними, как целая планета. Человек помнил, что он был не больше двухсот метров в самой широкой части, но сейчас он казался ему просто огромным. Готовым раздавить их всех в считанные мгновения.

Уже не скрываясь, через пару минут к ним подошёл довольно крупный корабль, мало чем уступающий шахтёрскому. На его бортах были отчётливо различимы лазерные турели, а под днищем выпирала пустая кассета из-под ракет. Интересно, чем они его так приложили. Человек никогда не слышал о таком оружии. Думается, было бы у него защитное поле, то он бы сейчас улепётывал от них на полном ходу. Но на генератор не хватило денег ещё при покупке, а затем он и вовсе обнаружил, что и без него можно добывать руду, а лишнюю энергию и место в корабле, он уж точно использует выгодно. Забравшись в переходной шлюз в окружении конвоиров, человек вскоре был доставлен в маленькую каюту, где его бесцеремонно заперли. Стол, койка, маленькая раковина. Шкаф над головой. Свет от яркой белой лампы на потолке. Кто бы они ни были, но на работорговцев они точно не походили. Те сразу бы запихнули его 'морозилку' и дело с концом. А изображать из себя пассажирское судно и везти его в отдельном помещении никто бы не стал. Что ж, похоже, он не ошибся в своём выборе. Убивать его никто не собирался.

***
Сергей смотрел на главный экран, занимавший половину стены напротив, и перекатывался с носка на пятку. С одной стороны - никаких свидетелей. С другой - им нужен надёжный человек, который введёт их в курс дела. Объяснит, так сказать, все подводные камни шахтёрского ремесла и получения оплаты за него. С третьего взгляда - обещать ему возмещение всех убытков? Они что, добрые самаритяне? Ещё минута прошла в ритмичном покачивании. Капитан канонерки, толкающей шахтёрский корабль, словно вагонетку с рудой, смотрел на него спокойными и ясными глазами. Он был уверен в правильности своего решения, и готов отстаивать его даже перед Сергеем. Неделю назад он отчитался, что операция прошла успешно, а сейчас он заявляет, что взял пленного. Разве о таких вещах не принято говорить сразу? Что ж, ладно. Они не звери, и нарушать данное одним из них обещание не будут. Но и капитану не светит поощрительной грамоты. Просто будем делать вид, что всё идёт, как задумано.

Большой корабль выделил под шахтёрский рудокоп всё тот же второй ангар. Канонерка повисит пока рядом. На ней тоже можно жить. В тесноте, да не в обиде. Техники из машинного, под руководством бывшего хозяина корабля, приступили к ремонту. Говорят, что управятся за три дня. Первый разговор с этим человеком прошёл на удивление гладко. Сергей приготовился к долгому препирательству, но тот лишь кивал и соглашался. Почувствовав подвох и фальшь, майор помолчал пару минут, а затем, неожиданно, задал провокационный вопрос, что бы выбить пленника из заготовленной заранее речи.

- Вам нравится ваша жизнь? Вы счастливы?
- ...Что вам от меня надо? - через какое-то время, не нашедший ничего лучшего, ответил Прол. Прол Кет, матарский чернорабочий в третьем поколении. Чёрный, как ночь, с мощной челюстью, но при этом худыми, даже какими-то дистрофичными, чертами тела.
- Я хочу позаимствовать ваш корабль, использовать его, как грузовик, а затем спрятать в облаке Оорта на одной из тихих комет. Вам его не вернут, и вас назад тоже не отпустят. Поэтому я и задал вам вопрос. Вам нравится ваша жизнь?
- Не жаловался.
- А хотите быть ценным специалистом, можно сказать, экспертом, на небольшом исследовательском и торговом судне? Вас будут кормить, одевать, платить вам средства на ваши личные нужды, и даже подтирать вам зад первые пару дней. Пока вы не освоитесь.
- У меня семья. Я не могу их бросить.
- Не врите мне, Прол. Я же вижу, что вы одиночка. У меня прямо нюх на таких, как вы.
- Сергей, я правильно назвал ваше имя?.. Так вот, Сергей, если вы хотите, что бы я на вас работал, вы должны объяснить мне, кто вы, чёрт возьми, такие! Я не хочу участвовать в разбое или убийствах. Мне совесть не позволяет.
- Совесть, говорите. Ну что ж, это хорошо, если у вас есть совесть. Значит, если мне удастся перетянуть вас на нашу сторону, вы будете честным работником.
- Я хорошо зарабатывал, и даже мог пройти омоложение. Вы сможете мне платить столько же?
- Ну, это смотря, что вы имеете в виду под 'хорошо'. Закупочные цены на железно-никелевую руду от двенадцати до шестнадцати кредитов за тонну. В ваш корабль помещается три тысячи кубометров руды, или около двух тысяч тон чистого металла. Переводим в деньги. В среднем двадцать восемь тысяч кредитов. Топлива, как мне доложили, ваш рудокоп потреблял двести литров за полёт. Туда и обратно, раз в месяц. Это минус четыре тысячи. Ещё аренда ангара на станции - тысяча в месяц. Питание, вода, средства гигиены - шесть тысяч. И, наконец, ежегодный ремонт. Думаю, не меньше ста тысяч. Итого, в год из четырнадцати месяцев, вы зарабатываете триста девяносто две тысячи. Минус расходы - двести тридцать восемь тысяч. Минус ремонт - сто тридцать восемь тысяч. В год... Сто тридцать восемь тысяч... Одна процедура омоложения стоит, по вашим же ценам, от миллиона. Новый корабль не меньше десяти миллионов. Один месяц отдыха на планете, или в центре развлечений - восемьсот тысяч. Полёт в соседнюю систему - двести тысяч за человека, плюс три тысячи за килограмм груза. Напиться в баре с друзьями по поводу, и без - от десяти тысяч за рыло. Мне продолжать, Прол? Мне рассказывать вам, как вы хорошо зарабатывали?
- Но я же жил как-то? И неплохо!.. - попытался сопротивляться шахтёр. - А дорого всё, потому, что мы живём на отшибе. Сюда никто не летает, торговцы только местные. Но насколько я понял по вам, вы из ещё большей дыры, чем эта. А может, вы вообще скитаетесь по космосу, как какие-нибудь сектанты?
- Будет вам. Разве я похож на фанатика? Да я даже в бога не верю. Так, помяну иногда, но больше по привычке.
- Тогда кто вы такие!?
- Знаете что. Я дам вам сутки на размышления. Посидите пока в этой каюте, поесть вам принесут, а я завтра зайду и спрошу вас снова. Хотите ли вы присоединиться к нам? И если вы вдруг подумали, что у вас есть выбор, то это вы зря. Назад вы точно не вернётесь, - не успев ещё закрыть дверь, Сергей услышал брошенное куда-то вбок согласие. Он повернулся и протянул руку новому члену экипажа. Тот, не поняв, что от него хотят, медленно протянул руку в ответ. Сергей пожал на удивление крепкую ладонь, и повёл человека в общую столовую. Пока он не передумал, следовало завлечь его дружной атмосферой на корабле.

***
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 4 месяца
Имя: Шевченко Павел

След.

Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 3 гостя