По ту сторону звёзд. Шевченко Павел

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#41 Evangelion » 06.09.2016, 14:13

Выкладывается оставшаяся часть. ИСПРАВЛЕННУЮ ПРЕДЫДУЩУЮ ЧИТАЙТЕ НА САМИЗДАТЕ. НУ, ИЛИ НЕ ЧИТАЙТЕ :nez-nayu:

***

Секунда за секундой, напряжение нарастало, как снежный ком, грозя раздавить их своим весом. Крейсер АтА, ставший временным штабом силам обороны Марса, медленно отходил от длинных причальных мачт. Заледеневшие шланги отстрелись от своих креплений, выбросив струи пара в безвоздушное пространство. Мелкие кристаллики льда забарабанили по прочной обшивке, впрочем, не причинив никакого вреда. Корабельные щиты, генератор которых был установлен совсем недавно, ещё не были подняты. Мягкое поле станции продолжало обволакивать своего гостя, словно не желая отпускать. Тяжелый, двух двигательный ракетоносец, оказался неудачным проектом. Всего две лазерных пушки делали его слабее, чем канонерка, а сотня ядерных ракет перестала быть серьёзным оружием, после повсеместного внедрения полевых дефлекторов. Технология их производства, и сама физика генерации этих невидимых стен, оказалась настолько простой, что впору было ставить крест на всех потугах земных учёных познать законы природы. Ядерный взрыв в космосе, совсем не то, что в атмосфере. Единственный поражающий фактор - это раскалённая плазма, очень быстро теряющая свою разрушительную силу. Ну, и ещё, электромагнитная волна, которая даже гипотетически не имеет шансов проникнуть за щит. Но, не смотря на всё выше сказанное, мощные радары и гравитационные сенсоры, большой массив компьютеров, а также внушительные размеры, сделали его кандидатом номер один для адмиральского 'клуба по интересам'. Хмурые русские, с неприкрытым интересом изучавшие, вначале, станцию-крепость, а затем и этот крейсер, и ещё более раздражительные американцы, которым пришлось пустить в эту святая святых 'неотёсанных Иванов'. Будь у них выбор, они бы предпочли не приближаться друг к другу ближе, чем на пушечный выстрел. Но выбора не было ни у кого. Враги не станут делить на нации, кода будут стрелять в них. И это временно примирило бывших соперников.

Отойдя от Деймоса, который ощетинился стволами, чуть ли не из каждого кратера, крейсер окутался собственным полем. В сотне тысяч километров его уде ждал самый крупный флот космических кораблей, из когда либо собиравшихся вместе. По крайней мере, в Солнечной системе. Сто двенадцать военных звездолётов, от совсем мелких канонерок, до двухсотметрового флагмана. Тут были все космические державы. Китайцы прислали двадцать грозных фрегатов, вооружённых не сильнее прогулочной яхты. У индусов дела обстояли не лучше. Семь их 'даров Шивы' сойдут за один нормальный корвет. Но может это та соломинка, которая переломит хребет верблюду. Антон Карпов с тревогой смотрел на данные навигационных спутников. Матарская эскадра будет здесь через час, и она просто обязана сбросить скорость, чтобы атаковать станцию. Накрыть спутник Марса хотя бы дюжиной залпов. Иначе, даже их страшные орудия не пробьют километровую твёрдую породу, служащую естественной бронёй, укрытым в глубине постройкам. А значит, нужно накинуться на них, когда они подойдут ближе всего. Поддержка батарей Деймоса даст им, дополнительно, двадцать лазерных вспышек за залп.

Пора отходить на, теоретически, недоступное для их сенсоров расстояние. Пусть, как можно дольше считают станцию одинокой. Антон ещё раз оценил вражеское построение. Они стали гораздо осторожнее. Выслали дозоры, прикрывают фланги. Но всё равно прут на пролом. В этом сочетании было что-то неправильное. Их скорость за последние двенадцать часов сильно возросла. Вот они вышли из зоны охвата сателлита 247, и почти сразу вошли в следующую, принадлежащую 301-му. Почему матарцы их не взрывают? Ответ был неприятен, хоть и напрашивался. Они им тоже нужны! Тогда вся земная задумка с внезапным, высокоскоростным налётом, будет разгадана ими ещё за полчаса.

- Связь, дайте мне корвет 'Гагарин'.
- Третья линия, сэр.
- Николай, это Антон. Мне нужны твои компьютерщики.
- Что, нервишки шалят? Думаешь, не водят ли нас за нос?
- У тебя тоже чешется одно место?
- Что-то вроде того. Держи канал с главным.
- Говорит Антон Карпов. Что там у вас по безопасности?
- Всё чисто, товарищ адмирал. Мои орлы на всех углах - мышь не проскочит.
- Тогда, какого хрена они не взрывают следящие радары?
- ...Вы думаете, они уже в системе?
- Это ты мне скажи, орёл!
- Эээм, это возможно, но тогда единственный мой совет - отрубить всю систему.
- Ну так делайте, идиоты!
- Слушаюсь, товарищ адмирал.
- Коля, мы сейчас ослепнем. Нужен доброволец из капитанов, в разведку. Пусть ждёт в двадцати минутах лёта от станции. Организуй трансляцию с него на штаб.
- Сейчас всё будет. Остальной план такой же?
- Да, менять уже поздно.

Адмирал несколько секунд смотрел на пустую оперативную карту, переставшую получать данные для отображения, и подошёл к своему американскому коллеге. Тот понимающе кивнул и затараторил скороговоркой, оживляя огромное чудовище, со ста двенадцатью щупальцами.

***

Яркий свет мостика больно резал по глазам Коду. Расширенные зрачки и бледная кожа выдавали в нём передозировку стимулятором. Капитан крейсера, думая, что его взгляда не видно за потемневшим забралом шлема, неодобрительно покосился на своего господина. Сейчас Отару было не до замечаний в неуважении. Он был полностью поглощен предстоящим сражением. Сорок минут назад земляне догадались, что за ними тоже могут подсматривать. Наверняка, они выслали смертника миллионов на десять-пятнадцать вперёд. Значит, он как раз сейчас занимает позицию. Нужно не дать ему даже призрачного шанса предупредить своих. Короткий кивок, и капитан даёт добро артиллеристам. Три ракеты срываются с направляющих. Гипертрофированные ускорители выгорают за десять секунд. Конструкции испытывают чудовищные перегрузки, но выдерживают. Заканчивается высокоэффективное топливо, и снаряды, набрав скорость в одну десятую световой, становятся инертными, малозаметными духами смерти. Уже через минуту пассивные сенсоры фиксируют большую массу. Маленькие маневровые тут же поворачивают затупленный нос на кратчайшую траекторию. Перед самым попаданием, земной корвет, словно что-то уловив, попытался сместиться в сторону. Ему не хватило доли секунды. Щит порвался в трёх местах, и маленькие боеголовки прошили корабль насквозь. Точнее, так бы случилось, если бы делящийся материал не выбросил недостающую массу в виде излучения, испарив корабль вплоть до брони. Только её листы сохранили видимость формы, но тоже не надолго. Пока не разлетелись под ударной волной различных газов. Теперь земляне точно знают об их приближении, вот только ждать они будут их на семь минут раньше.

Крейсера, в окружении четырёх фрегатов и десяти корветов, провели последнюю синхронизацию. Код, по обыкновению вывел на экран небольшой циферблат, и маленькие цифры стали отсчитывать последнюю минуту. За тридцать секунд пусковые пилоны стали выплёвывать одну ракету за другой. Всего, триста сорок штук. Обычных, кумулятивных. С ядерной боевой частью оставалось всего семнадцать штук, и их решили пока приберечь (и то, на какой-то жалкий корвет для надежности три снаряда потратили). За десять секунд все ракеты вышли и выстроились перед строем одной узкой дугой. За секунду стартовые ускорители впрыснули в реакционную камеру смесь из двух компонентов. С нулём, все они рванулись вперёд, тут же потерявшись из виду. Как и в прошлый раз, топливные баки опустели очень быстро. Прилично облегчённые корабли стали сбрасывать скорость, окутавшись вспышками тормозных двигателей. Но не слишком сильно, чтобы успеть зацепить радарами предстоящее побоище.

***

Корвет 'Стерегущий' перестал посылать автоматический сигнал в 23.42 по станционному времени. Причём, сигнал оборвался на середине кодированной строчки, что точно было нештатной ситуацией. Уже мчащиеся из-за Марса корабли предположили самое худшее - что враг уже там. Двигатели работали на пределе, продолжая ускорять флотилию, которая, всеми своими электронными органами чувств, выискивала перед собой цели. До рассчитанного, на основе последних зафиксированных координат, положения матарской эскадры, оставались считанные миллионы километров. А радары по-прежнему ничего не видели. Антон сжал кулаки. Всё-таки ловушка!

- В стороны, по схеме цветок! - американский адмирал среагировал первым. Антону лишь оставалось продублировать команду. Сто двенадцать кораблей, напрягая все силы маневровых, разлетались под углом к изначальной траектории, на тактической карте напоминая распускающий лепестки, цветок.
- Впереди электронное эхо!
- Усилить щиты! - Антон успел лишь бросить взгляд на экран сенсоров, как сильнейшая судорога прошла по всему кораблю. Удар пришёлся куда-то в район правой лазерной пушки. Вслед за ним, ещё два, судя по деформационным волнам, дошедшим до мостика. Схемы корабля, красные, от кричащих о повреждениях, датчиках, словно в замедленной съёмке, показали отрывающийся нос флагмана. Сейчас он болтался лишь на нескольких, чудом сохранившихся продольных балках. Сместившийся центр тяжести, ещё больше нагрузил крепления, и они стали лопаться одно за другим. Обесточенный мостик погрузился в зловещее аварийное освещение. Вся энергия шла на щиты, и информационная панель, отслеживающая состояние флота, наглядно показывала, зачем. Досталось всем кораблям. Кому-то повезло, и он поймал одну боеголовку. Других же, буквально, разорвало на части сразу четырьмя попаданиями. Антон, сжав зубы и с трудом проталкивая воздух в, превратившуюся в один сплошной синяк, грудь, бессильно смотрел, как почти половина флота в один миг перестала существовать. Их отметки пропали с карты, а сенсоры фиксировали только разлетающиеся во все стороны крупные куски. Около шестидесяти кораблей продолжали подавать признаки жизни, стараясь удержать траекторию. Не у всех это получалось, и цветок превратился в абстрактную объёмную картину, состоящую из ломаных линий. Худший сценарий развития событий представить было сложно, особенно, когда на сенсорах наконец появились враги, которым они так услужливо предоставили свободный подход к станции. Они шли штурмовать крепость, когда все её защитники, в панике, разбежались.

- Всем боеспособным кораблям выйти к станции, любой ценой. Остальным отступить к точке омега, - Антон не узнал свой собственный голос. Это был не он! Не тот, уверенный в себе лидер, который погиб в этом проклятом кресле пять минут назад. Все дальнейшие приказы он отдавал, смотря на себя как бы со стороны. Даже доклады офицеров мостика слышались ему, как через стенку из ваты. Сорок два, способных стрелять, звездолёта, завершили разворот и сужающейся воронкой заходили в тыл тяжёлым крейсерам врага. Те настолько замедлились, что какое-то время даже казалось, что земляне их достанут. Но, оставшийся без прикрытия Деймос, не продержался и нескольких минут. Получив в своё крепкое тело сотню убийственных пуль, он раскололся на десяток мелких астероидов, которые теперь, или упадут на Марс, или станут для него этаким жиденьким кольцом. Нанесли ли мощные лазерные орудия хоть какой-то урон, узнать не удалось. Антенны станции замолчали ещё в самом начале обстрела, по видимому, погребённые под многометровым слоем пыли и обломков. Матарцы стали ускоряться, параллельно накрыв марсианский посёлок. Все тридцать тысяч местных жителей ещё вчера перебрались в старые, прорубленные прямо в грунте, тоннели, служившие домом первым колонистам. Правда, участь выживших всё равно незавидна. Эвакуации с планеты не было из-за нехватки кораблей. Сейчас же по той же причине не будет и помощи. Уцелело ли хоть что-нибудь в 'Ред Сити', что поможет им выжить? Как это не страшно, но теперь они сами по себе. Пока ситуация не прояснится, и о них не вспомнят. Растянувшаяся погоня, с зубовным скрежетом наблюдала за уходящим врагом. Нужно отступить и зализать раны. Сейчас чужакам предстоит долгий путь к ушедшей, почти на ту сторону эклиптики, Земле. Именно там боги войны вынесут одной из сторон окончательный приговор.

Добавлено спустя 33 секунды:
Глава 6

Отар Код. Солнечная система. За границей Фронтира.

Пошли уже десятые сутки пребывания Кода в этой отдалённой системе. Пока всё шло не без проблем, но план выполнялся. Все вооружённые корабли аборигенов должны быть уничтожены, или перейти на его сторону. Пока получалось только первое, но Отар не сомневался, когда он возьмёт в заложники самое дорогое, что у них есть - их мир, они сдадутся. Телескопы уже фиксировали на орбите и поверхности единственного, но очень большого спутника Земли, многочисленные станции и базы. Такую инфраструктуру нельзя было уничтожать. Хоть это и выльется в реки крови, но на этот раз он захватит себе трофей.

А пока же его флот прорывался сквозь настоящее светопреставление. Ещё на орбите красной планеты, они получили несколько болезненных подрывов ядерных бомб у самых щитов. Из-за этого у них сбило плазменный факел, и разфокусировались полевые сопла. Высокие температуры прожгли внешний слой обшивки, но дальше дело не пошло. Взяв корабль под контроль, техники клятвенно заверили, что такого не повториться, если взрывов не будет ближе сотни километров. Спустя семь часов, и десять близких вспышек, они, наконец, вышли в безопасную зону. Мины, оснащённые маневровыми, и потому подошедшие так близко, остались позади.

До Земли было всего сорок миллионов километров, или десять минут на максимальной скорости. Которую ещё полдня нужно набирать, а потом столько же тормозить. Так что расчётное время прибытия - около часа. И никакого сопротивления, вплоть до самой планеты. Где-то позади, примерно в неделе пути с их скоростью, оставалось около шестидесяти кораблей. Все битые, и потерявшие даже ту небольшую боеспособность, что у них была до этого. К тому же - деморализованные. Не хотелось ещё раз с ними сражаться, всё-таки ценный ресурс. Земляне уже достаточно чётко представляют, что победы им не видать, и потому их будет легче уговорить на компромисс. Сдача сейчас, в обмен на жизнь потом. Код считал это отличной сделкой. А вот с взятием спутника возможны проблемы. Ещё пока работала местная навигационная сеть, они отследили множественные перемещения в том районе. Да и поверхность наверняка утыкана орудиями, как лес - деревьями. Но у Ваза уже был план, как подтащить уязвимые транспорты поближе к месту высадки. Оставалось только снова, верно оценить свои возможности.

Код-флотоводец, постепенно, уступал место Коду-администратору. И в своей родной стихии он чувствовал себя гораздо лучше. Вот и сейчас, он прохаживался по своей каюте-кабинету и вслух составлял ультимативную речь. Искин добросовестно всё записывал, тут же выводя строчки текста на экран. Ни у кого на борту не было сомнений, что они уже победили. В принципе, иначе никто и не думал с самого начала. И даже если не удастся захватить лунные базы, то они просто уничтожат их. Серьёзная утрата для матарцев, но для землян ничего не меняется. Так почему бы не предложить им сдаться, сохранив, тем самым, тысячи жизней. Разумный ход, ведь какая разница простому народу, кто там ими правит. Зарплату платят? Платят. Магазины полные? Полные. Что вы говорите? Теперь можно будет за умеренную плату подлечить давно беспокоящие почки? Ну, так мы только за. Обучение теперь станет гораздо проще и быстрее? Давайте сюда, родимые братья по разуму. А этих бездельников, что заседают в парламенте, можете пустить на мясо. Всё равно проворовались от пяток до макушки. Понастроили себе частных замков, катаются в космос на яхтах. Плюют оттуда на нас. Код улыбнулся. Люди везде одинаковые. Возьми любую метрополию, спроси первого попавшегося прохожего, и он согласиться на лучшую долю, в обмен на новое правительство. Оно где-то там, а он тут, и хочет вкусно кушать. Единицы, со сверхразвитым чувством патриотизма, будут задавлены большинством.
Главная проблема - военные. Они, по своей сути, диктаторы. Делиться властью для них можно только друг с другом, или с теми, кого они считают терпимым вариантом. Но чуть что, так сразу военный переворот. С гражданской войной вдобавок. Вот этого нужно избежать в первую очередь. Коду необходимы целые города и здоровые жители, которые станут специалистами, киберами, техниками, монтажниками, медиками, обслугой, научниками. Ядром будущего семьи Отар. Военных нужно приструнить, желательно силами самого народа, частью которого они и являются. Когда твоя жена, дети, родители, будут работать на матарцев, то ты не станешь устраивать диверсии. А непримиримых, как обычно, отловят и повесят свои же.

***

Нью-Йорк - столица Атлантического Альянса, тридцати миллионник, вымерший буквально за неделю. Гигантские пробки на дорогах, переполненные паромы, самолёты, космопланы. Поезда, идущие, как в Индии, облепленные людьми. Все старались оказаться подальше от такой соблазнительной мишени. В других городах на континенте было не так. Там тоже опустели улицы, но жизнь, хоть и замерла, продолжала тихонечко высовывать нос наружу. Все понимали, что столица станет первой мишенью. Это же понимали и пехотные части второго гвардейского моторизованного полка. Войдя в город на броне, с тяжёлыми тягачами, везущими генераторы щитов, армия собиралась держаться даже под орбитальными ударами. Ракетчики, вместе с загоризонтной артиллерией, обещали не подпустить никого ближе ста тысяч километров. Максимальная дальность для планетарных противокосмических средств. Что несколько удручало, так как уже прошёл слух, что враг может бить с десяти миллионов. И попадать, при этом, точно в полковой сартир.

Но не все горожане смогли, или захотели уехать. Около двух миллионов, сконцентрированных, в основном, в пригородах, продолжали ездить в центр, пользоваться работающим метро и монорельсом, закупаться, а иногда и вламываться в работающие магазины. Национальная гвардия отлавливала мародёров регулярно, но эта была лишь капля в море. Власти пока не решались вводить жёсткий комендантский час и расстрел за грабежи. Настоящие проблемы начались, когда новости передали сообщение, о неудачной попытке остановить врага у Марса. Подробностей не сообщали, но, те кто имел доступ к мощным передатчикам, не смогли связаться с Ред Сити. Сразу поднялась паника. Те, кто не хотел уезжать, в спешки рванули кто куда, лишь бы подальше от многочисленных высоток Манхеттена. Их полк уже всерьёз стал окапываться в наиболее крепких зданиях. Установили блокпосты, стали потиху минировать опасные участки. Никто не знал, упадут ли им действительно на голову неубиваемые танки и суперсолдаты, но готовились все именно к такому варианту.

Приблизительно три часа назад по всей стране, а вслед и альянсу, объявили военное положение. Были запрещены все полёты частных судов, все масс-медиа, кроме государственных, любое оружие, если вы не уполномочены его носить. Нью-Йорк накрыло щитами, другие города тоже закрыли хотя бы центр. Все военные базы, аэродромы и космодромы перешли на постоянную готовность. В солдатской среде перешёптывались, что у европейцев полная мобилизация, а русские заминировали термоядом Москву, Санкт-Петербург, Киев и Минск. Враньё, конечно, но всё-таки. И все гадали, зачем к ним летят. Перешли ли они какую-нибудь технологическую границу и стали угрожать 'хозяевам' космоса? Или они пришли заковать их всех в цепи и отправить на рудники, как уже было до этого. А может их всех ждёт рай на Земле? Вариантов куча, ответов ноль. Ночной город укоризненно смотрел на незваных гостей тёмными стёклами. Солдаты заступали на дежурство, шли мыться, накладывали себе порции ужина в столовой. Кто-то дрых без задних ног. Вот прошелестел беспилотный коптер. Инфракрасные камеры ощупывают всё вокруг. Вдалеке загудел двигатель десантного броневика. Прибыл патруль с дневной смены. Ночные все уже на маршрутах. Мягко протопал лёгкий противопехотный робот. За ним ещё двое. Их тяжёлые коллеги сейчас или окопались, или на зарядке батарей в тылу лагеря. Город дышал тишиной без людей, но ему было страшно. Он боялся того, что должно было вот-вот начаться.

***

Луна была изрыта и ископана, за сотню лет эксплуатации, вдоль и поперёк. Тысячи километров тоннелей, сотни станций и шахт, десятки посёлков. По подсчётам ООН, на ней постоянно проживало больше десяти миллионов человек. Целая небольшая мультиязычная страна. Она всегда была несколько обособленной от земной политики, предпочитая решать проблемы своими силами. Вот и сейчас, она одна готовилась к битве. Этот древний круглый камень не собирался сдаваться просто так. Особенно, когда на нём базировался знаменитый Космический Корпус. Десять тысяч отборных ребят и девушек, натренированных на бой в условиях повышенной гравитации, пониженной, и без неё вовсе. Обращение с любым пехотным, и не только, оружием, было основой их подготовки. Младшие офицеры - отличные тактики, командиры - стратеги. Так что на поверхности врагов ждал очень тёплый приём.

С защитой от кораблей всё обстояло гораздо хуже. Несколько сотен орудий и ракетных шахт, а также засеянная ядерными боеголовками орбита, вот и всё что Луна могла выставить. Судя по уже отгремевшим сражениям, этого было совершенно недостаточно. Их могли, и скорей всего, расстреляют из безопасной зоны. А они будут гибнуть, но ничего не смогут сделать в ответ. Поэтому, не смотря на боевой настрой, атмосфера была гнетущей. Мрачные служащие, подающие пропуск выставленным повсюду солдатам. Такие же угрюмые люди в форме, разъезжающие на каре по дорогам Лунника (подповерхностный город ЕиСа) и вещающие о комендантском часе. Большинство населения Луны - простое работяги: техники, шахтёры, менеджеры, продавцы, уборщики. Они бы и готовы были защищать свой дом, но оружие разрешено было иметь только военным и полиции. Так что все безропотно сидели по домам-пещерам, показываясь снаружи, только если очень приспичит. В последний момент, Земля где-то раздобыла двадцать старых канонерок и два корвета, которые теперь, в гордом одиночестве, готовы были встретить вторжение. Повиснув вблизи от поверхности, на самых низких орбитах, корабли предпочитали иметь под днищем весомый аргумент в виде пушек, лазеров и ракет. Новая тактика - маневрировать возле крупных тел под их прикрытием, как-то сильно запоздала. Если бы весь флот сейчас водил хороводы вокруг Луны. А так...

До появления на радарах матарской эскадры оставались считанные минуты. Местные навигационные спутники было решено реактивировать, всё равно вся зона Земля-Луна уже попала во вражеское поле зрения. Пятнадцать кораблей, сомкнув строй необычайно плотно, очень быстро тормозили. Их скорость упала уже до десяти тысяч километров в секунду, и становилась всё меньше. Обратная сторона Луны была застроена даже больше, чем привычная всем землянам. Тут были и космодромы для дальнего космоса, и мощные научные инструменты, и станции связи. И именно ей предстояло первой драться за своё будущее. А поскольку Луна была воротами на Землю, то таран врага будет бить со всей силой.

***

- Пошёл! Пошёл! Пошёл! Гизбо, на правый фланг, вот в те тоннели. Ах ты, дохлый император! Орбита, вы там что, совсем сдурели?
- Не ори. Тебя бы уже не было, если б мы не пальнули. Постарайся своих туда не тащить, там возможны ещё сюрпризы. Будем бить без предупреждения.
- Что бы вам там всем просраться, как нам здесь! Продвигаемся! Гизбо, что стал? Ну, так взрывай их, сейчас тебе ствол подгоню. Первый тяжёлый, это третий десантный. Одну дуру мне по этим координатам. Проклятье на Империю! Укрыться!

Рассыпавшиеся по серой пыли и камням, гвардейцы, неуклюже попадали кто куда. Гравитация этого комка грязи была одна десятая стандартной, и даже тяжёлые скафандры не прибавляли устойчивости. Поднявшиеся из-за ближайшей горы, на ярких выхлопах, ракеты, устремились к зависшим у самой поверхности транспортам. Огромная туша крейсера, закрывшая собой всё небо, тут же брызнула лазерными вспышками. Активно маневрирующие, смертоносные цилиндры, разваливались на куски один за одним, но двум удалось подобраться слишком близко. Не став ждать, механизмы подрыва запустили кумулятивные металлические болванки прямо в днище корабля. Щиты транспорта опасно замерцали, и, о ужас, лопнули. Теперь, насколько знал Мавр, им нужно несколько драгоценных секунд на перезарядку. 'Ронерон', кружащий сейчас на высокой орбите, тут же накрыл точку запуска лучом лазера, а 'Возмездие Отар' экстренно растянул своё поле на болтающийся у него под брюхом транспорт.
Они летели долгих десять минут, утыканные, как иглы в магазин, в эти большие грузовики. Не предназначенные для серьёзных манёвров, они падали, как железный брусок. Прикрытые только полем крейсера, и его системой ближней обороны. Ещё издалека, 'Ронерон' обработал площадку высадки, и сейчас отстреливал кружащие над спутником корабли. Цели, помеченные, как корветы, были задавлены десятком прямых попаданий. Они не смогли, так эффективно, как их мелкие дружки, уклоняться даже от лазерного излучения. И сейчас, при поддержке многочисленных замаскированных орудий, они навалились на 'Возмездие'. Поле, из мерцающего, стало матовым, что было плохим признаком перегрузки, и в какой-то момент, продавилось вплоть до обшивки. Туда тут же влепилось десяток, разогнанных взрывчаткой, конусов. Броня была пробита, и оттуда сразу хлынул белёсый поток замерзающей атмосферы. Очень уж неудачно попали, прямо в третий ангар.

По транспортам тоже били, но их площадь была в десять раз меньше крейсерской, и доставалось им не сильно. Пока, где-то на середине пути, мелькнувшая на радарах точка, возникшая прямо под ними, взорвалась сияющим бело-синим сгустком. Поле, не успевшее набрать напряжённость, прорвалось, и весь правый бок 'Возмездия' вместе с одним из грузовиков, окутался пламенем. Броня крейсера оплавилась и потекла, а хрупкие переборки транспорта продавились внутрь. Заваливаясь в бок, из-за сместившегося тормозного факела, машина выпала из их трио, и понеслась вниз с ускорением. Оборонительные лазеры землян тут же принялись за новую вкусную цель, и пока оба тяжеловеса не подавили все обнаруженные точки, они успели исполосовать обшивку ломанными бугрящимися бороздами. Где-то за минуту до посадки, их браться рухнули в нескольких сотнях километров западнее. Четыре фрегата, два обычных и два ракетных, тут же сошли с высокой орбиты, и направились туда, кружить над площадкой, пока выжившие не выберутся из обломков. А то, что многие остались в строю, можно было не сомневаться. Они сами об этом сообщили по электромагнитной связи.

Вражеские, то ли истребители, то ли торпедоносцы, продолжали доставлять немало проблем. Их осталось всего восемь, но и так подбитый тяжёлый крейсер, продолжал страдать от слабеньких, но, зараза, точных уколов. В который раз, могучие движки, которые были больше этих жалящих насекомых, попали под их слитный удар. Поля, похоже, пропавшие надолго, не могли защитить хрупкие реакционные камеры. Они не были защищены листами брони, как весь остальной корабль, и теперь превращались в груду металлолома. К счастью и для всех остальных частей крейсера, терпящих интенсивный огонь, количество обороняющихся тоже заметно сократилось. Уже можно было разглядеть, как днище, не покрытое яркими вспышками, так и поверхность, не затянутую пылью от ответного огня. Тяжёлые частицы уже осели, а лёгкие просто сдуло очередным ядерным взрывом, который, правда, произошёл довольно далеко.

И вот, наконец - контакт с грунтом. Повисший, на еле тлеющих маневровых, которых было достаточно, чтобы удержать тушу транспорта на месте, корабль, выплёвывал генератор за генератором. Эти автоматические передвижные щиты прикроют от возможного обстрела непосредственно зону высадки. Вслед за громоздкими машинами, с аппарелей прямо в пыль спрыгивали десятки дроидов, вертящих псевдо конечностями, с нашлёпками игольников и плазмомётов. Люди шли ближе к концу высадки, рассыпаясь во все стороны, сотня за сотней. Последними из ангаров вываливались артиллеристы, со своими бабахалками. Выгрузив всё, ворота ангаров закрылись, и корабль взмыл вверх под защиту уже восстановленного поля крейсера. Стрелять по ним стали действительно меньше, а пехоту пока вообще никто не трогал. Гизбо, наконец, выбил тяжёлую металлическую дверь, ведущую в какой-то тоннель. Его ребята уже заскакивали внутрь, укрываясь за топающим впереди роботом. Остальные тоже нашли себе занятие. Оказывается, они свалились прямо на очень оживлённое место. Десятки входов, капитальные постройки на поверхности, которые сейчас представляли из себя растёкшиеся, и уже застывшие лужи. Все куда-то щемились, артиллерия уже по кому-то стреляла, подчиняясь указаниям сверху. Война набирала обороты. А ведь всё могло сложиться по-другому. Послушай земляне выгодное предложение администратора Кода.

***

Красивая заставка. Яркая звезда в окружении разных планет. Одна из них голубая. Изображение приближается, проносится сквозь изящные, умопомрачительных размеров, станции, входит в дымку атмосферы, летит над зелёными полями, врывается в искрящийся серебристо-стеклянный город. Башни вздымаются до небес, но, не они главное действующее лицо рекламы. Простой мужик, лет сорока, стоит и смотрит на восходящее солнце. Он в деловой одежде (даже землянам понятно, что этот полукомбинезон похож на офисный костюм), его причёска хорошо уложена. Он начинает говорить, словно сам с собой, но при этом обращаясь к звезде. На безупречных ста восьмидесяти трёх языках, в каждом уголке Земли и Луны, он вещает одновременно. И всем он рассказывает, о далёких предках, об общем родстве, о государствах, поднявшихся из пепла великой смуты древности. Затем голос остаётся, а изображение меняется. Могучие армады из тысяч кораблей, некоторые из которых размером с город, кружат вокруг разных миров, надёжно защищая от любых врагов. Молодые мужчины и женщины, такие же, как и земляне, только в основном чернокожие, радостно выполняют повседневную работу, общаются, живут, влюбляются и заводят детей.

Вот малыши подрастают, они весело смеются, идут гурьбой в большое здание. Ложатся спать, и люди в зелёных комбинезонах аккуратно кладут их в большие полупрозрачные ящики. Это медкапсула, говорит человек. Наутро, дети просыпаются и воодушевлённо о чём-то спорят, жестикулируют, носятся вокруг строгих медработников. Им установили их первую нейросеть. Теперь они будут учиться, постепенно загружать одну базу знаний за другой. Детский мозг будет адаптироваться, развиваться. Вот уже подростки, на огромной интерактивной доске, со скоростью компьютера решают малопонятные математические задачи. Вот они же с лёгкостью рисуют великолепные картины, или танцуют прекрасные танцы. Вот они уже взрослые, в форме, явно военной. Но тут, внезапно, авария. Небольшой боевой корабль взрывается по всей корме. Да, наш мир, наша вселенная несовершенна, говорит мужчина. Как и везде, у нас тоже случаются ошибки. И вот показывают обожжённые тела, без рук или ног. Их бережно кладут в медкапсулы. Эффект ускорения времени, и здоровые голые люди медленно садятся в своём ложе. Они отряхиваются, обтираются полотенцами, одевают форму. Их ведут на разные тесты. Они бегут по дорожке, поднимают тяжести, молниеносно разгадывают трёхмерные головоломки. Они те же, что и раньше.

Камера переносится на окраину города. Две пары стариков, он и она, обнимаются на лужайке у дома. Подлетает небольшое транспортное средство, напоминающее автомобиль. Они садятся в него, и выходят на крыше огромного небоскрёба. Спускаются на лифте, и попадают в сияющие чистотой помещения. Там их кладут во всё те же чудо аппараты, и молоденькая медсестра вводит какую-то команду. Молниеносно проходит несколько дней и ночей, и та же девушка помогает подняться двум совершенно другим людям. Нет, их лица узнаваемы, но кожа больше не морщиниста, волосы не седые, мышцы подтянуты и крепки. Им не дашь больше сорока, хотя до этого они выглядели немощными людьми. У них впереди ещё долгая продуктивная жизнь. Если захотят, они даже смогут иметь детей.

Голос за кадром ненадолго умолкает. Невидимый оператор уносится вдаль, куда-то в космос. Новая звезда и новый мир. На нём не всё так гладко. Грязные трущобы, вонь, видимая даже так, загаженные реки и моря, вырубленный лес. Множество худых людей, ютящихся в лачугах. Они кашляют, ходят с костылями, бьют и насилуют друг друга. Немногие богатеи разгуливают в окружении охраны. Люди кидаются им в ноги, о чём-то молят. Толстосумы пинают их носком ботинка. Так и слышится, как он кричит 'пошёл прочь'. Внезапно небо озаряется. Солнце светит необычайно ярко, серые тучи расходятся, и сверху падают огромные белые туши кораблей. Тысячи солдат разбегаются по улицам, жирных слащавых правителей заковывают в кандалы. Толпы народа тянуться руками к спасителям. Те в ответ раздают бутылки с водой и продовольственные пайки. Всех тяжелобольных тут же уводят в разбитые лагеря, и кладут в капсулы. Мародёров, насильников, всю ту шваль, что только можно представить, кидают за решётку. Матери плачут, видя, как их дети вдоволь наедаются. Отцы получают новенькую форму и оплачиваемую работу. Они приносят домой большие пакеты с едой, одеждой и игрушками. Радостное семейство устанавливает в своём новом доме голопроектор. Все вмести, они смотрят выступление модной танцевальной группы.

Проходит время, несколько лет. Планета кружится вокруг звезды. Камера вновь наезжает и показывает плывущую по воде яхту. То же семейство, с повзрослевшими детьми, купается в чистом море. На берегу густой лес, где поют птицы. Красивый высотный город, блестит в ярких лучах. Десятки кораблей, до сих пор висящих в небесах, медленно запускают двигатели. Они удаляются, превращаясь, вначале, в маленькие точки, а затем и вовсе в невидимые днём звёзды. Голос сообщает, что миссия Империи окончена, что этот мир теперь часть её, и всегда будет благоденствовать. Картинка взмывает ввысь, проносится на нереальной скорости сквозь пространство, и останавливается только у знакомой планеты. У Земли. Несколько секунд все смотрят, как их мир летит в пустоте. Внезапно, появляется какое-то помещение. Яркий потолок светится сам по себе. В центре комнаты стоит человек. Он высок, красив, хоть и не молод. Чёрная кожа обтягивает его широкие скулы, властный подбородок выпирает вперёд. Этот человек в неком подобии формы. Его грудь пересекают несколько лент, а на шеи висит остроконечная звезда. Он серьёзен, но, в то же время, благожелателен. Его глаза с отеческой заботой взирают на всех сразу.

- Жители Земли и Луны. Граждане всех государств, стран и объединений. К вам обращается Отар Код, глава семьи Отар, древнего рода Империи Матар. Я нахожусь на могучем корабле недалеко от вас. И я хочу предложить вам мир... Но не просто соглашение. Нет... Я хочу предложить вам тот мир, что вы видели у себя на экранах. Мир, где нет войн, нет болезней, нет старости, нет голода и нищеты. Ваши правители хотят скрыть от вас истинную цель нашего прибытия. Они решили вступить с нами в конфронтацию, даже не попытавшись выслушать. За что и поплатились. Я не призываю к насилию в ответ на насилие. Я хочу, что бы вы поняли. Ваш мир очень важен для нас. Вы - наши потерянные братья. Тысячи лет вы жили во тьме одиночества, не зная, что теряете. И лишь сейчас нам удалось вас обнаружить. Мы так горды вами. Вы так многого достигли самостоятельно. Но к чему ждать ещё сотни лет, когда вы догоните наш уровень. Люди умирают от болезней прямо сейчас. У них нет этих лет. Ваши дети тратят полжизни, чтобы чему-нибудь научиться. Мы предлагаем сократить этот срок в десять раз. Но вселенная, небезопасное место. В ней много тех, кто с удовольствием поживиться за вас счёт. Нам стало известно, что это уже происходило с вами. Три столетия пираты и работорговцы похищали из вашего мира людей. За это время они вывезли почти миллион человек. Которые сгинули на их рудниках, в их лабораториях, как пушечное мясо, в их воинах. Мы сумеем защитить вас от любой угрозы. Наши корабли - гроза всего населённого космоса. Они несут мир, но могут и разрушать. Только увидев их, отморозки подожмут хвосты и попытаются удрать. Но мы им этого не позволим. Они послужат примером остальным, что Земля отныне - светоч цивилизации, под защитой непобедимого матарского флота. Народы Земли! Я даю вам шанс, даю время обдумать наше предложение. Не позволяйте единицам ваших лживых политиков заставить вас принять не выгодное вам решение. Не позволяйте военным впадать в милитаристский угар, и пугать вас ужасами космоса. Нам нечего скрывать и мы всё вам сейчас рассказали. В отличие от них, кто думает только о самих себе. Они пустят всех вас в расход, положат ваши жизни на алтарь их воображаемой власти. Мы же никого не тронем, если Земля в течение двух дней ответит нам согласием, на пяти основных языках. Так мы поймём, что вы выразили волю большинства. Мы будем ждать тут, недалеко от вашей Луны. Примите же правильное решение!
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 28
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 11 месяцев 8 дней
Имя: Шевченко Павел

#42 Evangelion » 06.09.2016, 14:14

***

Штурм длился уже второй час. Враги заняли все верхние переходы, но дальше у них что-то не пошло. Ожесточённое сопротивление корпуса даже отбросило кое-где их обратно на поверхность. Матарцы явно не ожидали встретить военных дроидов, аналогичных своим же. А некоторые экземпляры, например, те же 'щеночки', стали для них очень неприятным сюрпризом. Носители мира и добра, до того очень успешно крошившие всех в мелкую капусту, с матами отступали от живой волны бегающих бомб. Да-да, на Луне тоже из каждого утюга транслировалась речь этих пацифистов. Неизвестно, как они добились такой слаженности передачи, но своего они добились. Послание, шедшее два часа, на разных языках, услышал каждый житель Луны. Даже те, кто был в дальних забоях, и вообще впервые слышал о каком-то там вторжении. Бесспорно было только одно. Что бы они там не говорили, а сейчас они убивали людей самым настоящим оружием. Командование очень воодушевилось, когда стало понятно, что бомбить их никто не будет. Что враг оценил всю стратегическую ценность лунной колонии, и шлёт десант. А уж в рукопашную, ещё не известно, кто круче.

Первые же столкновения показали, что круче всё же они. Прочнее броня, сильнее щиты, мощнее пушки. Но они не знают местность, и ломятся наобум во все двери подряд. Многие тупики стали для отрядов врага последними, когда взрывчатка обрушила на них тонны грунта. Это уменьшило и без того небольшое количество высадившихся. Разница в численности была почти пятикратная. И, хоть их дроиды несколько сравняли силы, но уничтожение одного из транспортов с очень большим запасом склонило весы в сторону селенитов (так иногда называли жителей Луны). Да и горящая обшивка этого монстра, который матарцы окрестили крейсером, очень поднимала настроение. Все вокруг понимали, что их единственный шанс, это удерживать основные подповерхностные посёлки, пока уцелевшие корабли землян не подойдут и не прижмут этих гадов. Когда они не смогут набрать свою гигантскую скорость, не рискуя улететь прочь, и оставить войска без прикрытия, и им придётся сражаться на орбите. И тут уже всё решает мощность залпа. Количество, хоть и не уравнивает качество, но попробовать стоит. Чужаки уничтожили далеко не все пусковые, и спрятанные турели. Когда стало ясно, что в этом регионе уже не хватит сил для уничтожения противника, было решено приберечь их на удачу. А ведь были ещё другие регионы, и целая, обращённая к Земле, сторона. Главное, чтоб снарядов хватило, а орудия найдём.

Осталось три с половиной дня до возвращения флота. И судя по оперативной карте, враг обломает зубы об эту крепость. Может он рассчитывал, что здесь будут только полицейские силы? И когда он столкнулся с регулярной армией, то ещё один раз подтвердил пословицу, что 'непобедимых нет'. Сейчас две роты корпуса, при поддержке тяжёлого шагающего дроида, теснили интервентов по третьему коридору. Долго никто не мог поверить, что враг пользуется такой же радиосвязью, что и 'отсталые дикари'. Компьютер в Луннике, нагруженный сейчас вычислениями для беспилотных бойцов, выделил мощности для расшифровки канала. Десять минут назад, ротный связист, наконец, перехватил их переговоры, а не попискивание и потрескивание, как до этого. По внутренним, ещё целым линиям, трансляция их болтовни сразу была передана в центр, откуда вернулась дословно переведённой. Это конечно не чистый, без акцента, русский, на котором им впаривали о райских кущах, но понять можно.

- Мавр, здесь Гизбо! Отход три два на север, к один четыре. Битва тяжесть отход.
- Гизбо, держать удар. Орбита хотеть взять этот сектор пять часов. Потом орбита сместиться.
- Мавр, принял. Буду стоять. Туземцы бить из гаусса. Потерять дроид шесть. Прожечь дыру во второй тоннель. Ждать сил Кары.
- Кара выбыла. Второй грузовик прорываться к нам. Жди часть Сипо двадцать минут.
- Есть ждать. Мавр, не подведи.

Значит, пять часов, голубчики, на зачистку? Какого же вы о себе мнения?! Командование уже наверняка крутится около карты, гадая, куда перелетит крейсер, и те другие, что на высокой орбите. А нам, простым служивым, нужно извернуться и не дать им соединиться с подкреплениями. Пробили дырку они во второй тоннель... А ну ка, где тут у нас контроллёр систем питания. Ага - обрыв. Мигает седьмой и восьмой шлейфы. Это возле складов С-47. И, кажется, есть отличное решение, как отправить чужаков обратно домой. Они же рекламировали рай, вот пусть туда и убираются.

***

Борис рассматривал в телескоп 'Ювета' Луну. Видно было отлично, и то, что там сейчас творилось, ему совсем не нравилось. Их маленькая эскадра соединилась с основными силами в точке омега. В итоге, в строй набралось пятьдесят четыре корабля. Не так уж и плохо, если подумать. Хотя Антон был безутешен. Он всё корил себя за выбор той ужасной тактики, которая сгубила столько машин, и столько жизней. Кажется, он стал сломленным человеком. Сколько раз Борис таких видел. Но никогда не думал, что его лучший друг станет одним из них. В итоге командование опять перешло к нему. А он чувствовал себя всё хуже и хуже. Сердце не давало покоя, Сергей забрал на себя кучу его обязанностей, и, всё больше мрачнел. Мерти разводила руками, говорила, что без капсулы шансов мало.

Но он ещё поборется за Землю. Он не помрёт, пока последний чужак не отправится восвояси. Капитаны совещались без перерыва. Американцы предлагали прорваться в нижние орбиты Луны, и крутиться там волчком. Сергей, будучи человеком, смотрящим со стороны, заметил, что это не лучший план. Надо попытаться добить явно повреждённый крейсер, который даже в телескоп выглядел неважно. А затем, лишив врага сразу трети огневой мощи, накинуться на вторую треть. При поддержке лунных орудий. Борис склонен был с ним согласится, да и самый опытный АтАвский адмирал, престарелый японец Судзи, тоже кивал, когда Сергей говорил. В итоге, так и решили. Массированный удар по одной цели на касательной траектории, а затем маневрирование и бой со вторым монстром. Два дня подготовки, ради сражения всей жизни. Шансов мало, но наши предки, как с той, так и с другой стороны Атлантики, побеждали и в худших ситуациях. В них, наконец, просыпался дух воинов, и всё, что было до этого, казалось досадной неудачей, не решающей ничего. Она лишь привела их к этому моменту, где, или ты, или тебя. А загнанные в безвыходное положение звери очень агрессивны. Особенно зверь по имени человек.

***

Код был в скверном расположении духа. Взять спутник не удавалось. Получилось лишь зажать врага внутри этих бесконечных катакомб, но дальше не на метр никто не продвинулся. Оставив все корветы на орбите Луны, прикрывать пехоту, семь кораблей медленно отходили от этого серого камня, ставшего братской могилой его гвардии. Вновь сработавшие мины осветили кратеры и скалы контрастной вспышкой. Казалось, весь путь до Земли их встречали праздничными фейерверками. Как в день Императора на планете Яхи. Десятки ядерных и термоядерных бомб пытались сдуть с маленькой флотилии щиты, перегружая и основные, и запасные генераторы. 'Возмездие Отар' еле плёлся. Четыре из шести движков представляли из себя запекшиеся бруски. Вся правая сторона потеряла блеск и гладкую форму, потёки композита бугрились уродливыми наростами. Третий ангар превратился в мешанину внутренних конструкций. Код не был готов к тому, что его жизни может что-то угрожать. Уж точно не в этом захолустье.

Когда корабли вышли на выбранную позицию, точно посередине между Землёй и Луной, Отар ещё раз вышел в эфир. Он был краток, и предупредил, что если в течение суток он вновь не получит ответа, то ему придётся прибегнуть к силе. Империя Матар всё равно не уйдёт отсюда, и так или иначе Земля станет её частью. Подумайте о своих жизнях, о близких, о родных. Ваша жизнь станет намного лучше, обеспеченней, комфортнее, дольше, наконец. В замен, мы лишь просим прекратить бессмысленное сопротивление, и ответить нам по предложенному образцу: 'Мы, народы Земли, и уполномоченные их представители, добровольно отказываемся от претензий на независимость, от вооружённого сопротивления, и просим принять наш мир и все окрестные территории в состав Империи Матар, на правах полноправного члена. Взамен, мы требуем обеспечить достойный уровень жизни, медицинское обеспечение, возможность всестороннего образования и службы во всех сферах общественной жизни'.

Один день пролетел быстро, а ответа так и не пришло. Крейсер 'Ронерон', под командованием Ваза, медленно развернулся носом в сторону самого большого материка на планете, и выстрелил из кинетических орудий. Заранее определённые, как малонаселённые, территории, в центре первобытного огромного леса, за несколько секунд превратились в один сплошной кратер. Ударная волна разошлась вокруг, сметая всё на своём пути, и приблизительно пятьсот километров в обе стороны перестали существовать. Пока этого достаточно, и прокрутив запись обращения ещё раз, Код дал аборигенам ещё сутки. Время поджимало. Корветы только что сообщили, о входе земного флота в зону действия спутников наблюдения. Они будут здесь уже через шесть часов. И это могло дать Земле ложную надежду на победу. А Отару так не хотелось наносить ещё один удар. Ему нужна была эта планета. наполненная жизнью, а не превращённая в пустыню. Но всё сложилось как нельзя лучше. В два часа сорок две минуты по корабельному времени все приёмные электромагнитные антенны поймали чёткую передачу. На фоне синего полотнища с изображением Земли, пять человек, поочерёдно, зачитали сообщение о сдаче. На пяти языках, они обратились также к Луне, с приказом прекратить сопротивление. Наконец, всё было кончено!

***

Сергей слушал текст, и не верил своим ушам. Земля сдаётся! И когда! Они вот-вот должны были попытаться её освободить. Все адмиралы хмуро смотрели на какого-то политикана, который трясущимися руками держал перед собой лист бумаги, даже не поднимая взгляда в камеру. Затем этот ушёл, и появился следующий. Он уже зачитывал капитуляцию на русском. Сергей отвернулся и в сердцах сплюнул. Спасение своей шкуры как обычно вышло на первый план. Но они не примут сдачи. Сергей не для того летел сюда, чтобы в под конвоем, и с позором, вернуться в Москву. Он взглянул в лица всех старших офицеров, и у всех читалась одна и та же мысль. Что бы там за них не решили, но они будут биться. И, вначале, нужно освободить Луну. Может тогда Земля одумается.

Связь была налажена ещё вчера. Селениты готовы были раскорячиться, но дать им поддержку с поверхности. К тому же, крейсера ушли, и должно было стать полегче. Десять корветов против пятидесяти четырёх. Мы ещё подерёмся! Лунник, ставший центром обороны земного спутника, тоже был всеми руками за продолжение боя. После такого предательства, Земля им больше не указ. Корпус, взявший администрацию штурмом, как только родина признала поражение, ввёл военное управление. Все представители администрации подверглись аресту, а системы связи взяты под полный контроль.
Сергей ещё раз связался по туннельной технологии с городом, и обсудил принятые на совете решения. Флот, сбросивший скорость, должен был подойти через сорок минут. К этому времени они обязаны помочь им огнём. После того, как Анатолич слёг в медотсеке с инфарктом, не выдержав позора Земли, командование на себя взял адмирал Судзи. Он был уверен в победе над оккупировавшими Луну силами, но хотел избежать больших потерь. А это было возможно только при двухсторонней атаке. Он долго смотрел на карту расположения орудий на поверхности, прикидывая, куда загнать врага. Выделив старческой рукой два района, основной и запасной, он удалился в свою маленькую каюту, провести религиозный ритуал перед боем. Сергей же гадал, не придут ли на помощь своим товарищам, те, с кем им точно не справиться. Там лететь от силы двадцать минут, и, если они не уложатся в этот срок, то нужно будет вновь отступать. С тяжёлыми потерями, и уже точно без возможности что-то там отбить. Тогда им действительно не останется ничего, кроме как сделать себе ритуальное сепуку. Сергей не сомневался, что один человек у них на борту, так и поступит.

***

Проклятая Луна! Проклятая система! Проклятый дурацкий план по её захвату! Мавр вжался в камень, периодически постреливая над собой. Иглы не бесконечные, осталось всего две сотни, и пару термобарических зарядов на поясе. Весь его взвод полёг, пытаясь захватить огромный город, глубоко под поверхностью. Их, как будто специально заманили туда, а они и повелись, как малые дети. Когда в тебя стреляют со всех сторон, а три штурмовых дроида догорают, поражённые управляемыми ракетами, то невольно проклянёшь даже самых гениальных стратегов. Вдесятером они отступили в тоннели, вчетвером вышли на поверхность. Тут же их накрыло близким разрывом чего-то мощного. В итоге, остался он один, с перебитой ногой, залепленной аварийной пеной, и одним хилым игольником. Попытка вызвать подкрепление не увенчалось успехом. Те, кто вышел на связь, были ещё в большей заднице, чем он. Орбита молчала, хотя он видел, кружащие на приличной высоте, маленькие остроносые корветы. Но, пока они есть, враг наружу не сунется. Только он об этом подумал, как наверху началась настоящая свистопляска.

Хорошо быть сторонним наблюдателем за космической битвой. Эпичное сражение, особенно когда вспоминаешь, каких реальных размеров все эти чёрточки и палочки в небе. Будь Мавр на базе, он бы обязательно посмотрел подобную голопостановку. Но он сейчас он не в уютном кубрике с друзьями. Он, расширенными от ужаса глазами, следит, как сто пятидесяти метровая туша матарского корвета, потеряв всякое управление, несётся прямо на него. В последний момент, Искину удаётся выровнять нос параллельно грунту, но это не спасает корабль от беззвучного столкновения с поверхностью. В каких-то пятистах метрах от Мавра. Ощутимая вибрация и медленно пролетающие мимо куски обшивки, дополнили картину смерти космического бойца.

Взводный перевернулся на живот, и бросил быстрый взгляд на небольшой кратер в километре от него. Всё верно, тактический чип не ошибся, и там действительно мельтешат ненавистные синие скафандры. Несколько десятков, если судить по карте на забрале шлема. Стрелять в ту сторону сейчас не имеет смысла. Ну, убьёт он двоих-троих. Остальные тут же попрячутся и накроют его позицию навесными снарядами. Специальные маленькие мины подлетали на небольшую высоту, поворачивались зарядом к цели, и подрывали ускоритель. Он даже обосраться не успеет. Долбанный Император, чтоб его галакты драли! Как же выкарабкаться из этого дерьма?! Придумать что-нибудь дельное Мавр не успел. Его целая нога почувствовала толчок, и прямо под ним затряслись мелкие камни. Пыль взметнулась вверх, и солдат понял, как он, против своей воли, выезжает из-за камня. Рухнув на спину, и молясь, чтобы его не заметили, он продолжал куда-то ехать, причём, кажется, по кругу. Пыль стала осыпаться, словно песок, в открывшиеся острые щели. Нужно срочно отползать! Закинув винтовку за спину, Мавр, интенсивно работая локтями, стал двигаться к спасительному неподвижному склону холма. Он не успел каких-то пару метров. Ощутив, что под ним больше нет опоры, он плавно стал проваливаться в огромную шахту. Через метров пятьдесят он очень ощутимо приложился боком о гладкий камень. Выбив воздух из лёгких, падение отвлекло его от более важной мысли - где он, император подавись, оказался. С трудом проталкивая кислород в грудь, он повернулся вверх и активировал ночное зрение. Тьма была непроницаемой, с острыми углами и звёздами, где-то очень далеко. Ярко-серая картинка, спроецированная на шлем, заставила Мавра в панике забиться в самый дальний угол. Но это не спасло его от секундного горения и визга, когда сопла большой противокорабельной ракеты, отправили свою ношу на подмогу земным кораблям.

***

Битва шла очень тяжело. Три с половиной тысячи километров лунной поверхности были отличной преградой от лазерного и кинетического огня крейсеров. Враги сами загнали себя в невыгодное положение, став точно на оси Земля-Луна. Получив от своих корветов тревожные сообщения, они начали смещаться в сторону, и через две минуты выйдут в зону прямой видимости. Это ухудшит и без того отчаянное положение атакующих. Потерять тридцать кораблей в обмен на пять! Слитные удары небольших эскадр, на которые разбили весь флот, хорошо продавливали вражеские щиты. Они рвались и лопались, как надувные шары. Но это отнимало очень много энергии, и собственные защитные поля не выдерживали попадания даже от одного единственного корвета.

Лучший размен произошёл, когда они неслись по касательной к поверхности Луны, и соответственно, параллельно матарскому строю. Тогда они забрали двух врагов, потеряв, с критическими повреждениями, всего шестерых. Широкая дуга захода позволила набрать приличную скорость и использовать эффект сложения кинетической энергии, для превращения чужих щитов и корпусов в мелкое крошево. Редкие залпы и пуски ракет со спутника, тоже внесли свою лепту, сняв защиту у двух кораблей. Но слишком пологая траектория позволяла развернуться для повторной атаки только через семь минут. И за это время они потеряли десять кораблей. Не смотря на все манёвры, на всю подвижность, инопланетные системы наведения доказали своё полное превосходство. Собственные же залпы боковыми орудиями достали только одно судно, да и то, не добив окончательно. Помогли селениты, быстро сориентировавшиеся, и накрывшие подранок всем, что у них было.

Второй заход закончился полным провалом. Четыре корвета выстроились над Луной в очень необычном построении, которое земные капитаны не смогли вовремя раскусить. Крутясь по кругу в тысячу километров, они успевали, и делать залп, и перезаряжать щиты, подставляя под удар, каждый раз, новый корабль. Не забрав ни одного чужого бойца, земляне потеряли ещё десять своих. Вся орбита Луны заполнилась разлетающимися обломками, среди которых ещё были живые люди, и которые теперь надолго усложнят навигацию в этом пространстве. Эвакуированные верфи и станции тоже могут попасть под тяжёлые хаотические снаряды. Поля удержат мелкие осколки, но большие наделают много бед. Фермы, краны, руки-манипуляторы, точно не выдержат прямого попадания.

Счёт стал двадцать шесть - три. Пятнадцатая минута боя ознаменовалась неожиданной атакой ещё двенадцатью кораблями. Появившиеся из неоткуда, а точнее из под Луны, они провели самоубийственный налёт прямо в днище, ничего не подозревающих матарцев. Кто-то начинил старые, списанные транспорты первого поколения, которые только неделю назад прибыли с окраины Солнечной системы, всеми оставшимися боеголовками. Выбрав мишенью три корабля, по четыре на одного, они успели подобраться вплотную, даже под ураганным огнём оборонительных турелей. Искины были вынуты, на их место установлены простые компьютеры с простыми командами. Подлететь, держать щит до последнего, подорвать устройства в грузовых трюмах. Выполнить заданное удалось лишь восьмерым. Два корвета поглотили маленькие, яркие солнца, третий же успел уничтожить двух камикадзе. Оставшиеся сбились с курса и их расстреляли в стороне от сражения.

Получив неожиданный подарок, двадцать четыре корабля - последние защитники Земли, обрушились на сжавшийся комок из двух, отчаянно рубящийся за щитами, бойцов. Они попытались усилить друг друга перекрёстным полем, но это сделало их более тяжеловесными, без возможности манёвра. Они рассчитывали на помощь крейсеров, и не напрасно. Первый, всесокрушающий лазерный залп, смёл сразу три земных корабля. Остальные отпрянули в сторону, снова уйдя под защиту Луны. Отсюда они смогут обмениваться залпами ещё несколько минут, а затем снова нужно будет смещаться. В какой-то момент они потеряют возможность стрелять по врагу, тем самым признав своё поражение. Капитан американского крейсера зло ругнулся, вызвал оружейную и приказал активировать ракетный боезапас. Это был тот самый, несуразный звездолёт, на борту которого была сотня термоядерных ракет Марк-8, и две лазерных пушечки. До этого все считали, что толку от него не будет никакого, но он решил доказать обратное. Покинув строй и ускорившись, он влетел в мёртвую зону, где матарские монстры не смогут бить по нему, не рискуя спалить, ко всем императорам, своих же товарищей. Такой фокус можно было проделать только с одним, или максимум двумя, кораблями, иначе остальные бы не влезли в спасительный коридор. Получая залп за залпом, передние щиты быстро сдались напору курсовых орудий корветов, и теперь под ударами плавилась броня. Но что-то было не так. Звездолёт не хотел умирать и пёр вперёд с уже развороченным носом. Каких-то десять секунд отделяло его от цели. Вражеские корабли стали разрывать строй, разлетаясь в разные стороны. Но маневровые - не основной двигатель. Тех пары сотен метров не хватило, когда горящий, разваливающийся крейсер, оказался точно между ними. Почти все боеголовки сработали одновременно и чудовищный взрыв в одну гигатонну забрал с собой всех. Огненный шар из кипящей плазмы был шириной в сто километров. Все лунные постройки, оказавшиеся точно под эпицентром, сдуло вместе с горами и кратерами. Жертвы даже не почувствовали, что умирают. Вот они были, а вот от них остались лишь тени.

***

Код смотрел на экран и всё больше хмурился. Изображение, транслируемое через спутники с обратной стороны Луны, демонстрировало серьёзных грязных людей. Их было семеро, все они были в форме, но видок у них был, словно они только из боя. Впрочем, так оно и было. Семёрка назвала себя 'Единым командованием', и призвала земные вооружённые силы занять все ключевые города, свергнуть правительство предателей, и оказать всё доступное сопротивление агрессору. Они сообщили, об освобождении Луны, об уничтожении более трёх тысяч интервентов, и одиннадцати их кораблей. И что оставшиеся два крейсера, два фрегата и транспорт, будут уничтожены в ближайшее время. Но только, если Земля придёт им на помощь. Ни один захватчик в истории Земли, рассказывающий сказки о райском будущем, так его и не устроил. Наоборот, все, попавшие под жестокую пяту оккупантов, страдали и голодали. Они были рабами победителей, и Командование не хочет такого будущего. Общими силами, мы навсегда изгоним чужаков, и не допустим больше злой и корыстной воли в пределах Солнечной системы.

- Свяжите меня с председателем Жорденом.
- Есть, господин.
- Вы слышали это, уважаемый Жорден? Похоже, ваши люди вам больше не подчиняются...
- Эээ, это ренегаты, уважаемый Отар. Они не смогут ничего сделать. Наши радары зафиксировали всего двенадцать работоспособных кораблей. Один ваш крейсер разметает их, как мусор.
- В этом вы правы, но то, что они подбивают армию на восстание. Вам не кажется, что это проблема?
- Совершенно нет. Лояльные нам части контролируют все столицы, а те, кто пока сохраняет нейтралитет, окружены со всех сторон. К тому же у нас полный контроль над ядерными арсеналами. Мы уже пригрозили разбомбить, не подчинившиеся нашей общей воле, базы.
- Ну что ж. Очень хорошо. Держите меня в курсе событий, Жорден. Ещё раз напоминаю, что все лояльные политические силы, и их главы, получат привилегии в первую очередь. Вскоре прибудут новые корабли, а с ними и, скажем так, предметы роскоши. Вы, как председатель ООН, будете в числе избранных на их распределение.
- Благодарю вас, уважаемый Отар. Земля готова и стремиться стать частью просвещённого Содружества.
- Не сомневаюсь...

***

Приказ срочно прибыть на мостик, застал старшего связиста в душе. Помянув Императора, он выскочил из-под тёплых струй воды, наскоро обтёрся полотенцем, натянул бельё и форму, и уже через пять минут летел по коридору на противоположный конец корабля. Мимо проехал маленький погрузчик, с незнакомым техником в пилотской кабине, тащивший какую-то загогулину в ангар. Корабль господина-администратора Кода очень пострадал, и оттуда теперь приходила куча запросов на запасные части и устройства. Господин Ваз приказал выгребать склады подчистую, ничего не жалея для своего отца. Первый признак величия семьи - взаимная поддержка. Сам связист был из бедных районов Талли, выбившийся в люди только благодаря необычайно высокому, для отбросов, интеллекту. Его заметили на предприятии по очистке сточных вод, отправили в центральный офис, параллельно зафиксировав в планетарном реестре его показатели. Проработав всего два дня мелким менеджером, на него пришёл запрос из флота. Они предлагали ежемесячный оклад в сто тысяч кредитов, и обучение за счёт Империи. Естественно, Мита согласился. Уже через неделю он улетел на курьерском челноке на границу, где сразу попал на 'Ронерон' младшим связистом. Ему установили нейросеть и закачали базы по гиперпространству и системам коммуникаций. Три года он честно служил на своей должности, пока господину Вазу не понадобилось передать несколько секретных, и, кажется, незаконных сообщений. Предыдущий старший связист оказался слишком болтлив на язык, и решил, что на этом можно заработать. Господин Ваз подобного не прощает. Он весь в своего отца.

Став старшим, и попав на мостик, Мита легко нашёл общий язык с уже укоренившимися там офицерами. Его быстро приняли в этот ограниченный и элитный клуб, и сам Отар Ваз доверял ему личную переписку. Пример бывшего босса был очень показателен, поэтому Мита и бежал сломя голову. Маленькая эскадра из семи кораблей - всё, что осталось от их флота, сейчас кружила вокруг Земли. И непосредственно с ней связывался лично господин Код. Для связиста второго крейсера в последние пару дней работы было не много. И тут такой срочный вызов! А он, дурак, расслабился, покинул пост...
Влетев в рубку, Мита бухнулся в кресло перед консолью связи, и замер, демонстрируя полную готовность и внимание. Но все его ухищрения были напрасными. Господин Ваз даже не обратил взгляд на его появление. Только через десять минут он оторвался от персонального экрана, кивнул одному из офицеров, до того терпеливо дожидавшегося у того за спиной, и повернулся к связисту.

- Связь, запрос энергии у Искина. Пробой гиперструны до Маркана.
- Слушаюсь, господин.
- Связаться от моего имени с семьёй Отар. Запросить по нашим координатам все доступные боевые корабли, не занятые в охране систем. Пусть нагрузят их оборудованием по вот этому списку. Мы будем ждать их через месяц, не позже. Я улетаю по срочному делу на 'Возмездие'. Рассчитываю на тебя, Мита.

Обращение по имени от самого господина очень воодушевила офицера. Это было признаком уважения, и сулило более тесное знакомство. Подобными связями нельзя пренебрегать, однажды они помогут в продвижении по службе. Ведь его мозг мог гораздо больше, чем копошиться за работой, которую отлично выполняет любой Искин. Вообще, его должность, это, скорее, дань традициям. На больших кораблях Содружества их соблюдали неукоснительно. Был даже специальный кодекс. Слава замшелым старпёрам, что поддерживают его, и дают работу таким, как Мита. Выведя на экран присланный Вазом файл, он вчитался в мелкие строчки. Две тысячи наёмных бойцов со своим снаряжением, тысяча штурмовых дроидов, тысяча нейросетей не ниже пятого поколения. Сто медкапсул не ниже третьего поколения. Десять тысяч баз по управлению персоналом, управлению флотом, обороне крупных объектов. По десятку научных специальностей, а так же медицинские базы, справочники по ремонту крейсеров. Конструкционные Искины с чертежами кораблей не слабее корвета, со схемами оборонительных платформ и орбитальных крепостей. Мита ужаснулся последним запросам. Всё это стоило таких гигантских денег, что можно было купить целый небольшой флот. Миллиарды кредитов, и это только за то, что не удастся достать в захваченных системах.

Набрав десяток нужных команд, перебросив потоки энергии на антенны, и передав задачу Искину, Мита стал ждать. Сейчас, по всему кораблю, потускнели световые поверхности, кое-где засбоили гравитационные решётки. Создать струну с ближайшим спутником ретранслятором, который болтался на окраине Маркана, требовало восемьдесят процентов от мощности генераторов. Оставшиеся пятнадцать шли на щиты, ещё пять на всё остальное. Но Мита был спокоен - не впервой, потерпят. Сателлит отозвался сразу, приняв сигнал, и сбросив ответ. Быстро войдя в коммутационное меню, связист пролистал несколько страниц. По последним данным, шестеро детей Отара Кода находились в пяти системах Фронтира, выполняя там руководящие функции. А значит нужно посылать кодированные запросы и ждать. Только через пятнадцать минут пришёл единственный ответ из самого Маркана. Появившийся на экране человек был легко узнаваем всеми офицерами мостика. Он не раз выступал от лица Кода, донося до них его поручения. Заместитель, Кетар Авгил, пожилой, чопорный, жутко нудный администратор. И сейчас его глаза горели странным живым огнём, которого в нём никто не замечал уже много лет. Холодно взглянув на побледневшего Мита, он тут же потребовал связи с Вазом. Узнав, что тот только что покинул корабль в направлении 'Возмездия', Авгил несколько секунд смотрел сквозь офицера, а затем, кивнув самому себе, прошипел: 'Ты сейчас примешь один файл. Никому, кроме Отара Ваза его не показывай. Если нарушишь мой приказ, я лично найду тебя и казню за предательство'. Мита, собираясь что-то сказать по поводу затребованных грузов, с удивлением уставился на потухший экран. Связь оборвали с той стороны! Что же такое случилось, что младший администратор так себя повёл?! Гигантское искушение взглянуть на полученный маленький значок, обозначающий информационное сообщение, съедало его изнутри. Скинув всё на кристалл, Мита спокойно встал и вышел из рубки. По должности, имея доступ в закрытую непроницаемыми листами и полями, комнату секретной связи, он спрятался в ней от всех посторонних ушей. Приказав Искину отключить обязательную запись всего происходящего, он вставил маленький, серебристо-голубой кристалл в приёмное устройство. Вот он - тот файл. В последний момент, словно потеряв всю решимость, Мита долго смотрел на почти пустой экран. Наконец, не глядя, он тыкнул пальцем в кнопку и погрузился в чтение. К тексту прилагалось множество видео вставок, и чем больше он смотрел на всё это, тем быстрее у него колотилось сердце. Впереди ещё оставались часы записей, и тысячи страниц сведений, которые погубят их всех. Святой Император, если ты ещё жив, защити их от грядущего!

***

Сергей сидел за длинным столом, в самом центре Лунника, и рассматривал собравшихся тут же людей. Адмирал Судзи, сгорбившись, корпел над какой-то картой. Командор корпуса, генерал Кононов, задумчиво стучал ручкой по полированной поверхности, вырезанной из цельного куска базальта. Два капитана, выбившиеся в командиры двух оставшихся у них эскадр, молча сверлили друг друга взглядами. Старший артиллерист Луны, выживший во всей этой мясорубке, кажется, спал. И китайский адмирал, представитель неприсоединившихся, и по совместительству - капитан единственного уцелевшего корвета поднебесной. Он заинтересованно смотрел на всех сразу. 'Единое командование', объединение, родившееся два дня назад, когда последние корабли землян заняли круговую оборону над обратной стороной Луны. Отошедшие к прежним позициям матарцы, похоже, потеряли к ним всякий интерес. Связавшиеся с Луной, верные люди на планете, сообщали, что города на гране социального взрыва. Никто не понимает, что происходит. Полиция всем затыкает рот, армия стреляет всё чаще. По визору идут только патриотические передачи, прерываемые пафосными речами политиков, которые переняли тактику интервентов, и сулят всем манну небесную. Но только, если не будет беспорядков. Какие тут протесты, когда на улицах войска, почувствовавшие безнаказанность?!

- Господа, нам не отбить Землю. Мы должны это признать, что бы избежать ложных иллюзий.
- Адмирал Судзи, вы не хотите рисковать? - генерал Кононов, был полон необоснованной решимости.
- Дело не в риске! Умелый воин знает, когда сделать ход, а когда отступить!
- Хватит каждые пять минут цитировать Сунь Цзы! Пока враг уязвим, пока он ранен - его нужно добить! С каждой минутой он находит себе новых 'союзников'. Скоро нас повесят свои же, за 'измену'!
- Молодо человек, вы предлагаете пожертвовать последними нашими кораблями, и, при этом, ничего не добиться?
- Хватит! - Сергей скопировал голос своего, ушедшего в лучший мир, начальника. - Мы знаем, чему противостоим, только снаружи. Кто такой этот Код?! Где его слабости, что он любит, чего боится? Мне кажется, что мы должны ударить не перчаткой в корпус, а иглой в сердце. Я уже понял, что его авторитет - единственное, что удерживает всю эту хрупкую конструкцию, под названием 'вступление в Содружество', от развала. Он, и его корабли. Но с пушками мы уже попытались бороться. Может, мне напомнить, чем это кончилось?
- Народ Китая никогда не потерпит над собой иного императора, кроме дарованного небесами.
- Хватит этой чуши, нужно ударить прямо сейчас и попытаться прорваться внутрь! Мои ребята выпотрошат у ваших грозных крейсеров все кишки!
- Юнец, закрой свой рот! Я сражался, когда ты ещё пешком под стол ходил...

Сергей встал из-за стола. Перепалка набирала обороты, а он не хотел в ней участвовать. Как же не хватает величественной фигуры Бориса Анатольевича. Он бы урезонил спорящих и предложил, устраивающий всех, выход. Но его больше нет. Печально, и даже руки опускаются. Но сама проблема не решится. Люди, как поражённые заразным раком, переходили на сторону чужаков. Ещё несколько недель, может, месяцев, и их сожрут заболевшие. Ему обязательно нужно встретиться с Кодом. Не для того, что бы убить. Нет. Он хотел понять, что движет этим человеком, и направить его мотивы в нужное им русло. Возможно, тогда удастся выкарабкаться, и даже остаться независимыми.

- Я хочу с ним встретится... Вы слышите меня! Я полечу к нему! Мы предложим переговоры, намекнём на сдачу. Они купятся, так как хотят себе лунные верфи, в целости и сохранности. А если всё пойдёт наперекосяк, то вот мой план...

Добавлено спустя 27 секунд:
Глава 7

Единое командование. Земля. Солнечная система.

Третий директор по международным операциям АтА, Бен Битл, рассматривал долгожданное назначение. Завтра он направляется в ООН в должности уже первого директора. Политическая неразбериха позволила выловить крупную, можно сказать, рекордную рыбу. Небольшой компромат тут, пару угроз там, несколько без вести пропавших людей, и вот он уже на вершине всей военной и разведывательной власти в АтА. Правительство, это сборище недоумков, считает, что купили его лояльность, и надолго удовлетворили его амбиции. Подойдя к компьютеру, Бен провёл рукой над сенсором. Экран зажёгся, и запросил пароль. Болезненная привычка оглядываться даже в своём собственном кабинете, вновь заставила его скривиться. Двенадцать цифр и букв, строчных и заглавных, а также парочку специальных символов, и его сокровищница заискрилась самоцветами. Маленькие полудрагоценные камни - досье на чиновников министерств и ведомств, средние изумруды и сапфиры - компромат на членов правительства, огромные алмазы - личные дела глав государств. Три дня назад семь новых бриллиантов упали в его коллекцию. Так называемое 'Единое командование', грубый, неотёсанный инструмент, который, в умелых руках, может превратиться в крепкий молоток. Им можно разбивать чужие головы, а можно заколачивать сваи в основание нового мирового порядка.

Единственная проблема - неизвестная величина по имени Отар Код. Он может смешать все карты, и от него нужно избавиться. Или сделать своей марионеткой. В любом случае - он помеха. Пришла пора взять шлифовальный камень и начать обработку 'Единых'. А искры, что посыплются во все стороны, должны будут поджечь подготовленную сухую траву. Она, в свою очередь, донесёт пламя до подлеска, до нижних, ничего не решающих, ветвей. И оглянуться не успеешь, а уже весь лес полыхает, и пламя сжирает всех на своём пути. А когда всё закончится, на пепелище придёт он, и высадит новые деревья. Только те, что будут приносить пользу. Он будет ухаживать за ними, поливать, подкармливать, обрезать ветки, а, когда придёт время - срубит и построит из живых досок новое человечество.

Выйдя в меню контактов, он выбрал один из недавно добавленных, и нажал 'вызов'. Сейчас, неприметный туннельный генератор в Кордильерах, соединился с таким же, укрытым в лунном кратере, в 'море спокойствия'. Пройдя несколько обычных оптоволоконных линий, сигнал добрался до нужного человека. Не молодой, но и не старый, с глыбоподобным лицом и широкими плечами. В нём чувствовалась порода древних воинов, которая, с каждым поколением, делала потомков лишь сильнее. Средний лоб, глубоко посаженые глаза, широкая шея, мощный нос. Генерал Кононов предстал перед Беном во всей красе. Это был уже не первый их разговор, и потому собеседник ничуть не удивился звонку. Напротив, он словно только его и ждал. Подавшись вперёд, он пристально посмотрел на директора, и тот в ответ лишь кивнул. Удовлетворённо откинувшись в кресле, генерал стал стучать пальцем по столу.

- И как долго?
- Две, может быть три недели. Они будут пытаться уговорить их до последнего. Но потом, да, будет ядерная бомбёжка, - Бен, выражая искреннее сожаление, развёл руками.
- Сколько на нашей стороне?
- Все, кто подчиняется мне. Жорден считает, что это его силы, но мне лучше знать своих людей. Около миллиона человек личного состава с техникой. Весь морской флот. Вся авиация.
- Нельзя рубить с плеча... - генерал произвёл несвойственное ему действие, а именно - задумался. - Нужно перетянуть на нашу сторону ЕиСовские части. Мне сообщили, что они, в большинстве своём, до сих пор не признали новых хозяев. Нужно предложить им нашу кандидатуру.
- Ну, не всё так просто, мой друг. Хотя, я уже работаю над этим. Что по вашей части? Как остальные члены совета отнеслись к нашим контактам?
- Адмирал Судзи желает лично с вами переговорить. Остальные пока отмалчиваются.
- Превосходно! Передайте адмиралу, что он может связаться со мной в любое время.

***

Поль шёл по улицам пригорода Парижа, стараясь не выдать своего волнения. Жандармерия то и дело останавливала прохожих, проверяла документы. Ему пока везло. Нет, у него был паспорт, но если копы принюхаются к нему, а у них чутьё, на тех, кто что-то скрывает, то ему несдобровать. Под плотной синтетикой куртки, во внутреннем кармане, у него лежал отцовский пистолет. Полуавтоматический 'Кольт', с двумя обоймами патронов. Отец служил в космофлоте, и вот уже две недели от него не было никаких известий. Последний раз он на несколько минут вышел на связь откуда-то возле Марса. Он сам так сказал. Говорил, что будет битва. После этого мать всё время пила. Вначале вино, теперь водку. Полю уже надоело вытаскивать её из лужи собственной блевотины. Его товарищи собирались сегодня. Они всех попросили придти, кто может - с оружием. Расковыряв отцовский письменный стол, и перечитав его записную книгу, Поль всё-таки нашёл то, что искал. Шесть цифр от замка сейфа. И вот теперь, он нёс пистолет через весь город. Не рискнув пользоваться общественным транспортом, где стояли детекторы оружия, он пробирался тихими улочками, старыми двориками. Взглянув на наручный комп, Поль ускорил шаг. До комендантского часа оставалось сорок минут. Идти, примерно, столько же.

Уже совсем стемнело, когда впереди показалась старая заброшенная многоэтажка гетто. Когда-то в ней селились чёрные, затем арабы, затем её сдавали неимущим, за бесплатно, а затем и вовсе заколотили все окна и двери. Естественно, это не удержало бомжей влезть туда на следующий же день. Потом бездомных выгнали наркоманы, организовавшие притон, а уже их стали крышевать мелкие банды. Тех подмяли под себя городские, а там уже и мэр замешан, и вообще политика пошла. Вот так - власть на самом верху опирается на таких, как они. Хотя Поль никогда не нарушал закон. И большинство его новых товарищей тоже. Их всех собрала вместе нужда. Почему именно их? Потому что они знали, что рай на Земле не возможен. И те, кто так говорят, истинные посланники сатаны. А если демоны выходят в наш мир, то и святое воинство просыпается, что бы дать им отпор.

Дверь, с видимостью замка, приоткрылась, и худая рожа высунулась под уличный фонарь. Где-то вдалеке протрещал полицейский дрон. Быстро протиснувшись в тёмную щель, Поль стал подниматься по лестнице. На третьем этаже горел тусклый свет. Окна в квартирах были заклеены пластиком, но на лестничной клетке оставили маленькое оконце под потолком. Поздоровавшись с 'сутулым', которого в жизни звали Мишелем, парень прошёл по коридору в первую комнату. Голые стены, обклеенные плакатами панк-групп, матрасы на полу, визор в углу. Да, в их притоне есть визор. Сейчас он был выключен, а все собравшиеся столпились вокруг косоного стола посередине.

- Пришёл, наконец! Мы уж думали, тебя легавые приняли.
- Мне топать до вас два часа! В монорельс не сунулся.
- Ну и молодец. Принёс?
- Да, - Поль вытащил из внутреннего кармана 'Кольт' и кинул на стол. Туда же отправились патроны. Увеличившись, куча на столе слегка расползлась в стороны. Тут были пистолеты, винтовки, ружья, два древних револьвера, десяток ножей, и даже один автомат.
- Ого! Этот то, откуда?!
- Старший по району подогнал. Он же дал вот это.
- Надо же! Переносной частотник! Жандармов слушали?
- А то! Они всех шманают, облавы повсюду. Завтра будет ещё хуже, поэтому на дело идём сегодня.
- Ты уверен?
- Да, все группы пойдут. Старший передал, что если они хотят себе тупых баранов, пусть поищут в другом месте. Мы не рабы! МЫ. НЕ. РАБЫ!.. Все это поняли? Наденьте вот это... - высокий худой парень в кожанке раздал чёрные повязки с белым сплошным кругом в центре. Все зашевелились, завязывая символ, в основном, на руках. Кто-то нацепил на голову, девчонки повязали на шею, как платок.
- Кто мы?!
- Мы Единые! Единые! ЕДИНЫЕ!

***

Канадский премьер был человеком весьма прагматичным. Когда один единственный выстрел оставил от русской тайги одну большую выжженную яму, он сразу вынес на экстренном голосовании ООН предложение о вступлении в Содружество. Чего упрямиться, когда им так явно продемонстрировали, что будет с плохишами. К тому же, если космос предлагает им невероятный прогресс, в обмен всего лишь на формальное руководство, то грех не согласиться. Тогда, на первом заседании, его высмеяли. Но с каждой истекшей минутой ультиматума, число его сторонников росло. А потом была трансляция во вселенную, и поздравление народов Земли с правильным решением, от администратора Кода. Оказалось, что премьер сразу занял самую выгодную позицию, и представитель Империи Матар особо отметил его решимость в сломе старых устоев. Этот выкидыш лягушки, Жорден, сумел подлизаться к Отару с невиданным мастерством. Он был выбран временным председателем ООН, на этап перехода Земли под внешнее управление. Старый, упрямый американец, предыдущий председатель, отказался поддерживать их разумные решения и добровольно ушёл в отставку.

Сейчас, мчась в своём автомобиле по хайвэю, канадец обдумывал свою речь на ежегодном собрании в гранд-плазе. Он должен быть очень осторожным, с момента их 'мини революции' прошло всего две недели. Настроения в обществе ниже среднего, многие не одобряют таких поспешных решений, принятых без всеобщего обсуждения. Что бы они сказали, разнеси Код на атомы не сибирскую глушь, а, например, Торонто с пригородами?! Те, кто кого-нибудь потерял, призывали бы к отмщению. Но все остальные попрятались бы кто куда, и на руках бы носили того, кто избавит их от угрозы мгновенной смерти. Пусть даже таким жалким способом, как сдача. Ну, ничего, люди ко всему привыкают. Скоро им будет казаться, что жизнь в великом галактическом Содружестве не так уж плоха. И все будут удивляться мудрости премьера.

Водитель мчал под двести. Бесшумный электрокар был оборудован и автопилотом, но правила безопасности запрещали высшему руководству страны полностью доверять компьютеру. Пустая, в этот ранний час, дорога, была окружена четырёхметровой шумопоглощающей стеной. За ней раскинулись мелкие посёлки и лес. Ранняя весна в их краях ничем не отличалась от зимы, поэтому снега было море. Дорожное покрытие было свободно, но стоило перелезть за стену, и ты попадал в непролазное царство этой замёрзшей воды. Премьер не любил снег. Он холодный, тяжёлый. В детстве отец всегда заставлял убирать его обычной лопатой, и это, не смотря на наличие большого снегоуборочного робота. Мельтешение столбов, поддерживающих стену, не давало сосредоточиться на речи. Да и серый монотонный пейзаж усыплял. Солнце только взошло и теперь слепило острым лучом прямо в глаза. Стекло медленно потемнело, облегчая обзор водителю и пассажиру, и это стало сигналом маленькой, и очень простой подпрограмме в системе автопилота. Искусственный интеллект, вдруг, почему-то решил, что впереди скользкая поверхность, а машину заносит в сторону. Он резко вывернул передние колёса, и заблокировал тормоза. Человеческий мозг не успел адекватно отреагировать на сбой в управлении, и машина на всём ходу влетела в левую стену. Пробив её насквозь, она завязла в двухметровом слое снега. Двести километров в час не погасишь просто так. Автомобиль - не космический корабль. Научившись сорок лет назад управлять гравитацией и инерцией в этом поле, маленькими подобные генераторы чисто физически оказалось невозможно сделать. Так что, и премьер, и его водитель испытали плохо совместимые с жизнью перегрузки, в результате чего переломали нужные кости. Нелюбимый снег, по чьей-то прихоти, всё же отомстил за неуважение к себе.

***

Мита ещё три раза пытался вызвать Маркан. Никто не отвечал, что в свете полученных сведений, пугало очень сильно. Весь, как на иголках, связист не решался вызвать господина Ваза, пока тот был на 'Возмездии Отар'. Наконец, узнав, что капитан прибывает на челноке после обеда, Мита заранее прибыл в центральный ангар. На него косились техники, он путался под ногами, но ему было плевать. Когда челнок проколол поле и опустился на палубу на маневровых, первым у трапа господина встречал именно он. Не сказать, что Ваз был сильно рад его видеть, но он всё же обратил внимание и одним взглядом попросил разъяснений. Трясущимися руками Мита аккуратно вложил в подставленную ладонь кристалл, и тихо, чтобы никто не услышал, рассказал об источнике его получения. Нахмурившийся капитан кивком отпустил подчинённого и быстрым шагом направился в свою каюту. Она, как и комната секретной связи, была полностью непроницаема для желающих подслушать за главным человеком на корабле.

Считая свой долг выполненным, Мита отправился на свой пост. Теперь о проблемах знает тот, кто по должности обязан их решать. Груз ответственности, оказывается, так сильно давил на его плечи, что он не мог ни есть, ни спать. Сейчас всё это захотелось одновременно. Но впереди ещё двенадцать часов смены, во время которой он будет плевать в потолок и болтать с другими, более занятыми офицерами мостика. Первую половину дежурства Мита всё же бросал тревожные взгляды на центральный люк, каждый раз, когда кто-то входил. Ожидая увидеть господина, и желая взглянуть на его лицо, чтобы понять, как он воспринял эти сведенья. Но его всё не было, и, постепенно, Мита расслабился, погружённый в полудрёму, и видящий уже десятый сон. Разбудил его голос помощника капитана, прогремевший 'Капитан в рубке!'. Связист дёрнулся, и постарался ровнее сесть. Вспомнив, что он хотел всю смену сделать, он мельком взглянул на Ваза, но тот был каменно спокойным, и на нём не угадывалось ни одной нормальной человеческой эмоции. Три часа они работали в обычном режиме, а когда старший связист, наконец, доложил старпому о желании перекусить, господин тоже поднялся из своего кресла, и, заведя неожиданный, ни к чему не обязывающий разговор о сегодняшнем меню в столовой, вышел, чуть ли не в обнимку с ним.

Они вместе спустились на лифте, продолжая болтать, прошли по длинному коридору до офицерского 'общепита', где капитан предложил отобедать с ним в его персональном, выгороженном закутке. С радостью согласившись, связист даже не задумался, с чего бы это 'великому Отару' такое ему предлагать. Усевшись в мягкие высокие кресла, стюард, тут же, принёс им двоим большое жаркое из мяса коги (нелетающая птица с планеты Талли). Это было очень нежное и вкусное мясо, и Мита никогда в жизни его не пробовал. До попадания во флот он жрал только соц пайки, а после, перешёл на армейские брикеты. Хотя его зарплата и позволяла закупиться деликатесами под завязку, он всё откладывал все лишние деньги непонятно на что. А тут такое пиршество. Он, всё-таки соблюдая хотя бы видимость этикета, аккуратно положил себе большой кусок грудки, и отрезал ножом маленькую порцию. Насадив на двузубую вилку, Мита с наслаждением впился в сочную текстуру, даже не почувствовав необычной примеси. Вначале его потянуло кашлять, затем дыхание перехватило, и сколько он не пытался втянуть в себя воздух, у него не получалось. Забив руками по столу, он свалился с кресла, и затрясся в судорогах. Через минуту всё было кончено. Семья Отар всегда знала толк в ядах.

***
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 28
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 11 месяцев 8 дней
Имя: Шевченко Павел

#43 Evangelion » 06.09.2016, 14:15

Поудобнее перехватив пистолет, Поль побежал к выходу. До этого, он прятался в какой-то кладовке, со швабрами и старыми роботами уборщиками. Но голоса легавых приближались, и он решил рискнуть. Ему повезло, и в эту сторону пока никто не шёл. Добежав до широкой стеклянной двери, он неожиданно споткнулся. Он даже не понял обо что, но больно ударившись, частично об пол, частично об дверь, он тут же попытался встать. Ноги не слушались, что стало большой неожиданностью, и осознание возможных причин этого, бросило парня в холодный пот. Повернув голову в сторону тёмного коридора, он увидел тусклый нашлемный фонарик жандарма, который наклонившись к плечу, что-то бубнел в рацию. Рука дёрнулась к спине, и нащупала пропитанную кровью куртку. Вот чёрт, его подстрелили!

Всё началось, приблизительно, в одиннадцать вечера, когда Париж погрузился в, давящую со всех сторон, тишину. Ещё месяц назад огромный мегаполис не замолкал ни на секунду. Сегодня он словно вымер, и не только потому, что ввели комендантский час. Он предчувствовал грядущую бурю. Десятки, возникших, как грибы после дождя, подпольных движений, быстро попали под общую сильную власть. Она сделала из них реальную силу, которая готова была нанести удар. Отряду Поля досталось здание городской администрации. Добравшись до нужной улицы по канализации, все перемазанные дерьмом бойцы, словно крысы, повыскакивали из тоннелей, взломали парадный вход, и бурным потоком растеклись по всем этажам и комнатам. У них был приказ вскрыть, а если не получиться, сбросить с крыши все найденные сейфы. А затем, срезав максимальное количество кабелей системы пожаротушения, забросать всё коктейлями 'Молотова'.

Естественно, они не ожидали, что полиция будет сидеть, сложа руки. У всех было оружие, и они готовы были дать отпор. Ленивые, зажравшиеся фараоны прибыли только через пятнадцать минут. К этому времени все верхние этажи, принадлежавшие главе города и его прихлебателям, уже пылали. Первых копов застрели ребята, оставшиеся в засаде, но потом дело приняло скверный оборот. Запущенные со всех сторон, дроны, стали убивать высунувшихся из горящего здания, одного за другим. Им обещали, что их прикроют, но пришлось экстренно придумывать новый план. Как и любое крупное сооружение, администрация была напрямую связана с канализацией, но пролезть между трубами и стенкой тоннеля оказалось очень непросто. Пока младшие бойцы удерживали все входы, основной костяк подполья успел выскочить из окружения. Поль, как младший боец, так и не добрался до холла на первом этаже, откуда можно было попасть в подвал.

Судорожно нащупав, упавший чуть впереди пистолет, парень развернулся и сделал несколько выстрелов. Первый жандарм упал, а его напарник успел отскочить за угол. Поль отполз к стене и онемевшими руками попытался вновь поднять своё оружие. Ничего не вышло, и от отчаяния захотелось рыдать. Боли от пулевого ранения всё не было, но голова соображала всё хуже. Из последних сил, прокричав 'сдаюсь', семнадцатилетний мальчик сполз на пол, оставляя за собой кровавую дорожку. Закованные в броню копы, со щитами, выставленными вперёд, стали медленно двигаться по коридору. Уже плохо видя, что вокруг происходит, Поль поднял руку и ещё раз прохрипел о сдаче. Но это не остановило взбешённых 'слуг дьявола' хорошенько пройтись по нему ногами. Раненый организм не выдержал таких нагрузок и отказал. Сами того не желая, легавые насмерть забили одного из тех, кто уже готов был им всё рассказать.

***

Сергей мрачно рассматривал человека напротив. Хоть его тут и не было, но большой настенный экран главного совещательного зала очень чётко передавал объёмную картинку. До сегодняшнего дня он ни разу не общался с этим человеком, хотя, по долгу службы, знал его очень хорошо. Бывший открытый враг, руководитель всех разведывательных операций АтА, Бен Битл. Немолодой, широколобый, с узким носом и подбородком. Тонкие острые пальцы, были сложены в замок, и прислонены ко рту. Из-за этого его речь была немного приглушённой. Но не менее пафосной.

- Вы ведь всё понимаете, уважаемый майор. Враг использует старый, как мир, приём кнута и пряника, завёрнутый в оболочку мощной идеологии прогресса. Любой, кто отвергает действенность идеологического воспитания, глупец! А, следовательно, нам тоже, как воздух, необходима идея. Необходим символ!
- Этот тот, что ли - чёрное полотнище с белым сплошным кругом?
- Люди сами придумали его. Оно шло из их сердец, которые откликались на слово 'единые'. Единое командование, единая Земля, единый, чистый мир, посреди черноты космоса. Вы были первыми, но вы не имеете права узурпировать это слово.
- Кстати, о людях... Эти беспорядки - ваших рук дело?
- Что вы, я всего лишь помог людям найти в себе смелость и сказать 'Нет'. Нет Содружеству! Нет политическим марионеткам. Нет рабству! Мы сами сможем всего добиться, и однажды доказать всей, якобы просвещённой вселенной, что с нами лучше не связываться.
- И естественно, на роль лидера претендуете вы?
- Сергей, вы сами мне сказали, что не стремитесь к власти. Но вы сверхценный специалист, и ваше мнение для нас очень важно. К тому же, адмирал Судзи уже одобрил мою кандидатуру в качестве председателя совета.
- Вот как... А мне он ничего не сообщил. С кем ещё вы успели провести переговоры?
- Со всеми. И они единогласно рекомендовали побеседовать с вами в самом конце. Похоже, они догадывались, что вы будете не в восторге.
- Что, все согласны с вашей, скажем так, позицией? Даже Ли Сян?
- О, наш китайский коллега был очень рад, когда я сообщил ему, об установлении надёжных и доверительных связей с руководством Поднебесной.
- Давайте будем честны, - Сергею надоело ходить вокруг, да около. - Вся ваша затея попахивает откровенным фашизмом. А вы знаете, что у русских чуйка и аллергия на такие начинания. Так вот - у меня от ваших слов всё буквально чешется. И я терплю этот разговор, только потому, что сохраняю надежду на невоенное будущее Земли. Пускай все страны объединяются, пускай народ выбирает своего президента, но я не допущу прихода к власти очередного 'вождя'. Если вы пообещаете, в присутствии остальных членов совета, что вы покинете свой временный председательский пост, как только кризис будет преодолён, то я поддержу вас. Если же нет, то вы заработаете очередного, хм, недруга.
- Господин Демянский, вы, кажется, не осознаёте, что нам противостоит. Что нам угрожает! Огромные древние хищники, монстры, готовые сожрать нас, как мелкую рыбёшку. Вы же видели жизнь там. Вам она показалась райской?!
- Нет, но я взглянул то одним глазком. Зато я знаю, как крайне правое и милитаризованное общество расправляется с неугодными. Мы превратимся в ещё большее чудовище, чем, если бы просто присоединились к этой проклятой Империи Матар. И, знаете что? Если всё будет идти по вашему плану, я сам, с радостью, брошусь в объятья администратора Кода.
- Вы выбираете не ту сторону, Сергей. Только сильное, ЕДИНОЕ руководство, сможет защитить нас от врагов.
- А кто защитит нас от вас, уважаемый Бен?
- Даю вам ещё неделю на раздумья. Затем, я буду считать вас лишь одним из рабов. К тому же, опасным.
- С радостью докажу вам, что вы не ошиблись! - Сергей нажал на кнопку и оборвал связь. Он был в бешенстве! Его редко так кто выводил, но этот тип побил все рекорды. Нашёлся, на их голову! Мало им проблем с захватчиками, так ещё внутренние подрывные элементы. Нужно срочно созвать совет и потребовать разъяснений. Он приложит все силы, чтобы промыть им мозги от этих бредовых идей. А если ничего не выйдет, то просто попытается устранить угрозу. Ведь Сергея именно этому и обучали. А он был прилежным учеником.

***

Главный зал совета безопасности ООН, размещался, как и всё остальное - в штаб-квартире в Нью-Йорке. Он мог вместить тысячу человек, но сейчас в нём заседало всего десятка два новоиспечённых лидеров всего мира. Недавняя трагическая гибель премьер-министра Канады, который претендовал на должность заместителя председателя, всех вогнала в тревожную депрессию. Дураков не было. Каждый понимал, что слететь с абсолютно ровной и хорошей дороги, и врезаться в стену, невозможно без посторонней помощи. Выползшие из всех щелей, отбросы, называющие себя 'Едиными', доставляли немало хлопот, но, пока что ответственности за убийство не взяли. Именно за это убийство, нужно уточнить. Так как другого народу они положили уже сотни. В половине европейских городов шли настоящие уличные бои. В России, не признавшие новой власти военные части, додумались вывесить чёрно-белые флаги. Да и тут, в Нью-Йорке, всё было обклеено самодельными плакатами, призывающими стать частью единого, а, следовательно - непобедимого. Наивные придурки. Они думают, что своими камнями и зажигательными смесями смогут остановить администратора Кода. Что смогут победить его корабли! Он всё чаще связывался с Землёй и требовал навести порядок. Иначе он сделает это, уже один раз продемонстрированным, способом.

Председатель Жорден посмотрел на всех участников круглого стола, и, активировав микрофон, произнёс небольшую вступительную речь. Он упомянул, как много они достигли в это непростое время. Сплотившись, презрев давние обиды, новая Земля была как никогда близка к невероятному научно-техническому, и культурному рывку. Но регрессисты, захватившие Луну, погубив при этом тысячи жизней, хотят того же и для Земли. Но только здесь, цена их амбициям - десятки миллионов невинных людей! Мы обязаны не допустить этого, и потребовать от администратора Кода исполнять данные обещания по защите планеты. Он должен разобраться с источником всех проблем, чтобы предотвратить будущие десятикратные потери. Сегодня же они свяжутся с флагманом, и озвучат свои мысли.

Сев в кресло, Жорден, весь раскрасневшийся, благодарно кивал редким хлопкам. Секретарь заседания передал слово следующему участнику. Так, друг за другом, они выражали озабоченность активностью 'единых', и хвастались, что всё новые и новые политические силы в их странах переходят на их сторону. Наконец, очередь дошла до последнего участника, только сегодня прибывшего в город для своего первого заседания.

- Господа министры, президенты, позвольте представить вам нового коллегу, ответственного за Соединённые Штаты Америки - Бен Битл! Впрочем, вы и так его все хорошо знаете.
- Господа, господа. Позвольте, не надо аплодисментов. Я такой же член совета, как и вы, и я пришёл с теми же проблемами. Что нам делать с 'едиными'?! Я спрашиваю вас! Не поздновато ли мы будем просить уважаемого администратора Кода о помощи? Не дала ли болезнь метастазы? И уничтожив повстанцев на Луне, мы не остановим заразу... Но что же делать, читается в ваших глазах. Я предлагаю... Нет, я прошу, предоставить мне полномочия по жёсткому решению вопроса. Дайте мне контроль над вашими войсками и полицейскими силами, и неделю максимум. Вы не узнаете улицы ваших городов! По ним можно будет безбоязненно гулять даже глубокой ночью. Поймите, это не просто шпана. Это организованная преступная сеть, у которой есть доступ к оружию, и тысячи фанатично преданных бойцов. С ними нужно быть максимально беспощадными. Выжечь эту заразу калёным железом! Я говорю вам - сжечь их всех, пока они не свели все наши усилия по достижению мира на нет.

Зал, до того заинтересованно слушающий оратора, стал наполняться гулом. Кто-то тут же выдвинул мистера Битла на, не занятую пока, должность заместителя председателя. Решение было принято единогласно. Обсуждение кардинального предложения нового зама продолжалось несколько часов. Выделив из всеобщего, лояльного войскового контингента в три миллиона человек, около половины, Бену были даны все полномочия, и месяц на завершение 'восстановления порядка'. Посетив после этого светский ужин, делегаты стали расходиться. Здание ООН было под усиленной охраной, и многотысячный митинг шумел где-то в стороне. Накинув пальто и шарф, председатель Жорден вышел на улицу в окружении своей охраны. Став спускаться по лестнице, он не заметил, как один из полицейских, контролирующих периметр, развернулся, и поднял на него винтовку. Эскорт среагировал не достаточно быстро, не ожидая удара с этой стороны, и половина обоймы отправилось в грудь и голову чиновника. Успев выкрикнуть 'Единые!', страж порядка был тут же застрелен. Позже, в его крови обнаружат сильнодействующие наркотики, а у него дома найдут символику и брошюры террористов. Совет безопасности ООН будет в ужасе, а место, теперь уже председателя, станет второй раз за месяц не занятым. Бен Битл получит в своё распоряжение все доступные армейские силы.

***

Отар Код использовал два последних пузырька со стимулятором. А новые прибудут только через две недели! Неожиданные, серьёзные проблемы с местным населением, которые, ну никак не хотели вливаться в дружную галактическую семью, требовали от него обращения к дару. Он должен увидеть единственно верную дорогу как можно чётче, но передозировка, похоже, сыграла с ним злую шутку. Как бы он не старался, но все идеи были сумбурны и глупы, даже на первый взгляд. Сконцентрироваться не получалось, и он, с сильным раздражением, и головной болью в придачу, отправился на мостик, вновь связываться с Землёй. На этот раз на экране появился незнакомый человек. Представившийся, как новый председатель ООН, и назвавшийся Беном Битлом, этот чиновник сразу взял инициативу разговора на себя. Скривившийся, от готового сейчас взорваться, черепа, Код вынужденно согласился с этой вопиющей наглостью. И не пожалел. Уже через пару льстивых фраз, его собеседник предложил провести одно мероприятие, суть которого отозвалась колокольчиками глубоко в подсознании. Это был знак! Путь, который приведёт к победе, кажется, начал вырисовываться. Приободрившись, Отар, двумя фразами перехватил плетущуюся нить беседы на себя, и уже дальше полностью властвовал на своём любимом поле. Куда этому чинуши, из местных, до его уровня. Он сотню лет только и делал, что общался с другими представителями великих семей.

Идея была довольно проста - собрать всех, и представителей законной планетарной власти, и выскочек из 'Единства', в одном месте. К тому же, с ним уже пытался поговорить один из 'непримиримых', заявивший, что хочет лично встретиться с уважаемым администратором по поводу возможного компромисса. А уж лицом к лицу, да под руководством Кода, он заставит все стороны принять выгодное ему решение. Хоть так, как говорят в Империи, через Фронтир Доминиона, ему удастся подчинить своей воле большинство. И получив, сразу после встречи, все обещанные материальные блага, а, возможно, и амнистию, ему останется только тонко лавировать между двумя группировками. Со временем, их зависимость от него будет только возрастать. Например, один раз омолодившись в медкапсуле, ты должен будешь постоянно это делать, иначе организм сгорит, как ракетное топливо, а страх смерти сделает эти дни невыносимыми. Отар позаботится о том, чтобы первые десятилетия расходники мог достать только он... Или всеобщее внедрение нейросетей. Мало, кто будет знать, или, хотя бы, догадываться, что любая мысль против Содружества, будет вызывать очень слабую, но неприятную вегетативную реакцию тела. Что все специалисты, попавшие на службу непосредственно к Коду, будут, подсознательно, более лояльны и преданы. Что обещанные кредиты, которые рекой польются на головы старательных работников, пройдя десяток посредников, попадут опять в карман к администратору. Ведь, когда ты контролируешь систему, ты контролируешь и весь товарооборот.
Осталось только пригласить уважаемых делегатов на первый системный съезд к себе на корабль. Нужно быть более доброжелательным, чем обычно, намекнуть на чисто светское мероприятие, на большой ужин после, на полную и гарантированную безопасность всех участников. Подбросить им мысль, что 'оккупанты' готовы к сотрудничеству со всеми, и что мирное будущее возможно, только при участии всех заинтересованных сторон. Весь вечер прошёл в приторной болтовне с Землёй, и, хоть немного разбавившей сладость во рту, перепалке с Луной. Тем не менее, некий Сергей Демянский согласился прибыть на челноке, и обсудить болезненные вопросы. Чувствуя себя максимально удовлетворённым за последние дни, Отар Код отправился в так необходимый ему сейчас бассейн, где заботливый Искин снимет все последствия передоза.

***

Сергей застегнул внутренний комбинезон, поправил трубки температурной регуляции, проверил уровень жидкости. Аккуратно натянул полужёсткие штаны и верх, соединил их специальными креплениями. Теперь осталось только вставить ноги в мощные армированные ботинки, и нахлобучить на голову шлем. Пластик забрала, то и дело, затемнялся, попадая под яркие настенные лампы. Маленькое помещение-раздевалка, с пятью шкафами и длинной скамейкой, не блистало комфортом. Голые бетонные стены, ребристая грави решётка на полу. Экран контроля и связи возле люка. Ящик с аварийным набором, и маленький закуток для естественных нужд. Стоило им воспользоваться перед упаковкой. Став похожим на одного из безликих космодесантников, Сергей вышел прямо в ангар, где его уже ждал заправленный челнок. Маленький десятиместный кораблик, в основном использовавшийся для полётов к станциям и обратно, сегодня впервые покинет орбиту Луны.

Пилот и четверо сопровождающих солдат, которых ему выделили, как охрану, нетерпеливо топтались у трапа. Им хотелось побыстрее сделать свою работу, которую им спустили с самого верха, приказав сопровождать этого советника на какой-то там приём. И что самое хреновое, придётся торчать минимум пять-шесть часов на вражеской территории. На том самом монструозном крейсере, который уже сгубил стольких наших. По их мнению, лучше бы начинить всё взрывчаткой, загнать в док и подорвать. Пользы было бы больше, чем от переговоров. Тьфу, от одного слова во рту тошно становится. Вот он, топает, наконец. Нацепил армейский скафандр, и думает, что сойдёт за своего. Видали мы таких, сейчас ещё и брататься будет. Ну точно...

- Здравствуйте, команда! Нам с вами торчать в этом гробу больше суток, так что будем знакомы - Сергей Демянский, майор разведывательного управления. Надеюсь, карты захватили? Успеем разок перекинуться.
- А то, майор, обижаешь, - хохотнул и даже слегка заулыбался старший из четвёрки. - Только разрешите доложить?
- Разрешаю.
- Будете вы у нас в дурнях, уж не обижайтесь.
- Ну, это мы ещё посмотрим. Если ты прав, я всей команде увольнительные организую, а иначе будете у меня на подхвате весь этот долбанный приём, договорились?
- Замётано!

Сергей улыбнулся. Простые ребята, что с них взять. Но может случиться так, что им придётся прикрывать ему спину, и он должен быть уверен, что их мотивирует не только долг. Уже поднимаясь по ступеням, сзади зашелестела автоматическая дверь лифта. Оглянувшись, майор остановился и стал ждать, пока вышедший человек подойдёт к нему. Адмирал Судзи, упрямый старик, так и не поверил обвинениям в адрес Битла. Как и все остальные. А узнав, что Код организует собрание и Сергей готов в нём участвовать, они даже подумали, что он смирился. И только японец, молчавший большую часть спора, не сумел скрыть огня в глазах. И сейчас предстояло выяснить, какого рода это пламя.

- Майор, прояви уважение, спустись к старшему.
- Вы не были так же учтивы ко мне, - в полный голос парировал разведчик, но всё же подчинился правилам этикета. - Что, пришли разоблачать, не видящего дальше своего носа, слепца?
- Успокойся и выслушай, - голос старика был сух и печален. - Я, наверное, уже всем надоел, но я процитирую ещё одно правило войны: 'война - это путь обмана'. Когда противник так силён, что влияет даже на твоих соратников, а ты всё ещё сохраняешь надежду на победу, то не противься течению. Возможно, что тебе удастся изменить русло реки. Я приказал подготовить то устройство, что ты предлагал в самом начале. Оно установлено вместо запасного генератора. Ты знаешь, как подать сигнал. А я знаю, как отправить корабли тебе на помощь, не вызывая подозрений. Удачи тебе, майор.
- Слушаюсь, адмирал, - Сергей козырнул, и развернулся спиной. Плохо он ещё разбирается в людях, раз Судзи преподнёс ему такой сюрприз. Почувствовав, что он больше не один в поле воин, Сергей взлетел по трапу и захлопнул люк. Не смотря, на поддержку, он уже запустил в действие план, который должен был избавить всех от большой беды, и вернуть власть обратно 'Единому командованию'. Уже на матарском крейсере, он поймёт, удалось ли задуманное.

***

- Взлетаем через двадцать минут, сэр. Прошу подняться на борт.
Бен Битл крепче сжал маленький чемоданчик, и кивнул стюарду. Поднявшись из кресла вип-зала ожидания, он прошёл к регистрационной стойке. Сейчас она была пуста, и только один из подчинённых ему агентов цепко следил за всеми окружающими. Длинный тоннель прямо к входу в космосамолёт, не запомнился ничем, кроме непрозрачных белых стен. Молоденькая стюардесса, виляя попкой, провела его на место, и поинтересовалась, будет ли господин чай или кофе. Может завтрак, или алкоголь? Выбрав кофе, Бен откинулся на широкое, почти что, ложе, и прикрыл глаза. Он должен проявить всё своё искусство оратора и, слегка подзабытое, дознавателя, чтобы подчинить Отара Кода своей воли. Тогда, у него в руках, окажется абсолютная власть, которая нужна, чтобы построить монолитную крепость, под названием Земля.

Стюардесса принесла горячий напиток, и удалилась, задёрнув шторку. Она прошла мимо второго пилота, дожёвывающего бутерброд, и проверила герметичность передних дверей. Мельком выглянув в иллюминатор, она на подсознательном уровне отметила удаляющуюся техничку, и пошла обратно, пробовать флиртовать с завидным холостяком, который всё никак не мог запихнуть в себя последний кусок. Техничка, а на правильном слэнге - электрокар техобслуживания, зарулил в бокс, и оттуда вышел внешне спокойный, но внутренне трясущийся, техник Нью-Йорского комопорта. Ему не удалось подложить бомбу во второе шасси. Когда он уже заканчивал с первым, вдали показались патрульные машины, и он сдрейфил. Закинув полегчавшую на половину сумку в багажник, он рванул в сторону от их патрульного маршрута, а на вторую попытку уже не было времени. Космосамолёт 'Транс-Атлантик' уже вытягивали буксирами на полосу, а значит, придётся надеяться только на удачу. Если сразу же не разорвёт фюзеляж, то и от всего остального толку не будет.

Взлёт прошёл необычайно плавно, Бен даже не почувствовал отрыва. Лёгкие перегрузки навалились, но почти сразу исчезли. Это была машина нового поколения, оборудованная и решётками, и инерционным компенсатором. Так что, короткое путешествие пройдёт для небольшой группы людей, со всем комфортом. Остальные делегаты ООН прибудут на крейсер только ближе к вечеру, что только на руку председателю. Никто не будет отвлекать Отара Кода от беседы с лидером всего человечества. Ощутив новую, небольшую волну перегрузок, Бен посмотрел в широкий иллюминатор. Прямоточники только что приступили к работе, и уже почти космический корабль рванулся в почерневшее небо. Хлопка слышно не было, а вот яркую вспышку под левым треугольным крылом, председатель рассмотрел во всех подробностях. И то, как отрывается целый лист металла, а горизонт медленно заваливается на бок, он тоже заметил. А вот дальнейшее слилось в один сплошной кошмар. Сработавшие аварийные системы выбросили с потолка универсальные кислородные шлемы. Все экраны в сиденьях зажглись красным, белыми надписями сообщая пассажирам, что нужно делать. Благодаря ремням безопасности, люди не покатились кубарем по всему салону, но болтанка тут же вытянула из него недавний кофе. Сохранить спокойствие в такой ситуации было очень сложно, но Бен умудрился не впасть в панику и рассуждать логично. На всех современных самолётах, космосамолётах, челноках, устанавливали хитрую систему спасения, как раз на такой случай. И достигнув высоты где-то в десять километров, их транспорт раскроется, как цветок. Весь салон зальёт пеной, которая тут же затвердеет, сковав хрупкий живой груз. Дышать можно будет, проверено в сотне испытаний, а вот сгореть не получится. И переломать себе кости, тоже - любые удары поглощались материалом уже в первых тридцати сантиметрах. Но на всякий случай, пористый жёлтый цилиндр выпадет из корпуса, и раскроет собственные парашюты. Вспомнив всё это, Бен, согнувшись в рекомендованной позе, отсчитывал приблизительную высоту. Они падали с тридцати километров, и летели уже две, или даже, три минуты. Значит ещё столько же, и жёлтая дрянь заполнит всё вокруг. Вот же ж чёрт! Только что, осознав одну мысль, председатель заорал матом на весь самолёт. Теперь он точно не попадёт на приём! Мало того, что его в очередной раз хотели убить, так ещё и псу под хвост все его приготовления!
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 28
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 11 месяцев 8 дней
Имя: Шевченко Павел

#44 Evangelion » 06.09.2016, 14:16

***

Челнок медленно приближался к громаде корабля. Ворота ангара, складывая одну пластину за другой, уходили в сторону, и уже можно было рассмотреть внутренности, за мерцающей плёнкой поля. Стометровое помещение могло целиком вместить большинство из земных кораблей, хотя само было лишь малой частью этого космического кита. Огромные пушки со своими башнями, сейчас замерли, мирно прижатые к корпусу, но ещё совсем недавно они излучали во вселенскую пустоту такое количество гигаватт энергии, что целые города могли бы быть освещены. Но, вместо этого, они убили многих знакомых Сергея. Испытывал ли он к ним ненависть? Нет. Они всего лишь инструмент подчинения, которым их сейчас всех нагибают. А вот хозяин всего этого добра заработал 'нелюбви' на несколько поколений вперёд. Уж майор точно не будет перед ним лебезить.

Встречающие делегацию люди, заинтересованно, рассматривали земные скафандры, а увидев в руках солдат винтовки, протестующе замахали руками. Напрягшиеся громилы, как с одной, так и с другой стороны, всячески демонстрировали готовность доказать свою правоту. Техники, а судя по качеству одежды, это были именно они, умоляюще смотрели на Сергея, сразу определив в нём главного. Пришлось долго уговаривать и своих ребят, и чужих, причём очень удивив их знанием матарского. Договорились до того, что двое останутся при оружии возле корабля, а остальные, так уж и быть, пойдут с голыми руками. Сержант изрёк сакраментальную фразу, что с пустыми руками, как с голой жопой, и, умудрившись плюнуть даже через приоткрытое забрало, потеснил семенящего перед майором провожатого.

Их долго вели через, скажем прямо, спартанские внутренние переходы, пока впереди не показался ряд одинаковых дверей. Объяснив, что это каюты для отдыха после полёта, и что приём начнётся, только когда все соберутся, парнишка поспешил обратно в ангар. Попробовав, правду ли он сказал о простоте открытия и закрытия дверей, и, убедившись в этом, трое землян прошли в довольно просторное, но, опять-таки, убогое помещение. Военный корабль, от него другого и не стоило ожидать. Несколько коек, неотличимых от своих земных товарок, маленький санузел, пару, потухших сейчас, экранов, и большой холодильник. Кстати, определив это опытным путём, они не рискнули ничего есть, хотя какие-то брикеты и ёмкости с жидкостью были в их полном распоряжении. Перед поспешным уходом, техник сказал, что когда всё начнётся, за ними придут. Возможно, что даже он сам. Им явно дали понять, что администратор Код - занятой человек, и не снизойдёт для общения с каждым по отдельности. А если кто-то самостоятельно попробует с ним встретится, то того ждут большие проблемы. Несмотря на кажущуюся пустоту коридоров, Сергей отчётливо видел гвардейцев на ключевых постах, а у всех вояк есть плохая привычка - сначала стрелять, а потом уже спрашивать.

Рассказывая друг другу анекдоты, и стараясь скрыть напряжение, троица попутно облазила все углы. Если не знать, что ты на матарском крейсере, то можно было подумать, что ты опять на Луне. Настолько всё было похожим. Ну, а каким оно ещё должно быть, если и то, и другое, предназначалось для использования людьми. Две руки, две ноги, одна голова, которая хочет есть. Повеселившись, что у них, небось, и сартир забивается, ребята вздрогнули от неожиданного стука. Прошло слишком мало времени. Зная земных чиновников, ждать приём нужно было ещё час, минимум. Хотя, всё может быть. Проведя рукой перед сенсором, Сергей проследил, как тонкий лист двери уходит в стену и замер с открытым ртом. Человек, стоящий перед ним, числился во всех возможных списках погибших. Они, даже, помянуть его успели. А, вот он, целёхонький, хотя и какой-то весь сломанный. Не внешне - внутренне. Старый, дряхлый пират-работорговец, Эрис Ванхабе собственной персоной!

***

- Неужели ты всё-таки сдал нас? В обмен на свою жалкую жизнь?
- Вы-слу-шай ме-ня, по-жа-луй-ста...
- Ладно, чего уж там. Проходи. Как ты нас нашёл, и, сразу спрошу, как тебя пропустили?
- Я уз-нал, ч-то вы при-ле-та-ете. Я не зн-ал, бу-де-шь ли ты. Но, я по-шё-л смо-тр-еть в ан-гар. Там я у-ви-дел те-бя! Я т-ак об-ра-ды-вался...
- Ты что, плачешь?
- Я бо-юсь за Зе-м-лю. Как о-на?
- Твоего дома больше нет. Он оказался почти в центре того чудовищного взрыва, которым нас попытались напугать. А так... Всё плохо. Одни рвутся к власти, другие делят награбленное. Простой народ загнан в угол.
- Пл-о-хо. На-до бы-ло уби-ть е-го, ког-да бы-ла воз-мож-ность.
- Кого? Отара? Что он с тобой сделал? Как он узнал, где Земля?!
- Не пе-ре-би-вай. М-не и так тя-же-ло. Ко-гда в-ас по-ве-ли в ка-ю-ты, я по-шёл че-ре-з тон... Тонн... То-ннель! Тех-ни-чес-кий. Там то-ль-ко дро-и-ды. Я хо-ро-шо изу-чи-л ко-ра-бль. Ме-ня ни-кто не ви-дел. Кро-ме Ис-ки-нов. О-ни пи-шут ви-де-о ото-вс-ю-ду. Но я чл-ен ко-ман-ды. На ва-с бы тр-е-во-га сра-бо-та-ла, - Эрис тяжело задышал, и закашлялся. Не придумав ничего лучше, сержант достал из холодильника бутылку и, скрутив пробку, всучил старику в руки. Тот сделал несколько глотков, и тяжёлый цилиндр выпал из ослабевших пальцев. Положив старика на койку, Сергей внимательно осмотрел его голову. Травм никаких видно не было, хотя, что он понимает. Сюда бы Мер.
- Гов-ор-ить тя-же-ло. От-ни-ма-ет мно-го си-л... Не и-щи. Ме-ня не би-ли... У ме-ня се-ть, раб-с-ка-я. Я бо-рю-сь...
- Послушай, Эрис. У нас мало времени. Расскажи про Кода. Кто он такой, что им движет? Всё, что может помочь его одолеть.
- Я по-про-бую... Код - он и-з мла-д-шей се-мь-и Та-ро-в. Пра-ви-те-лей Им-пе-рии. Ве-ли-ки-е се-мьи зах-ва-ти-ли вла-ст-ь. Млад-ши-е те, к-то про-и-гра-л. Он хо-чет ста-ть ве-ли-ким. Осн-ов-ать но-вую ди-на-сти-ю. Он оп-ас-ен. Он пси-он-ик. Пре-дви... Пред-ви-дет бу-ду-щее. Не все-гда. По-мо-гают нар-ко-ти-ки. Ког-да он ме-ня по-й-мал, то за-лез мн-е в го-ло-ву. Я не хо-тел пре-да-вать. Но о-н не мо-жет чи-та-ть мы-сли про-с-то так, то-ль-ко чу-в-ст-вует, ко-г-да в-рут...
- Он действительно хочет включить Землю в это ваше Содружество? На правах равных?
- Д-а. Но, ем-у не да-дут. Без си-льн-ого ф-ло-та он об-ре-чён. Ва-ше и е-го спа-се-ни-е, ч-то ник-то не зна-ет, где Зе-м-ля. По-ка он не бу-де-т го-тов, мож-но эти-м е-го шан-та... жи-ро-ва-ть... - тяжёлое дыхание стало совсем хриплым и тихим. Майор попытался ещё раз напоить Эриса, но тот, похоже, потерял сознание.
- Кто это такой, майор? - сержант хмуро нависал над койкой, обдумывая всё услышанное.
- Это мой старый друг, - взглянув на наручный комп, Сергей отметил, что на разговор ушло почти полчаса. А значит, скоро сюда явятся чужаки. - Помогите его спрятать. Мы попробуем забрать его с собой, но пока его не должны видеть.
Содрав с одной из коек матерчатое покрытие, и обнаружив под ним аналог нашего поролона, всё это было приспособлено под маленькую койку в углу санузла. Перетащив туда тело, они только успели закрыть дверь, как требовательный стук возвестил о начале 'мирной' церемонии. Техник не соврал. Он снова стоял перед ними, но уже с двумя охранниками по бокам. Их скафандры отличались от тех, с которыми уже сталкивался Сергей в бою за 'Меридон'. Были более гибкими, что ли, и даже, на взгляд, казались прочнее. Такие, уже обычные пули вряд ли возьмут. Тут нужна пушка гаусса. Улыбнувшись своим собственным, дурацким мыслям, майор спокойно пошёл за врагами. Теперь он знал маленький секрет. Оказывается, то, что они пытались сохранить в тайне, необходимо и Коду. И если его найдут товарищи по 'величию', то он не успеет даже штаны натянуть перед смертью.

***

Код осмотрел переоборудованный ангар, и, в целом, остался доволен. Освобождённый от челноков и всякого другого хлама, он был внушающе огромен. С одной стороны, для него и Ваза соорудили целый помост, на котором они будут восседать за длинным столом. Внизу, минимум в двух метрах, разместятся все остальные - офицеры его корабля, прибывшие делегаты с Земли, и один с Луны. Подвоха он не боялся - стол будет защищён отдельным силовым экраном, а все челноки аборигенов сканировались на наличие взрывчатки, или, даже, ядерных бомб. Они уже доказали, что очень хорошо освоили их изготовление. Только что прибыл большой межорбитальный транспорт с целой толпой местных, которые тут же были приглашены в 'зал заседаний'. Разодетые в свои смешные одёжки, они занимали отведённые места, воплощая идею, этого их председателя, в реальность. Кстати, что-то его самого видно не было. Вон, как озираются все чинуши. Похоже, его отсутствие, для них такой же сюрприз.

Вот, в компании двух своих защитников, и двух корабельных гвардейцев, появился представитель 'Единых'. Хм, он не нацепил этот свой символ свободы. Что ж, хороший знак. Когда Отар разговаривал с ним по связи, он показался ему идеалистом. Причём, весьма не глупым. Это сильно осложняло предстоящую перепалку, а Код не сомневался, что лоялисты и он, накинуться друг на друга, как свора бойцовских ящеров с Маркана. Может, стоило расставить охрану с оружием между ними? А, хотя, не будут же они, и в самом деле, как дикари, устраивать тут драку. Взойдя на помост, администратор, одним этим, сразу привлёк к себе внимание. Гул утих, и все собравшиеся повернулись в одну сторону. Вслед за ним, на возвышение поднялся Ваз, который, не дожидаясь команды, тут же уселся в боковое кресло. Отметив про себя, высказать ему потом неудовольствие, Отар поднял руки и произнёс древнюю фразу на матарском, которую Искин тут же перевёл всему залу: 'да будет наш совместный путь долог, а прибыли велики'.

Следующие десять минут он посвятил, не слишком пафосной, но и не нудной, речи, о честности Империи, о том, как она, всегда, помогала молодым цивилизациям подняться на ноги, обрести подлинную независимость. Не от власти других людей, а от власти самой природы. Как невиданные, ужасающие болезни излечивались, как бедные, заполонившие улицы, наконец могли нормально поесть и одеться, чтобы уже на следующий день устроиться на хорошую работу. Как старые становились молодыми, а не нашедшие своего призвания молодые граждане, получали отличное, устраивающее их образование, за небольшие деньги. Как присоединённым планетам становились доступны, потрясающие воображение, путешествия. Как любой строитель мог воплотить в жизнь свою мечту, используя податливые, как глина, материалы, неизменные в течение тысячи лет. И так далее, и так далее. Затем, он упомянул о прибывающем, буквально через пару дней, огромном конвое с товарами, как из категории роскоши, так и первой необходимости. И что всё это будет бесплатно распределено между лояльными политическими силами, и поддерживающими их, гражданами. Таких конвоев будет ещё очень много, и единственное, что требует Империя взамен - это преданность новому руководству. Повернувшись к своему сыну, Отар отметил каменную маску, вместо, обычно, подвижного лица, и попросил Ваза описать присутствующим, что же именно прибудет на кораблях. Молодой наследник поднялся из-за стола, и сухо стал перечислять груз, словно зачитывал накладную декларацию. И тут Код, впервые, почувствовал ложь от своего сына. Нет, Ваз, конечно, врал мальчишкой, но то была детская глупость, к тому же, сурово наказанная. А сейчас Код просто не мог поверить своему мозгу. Этого не могло быть, потому что не могло быть никогда!

Часть вечера прошла в довольно спокойных дебатах. Может потому, что в них не участвовал представитель Луны?! Молчаливый, худой парень, был погружён в какие-то свои мысли, лишь изредка бросая взгляд на администратора. Ну что ж, если он не хочет использовать свой шанс, и выторговать для 'Единства' амнистию, то это его право. Насильно заставлять его говорить, значит спровоцировать конфликт. Плюс, Коду не давало покоя неопределённость с сыном. Что он может скрывать? Что груз не прибудет вовремя? Ну, так это не такая большая проблема, мог бы и сообщить. Или, что что-то случилось, и конвоя не будет вовсе. Это требовало немедленного прояснения. Аккуратно встав, и объявив десятиминутный перерыв, Отар строго посмотрел на своего отпрыска. Тот, похоже, только этого и ждавший, непонятно кому кивнул, и тоже поднялся. Вместе они вышли из ангара и, молча, пошли по коридору. Код хотел, что бы сын сам всё ему рассказал. Дойдя до небольшой комнаты отдыха техперсонала, Ваз резко свернул в её сторону, и открыл дверь. Внутри никого не оказалось, и он, пропуская отца вперёд, тихо зашёл следом.

- Ну, давай! Говори, где ложь в твоих словах и твоём поведении?! - Коду надоело ждать, и раз уж они уединились, он решил помочь сыну признаться.
- ...Да, ты прав отец. Я солгал тебе. Груза не будет.
- Почему?..
- Ты сам мне скажи! - и в грудь, сидящему на стуле администратору, прилетел маленький информационный кристалл. Он отскочил от парадного мундира и покатился по полу.
- Что это? - Код проследил взглядом за цилиндром и поднял глаза на Ваза.
- Это твоё предательство! Система Рей-Матар пала! Террари разбомбили Рихтер. Они убили всех, отец! Пришли, сожгли всё, и ушли! Император пропал без вести, наши силы окружены. Атака захлебнулась. Девятьсот кораблей погибло, пытаясь отступить из захваченных систем!
- ...И что ты хочешь от меня? Чтобы я поплакал над этими никчёмными уродами, презиравшими нашу семью?
- Ты думаешь, это всё?! Мы! Мы покинули свой пост! Хотя, это не помогло бы. Галакты штурмуют весь север Империи! Мы предали её. Нет! Ты предал её! Ты отправил это проклятое сообщение!
- Они взорвали нашу станцию, щенок! И дом, в котором ты вырос! Не тебе меня учить, как мстить своим врагам!
- Я поклялся защищать Матар... Защищать нашу семью. Твой заместитель сообщил, что Бетары в бешенстве, требуют кровной мести. Они убили Олму, Капета и Сенистра. Я не защитил свою семью... - мгновение, после этих слов, Код непонимающе хлопал глазами. Как убили?! Он же отправил их захватить три системы Фронтира.
- Как убили?! Я спрашиваю тебя, КАК УБИЛИ?! - Отар вскочил на ноги, и пол под ногами внезапно дрогнул, словно изменился вектор притяжения. Или, это ему лишь показалось? Но подкосившиеся ноги повели тело назад. Рухнув в кресло, Отар повторил: - Как, убили?!

Ваз долго молчал, с ненавистью смотря куда-то сквозь отца. Затем он повернулся, наклонился и поднял кристалл. Подойдя к экрану возле двери, он вставил его в прорезь, и активировал. Пролестнув несколько текстовых страниц, он запустил голозапись. Пять тел, выпотрошенных и распятых на броне огромного линкора, медленно проплывали перед камерой. Корабль, с символом семьи Бетар, шёл сквозь сплошное поле обломков - всё, что осталось от защитников системы Кронгейз.

- Я не защитил Тенту и Кинату... Он нашёл и их, и казнил вместе с остальными. Мои сёстры, невинные девочки... Вместо них там должен болтаться ты!
- ... - Отару было плохо, он не мог не вдохнуть, не выдохнуть. Глаза смотрели, но отказывались видеть. Он только и мог, что раскрывать рот с каким-то сипением.
- Рейка ещё может быть жива... Я должен её найти. Я должен её найти... Я должен... А ты?! Ты - СДОХНИ! - Ваз выхватил откуда-то из-за спины игольник и высадил своему отцу мозги. И ещё долго жал на кнопку, пока обойма в двести игл не закончилась. То, что осталось от главы семьи, сложно было назвать человеком. Но даже это не удовлетворило гнев последнего наследника великой семьи.

***

Сергей смотрел на комп, и гадал, что так задерживает администратора. Его не было уже сорок минут. Что-то было не так! В зале нарастал недовольный гул голосов. Охрана, контролирующая все выходы, недоумённо озиралась, не зная, что делать. Старшие вызывали мостик, те, в свою очередь, пытались связаться с Кодом. Его передатчик не отвечал, и, похоже, вообще был сломан. Слишком поздно капитан 'Возмездия Отар' запросил Искин. Выяснив, что весь технический коридор 27 отключён от любого наблюдения, туда тут же отправились гвардейцы. Они смотрели повсюду, и уже через пять минут вышли на связь. Бледный, как больной Дот-Атской лихорадкой, командир, показал на лужу крови и каких-то кусков мяса, возле разбитого в щепки стула. Присланные на место спецы из медотсека, побледнев ещё сильнее, промямлили, что это частичные останки их всеми любимого господина. Тут уже и капитану стало дурно. Весь мостик, с искренним непониманием в глазах, застыл столбом и потерял всякое подобие тренированной команды. Они так и погибли, когда первый же залп шестью спаренными лазерными орудиями, крейсера 'Ронерон', пробил щиты и сдул всю командную палубу в бездну космоса.

Ещё целый час беспощадный корабль кромсал своего собрата. В итоге, от 'Возмездия' не осталось даже узнаваемой формы. Так, сплавившиеся куски, которые неискушённый наблюдатель вполне мог принять за астероид. В какой-то момент, вспышки перестали носиться по чёрному металлу, и вся оставшаяся эскадра, медленно развернувшись, зажгла позади себя длинные факелы. Они подчинялись Вазу на границе, по его приказу зачищали эту жалкую систему, а теперь он зовёт их домой. И они последуют за ним, хоть на другой конец галактики. А местные? Пускай теперь сами разбираются со своими проблемами. Когда любимая Империя на грани гибели, тратить силы на этих дикарей никто не захотел.

Глава 8. Эпилог.

Земля. Маркан. Бездна.

Сирена ревела так, что перекрывала грохот и скрежет рвущихся, как картон, переборок. Сергей бежал по коридору, и против воли, удивлялся, какого труда стоило изобретателям придумать такую надёжную гравитационную решётку. Уже бог знает сколько времени - по личным ощущениям, и около десяти минут - по часам на компе, корабль обстреливали. Причём, неизвестно кто, и непонятно, зачем. После первых же залпов, в ангаре началось форменное безумие. Первыми со своих постов разбежались охранники, а вопящие 'слуги народа' ещё долго не могли сообразить, что вообще происходит. Кто-то кричал 'Единые!', кто-то попытался кинуться на Сергея, но большинство же решили спасать себя любимых. Возле немногочисленных, для такой толпы, выходов, сразу образовалась давка. Толкаясь, интенсивно работая локтями, сейчас вновь, как и в доисторические времена, побеждали более крупные особи.

Майор, отошедший подальше от беснующийся топы, оттянул за собой своих солдат, которые очень профессионально раскидывали самых агрессивных. С всё новыми и новыми вибрациями корпуса, морганием освещения и, наконец, сработавшей сиреной, от 'главного виновника' все отстали. Последние президенты и премьеры скрылись в тёмном тоннеле, и можно было спокойно последовать за ними. Стараясь не спешить, чтобы не наделать глупостей, маленький отряд продвигался немного в другую сторону, чем все остальные. Такой огромный корабль просто не мог быстро погибнуть. А уж если их действительно атакуют земные силы, в чём Сергей очень сомневался, то вскрывать эту консервную банку они будут не меньше недели. Спокойно и без паники, рассудив, что чем дальше от обшивки, тем, пока что, безопаснее, они отправились искать каюту, где их продержали больше часа.

Майор не очень хорошо запоминал дорогу, уж такой недостаток, но сержант оказался просто живым компасом. Он с первой попытки вывел их, по совершенно пустующим коридорам, точно к тому ряду одинаковых дверей. Найдя нужную, они вытащили обессилившего Эриса, который их даже не узнал, и, перекрикивая вой тревоги, попытались обсудить дальнейшие действия. И вот, Сергей бежал по коридору, и против воли, удивлялся, какого труда стоило изобретателям придумать такую надёжную гравитационную решётку. Корабль словно вымер, но следов разрушения они до сих пор не встретили. Хотя, тряска и вибрация стали почти постоянными. Им необходимо, первое - найти скафандр для старика, и второе - добраться до противоположного ангара, где, как они надеялись, всё ещё стоял их челнок. Сумеют ли они это сделать, можно ли доверять Эрису, погиб ли Бен Битл, что стало с администратором? Нет, чтобы думать об этом! Так он гадает, как долго ещё будут работать эти чудо решётки.

Петляя по жутким, освещённым красным светом, коридорам, на этот раз они заблудились. Не помогло и чутьё сержанта. Половину пути он вёл их, словно по карте, а затем им встретился кусок стены, оплавленный и вдавленный внутрь, прямо посреди тоннеля. Пришлось разворачиваться, и искать обходные маршруты. Двадцать минут они тыкались, то в один запертый люк, то в покорёженные, завалившие всё обломки. И им стали попадаться трупы. В основном гвардейцев, или обгоревших от близкого взрыва, или расстрелянных этими тонкими острыми иглами. Это наводило на скверные мысли, по поводу того, кто же в них стреляет. Похоже, что среди оккупантов произошёл раскол. И у землян намного меньше времени, чем они думали.

Очередной люк оказался техническим выходом в диспетчерскую нужного им ангара. Похоже, что люди бежали отсюда в панике, и оставили его не запертым. Но, до еле освещённой палубы было не меньше пятидесяти метров, и что-то Сергей не видел заботливо оставленную лестницу или трос. А ещё, оказалось, что весь док уже наполовину в открытом космосе. Ворота были пробиты в нескольких местах, сдерживающего поля видно не было, а что творится внизу, даже представить не получалось. Наклонившись через, выбитые с мясом, окна, сержант вдруг отпрянул назад. Мгновенно раскалившаяся стена, напротив, на секунду осветила всё вокруг, а затем лопнула горячими брызгами во все стороны. Толстое пятно лазерного луча прошлось вдоль всего ангара, и скрылось за ещё не отвалившимися листами брони. Этот выстрел, буквально, стал для майора и солдат спасением. Гравитационные решётки, по крайней мере, под ними, наконец, отключились. Всё вокруг погрузилось в невесомость.

Не теряя больше времени, отряд, оттолкнувшись, кто как смог, от покосившейся диспетчерской, поплыл вниз. Рядовой тащил на себе безжизненную куклу Эриса, в мягком гражданском скафандре, а Сергей очень надеялся на поговорку, что снаряд в одну воронку дважды не падает. Будет обидно, если их испепелит сейчас очередной поток фотонов, когда они так близки к цели. Мимо проплыл чей-то труп, без ног, одетый в земную одежду. Похоже, что ООНовцы, если и добрались сюда, то далеко не улетели. Тут же этому нашлось подтверждение, в виде сломанного пополам, покорёженного транспорта. Огромная туша, сама размером с дом, словно попала в руки несмышлёному малышу семейства великанов. И игрушка ему не понравилась. Очередной труп, теперь уже совсем неузнаваемый, был проткнут насквозь элементом конструкции, да ещё и обгорел. Тусклое аварийное освещение, еле дотягивалось до самой палубы, и тёмно-серые силуэты нависали громадами со всех сторон. Когда сюда заходил челнок, тут уже стояло несколько больших кораблей, по виду - транспортов. Из-за взрывов и излучения всё перемешалось, навалилось друг на друга, грозя похоронить их надежду на спасение.

Используя обломки, как опору, Сергей ещё раз взглянул на наручный экран. Надо же, с момента их прыжка в бездну прошло всего пару минут. Осмотревшись вокруг, они пытались понять, где должен быть их корабль. Рядовой рванулся куда-то в сторону, и через минуту в их шлемах раздался радостный возглас. Следуя его указаниям, они вышли к прижатому к стене, но, слава всем богам, вроде целому челноку. И первое, что бросилось в глаза, это не слегка погнутая внешняя обшивка, а десяток трупов, скрючившихся возле одной из стоек. Причём, некоторые из них были в военных скафандрах. Но это не спасло их от убойных пуль Космического корпуса. Один из рядовых, оставшихся охранять корабль, был найден тут же, с множественными ранениями. Второй оказался живым, и чуть не пристрелил сержанта, сунувшегося внутрь шлюза. Выяснив, что пилот тоже жив, и пытается запустить маневровые, они втащили Эриса внутрь, вернулись за телом погибшего товарища, и попытались хоть чем-то помочь в ремонте. Подчиняясь указаниям, они, вскрыв пол, перекинули пару шлангов и кабелей, что-то, с помощью мата и ударов ногой, вновь зажглось зелёным.

Сергей протиснулся в пилотскую кабину, и, стараясь всё же не мешать, следил, как молодой лейтенант трясущимися руками вводит последовательность команд. Дюзы вспыхнули, корабль отбросило в сторону, но тут же мотнуло обратно. Уменьшив мощность, пилот, уже, более плавно, повёл их в сторону огромной дыры, в которую прошли бы три таких челнока. Старательно обходя непредсказуемые обломки, похоже, слипшиеся из кусков разных кораблей, они нырнули в спасительную черноту. Точнее, им так казалось. С корабля предателя никто не должен был уйти. Искин 'Ронерона', обнаружив новую цель, перенаправил одно из орудий, и тысячу километров пронзила смертоносная вспышка. А ведь они были так близки. Сергей не почувствовал ничего, как и надеялся когда-то, обдумывая варианты смерти. Развалившийся, практически на молекулы, челнок, перестал существовать. Не понадобилась ни электромагнитная бомба, которой они надеялись обезвредить крейсер. Не пришли на помощь и земные корабли. Нет, Луна засекла избиение одним монстром, другого. И сочла это великолепным исходом всех переговоров. Особенно, в свете последней информации, что Командующего Бена Битла не было на борту. А враги? Враги пусть гибнут в этих, несомненно, трагических событиях. И даже адмирал Судзи, скрипя зубами, заявил, что жертвы неизбежны.

***

Самые долгие семь часов в его жизни, стали и самыми счастливыми. Потому что, когда его вытащили спасатели, он узнал, что матарцев больше нет! Что их корабли ушли. И, что он стал единоличным командующим абсолютно всего! Свершилось! Помимо его воли, но свершилось! А это значит, что сама вселенная на его стороне. И нужно было действовать, пока другие не опомнились. Насколько Бен понял, один крейсер расстрелял другой, как раз, когда на нём находились все делегаты. Вот уже три часа, как весь мир находился без законной власти, хотя новость об этом ещё не вышла за пределы разведывательных структур. Сидя в присланном за ним вертолёте, и направляясь в аэропорт (а их лёгкий пенный цилиндр упал в океан возле западного побережья Африки), он уже связался через спутник со всеми своими генералами, а также старшими руководителями ячеек 'Единства'. По приказу бывшего председателя ООН, а ныне - верховного главнокомандующего, и в связи с кризисными обстоятельствами, угрожающими имуществу и жизни граждан всех стран на Земле, объявляется военное положение и всеобщая мобилизация. Создаётся временный наднациональный орган управления, Организация Объединённых Наций распускается, а все правительства признаются нелегитимными, в связи со своей недееспособностью, повлекшей гибель сотен тысяч людей. В то время, когда матарцы, несомненно, ушли за подкреплениями, вероломно расстреляв земных представителей, все несогласные с этим приказом будут признаны врагами человечества. Митинги запрещаются, независимые СМИ запрещаются, все частные космические корабли реквизируются для восстановления обороноспособности планеты.

Главное - ошеломить соперника, выбить у того почву из-под ног. И пусть, уже через неделю они очухаются, и начнут требовать свои права, и независимость, обратно. Время будет упущено. Армия подконтрольна Бену, СМИ у него в руках, пропаганда должна будет так запугать народ, что он сам повесит самозваных национальных лидеров. Как же! Война на пороге, все обещания администратора, оказались ложью. Они такие же работорговцы, что и все остальные, и нет никакого космического рая. Только сильный лидер, пусть и временный, может эффективнее всего направить ресурсы всего мира на дело. Построить новый могучий флот, новые заводы по переработке руды, новые космические крепости. А когда планета будет за непробиваемой стеной, тогда уже можно и поговорить о восстановлении суверенитета стран. Вот только Бен не собирался давать людям повод почувствовать себя в полной безопасности. На чём держится власть, как сказал тот проклятый русский, милитаризованных, диктаторских стран? На непрерывном запугивании народа. На дозированной информации. На пропаганде, приправленной идеей всеобщего сплочения и единения.

Пропаганда, пропаганда... Она просто и понятна, а для образованных и умных людей, ещё и прозрачна, как стекло. Вот только, когда ты повторяешь её день за днём, месяц за месяцем, даже у самых недоверчивых граждан она откладывается в подсознании. Отар Код пытался навязать всем стремление в 'лучшее' будущее, вешая на всех остальных клеймо замшелых регрессистов, цепляющихся не за какие-то абстрактные традиционные ценности, а за свою власть. И народ ему верил. Не все, но так промывание мозгов длилось всего месяц. Бен Битл поступит с точностью наоборот. Теперь возможный рай - это только Земля. И мы сами должны его построить, и защитить. А всё остальное, там, по ту сторону звёзд, это бездна, желающая поглотить нас. Преисподняя, где есть только господа и рабы. Сплотимся же, народы Мира! Станем Единством, об которое сломают зубы все нелюди со звёзд. Они плохие, они зло. Мы хорошие, мы граждане добра и мира. Пропаганда, пропаганда...

Сейчас, спустя полгода после 'воцарения на престоле', последние обороняющиеся города в мятежных странах, вот-вот падут. Лагеря переполнены заключёнными, бизнес с радостью использует их, как бесплатную рабочую силу. Это называется 'искуплением'. У сопротивленцев не осталось ни ресурсов, ни поддержки. Народ увидел, что главнокомандующий действительно строит новые верфи, закладывает новые корабли. Очень позитивно была воспринята операция по спасению немногих выживших с Марса. Двадцати процентная безработица, снизилась наполовину. И да - в магазинах стало меньше продуктов, исчезли деликатесы. Но зато будущее уже не такое страшное. Всем платят стабильную зарплату, и, что самое главное, не сильно отличающуюся друг от друга. Рабочие руки и головы сейчас нарасхват, а древнее чувство коллективизма оказалось очень сильно. Толпы восторженно кричат 'Единство! Порядок! Мир!' и смотрят, как очередного богатея ведут на эшафот. Ушлые религиозные лидеры подсуетились, объявили Бена, кто мессией, кто святым, кто пророком, и сейчас снимают неплохие сливки с народа. Бизнес, вовремя перешедший на его сторону, растёт, как на дрожжах. Военные заказы сыплются, как из рога изобилия. Бывшее 'Единое командование' руководит всем на местах. Этакие, демиурги при своём боге. Хотя, сам Бен не поддался искушению поверить в свою избранность. Только сохраняя ясную голову, и железную хватку, он удержит власть. Он всегда помнил, и будет помнить, с какой лёгкостью люди меняют своих вождей. И, как он пришёл к власти, так могут придти и другие. Но, пока, чёрный флаг с белым кругом, развевается над всеми парламентами и резиденциями по всему миру, он может вздремнуть спокойно. Сегодня он поручил архитекторам начать возведение 'Дворца Солнца' - будущего планетарного правительства. Может тогда, он, наконец, поверит в то, что является лидером, первого в истории Земли, всемирного государства.

***

Мерти шла по коридору. После пропажи, и скорей всего, гибели Сергея, она очень сдала, осунулась и потеряла былую красоту. Так и не покинув Луны, она жила здесь, вместе с другими из экипажа 'Ювета'. Кто-то вернулся на Землю, но большинство отказалось признать новое планетарное правительство. Хотя, Луна сама бросилась в пучину лозунга 'армия - это народ, а народ - это армия'. Космический корпус разросся почти в сто раз. Чудовищное количество новобранцев сейчас скакало по камням и кратерам. Говорили, что это для защиты Солнечной системы. По мнению Мер, это больше напоминало личную гвардию командующего Битла. Также, как и пухлые корабли, почти полностью скопированные с матарских корветов, строящиеся сейчас на всех доступных площадках.

Дойдя до небольшого закутка, куда их выселили после отказа вступить в Единство, она бросила сумку с лекарствами на койку. Не смотря ни на что, она по прежнему лечила людей, не только из-за пищевого пойка, но и потому что голову нужно было чем-то занять. Упав вслед за сумкой, она растянулась и, прямо так, в одежде, накрылась тонким одеялом. Отопление в этой части Лунника было слабым. Услышав чьи-то шаги, она обернулась и увидела старину Прола.

- Не помешаю?
- Нет. Заходи, садись куда-нибудь.
- У меня есть кое-какие сведения, тебе будут интересны.
- О чём? - в последнее время Мер всё меньше интересовала политика.
- Корабли Единства вскрыли обломки 'Возмездия'.
- ...И?!
- Я не знаю точно, но челнока твоего мужа они не нашли.
- Но, он не вернулся. Значит, он мёртв.
- Скорей всего, - оказывается, Прол пришёл не с пустыми руками. Достав из маленького пакета бутылку вина, он повертел ею перед носом у врача.
- Где достал?
- Секрет фирмы. Так, кажется, говорил Сергей. Давай, что ли, по их обычаю, помянем.
- ...Сейчас, найду два стакана.

Они пили сначала вино, потом Мер притащила бутыль самогона, затем в ход пошёл разбавленный спирт. С тяжёлой и дурной головой они забылись, хоть один вечер не думая, о тех, кто погиб, и о своём доме тоже. Да, их тянуло на Маркан. Прола больше, её меньше, но всё-таки... Вот только все гиперпространственные корабли погибли, а новые, только строились. И 'предатели человечества' будут последними, кого пустят на них. Ночь прошла в тишине, и, впервые, в спокойствии. А на утро к ним пришли солдаты корпуса. Тяжёлая длань Единства дотянулась и до Луны. До этого их не трогали, а сейчас, объявив подрывными элементами, уволокли в лагерь для рабов. Один из мелких посёлков был полностью переоборудован под содержание заключённых, которых набралось несколько десятков тысяч. Ну что ж, там тоже нужны врачи, и Мер, потеряв всякий интерес к жизни, молча, взялась за новую работу. Прола же, она больше никогда не видела.

***

Ваз был подавлен и ничего не хотел. Как он мог?! Как он мог убить своего родного отца?! Но он предал их всех, предал Империю, а значит, заслуживал смерти! Гнев вновь поднялся из глубин разума. Чтобы сразу быть погребённым под чувством вины. Он убил отца! Предателя, но отца. Молодой капитан разрывался, он не знал, куда деть свою голову. Скорей бы уже выход из гипера. Тогда, вынужденное безделье закончится, и он весь отдаст себя работе. Его эскадра мчалась к Маркану. Он надеялся найти там заместителя, Кетара Авгила. Он мог знать, где находится Рейка - самая младшая, и самая любимая сестра Ваза. Плевать на Бетаров, плевать на Империю, но он должен её спасти. До выхода из прыжка оставалось несколько секунд. Все на мостике были воодушевлены, они рвались в бой, хотели защитить то, во что верили. А Ваз больше ни во что не верил. Он просто хотел её спасти.

Голубизна гипера сменилась чернотой космоса. Окраина Маркана была всё также скучна. Одинокие ледяные астероиды, крошечные, по меркам своих газовых собратьев, планеты. Далёкая жёлтая точка, практически не отличимая от других. Странно, но сателлита связи больше не было. Искин долго прочёсывал данные радаров, но вокруг была сплошная пустота. Хоть бы обломки, какие. Но нет. Только природные объекты. Это настораживало. Система без связи, как слепая. А, насколько успел узнать Ваз, Маркан был довольно серьёзной шахтёрской колонией. Рудокопам без связи совсем нельзя. Просто помрёшь со скуки, а так хоть можно поболтать друг с другом. Примерно в течение часа, все шесть кораблей появились в пределах десяти миллионов километров. Эскадра собралась в походное боевое построение, и двинулась вглубь системы. На максимальной скорости они достигнут столичной планеты за пару дней. Но уже в середине пути, дальние сканеры засекли одинокий корабль. Искин сразу определил в нём принадлежность к линкорам, а в их части вселенной, только у одной семьи были подобные корабли. Бетары, лично, встречали их из путешествия.

Все напряглись, так как знали, что сделал Бетар Дэйл с остальными членами семьи Отар. Ваз не стал ничего скрывать от своей команды. Но раз они заметили линкор, то их увидели ещё раньше. Подходить близко было опасно, и, приказав тормозить, Ваз объявил боевую тревогу. Неужели их ждали? Но тратить на это такой мощный корабль было бессмыслицей. Достаточно было повесить парочку собственных навигационных спутников, или оставить один корвет, если уж паранойя разыгралась. Но они поступили совершенно нелогично, уничтожив вообще все спутники связи и навигации. Зачем это им? Думай. Думай! Они хотят что-то скрыть... Но что? То, что захватили, или уничтожили систему? Ну, так Вазу плевать на это. Что ещё могут показать навигаторы, чего не увидишь на обычных сканерах? Замаскированные корабли! Вот же императорское дерьмо!

- Навигация, электроимпульс в частоте гамма! Скорее. Двигатели - максимальное ускорение. Передать по кораблям!
- Есть, пошла картинка, капитан! - Ваз с ужасом смотрел, как они оказались в самом центре смертельной ловушки. Ещё четыре линкора проступили своими контурами со всех сторон.
- Вызов, капитан!
- На экран, - раз они хотят говорить, будем тянуть время, а сами попробуем уйти из-под удара.
- Говорит крейсер Империи Матар 'Ронерон'. Назовите себя!
- Бетар Дэйл, уродец. Что, думаешь сбежать?!

Оказывается, по ним уже открыли огонь! Лазерные лучи, за минуту преодолев разделявшее корабли расстояние, кучно прошлись по всей эскадре. Линкоры могли бить гораздо дальше, и гораздо мощнее. Триплы - строенные лазерные орудия, густо усеивали эти летающие осадные машины. А ведь ещё были и кинетические пушки. Только ракеты на этот класс кораблей не устанавливали. Ну, да они им и не нужны. Щиты и так просели, как будто по ним стреляли в упор. Ещё несколько таких залпов, и крейсер уже никуда не полетит. Нужно маневрировать и пытаться договориться.

- Дэйл, я говорю с вами, как единственный наследник семьи Отар. Мой отец мёртв! Я сам убил его за предательство. Вот доказательство... Принесите голову... Я предан Империи и готов кровью искупить вину моего отца. Мои экипажи рвутся в бой. Мы хотим присоединиться к освободительному походу!
- Что, этот слизняк всё-таки сдох?! И ты лично убил его? Как всё удачно сложилось... А ведь, знаешь, мы только три дня назад вошли в эту систему. Агвил всё нам рассказал, в перерывах между криками. Мы решили ждать тебя несколько недель. Он так за тебя беспокоился, этот никчёмный старик. Говорил, что ты обязательно придёшь. Что ты уже должен был появиться. Ведь ты такой правильный. Убил отца, пришёл спасать его заместителя, готов всё исправить... Подожди, я кое-кого тебе покажу. Вот, иди сюда милая. Не бойся. Смотри - твой братец пришёл тебя спасать! Теперь тебе ничего не грозит, хотя... Понимаешь, у меня и команды очень специфические вкусы на девушек. На всем, поголовно, нравятся безгрудые.
- Нет! Стой! Я сдамся тебе. Хочешь, казни меня, пытай меня, но только не трогай её!
- Ой, какие мы сентиментальные! И сестрёнка у тебя - всё время плачет, когда я её насилую. Ну что за недотрога...
- Сволочь! Урод! Я убью тебя! Ты слышишь меня! Ты покойник!
- Ну, ну, ну. К чему такие эмоции. Хочешь убить - убивай. Кричать то зачем.

Маленькая эскадра неслась вперёд, под убийственным огнём пяти богов войны. Щиты давно отключились, целые пласты брони отрывало точными попаданиями, но эскадра продолжала свой отчаянный бросок. Когда до центрального линкора оставалось меньше миллиона, 'Ронерон' получил критическое попадание в двигатель. Факел забился, как оторванный хвост ящерицы, закрутив разваливающийся корабль в петлю. Эскадра дёрнулась в разные стороны, строй был нарушен, и шансы достать врага моментально испарились. Ещё через два часа в пламени исчезли и сами корабли. Семья Отар, и двадцать второе пограничное соединение, перестали существовать. А, достигшие своего Бетары, на следующий день ушли в прыжок. Кровная месть была важнее, чем судьба Империи. Но сейчас пора было возвращаться на поле боя.

***

Чёрная бездна, полная звёзд. И люди, заполонившие их, как вирус. Миллиарды и миллиарды людей. Они рождаются, пожирают всё вокруг и умирают. Их потомки, не найдя пищи, идут дальше, в своём бесконечном крестовом походе по вселенной. Империи создаются и разрушаются, города превращаются в пыль, а человек продолжает идти. Где-то на окраине вселенной, на маленькой голубой планете, люди поверили в рай, а попали в ад. Недалеко от неё, летят пять, некогда населённых миров. Сейчас там только пустыня и смерть. Одни хомо сапиенс решили, что другие не достойны жить, и стерилизовали эти миры от человека. Через сотни лет, когда природа уже забудет, что болела этим страшным вирусом, люди вернуться. Они всегда возвращаются. Но это будет уже совершенно другая история.

09.06.2016 - 07.07.2016
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 28
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 11 месяцев 8 дней
Имя: Шевченко Павел

Пред.

Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: BORIS_MM и 6 гостей