Земля обетованная. Шевченко Павел

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#1 Evangelion » 06.09.2016, 13:54

Я на самиздате: http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Это произведение на самиздате: http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/zemljaobetowannaja.shtml
Предыдущее произведение на самиздате: http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/potustoronuzwezd.shtml

Продолжение "По ту сторону звёзд". Планета Земля встаёт на ноги и бросает вызов хозяевам космоса. На основе миров EVE Online, созданных отечественными фантастами. Глава третья пишется!

ПОКА ВЫКЛАДЫВАЮ ТОТ ЖЕ КУСОК, ЧТО УЖЕ ЕСТЬ НА САМИЗДАТЕ.


Земля обетованная

Глава 1

Корпорация Токогава. Земля Солнечная система.

Узурпация власти Беном Кровавым, перед смертью потерявшим рассудок и впавшим в паранойю, привела к упадку всех производственных сил и маргинализации общества. Убитый собственными советниками, после страшного расстрела планетарного конгресса, он был сожжён в крематории, а его прах растоптан на знаменитом параде свободы. Четыре года единой Земли стали уникальным социальным экспериментом, и в то же время, самыми ужасными по числу невинных жертв в новейшей истории. В течение следующих десяти лет мир восстанавливался, находясь под переходным управлением шестерки бывших советников Бена, но конфликт за территорию ЕИСа привел к так называемой "войне суверенитетов". Используя подконтрольные планетарный и космический корпуса, генералы и адмиралы развязали настоящую бойню, закончившуюся частичным отстранением их от власти. Они сохранили контроль над компаниями и корпорациями, над космическими перевозками и базами, но перестали быть формальными хозяевами континентов. Вновь избранные правительства государств, восстановленных в прежних границах, всё равно были вынуждены постоянно оглядываться на богатейших людей планеты. В их руках было сосредоточено почти пятьдесят процентов всех производств, и семьдесят процентов от финансовых ресурсов. Однако, со временем, роль выживших из ума стариков, живших только благодаря трофейным медкапсулам, стала падать. Не дав миру, за последние пятьдесят лет, ничего нового, они лишь использовали единоличное право на производство кораблей, станций, спутников, и многих других уникальных вещей. По крайней мере, так думали люди и вся свободная пресса, всё чаще называя их пережитком прошлого. И это, не смотря на то, что большинство рабочих мест, так или иначе, связаны с шестью крупнейшими корпорациями - по-прежнему, реальными хозяевами этого мира. Именно отсюда, с лета, две тысячи сто девяносто седьмого года, и продолжается наша история.

Адмирал Судзи Токогава приложил руку к небольшой чёрной пластине, и часть стены его кабинета отошла в сторону. Красивые прозрачные полки были удручающе пусты. Лишь в самом низу лежало два серых цилиндра. Роботизированная коляска подвезла его прямо к сокровищу и остановилась. Мутные глаза, не моргая, долго смотрели на эти ёмкости, словно оценивая их размер, или вес. А, на самом деле, они проклинали их. Как наркоман ненавидит наркотики, но всё равно не может без дозы. С предыдущего омоложения прошло чуть меньше года, а ему уже требовалось новое. С каждым разом временной отрезок сокращается. Но это не будет иметь значения, когда расходники закончатся вовсе. Он так боялся этого момента, что не решался произнести вслух нужные слова. Будто оттягивая неизбежное ещё хоть на чуть-чуть. Это борьба с самим собой не могла длиться вечно - старик Хронос не настолько щедр.

- Мер, пора начинать! - дребезжание голоса было раздражающим, даже для адмирала. Входная дверь тут же открылась, и на пороге появился его любимый личный доктор - Мерти Демянская. Тоже, уже далеко не молодая женщина, он вытащил её из лагеря военнопленных на Луне, после войны кланов, или, как её ещё называли, бойни суверенитетов. К тому времени, ему настолько осточертели кровь и убийства, что в душе даже проснулась совесть. Когда он, случайно, узнал о жене Сергея, горбатящийся на должности тюремного врача, он решил помочь ей. Тем самым, хоть немного искупив вину. И нисколько не пожалел о своём решении. Из-за вживлённой нейросети, она была специалистом мирового уровня, и поддерживала его жизнь вот уже пятьдесят лет. Но совесть так и не удалось заглушить. Сколько бы он не предоставлял ей средств, лабораторий, учёных. Не сказать, что её исследования не приносили прибыли. Совсем наоборот - компания ДемянкаМед очень быстро стала одноимённой корпорацией, лидером в фармацевтике и медицинской технике. А в последние десять лет она руководила испытаниями первой медкапсулы Земного производства. Но совместить технологии не получалось, и потому у него осталось только два настоящих цилиндра с нанитами. Проклятое чувство вины даже заставило его пойти на беспрецедентный шаг, и включить Мерти в состав совета кланов (ему больше нравилось сравнивать себя, и всех остальных, с древнеяпонскими сёгунами, имевшими клановую структуру, а не с этим западным изобретением, под названием корпорация). Споры были жаркими, но не дошедшими до насилия, как было много лет назад. Тогда они, чуть что, хватались за оружие.

За четыре года правления узурпатора, они вытащили из ближайших систем, так называемого, Фронтира, всё ценное, что там оставалось. Все расходники были найдены именно тогда, справедливо поделенные между всеми приближёнными Бена и им самим. Надо сказать, что Кровавый - это прозвище, придуманное советом. И многое другое, о чём сейчас пишут в учебниках истории. Нет, он не был святым, и действительно страдал паранойей. Но чтобы расстрелять парламент... Нет, для этого нужно было коллективное волевое решение, принятое без его участия. Но, придя к власти, совет тут же ввёл запрет на приближение к относительным границам Фронтира, предложив исследовать противоположные звёзды. Людям всё объяснили по-своему: Земля не хочет привлекать внимание. Между собой они знали реальную причину - каждый боялся возвышения других, за счёт инопланетных технологий. А поскольку, всеми кораблями, и правом их производить, до сих пор владели они, то и борьба за соблюдение запрета шла только внутри кланов. Несколько раз, каждый из них ловил кого-то другого за руку, при попытке снарядить экспедицию. Неизвестно, удалось ли кому-нибудь тайно её осуществить, но новых прорывных открытий, нарушивших баланс, совершено не было. Зато, сколько было изучено пустых и безжизненных звёздных систем. Сотни, если не тысячи. Было открыто три землеподобных планеты, одну из которых даже планируется колонизировать. Уже не в этом веке, но в течение двадцати-тридцати лет точно.

Опустившаяся платформа с медкапсулой встала на уровне ног сидящего человека. Вытащив худое старческое тело из коляски, Мер положила его внутрь. Пока что, аппарат был пуст и стерильно чист. Розовым гелем он наполнится, когда вставят расходник. Вся процедура займёт три дня, за которые невероятные механизмы очистят ткани, кровь, лимфу. Восстановят многие отмершие клетки, уничтожат возможные раковые. Но не до конца. Поэтому человек и возвращается к немощному состоянию так быстро. Взамен отремонтированных частей, портятся не прошедшие техобслуживание. Причём, скорость деградации каждый раз растёт. Одно из направлений исследований корпорации Демянка, было клонирование человека и пересадка мозга. Но пока что успехов добиться не удалось. Все подопытные скончались. В случае успеха, это было бы реальным решением всех проблем совета, который бросал всё больше и больше ресурсов на борьбу со старостью. Войны между непримиримыми врагами, остались в прошлом. Сейчас у них даже был негласный пакт, что если кто-то откроет "эликсир бессмертия", то предоставит доступ к нему всем главам корпораций. Но, похоже, что все их надежды напрасны, и если что-то и получится, то они этого уже не увидят. Ну, а после омоложения, Судзи, как самый старший и самый уязвимый к времени, вынесет на обсуждение вопрос о новой большой военной экспедиции. И, на этот раз, у него были все основания рассчитывать на согласие совета. Ни у кого не осталось больше пяти расходников, уж это адмирал знал точно. Страх смерти по естественным причинам, наконец-то, перевесит страх смерти от контакта с Содружеством.


* * *

Чёрные флаги и белый круг. Ненавистное сочетание, никак не желающее исчезать из жизни людей. НеоЕдиные вновь организовали митинг, и власти не рискнули его запрещать. Когда-то они уже попытались его разогнать. Всё это вылилось в два года терактов и громких убийств. Запрещённая организации, запрещённая партия, имеющая, тем ни менее, своих тайных представителей во всех парламентах мира. И именно она сейчас перекрыла движение по всему центру, со всех сторон окружённая полицейскими дроидами (людей на эту должность в последнее время почти не брали).

Вот как, скажите, добраться до, не терпящих опозданий больших начальников, если приходится пробираться через многочисленные кордоны, то и дело подсовывая под сканеры свой жетон гражданина. 'Можете проходить, гражданин', 'Гражданин, остановитесь, предъявите документы, сопротивление будет пресекаться'. Ага, нашли дурака, кидаться безоружным на металло-композитную тушу, весом в сто килограмм, которую даже игольники не берут. Приходится подчиняться, и ждать по несколько минут, пока они запросят центральную базу данных. И ведь, что им стоит, просто отследить его передвижения по внутренней сети. Понять, что он, каждый раз, один и тот же человек. Но у них вбиты в программу чёткие инструкции, и раз в поле зрения попал гражданин, не имеющий опознавательного маячка, то он требует немедленной проверки по всей форме. А такие маячки выдавали только властьимущим, к каковым себя, Энтони, не относил. У него вообще сейчас работы не было, и проторчи он на пособии ещё полгода, он мог лишиться статуса гражданина. Только тот, кто пашет на государство, или на корпорации (а это две разные вещи), имеет полные социальные права. Энтони родился уже после великой смуты, и не представлял, как это можно было давать статус, позволяющий пользоваться, и так, не многочисленными благами общества, просто по причине твоего рождения. А если ты вырос и стал бесполезным, или даже вредителем? А остальные должны тебя содержать?

Вот эти, что сейчас орут свои лозунги на площади, сплошь неграждане. Применять к ним насилие просто так, запрещается, но при любом намёке на угрозу безопасности и имуществу 'правильного' населения, жалеть их никто не будет. Лучше бы устроились на работу и не создавали никому проблем. В ближайшие пятьдесят лет Земля точно вновь не объединится. У людей развилась аллергия на подобные идеи. Уж у Энтони точно руки чесались набить им морду. Ведь из-за этих уродов он опаздывает на собеседование. А другой возможности может и не представиться. Уже одно то, что его пригласили на встречу с региональным командующим, сил специальных операций, корпорации Стоун Индастрис, было огромной удачей. Наверно, сыграло то, что его отец служил в КК (Космический корпус). А сам Энтони, не смотря на нынешнее плачевное положение, был хорошо образован, да и просто был крепким малым, семь лет отпахавший на грузовых платформах орбитального лифта. Окружённый, в основном, большими погрузочными дроидами, ему тоже не раз приходилось таскать всякие тяжести. Или, с поминанием всех демонов Содружества, огромной кувалдой забивать на место гусеничный трак многотонного безмозглого робота, въехавшего в стену. Стене-то что - она из композита, как и весь лифт, а дешёвому железному работяге больно.

Наконец, добравшись до входа в высоченный небоскрёб Стоун Тауэр, Энтони смог выдохнуть. Бросив взгляд на маленькие часы, проецируемые на линзу в левом глазу, он скрипнул зубами и бегом влетел в холл. Представительное здание, всё в строгом модернистском стиле, даже имело своего человеческого встречающего, за длинной ребристой стойкой. Он неодобрительно посмотрел на, не уважающего традиции приличных заведений, гостя, и подал знак двум дроидам охраны. Они молниеносно перегородили путь претенденту на хорошую должность, из-за чего ему вновь пришлось предоставлять свой жетон гражданина. Похоже, что он был зарегистрирован в качестве возможного посетителя, и только приложив гладкую металлическую пластину с алмазной гравировкой к красным, мерцающим полосам сканера, все встречающие сразу стали приветливыми и доброжелательными. Дроиды расступились, секретарь заулыбался и быстрой скороговоркой, явно заученной наизусть, предупредил о проведённом дополнительном распознавании лиц. Энтони было наплевать. Он был в курсе, что каждая вторая камера на улице, а этих микроскопических чёрных глазков было пруд пруди, постоянно записывает лица прошедших напротив, и отправляет данные в службы безопасности корпораций. Возможно, когда-то это и вызывало возмущения у людей, но сейчас все привыкли и просто не замечают подобных штук. Например, вот эта его линза, по совместительству комп и устройство связи, в режиме реального времени сообщает свои координаты на приёмную антенну. И это абсолютно нормально.

Старомодный лифт медленно поднял его на высоту сто восемьдесят второго этажа, и выгрузил в просторном, отделанном деревом, коридоре. Десятки одинаковых дверей по сторонам, и одна большая, обитая кожей, в самом конце. Солидно устроился этот региональный командующий, даже боязно наступать на все эти ковры. Но не стоять же, на пороге лифта, который уже начал пищать, чтобы человек или вошёл, или вышел. Быстро, стараясь проскочить эту давящую на психику кишку, Энтони, почти бегом, преодолел пятьдесят метров. Наверняка, охрана над ним сейчас угорает, делая ставки на время, за которое он покорил эту дистанцию. Но вот такой уж он человек. Родился в простой семье, и хоть отец и получил наградные, и по ранению, жили они не богато. На обучение в университете пришлось брать кредит. Зато, строгий, можно сказать, жестокий подход родителя к воспитанию, заставил отпрыска грызть гранит науки, стирая зубы под корень. Иначе отец эти зубы бы ему выбил. С отличием, дипломом, грантом, закончив обучение, Энтони не смог найти работу по специальности. Был он туннельщиком-связистом, и ещё на первом курсе его предупредили, что отрасль отмирает, уступая место гиперструнам. Но он не терял надежды попасть в одну из лабораторий по изучению массовых переносов. Не удалось. И вот теперь, такое неожиданное предложение безработному, почти негражданину. Похоже, в корпорации срочно понадобились все доступные специалисты в этой области, причём именно её вооружённому крылу. Тут то и всплыло его личное дело.


* * *

Токогава бодро шагал по подземному тоннелю, наслаждаясь этим забытым чувством лёгкости и не скованности движений. Первые полгода всегда так, а затем новая волна старения накрывала его с головой, каждый раз погружая всё глубже. Но лучше не думать об этом, иначе страх станет совсем невыносимым. Длинный белый коридор был частью сектора клонирования в огромном комплексе ДемянкаМед, зарытом на глубину в сотню метров. Создававшийся, как тайное подразделение при корпорации Токогава, он постепенно разросся на несколько километров во все стороны. Сейчас тут работали тысячи специалистов, лучшие из лучших, и попасть сюда было очень престижно. Мерти проявила недюжинные организаторские способности, и вообще, словно ожила, когда возглавила это место. Пройдя, за счёт Судзи, одно омоложение, она вновь долго блистала своей красотой, сейчас уже ушедшей. Но стать и характер в ней никуда не делись - пылающие огнём и воодушевляющие всех её подчинённых.

Завернув в одну из лабораторий, адмиралу всё равно пришлось проходить сканирование, чтобы попасть внутрь. Все работники тут же повскакивали со своих мест, побросав планшеты и какие-то таблицы, и только один человек не проявил никакого уважения к главе клана. Седые волосы, стянутые в тугой узел, прямая спина, поджарая фигура. Чтобы сохранить такую форму, Мер ежедневно занималась на тренажёрах. И она ненавидела, когда её отвлекали от работы. Но сейчас был особый случай, и адмирал бесцеремонно постучал тростью по столу. Получив в ответ злой взгляд, и брошенную фразу 'вы мне все приборы собьёте', она, тем ни менее, встала и проследовала за махнувшим рукой пожилым человеком. Медленно прогуливаясь по экспериментальному ботаническому саду, они долго молчали, а Судзи, склонив голову, просто наслаждался цветами. Их тут были сотни, в основном лекарственные или гибриды, но они не теряли от этого своей красоты. Немногочисленные работники и роботы, ухаживающие за растениями, все сразу испарились, предпочитая не попадаться на глаза высокому начальству. Разговор предстоял серьёзный, и к нему стоило подойти издалека. Остановившись возле невысокого дерева, заросшего острыми тёмно-зелёными листьями, адмирал поднял голову, вдохнул терпкий аромат эфирных масел, и повернулся к, уже нетерпеливо скрестившей на груди руки, Демянке.

- Ну, не дуйся на старика... Мне нужен твой совет. Прочувствуй проявленное к тебе уважение.

- Если вы опять пришли по поводу распорядка дня, то мы с вами всё обсудили, три, я повторяю, три раза! Лучше чувствовать вы себя не станете!

- Нет, я не настолько впал в маразм, чтобы не понять твоих чётких инструкций. Как ты считаешь, на основании своего, хм, прошлого опыта - мы готовы к новому контакту?

- ...Вы, что, собираетесь в запретную зону?!

- Пока что, я не вынес это предложение. Но оно необходимо, и ты знаешь почему.

- Попробуете вновь торговать, или возьмёте всё силой?

- На этот раз будем разбойниками с большой дороги. Не оставляя свидетелей.

- Тогда - нет. Вас разнесут на атомы!

- Даже с туннельником? - адмирал смотрел прямо, и не собирался так легко сдаваться.

- ...Только если вам удастся всех одурачить, в чём лично я, сомневаюсь. Но, да, с ним есть шансы.

- Ага! Значит, всё-таки, мы не совсем отсталая периферия. Уж с Фронтиром мы точно сможем потягаться.

- Ближайшие системы мертвы, вы же знаете. Там всё разрушено. А что находится дальше, я не знаю. В Империю Матар соваться очень опасно. По слухам, которые ещё, тогда, ходили на Маркане, даже в пограничных системах постоянно дежурила полная эскадра, во главе с крейсером. На подобие той, что натворила дел в Солнечной системе. Вы справитесь с такой?

- Не знаю... Может, и справимся, - Судзи задумчиво рассматривал кусты модифицированного шиповника. Большие красные плоды, словно глаза диковинного существа, свисали с ветвей до самой земли. Мер удивлённо посмотрела на этого хитрого японца, вечно что-то замышляющего к собственной выгоде, и недоверчиво покачала головой. Будучи на самой вершине пирамиды власти на Земле, она никогда не вдавалась в подробности военных разработок, оставляя это на откуп помешанным старым генералам. И, кажется, пропустила парочку важных моментов. Нужно обязательно запросить все доступные ей данные, а также покопаться там, куда ей хода не было.

- Если вы так уверены в себе, то и флаг вам в руки. За всё, что вы для меня сделали, я поддержу вас на совете. Но у меня очень нехорошее предчувствие, уж так и знайте.

- Я всегда чувствовал, что вложения в тебя окупятся десятикратно. Вечером будь доступна. Тебя вызовут.

- Хорошо.


* * *

Большой зал ожидания космопорта встречал Энтони огромной галдящей толпой. Десятки челноков ежедневно прилетали и улетали. Некоторые - не по одному разу. Со времён войны, уничтожившей очень многие орбитальные сооружения, и на годы засорившей пространство вокруг Земли, было построено в несколько раз больше станций, крепостей и оборонительных платформ (эту конструкцию, откровенно спёрли у Содружества, хоть и пришлось всё делать на своё разумение). Господин командующий отправил его именно сюда, на ближайший рейс большого пассажирского транспорта, идущего на станцию 'Лазарь'. И это будет первый полёт Энтони в космос.

Собеседование началось с запинающегося молодого человека, пытающегося представиться, и строгого пожилого генерала, чёрного, как ночь, с глубоко посаженными глазами. Он недолго смотрел на потуги претендента, прервал его и пригласил садиться. Назвав своё имя и должность, он сразу поставил этим Энтони в тупик, пока до него не дошла разгадка, заставив ещё сильнее напрячься. Его собеседник был из бывших вторженцев! Парень слышал о том, что их амнистировали и привлекли к работе. Лет двадцать назад это произошло, но до сих пор ему ещё ни разу не приходилось с кем-нибудь из них встречаться. Оказывается, по крайней мере, один из них, очень неплохо устроился! Наверно, и нейросеть у него есть?! Это проклятое орудие подчинения и рабства. И как ему теперь себя вести?! Все эти мысли, прямо-таки читались на его простом лице, отчего генерал фыркнул и улыбнулся.

- Ты меня не бойся, уважаемый, эээ, Энтони Копфилд. Я не кусаюсь. Как ты видишь, ты вновь понадобился корпорации и можешь принести пользу. Ты ведь помнишь правило вашего любимого вождя: 'народ - это армия, а армия - это народ'. Так вот, тебя забирают в армию по контракту. Отказываться не советую.

- ...Но как же?! Теперь все войска - только наёмные. Корпус распущен. Как меня могут насильно забрать?

- Ну, по документам ты будешь наёмным специалистом. А по факту, сейчас собираешь вещи и едешь в порт Сан-Франциско. Там тебя встретят, билеты уже куплены. Да ты так не трясись. Тебе и зарплату будут платить, и увольнительные выпишут. Сразу получишь отметку о службе. Пенсию будут платить. Не жизнь, а сказка.

- Ну, вы-то точно катаетесь, как сыр в масле, по сравнению со своим Содружеством... - ляпнул Энтони и тут же обозвал себя троекратным идиотом. Но генерал заулыбался ещё сильнее, во все свои, уже не совсем белые, зубы.

- А ты, что? Не слышал указ ваших корпораций? 'Общество, так называемого, Галактического Содружества, признаётся недемакратичным, лишённым элементарных прав и свобод, угнетающим собственных граждан, и управляемое милитаризованной диктатурой псевдоэлиты'. Так что, да, я тут прямо жирую. А теперь иди, коллега, - генерал расхохотался какой-то, понятной только одному ему, шутке, и перестал обращать хоть какое-нибудь внимание на Энтони. Словно, он стал прозрачным, и это было в порядке вещей.

Вот так, молодой, тридцатилетний парень оказался в космопорте. Здесь его действительно ждали - угрюмый и неразговорчивый вояка, весь в имплантах для управления вооружением. И ему совсем не нравилось таскаться с каким-то штатским, да ещё и в свой выходной. Вызов пришёл на комп два часа назад, как раз, когда он расслаблялся на пляже в одних плавках. Вода была отличная, жара стояла второй месяц, и пока он торчал на базе 'Камелот', он заранее продумал свой недельный отпуск. Который срывался прямо в середине! Если он, когда-нибудь встретит эту деревенщину на орбите, он точно пройдётся ему по рёбрам. А пока приходилось терпеть, ведь приказ был - доставить его на станцию не позднее двадцати трёх ноль-ноль, и естественно, в целости и невредимости. Пусть, пока, сидит, улыбается. Сегодня он заработал первого недоброжелателя.


* * *

Мер стояла под струями горячего душа и смывала с себя всю усталость, накопившуюся за день. Последней каплей стал забег на беговой дорожке, и еле переставляя ноги, она поплелась в свои апартаменты. Да, на жилом уровне комплекса, у неё была огромная квартира, обставленная по высшему классу, но, при этом, удручающе неуютная. Не было в ней ощущения хозяйской руки. Ей всегда было некогда, а семья... Семья не получилась. И она никогда не забудет, кто бросил её мужа в пекле 'Возмездия' - страшного матарского крейсера, погибшего шестьдесят четыре года назад. Обеззараженная вода, без всякого вкуса и запаха, стекала по её спине, согревая, чего уж тут сказать, старые кости. Она была немолода и всю жизнь помогала людям. Прямо, или косвенно, путём изобретения новых лекарств. И нельзя было сказать, что её жизнь не удалась. Хотя, пятнадцать лет в трудовом лагере, не исчезнувшем даже после падения режима, сложно было назвать удачными. В последние годы, она, сколько не старалась, не могла вспомнить какие-то значимые детали из её пребывания в нём. Говорят, что всё плохое забывается. Ну что ж, похоже на правду.

Обтеревшись полотенцем, она, как была голая, так и вышла в коридор. Уж в её квартире видеокамер не было. В этом она убедилась в первые же дни. То ли Судзи не рискнул, таким тупым способом подрывать её доверие, то ли он действительно считал её равной себе. Она не знала, и никогда об этом не спрашивала. Пройдясь на кухню, она включила пищевой автомат и стала лазить по меню блюд. Сегодня ей хотелось японской кухни. Может, это так на неё повлиял разговор с адмиралом, а может просто захотелось рыбы. Она переваривала её только в одном виде - в сыром, с приправами, и завёрнутую в рис. Набрав команду из названия, количества и времени приготовления, Мер прошла во вторую спальню, основную, и оделась в строгий деловой костюм. Все эти советы кланов были ужасно скучны, по крайней мере, при ней, но длились не долго. Десять-двадцать минут, и какой-нибудь важный вопрос, требующий участия всех членов, решался. Простым голосованием.

Пройдя в дальнюю часть своих апартаментов, она набрала многосимвольный код на панели и приложила руку к чёрной пластине. Маленькая полукруглая дверь ушла в стену, и ей открылся цилиндрический, проще всего было назвать это, шкаф. Поднявшись на небольшую ступень, она стала точно посередине, и тёмная перегородка отсекла её от мягкого потолочного света. Ждать пришлось недолго, пару секунд, и её, как всегда, резко замутило. Этот бросок, виртуальный, конечно, из полной темноты в абсолютно белую комнату, плохо воздействовал на её вестибулярный аппарат. Оглядев себя с ног до головы, и поправив завернувшиеся брюки (а сейчас в моде был довоенный стиль унисекс) она стала прохаживаться из конца в конец, от стены до стены. Ровно десять шагов. В кои-то веки, она появилась первой. Через пять минут в углу, прямо из воздуха, сформировался чёрно-серый образ ещё одного советника. Им оказался Токогава, который тут же подмигнул ей, и посоветовал в этот раз просто помолчать. Генерал Кононов, весь при параде и наградах, появился третьим. Он, с каменным лицом, осмотрел присутствующих, и, кивнув им обоим, замер в углу. Так, один за другим, семеро, недолюбливающих друг друга, людей, собрались в этом чисто цифровом месте. Белая комната - святая святых Земного правительства. Точнее, тех, кто действительно что-то решал, а не этих марионеточных режимов Атлантического Альянса, Европейского Интеграционного Союза, или, например, Китая. Страны на картах планеты были, но даже самый последний абориген из лесов Амазонки знал, что роль играют только зоны влияния. Русская зона, американская, китайская, бразильская, африканская, индусская, и последняя - островная зона, куда входили Япония, Австралия и Океания. Антарктида была по-прежнему покрыта льдом и не заселена. Океанические территории были включены в зоны, приблизительно равными долями. Семь территорий - семь глав корпораций. Пока что, подконтрольная всем остальным, русская зона, была обещана Мер, при удачном решении вопроса старения. Поскольку шансов было мало, то и обещание было чисто формальным.

Каждый из стариков справлялся с дряхлостью по-своему. Нет, они все регулярно проходили курсы омоложения, но огромные деньги и ресурсы позволяли им первыми получать новейшие разработки. Китайский, сухонький дедок, был весь обвит проводами и трубками - уже, практически, наполовину дроид. Генерал Кононов тоже не пренебрегал протезами и имплантами, потеряв одну из рук ещё в войну. Бразильский советник, бывший капитан одного из уцелевших, в бою с матарцами, корветов, постоянно нюхал какой-то порошок, секрет которого был самой охраняемой его тайной. Эликсиром бессмертия он точно не был, но выглядела эта развалина относительно бодро. Хуже всего смотрелся бывший командующий обороной Луны, говорят, до сих пор употребляющий по праздникам. Как он ещё был жив, никто понятия не имел. Все предрекали ему билет на тот свет ещё лет десять назад. А нет же, дышит, и даже говорит. Правда, в комнате он появился, лёжа на больничной каталке. Под неё, наверно, даже пришлось делать свою собственную, виртуальную кабину.

Судзи, не раздумывая долго, бросился в бой, выложив все свои планы относительно военной экспедиции. Вялое обсуждение началось сразу с состава флота, и представительства каждого клана. Никто не возразил по поводу самого полёта, словно все только и ждали, кода кто-нибудь предложит его. Тогда, в случае провала, на него можно будет повесить все проблемы. Ну, а если всё удастся, в выигрыше останутся все. Прессе решили ничего не сообщать при любом исходе. Когда дело дошло до протокольного голосования, советники были единогласны. Растворяясь в воздухе, как дым, фигуры возвращались в реальность. Последними, из вновь ставшей ослепительно белой, комнаты, вышли Судзи и Мер. Её суши, наверно, уже приготовились.


* * *

Станция 'Лазарь' была огромным пересадочным доком на маршруте Земля-Луна. Километровый октаэдр, с различимой формой даже днём, в хорошую погоду, а уж ночью, тем более, болтался на высокой орбите, всегда следуя за спутником планеты. Четыре больших ангара принимали все корабли, вплоть до туристических круизных, не пропуская только самые массивные лайнеры, и военные, начиная с фрегата. Но, в последнее время, в ней можно было встретить странный звездолёт. Зализанные формы, очень толстая обшивка, и две, не заметных простому наблюдателю, детали - отсутствие генератора щита и гравитационных решёток. Да, вне станции и без движения, на этом транспорте всегда царила невесомость, и был шанс, что простая пылинка проделает в вас дыру с кулак. К сожалению, из-за малопонятных физических законов, только такой аппарат мог пройти через кольцо врат.

Энтони ещё раз взглянул на Землю через большой обзорный иллюминатор. Вокруг толпились люди, кто-то снимал себя на голокамеру, дети носились между ног. Вид планеты действительно завораживал. Синие океаны, полосы и завитки белых облаков. Граница терминатора, отделяющая день от ночи. Множество жёлтых огоньков, обозначающих города. Красота. Жаль, что приходиться так быстро с этим расставаться. Его прыгун уходит через двадцать мину. Пора занимать место в салоне, пристёгиваться, и стараться не стошнить в невесомости. Он много слышал об этом состоянии, но никогда не испытывал. Зайдя в небольшую пассажирскую кабину, он обнаружил мощные, намного объёмней обычных, кресла, с мягким ложементом. И целую кучу широких ремней безопасности. Кстати, попасть на этот рейс просто так, было нельзя. Билеты стоили бешеных денег, но, по неизвестным причинам, корпорация раскошелилась. Уж очень ей нужны были Энтони, и ещё десяток человек, которые уже отправились в путь.

Сжимая в руках маленькую чип-карту со всей информацией, которой он должен владеть по прилёту, парень погрузился в кресло-кокон, и ленты из прочной ткани автоматически затянулись вокруг его туловища. У него было три часа, чтобы бегло просмотреть описание будущей работы, а затем прыгун подойдёт к вратам. Старт прошёл незаметно, и единственное, что его выдало - корабль качнуло в сторону. А покинув ангар, вне громады 'Лазаря', Энтони стало не до чтения. Первое ощущение - это выворачивание на изнанку. Затем, вроде адаптировавшись, лёгкость и подвижность. Даже крепления казались отошедшими от тела. Но длилось это не долго и в специально подставленный пакет, десяток которых выдали перед посадкой, направился ужин, приправленный бутербродом со станции. Самоклеющаяся полоска тут же предотвратила разлёт малоапетитных кусочков по всему салону.

'Наслаждение' отсутствием веса закончилось нехилой такой перегрузкой. Корабль мчался от Земли к Луне, всё это время очень медленно разгоняясь, а затем, так же медленно тормозя. Путешествие растянулось в шестеро, по сравнению с обычным челноком, оборудованным компенсатором инерции. И даже так, все пассажиры проклинали первый закон Ньютона, до сих пор актуальный, в, казалось бы, век комфортных космических путешествий. Вот только, почему тогда на этот рейс не достать билеты? Да потому, что три часа полёта к Луне, и один час маневрирования возле Марса - это маленькая плата за экономию трёх недель. Туннельные врата, введённые в эксплуатацию пять лет назад, перевернули представления о способах перемещения в пространстве. И они не были бы реальностью, без уникальной технологии генераторов Содружества. Даже так, стометровое кольцо было, практически, сплошным источником энергии. Червоточина на сотню миллионов километров сжирала электричества на баснословную сумму, и его хватило бы на освещение небольшой страны. В связи с этим учёные затруднялись дать ответ, сможет ли когда-нибудь человечество мгновенно путешествовать между звёздами. Теоретически, проблему энергии могла бы решить квантовая ловушка, но до её технического воплощения было ещё ой как далеко. Уж Энтони хорошо в этом разбирался.

Три часа пытки подходили к концу. В середине пути вектор ускорения поменялся на сто восемьдесят градусов, и теперь все пассажиры представляли у себя за спиной скоростной маглев (поезд на магнитной подушке), который пытается тебя сдвинуть, в то время как ты прикован за руки и ноги к рельсам. Очень жаль, но увидеть врата не удалось. Корабль был без иллюминаторов. Смешно, тот, кто шесть лет изучал туннельные технологии, сам ни разу их не щупал, скажем так. Только один раз, группе студентов, было позволено создать настоящую струну. А всё остальное время они занимались на симуляторах. Виртуальная реальность давала намного больше возможностей 'рассмотреть' эту, невидимую в реальном мире, штуку. Но чувство неполного понимания постоянно преследовало их. Вот капитан объявил о минутной готовности и отключил двигатели. Заранее предупреждённые, они не испугались, когда в салоне погас свет. Теперь прыгун был полностью инертен, не излучая, не ускоряясь, и, с вероятностью в девяносто девять, и девять десятых процента, не мог нарушить стабильности червоточины. Но всегда был шанс. Что произойдёт в этом случае с материей, достоверно установить не удалось. Тоннель просто схлоповался, а подопытный объект так и не появлялся в пределах Солнечной системы. Даже специально провели испытания на больших вратах, нарушив их баланс, и сателлит, оборудованный системами связи и навигации, так и не вышел на связь. Велика была вероятность, что ему просто не хватило энергии на создание такой длинной струны, но математика допускала и физическое исчезновение всякой материи, с рассеиванием энергии.

Последние десять секунд. Все вжались в свои кресла и пялились в темноту. Что-либо разглядеть не получалось, даже своих ног видно не было. Три, два, один, переход. Открытая кабина пилотов и спокойный голос капитана, который и отсчитывал таймер сверяясь с механическими часами, немного придавал уверенности, но всё же... Какого было разочарование, и не только у Энтони, а, похоже, всех, когда свет вновь зажёгся, и уже по громкой связи пилоты поздравили всех с удачным прыжком. Ну, хоть так, а то парень было решил, что они вообще до сих пор возле Луны. Похоже, что человеческий мозг не в состоянии отследить момент телепортации, а ничем другим этот физический процесс быть не мог. Ну и ладно. Теперь он может считать себя стрелянным специалистом, изучившим предмет своего диплома ещё лучше.


* * *

Человек выгнулся и забился в ремнях. Эпилептический припадок был быстро подавлен инъекцией, но пена всё равно успела пойти. Лаборант быстро убрал её тампоном, и подтянул застёжки. Мер взглянула на голограмму, повисшую прямо над операционным столом. Непрерывное трёхмерное сканирование позволяло быстро оценить изменения в состоянии, и они ей совершенно не нравились. Нервный паралич лёгких и дыхательных путей. Искусственная вентиляция была не выходом, но хорошо, пусть так. Введём ещё двенадцать кубиков цердразина. Реакция? Пока нет. Ждём. Давление скакнуло, сердце заколотилось как бешеное. Сто сорок, сто шестьдесят, сто восемьдесят, двести ударов в минуту. Разрыв! Инфаркт! Остановка и смерть. Мерти прикусила губу и посмотрела на цифровые показатели. А ведь как всё хорошо начиналось. Два клона, у одного изъят мозг и пересажен другому. Целых пять часов он был стабилен и, даже, подавал признаки прихода в сознание. Но и на этот раз отторжение не удалось остановить. Победа вновь ускользнула из её рук.

За двести пятьдесят лет борьбы с деградационными болезнями мозга и нервной системы, на Земле были сделаны потрясающие открытия. Некоторые из них привели в восторг даже инопланетного медика. Она дополнила их своими знаниями из нейросети, и теперь человек мог жить до глубочайшей старости, практически без потери нервных клеток. И если научиться заменять тело, то физическое бессмертие будет достигнуто. Тысячелетия активной жизни - мечта всех, и в Содружестве тоже. Этой технологией, в перспективе, можно было бы даже торговать. Пока её не скопируют, или не украдут. Но до этого, планета стала бы самой богатой в секторе. Да что там в секторе - в галактике. Миллионы людей готовы отдать всё до последнего, лишь бы прожить ещё одну жизнь. И они не будут интересоваться моральной стороной вопроса. Впрочем, как и на Земле. Но всё равно, об её маленьком увлечении никто из посторонних не знал. Пресса точно бы подняла вой. И не потому, что они такие правильные. Мер знала из первых рук, с каким смаком обсасывали журналюги подробности каждого её шага, когда её ввели в состав совета. Ну, ещё бы, новая, назначенная королева мира. По её моде, по фразам, по походке, по возможным любовникам (а, по их мнению - были и такие) теперь определялись стандарты поведения деловой женщины. А пресса, не важно какая, из визора, из сети, или классическая печатная, зарабатывает на таких, как Мер, огромные деньги. Корпорации даже платят им специально, чтобы хоть слегка очернить конкурента, или обелить себя. Борьба за власть не прекращается даже в таких мелочах.

Сняв перчатки и халат, отсоединив от лица маску, Демянка, как она в последнее время, сама стала себя называть, пошла в корпус 3. Проследить за подготовкой первого испытания многофункциональной руки робота, для проведения полностью автоматических операций. Прошлый век, по её бывшим стандартам, но нанитов на Земле взять было неоткуда. Поэтому приходилось импровизировать. С трупом клона разберутся её помощники, и уже вечером в гидропонные сады поступит свежая биомасса. Жестоко - да, необходимо - тоже да. Прогресс, настоящий, а не дарованный свыше, всегда строился на крови. А тем, кто пользуется его плодами, по большому счёту, наплевать с высокой колокольни (одна из въевшихся в голову фраз Сергея).

Автоматическая дорожка, на которую стал и поехал, вывезла её через пару минут в большой стерильный цех. Инженеры и техники, больше похожие на белых инопланетян, из-за всех халатов, бахил и шапочек с очками, сновали туда-сюда, между десятка разномастных агрегатов, величиной от хорошего грузовика, до стандартной матарской медкапсулы. Те, что побольше - первые их опытные модели, остальные уже практически рабочие экземпляры. Старший по группе, заметив своего начальника, отложил в сторону какую-то плату, и взял со стола планшет. С ним он подошёл к Мерти, и стал по пунктам перечислять, что им удалось сделать за сутки. Результат был скромным. Получилось только наладить одновременную работу трёх роботизированных рук. До этого, они постоянно мешали друг другу и цеплялись своими многочисленными отростками. Посмотрев на график работ, и так и не вспомнив сегодняшнюю дату, услужливо подсказанную помощником, она устроила небольшой разнос, приказав ускориться, иначе она сама придаст им импульс пинком под зад. Причём - из корпорации. Все дружно покивали, потупив взгляд в пол, при этом всё же понимая, что это она со злости, и на самом деле они не сильно накосячили. Похоже, что в соседнем корпусе, о делах которого они только слышали, опять что-то пошло не так, а отыгрывается она на них. Ну, за такую огромную зарплату, можно и потерпеть.


* * *

- А теперь бегом, бегом, бегом! Петров на месте уже, молодец. Копфилд, не плетись как инвалид! Резче! Приступить к упражнению со скафандром, - бравый солдафон, ответственный у них на корабле, за всё, что связано с действиями в экстремальных ситуациях, любил поорать. Энтони заметил это на второй день пребывания в этом удивительном звездолёте. Подумать только! Передвижные врата, или как их тут все называют - туннельник! Болтающийся, пока что, возле Марса, он вот-вот должен был уйти к Юпитеру для испытаний. Посетить что-либо, кроме крохотной каюты, ему не дал сержант О'Брайен. Именно он сейчас надрывался, чтобы пятнадцать новоприбывших знали, что делать, в случае конца света. Оказывается, Энтони прибыл последним. Остальные уже целые сутки бегали по техническим коридорам по уже заученному до мелочей маршруту. От лаборатории в генераторную, оттуда - в общий коридор, опоясывающий этот кольцеобразный корабль по кругу, дальше в ангары, или, если доступ заблокирован - к спаскапсулам. И назад, на исходные позиции. Помимо упражнений на выносливость, сержант преподавал им перенос тяжестей, в виде двадцати килограммового аварийного скафандра, и ликвидацию абсолютно любой проблемы, которая могла придти ему в голову. Например, неудачный проход другого корабля через аномалию с взрывом реактора. Десять пострадавших, пять способных двигаться. Тащите, ребята, друг друга на плечах. Эвакуируйте товарищей, черепахи беременные!

Вымотанный до предела Энтони, сумел только добраться до каюты и бухнуться спать. Прямо так, в пропотевшей лабораторной робе. Но он был доволен собой. Даже этот психованный ирландец отметил его прогресс, и сказал, что завтра ему предстоит только сдать зачёт, а так он уже может приступать к работе. И он не соврал. С самого утра, по корабельному времени, его поднял мелодичный визг, который здесь был вместо будильника. Подскочив, как от боевой тревоги, которую вчера им включали для музыкального сопровождения, Энтони свалился с койки и кинулся одеваться. Установив новый рекорд, он выскочил в коридор, и нос к носу столкнулся с высоким седым человеком, в форме, со сплошными чёрными нашивками. Не зная, как к нему обращаться, уже официально младший научный сотрудник, замер с открытым ртом. По-видимому, большой начальник, коротко кивнул, и даже не удосужившись поприветствовать нового подчинённого, приказал идти за ним.

Наблюдая, похоже, что за своим боссом, Энтони отметил его худобу, и отличную осанку. Седые волосы были пострижены накоротко, а походка была быстрой и напоминала нож, идущий сквозь масло. Так мог идти быстроходный катер, раздвигая всех встречных, как волны. Парень едва поспевал за ним, даже не задумываясь о том, чтобы отвлечься на что-то другое. Наконец, их путь кончился у мощной, трёхметровой двери, или скорее даже, бронированной заслонки. Приложив руку к сканеру и введя код, начальник дождался, пока створки разойдутся примерно на сорок сантиметров, и протиснулся внутрь. Энтони проделал тоже самое, умудрившись зацепиться рукавом за выступающий стержень замка. А когда он, наконец, глянул вперёд, с него можно было писать картину 'явление ангела неверующему'.

- Ты знаешь, что это такое? - впервые за десять минут, открыл рот старик.

- ...Квантовая ловушка?

- Она самая! - босс был явно доволен, и пошёл медленным шагом, заложив руки за спину. Ощетинившийся иглами, большой, абсолютно чёрный шар, был подсоединён к толстым энергопроводам. То, что существовало только в виртуальной среде, внезапно предстало перед Энтони во всей своей законченной, и работающей, красе. Если бы кто-нибудь другой сообщил ему, о наличии на борту ловушки, он бы не поверил. Но сейчас придётся с этим жить. Не удержавшись, он с ходу выпалил первый из многих вопросов:

- Как далеко она позволяет создавать тоннель?

- Двести пятьдесят - триста световых лет. Впечатляет, не правда ли?!

- Не то слово! Её одной хватило бы на запитку всей Африки! Почему их ещё нет на Земле?

- Потому, молодой человек, о котором я был лучшего мнения, что в сильном гравитационном поле её не создать!

- Да, точно... Простите. Мне необходимо освежить свои знания в этой области. Если честно, я не рассчитывал при жизни на её создание.

- Я тоже, молодой человек. Я тоже... И, тем ни менее, вот она! Будете работать в команде Ольги Самойловой. Сейчас пойдёте в лабораторию туннельной физики, представитесь по полной форме. И... Добро пожаловать в команду. Можете звать меня Эрик Зингер, или просто - босс.

Во второй раз за пару минут, Энтони застыл с открытым ртом. Легенда, о котором ходило столько слухов, и которого не видели уже тридцать лет. Все знали, что он работает, чуть ли не отшельником, на одну из корпораций. Не удивительно, что он его не узнал. Мастер физики, настолько глубоко постигший её законы, что его называли гением, уже открывал двери за его спиной. Поспешив пристроиться за светилом науки, парень вдруг осознал, в какую крутую команду он попал! Похоже, что судьба всё же сжалилась к честному работяге и выкинула ему целых три шестёрки за раз.


* * *

Челнок входил в атмосферу, покрываясь коконом из пламени. Пилот знал своё дело, и мчал адмирала 'с ветерком'. Ну, ему, в принципе, было всё равно, лишь бы на встречу вовремя прибыть. Этот капитан, или кто там сейчас, за консолью управления, вряд ли участвовал в сражениях с матарцами, или даже, в бойне совета между собой. Тогда бы он так не выпендривался, ведь, однажды пережив спуск на планету под интенсивным огнём лазеров ПВО, потом ведёшь любую машину с гранитным спокойствием и обстоятельностью. Нужно будет попросить его личного секретаря сменить этого лихача. Всегда найдётся безработный отставной пилот какого-нибудь бомбардировщика, привыкшего бережно относиться к своему грузу.

Огонь сошёл на нет, и сбросивший поле для экономии энергии, челнок, входил в густую пелену серых облаков. Похоже, что над восточным побережьем США сейчас бушует гроза. Кивнув нахмурившемуся командиру охраны, Судзи кнопкой опустил защитную ставню возле своего иллюминатора. Скоро должны были подойти два дрона-истребителя, которые будут сопровождать важную персону вплоть до частного космопорта корпорации Токогава. Строго говоря, все в округе площадки для посадок космических кораблей принадлежали ему. Но именно эта взлётно-посадочная полоса была только для спец транспорта. То есть, для него и высшего руководящего состава.

За окном стало очень темно, полосы дождя покрыли стекло, сделав пейзаж и вовсе неразличимым. Вспышки молний то и дело освещали крыло корабля, но какой-либо болтанки внутри не чувствовалось. Внезапно, корабль бросило в сторону. Все были пристёгнуты, но пару неприятных моментов этот манёвр им всё же доставил. Адмирал не сразу понял причину такого поведения пилота, но когда до него дошло, он лишь крепче вжался в кресло. Похоже, что система предупреждения о ракетной атаке вынудила капитана задействовать всё его лихачество. Ну что ж, посмотрим, так ли он хорош, когда на его босса организовали покушение. Как ни странно, но такая смерть полностью устраивала адмирала. Выверты психики не раз его удивляли. Быть немощным и подыхать в постели - это животный ужас, быть убитым врагами - значит закончить жизнь, как воин. Его предки были бы довольны.

Танец ракеты и жертвы в воздухе был прекрасен. Челнок выкручивал петли и закладывал виражи. Его спасала только большая, чем у воздушных судов, скорость посадки. Но долго так продолжаться не могло, ведь земля всё ближе, а, следовательно, придётся тормозить, во избежание незапланированной посадки в каком-нибудь пригороде Нью-Йорка. И где эти чёртовы сопровождающие?! Это их задача в таких ситуациях брать угрозу на себя. 'Вызовите диспетчера! Поторопите звено!'. Командир охраны, а по совместительству, ещё и очень сообразительный человек, сам, как ему и положено, делал всё, чтобы уберечь нанимателя. Наконец, треугольные чёрные тени скользнули откуда-то из-за облаков, и стали махать короткими крыльями. В этом не было необходимости, если челнок получил электронное сообщение об уничтожении снаряда, но протокол обязывал. Оказывается, эти бравые беспилотные ребята, уже обо всём позаботились. И нужно пересмотреть своё отношение к подрастающему поколению, сделав зарубку в памяти о премировании пилота.

Посадка прошла штатно, и дюжина военных дроидов закрыли адмирала со всех сторон. Человеческая охрана тоже не дремала, и быстро организовала второе кольцо. Чудом пробравшийся секретарь, тут же подсунул распечатку полицейской облавы в предполагаемой точки запуска. Было обнаружено и место, и следы. Камеры выдали ориентировки на двух бойцов националистического движения 'Народовластие США', прославившееся терактами на заводах корпорации. В каждой крупной стране, входящей в чью-то зону влияния, существовали подобные ячейки, и даже вполне официальные партии. Им не нравилось, что некая абстрактная финансовая элита указывает им, что делать. Но большинству населения, было, откровенно говоря, по барабану, что там и как. Живут они сейчас хорошо. Гораздо лучше, чем при узурпаторе, и даже чуть богаче, чем при довоенной власти. Молодёжь не понимает этого, как раз и составляя основное ядро, и поле для пропаганды националистов. А те, кто постарше, помнят, как было плохо. И голосуют за продление контракта между правительствами и кланами, всякий раз, когда первые выносят этот вопрос на очередной референдум. К тому же, у старшего поколения есть мозги, и они подсказывают им, что если власть на растущих предприятиях смениться на очередных фанатиков, лучше от этого никому не станет.


* * *

Оперативная единица 'Браво' шла сквозь пустоту внешней Солнечной системы. Два крейсера, десять фрегатов, и десять разведывательных корветов - все третьего земного поколения. Аналитики указывали на принципиальную схожесть с технологическими уровнями в Содружестве, что делало прогноз по боевому столкновению более точным. Неделю назад им придали ещё два корабля. Большие, кольцеобразные, способные пропустить через себя даже крейсер. По эскадре сразу поползли слухи, уж больно внутренняя поверхность этого чуда напоминала туннельные врата у Марса. Их-то показывали по всем новостям минимум раз в день. Хотя, интерес за пять лет сильно упал. Первые пару месяцев вообще ни о чём больше не говорили. Люди прославляли учёных, бизнес считал выгоду, военные придумывали сто и один способ применения врат в бою. И, похоже, парочку изобрели.

Совместные манёвры показали, что туннельниками управляют достаточно опытные экипажи, не нуждающиеся в советах. А когда дело дошло до гвоздя программы - прохода через аномалию, оказалось, что подсказки нужны как раз группе 'Браво'. Некоторые из экипажей, более знакомые с теорией червоточин, гадали, что нужно такого сделать с реакторами, генераторами полей и гравитационными решётками, чтобы корабли не развалились при прохождении туннеля. Оказалось - ничего! Небольшое дополнение к известной конструкции, и взаимодействующие с пространством и высокими энергиями устройства, больше не влияют на стабильность прохода. Единственное, что их всё равно приходиться отключать. Но, хотя бы уже не выдирать с мясом из корпуса. Уже в ближайшее время корпорация собирается закрыть врата Марса и Луны на модернизацию. Деловые люди буду счастливы. Наконец-то, станет возможным протащить за несколько часов скоропортящийся, или срочный груз, на сотню миллионов километров. Похоже, что наступает эра дешёвых перевозок, и вслед за ней, эпоха бурной колонизации красной планеты. Всё, что было до этого, испытывало жёсткие финансовые ограничения, и росло слишком медленно.

Приказ о вылете пришёл вчера, как раз, когда они тренировались между Сатурном и Ураном. Точнее, между их орбитами. Сами планеты сейчас болтались чёрте где. Разгон начался мгновенно, капитаны знали своё дело. Шифрованную передачу с координатами прыжка видел только один человек на каждом корабле, но все сразу сообразили, куда их отправляют. В той стороне могла быть только запретная зона. По сети всех предупредили, что за орбитой Плутона они подхватят два больших транспорта, идущих из другой точки системы. Сложив два и два, экипажи сразу окрестили себя или мародёрами, или пиратами, или, что совсем неприятно - гробокопателями. И никто из них не задумался, что они первые земляне, которые навестят миры Содружества, за последние шестьдесят лет. Как встретят их братья по разуму? И найдут ли они их вовсе? Ведь в тех мирах Фронтира, которые посетили ещё при Коде, никого разумного точно не осталось.


* * *

Энтони смотрел на схему, и в шестой раз пытался прочитать её от начала, и до конца. Каждый раз его что-то отвлекало, и он сбивался. То босс всех построил для информационной пятиминутки, и объявил, что они, возможно, будут сражаться в составе оперативной единицы 'Браво'. Поэтому, пока они ещё в Солнечной системе, всем обделавшимся от страха предлагается покинуть корабль. Где шлюз, вы знаете. Затем, Ольга, уже его непосредственный начальник, долго распинала за криворукость при составлении отчёта. А потом навалились совсем смешные мелочи, и, вернувшись из туалета, парень решил твёрдо - на шестой раз он разберётся в этом чёртовом коллекторе!

Служба на благо корпорации Токогава, которая и строила эти корабли, шла вполне себе ничего. Второй месяц был более продуктивным. Не то, что первый, когда он путался в любой ерунде. Но у него были способности, о чём ему, скрипя зубами, сообщила Ольга, и потому его не выкинули, как тех двоих неудачников. Оставалось только надеяться, что с той стороны шлюза их всё-таки ждал корабль. Иначе, как-то совсем жёстко получается. Хотя, так секретные сведения они точно не выболтают. Сейчас он уже разбирался, что где находится, и куда идти, когда тебя вызывают. Огромный, двухсотметровый генератор червоточин, требовал постоянного обслуживания. Это был настолько тонкий инструмент, что даже неудачный чих в операторской, мог сбить все настройки. И это, не смотря на многократное дублирование всех систем, и непрерывный контроль десятка квантовых процессоров. Зато, было очень весело смотреть, как матёрые мужики, всем под семьдесят, крестятся и плюют через плечо перед тренировочным проходом между двумя туннельниками. Они еле привыкли к гиперпространству, а тут новая напасть, суть которой ещё сложнее объяснить. Зато инструкция, сообщающая, что всегда есть мизерный шанс на распыление вас по всей вселенной, очень негативно отразилась на душевном здоровье капитанов, да и всего коллектива. Энтони к этому относился проще. Можно и в душе поскользнуться, удариться виском об угол, и попрощаться с этим миром. Причём, вероятность этого события была даже выше, чем при прыжке через модернизированные врата.

А вот то, что они летят в обитель сатаны, напрягала его гораздо больше. Однако, стараясь не показывать свой страх, он был как все. Весёлым и беззаботным. Наверно, это такая защитная реакция социума - хорохориться перед неизвестностью, или, перед боем. Все, со слегка нервными смешками, шутили по поводу сломавшегося пищевого автомата, и отравившегося старпома. Подтрунивали техника, который, заметив отклонение от нормы при очередном проходе крейсера, кинулся к аварийным скафандрам. И даже успел надеть нижнюю часть. Даже сержант-инструктор, узнав об этом, скривился. По слухам, и на капитанском мостике висело ощутимое напряжение. В случае чего, им, конечно, не придётся вступать в бой, но они оставались очень большой и вкусной мишенью. К тому же, довольно хрупкой, по сравнению с военными машинами. И обещания эскадры прикрыть их, в случае чего, даже собственными корпусами, не очень вселяло надежду. Это означало лишь то, что военные не смогут остановить врага на дальних подступах.


* * *

На этот раз белая комната была воссоздана только для них двоих. Мерти появилась в ней чуть раньше адмирала, и успела ещё раз повторить свою речь. Когда из виртуального воздуха соткался Судзи, она как раз заканчивала последнее предложение. Демянка готовилась к этой встрече уже очень долго, с тех самых пор, как ей пообещали русскую зону влияния. Уже тогда Мер понимала, что с наскока добиться прогресса в пересадке мозга нельзя. Тут нужны десятилетия исследований и опытов. Даже она может не дожить до успешной операции. А, следовательно, нужно потребовать принадлежащее ей по праву, приведя другие доводы в свою пользу. Как ни как, но она жена седьмого участника 'Единого командования' и именно ему должна была достаться вся русскоязычная территория. Даже, если он был против правления узурпатора с самого начала. Совет пришёл к этому позже, и вообще, должен быть благодарен Сергею за честность. Возможно, будь он жив, они сообразили, к чему ведёт правление Кровавого, намного раньше. И не растянули бы смутное время на долгих четыре года.

Адмирал пребывал в малопонятном настроении, то и дело, отвлекаясь на какие-то свои мысли, и слушая её одним ухом. Мер даже стало по-детски обидно. Ведь так рассчитывала на его поддержку. Не выдержав в какой-то момент, она шарахнула кулаком по стене. Глухой звук, словно от удара по дереву, разнёсся по всей комнате. Это привлекло его внимание, и он, словно только сейчас увидев свою собеседницу, улыбнулся.

- Прости старика. Многое навалилось. Так о чём ты хотела поговорить?

- А ты что, совсем ничего не услышал?! Ну, заешь...

- Ладно, ладно. Не ворчи. Тебе не идёт. Ты, я так понял, хочешь вступить в полные права владения русской зоной?

- Да, и ты мне в этом поможешь.

- Я?! А с чего это вдруг?

- Ты знаешь меня лучше других советников, знаешь, какой я могу быть настырной. И если мне что-то взбрело в голову, то откажусь я от этого, только когда меня будут выносить вперёд ногами.

- Смотри, как бы это не стало реальностью! Это со мной ты сюси-пуси. А другие готовы тебе голову оторвать, как только я откажусь тебя защищать.

- Я сама могу постоять за себя. Я умна, целенаправленна, и, откровенно говоря, без меня вы, уважаемый адмирал, уже бы горели в аду.

- Что правда, то правда... Ладно, посмотрим, что можно сделать. Но, тебе нужно преподнести себя с помпой.

- Это как?!

- Ты должна дать нам, если уж и не бессмертие, то хотя бы его суррогат. Понимаешь, о чём я?

- Когда, ушедший сегодня флот наткнётся на золотую жилу, я должна буду поставить пробу на слитки?

- Умница. Слишком информированная умница...

- У меня был хороший пример для подражания. И, Судзи...

- Да?

- Я поверю твоему обещанию помочь мне, как когда-то поверил Сергей. Если ты обманешь и в этот раз, то умрёшь немощным стариком. Я знаю, как ты этого боишься.
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 2 месяца
Имя: Шевченко Павел

#2 Evangelion » 06.09.2016, 13:56

Глава 2

Ракай. Сектор 254-6. Протекторат Доминиона.

Пустынный Ракайский пейзаж надоел Аталату до рези в глазах. Куда не глянь, всюду эти жёлтые барханы, или белые солончаки. Вообще, весь Ракай состоял всего лишь из двух цветов, и даже небо сливалось с песком. Яркая, испепеляющая Тав - звезда-хозяйка планеты, вносила некое разнообразие в монотонный горизонт, белым пятном отмечая восходы и закаты. Аталат не любил песок, но половину жизни ему приходилось иметь с ним дело. Вот и сейчас, поднимая удушливую тучу за собой, он катил на траке по пустыне, обходя мелкие дюны и стараясь придерживаться голых твёрдых проплешин. Его тяжеловес не мог преодолевать осыпающиеся горы с уклоном выше тридцати градусов. А его цель на сегодня - настоящий великан среди барханов. Дальше трак не пройдёт. Заглушив ревущий мотор, Аталат поправил маску на лице, подтянул кислородные трубки и накинул на голову капюшон. Намазал толстый слой мази на лицо. Остался последний штрих - тёмные светозащитные очки. Тяжёлый баллон привычно оттягивал плечи, а влагосберегающий комбинезон опять натирал там, где не надо. В общем, всё как обычно.

Быстро выскочив из шлюза, сборщик остановился у практически отвесной стены и задрал голову вверх. Посочувствовав самому себе, он стал медленно карабкаться по склону. Ботинки, со специальными подошвами, хорошо держали его вес, а распластавшись можно было помогать себе руками. Где-то на середине пути Аталат выдохся, забил ноги глубже обычного, и стащил с плеча сумку. Положив рядом, он достал из её тёмного нутра тёплый металлический цилиндр. Но внутри оказался по-прежнему ледяной коктейль собственного приготовления, который даже мёртвого на ноги поднимет. Осторожно просунув питьевую трубку под маску, сборщик сделал несколько полных глотков. Как же хреново в пустыне на своих двоих! Мечта всех старателей - лёгкий и подвижный багги, стоил неприлично дорого. Ему на такой не заработать ещё лет десять. Стараясь не съехать вниз, Аталат перевернулся на спину, и его очки ещё сильнее потемнели. Сегодня, глубокое желтое небо, было особенно раздражающим. Прикрыв глаза, он выкинул все мысли из головы, дав себе единственную установку - не заснуть. Горячий спёртый воздух, с привкусом резины, был первым сигналом того, что комбинезон необходимо менять. Третий раз за три года. Такими темпами он никогда не накопит на багги, или на билет, чтобы свалить отсюда.

Пора было двигаться дальше, и, забросив сумку за спину, Аталат возобновил восхождение. Осталось всего сотня метров - полчаса интенсивной работы, или час, в его нынешнем состоянии. Когда он, наконец, перебросил руки через острый гребень, его вес уменьшился на несколько кило. И, по идее, сейчас нужно было срочно восполнить жидкость в организме. Но он просто наслаждался неподвижностью и покоем. Бескрайние песчаные волны, словно застывшие морские. Так же гонимые ветром, изменчивые, но сейчас, для человеческого взгляда, мёртвые. И ещё - это бесконечное шуршание, вой, без которого он уже вряд ли заснёт. Как в далёком детстве, когда они всей семьей жили возле океана. Тогда он любил гулять по берегу, по щиколотку погружаясь в набегающие пенные буруны. Но больше всего ему нравилось сидеть на выступающей скале, на которую ещё нужно было забраться. Тогда он часами смотрел на водную гладь, иногда замечая рукотворные силуэты кораблей - одиноких бастионов человечества посреди, тоже в какой-то степени, пустыни. На Ракайе, сколько не вглядывайся в горизонт, других людей ты не увидишь. Планета была огромна, а город сборщиков всего один, и в сотнях километров западнее.

Ладно, хватит расслабляться, пора делать свою работу. Хочешь кушать, умей вертеться. В пустыне без этого никак. Перекинув ногу через вершину и надёжно закрепившись, Аталат ещё раз полез в сумку. Вначале уполовиним то, что осталось от жидкого питания. Вот так, гораздо легче. Поболтав во рту холодный сладкий нектар, и с сожалением оставив последнюю треть, сборщик достал вторую, гораздо более тяжёлую вещь. Восьмикилограммовый, опять-таки, цилиндр, моргал маленьким зелёным индикатором. Значит, всё в порядке. Ну, а что с ним, собственно, могло случиться? Сразу полегчавшая сумка упала на песок. Как бы её не сдуло! Хотя, термос вроде неплохо придерживает. Подвесив агрегат над гребнем, Аталат вдавил неприметную чёрную кнопку. Из днища вылезли три подвижных отростка, которые тут же погрузились в песок. Теперь они вытянутся на десять-пятнадцать метров, и станут своеобразными корнями, которые удержат харвестр от опрокидывания. К тому же, он теперь всегда будет следовать за дюной, а его корни 'впитают', а точнее, подтянут полями все приповерхностные кристаллы золя. Более тонкие, белые жгутики опутают большую часть бархана настоящей сетью, что позволит собрать и те частицы, что погрузились глубже. Хотя, обычно, весь золь скапливается в первых пяти метрах песка.

Золотые, блестящие кристаллики - кровь и деньги Ракайа. Где-то далеко на юге, в местах совершенно безжизненных, и горячих, как раскалённая сковородка, компания добывает золь своими силами. Огромные автоматические сборщики просеивают тонны песка в минуту. Но даже всех их машин не хватает и на десятую часть планеты. Поэтому, большие боссы разрешили частникам тоже вести добычу, при условии, что весь золь сдавался официальным властям. А все контрабандные перевозки жестоко пресекались, и не то, что вырваться, но и приземлиться, не допущенному кораблю было очень сложно. Вся орбита была засеяна оборонительными платформами, а в системе постоянно дежурил довольно большой флот.

Аталат добывает золь уже тринадцать лет, а сейчас ему двадцать восемь. То есть, практически половину жизни. Он завербовался в пятнадцать, и за счёт компании, переехал на Ракай, сразу став самостоятельным сборщиком. Некоторые предпочитали работать в группах. Он же любил, когда всё зависит только от него. Вот и сейчас, проверив, включён ли маячок, зашитый под кожу, он активировал систему самозащиты харвестора. Теперь, любой, кто попытается забрать его добро, расстанется с нужными частями тела, а весь добытый золь раскидает взрывом по всей округе. Только он сможет подойти к цилиндру, не рискуя лишиться головы. Правда, всегда оставался шанс, что кто-то просто расстреляет его издалека. Но смысла в этом было мало. Так, насолить конкуренту. Не смотря на огромные нетронутые территории, и простое правило - кто первый застолбил, того и зона, всё равно находились уроды, которым всегда мало. Поэтому, первое, что бережёт старатель, это свой идентификационный маячок. Лишишься его - лишишься заработка. Тогда, пиши пропало. Пока ты восстановишь все документы в этой бюрократической клоаке, что высится пятиэтажным бункером посреди города, ты десять раз разоришься. Тебе даже на воздух денег не хватит. Дышать без маски на Ракайе нечем.

Проверив, всё ли в порядке, Аталат аккуратно снял с пояса скрученный жёсткий коврик, расстелил его, и, набросив сумку, плюхнулся на него с самого края. Ухватившись за специальную ручку, он медленно оттолкнулся и поехал вниз с всё возрастающей скоростью. Любимое развлечение пустынников, даже гонки периодически устраиваются. В них можно было выиграть неплохие кредиты, и два раза он участвовал, заняв почётные места ближе к концу. Спустившись таким классным способом к самому траку, повеселевший парень двинулся к одному из передних ведущих колёс. Всего их было восемь, каждое - в рост человека, и такие же широкие. Только так можно было не увязнуть на этой многотонной туши в песке. Подпрыгнув и повиснув на поручне, Аталат забросил ногу на нижнюю ступеньку. Дёрнув за простую металлическую скобу, он открыл дверь шлюза, и ввалился внутрь. Тут уже было гораздо прохладнее, хотя, снимать комбез здесь не рекомендовалось. А вот уже в длинном прохладном коридоре, пересекающем всю машину насквозь, сколько угодно. Так и поступив, и скинув вонючие тряпки на пол, сборщик поплёлся в каюту, попутно проветривая своё достоинство. Теперь обтираться химией и спать!

Проснулся он от ощутимого толчка. Дёрнув головой и прислушавшись, он помянул всех тиранов Доминиона, пока голышом доставал из сейфа разрядник. Тяжёлое оружие неплохо справлялось с любыми угрозами на ближней дистанции, вырубая высоковольтной вспышкой всё живое. А то, что ему предстоит применить его в действии, он уже не сомневался. Выглянув в маленькое, зарешёченное и, уже совсем матовое от песка, оконце, он всмотрелся в окружающую обстановку. Да, так и есть, песчаный прыгун пытается побороться с его траком. Хорошо, что хоть молодой ещё. Не длиннее трёх метров. Крепкие налобные костяные пластины позволяли ему безболезненно бить головой в металлический корпус. И листы уже угрожающе прогнулись. Не хватало ещё разгерметизации! Накинув на плечи лямки с почти пустым утренним баллоном, и надев маску, Аталат голышом полез по лестнице. Двухметровый выход на крышу редко использовался, и как бы там всё не окислилось... Но повезло - люк распахнулся с первой попытки. Маленькая кабина, где можно было только сидеть, играла роль мини шлюза. Быстро откачав воздух, и наполнив той едкой дрянью, который дышит вся местная фауна, автоматика разблокировала внешнюю дверь. Теперь у сборщика есть около десяти минут, чтобы прогнать вредителя. После этого кожа получит первые неприятные ожоги, как химические, так и ультрафиолетовые. Медленно подойдя к краю широкой крыши, Аталат взглянул вниз. Примерно в пяти метрах от него, самец прыгуна очень сосредоточенно грыз армированную покрышку колеса. Не смотря на прочнейшие нити металла, резина уже повредилась в нескольких местах. Возись ещё потом с заклейкой! Опустив дуло разрядника, парень нажал на кнопку, и грохот маленькой рукотворной молнии отразился от возвышающихся со всех сторон песчаных стен. Прыгун взвизгнул и отлетел назад. Но одним выстрелом его не удалось пронять, и, в бешенстве раздувая все свои ноздри, он стремительно рванулся на обидчика. Как и предполагал старатель, допрыгнуть до крыши у него силёнок не хватило. Зато ещё больше пострадала стенка, кажется, как раз в ремонтной мастерской. Ну что ж, проще будет чинить. Посмотрев на индикатор зарядки конденсаторов, Аталат ещё раз нажал на спуск. Очередная белая вспышка больно ударила зверюгу точно в нос. На этот раз, до его крошечных мозгов, наконец, дошло, что главная его проблема, не эта здоровая серая и невкусная туша. А маленький чернокожий, четырёхлапый урод, у туши на спине. Угрожающе рыча, прыгун отходил назад, готовясь к самому высокому в своей жизни, прыжку. Но слишком долго он не решался, и вертел шипастым хвостом. Получив третий разряд куда-то в район спины, он весь как-то осел и затряс башкой. Рыча и завывая, он решил ретироваться, на подкашивающихся коротких ногах уползая в другую сторону. Через минуту его коричневый зад скрылся за ближайшим барханом.

Уже ощущая зуд и подкожный огонь по всему телу, Аталат рванулся обратно. Влетев в каюту, он вытащил ящик с упакованными влажными полотенцами, пропитанными, помимо прочего, и заживляющим составом. Яростно растирая самые зудящие места, он ругался всеми, выученными за свою нелёгкую жизнь, нехорошими словами. День уже подходил к концу. Тридцатичасовой оборот планеты создавал на границе света и темноты сильную разницу температур. Через полчаса поднимется очень странный шквальный ветер, длящийся всего несколько секунд, но успевающий живьём содрать с человека кожу. И лучше это время встретить внутри трака. Но если прыгун пробил ему дыру в стене, то заделывать её надо прямо сейчас. Внутри машины не было стопроцентной герметичности, и к утру от его лёгких не останется и следа. А вдруг придётся выходить наружу? Волну песка то он переждёт, а вот работать в темноте было последним, чего он хотел. Сборщик, как был в маске, так осторожно и вошёл мастерскую. Помещение, два на два метра, встретило его разбросанными по всему полу инструментами, и кривым бугром прямо над столом. Внимательно осмотрев металл, Аталат выдохнул с облегчением. Пару заклёпок, слетевших со своих мест, были мелочью. Взяв тут же большую кувалду, парень за десять минут выровнял все повреждения, для надёжности, приварив поверх квадратный лист обыкновенного железа.

Почувствовав, что ещё пару вдохов, и дышать станет нечем, он снял маску. Тут же в нос ударили такие привычные запахи перегретой изоляции, жжёного метала и своего, родного пота. Пора бы перекусить, а то с утра у него во рту не было не кусочка, за исключением коктейля. Но им одним сыт не будешь. Вернувшись в свою каюту, и заглянув в шкаф, он выбрал упаковку со вкусом деликатесного мяса какой-то 'лопы', на картинке напоминающей большую жирную ящерицу. Аталат не был уверен, соответствует ли содержание заявленному производителем, так как в глаза не видел эту самую 'лопу'. Но ему нравилось, что, в отличие от остальных брикетов, в этом было много приправ. Вскрыв блестящий пакет, он осторожно налил туда воды из маленького краника. Не больше двухсот миллилитров. Этого хватит, чтобы разогретая кашеобразная бурда, стала съедобной. Запив ужин ещё литром воды, старатель открыл верхнюю заслонку, и оценил, сколько ещё драгоценной жидкости у него осталось. Не густо, если судить по мерным засечкам. Около пятидесяти литров. Ещё пять-шесть дней, и нужно будет возвращаться в город. Вода на Ракайе такая же ценность, что и золь. Компания добывает её из горячих источников, каждый из которых находится под усиленной охраной. Хотя, если постараться, то в пустыне можно отыскать не занятые никем гейзеры. Находят же как-то прыгуны, где попить. И, хоть им надо всего несколько литров в неделю, это не отменяет самой потребности местной живности в воде.


* * *

Маркан был мёртв. Эскадра, появившаяся за целые световые сутки от звезды, сбросила очень лёгкие и очень быстрые развед-зонды. Они прошлись через всю систему за несколько дней, не обнаружив абсолютно ничего. Ни искусственных сигналов, ни космических кораблей, ни орбитальных объектов. Похоже, что за шестьдесят лет, тут если кто и был, то только проездом. Ещё оставался шанс, что найдутся выжившие на поверхности столичной планеты. Но бегать по джунглям за одичавшими аборигенами, в поисках непонятно чего? На совете капитанов было решено, не останавливаться в системе, а сразу ускоряться для следующего прыжка. Поскольку они вышли так далеко от любой крупной массы, то могли прыгать куда угодно прямо оттуда. Двадцать шесть кораблей, слегка изменив курс, вновь окутались чернотой гиперполя. Впереди у них ещё две недели тренировок на тренажёрах, с перерывами на выслушивание трёхэтажных конструкций от всевозможных инструкторов, начальников смен, и даже, от самого капитана.

Время, занятое делом, движется быстрее, поэтому работой нагрузили всех. Энтони круглые сутки возился с микросхемами, процессорами, контактами, даже простейшими конденсаторами. Иногда, именно последние были причиной бредовых показаний бесчисленных датчиков, но чтобы это понять, приходилось залазить в такие кротовые норы, что назад его вытаскивали за ноги. Самостоятельно выбраться из них оказывалось проблематично. Теперь парень был не абстрактным научным сотрудником, а затычкой в каждой неисправности. Обложившись планшетами с инструкциями и схемами, он практически перестал видеть реальный мир, установив себе вторую линзу. Теперь у него постоянно проецировалось объёмное изображение, до сих пор не отремонтированного узла или платы, и волей-неволей приходилось искать решение. Это человек не чувствует все эти малозаметные ускорения, скомпенсированные решётками. А техника, она как болезненный ребёнок. Чуть какой сквозняк, сразу температура под сорок. Благо, хоть, запасных частей вдоволь. Две трети складов только ими и были забиты.

Но, не смотри ни на что, Энтони умудрился выкроить время, чтобы поближе познакомиться со своей молоденькой коллегой. На свидания ходить было принципиально некуда, но когда тебя охватывают романтические чувства, то даже третий технический тоннель, со всех сторон обвитый кабелями, становиться древесной аркой под Луной. Он специально подстраивался под её расписание, и это от неё не укрылось. Так как она ничего против не сказала, для парня это было сродни зелёному сигналу на автостраде. Включив всё своё обаяние, он пытался выставить себя в наилучшем свете, что, чаще всего, заканчивалось какими-нибудь глупыми фразами, или неуклюжими движениями. Чего стоила его попытка круто перехватить тестер из одной руки в другую. Девушка очень долго смеялась, когда он пытался собрать по частям такой необходимый в ремонте прибор. И никто не догадывался, что уже следующая система тридцать лет, как населена. По крайней мере, на орбите. Обычными, мирными старателями, ведь такой богатый астероидный пояс не мог не остаться незамеченным. Люди жили, праздновали свои личные даты, собирались с друзьями в барах, воспитывали детей. Планировали расширение космического посёлка. Они не любили жить на планетах, как некоторые модные граждане метрополии, и свято блюли заветы предков. Галакты созданы для космоса. Они хозяева пустоты, и все, кто оспаривает это, должны быть втоптаны в их любимую планетарную грязь.


* * *

Трак катил по песку, ревя перегретым движком. Аталат, забросив ноги на приборную панель, лениво двигал джойстиком, объезжая крутые дюны. Впереди ещё десяток километров нетронутой пустыни, до которой никак не дойдут руки. Сегодня нужно проверить три точки, которые уже неделю собирают золь. Если отстойники не полны, то придётся оставить харвестеры ещё на такой же срок. А если там золя на кучу кредитов, то тащить ему эти тяжеленные штуки. Искать новое место, лезть наверх, устанавливать. Короче, никакого кайфа. Включив охлаждение на полную, сборщик потянулся, принял более удобную позу, и сверился с картой. Первая закладка должна была быть где-то впереди, даже с учётом смещения бархана. Ещё пару сотен метров. Обычно, все сборщики красили свои харвестеры в бледно-жёлтый цвет. Так их труднее заметить на фоне песка и неба. Поэтому, даже самому придётся поднапрячь глаза, зная, что он где-то здесь. Внезапно, перед кабиной промелькнул размытый силуэт. Аталат успел заметить крестообразную форму дрона, что было очень плохим знаком. Похоже, его скромной персоной заинтересовались местные любители чужого добра.

Вскочив с водительского сиденья, старатель ринулся по всем каютам, мастерским, складам и хранилищам. Нужно было закрыть все ставни, чтобы враги не смогли пробить окна. Да, в его древнем траке не было автоматического механизма опускания броневых пластин. Рванувшись обратно в кабину, он поспешил активировать щит. Слабенький генератор был найден им в разбившемся челноке контрабандистов, несколько лет назад. Неуязвимость для первых трёх-четырёх выстрелов станет для грабителей большим сюрпризом. Успев вовремя повернуть машину, готовую уже задрать нос на крутом бархане, Аталат прибавил мощности. Температура в двигательном отсеке угрожающе поползла вверх, и, где-то через полчаса, придётся сбрасывать обороты. Ещё раз замеченный дрон, не рискнул в опускаться так же низко, и просто кружил над ним на высоте метров двадцати. Интересно, они будут атаковать сейчас, или дождутся, когда его мотор загорится?

Свернув на довольно длинную солончаковую дорогу, и застопорив джойстик, сборщик стал облачаться в комбинезон. Через пару минут он уже был готов лезть на крышу. Его верный разрядник успокаивающе оттягивал плечо, и может быть из-за этого, он почувствовал необъяснимую уверенность - сегодня всё обойдётся. Он не знал, откуда к нему приходят эти озарения, но привык им доверять. Высунувшись по пояс из шлюза, неплохой стрелок взял на прицел эту недешёвую небесную игрушку. Несколько секунд - слишком мало для человеческого оператора, чтобы среагировать и уйти в сторону. Выстрел попал точно в цель, намертво закоротив и так хилую электронику дрона. Сразу потеряв управление, грязно-жёлтый жужжащий крест, камнем рухнул вниз, и тут же остался далеко позади трака. Если грабители и не собирались пока что показываться, то теперь у них просто не было выбора. Наверняка они следуют за ним, скрываясь за ближайшими дюнами, и должны вот-вот выскочить где-нибудь сверху. Ну! Так и есть! Чёрный, быстроходный багги, с тремя какими-то мордоворотами, закутанными в тряпки, в прыжке перевалил через гребень. Нет, чтобы как все нормальные люди, честно копаться в песке. Ничего, пусть только подойдут ближе.

Скорость трака не сравнится со скоростью багги. Ребята очень быстро нагнали его, но совсем уж приближаться не спешили. Один из них поднялся в полный рост и навёл на переднюю часть какую-то здоровую дуру. У них там что, ракетная установка?! Первый же залп показал, что старатель был прав. Лёгкая, противовоздушная ракета, не долетев до машины, разорвалась тучей осколков. Марево щита проявилось и тут же вновь исчезло. Придурки! Вы что, не видели рябь на песке, вокруг всего трака?! Сильное желание так проорать, Аталат задавил ещё в зародыше. Сейчас, когда он на крыше, да ещё и спрятался за люком, его почти не видно. И он, в любой момент может высунуться, и пальнуть. Явно озадаченные, горе налётчики, решили попробовать ещё раз. Ничему их жизнь не учит. Вторая, и, похоже, последняя ракета, разбилась о щит с теми же последствиями. Интересно, как долго защитное поле ещё продержится? Потому что, такие длинные, не занесённые песком, солончаки, имеют свойство заканчиваться. Осторожно высунув голову, парень прикинул оставшийся свободный путь. Выходило ещё на пять минут хода. Потом - только в очередную гору песка, а без управления всё это закончится болезненным переворотом.

Грабители в очередной раз продемонстрировали свой интеллект, решив продолжить стрельбу. Оказывается, у них ещё были армейские игольники. Высадив по половине обоймы в невидимую преграду, они, наконец-то, догадались сменить тактику. Осторожно приближаясь на той же скорости, что и трак, они решили сыграть на базовом свойстве щита. Сила сопротивления прямо пропорциональна кинетической энергии, приложенной к полю. А проще - чем ты медленнее, или легче, тем слабее экран на тебя реагирует. Атмосфера, песок, слабый свет Тавы - всё это проходит без проблем. Вот и они решили просочиться, изображая из себя часть пейзажа. Давайте ребятки! Аталат только этого и ждал. Щит висел, примерно, в двадцати метрах от трака. На такое же расстояние мог стрелять сборщик, не подползая ближе к краю крыши. Нужно достать их именно на этой дистанции. Ровного пути осталось не больше километра, или около полутора минут. Ну же, чего вы так копошитесь?! Вот он я, один, простой работяга. Видите, пересечь границу поля не так уж сложно! А теперь - ловите молнию! Режущая глаза вспышка, на мгновение ослепила и обороняющегося, и атакующих, а грохот, в добавок, ещё и оглушил. Но, если парню на крыше это ничем не грозило, то одно пробитое колесо у багги, и цветные пятна, вместо пейзажа, привели к закономерному результату. Маленький и очень лёгкий грузовичок, сделав десяток переворотов, и похоронив под собой всех троих нападавших, зарылся в небольшую горку песка на обочине. Аталат, в этот момент уже спускающийся по лестнице, сумел вовремя дёрнуть тормозной рычаг, и уже задравший нос вверх, трак, медленно скатился назад. Очень чувствительно приложившись грудью об переднюю стенку, парень растёр ушибленное место, и перешёл в шлюз. Через пару минут он уже подбегал к покорёженному, и такому дорогому транспортному средству. Вот идиоты! Такую машину испортили! Увидев одного из нападавших, с разбитой головой, но живого, старатель выхватил из-за пояса длинный нож и добил неудачника. Двое других оказались уже мертвы.

Через час, подогнав трак вплотную, Аталат опустил нижнюю аппарель. Подцепив лебёдкой обломки, он втащил их в грузовой отсек, а тела присыпал песком немного в стороне. Естественно, вволю помародёрив, и сняв с них всё ценное. Сегодня он стал гораздо богаче. У него, наконец, появилось настоящее оружие, и, хоть и сломанный, но багги! Будь у него сегодня день рождения, вышел бы отличный подарок самому себе. А так, просто вечер пройдёт в хорошем настроении. Так и не проверенные харвестеры, он посмотрит уже завтра. Весь чёткий график насмарку! Впрочем, оно того стоило. Заведя трак в уютную и скрытную расселину, между двумя высокими барханами, Аталат отправился спать. На следующий день, с самого рассвета, придётся выполнять полуторную норму.


* * *

Система Кронгейз встречала эскадру с Земли космическим холодом и пустотой. Именно такое состояние было у пространства на самой дальней границе, где звёздный ветер встречается с галактическим. На полном ходу, до столичной планеты лететь не меньше месяца, поэтому первыми вновь пошли зонды. И, уже к концу суток, они прислали координаты небольшого корабля. Затем ещё одного, копошащегося возле астероида. Были обнаружены два неподвижных сателлита. Похоже, что свято место пусто не бывает. На ценные ресурсы всегда слетается предприимчивый народ. А раз есть шахтёры, то есть и базы с медотсеком. Или просто большие корабли, с медкапсулами и запасом расходников. Ну, и на десерт, разнообразные Искины, производство которых так и не было налажено на родине. Сами себя они вроде восстанавливают, а вот давать потомство отказываются напрочь. Причем, даже самый мощный Искин, попавший в руки землян, затруднялся объяснить, каким образом он появился на свет.

Подключившись к местной сети, зонды нарушили режим скрытности, но получили важнейшую информацию - система Кронгейз вновь была заселена на постоянной основе. Предложения о продаже так и пестрели разнообразным копательно-хватательным оборудованием, причём, с подписями на совершенно незнакомом языке. О назначении той или иной штуковины земляне догадывались только по объемной картинке. В составе экипажей было несколько бывших матарцев, которые, хоть и с трудом, но узнали в вычурных закорючках обозначения галактов. И никаких тебе привычных, рубленных, и массивных, имперских букв. Звезда больше не находилась под влиянием Таров, хотя, по-прежнему оставалась жалкой колонией рудокопов. И пока что ни одного, по-настоящему, боевого корабля, замечено не было. Нужно действовать исходя из имеющихся сведений. На совете решили, что лучшей возможности опробовать туннельник может не представиться.

Эскадра разделилась, отправляя вперёд один из этих уникальных кораблей. Одного, без прикрытия. Но, с постоянной готовностью создать червоточину. Так помощь подойдёт в течение десяти-пятнадцати минут. Потерявшись из виду, вначале, просто так, а потом и на радарах, 'Ходжо' (в честь древнего японского клана) должен был подойти вплотную к большому заводу по переработки руды. Чтобы не вызвать подозрений раньше времени, капитан попытается провести корабль по самой границе между соседними навигационными спутниками. Тогда контуры звездолёта будут наиболее размыты, пропорции сильно искажены, и скорей всего, их примут за транспорт. Именно таков был расчет аналитиков штаба, дававших девяностопроцентную гарантию, что всё получиться. На вопрос, что делать с десятью оставшимися процентами, они предлагали множество различных вариантов. От уже упомянутого броска через тоннель, до позорного побега навстречу ускорившемуся флоту. Ещё была вероятность встретить какое-нибудь мелкое корыто, но мощные сканеры 'Ходжо' предупредят экипаж об этом гораздо раньше, чем шахтёр вообще что-то разглядит на своих допотопных экранах. А то, что здесь представлены самые убогие образцы, пускай даже галакской промышленности, можно было не сомневаться. В такую дыру высокотехнологичное оборудование не завозят.


* * *

Диспетчер космического города Архан был крайне раздосадован из-за выпавшей ему в этот день смены. Ведь завтра праздник Переселения, а он будет не выспавшийся, голодный и злой. Какое тут веселье! Помассировав затёкшую и жутко ноющую шею, он случайно нащупал цепочку с болтающимся медальоном. Он и забыл про него со вчерашнего свидания. Расстегнув замок, человек бережно положил плоскую круглую пластину на панель перед собой, и надавил в центр. Маленькая, живая голография, где он целуется со своей возлюбленной, слегка подняло ему настроение. Ненадолго, пока он не сообразил, что завтра, на всеобщей утренней попойке эта красотка останется одна. Дежурство всегда отнимало кучу сил, и если он не поспит, хотя бы, пять-шесть часов, то от него не будет никакого толку. И вечерняя оргия закончится для него полным провалом, с насмешками на ближайший год. Хорошо, что хоть пары определяются заранее, и его девушку никто не возьмёт. Покачав головой, и отключив безделушку, он повесил её обратно.

Большой зелёный экран, со схематичной системой, изредка передвигал один из крошечных треугольников, обозначающих корабль. Сейчас в пространстве находилось тридцать шесть рудокопов и три транспорта. Все они, практически статично, висели на карте не одни сутки, медленно перемещаясь от пояса астероидов, или к нему. Транспорты вообще торчали около станции, и в ближайший месяц никуда не собирались. Их город был самодостаточным. Каждый, из девяти тысяч жителей, занимался важным и полезным делом. Когда Родина отправила их к новой границе, все восприняли это, как огромную честь. Тогда, тридцать лет назад (указано земное исчисление), тут ещё располагались ударные копья Родины (одно копьё - эскадра в шестьдесят кораблей). Целых два наконечника (только корабли, классом, не ниже крейсера)! Это было величественное зрелище! Именно отсюда они шли на штурм последних южных оплотов этих грязных матарцев. Галакты всегда честно и открыто предупреждали всех остальных - пространство принадлежит им! Космос, это их матка. Все женщины обязаны родить на орбите, тем самым навсегда связывая дитя с пустотой. Всех умерших сжигают в звёздах. Истинные послушники Родины не живут в грязи. Они - пустота, они - вакуум. Чисты и открыты.

Произнеся ритуальную молитву, диспетчер вновь погрузился в медитативное созерцание космоса. Он смотрел на экран, но его разум ничего не видел. Это состояние растворения во вселенной, было одной из практик сна. Остальные способы были более глубоки и запрещались на посту. А он твёрдо вознамерился всё-таки посетить праздник. Нужно скопить как можно больше сил. Искин позовёт его, если что-то случиться. Но за всю его многолетнюю практику, непредвиденное происходило, от силы, раз десять. И всегда у него было время на реагирование. Половину смены всё шло, как обычно. То есть, на экране не изменилось абсолютно ничего. И мелодичный звонок, подкреплённый мягким женским голосом, очень резко разорвал такую привычную и безопасную тишину. Встрепенувшись, служащий недоумённо взглянул на схему. Только что, самый дальний сателлит подцепил образ какого-то большого искусственного объекта. Судя по массе, что-то среднее между грузовозом и мобильным заводом. Хотя, размер по контурам, был намного больше, чем гравитационное искажение. Как будто, он был полый. Тогда точно транспорт. На военный корабль совсем не похоже. У него высота больше длины. Такое только у дредноутов бывает, но те раз этак в пятнадцать больше. Новая конструкция? И идёт же с той стороны, где и нет то ничего. Ну, по крайней мере, сейчас. Раньше колония матарская была, но разведчики ещё в самом начале войны установили, что галактов кто-то опередил. Судя по остаточным, и очень характерным следам оплавления на обломках - сами же имперцы всё и сожгли. Может, у них тут восстание какое было? Рассказать сейчас уже точно никто не может. На планетах, даже если кто-то живой и оставался, всё разбомбили повторно. На всякий случай, так сказать.

Так откуда же ты взялся, и что из себя представляешь? Судя по скорости, ползти тебе, а сомнений нет - он идёт сюда, ещё недели две. Составим задание Искину, пусть отследит траекторию и уточнит параметры. И, нужно предупредить стражей. Пусть встретят этого гостя ещё на подходе. Мало ли что... А если это торговец, с жутко модифицированным звездолётом, то его проводят с эскортом к городу. Окажется матарец - убьют и заберут груз. Нет, вначале попробуют договориться, особенно, если есть что-то ценное. Ну, а если это свои, то детей Родины всегда рады видеть в одной из её обителей.


* * *

Аталат положил на стол харвестер, и закрепил специальными держателями. Осторожно, стараясь не потерять ни одной драгоценной крупинки, он открыл заслонку. Золотой порошок ссыпался красивой струйкой в хранилище. Дёрнув за маленький рычажок, он поляризовал отстойник, и пронаблюдал, как ещё пару кристалликов опустилось вслед. Всё, теперь этот точно пуст. Последний на сегодня. Подняв и положив его к остальным, сборщик закрыл хранилище, и ввёл личный код. Огонёк сменился с красного на зелёный, и два килограмма триста граммов грязной смеси золя и пустышек, надёжно упаковались в непробиваемый сейф. Очень удачный месяц, так много Аталат ещё не собирал. В зависимости от чистоты, он может получить от восьми до двадцати тысяч кредитов прибыли. То есть, без учёта расходов на топливо, провизию, и, конечно, воду. На неё уйдёт больше всего - почти пять тысяч. Компания, вроде, и не наглеет, но дерёт за живительную влагу максимальную цену, которую старатели ещё в состоянии потянуть.

Пора было возвращаться в город. Развернув трак на месте (а он и такое умеет), парень вдавил ручку мощности в крайнее переднее положение, и с 'умопомрачительной' скоростью в сорок пять километров в час, погнал по кратчайшему пути. В пустыне ещё остались двадцать один цилиндр - заново установленные, и не добравшие норму. Их семьдесят близнецов сейчас болтались на складе. У него никогда не хватало сил, и терпения, расставить всё это по пустыне. Вообще, такой большой грузовик, как трак, должен управляться минимум двумя людьми. Аталат встречал целые передвижные дома, где живут большими семьями, по несколько десятков человек. Лично он не понимал, как можно так уплотниться?! Кар-то, не резиновый! Но многие, наоборот, считали его сумасшедшим. Отшельником, который, периодически, приезжает за жратвой и кредитами. А раз он один, то и тратить заработанное ему особо некуда. Вот и повадились всякие отбросы лезть к нему, с просьбой поделиться. Последние закончили с большими убытками для себя лично. А ещё, слухов добавляло то, что он, видите ли, сирота (сам однажды сболтнул), а сумел сразу по прилёту приобрести трак! Это как, интересно? Похоже, что где-то в пустыне у него зарыты несметные богатства, или у него есть кругленький счёт в банке Доминиона. А вся эта возня с песком и золем, чтобы потешить уставшего от скуки богатея. Или вдруг он крупный криминальный делец, скрывающийся от властей, и, опять-таки, зарывший всё своё добро в неприметном месте. Короче, личность очень загадочная, и требующая немедленного насильного выпытывания.

Аталат ещё раз усмехнулся собственным мыслям. Знали бы местные, откуда у него деньги, то его образ потерял бы почти всё своё очарование. А зато так, у него всегда были девушки, желающие, наконец, остепенить завидного партнёра, и перебраться из трущоб к нему на трак. Сам же он был ещё очень далёк от настоящей любви, и хотел свою будущую жену обеспечить гораздо большим, чем вонючей каютой, и сладостями раз в месяц. Хотя, как оно повернётся, никто не знает. Может, вот прям сегодня вечером, когда он прикатит в трущобы, ему на глаза попадётся ТА САМАЯ. И он станет сопливым романтиком, бегающим за ней с бутылкой браги( другого алкоголя в их краях не достать). А пока он просто вёл своего любимого монстра, переваливая через небольшие холмики, и оставляя за собой шикарную колею. Ручка управления слушалась идеально, двигатель ревел и реагировал на малейшее изменение мощности. Лобовое стекло, покрытое очень дорогим силиконовым напылением, предотвращающим появление царапин, демонстрировало привычный, но даже какой-то симпатичный, пейзаж, с уже клонящейся к горизонту звездой. Прикинув, сколько у него ещё есть светлого времени суток, Аталат удовлетворённо хмыкнул. Получалось войти в город как раз перед бурей. Плохо только, что это будет через пять с половиной часов утомительного сидения на одном месте.

Его родители были крупными морскими фермерами, и выращивали съедобную водоросль, идущую на приготовление половины всех пищевых брикетов в Доминионе. Спрос был всегда, и год от года только увеличивался. И всё шло хорошо, наследник готовился однажды занять место отца, мать собиралась расширять плантации. Пока, одним жарким утром, его не разбудил мажордом, и не сообщил, что челнок со станции вошёл в атмосферу под слишком острым углом, да ещё и попал в шторм. В общем, обломков так и не нашли. Аталату досталось всё, но мать успела взять большой кредит на новые посевы и оборудование. Банк тут же забрал ферму в уплату долга, а ему оставил около миллиона отступных. Их хватило, чтобы предварительно оплатить трак, а вот биллеты до Ракайа за свой счёт покупала компания. Их, кстати, тоже пришлось потом отработать. Но, каков же итог всей этой истории? А то, что у него за душой не было ни одного лишнего кредита, и все слухи - всего лишь слухи.

Мощные фары освещали голый солончак, выискивая предательские ямы. Это огромная проплешина была видна даже из космоса, и именно здесь было решено когда-то основать городишко под названием 'Золь-Тен', что в переводе с какого-то древнего языка, обозначает 'обитель разума'. И сейчас, почти два с половиной килограмма разума, ехало к скупщику компании. Повернув в сторону крохотных лачуг, больше напоминающих жилище каких-то животных, Аталат остановил трак и опустил броневые заслонки. Спрыгнув на твёрдую серую почву, он взглянул на маленькие переносные часы. Нужно скорее укрыться в питейной! Возвышающаяся над всеми остальными хибарами, она была настоящей постройкой, из камня и пластика. Поправив, в очередной раз, разболтавшиеся ремешки кислородной маски, парень бегом преодолел сотню грязных и пустынных метров. Все люди уже попрятались, и сейчас косятся через щели на самоубийцу. Оглянувшись, старатель прибавил скорости, так как непроницаемая стена из песка, соли, и золотых кристаллов, уже заслонила весь горизонт. Вскочив на ступеньку, он постучал в дверь, и как только она слегка приоткрылась, тут же протиснулся внутрь. Крайне недовольное лицо охранника, узнавшего его, и только потому пустившего, не смогло испортить Аталату настроения. Успел! И пусть кто-нибудь шарахнет его из разрядника, если он ещё раз решит так пробежаться.
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 2 месяца
Имя: Шевченко Павел

#3 Evangelion » 06.09.2016, 13:56

* * *

Страж-примул города Архан погрузился в мягкий обволакивающий кокон и сжал зубы. Проникновение под кожу контактных игл всегда приносило боль. Недолгую, пока тренированные мышцы не адаптируются, но ощутимую. А применять обезболивающие нельзя из-за потери чувствительности. Войдя в контакт со своим Искином, он обменялся парой приветственных фраз, и, напрягшись больше обычного, перетерпел погружение шунта в основание черепа. Минуту, кроме серой пелены перед глазами, и неприятных прострелов в голове, все остальные сигналы не доходили до сознания. Это было ожидаемо и нормально. И переход к полной свободе вновь оказался неожиданным. Вот страж зажат в тёплой, и неприятной на ощупь оболочке, а вот он уже парит посреди пустоты. Больше не считая себя человеком. Теперь он лёгкая боевая машина, самый малый класс во флоте. Универсальный убийца, который берёт невероятной манёвренностью и числом атакующих. Их поселение защищало двадцать стражей седьмого поколения. Родина всегда заботилась о безопасности даже самой незначительной своей колонии. И, на предстоящее задание, их звена должно было хватить с лихвой.

Каждый кораблик был подвешен на длинной штанге, выдвинувшейся из корпуса станции, когда пилот занял своё место. Если бы эта система пострадала, то их можно было запустить из ангара, или вообще, откуда угодно. Лишь бы истребитель пролез в дыру. А он был шириной пять, и длиной всего двенадцать метров. При таких размерах, он не мог далеко отходить от базы, но контролировать всю систему стражам было по силу. Но сейчас не придётся далеко лететь. Странный корабль вошёл в зону действия станционных радаров два часа назад. И ближе подпускать его было нельзя. Хотя, примул был уверен, что в случае чего, они разворотят эту посудину за пару минут. Уж больно хрупкая конструкция, в виде кольца, несущая совершенно не понятную функцию. И она не выдержит даже одного захода их эскадрильи. Самонадеянность никогда не была чертой стражей, иначе бы они несли службу так хорошо, но в этот раз даже Искины были на их стороне, прогнозируя девяносто восьми процентную вероятность полного разрушения от нескольких попаданий. Они не трогали этот звездолёт весь путь, что он шёл до планеты. Им было самим интересно разобраться в его предназначении. Может это кольцо - такой вид двигателя? Или это передвижной ремонтный док, собирающийся предложить им свои услуги. В любом случае, только галакты имеют право занимать орбиты контролируемых миров. Все гости системы всегда останавливаются не ближе миллиона километров.

Сброс держателей произошёл штатно. Все двадцать истребителей очень быстро набрали максимальную скорость, и через десять минут встречали нарушителя спокойствия. Множество маневровых сопел позволяло выделывать невообразимые кульбиты, и, зайдя кораблю за корму, они сделали полный облёт. И так уже, сбрасывающий скорость звездолёт, решил совсем остановиться. Абсолютно правильное действие, однако, всё же не снимающее подозрения. Почему он ни разу не ответил на вызов диспетчера?! И сейчас продолжает молчать, когда примул посылает запрос. От уничтожения его спасает только любопытство городских вождей. У них стоят специальные нейросети, и в их банках данных нет ни одного упоминания о подобных кораблях. Всё новое, связанное с космосом, должно сразу анализироваться, и в случае доказанной эффективности, становиться достоянием Родины.

Не транспорт, и, похоже, что и не боевой корабль. Огромное кольцо висело на подходе к планете и не подавало никаких признаков жизни. Абсолютно инертное, хотя и защищённое довольно сильным полем. С момента визуального контакта прошло уже семь минут, и терпение примула подходило к концу. Они нарезали круги вокруг, не зная, что предпринять. Прямая связь с городом, тоже не внесла ясности. Совет вождей предлагал ждать, а пострелять, мол, всегда успеем. Но предчувствие опасности не покидало стража ни на минуту. Он предпочёл бы, потом копаться в обломках, чем давать чужакам так много времени. А вдруг это оружие?! И не смотря на то, что станция и все остальные орбитальные сооружения, сейчас были на той стороне этого коричневого газового гиганта, опасность сохранялась. Нужно действовать...

Внезапно, что-то изменилось. Из внутренней поверхности кольца выдвинулось несколько десятков небольших бугров. Они окутались голубым сиянием и прямо посреди пустоты, в самом центре, вспыхнула небольшая звезда. Тут же пришёл приказ уничтожить объект. Слитные залпы двадцати истребителей покрыли щит лазерными попаданиями, но, к величайшему изумлению всех, так и не смогли не то что пробить его, но даже слегка продавить. Искин подтвердил десятикратный рост напряжённости поля сразу после создания этой непонятной аномалии. Которая, кстати, уже практически исчезла. Словно схлопнулась сама в себя, не потеряв при этом, способности сводить гравитационные сенсоры с ума. Ещё один заход на цель, и опять без эффекта. Пока что корабль превратился в непробиваемую крепость, как самые мощные оборонительные платформы вокруг столицы Родины. Тольку у тех ещё были такие же чудовищные орудия, а это чудо могло только защищаться. Когда и третий удар стражей упёрся в теперь постоянно видимую матовую преграду, вожди приказали прекратить огонь. Они уже отправили сообщение в ближайший крупный аванпост, расположенный в пятидесяти световых годах. Находящийся там кинжал (малая группа из двадцати кораблей) выдвинулся в сторону Кронгейза, и будет здесь через четыре дня. Даже если инопланетный звездолёт окажется безобидней младенца, такая ценная технология обязана попасть в руки галактов. Тогда кинжал сыграет роль эскорта. А то, что противостоять двум крейсерам, шести фрегатам и двенадцати корветам, даже такой щит не сможет, уже стало ясно.

Чёткие тени от искусственного солнца постепенно потеряли свою силу, и исчезли вместе с источником. На месте раскалённой плазмы теперь бурлила первозданная тьма, медленно расширяясь на всё кольцо. Скрылись все далёкие звёзды и туманности, и примул не мог отвести свой взгляд от этого ужаса. Иногда, по неспокойной поверхности, пробегали фиолетовые светящиеся всполохи. За всю свою долгую жизнь он никогда не видел ничего подобного. Оно, одновременно и завораживало, и очень пугало. И мало кто сразу обратил внимание на ослабевшее защитное поле чужака. А когда по звену прошла команда вновь открыть огонь, было уже слишком поздно. Разорвав тьму, словно из глубин планетарных океанов, всплыла огромная туша корабля. За несколько секунд, полностью материализовавшись, ощетинившийся стволами монстр первым же залпом снёс шестерых зазевавшийся стражей. Остальные бросились врассыпную, вертя фигуры высшего пилотажа, и заходя на новую атаку. Но, выбрав целью земной крейсер, они совершили самую большую ошибку в своей жизни. У них ещё был шанс остановить вторжение, повредив туннельник. И, даже погибнув в неравном бою с большим кораблём, к моменту подхода всего остального флота, город Архан защищали бы двадцать кораблей. Но, в этот раз, боги войны были на стороне новичков.


* * *

Бой шёл по идеальному плану. И, хотя, вначале все скрестили пальцы, и молились кому угодно, лишь бы враг не стрелял с ходу. Но, когда генераторы вышли на пиковую мощность и совершили пробой пространства, все облегчённо выдохнули. Теперь эта жалкая мошкара ничего им не сделает. Первый корабль прошёл через десять минут после контакта. Он завязал сражение, очень успешно сжигая эти юркие штурмовики. Не сбрасывая скорость, он отошёл от врат, пропуская второй звездолёт. Сообразившие, наконец, что нужно закрыть проход, последняя пятёрка бросилась в практически самоубийственный налёт. До щита целым и невредимым добрался только один. Развалившись в шаре огня, он разбился о преграду. Сопротивление было сломлено.

Энтони, наблюдавший за ходом операции, как и все, в операторской на голографическом экране, наконец, признался себе, как ему было страшно. Пару раз, перегруженные генераторы, норовили дать сбой. Им не нравилось, что приходиться и создавать, жрущий кучу энергии тоннель, и держать почти шестисотметровую сферу поля. Да, знали бы эти галакты, что на земном корыте установлены точные копии генераторов с 'Возмездия Отар'. И, причём, целых шесть штук, в то время как на самом крейсере их было всего два. Когда они выдавали максимальную производительность, то вся земная эскадра не пробилась бы к хрупкому корпусу. Да ещё и квантовая ловушка, в данный момент отключенная, для сохранения ресурса дорогостоящих деталей. Она понадобиться, когда тоннель будут создавать аж до Солнца. А, в пределах световых суток, хватит и всего остального. Перетащив с конца системы всю эскадру, и выстроившись пирамидой, поставленной боком на грань, флот стал методично обезвреживать все спутники и мелкие автоматические станции. Не обладающие собственной защитой, они отключались от одной единственной электромагнитной ракеты. Всё сверхценное оборудование не повреждалось, и перегорали лишь многочисленные цепи и связи. Искины оставались слепы, глухи, но со здоровым рассудком.

Подойдя к километровой станции, напоминающей сосновую шишку из-за нагромождения всяческих ангаров и явно более поздних пристроек, крейсера, при поддержке фрегатов, целый час долбали небольшие лазерные турели. Эти гадины смогли повредить два корвета, из-за чего их пришлось отвести, под прикрытие более массивных товарищей. Стартовавшие было три транспорта, были обезврежены по той же схеме. Только с этих пришлось сдувать щиты, а уже потом накрывать несколькими ракетами. Засбоившие и потухшие факелы двигателей говорили о том, что непрерывная модернизация этого оружия в течение пятидесяти лет, принесла свои плоды. С несколькими рудокопами поступили точно так же. Корветы, плохо проявившие себя возле станции, разлетелись на поиски остальных шахтёров. Никто не должен был уйти.

Дальше предстояла очередная сложная часть - штурм внутренних помещений. На двух земных грузовиках летело около тысячи наёмников, но основную ставку капитаны делали на массированную атаку дроидами. На крейсерах и фрегатах их, в сумме, было почти десять тысяч. Маленькие, компактные, они были очень подвижны, неплохо чувствовали себя на дальней дистанции, и отлично - в ближнем бою. Наследники ещё тех, знаменитых ЕиСовских щенков, они могли уже гораздо больше, чем просто быть бегающими гранатами. Вооружённые игольниками, с большим боезапасом, и более мощной взрывчаткой, с дополнительными поражающими элементами, они на блюдечке принесут землянам головы всех защитников. Маленькие таранные капсулы уже отстреливались от всех кораблей. Меньше, чем за минуту, преодолев разделяющее их и цель расстояние, они проткнули обшивку, как бумагу. В каждой было сотня пауков (внешнее сходство - отдалённое), и сейчас они расползались по техническим коридорам, тоннелям, проходам. По вентиляции и трубам. Тактические компьютеры обрабатывали множество сигналов, строя карту целого города в космосе, и направляя убийц в ещё не занятые помещения. Там, где дорогу преграждали закрытые люки, они искали обходные пути. Манипуляторами и горелками прорезали стены. И шли дальше, буквально по трупам.

Через два часа, последние обороняющиеся пали, а из всех жителей в живых осталось от силы человек сто. Они, обезумившими глазами пялились на эту страшную механическую форму жизни, взявшуюся из ниоткуда. Они слышали что-то о летящем чужом корабле, а кое-кто даже пустил слух, что он не похож ни на что другое во вселенной. И вот теперь, кошмар стал явью. Хотя, у страха - глаза велики. Бывалые стражи города сразу сообразили, что это всего лишь дроиды. Очень необычные, и в огромном количестве, но роботы. Чьи хозяева сейчас ждут в безопасности на своих кораблях. Однако понимание не сделало поражение менее быстрым. В итоге, потеряв всего тысячу бойцов, земляне впервые в своей истории, захватили обжитую звёздную систему. Не беззащитную и безжизненную коллекцию камней и водорода. А колонию Содружества! Чтобы не случилось дальше, этот день войдёт в историю, как доказавший мощь семи корпораций. Вот только большинство людей на Земле не узнают о нём ещё очень долго.


* * *

- Эй, ты там, грязный! Подыми свой зад и дуй сюда! Разговор есть...

- Слышь ты! Ты кого грязным назвал!

- А вы знали, что цены на мясные брикеты взлетели на десять кредитов? Беспредел!

- Это ещё что! На западной окраине не завезли бочки с водой. Местные, под предводительством Вета-дельца ходили к бункеру, требовали губернатора.

- Говорят, Павол привёз пять кило золя! Молчит, падла, где взял!

Питейная шумела, как обычно, и уже не прислушивающийся Аталат, подлил себе браги. Дорогое удовольствие, но раз в месяц можно. Да и взял он так, на одну кружку. Чтобы только слегка в голову ударило. Ему ещё сегодня груз сдавать. Не хотелось перед скупщиком компании на коленях ползать и еле языком ворочать. Да и просто, похмелье в пустыне, это очень разорительно. Пару раз, он ловил на себе заинтересованные взгляды мелких воротил, и служаночек. Первые хотели впихнуть ему просроченные, но всё ещё 'отличные' пищевые концентраты, или сверхчистую воду из неизвестного источника. Знаем этот развод. А вторые просто хотели подзаработать. Вернувшийся из песков старатель всегда при деньгах, а пару сотен кредитов за часок удовольствия - небольшая цена. Но что-то сегодня его не тянуло на подвиги в постели. Голова была занята несколькими странностями, случившимися с ним со времени приезда.

Ещё прошлой ночью, когда он избежал неприятной процедуры сдирания кожи, и пошёл снимать комнатушку на втором этаже, к нему подскочил хозяин таверны, и, как бы случайно, поинтересовался, не встречал ли он в своих зонах Сивви-хромого? А то, видите ли, должен был вернуться, а всё нет и нет. Ну конечно! Его ещё долго не будет! Аталат лично его закапал. Вместе с двумя дружками. И проявленное внимание выдавало толстяка с головой. Похоже, что он навёл на трак, как раз перед концом месяца сборки! Вот только исполнители оказались на редкость тупыми, и Аталат сделал всем милость, что избавил город от ущербных генов. Это когда-то давно посёлок был только временным жилищем старателей. А со временем тут появились семьи, кто-то осел, прилетела обслуга и куча разных проходимцев. Дурочки, готовые за небольшую зарплату бегать вокруг потных и вонючих мужиков. Хорошо хоть, что они оказались неплохими жёнами. Это, судя по рассказам, конечно. Сейчас уже выросло целое поколение детей, которые не видели в своей жизни ничего, кроме песка, солончаков и жуткого желто неба. И, скажи им, что вообще-то нормальным считается голубой цвет кислорода, они тебя засмеют, и с этого момента будут считать ненормальным. Редкие, зажиточные семьи, которые могли себе позволить голопроектор или, хотя бы, большой домашний экран с постановками из метрополии, не пускали к себе голодранцев с улицы. Да и их дети общались только в среде таких же, как они. Приличных, образованных, будущих хозяев этого города.

Там, где появляется много людей, находятся и те, кто организуют магазинчики, центры простенького досуга, вот такие грязные питейные. Сами собой образуются различные 'всё доставалы', мелкоё ворьё, крупные грабители, лидеры преступного мира. Проститутки, скупщики краденого, даже наркоторговцы, хотя, откуда они здесь получают сырьё, остаётся величайшей загадкой во вселенной. Ну, и конечно, над всем этим возвышается компания. Закрывающая глаза на беззаконие и самоуправство. Только у них можно купить действительно чистую воду в больших количествах, и сдать найденный золь. Ещё у них есть официальная доставка различных грузов, правда, по баснословным ценам. А поначалу, в первые несколько лет, они ещё и кислородом торговали. Пока сборщики, в массовом порядке, ни освоили биореакторную переработку собственных отходов какими-то хитрыми бактериями. Им нужно было мало воды, немного дерьма, и доступ к атмосфере планеты. Теоретически, если этих одноклеточных ребят ещё чуть-чуть модифицировать, приучив совсем уж к жаре и засухе, и привезти пару десятков тысяч больших транспортов, под завязку ими набитых, то можно превратить этот раскалённый мир в относительно дружелюбный. Жара чуть-чуть спадёт. Возможно, даже, появится влагооборот в атмосфере. А главное, на улице можно будет дышать без маски.

Но это всё мечты. Даже, если бы компания захотела, у неё не хватило бы ресурсов. Тут нужны неисчерпаемые силы метрополий. Пока что дышать затхлым, но кислородом, можно только в герметичных домах. Вот таверна, например, оборудована тремя шлюзами. Причём, главный вход состоит из крепкой, выдерживающей бурю, двери, и силового экрана, как на кораблях. Нестандартные настройки сделали из него отличный газовый фильтр, не пропускающий ничего, размером с молекулу, в обе стороны. Можно входить и выходить, только не забывать надеть маску, а то бывали случаи отравления по пьяни. Говорят, стоимость кислорода включена в оплату за любую еду. Похоже на правду, так как маленькое электронное меню на каждом столе поражает завышенными ценами. Но все приходят сюда выпить, и только потом, если веселье наберёт обороты, то и закусить. Обычный народ употребляет стандартные брикеты, такие же, как и у него на траке. Купить их можно у многих продавцов, и за нормальные кредиты.

Допив остатки браги, Аталат поднялся, отодвинул стул, и направился к выходу. Покосившийся хозяин питейной, тут же на что-то отвлёкся, якобы, потеряв всякий интерес к троице грабителей и, и человеку, который, возможно, их встречал. Щелчком, закрепив маску, и опустив очки, тут же присосавшиеся к коже, старатель вышел под яркий свет Тавы. Небо достаточно очистилось от мелкой пыли, чтобы на звезду даже нельзя было смотреть просто так. Пройдя вдоль лачуг, пару сотен метров, он обошёл вокруг свой грузовик. Никаких повреждений, следов взлома, и тому подобного. Что ж - это радует. Раз на него теперь могут напасть, нужно будет всё время ночевать внутри трака. Забравшись на ступеньку, и вставив ключ, он вскрыл маленькую кодовую панель. Только после девяти цифр, дверь открылась и впустила Аталата в его дом. Взглянув на показатели давления в баллонах, он скинул почти пустой цилиндр и сходил на склад за новым. Нужно будет наполнить этот по возвращению. Сев за джойстик, парень завёл двигатель, и поехал в сторону возвышающейся башни бункера. Высотой, примерно, в десять этажей, это было самое крупное и самое крепкое здание в городе. Оно даже строилось по технологии Содружества, с использованием композита и лёгких сплавов. Остановившись у широкого парадного входа, Аталат вновь выбрался на жару и потащил за собой свой сейф. На спине у него висел трофейный игольник, который намекал всем окружающим, что теперь с ним шутки особенно плохи.

Навстречу прошествовал один из клерков компании, в цельном космическом скафандре, без всяких громоздких баллонов. По слухам, они используют маленькие химические таблетки, лёгкие и компактные, сразу становящиеся воздухом. Вот бы один такой ему... В нём, небось, и прохладно всё время. И нигде не натирает. Да... Пройдя два шлюза и дотошную проверку (пришлось расстаться с игольником), Аталат спустился на минус первый этаж и зашёл в знакомое всем помещение. Тут, даже постоянно дежурил армейский дроид. Маленький худой человечек - оценщик, лениво поднялся из кресла и вопросительно уставился на старателя. Тот, так же молча, поставил на стойку сейф и кивком указал на приёмник. Поднеся вычурное кольцо к считывателю, скупщик золя открыл чёрный зев устройства анализатора. Ссыпав золотой порошок туда, Аталату, похоже, всё-таки удалось пронять старика, который взглянув на вес, удивлённо хмыкнул. Не рекорд, но и не обычная норма. На оценку уйдёт, приблизительно, минут десять, которые все старатели проводили у бесплатного новостного экрана, успевая за это время узнать все самые важные новости в галактике.

Республика Арас была отброшена, после многомесячного успешного продвижения. Джоренари в кольце из тысячи кораблей. Доминион перебрасывает четыреста кораблей карательного флота для усиления фронта... Самопровозглашённая Матарская Диктатура заключила оборонительный пакт с Террари, требуя защиты от геноцида галактов. Остатки Империи Матар объявили отколовшиеся территории предателями и провозгласили кровную месть. Несмотря на тяжелейшее давление чистильщиков северного соседа, Империя уже нанесла точечные удары по территории мятежников... Вернувшийся из дальнего разведывательного похода, крейсер Доминиона, был срочно отбуксирован на ремонтные верфи столичной планеты. Укрытый в зоне ограниченного доступа, некоторые очевидцы всё же успели рассмотреть чудовищные повреждения по всему корпусу. По сети уже поползли слухи о сражении с негуманоидными инопланетянами на далёком севере. Правительство всё отрицает, придерживаясь официальной версии о неудачном прохождении околопланетного кольца.

- Молодой человек, вы можете забрать свои деньги. Подтвердите перевод...

- Да, да, сейчас! Так, сколько там набралось?

- Отличный сбор... Замечательный. Двадцать восемь тысяч ваши...

- Подтверждаю перевод!

- Удачного просеивания.

- И вам тоже... поменьше работы, - Аталат улыбнулся и потащил обратно тяжеленный сейф. Сегодня он ещё побудет в городе, закупится всем необходимым, а завтра - в чистую и безбрежную пустыню. Даже пару дней в обществе других людей наводило на него тоску. Когда-то он думал, что дело в нём, но с опытом пришло понимание, что это просто люди такие. Выросший в обществе интеллектуальных и честных родителей, он не терпел всю эту шваль. Скорей бы вырваться из этого болота, в котором даже воды нет.


* * *

Верфь клана Токогава была самой большой на Лунной орбите. Способная вместить корпус километрового крейсера, она, тем ни менее, была серьёзно модернизирована для строительства кораблей класса 'Ходжо'. Туннельники требовали не длинного центрального позвоночника, на которые крепились рёбра, зажимающие тушу звездолёта, а своеобразные клешни, длиной около шестисот метров. Проект был уникальным, и за пять лет эксплуатации, использовался только три раза. Первый, когда строили 'Ходжо', второй для его брата близнеца 'Отомо'. Оба корабля сейчас находились в составе экспедиционного флота. И сейчас, огромное недостроенное кольцо, вновь занимало центральную часть станции. До самостоятельных полётов ему было ещё ой как далеко, но Судзи сказал, что оно уже может создавать и принимать червоточины. Два дня назад, эскадра сообщила по гиперструне, что они взяли штурмом систему галактов, и что у тех много медкапсул и расходников. Поэтому, выполняя свою часть договора, Мерти прибыла к Луне на собственном звездолёте 'Союз'. Мощный фрегат, оборудованный, также, большим грузовым отсеком, был сконструирован по спецпроекту ещё десять лет назад, как больничный корабль. Этакий передвижной госпиталь, который ещё и за себя постоять может. Планировалось использовать его при крупных десантных операциях на спутнике Земли или Марсе. Где будет много раненых и мало врачей. Но, на самом деле, это был больше символ статуса, положенный всем главам корпораций. У семёрки были сплошь нестандартные крейсера, фрегаты и даже один уникальный артиллерийский монстр, похожий на крепость.

Но сейчас, в зону недавних боевых действий, придётся лететь ей. И она должна быть полностью уверена в капитане и команде. Мер обвела внимательным взглядом рубку, задержалась на тактическом экране, где отображалась схема интенсивного движения. Возле верфи, за границей охранного периметра, мог находиться только спецтранспорт, и, к счастью, фрегат был в их числе. Иначе, после двух предупреждений, оборонительные платформы разнесли бы их на куски. Даже такой защищённый корабль, как 'Союз'. Их было так много, что щит не продержался бы и секунды. Броня - ещё столько же. Чтобы испепелить весь звездолёт понадобится минут десять.

- Капитан, вызовите станцию. Запросите их по коду три.

- Есть мэм. На связи начальник верфи.

- На экран, - худой, с острой козлиной бородкой, японец средних лет улыбнулся Мер искренне, как старой знакомой. На самом деле, так оно и было. Племянник старого Судзи, был частым гостем в корпорации дяди, заодно, повадившись навещать Демянку. Неизвестно, двигало ли им чистое дружеское желание общаться, или что-то большее. Так или иначе, но неформальное приветствие из его уст, по отношению к члену совета, не выглядело неуважением.

- Звёзд не видно, когда вы на экране, - сказано это было так серьёзно, что даже он сам не выдержал и расхохотался. И как только он получил эту должность?!

- А ты, я смотрю, все веселишься. Как там туннель? Когда будет готов?

- Ваше величество, подождите ещё минут десять. Полчаса назад пришла струна с Кронгейза. 'Ходжо' готов вас принять. Вся система зачищена. Вашей прекрасной особе ничего не будет угрожать.

- Ну что ж, я рада это слышать. Скиньте нам коридор подхода, и будьте готовы принять входящую червоточину в любой момент. Даже без предварительной связи.

- Будем дежурить на стимуляторах, если потребуется. И, разрешите личное пожелание?

- Давай.

- Будь осторожна.

- Слушаюсь, - не известно зачем, но ей захотелось поддержать шутливый тон японца. Может так она скрывала от самой себя волнение? Впервые за шестьдесят четыре года, она попадет в родные края. Да, Земля её дом, даже больший, чем Маркан. А если ещё учесть, что плантация отца и больница матери, скорей всего, разрушены, то и возвращаться ей некуда. Но всё же... Фронтир, это место, где вольный народ всегда чувствует себя в своей тарелке. И не важно, кто ты - шахтёр, торговец, фермер, или нищий на городском рынке. Необоснованная гордость и бунтарство в крови у первопроходцев. Даже, если сам человек - полное ничтожество.

- Мэм, получено разрешение. Проход установлен и стабилен.

- Корабль в вашем полном распоряжении, капитан. И я хочу увидеть его целым на той стороне.

Большие, изогнутые экраны показали объёмные врата, заполненные плещущейся тьмой - горизонтом событий искусственной чёрной дыры, растянутой на сотни световых лет. По крайней мере, так аномалию представляла себе Мер, не очень разбираясь в физике процесса. Реальность могла оказаться совершенно иной. Длинный и острый, как игла, фрегат, погрузился в тоннель, исчезнув из привычной вселенной. Возможно, даже выброшенный за её границы. Но ничто материальное не могло находиться там, и сразу воссоздавалось с противоположной стороны червоточины. 'Союз', окруженный более массивными военными кораблями, как хрупкая девушка-медик под защитой солдат, медленно ускорялся на орбите коричневого гиганта. Компьютер тут же доложил об увеличении радиационного фона внутри корабля. Долго тут находиться, без специальных щитов, было вредно для здоровья. Особенно, для его репродуктивной части. Хотя, Мер это уже не волновало.

- Мэм, нам передают траекторию стыковки с вон той станцией. Там установлен временный шлюз, мы сможем подойти.

- Да, выполняйте свою работу капитан. Я пойду на ангарную палубу. Организуйте мне охрану.

- Есть!


* * *

Кинжал двадцать второго аванпоста всегда славился своей боеспособностью. Все экипажи были с кораблей, повидавших реальные сражения. Благо, война с Матарцами длилась почти тридцать лет. А за это время выросло целое поколение, воспитанное в духе патриотизма, и постоянной готовности к самопожертвованию. Многие молодые служители Родины, сейчас возглавляли группы зачистки, хозяйничающие на звёздных трассах в остатках Империи Матар. Те, кто постарше, управляли большими флотами, или базами. Их аванпост, являясь пограничным, был укомплектован ветеранами и надёжными, проверенными в бою машинами, на броне которых красовалась не одна чёрная звезда - количество поверженных вражеских кораблей. Сейчас, на самых опасных направлениях дежурили новенькие, только сошедшие с верфи, монстры поколения семь плюс. Они одни были как целый флот устаревших шестёрок. Но, зато они были необстреляны. Экипажи, сколько бы ни тренировались, до конца не знали, чего от них ждать. Опыт заменяет целое технологическое поколение, и страж-примарх кинжала поставил бы что угодно на свою победу в дуэли с более молодым, и лучше вооружённым выскочкой.

Экстренный вызов пришёл четыре дня назад, из дальней колонии галактов, на самом краю пустоты. Новый Фронтир ещё не успел образоваться, а старый почти полностью вошёл в состав Родины. Многие авантюристы, пираты, работорговцы, уже посматривали в сторону неизученных территорий, и, возможно, кто-то уже организовал себе комфортное жилище возле этих безымянных звёзд. И именно они сейчас угрожали Родине и её гражданам. Последнее сообщение из системы Кронгейз носило панический характер, и содержало лишь три строчки чистого текста. 'Неизвестный флот сбросил подобие штурмовых ботов, с которых в город проникло множество вооружённых дроидов. Бои идут во всех секторах, потери защитников превышают допустимые. Удержать станцию не представляется возможным. Покинуть тоже. Ждём помощи, или возмездия за наши жизни'. Вот, в общем-то, и всё. Но информации, полученной до этого, хватило бы на целый месяц работы стратегического Искина. А у научных вождей вообще сучился припадок. Когда они просмотрели переданную запись вторжения, через что-то, напоминающее природную червоточину, они приказали, во что бы то ни стало, захватить этот кольцеобразный корабль. И их посланники уже вылетели на исследовательском звездолёте прямо из столичной системы. Вместе с целым копьём стражи в качестве эскорта. Быстрый анализ вооружения и брони чужаков, не оставлял им и шанса в столкновении даже с кинжалом. А копьё всегда обязано сопровождать высокопоставленных чиновников из метрополии. Ведь к ним летел сам заместитель научного вождя. Один из сильнейших разумов в человеческой вселенной.

До выхода из гиперпрыжка осталось всего два часа. Флагман флота, тяжёлый крейсер 'Ферилл', нёс на своём борту восемь спаренных орудий. Основанные на чистейших монокристаллах, и генерирующие такой поток квантов, что они даже оказывали ускоряющее воздействие на корабль. Мизерное, но ощутимое сенсорами. Что уже было невероятным. Триста человек экипажа, как и на всех современных кораблях, выполняющие функцию контролёров для действий Искинов, тем ни менее, готовы были взять полное управление на себя. Как и разумные пористые губки, какими выглядели компьютеры Содружества изнутри, в случае гибели экипажа. Только при смерти восьмидесяти процентов разумных существ, крейсер терял большую часть своих возможностей. Но, при удаче, мог продолжать движение, или бой. В общем, являлся очень живучей тварью, словно сошедшей с экранов голопроекторов, где показывают постановку об очередном, выдуманном космическом чудовище. Примарху нравилось подобное сравнение. Тогда он представал себя в образе укротителя, обуздавшего зверя, и приказывающего ему сожрать всех врагов Родины. Хотя, единственные настоящие монстры, которых породила пустота - обычные звездолёты галактов. Дети Родины просто не могли создать ничего иного. И пусть те, кто посягнул на их право владеть всеми звёздами и планетами во вселенной, сгорят в очистительном огне, порождённом слитными залпами сотен лазеров.


* * *

Мер внимательно осмотрела капсулу и, не удержавшись, вздохнула. Это была какая-то новая конструкция, причём не матарского производства, и разобраться, что к чему, стоило большого труда. Но она всё-таки справилась, а её помощники, следуя примеру своего босса, быстро разделили все найденные аппараты на разные группы эффективности. Всего, со всех кораблей, заводов, и из города, было собрано двадцать четыре устройства. И сто сорок расходников. Почти столько же, как и в самом начале эксплуатации, уже присутствующих на Земле образцов. По крайней мере, семёрке советников хватит ещё на десятилетие, минимум. А там, почувствовав свою силу, можно будет провести ещё один налёт на беззащитную колонию. А то эта оказалась плохо подготовленной к крупномасштабной атаке, с применением больших кораблей. Или они не ожидали встретить достойное сопротивление, или эти двадцать детёнышей корвета действительно были сильны, но враг не ожидал от туннельника несокрушимости щитов. Второе больше походило на правду. И незнание заставило их стрелять только с ближней дистанции.

А вот город, которые все выжившие местные, обводя руками, называли Архан, не выглядел чем-то особенным. И это, даже если учесть, что Мерти раньше никогда не была на сооружениях галактов. Такие же серые стены, кое-где покрашенные в жизнерадостный жёлтый, или синий цвет. Пол тоже ничем не отличался, и вскрытые дроидами, во время штурма, панели, демонстрировали привычную гравитационную решётку. Мебели тоже хватало, хотя слухи о галактах ходили самые разнообразные, вплоть до того, что они все, до сих пор, предпочитают жить в невесомости, и вообще не пользуются чем-нибудь, наподобие стульев или столов. Как и предполагала когда-то Демянка, всё это оказалось преувеличением. А вот то, что они не организовали колонию на поверхности обитаемого спутника, а возвели свою станцию на орбите водородной планеты-хозяина, говорило о том, что некоторые слухи были относительно правдивы. Отдавая предпочтение жизни в космосе, а не 'копанию в грязи', как образно выражались пленные, они считали, что это роднит их с вселенной. С 'пустотой', чистой и бесстрастной. Бред, конечно же, причём эмоции они показывали, только дай волю. Орали о грядущем возмездии и праведном огне. Короче, очередные фанатики. Но к их словам стоило прислушаться. Сражение в космосе, и ликвидация коренного населения, отняли, приблизительно, три часа времени. Успеть послать самый простой сигнал бедствия смогли бы раз сто. Инженеры, получившие доступ к консолям связи, подтвердили факт передачи сообщения. К тому же - неоднократный. Узнав об этом, совет капитанов разослал во все стороны оставшиеся разведывательные зонды, с приказом зависнуть в разных точках системы, и заранее предупредить всех о незваных гостях. Пока что всё было чисто, хотя спутники прибыли на расчётные позиции только пару часов назад.

С помощью дроидов и приданных наёмников, складские службы погрузили много ценного оборудования, иногда скручивая его прямо со стен, или палубы. Со всех пригнанных шахтёрских рудокопов (а поймано было только десять штук, остальные, или ещё даже не встретили земные корветы, или успели удрать), были сняты Искины, и медкапсулы, где обнаружились. Основная добыча была, конечно же, со складов и помещений станции. Всякие безделушки, электроника, просто непонятные штуки, тоже перетаскивали на транспорты. Земным корпорациям нужен был технологический рывок. Уже очень давно они не привносили в жизнь людей ничего принципиально нового (ДемянкаМед с её медкапсулами и лекарствами не в счёт). Может, хоть это успокоит националистов, которые всё чаще подымают голову, требуя отобрать у космополитов власть над планетой. Родная рубашка вновь становится ближе к телу, и более высокая зарплата у половины населения земного шара, больше не успокаивает народные массы. Зато электрошокер, парализатор, и бронированные туши полицейских, действуют куда убедительнее. Порождая, при этом, более серьёзное, но малочисленное сопротивление радикалов, террористов, ультрас. И найти баланс было непросто. Адмирал Судзи занимался сейчас только этим вопросом, мрачнея день ото дня. Таким обеспокоенным Мер не видела его уже очень давно. Но, сейчас он там, разбирается с этой проблемой, а она здесь, за двести световых лет. И у неё тоже есть обязанности и цель - занять кресло хозяйки русской зоны. Если для этого нужно немного поиграть в эксперта по медкапсулам, то она согласна. Такое условие поставил Токогава и она его выполнит. Ожидая справедливой награды.

Ползать по полу в её годы не то чтобы неудобно, но как-то неприлично. К тому же, в её статусе. Но когда все ребята разводят руками, а их описания, что же там такое установлено под вскрытым днищем, только всё запутывают, то хочешь, не хочешь - придётся лезть вниз. И самой ковыряться в многокомпонентной схеме, вспоминая всё, что ей известно о капсулах. Нейросеть очень помогала в такие моменты, подсказывая, что куда идёт, и за что отвечает. Иногда, ей казалось, что, даже изучая медицинскую базу данных всю жизнь, ты так и не дойдёшь до конца. Человек просто не способен запомнить все современные, и актуальные знания, а этот полуживой кристалл в голове очень упрощает весь процесс. Мерти пару раз давала лекции в земных университетах, и поражалась настойчивости, с которой студенты годами заучивают нужные сведенья. Хотя, даже сразу после выпуска, помнят лишь малую часть из пройденной программы, поминутно заглядывая в справочники и учебники. Содружество, можно сказать, просто ускорило этот процесс. В сотни раз. Тем самым, ускорив и сильно затормозившийся с развитием экспансии, прогресс. Земляне, чтобы хоть как-то помочь самим себе в этом же вопросе, решили пленных забрать с собой, и принудить работать, в обмен на жизнь и сносные условия. Превращаясь, тем самым, в банальных работорговцев. Но, похоже, их это устраивало, и даже вызывало бурные обсуждения. Мер уже представляла, как следующую атаку они проведут с использованием какого-нибудь забористого усыпляющего газа. И потекут ручейки высокообразованных специалистов на заводы, фабрики, верфи, в лаборатории и институты. Древняя поговорка 'кадры решают всё', заиграет новыми красками. К тому же, поисковые отряды, не спавшие уже двое суток, обнаружили медотсек с сотней нейросетей, базами знаний, и специальной капсулой для их установки. Главы корпораций, только узнав об этом, единогласно потребуют от неё провести исследования и испытания. Вначале на добровольцах, которых, в случае чего, никто не будет искать. А затем на избранных, претендующих на ведущие научно-технические должности в кланах. Но, как изготавливаются сети, было по-прежнему никому не известно. Несколько крупных компаний в каждом государстве Содружества, почему-то не спешили делиться с общественностью этой информацией. И в базе Мерти тоже не было ни одного намёка. А она когда-то искала, по много часов сосредоточенно перебирая всплывающие в памяти факты.

Решив сделать небольшой перерыв, она отправила помощника за настоящей едой и кофе. Найдя относительно не тронутую каюту, без следов крови на стенах, и застрявшими в мебели иглами, она соорудила себе настоящий обед из принесённых разнообразных деликатесов. Что поделаешь, она всё больше любила побаловать себя всякими вкусностями, стоимостью, как в ресторане. Власть и высокие доходы её развратили. Откинувшись на спинку стула, она прикрыла глаза, и дала отдых нагруженному мозгу. Какое-то время прошло в блаженстве на полный желудок, а затем в дверь её временного жилища постучали. Неохотно встав и открыв её, она вопросительно уставилась на стюарда, чтобы уже через секунду прогнать расслабленность, и со всей серьёзностью выслушать, что в систему вошло три корабля за последние десять минут. Судя по их манёврам, это первые звенья, наконец, прибывшего подкрепления, и что стоит немедленно уходить. Хозяева дома нагрянули, когда грабители только-только закончили откладывать всё самое ценное.


* * *

- Да мэм! Дальние корветы, не успевшие вернуться, вместе с 'Отомо', который всё ещё на окраине системы, попытаются соединиться и уйти в прыжок. Наша слабость в пятикратном преимуществе противника по скорости. Его корабли будут тут через два часа. Вы должны уходить!

- Ну, пожалуй, вы правы. Когда планируется открыть первый туннель в Солнечную систему?

- Через час, мэм. Квантавая ловушка засбоила, и ребята из научников срочно меняют какие-то стержни. Обещают запустить через сорок минут.

- Давайте, как только всё заработает, у нас будет первоочередной проход. И как они вышли так близко от нас?!

- Неизвестно, мэм. Перед их появлением, сателлит зафиксировал странный гравитационный импульс от, необнаруженного до того момента, аппарата. Похоже, он сработал, как маяк, указав чужакам точное время разрыва пространства. Очень интересная технология. Все данные уже зафиксированы и будут переданы корпорации 'Токогава'.

- А приоритетный груз? Он уже у нас на борту?

- Так точно! Все медкапсулы, расходники и Искины заняли второй и третий грузовой отсеки.

- Хорошо. Перед прыжком, действуйте по коду один. Вскройте пакет приказов. Я рассчитываю на вас, и больше не хочу отвлекать.

Капитан козырнул, и чётким шагом направился к своему креслу. Заняв его и пристегнувшись, он вставил свой ключ-карту в прорезь, и вчитался в строчки секретных документов. Постепенно, его глаза округлились, и он, против воли, обернулся на Мерти. Но та стальным взглядом припечатала, уже что-то собиравшегося сказать, офицера, обратно к своему рабочему месту. Приказы не обсуждаются, даже если они настолько чудовищны. Главное правило - координаты Земли не должны оказаться у врагов, по-прежнему было актуально. К нему добавился маленький подпункт, что и уникальные технологии, тоже подлежат уничтожению, в случае ясности в вопросе, захватит ли их противник. И именно этот момент вызвал такую бурю эмоций на лице капитана. Впрочем, Демянке тоже было не всё равно, погибнут ли сотни людей по одному её слову. Вот только, ей демонстрировать сострадание и слабость было противопоказано для карьеры.


* * *

Энтони упаковал последний набор инструментов, с которым он облазил весь этот проклятый, неработающий, гигантский, колючий шар! И ведь, пока он с ребятами нашёл, в чём неисправность, он думал, что его три раза выкинут в шлюз. Но теперь, вроде, всё работает. Тесты проходят нормально, и можно подсоединять энергопроводы. По кораблю объявили о двухчасовой готовности, а из этого времени прошёл уже целый час. Ещё же нужно создать червоточину, протащить два крейсера, шесть фрегатов, десять корветов, два транспорта, и корабль этой высокопоставленной госпожи, что навестила их с непонятной целью. Получается - по две минуты на корабль! Очень мало. Им придётся идти друг за другом впритык. И оставался ещё один вопрос, больше всего волнующий всю команду 'Ходжо'. Куда деваться им?! С их скоростью они далеко не убегут. А бросать такой ценный корабль на поживу врагу никто не будет. Это было понятно даже младшему научному сотруднику. Взбежав по лестнице в операторскую, он застал лихорадочную работу всех своих коллег во главе с боссом - Эриком Зингером. Они уже ввели все последовательности, и теперь всматривались в цифры датчиков. Компьютеры пока не фиксировали ничего, вне нормы, но люди всё равно нервничали. И, как оказалось - не зря...

- Сбой системы! Остановка процесса! Перегрев второй отражающей пластины. Флуктуация поля.

- Забор зажигательного питания из сети прерван. О неполадках сообщают первый и третий контролирующие процессоры.

- 'Ёёёпп...'! Ольга! Дуй туда. Бери своих идиотов, и заставь эту штуку работать! Иначе я вас всех поубиваю! Капитан, это Эрик. У нас катастрофа. Дайте нам ещё полчаса! Иначе никто никуда вообще не полетит.

- Вашу ж мать! Почему у вас всегда через одно место, а? Давайте там, пятнадцать минут максимум.

- Сделаем, что сможем...

Энтони нёсся по коридору в обратную сторону. Что за чёрт! Он всё проверил дважды! Симуляция гарантировала запуск. Никогда не доверяйте вероятностям. Влетев, в ещё только открывающуюся бронированную камеру, он с ненавистью посмотрел на капризный генератор. Может, сделать по другому... Подбежав к консоли связи, он вышел на прямую к боссу, не смотря на перекошенную физиономию Ольги.

- Шеф! Пусть все прыгают ко второму туннельнику! А уже оттуда на Землю! Запускайте генераторы!

- Подожди, юнец. Сейчас свяжусь с людьми, обсудим. А ты пока, оторви свой зад от стула и работай! - с чувством выполненного долга, парень схватил многофункциональный тестер и полез на подъёмник. Придётся вскрывать панель на самом верху, в то время как все остальные будут ползать под полом, во внутренностях энергопроводов. Не позавидуешь им - там всё перегрелось, и жарко, как в печке.


* * *

Страж-примарх хищно всматривался в развёрнутую над головой боевую карту. Его кинжал метил в самое сердце врагу, уже запустив массированную волну ракет. Крупные корабли чужаков, ещё несколько минут назад, выстроившиеся друг за другом перед странным кольцеобразным звездолётом, и, похоже, собирающиеся сбежать через него, сейчас занимали выгодные оборонительные позиции. Ну что ж - противник не глуп, и он принимает бой. Имеет понятие о тактике, и может не только брать числом, и атакой в лоб. Тем интереснее будет разносить его на атомы. Боевой азарт захватил укутанного в кокон полного контакта человека, и он уже полностью ассоциировал себя с эскадрой. Словно живое многорукое существо, он переставлял его конечности-корабли в новый, более адекватный порядок. Искин одобрительно прокомментировал построение, оценив вероятность успешного первого залпа в семьдесят три процента, а второго в целых восемьдесят девять.

Ракеты уже были на подходе, и встретили ожесточённое противодействие. Причём - очень необычное. Встречные реактивные болванки, выпущенные в последний момент, разорвались просто посреди пустоты. И сразу вывели из строя все близлежащие снаряды галактов. Нет, те продолжили лететь по инерции, но уже мёртвые и бесполезные, способные причинить ущерб разве что кинетическим способом. Сразу лишившись пятидесяти ракет, примарх подался вперёд, точнее попытался, и стал вновь менять конфигурацию. Он многое ставил на тяжёлые повреждения у чужаков от этой волны, и теперь ему приходилось усиливать, последующий буквально через десять секунд, лазерный залп. Разделив внимание на два потока, он отслеживал, как множество мелких и скорострельных пушек ещё раз уполовинили смертоносную посылку, и как жалкие двадцать пять ракет всё-таки вошли в контакт со щитами. Основной удар приняли на себя два тяжёлых корабля противника, классом, похоже, совпадающие с крейсером. Не выдержав практически одновременных попаданий, поле схлопнулось и несколько боеголовок проломили броню. Разорвав одному кораблю бок, а другому - всю корму, множественные лазерные импульсы довершили их обезвреживание.

Но, уже смакующий победу страж, был жестоко разочарован, когда более мелкие корабли противника, слитным залпом из гораздо слабейших, но при этом, не менее точных орудий, продавили защитный экран крейсера, и сожгли ему все фронтальные установки. В этот момент, внутри кольца зажглась небольшая звезда, и, по опыту зная, что за этим последует, примарх тут же перевёл часть прицелов на уязвимые точки необычного корабля. Первую атаку тот выдержал, хоть матовый щит и пошёл волнами, кое-где разорвавшись. Один из фрегатов врага, до этого не участвовавший в бою, попытался погрузиться в появившуюся черноту. Ну уж нет! Второй залп сжёг целые пласты брони с боку кольца, и искрящиеся фиолетовые волны захлестнули беглеца, тем не менее, уже почти прошедшего аномалию. Всё-таки ушёл, нечестивый! Перед самым исчезновением прохода, но ушёл! Повреждённое и горящее кольцо, стало медленно разворачиваться, окружённое всё ещё сражающимися защитниками, и, внезапно, полностью погрузилось в огромный, вспыхнувший огненный шар. Стена плазмы прошла по щитам его же союзников, сдувая их, как листья с дерева, и рассеялась в пространстве. Тут же, воспользовавшись этим, кинжал нанёс сокрушительный удар. Через десять минут, от боеспособных кораблей осталось только два фрегата и три корвета, которые отстреливались немногочисленными сохранившимися орудиями. Страж всегда уважал храбрость, и не дрогнувшие чужаки заработали достойную смерть воинов. Вот только, как жаль, что сверхинтересная технология не достанется галактам в прямом виде. Ну что ж, ничего. Наверняка внутри этих дырявых коробок, которые кто-то, по недоразумению, считал могучими военными кораблями, много выживших. А пытать галаты всегда умели. И любили.


* * *

Мер всмотрелась в звёздную карту, и, не веря, отдалила её на максимальное расстояние. Этого не может быть! Они должны были выйти с противоположной стороны системы Кронгейз, там, где висел 'Отомо'. Но, вместо этого, оказались чёрте где! В базе данных не было ни одного совпадающего ориентира, а глубинный анализ, с использованием телескопов, ещё не был закончен. Единственное, что было понятно, это то, что их выбросило на низкой орбите какой-то планеты. Повезло ещё, что не загремели на поверхность, или, вообще - внутрь твёрдого тела. Три минуты назад Демянка ещё подтверждала приказ на самоуничтожение туннельника вместе со всем экипажем. А сейчас она уже разглядывала грязно-жёлтый, явно пустынный мир, да ещё и с множеством искусственных объектов на орбите. Чьи они? Как отреагируют на взявшийся из ниоткуда корабль? Люди ли, вообще, здесь живут? Может, это долгожданный первый контакт!

Выяснить хоть что-нибудь так и не удалось. Оказавшиеся самыми настоящими оборонительными платформами, несколько орбитальных объектов прошлись ощутимыми залпами по фрегату. Капитан боролся за живучесть, но поле не продержалось достаточно долго, чтобы набрать даже первую космическую скорость. Двигатели попали под удар, бросая тушу звездолёта в самом неудачном направлении - вниз, на планету. Огромным, горящим метеором, они ворвались в атмосферу, продолжая получать болезненные попадания в корму и верхнюю часть. Один из выстрелов прожёг всё, вплоть до рубки, и отправил всю команду мостика в глубокий нокаут. Чудовищные перегрузки переломали многим кости, кто-то погиб от излучения, кого-то разорвало оторвавшимися деталями корпуса. Что было дальше, как они рухнули в пустыню, в последний момент смягчив столкновение маневровыми, Мерти уже не видела. Компьютеры всё делали за людей, подчиняясь многочисленным алгоритмам, заложенным в них, даже на такой случай.
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 2 месяца
Имя: Шевченко Павел


Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 3 гостя