Экзорик. Шевченко Павел

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#1 Evangelion » 06.09.2016, 13:59

Я на самиздате: http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Это произведение на самиздате: http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/ekzorik.shtml

Охотники на демонов сталкиваются с очень опасным противником. Немного похоже на Ведьмака. Добавлена четвёртая глава из ~18. Глава пятая в процессе...

Экзорик

Глава 1. Охота на охотника.

Звёздная ночь с яркой белой Луной - не частая гостья в нашем городе. Утренний ливень, смывший свежие потоки грязи с замковой горы, наглядный пример, как обычно выглядит погода на восточном побережье. Тёплые ветра из южных, засушливых регионов, встречаются с холодными морскими течениями, а страдаем в итоге мы - граждане порта Архан. Широкая каменная дорога, проложенная от самих магистратских ворот, и до причалов, скромно выглядывала из-под песка и земли. Кое-где её и вовсе не было видно. Утром, хозяева многочисленных лавок, питейных, цирюлен, будут с лопатами и мётлами вычищать подходы к своим заведениям. Это, только, если не пойдёт новый, такой же сильный дождь. Тогда все их старания окажутся напрасными.
Дорога делилась на несколько крупных участков. Градостроители руководствовались простым правилом - у кого из местных жителей кошелёк толще, в честь того и называем. Например, на Купеческой улице, дома были каменными, почти все в два этажа, с острой высокой крышей и большим чердаком. Через каждые десять саженей из земли торчал масляный фонарь - довольно тусклый, но всё-таки. Ещё ближе к порту, на улице Ремесленников, вообще можно было свалиться в какую-нибудь яму в темноте. Или узнать, о том, что тебя грабят, только по смрадному дыханию возле своего носа. Каждая улица выглядела так, как ей и положено по названию. На Знатной - двери и ставни домов были украшены затейливой резьбой. Многие пытались блеснуть цветными стёклами, ухоженным садиком, или чугунными фигурками, изображающими сказочных чудовищ. Правда, немного выбивалась из уютной картины, собака, забившаяся в узкую щель между домами, и дико рычащая на редких прохожих. Свалявшаяся рыжая шерсть ходила волнами, а облезлый хвост был поджат так, что его не было видно. Маленькие чёрные глаза испуганно уставились на противоположную сторону улицы, где стоял ничем не примечательный дом, с позеленевшими от времени стенами. Тёмные окна на втором этаже и закрытые ставни на первом, сообщали всем, что хозяева дома, но скорей всего спят.
Не выдержав, пёс рванулся вдоль дороги, завывая, как перед смертью. Навстречу ему, из боковой улочки, выскочила большая карета, чуть не задавив бедное животное. Две сильные лошади, надрываясь, буквально несли за собой обитое железом чудо с узкими прорезями бойниц. Если бы кто-нибудь сейчас выглянул в окно, или случайный, загулявшийся допоздна прохожий, увидел бы эту карету, то они бы тоже последовали примеру собаки. Все в Архане знали, как выглядит излюбленный транспорт экзориков. И раз они здесь, то нужно бежать, пока не свалишься от усталости. Или хватать детей, и лезть в подвал, молясь святым и рисуя охранительные символы. Ведь экзорики не разъезжают по городу просто так. Где-то на улицах, в многочисленных сливных каналах или в одном из домов, сейчас пробуждается зло. Не то, что из сказок, а самое настоящее, бешеное, неразумное зло.
Необычная карета высекла бронированными колёсами целый сноп красных искр и остановилась возле уже знакомого нам дома. Двери распахнулись, и из неё вышло три человека. С заметной осторожностью, они стали расходиться в стороны, то и дело подавая друг другу знаки с помощью пальцев на руке. Ни одного слова, ни одного лишнего движения. Всё говорило в пользу того, что они знают, что делают. Вооружённые маленькими арбалетами, экзорики подошли к двери и окнам. Через щель в ставнях почти ничего не было видно, но один из охотников, доставший из кармана тускло светящийся синий камень, помрачнел и показал три пальца. Второй, стоявший около двери, быстро кивнул и тоже полез за пазуху. Вынув маленький мешочек, он ссыпал какой-то порошок на перчатку и помазал им вдоль края двери. Дерево, до того и так почерневшее и кое-где растрескавшееся, стало осыпаться прогнившей трухой. Открывшаяся дыра показала засов с той стороны, который спустя пару секунд, просто повис на косяке. Открыть дверь теперь не составляло никакого труда.
Экзорик втянул воздух, смешно шевеля длинными усами, и скривился. Уже начинало тянуть разложением, словно кто-то умер здесь дней пять назад. Это было очень плохим знаком, и усач сменил обычный болт в арбалете на посеребрённый. Подняв руку с зажатым кулаком, он дал знак сделать тоже самое и остальным. Пройдя по коридору, два кряжистых мужика остановились возле развилки, освещая себе путь яркими алхимическими светочами. Налево была, похоже, что дверь на кухню. Направо - дверь в гостиную. Всё, как и во всех остальных домах. Если пройти ещё чуть-чуть вперёд, упрёшься в лестницу на второй этаж. Оставшемуся снаружи молодому парню показали знак бдительности, знак возможного побега, и тыкнули пальцем вверх, что и так было понятно. Он сразу отошёл чуть подальше, беря на прицел окна второго этажа. Не сводя глаз со стёкол, он достал большой кусок белого мела и стал чертить прямо на камнях символы преграды и святого огня.
Его старшие товарищи уже заходили в большую и опрятную кухню. На первый взгляд, всё было в порядке. Посуда была вымыта, стол убран, многочисленные шкафы и шкафчики закрыты. Развернувшись, они заглянули в гостиную. Здесь висели неплохие картины: с портретами или самой семьи, или их достойных предков. Судя по адресу, сверенному с большой книгой в караульной, здесь проживали супруги Баширы. Он был из бедного знатного рода и торговал кузнечными мехами, молотами, углём. Она работала помощником магистра на замковой горе. Неплохая должность для жены купца. Усатый взглянул на своего товарища - плотного и розовощёкого, бывшего сержанта армии его величества, - и показал знак прикрытия. Тот кивнул и зашёл ему за спину, контролируя коридор и лестницу. Командир экзориков вытащил из ножен на поясе короткий меч, скорее даже длинный кинжал, и двинулся вперёд. Длинные тени от мебели выросли на полу и стенах. Внимание охотников привлёк большой шкаф, в котором вполне могло поместиться существо размером с человека. Рывком дёрнув за ручку, усач увидел только полки с книгами.
Оставив две безопасные комнаты позади, они стали подниматься по лестнице. На втором этаже были две спальни, малая кухня, с выходом к печной трубе, и каморка прислуги. Заглянув, поочерёдно, в кухню и комнату служанки, они обнаружили первые следы свершившейся здесь трагедии. Пол был измазан кровью, словно человеческое тело куда-то тащили, а вся мебель была изодрана. И как соседи не услышали грохота и криков? Похоже, что всё произошло очень быстро. Двигаясь по коридору, охотники подошли к выломанной двери в первую большую спальню. Сразу было видно, что здесь жила женщина. Большой красивый шкаф около стены, наверняка с одеждой, столик с настоящим зеркалом и какими-то пудрами, повсюду разбросанные платья и украшения. Кровать тоже в полном беспорядке. Простыни изодраны в клочья, подушки вскрыты, как животы, и топорщатся перьями. Но крови нигде нет. Вывод - трансформировалась именно жена и именно здесь. Хуже некуда, когда обращаются женщины. Твари получаются подвижными и очень злыми. Лучше бы одержимым стал её жирный, обрюзгший муженёк. Медленный и тупой. Таких ловить гораздо проще.
Вторая спальня встретила их новыми кровавыми полосами и порванной мужской одеждой. Тут же валялся неизвестно откуда взявшийся топор, которым супруг, по-видимому, отбивался от своей ненаглядной. Усатый сразу осмотрел лезвие и провёл пальцем по ржавчине. Топорище было свежим, металл тоже отполирован от частого использования. А лезвие ржавое и рассыпается коричневой пылью от простого прикосновения. Кровь демона была со способностью тлена, и пару чёрных капель на полу, проевших большие дырки в дереве, это подтверждали. Соскоблив вязкую массу кончиком кинжала, экзорик достал маленькую колбу, зубами вытянул пробку, и опустил кровь в прозрачную жидкость. Она тут же порозовела, затем покраснела, и, в итоге, почернела. Два товарища взглянули на результат, и сразу повязали вокруг рта специальные тряпки, пропитанные алхимической смесью. Дышать без них теперь было опасно. Сегодня им попалась одна из самых сильных тварей нижнего мира, королева смерти и разложения - Лизгун.
На втором этаже оставалось только одно помещение, откуда могло нести ядовитым смрадом - чердак. Лестница на него была в самом конце коридора. Люк был открыт, но что творится наверху, разглядеть не получалось. Без светоча, темнота, густая, как патока, там обретала и вовсе ощутимую твёрдость. Ещё одна способность демонессы. Вся крутая лестница была в человеческой крови и зазубринах, оставшихся от её когтей. Она затащила в своё логово два тела, скорей всего, чтобы питаться. К тому же, раз она была ранена, то свежее мясо хорошо заживляет любые повреждения. Через несколько часов, она бы восстановилась и наполнилась силой. Но сигнальный кристалл вовремя предупредил экзориков о трансформации. Опоздай они на эти самые два часа, и втроём с ней уже было бы не справиться. А так, можно рискнуть и взять её имеющимися силами.
Достав мел, два бойца за пять минут изрисовали всё символами защиты и преграды. Затем, покопавшись по карманам, они соорудили из трёх разных баночек с эликсирами, одну, но с ядрёной смесью. Поднявшись на пару ступенек, усач со всего размаха зашвырнул её в дальний угол чердака. Ну, или туда, где он должен был быть, если снять всю эту колдовскую темноту. Там сразу полыхнуло и довольно громко бухнуло. На мгновение, перед тем, как чердак заволокло густым серым дымом, ядовитым для всех одержимых, вспышка осветила всё. Заставив командира скатиться с лестницы назад. Чёрный силуэт метнулся на него сверху, и что-то острое и тяжёлое врезалось в его бок, отшвырнув к стене. Кольчуга, одетая под куртку, остановила когти, но и простой удар вышиб весь воздух из лёгких, отправив его в глубокий нокаут. Что делал его напарник, он не успел разглядеть. Уже после того, как приложившись спиной о камни, он съехал безвольным кулём вниз, он услышал хлопнувшую тетиву арбалета. Повернув голову на этот звук, он проследил за метнувшейся тенью, и, присмотревшись, понял, что демонесса прямо сейчас жрёт его товарища.
То ли отчаяние, то ли железная воля, но что-то поставило его на ноги и бросило вперёд. Разрядив свой арбалет в спину с выпирающими острыми позвонками, он еле увернулся от широкого замаха взвывшей твари. Брызнувшая кровь задымилась на серебряном болте, застрявшем под лопаткой, и попала на пол. Доски стали угрожающе скрипеть и прогибаться. Отскочивший назад, экзорик полоснул кинжалом по лапе с когтями. Сталь действовала хуже серебра, но специальная обработка и закалка, делало эту разницу не такой уж большой. Кажется, отрубив пару пальцев, мужик отбросил арбалет и со всей силы припечатал чёрного монстра перед собой крепким солдатским сапогом. Его вес и в голодные то времена не опускался ниже пяти пудов, а сейчас перевалил за все семь. Так что удар получился, что надо. Тушку Лизгун отбросило аж к лестнице на первый этаж. Это дало время достать из ещё одного кармана колбу последней надежды. Тёмно коричневая жидкость, приготовленная из настоящей человеческой крови, отправилась в полёт и разлетелась во все стороны, забрызгав тварь с ног до головы. Она, уже подскочив на четыре лапы, сразу потеряла всякий интерес к происходящему. Теперь для неё существовал только этот одуряющий, невероятно сильный запах живой и тёплой крови. Несколько капель попали ей на длинный язык, и серая слюна потекла на пол. Не соображая, что она делает, демонесса впилась клыками в собственную руку, и стала, остервенело, отрывать целые куски.
Нельзя терять ни секунды, пока боль не затуманила остатки разума, перекрыв даже, всепоглощающее чувство голода. Подбежав, экзорик всадил кинжал точно в череп, проломив кости острым концом. Душераздирающий визг прокатился по коридору, выйдя далеко за пределы дома. Бьющие во все стороны руки вспарывали лишь пустоту. Сразу же отпустивший рукоятку и отошедший назад, усач, только сейчас почувствовал острейшую боль в боку. Кажется, пару рёбер эта гадина ему всё-таки сломала. Быстро развернувшись, он подбежал к телу товарища. Отставной сержант был разорван почти пополам, и, похоже, умер сразу после выстрела из арбалета. Сделать было уже ничего нельзя. Сжав кулаки, и в ярости зарычав, командир развернулся к убийце. Какого же было его удивление, когда он увидел, что тело демонессы всё ещё пытается ползти, цепляясь когтями за гниющие прямо на глазах доски. Святой Сааф! Он совсем про это забыл! Когда весь пол затрещал, и провалился на первый этаж, он даже не успел сгруппироваться. Во второй раз за несколько минут у него отшибло дыхание. В ноге что-то хрустнуло, и она подвернулась в неестественную сторону. Визжащая тварь рухнула ближе к выходу и скрылась в темноте и поднявшейся пыли.
Нарушивший приказ, третий экзорик ворвался внутрь и сразу выстрелил в трепыхающееся тело. Болт попал куда-то в грудь, в район, где ещё совсем недавно, билось человеческое сердце, и вошёл по самое оперение. Но это только придало ей сил и злобы. Выгнувшись дугой и раскидав обломки во все стороны, она рванулась вперёд и сбила с ног замешкавшегося бойца. Похоже, что он тоже не ожидал такой прыти, от, конечно сильной, но не бессмертной твари. Успев полоснуть её ножом, когда она уже нацелилась на его горло, он тут же вскочил на ноги. Раненая тварь дёрнулась, и с визгом понеслась прочь, совершенно наплевав на окружившие дом святые символы. Боец заметил лишь удаляющееся, более тёмное, чем ночная улица, пятно. Догнать демона не было никакой возможности. Даже на карете. Выругавшись самыми последними словами, парень вернулся в дом. На самом пороге валялся кинжал его командира, а сам он сидел, прислонившись к стене. Весь бледный, как раскрошившийся рядом мел, со сползшей на шею защитной тряпкой, и, кажется, выбитыми зубами.
Труп второго своего товарища парень обнаружил в самом углу, от этого выругавшись повторно. Забрав у него из карманов все лечебные зелья, он занялся протестующим командиром. Пусть рычит свои угрозы сколько угодно, но пока он не убедится в том, что экзорик дотерпит до нормального лекаря, они отсюда никуда не уйдут. Влив в него два пузырька с горьким настоем кровицвета, и один с бодрящим яснотом, он расстегнул куртку и приподнял кольчугу. Ощупав опухшие рёбра, с даже так выпирающими осколками, парень покачал головой, и выдавил из небольшого мешочка пряно пахнущую массу. Втирать мазь в орущего благим матом человека ещё то удовольствие. Нога, хоть и выглядела отвратно, но не угрожала жизни. Ею уже пусть занимаются в ордене. Вытащив рычащего командира на дорогу, и кое-как погрузив в карету, парень дёрнул за вожжи. Лошади были испуганы, но тронулись с места с первого раза.
Ехать пришлось в гору, так как орден был построен, как часть замка, ещё при основании города. Добравшись до ворот магистрата за пять минут, они беспрепятственно проехали под быстро поднятой решёткой. Ещё не доезжая до красных стен, навстречу карете выбежал служка, и, влетев внутрь, перехватил брошенные ему вожжи. С приказом катить прямо к лазарету и позвать лекарей, парнишка с каретой скрылся за поворотом. Сам охотник побежал вокруг высокого забора, к неприметной калитке. Она оказалась не заперта, и уже через минуту парень стучался в дом экзарха. Тот не спал и открыл ему сразу же. Высокий седой старик, всё ещё сохраняющий завидную физическую форму, даже не стал спрашивать, что случилось. Одного взгляда, брошенного на мерцающий жёлтый кристаллик - точную копию большого из караульной, хватило, чтобы понять, почему. Тварь всё ещё жива, а раз на ногах только один боец, то всё пошло не по плану.
- Кто? - стальные нотки в голосе заставляли собраться любого собеседника.
- Лизгун. Причём, очень сильная. Выдержала два серебряных, и стальной кинжал в голову. Ушла в сторону порта. Скорость - просто загляденье! Никогда таких прытких не видел.
- Так, до рассвета она точно ещё натворит дел. Ей нужно восстановиться. Отправим отряды на Складскую и Набережную. И пусть ребята из караульной уточнят место перед выездом. Что там с остальными?
- Далро жив, но ему бы лекаря. А Цук погиб.
- Понятно... Ты - бери новую карету и лошадей. И в помощь кого-нибудь. Езжай обратно. Забери Цука и всё барахло. После возвращайся и отоспись. Вашей красавицей займутся другие.
- Слушаюсь, - прижав кулак к груди, Гран вышел во двор. Пробежавшись до конюшен и нагрузив задремавшего служку работой, экзорик пересёк небольшой парк и зашёл в жилое крыло орденской крепости. Стражник, встрепенувшийся и всем своим видом показывающий, что он бдит, проводил парня равнодушным взглядом. Сколько он таких повидал за свою службу - не пересчитать. Горячие юнцы, плюющие на приказы и рвущиеся в бой. Этот тоже не исключение. Вон как понёсся на второй этаж. Через пять минут топот ног вновь разбудил стража. Теперь их бежало уже двое: давешний сорвиголова, и один из отряда бородатого Ратмира. Вместе выскочив во двор, они, наконец, оставили солдата досматривать весьма приятный сон.
Рано утром, две измочаленные команды вернулись ни с чем. Нет, по их словам, они загнали тварь в один из складов, но когда начался штурм, выяснилось, что она уже ушла по неприметному подземному проходу. Раньше его использовали для контрабанды, или беспошлинного провоза, а теперь вот демону, видишь ли, пригодился. Пройдя около лиги в сторону квартала ремесленников, они вышли в подвале какого-то дома. Его жильцы были уже перебиты и обглоданы. Дальше след терялся. Караульные тоже разводили руками. Она где-то в городе. Точнее до ночи сказать не получится. Её ярость подавлена, плюс она сильно ослабела и, похоже, впала в спячку в какой-нибудь дыре. Слабое жёлтое свечение кристалла говорило о том, что ей очень плохо. Но она жива. И последнее было самым главным.
Заглянув ещё раз к Далро, самый младший член его отряда рассказал последние новости. Перелом уже был зафиксирован, а грудь прооперирована. В ордене служили одни из лучших лекарей в королевстве. Мрачный командир выслушал доклад подчинённого, и надолго замолчал. А затем отправил парня в столовую за бутылкой самогона. Велел сказать поварам, что у него, дескать, экстренный случай. И правильно. Пусть лучше напьётся, чем впадёт в расстройство. Если его увидят пьяным после такого неудачного боя - это одно. Пожурят, отправят в наряд, лишат премии. Но если кто-нибудь заметит, что командир, этот несокрушимый оплот дисциплины, расклеился как баба, то его попрут из ордена быстрее, чем выветрится запах спирта из лазарета.
К счастью, ослабленный организм очень быстро отрубился уже после трети бутылки, и пришедший лекарь, только покачал головой, открывая окна для проветривания. В середине дня, экзарх собрал всех на совещание. Решили задействовать три отряда, а оставшиеся два будут на подхвате. Заранее расположившись в самых густонаселённых кварталах города, они планировали уберечь хотя бы богатых жителей от этого ночного кошмара. С бедными придётся сложнее, их трущобы раскинулись на пять лиг во все стороны, сразу за городской стеной, плавно переходя в крестьянские деревни. В ордене просто не было столько людей, чтобы обеспечить безопасность всего Архана. Так что - кто платит налоги, того и спасаем.
Солнце медленно клонилось к горизонту, уходя куда-то за замковую гору, затем за городскую стену, и, наконец, за далёкие зелёные холмы. Пришла пора разъехаться по дорогам, пугая местных жителей и посматривая по сторонам. Через час уже стемнеет и из крепости на быстрых лошадях разлетятся посыльные, с одним единственным сообщением. Где конкретно бестия сейчас находится. Наверняка, такая активность ордена, породит множество слухов, и уже через пару дней в тавернах, трактирах и питейных все будут рассказывать, как сегодня ночью экзорики остановили вторжение целой армии демонов. Тем ни менее, успевшей пожрать кучу народа.
Грана временно определили в команду опытного Яхи. Фонарщики прошлись по улицам перед самым заходом солнца, зажигая масляные фитили. Один, тот, что работал возле кареты, делал это быстрее, чем когда-либо в жизни. Настойчивая просьба старшего экзорика обязательно зажечь вокруг них свет, не оставила ему выбора. Иначе эта часть улицы на всю ночь осталась бы без пляшущих огоньков и порождённых ими теней. Когда, вновь чистое небо заискрилось звёздами, к ним на взмыленной лошади прискакал посланник, бросивший чуть ли не на ходу, что тварь где-то на улице плотницкой, кажется, в доме мастера Мирко. Сразу ускакав обратно, он, похоже, ни капельки не стыдился своей трусости.
Карета покатила по дороге в сторону невысоких лавок ремесленников. Их отряд оказался не так уж далеко, чуть выше по холму, и им открылся отличный вид на весь квартал. Серые, без солнечного света, крыши домов. Огни свечей, ламп, факелов - у кого на что хватало денег. Кое-где вился из труб дымок. Хоть мастера и встают ни свет, ни заря, но даже они ещё не легли спать, разбираясь с домашними делами или просто отдыхая после тяжёлого трудового дня. На улицах ещё было полно людей, некоторые из которых только собирались посетить чревоугодные заведения. Но где бы ни появлялась железная карета, улица сразу пустела, свет в окнах гас, а их самих закрывали ставнями. В квартал ремесленников, с разных сторон, въехало три отряда экзориков, и даже ничего не подозревающие жители почувствовали что-то нутром. Часть города вымерла за считанные минуты.
На этот раз они входили в дом целой толпой. Одно из окон было выбито и на осколках были видны маленькие чёрные капли. Охотник, шедший впереди, крепче сжал настоящий двужильный арбалет. Такой простреливает деревянный брус в пол сажени. Серебряный болт тоже был подходящей длины, почти с руку человека. Осматривая все помещения, коморки и кладовки, они постепенно расходились в разные стороны, тем не менее, никогда не оставаясь одни. Обнаруженный открытый люк в подвал, и ещё даже не свернувшиеся лужи крови возле него, заставили экзориков вернуться и окружить чёрный зев входа. Вниз отправилось сразу три колбы, на подобие той, что должна была выкурить демонессу с чердака. Люк был спешно закрыт, чтобы дым не заполнил весь остальной дом, а щели заткнуты смоченными водой тряпками. Приглушённый визг сообщил всем, что тварь всё-таки попалась.
Трое самых упитанных охотников стали на люк всем своим немаленьким весом. И не зря. Сильнейший удар чуть не подбросил их вверх. Ненадолго всё затихло, а затем капитан Яхи отскочил в сторону, заодно, расталкивая и всех остальных. Хитрая бестия не захотела дохнуть от дыма, а вспорола собственную лапу, измазав кровью люк с той стороны. Гнилые доски уже проваливались вниз. Обнажив мечи и кинжалы, все отошли назад, наводя арбалеты на адскую дыру. И всё равно, когда она вылетела оттуда, только два болта зацепили её вскользь. Темнота окутала всё вокруг, борясь со светочами и, кажется, побеждая. Повиснув на потолке, как гигантский паук, тварь прыгнула ещё раз, сбивая с ног и разрывая шею одному из охотников. Сильный хлопок, сопровождающий выстрел из двужильника, пригвоздил чёрное человекоподобное тело к стене. Болт пробил её насквозь в районе спины, заставив завывать, как целая стая собак. Сразу три клинка хотели довершить начатое, но демонесса легко поднырнула под них, тут же ударив когтями по ноге Ратмира. С криком он упал, а тварь, с торчащим из груди болтом, попыталась пробиться к выходу. Гран, стоящий как раз напротив него, бросил на пол колбу с изменённой человеческой кровью. Но второй раз этот трюк с ней не сработал. Ударив лапами в грудь, и всё-таки пробив кольчугу, тварь повалила парня и занесла над ним лапу. Оказавшийся рядом охотник отчаянно рубанул мечом, снеся ей эту конечность, за что тут же поплатился, получив целую горсть чёрной крови прямо в лицо. Двое, из четверых оставшихся снаружи бойцов, прибежали на шум и крики, очень вовремя перегородив единственный путь к отступлению. Слитно сработали арбалеты. Один болт прошёл мимо, а вот второй попал точно в шею. Это замедлило демона настолько, что она уже не смогла увернуться от обрушившихся на неё сзади ударов. В итоге, вчетвером, но экзорики порубили её на части, которые продолжали дёргаться ещё несколько минут.
Таких потерь орден не знал уже много лет. Один охотник погиб ещё во время боя. Второй, на которого попало много крови, умер в лазарете. А ещё убитый, днём ранее, Цук. Капитан Ратмир мучился с незаживающей раной на ноге, а Гран вообще чудом остался жив. Лапа с когтями пробила ему рёбра и застряла возле сердца. Рана была ужасна, но он дотянул до лазарета, где его залили всеми возможными лекарствами и противоядиями. Оторвавшийся коготь демонессы лекарям так и не удалось извлечь, не убив при этом самого охотника. Зашив дыру, они замазали всё заживляющей пастой и обмотали бинтами. Потеряв сознание ещё в карете, Гран так и не очнулся в тот день. И на следующий тоже. Только через неделю, когда все лекари уже качали головой, он открыл газа и заговорил. Далро, как его командир, торчал в лазарете всё это время. Вначале, как ещё один пациент, а затем по собственной инициативе. Опираясь на костыль, он рассказал о том, что случилось после охоты. Как магистр лично выразил неудовольствие гибелью такого большого числа граждан. Как сжигали тела погибших, всем орденом собравшись на церемонию. Как экзарх наградил всех за проявленную храбрость. И его в том числе. Так что, в крепости его ждёт небольшой мешочек с золотом, а как поправится, ему набьют памятную татуировку. И ещё он упомянул о застрявшем в сердце когте. Теперь Грану до конца жизни придётся таскать на шее цепочку с демонитом - редчайшим камнем, способным вытягивать демона из души человека.

Глава 2. Склонившийся.

Крепость ордена экзориков города Архан славилась своими красными стенами. А ещё - большими садами, разбитыми почти триста лет назад. Грубые, корявые, все какие-то сморщенные деревья торчали неприглядными корягами, но каждое лето по-прежнему зеленели, упорно отказываясь засыхать. Говорят, пока сады будут живыми, таким же останется и орден. Гран посмеивался над этим суеверием, но наблюдая, с какой серьёзностью мастер-алхимик, этот обгоревший старик, ежедневно копается в них, поневоле задумаешься, кто больше прав.
Вынужденное безделье длилось уже целый месяц. Первые две недели, после возвращения в мир живых, он провалялся в лазарете. В день, когда ему разрешили вставать, он не смог добраться хотя бы до соседней койки. А прогулки в саду стали для него постоянными только последние пару дней. Свежий воздух, зелень, тишина. Что может быть лучше для выздоровления? Чтобы хоть чем-то занять себя, он придумал увлекательное развлечение: болеть за новичков в тренировочных залах. Трое крепких парней колотили друг друга деревянными палками, по легенде изображающими мечи. Когда-то и он сам так же получал по спине, рукам и ногам, не зная потом, куда девать посиневшие части тела. Зато, когда им выдали настоящее оружие, он сразу догадался с какой стороны за него хвататься. Кто-нибудь из этих ребят вскоре не выдержит и спросит у капитана, как бой на палках поможет им сражаться с демонами, у которых из материального оружия только клыки, когти и нечеловеческая сила. Когда Гран об этом спросил, то тут же получил палкой лоб. И отповедь, что если ты неподвижное бревно, то тебе вообще ничего не поможет. А с палкой ты научишься уклоняться, прыгать, вертеться, как ошпаренный. И бить, бить, бить! Точно в лоб своему противнику. Вот так! И капитан зарядил ему ещё раз. Больше вопросов в этот день Гран не задавал. И другие тоже.
Засмотревшись на то, как бьют других, он пропустил появление всё ещё хромого Далро. Шикарные усы - гордость северянина, были аккуратно расчёсаны и подстрижены. А вот со своей лысиной он ничего поделать не мог. Ходили слухи, что он даже заглядывал к орденским алхимикам, с просьбой сварить ему какое-нибудь зелье. Правда, не стоило об этом заикаться при нём. Болезненная тема всегда распаляла буйный нрав, и только купленная ему брага и хороший ужин снова делали вас лучшими друзьями.
- Гран, топай к экзарху! - глубокий бас просто не мог быть тихим. - Кажется, он нашёл для тебя работу.
Спустившись во двор, где возвышались деревянные "пыточные", как называли тренировочные агрегаты экзорики, Гран протиснулся между двух близко стоящих чучел. Перебравшись через ров с песком, он вышел напрямую к забору вокруг дома экзарха. Обойдя вокруг, охотник обнаружил вновь не запертую калитку.
- Проходи, Гран. Садись. Как твоя рана?
- Уже зажила, Арх. Подвижность вот только нарушена. Дайте мне неделю, я разработаю.
- Покажи мне её, - экзарх подождал, пока юноша снимет сорочку и развяжет набольшую повязку. Замазанный зелёной мазью, круглый рубец, всё ещё был слегка воспалён. Но в остальном, действительно, уже не сильно отличался от окружающей его кожи. - Сердце не болит? Демонит ни разу не темнел?
- Нет, Арх. Не болит. А камень всё время оставался молочно белым. Я периодически проверяю.
- Хорошо. Если что, сразу иди к алхимикам. Они очистят черноту. Но никогда не доводи до полностью непрозрачного состояния!
- Я буду внимателен, Арх.
- Я и не сомневаюсь, но ты уж прости старика... Ладно. Вчера к нам прибыл человек от святого наместника. Им нужно кого-то найти. Ты этим займёшься.
- Найти?! Кого именно и почему они обратились к нам?
- Вот ты это и выяснишь. Посланник настаивал, что это просьба святейшего всего Архана. Так что, сам понимаешь, отказаться мы не можем. Начни с церкви Святой Мелиссы. Святоша сказал, что там тебе всё объяснят. Мне он говорить отказался, сославшись на незнание.
- Будет исполнено, арх.
Дорог, спускающихся с замковой горы, было три. Одна уходила к причалам, две других к воротам в городской стене: южным и северным. Со стороны моря, непосредственно к замку примыкал квартал знати. Со стороны стен, кроме высоченного обрыва, не было ничего. Только в самом низу, ещё примерно на лигу, раскинулись дома ремесленников, казармы стражи и склады. Через ворота в город завозили немало товаров. А всяких мелких питейных заведений было вообще без счёта. Что поделать - стража любит прочистить горло после доблестной службы.
Церковь Святой Мелиссы была прямо за стеной. Довольно молодая постройка, она выросла уже после появления обширных кварталов бедноты. Собственно, на их средства и были куплены камни, завезён строительный лес, наняты художники. Когда тебя в любой момент может загрызть настоящий демон, просто необходимо место, где можно помолиться. Да и какой из святош откажется от такой толпы прихожан, ещё и жертвующей последний медяк на небесную защиту. Иногда это играло на руку ордену, потому что люди действительно ограждали своё жилище святыми символами, ставили простенькие обереги, исповедовались и старались не совершать грехов. Но порой страх выходил за всякие пределы, особенно после очередного кровавого случая, и люди начинали подозревать в одержимости всех подряд: своих соседей, пьющего мужа, гулящую жену. Пару раз это заканчивалось убийствами.
Не желая привлекать лишнее внимание, Гран спустился с горы на обычной лошади. Погода опять начинала портиться, с моря наползли серые тучи, подул холодный ветер. Стража возле ворот, злая сама по себе, стала совсем невыносимой. Одну бабку-кривоножку, они держали пять минут, хотя даже слепому было понятно, что она не может тащить на своих плечах что-то тяжелее старого выцветшего пуховика. Но нет, они обыскали и раздели её, чуть ли не догола! В очереди послышались возмущённые возгласы. Кто-то помянул дурня магистра, что держит в городе таких тугодумов. Кто-то приплёл демонов, пустив слух, что от экзориков сбежал очередной одержимый, и теперь все его ищут. Кому-то просто стало жалко старушку. Чуть не дошло до драки. Наконец, сообразив, что они перестарались, стражники отпустили бедную плачущую женщину. Когда остановили Грана, он только слегка закатал рукав куртки, показав солдату татуировку глаза в клетке, и тут же спрятал её назад. Стражник сглотнул и поспешно закивал "проходите". Охотник, ведя под уздцы свою лошадь, обернулся и задал чуть не забытый вопрос:
- Служивые, а что ищем то? К чему такая бдительность?
- Ох, господин! У казначея нашего, едрить его через колено, да продляться его годы, золотую фигурку из дома упёрли! Вот нашего брата и гоняют теперь, спасу нет! Велено всех досматривать!
- Ну и ну! Что ж это делается, служивые?!
- Да ворья развелось, господин, ужас! Грабять честных граждан, а мы потом за всё виноваты!
- Да уж. Ну, служите, служивые! И старух больше не позорьте.
- Господин, мы ж не сами! Нам велено!
Но охотник уже прошёл под аркой ворот и завернул за угол. Стражник озадаченно посмотрел ему вслед, зло сплюнул и вернулся к работе. Гран бывал возле искомой церкви. Нужно было идти вправо от южных ворот, вдоль стены, примерно лигу. Хотя, она уже сейчас была видна своими остроконечными башенками и жёлтой крышей. Прямо возле стены. Это когда-то каменная преграда в десять саженей несла строго оборонительную функцию. Сейчас же она просто делила город на две части - богатую и бедную, или внутреннюю и внешнюю. Нет, если на Архан нападут, стена вновь станет оплотом защитников. Но с расширением королевства, ближайшая граница отодвинулась так далеко, что даже по морю путь отнимал несколько дней. Наверное, случись очередная война, в городе будет даже безопаснее, чем в столице.
Вновь спешившись уже возле церкви, он привязал лошадь к жердине, специально для этого вкопанной у корыта с водой. Поднявшись по лестнице к широкой двустворчатой двери, которую, видимо, открывали только по праздникам, он постучал в дверь поменьше. Пока экзорик ждал, можно было полюбоваться окрестностями. То, что здесь жили небогато, сразу бросалось в глаза. Дома не сильно отличались от деревенских и возле каждого носилась босоногая детвора. Или жена прачка гоняла мокрым бельём мужика, вышедшего покурить трубочку на крыльцо. Много было домашней птицы, разгуливающей на правах хозяина по двору. Кое-где паслись коровы, хотя, конечно, меньше чем в деревне.
Когда дверь, наконец, заскрипела и открылась, Гран уже собирался стучать ещё раз. Низенький толстый монах подозрительно взглянул на нехарактерную для местных одежду и спросил, кто он, собственно, будет. Показав татуировку святоше, тот, осенив себя священным символом, сразу пропустил его внутрь. Закрыв за охотником дверь, толстяк погрузил всё вокруг в полумрак. Отведя экзорика в молельню, монах оставил его один на один с уткнувшимся в пол, и что-то шепчущим настоятелем. Так и не разобрав ни слова из просьбы лысого старика к небесам, парень в ожидании топтался на месте. Только когда молитва была закончена, настоятель поднялся с колен. Осмотрев гостя, он попросил следовать за ним, как оказалось, в трапезную, где уже был накрыт внушающий уважение стол.
- Обеденное время даже в святых книгах помечено, как угодное небесам и не терпящее пропуска,- настоятель уселся на стул и, воздав благодарность какому-то святому, принялся поглощать жареную курицу. Гран решил быть учтивым и не пренебрегать такими мудрыми правилами. Через пятнадцать минут чревоугодия, он уточнил, что за святой был упомянут настоятелем перед трапезой. Оказалось - покровитель богатого урожая и домашней скотины. Действительно, очень нужный святой, и охотник замолчал ещё на пятнадцать минут. Кровь отхлынула от головы, и мысли потекли вяло и неспешно. Самое время начать беседу.
- Я, как святой человек, должен думать о нуждах простых людей. Но старость не приносит больше сил, а желающих очистить душу перед небом не становится меньше. У меня в подчинении находятся три послушника и весь день мы проводим в праведных трудах. Но недавно я истребовал из семинарии четвёртого. Нам прислали брата по имени Мол. Большой духовник, чтец, знаток целебных трав. Я благодарил небо, за то, что оно направило его стопы в нашу сторону. И как же горько было моё разочарование! Брат Кер случайно увидел, как он ворует из пожертвований! Вместе, мы решили попытаться образумить его и заставить признаться в грехе. Но в келье его уже не было. Зато мы нашли вот это, - на пол был брошен маленький мешочек, который при ударе развязался достаточно, чтобы из него покатились какие-то кругляши. Встав из-за стола, Гран подошёл ближе и его всего передёрнуло. Кругляши оказались человеческими глазами!
- Что ещё было в келье?
- Больше ничего, но и этого достаточно! Какой позор! Какое пятно на репутации церкви! Если об этом кто-то узнает, прихожане отвернуться от нас. Его нужно найти. Многие местные знают Мола в лицо. Он даже исповедовал их! Какой позор! - настоятель продолжал причитать, но Гран его уже не слушал. Натянув перчатки, он собрал глаза в мешок, и спрятал его в карман.
- Отведите меня в его келью.
Обычная, ничем не примечательная коморка, сажень на сажень. Грубая деревянная койка с одной стороны. Несколько икон святых на стене. Молитвенник возле подсвечника. Сразу взяв его в руки, экзорик стал внимательно осматривать каждую страницу. Две оказались непривычно твёрдыми и ломкими. Принюхавшись, охотник отметил кисловатый запах. В руках настоятеля горела большая церковная свеча и, поднеся бумагу к ней и дав немножко прокоптиться, Гран показал старику проявившийся рисунок. Большой крест с заострёнными концами, на которые были насажены, очень правдоподобно изображённые, молящиеся люди.
- Его святейшество уже издал тайный эдикт об отлучении брата Мола от церкви. Можете делать с ним, что хотите! Казните, выпотрошите на опыты, замуруйте в склепе! Не знаю, что ещё вы делаете с этими отродьями!
- Пока его просто нужно найти. Опишите его. Как он выглядел?
- Упитанный, как брат Кер, и лысый, как я. Глаза маленькие, заплывшие жиром. Щекастый, пальцы короткие и толстые. Всегда носил белую рясу. Любил поесть, но в ближайших трактирах его нет, я поспрашивал у прихожан. Этого достаточно?
- А в городе у него знакомые были?
- Не знаю я. Все послушники ходят в лавки, прикупить чего, или за съестным. Но братья не слышали, чтобы он с кем-то дружил. Да и не положено нам.
- Понятно. Отправьте кого-нибудь на гору, в крепость. Скажете экзарху, что Гран предупреждает о склонившимся.
- Конечно, конечно. А что делать, если он вернётся сюда?
- Пустите в церковь, но не пытайтесь скрутить. Лучше заприте, если получиться.
- Да поможет нам всем святая Мелисса и святой Луор! Подожди, экзорик. Дай я тебя благословлю.
Сотворив несколько символов и пробормотав короткую молитву, старик проводил охотника до дверей. Уже закрывая их, он ещё раз осенил всё вокруг трёх лучевой звездой оберегающей от зла. Дождь так и не начался, но тяжёлые серые тучи никуда не делись. Лошадь фыркнула и помотала головой, встречая знакомого человека. Он погладил её, поправил сбрую и отвязал от палки. Идти предстояло недалеко, в ближайшую корчму, дым из трубы которой вился чуть ниже по склону. Простая деревянная крыша и старые, гнилые стены говорили о небогатом ассортименте услуг, но коновязь всё же нашлась. Однако, войдя в светлый и чистый зал, экзорик был приятно удивлён. Некоторые таверны в квартале знати были изнутри похуже. Хозяин приветливо улыбнулся и бесцеремонно замахал рукой, указывая на один из свободных столов.
-Что будем, молодой человек? Есть мясо по-деревенски, тушёное. Очень рекомендую. Бражка, свежая! На зерне! Овощи варёные. Со своего поля, сам собирал! Попробуете - потом только у нас обедничать будете. Рыбу сегодня подвезли. Море спокойное, вот такой жирнец ловится! Ууу, с овощами, как вам?!
- Я, в общем-то, уже отобедал, в церкви местной. Настоятель, да святиться имя его, был так любезен, что пригласил меня на трапезу.
- Да хранят его все святые! Вот такой человек! Может, немножко бражки и закуску? Мяска чуть-чуть? Ну не отказывайтесь, молодой человек! Я же вижу, вы мужчина крепкий, вам много надо. Да и бражка, после полудня, чтоб, так сказать, весь день прошёл в приятных думах?
- Ох, хозяин, что ж ты искушаешь. Нельзя мне сейчас. Меня настоятель попросил брата Мола найти. Он вчера злоупотребил вином церковным и пошёл на ночь глядя дома освящать. Порыв у него, понимаешь, был. А сегодня, с утра, не вернулся! Так что вот вам монета, и сами себе браги налейте. Да садитесь рядом, расскажите, куда он мог подеваться? Может, знал его кто? Пустил заночевать?
- Экая оказия! А вы, молодой человек, как вас по имени? Так вот, Гран, уважили, да, уважили. Почему бы и не выпить. Бражка, она ж и для живота полезна. От неё он ой как растёт. А брат Мол? Видал я его, но денька три назад. Ходил тут среди домов, весёлым был. Я уж думал ко мне в корчму зайдёт, отужинает, а дело к вечеру шло. Но не заглянул. А после забыл я про него. Людей набежало, что ты! До ночи крутился у печей, пока все разошлись.
- А друзья, знакомые, есть у него?
- А как же не быть. Монахи, они ж тоже люди. К ним на исповедь придёшь, а они с тобой давай о блюдах всяческих разговаривать. Даже два рецепта церковных мне рассказал. Говядинку под скисшим вином, а?! Пальчики оближешь! Не желаете? Если что, то я быстро сделаю.
- Нет, спасибо. Так у кого я могу поспрашивать?
- Знаете что. А подойдите вы, молодой человек, к Варду-кузнецу. Он часто к нему заглядывал, инструмент всякий для церкви покупал. А пару раз в корчме вдвоём кушали. Может, он знает чего.
- И где мне его найти?
- Ступайте вниз по улице. Слева будет два дома, рядом стоящие. За ними, во дворах, кузня. Сейчас самая работа. Вард должен быть там. И, если встретите брата Мола, передайте, чтобы в корчму зашёл. Я ему специально вина приберёг.
- Непременно, дорогой хозяин. Буду у вас ещё раз, обязательно мясо попробую. То, что тушёное.
- Не пожалеете. Я вам обещаю! Слышите?!
- Верю, верю!
Гран вышел на улицу, чтобы всё-таки попасть под дождь. Поливало знатно, и только дойдя до лошади, он уже успел промокнуть. Зато кузня отыскалась быстро. И кузнец тоже. Жилистый загорелый мужик, с повязкой на голове и впалыми щеками. Мола он уже неделю не видел, и всё время приговаривал, что тот ему ещё за лопату должен. Наконец, уточнив, за какую такую лопату, Гран получил исчерпывающий ответ, что за "простую". Он ею копать что-то собирался, на поле, что за ручьём. Говорил, там коренья какие-то растут, для масел церковных годятся. Вот только кузнец об этом первый раз слышал, хоть и не разбирается во всех этих травках-муравках. Как добраться до поля, и где этот ручей, запомнить оказалось легко. Есть тут один овражек, приметный, там ещё три сросшихся дерева странных. Вот там этот пустырь, где кроме бурьяна да летников и не растёт ничего. Только, не очень-то близко он. На лошади оно быстрее будет, да и замёрзла она, наверно. А так хоть согреется. Проскакав по грязи, в которую превратилась грунтовая дорога, примерно пол лиги, он свернул в хилый лесок и вышел как раз к подножью оврага. Ручей был на месте, как и поле.
Два часа хождения туда-сюда, продираясь через бурьян, принесло свои плоды. Нашлось одно место, где станешь чуть правее или левее, то уже не увидишь неприметную яму под одним из кустов. Специально разбросанная трава хорошо скрывала свежевскопанную землю. Достав нож, экзорик стал аккуратно разрыхлять верхний слой, боясь повредить что-то важное или что-то опасное. Когда лезвие чиркнуло по человеческой кости, Гран скривился. Худшее, что можно найти, когда имеешь дело со склонившимся, это невинные жертвы. Раскопав неглубокую могилу, парень полез в поясную сумку. То, что он увидел, ему очень не понравилось. Маленькая детская голова была пришита к взрослому телу женщины. Живот был вспорот, а затем снова защит. Обвязав рот и нос, предварительно смоченной в растворе, тряпкой, он срезал швы. Внутренности исторгли такую вонь, что даже защита не помогла. Какие-то маленькие черные жучки сплошным ковром копошились в раскрывшейся брюшине. Святые заступники, да это же "кукла"! Покопавшись в стандартном наборе, с которым ни один экзорик никогда не расстаётся, Гран достал пузырёк со святым огнём. Его конечно немного, но прекратить трансформацию хватит. Встав над ямой, он вытянул руку и аккуратно перевернул вскрытую бутылочку. Ярко жёлтая жидкость, вспыхивая ещё в полёте, покрыла часть тела и всех жуков. Тут же повалил едкий чёрный дым. Охотник согнулся, яростно растирая слезящиеся глаза, и побежал к ручью. Почти на ощупь, но он всё же добрался до воды, которая, кажется, спасла его от слепоты. Через минут пятнадцать, зачерпнув очередную горсть, парень с облегчением различил свои руки. Ведь знал же, что так может случиться! Знал, и всё равно сглупил!
Вернувшись, он обнаружил полусгоревший труп, всё ещё дымящийся и провонявший всё это поле на ближайшие десять лет. Слегка присыпав его землёй, он нашёл привязанную в лесу лошадь, испуганно фыркающую и мотающую головой. Чувствует, животина, и не только гарь. Ну, ничего, сейчас отъедем - успокоится. Нужно гнать в крепость, рассказать всё экзарху. Пусть алхимики изучат куклу. Может, поймём, из кого её сделали и это наведёт нас на логово Мола? Уже по темноте выскочив на ржущей лошади к стене, он чуть не затоптал одного из монахов. Тот замахал руками и кинулся прямо под копыта. Злой Гран соскочил вниз, но по взгляду сжавшегося святоши понял, что что-то случилось. Сбивчивый рассказ о том, как брат Мол вернулся в церковь, а брат Кер вместе с настоятелем запер все выходы, не занял много времени. На гору уже отправили брата Вима на единственной церковной лошади, а что делать дальше, никто не знает. Гран недолго думал над этим вопросом. Жаль только, что арбалета нет. Только нож. Хотя бы жердиной какой вооружиться.
- Я сейчас зайду туда. Ты - сразу закроешь за мной дверь. Ни в коем случае не пытайтесь мне помочь!
- Да что вы! Куда ж это нам?! Вы же вон, у вас нож, вы умеете. А мы что? Мы подождём, будем молиться.
- Да, молитесь, и нарисуйте святые символы вокруг церкви. Хоть на земле чертите.
- А какие, уважаемый?
- Да все, что есть!
- Это мы, можем. Это мы всегда. Только, вы уж постарайтесь, брат экзорик! Нет сил терпеть эту тварь в святом месте.
- Постараюсь. Вот что, как приедут из крепости, вы их сазу внутрь отправляйте.
- Всё, как вы велите, сделаем. Ох, благослови вас святая Мелисса и святой Йероним.
- Отодвигай уже, - Гран перехватил нож в правую руку. В левую взял маленькую колбу со снотворным зельем. На людей и слабых демонов действует безотказно. А экзорики невосприимчивы, после целого месяца почти бессознательной жизни, когда их заставляли нюхать его испарения в малых дозах. Брат Кер навалился на здоровенное бревно, подпирающее дверь со стороны улицы, и наклонил его в сторону. Приоткрыв дверь и заглянув в темноту, охотник повесил себе на шею светоч, предварительно провернув крышку с активатором. Просторный зал с бледными витражами и алтарь в конце. Видно никого не было, но внутри церковь была гораздо больше, чем кажется снаружи. Медленно, делая шаг за шагом, Гран был готов сразу бросить колбу на пол, если Мол вдруг выскочит на него из темноты. А болтающийся на груди яркий светоч ослепит склонившегося.
Дверь в жилую часть церкви была чуть-чуть приоткрыта, и оттуда доносился тихий вой. Прислушавшись, экзорик разобрал отдельные слова в каком-то тягучем и заунывном песнопении. Очень осторожно, готовясь при первом скрипе остановиться и замереть, он протиснулся в закруглённый коридор, с входами в кельи, молельню и трапезную. Речитатив доносился из комнаты для молитв, и Гран, вспомнив все уроки скрытного передвижения, направился туда. Кажется, ему удалось подойти незамеченным к ещё одной приоткрытой двери. Ударом ноги распахнув её, он сразу швырнул снотворное и замер в боевой стойке. Повалившие белые клубы, скрывшие спину стоящего на коленях человека, должны были сразу свалить его. Но он продолжал петь! Даже не обернувшись. Раз так, то придётся бить его по голове. Но плавное движение, заученное на сотнях тренировок, сорвалось, так и не начавшись. Гран не мог пошевелиться! Дёрнувшись ещё пару раз, он понял, что может только дышать и двигать глазами. Почти полностью парализован! Песня лилась по коридору, сопровождаемая всё усиливающимся холодом. Перед Молом, прямо из стены, стала вырываться тень человека, будто замурованная прямо в неё. Гран задыхался. С каждым вдохом проталкивать воздух в лёгкие становилось всё труднее, а онемевшие конечности синели прямо на глазах. Охотник попытался сделать хоть что-то. Но даже сильнее сжать нож не получилось. Демон, а никем иным эта страшная фигура быть не могла, уже опустил на пол правую ногу. Он дёргался и извивался, стараясь освободиться от невидимых пут. Вдруг, возникшая прямо из воздуха рука с кастетом, врезалась брату Молу точно по затылку, оборвав гнусное пение и вырывая экзорика из лап смерти. Демон захрипел и стал растворяться в белой поверхности стены. Рухнувший на пол и завывающий монах, с ужасом смотрел на стоящего в дверном проёме полупрозрачного человека. Гран был озадачен не меньше его и со смесью непонимания и страха, разглядывал крепкую фигуру экзарха, на глазах обретающую плотность и краски.
- Ты! Я тебя знаю! Он говорил мне о тебе! Думаешь, что их можно остановить? Глупец! За тобой нет ничего кроме пустоты! Убиваешь создания, много сильнее и мудрее себя! Всю свою жизнь посвятил их уничтожению, даже не задумавшись, что может дать простое общение с ними. Какие тайны они могут тебе открыть! В отличие от света. Там нет ничего. Одиночество, пустота. Все святые давным-давно сгнили в своих могилах. Невежество... Ты служишь невежеству! - экзарху надоела эта пафосная речь и Мол, с залитой кровью головой, получил ещё один страшный удар.
- Унесите его, - только сейчас Гран обнаружил рядом с собой других экзориков. Они схватили безвольное тело за руки и потащили к выходу.
- Что б тебя, Гран! Почему не дождался нас? А если бы я не успел?! Ты бы уже бился в конвульсиях! На, дыши вот этим. Настой серого мха. Поможет.
- Там... на поле... труп. Кукла... Я... залил её огнём.
- Молодец. Она уже не встанет. С утра съездишь с алхимиками, заберёшь. Сейчас мне нужно срочно допросить эту тварь с пристрастием.
- Арх... а как вы это сделали?
- Станешь больше думать головой - расскажу. А пока, лучше, разминай ноги и топай следом.
- Слушаюсь, Арх.
Когда он, наконец, доковылял до выхода из церкви, карета уже затерялась в темноте. Вдохнув полной грудью свежий ночной воздух, экзорик спустился по ступеням. Его лошадка, привязанная возле корыта, фыркала и перебирала передними ногами. Ей давно пора было спать, а эти людишки гоняют её под дождём и даже овса не дадут. Хотя вот этот, вроде, добрый. Он всегда её гладит и разговаривает с ней. А ведь она всё понимает и чувствует. И сегодня ей было очень страшно. Что-то очень злое и опасное было совсем рядом. Фыркнув ещё раз, она повезла своего человека назад домой. Он тоже очень устал, и всё время растирал руки и лицо. Кажется, ему тоже не помешает немного овса.
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 5 месяцев
Имя: Шевченко Павел

#2 Evangelion » 06.09.2016, 14:00

Глава 3. Раз, два, три.

Глубоко под крепостью, если спуститься на два этажа, в недрах горы раскинулись катакомбы. Паутиной ходов, лестниц и тоннелей они прорезали твёрдый камень, за столетия превратившись в настоящий лабиринт. Где-то здесь был секретный уровень орденской библиотеки, на который не было доступа простым экзорикам. Тут же располагались хранилища самой едкой алхимической отравы и тюремные камеры. Барельефы святых строго смотрели на редких посетителей, провожая неподвижными зрачками мощные спины охотников и их командиров. Или хрупкие и немощные - демонологов, алхимиков и просто хранителей крепости. Последних было всего пару человек - старый мастер и его ученик. Они бывали здесь чаще всех остальных вместе взятых. Бесчисленные кладовки с амуницией, картинами, мебелью, одеждой и другим добром, которые разные экзархи в пору своего правления посчитали барахлом. Если всё это достать и вновь поставить на свои места, крепость превратилась бы в антикварную лавку.
Жёлтый свет факелов бился о камни, играя с тенями в догонялки. Двое шли друг за другом по узкому коридору, в ту часть подземелий, где даже они бывали всего несколько раз. Но вот уже месяц утром и вечером они тащили похлёбку и кусок хлеба, а раз в два дня ещё и ведро воды, для первого за много лет заключённого ордена. Так что от голода и жажды он точно не помрёт. Да и от побоев тоже, так как не бил его тут никто. Можно сказать, почти что комната в таверне. Если бы не железные цепи, постоянный дурман от алхимических настоев, медленно испаряющихся по углам камеры, и непрерывный вой с бормотанием постояльца. Экзарх часами сидел и вслушивался в этот, на взгляд непосвящённого, бред, иногда даже что-то записывая. А когда ему нужно было узнать конкретные детали, он приказывал дать узнику зелье болтливого языка. Оно ненадолго проясняет сознание, полностью лишая воли, но с каждым разом действует всё хуже. В последний раз бывший святоша ответил только на один уточняющий вопрос, а затем снова погрузился в безумие.
Только когда стены стали совсем грубыми и неотёсанными, даже по сравнению с остальными катакомбами, а коридор очень узким и еле проходимым, хранители остановились. Вот она, та дверь в темницу. Без каких-либо щелей, из толстого, обитого железом, цельного куска дерева. Много раз мастеру плотнику приходилось заделывать царапины и выбоины с той стороны, когда особо беспокойные жильцы пытались отсюда выбраться. А два раза за всю историю крепости, дверь приходилось ставить заново. Хитрый механизм выдвинул из стены камень, открывая небольшое углубление. Вылив похлёбку в чашу, вырезанную прямо в булыжнике и положив рядом кусок хлеба, хранители проверили уровень воды. Второе, более глубокое отверстие, было на половину полным. Завтра нужно будет долить новой. Опустив первый рычаг вниз, старик проследил, как камень встал на место. Второй рычаг выдвигал его уже с той стороны двери. Никаких столовых приборов предусмотрено не было. Пусть так хлебает, как животное, каким он, в сущности, и был. Хранитель развернулся и зашаркал в обратную сторону. Его более молодой преемник забрал из кольца факел и пошёл следом. Вечером вся процедура повторится.
Где-то через сотню шагов, выйдя к винтовой лестнице, они поднялись на уровень выше. Тут уже можно было иногда встретить другого человека. Мастер-алхимик со своими колбами и склянками, набирающий ингредиенты из герметичных бочек. Или старший кузнец, с руганью и пыхтением что-то выискивающий в целой горе гремящего железа. Иногда навстречу попадался сам экзарх, как обычно задумчивый, но не забывающий приветливо улыбнуться. Хранитель помнил ещё предыдущего Арха, и тот был гораздо угрюмей и злее. Он командовал, опираясь на страх. Этот же использует приём сплочённого братства, где он отец, а все остальные его сыновья. Даже если они старше его лет на тридцать. Экзарх хлопал их по плечам, выслушивал ворчание, вспоминал какую-нибудь шутку и тем самым зарабатывал их расположение. Не всех, но большинства.
Сегодня главу ордена они не встретили, зато им попался совсем молодой охотник, что-то озадаченно ищущий по всему этажу. Не диво, когда в главном коридоре сотня дверей, многие из которых ведут в свои собственные тоннели. У него на лице отражались все эмоции, от раздражения на собственную тупость, до отчаяния заблудившегося в лабиринте. Похоже, что хранители были первыми людьми, которых он вообще здесь увидел. Представившись как Гран, он взмолился о помощи. Где находится склад гербов, стягов и печатей? Вот эта дверь? Третья справа, после барельефа святого Фула? Ох, выручили мастера. С меня бутыль вина. Не пьёте? Ну, тогда просто буду должен. Вы редко выбираетесь из своих пещер, но если будете на верху, помогу, чем смогу. Да, да, бывайте.
Гран открыл выданным ему ключом дверь и нырнул внутрь. Вставив факел в держатель, он скептическим взглядом прошёлся по рядам сундуков и ящиков, прикидывая, сколько у него займёт поиск нужного. Через час, переворошив кучу тряпья, он вытащил на свет то, что искал. Старый, выцветший знак с забавной картинкой карикатурного рыцаря на костылях, пытающегося ещё и мечом махать. Сложив всё обратно так же, как оно и лежало, то есть, как попало, парень вышел в коридор. Путь назад он хорошо помнил, уж такой талант. Стоило ему где-нибудь пройтись, и с его слов можно карту рисовать. Так что уже через пятнадцать минут он щурился от солнечных лучей, вдыхая полной грудью что-то, кроме столетнего воздуха и каменной пыли.
Пирушка была намечена на сегодняшний вечер. Придут два отряда в почти полном составе. Гран, капитан Далро и команда капитана Грира. Оба обожали такие попойки, а последний ещё и придумал шутку с наградой, отправив Грана ползать по катакомбам. Сегодня они наведаются в таверну старины Бочи, который страсть как любил свиной шашлык. Он так здорово его готовил, что за вечер посетители выпивали целую подвальную бочку вина или браги, запивая остро-пряное обжигающее мясо. А жарил он его каждый день, тем и прославившись на весь квартал знати. Богатый люд, после пары бокалов и внушающей порции, превращались из чопорных и надменных недотрог, в братающихся со всеми подряд балагуров. Только в таком состоянии Гран мог с ними общаться, не испытывая острого желания заехать кому-нибудь по морде.
Оставшееся до заката время охотник провёл на тренировочном поле, изнуряя себя в "пыточных" и зарабатывая зверский аппетит. До сих пор сказывалось то месячное безделье, не позволяющее суставам, связкам и мышцам, выдавать всё, на что они были способны. Его коллега, капитан Ратмир, тоже гонял себя до седьмого пота. Рана на его ноге всё-таки затянулась, сдавшись перед упорством лекарей и алхимиков, и теперь он часто устраивал с Граном дружеские соревнования. Кто первый пройдёт водную полосу, нагруженный мешком с камнями, или кто дольше не сорвётся с воздушной лестницы, стирая в кровь руки даже через перчатки. Ну и самое любимое его упражнение - бег по песчаному рву по кругу, пока один из охотников не зароется носом вниз, предсмертно хватая ртом воздух. Чуть ли не каждый день был наполнен яростными схватками, на которые даже приходили посмотреть свободные от работы служки. Обычно экзорики тренируются, следуя строгим планам, чередуя их раз в несколько дней, и их монотонные размеренные движения быстро надоедают зрителям. А тут такое представление. Грех не поболеть за своего любимчика. Надо сказать, что любовь публики разделилась примерно поровну. А пару дней назад даже прошёл слух, что ушлый поварёнок организовал приём ставок. Нужно будет стрясти с него процент, а то обострённое чувство справедливости отказывается смириться с этим фактом.
Выжатый, как очень редкий и кислый фрукт, Гран ещё раз поблагодарил капитана за веселье. Скоро ритм тренировок вновь войдёт в привычное русло, разочаровав болельщиков и спасая сердца охотников от разрыва. Поднявшись в жилое крыло крепости, охотник уткнулся лбом в дверь своей комнаты и трясущимися руками отстегнул от пояса маленький ключ. Попасть в замок тоже оказалось проблемой. Наконец, оказавшись возле койки, он прямо так на неё и рухнул. Узкое окно окрасилось в красный закатный цвет. Скоро за ним зайдут, и лучше бы переодеться в чистую сорочку и штаны. Вытащив из-под кровати мягкие серые сапоги, экзорик поймал попавшийся на глаза амулет. Белый демонит не изменился ни на крупинку со вчерашнего дня. Повязав вокруг охотничий пояс с алхимической сумкой, ножнами, мешочком мелков и кошелём, он заткнул за пазуху найденный наградной знак. Он мог забыть что угодно, но только не его.
Раскрытая хорошим пинком дверь и ор лужёной глотки послужили сигналом к подъёму. Спустившись во двор, уже в компании двух человек, Гран поприветствовал остальных участников предстоящего веселья. Все они были парадно одеты, но с оружием так и не расстались. Что поделать - привычка. Или опыт. Лошадей в конюшне хватало, и скучающий служка был даже рад подвернувшейся работе. Топающие с затянувшейся тренировки бойцы провожали компанию едкими шутками и напутствиями, лишь глазами выдавая обуревавшую их зависть. Выехав за ворота крепости, и проскакав мимо стражников больших магистратских ворот, пятеро экзориков очутились в самой богатой части города. На противоположной стороне, в конце улицы знати, хозяин Боча и открыл лет двадцать назад свою таверну. Место всё равно злачное, привлекающее многих с соседней Купеческой улицы, для которых вкусно поесть и при этом не потратить совсем уж круглую сумму, означало сходить именно к Боче.
Двухэтажное длинное здание, с двумя входами, цветными мозаичными стёклами, изображающими различные блюда, и огромной вывеской, которую не заметить было невозможно. Всё, как и в прошлые разы, разве только народу, толпящегося во дворе, стало ещё больше. Несколько конюхов то приводили, то уводили лошадей. Гости заходили, выходили, просто гуляли по саду. На улице была организована маленькая кухонька, где тоже можно было заказать не сильно сложное меню, или тебе вынесут изнутри, а напитки так и вовсе подавали полный набор. Десяток уютных круглых столиков среди деревьев, на каждом из которых стояла большая свечка, были разбросаны по всей территории. Многие предпочитали кушать именно здесь, подальше от совсем уж шумного зала. Но ненадолго привлёкшие всеобщее внимание экзорики, сразу направились в самое пекло. Два конюха только и успели, что перехватить поводья.
Зайдя в ярко освещённый зал, мощный и широкоплечий Грир одним своим видом освободил им проход к стойке, за которой крутился старина Боча. Толстый и уже седой мужик, с многочисленными рубцами по всему лицу, отдавал короткие указания нескольким мальчишкам, таскающим из печи на стол и обратно ароматные произведения искусства. Большой очаг за его спиной был весь укрыт шампурами с шашлыком, и один взмокший от жара подмастерье, то и дело их поворачивал. Наконец, оторвавшись от дегустации какой-то маленькой бочки, которую тут же куда-то унесли, Боча окинул взглядом зал и замер с открытым ртом. А потом заревел как бык, протягивая руки через стойку и пожимая твёрдые, как камень ладони экзориков. Подозвав запыхавшуюся девицу, только что отнёсшую громадное блюдо с чуть ли ни целой зажаренной свиньёй, он подал ей какой-то знак, и она понятливо повиляла бёдрами в неприметный угол за декоративной колонной. Там стоял стол как раз для особых гостей. Охотники расселись на стульях и сразу заказали бочонок добротного южного вина, с головой бросаясь в омут пагубного пьянства. Служанка удалилась куда-то в сторону погребов, юркнув за дверь, а охотники принялись за своё любимое занятие - спорить, кто первый откинет копыта, блаженно свалившись под стол. Через пять минут препирательств, пришли к выводу, что это будет Гран, как самый младший и самый неопытный организм среди присутствующих.
Спустя полчаса, умяв по одной порции мяса, и прикончив пятилитровый бочонок, они решили слегка притормозить и передохнуть. Какие-то музыканты играли весёлую мелодию на скрипках и лювесинах, заставляя ноги и руки отстукивать ритм. Грир заговорщицки подмигнул Грану, кивая на осоловевшее и раскрасневшееся лицо Далро, и получив ответный кивок начал разыгрывать заготовленный спектакль. Обняв усача, он долго и в красках расписывал древние традиции ордена, его переходящее наследие, основы, на которых он стоит. И что вот уже сто двадцать три года в рядах братьев не было достойного принять на себя столь высокую честь. Далро, не соображая к чему вообще ему всё это рассказывают, всё норовил отвлечься на упругие попки служанок, снующих туда-сюда по залу. Когда же Гран, повинуясь незаметному знаку, одним движением нацепил треугольный герб капитану на шею, он первым проорал "Да здравствует рыцарь-хромоножка!". Подхваченный клич ещё несколько раз прогремел над столом, приведя Далро в полное замешательство. Опасно нахмурившись, он стянул с себя "награду" и недолго разглядывал. Если честно, то все напряглись, готовые скрутить взбешённого усатого кабана при первом рыке. Но раскатистый, глушащий все остальные звуки, хохот, послужил сигналом к веселью.
Половину вечера хохочущий и уже изрядно пьяный "рыцарь" демонстрировал всем свой нагрудный знак, словно он был подарком самого короля. Гран, несмотря на проигранный спор, спать под стол не отправился, а чинно и благородно потягивал вино, закусывая мясом, просто наслаждаясь царящей вокруг атмосферой. Когда до его уха долетел возбуждённый рёв и девичье повизгивание, он понял, что его товарищи дошли до гвоздя программы. Чистые, упитанные и выпирающие всеми своими прелестями, жрицы любви, одна за другой уволакивали экзориков наверх. Вспомнив, что и он, собственно, в целибат не ударялся, Гран поспешил присоединиться, пока всех хорошеньких не разобрали. Встретившись взглядом с одной рыжеволосой, не то, чтобы пышногрудой, но подтянутой и с хитринкой в глазах, охотник сразу понял, что на сегодняшний вечер он влюбился.
Обычно комнаты в тавернах сдавались гостям переночевать, или вовсе пожить какое-то время. Но у Бочи они служили больше местом разврата и наслаждения. Анка, а именно так звали девушку, завела его в дальнюю просторную спальню. Полный желудок и спирт в крови нисколько не помешал Грану продемонстрировать всё, на что он был способен. Наоборот, вино только раскрепостило обычно замкнутого и скромного в женском обществе парня. В перерывах он шутил и рассказывал всякие забавные истории из жизни в ордене, а Анка весело смеялась и всё никак не могла отдышаться. Мокрые от пота сверху донизу, они, наконец, завалились на кровать, не в силах уже даже болтать. Вроде бы толстые каменные стены доносили до них низкий хохот и рычание, вперемешку со стонами. Сегодня экзорики отрывались по полной. Когда ещё такое повторится? Через полгода? А профессия у них опасная, мало ли что. Может, вообще последний раз.
Сейчас, лёжа на спине и вслушиваясь в горячее дыхание рядом, Гран был полностью доволен своей жизнью. Небогатый по меркам города юноша, из талантов которого были только крепкое здоровье да навыки целителя, попадает в число избранных братьев ордена. И вот уже четыре года постигает эту нелёгкую науку, общаясь с такими людьми, которые до этого и не посмотрели бы в его сторону. Плюс полное содержание с огромным по меркам деревни жалованием. Всё это казалось свалившимся на везунчика подарком небес. По крайней мере - непосвящённому. Сломанные кости, стёртые в кровь руки, месяцами не сходящие синяки. Ожоги от алхимических отрав. Наконец, демонический коготь в сердце. И ведь он как-то попал туда. Не через естественные отверстия! Рассказывая всё это слушающей с открытым ртом Анке, Гран так увлёкся, что чуть не пропустил её очередное требовательное урчание.
Но броситься в бой с новыми силами ему так и не удалось. Дверь в комнату распахнулась и полуголый Далро, с растерянным лицом, запинаясь, проговорил: "Там... это... баба... ну, короче... рожает!". Вскочивший с кровати охотник сразу понял, почему капитан примчался к нему. О его познаниях в человеческом здоровье знали все братья. Анка тоже затараторила что-то о помощи и, натянув платье, босиком побежала следом. Кое-как вытянув из прихрамывающего усача, что вообще произошло, Гран выяснил, что к тому в комнату ввалилась девушка, с вот таким пузом, мокрым подолом и зарёванным лицом. Встретившая их на пороге, кудахчущая, низенькая и полная жрица, сразу убежала за тряпками и тазом. Беременность в среде проституток дело частое и неизбежное. Хоть те, кто побогаче, и пользуются настоями трав и всяческими зельями.
Горячая вода и чистое полотно уже через пять минут оказались в руках Грана, склонившегося над раскорячившейся и орущей роженицей. Рыжеволосая Анка держала её за руку и что-то непрерывно нашёптывала на ухо. Помогало или нет, сказать было сложно. Зато показавшаяся головка, а затем и всё тельце, выходили очень легко, даже как-то неестественно. И с виду были полностью здоровы и развиты. Это было уже совсем странно, если судить по причитаниям толстушки, что до срока ещё целый месяц. Перерезав пуповину и позаботившись уже о двух жизнях, Гран завернул в тряпицу новорождённого и отдал девушке. Все вокруг охали и ахали, протрезвевший капитан хлопал его по плечу, но парень думал только о том, что так не бывает. Дети не рождаются до срока такими же, как и в назначенное время. Да и не ведут себя так. Первые пару часов они только и делают, что орут, привыкая к совершенно новой для них обстановке. А этот уже вон, вовсю сосёт молоко, сосредоточено шевеля губами.
Далро, тут же решив это отметить, предложил оставить новоиспечённую мамку с дитём в этой комнате, под опекой толстушки, а самим переместиться обратно в зал. Людей стало заметно меньше, всё-таки уже ночь на дворе, но последние, самые стойкие посетители ещё дожёвывали и допивали заказанное. Уговорив на двоих ещё одну бутыль вина с лёгкими закусками, Далро всё не переставал хвалить своего подчинённого. Сам-то он в этих делах не спец, и вишь, как оно удачно повернулось. А народился ребёнок раньше и здоровым, так это радоваться надо. Может бабы ошиблись или деваха сама не знала, когда ей там точно засадили. Или привирает. Да и вообще - всякое бывает! Лучше давай выпьем за нового пацана в этом мире! Спустившийся довольный капитан Грир, уже прослышавший об их маленьком приключении, присоединился к тосту. А затем затянул страшно похабную песню, тут же подхваченную Далро.
И всё-таки Грану было неспокойно. Новое, не знакомое для него чувство тревоги не заглушалось ничем. Даже ещё одной уговорённой на троих бутылью. Чтобы хоть как-то успокоить расшатанные нервы, он поднялся на второй этаж и заглянул в комнату с роженицей. Вроде всё спокойно. И мама, и малыш мирно спят, пухлая жрица тоже тут. Только Анка, остававшаяся с ними, куда-то подевалась. В той спальне, где Гран с ней развлекался, было пусто, а ходить по этажу и специально искать её он уже не стал. Наоборот, злясь на себя за собственное поведение, он спустился вниз и застал двух капитанов, горланящих последний совсем уж неприличный куплет. Оставив их за этим достойным занятием, парень вышел во двор проветриться.
Ночь была очень тёмной. Облака опустились на гору, окутав её холодным туманом. Фонари тусклыми размытыми пятнами горели за забором. Где-то в конюшне всхрапывали и фыркали лошади. Пустые столы все покрылись мелкими каплями, а с листьев то и дело срывались крупные. Пройдясь по саду, Грану взбодрился и даже повеселел. Наваждение медленно отпускало и уже казалось смехотворным. Вино, наконец, преодолев все защитные барьеры в организме охотника, в том числе и психологические, добралось до мозга и смыло последние остатки напряжения. Ввалившись в блаженно-приподнятом состоянии в таверну, он разбудил задремавшего мальчишку, оставленного присматривать за экзориками, и отправил того на поиски какой-нибудь не сильно дорогой закуси. Кошель уже показывал дно. Все золотые ушли на первый, самый грандиозный ужин и на оплату недешёвых услуг Анки. Теперь на дне мешочка болтались только серебрушки, и совсем уж мелкие медяки.
Оставшаяся ночь прошла в слитном храпении трёх, ни в чём не уступающих друг другу, солистов, избравших в качестве ложа отполированную поверхность стола. Когда уже стало светать, явно не выспавшийся от усталости хозяин, растолкал экзориков и со всем уважением предложил им или идти наверх, или выметаться вон. Выбор пал на второй вариант, и сходив за оставшимися двумя героями-любовниками, так и выпустившими из рук соблазнительные телеса высокооплачиваемых девиц, пятеро помятых бойцов поковыляли по тёмно серой дороге. Ну как поковыляли? Сгорбившись в полубессознательном состоянии на лошадях, явно не очень довольных столь ранней прогулкой. Когда им навстречу из тумана выскочила знакомая карета, они уже почти добрались до ворот на замковую гору. Резко осадив лошадей и остановив гремящую повозку, к ним спрыгнул злой капитан Яхи.
- Вы были у Бочи? Ну а кто вас ещё, пьянчуг, пустит! Что, демоны вас задери, там творилось?! У нас всю ночь вся крепость на ушах стояла! Кристалл то горел, как пламя на маяке, то тух и вообще терял колдовство. Экзарх лично в караулке пытался определить источник. Только под утро разобрались. Как увидели точку на карте, так у всех сердце в пятки ушло. Думали вас уже всех схарчили, раз от вас ни слуху, ни духу! А вы вон целёхонькие шляетесь.
- Яхи, не ори. Сжалься над братьями. Не было там ничего. Клянусь тебе, всю ночь в таверне торчали. Все живы здоровы. Даже баба одна ночью родила! Гран у нас повитухой поработал, мальца на свет принял. И демонов за соседними столами не припоминаем.
- Разве что роды неправильные, - вдруг встрепенулся Гран. - Я их в деревне с дедом десяток принял, уж знаю, о чём говорю.
- Опять ты за своё! Ребята, ну не было ж ничего?!
- Короче, спорщики! Поехали выяснять, раз уж вы мне на глаза попались. И если вы всё продрыхли, экзарх вас закопает!
Карет умчалась вниз по склону, а хлопающие себя по щекам, не очень боеспособные и сейчас крайне жалкого вида охотники, потрусили с гораздо меньшей скоростью. Так что, к злополучной таверне они подъехали, когда отряд уже вошёл внутрь. Оставшийся экзорик знаками показал, откуда начали ребята, и вернулся к контролю многочисленных окон. Далро и Грир забрали двух более или менее выспавшихся бойцов, и нырнули во вторую дверь. Грану достался задний двор и конюшня. Проклятый туман всё не хотел рассеиваться. Осторожно пройдя возле стойбищ не спящих и взволнованных лошадей, он очутился на узком заднем дворе. Несколько крепких сараев прислонились к забору, а в остальном здесь было довольно пусто. Только торчал широченный колодец, заглянув в который, Гран даже не увидел дна.
С охотником что-то происходило. Это уже не могло быть игрой воображения. Словно не его, а чужой страх, захлестнул экзорика с головой. Острая боль в сердце стала последней каплей. Проклятье, да это же коготь! Остановившись и медленно повернувшись вокруг, Гран заметил метнувшиеся рыжие волосы. Сразу последовавший за этим детский плач остановил экзорика от того, чтобы броситься следом. Ну а когда тоненький голосок вдруг чётко проговорил "поиграй со мной", Гран и вовсе отступил назад на несколько шагов. По земле затопали маленькие ножки, и весёлый смех раздался гораздо ближе. Охотник и так уже упёрся спиной в каменный забор. Дальше отступать было некуда. Только если бежать к лошадям. Но всё тот же чужой ужас подсказывал ему об ошибочности этого решения.
Со стороны дороги нарастал шум. Люди, разбуженные экзориками и плохо соображавшие, что происходит, выползали в сад. Там до них, наконец, доходило, что стоящая у дороги железная карета обычно не к добру, и они разбегались, куда глаза глядят. Только громкий бас хозяина Бочи, наотрез отказывающегося оставлять своё детище, никак не затихал. Вся скрытность псу под хвост! Хотя Грана и так уже нашёл один очень требовательный "некто". Маленькая размытая фигурка, с кривыми ручками и ножками и большой головой, то и дело мелькала в сером тумане. "Раз, два, три. Поиграй со мной!". Выставив перед собой нож и светоч, охотник в любую секунду ожидал смертоносного нападения. И ведь никак не подать сигнал своим. Крикнешь - и ты труп. Дёрнешься в стороны - и тебя будут собирать по кусочкам. Та тварь, что тоненько смеялась где-то впереди, была чудовищно сильна. Раскалившийся в груди коготь, рвался наружу. Подальше от этого ужаса. Оплывшее, с неразличимыми чертами, лицо, вдруг вынырнуло из тумана совсем близко. Ни чётких глаз, ни носа. Только шевелящийся маленький рот. "Повторяй за мной! Раз, два, три... ну... поиграй со мной!" Рыжие волосы, взметнувшиеся волной рядом, частично закрыли младенца. Неясная женская фигура обняла его и что-то зашептала в уродливую голову. Демон вновь заплакал и обнял девушку за шею. Взяв его на руки, она сразу побежала к забору, причём, Грану даже показалось, что они просто прошли сквозь метровую каменную преграду. Коготь стал резко остывать, а вокруг всё стихло. Сделав шаг, а затем ещё один, экзорик подошёл к сплошной стене с неровно нацарапанным, многолучевым символом, заключённый в круг. Как и ожидалось, с той стороны никого не оказалось.
Когда все собрались и выслушали рассказ Грана, даже Яхи, как самый старший и опытный из охотников, не знал, что делать дальше. Нужен совет экзарха и демонологов. Никто не видел подобного рисунка раньше, да и судя по описанию демона, таких тварей им ещё не встречалось. В крепость уже ускакал один из подчинённых Грира. Остальные отловили по подворотням работников таверны, в том числе и жриц любви. Быстро выяснили, что ни роженицу, ни Анку в толпе разбегающихся не видели. Обыскав всю таверну ещё раз, пропавшую мамку так и не нашли. Вообще никаких следов. В общей каморке, где жили все девочки, ничего необычного тоже не было. Оказалось, что Анка работала проституткой меньше месяца. Подружиться с ней не успели, да она и не стремилась. Кроме имени, о ней больше ничего не было известно. Вещей у неё было немного. Так, пудры, дешёвые духи, расчёска. Всё это было на своих местах в маленькой тумбе возле койки.
Хозяин Боча благоразумно заставил своих молчать о случившемся, пригрозив выкинуть из этого тёплого местечка на улицу. До полудня экзарх, мастер-демонолог и ещё человек пять исследовали знак на стене. Грана замучили расспросами, заставив пересказать абсолютно всё. Вплоть до того, в каких позах они это делали. Залившись краской, будто его застали за каким-то непотребством, он с трудом перетерпел эту часть. Когда описание дошло до демона, экзарх очень помрачнел. А затем долго искал что-то в толстенном фолианте, захваченном с собой. На вопрос, почему весь орден сейчас не рыщет по городу в поисках беглецов, он ответил фразой, совсем выбившей Грана из равновесия. Оказалось, что кристалл больше ничего не показывает! Словно всё колдовство было высосано из камня.
- Арх, я почувствовал коготь. Он буквально горел рядом с тварью.
- И ты только сейчас об этом говоришь! Покажи демонит! - глава ордена внимательно осмотрел молочно-белый камень и облегчённо кивнул каким-то своим мыслям. - Что ещё ты чувствовал? Пусть даже это показалось тебе мелочью.
- Тревогу, страх, опасность. Но как будто не мои.
- Интересный эффект. Может эта шлюха и возилась так с тобой, что почувствовала в тебе частицу обожаемой ею демонской братии.
- Арх, что за тварь сегодня родилась?
- Дол-Гулур, - имя, известное всем экзорикам, да и обывателям тоже. Один из четырёх демонов, обладающих разумом! Но как такое возможно?
- Хороший вопрос, Гран. Хороший вопрос... Кстати, ты его уже видел. Там - в церкви. Первая попытка у них сорвалась, так они придумали вторую. Теперь вся его болтовня встала на свои места.
- Чья, Арх?
- Брата Мола. Завтра собираем совет, сходи, передай остальным.
Выйдя с заднего двора к скучающим экзорикам, решившим, раз уж всё так повернулось, продолжить хотя бы трапезу, Гран сообщил им "приятную" новость. Капитаны сразу помрачнели. Рядовые бойцы, те, кто постарше, тоже. Ещё трое, включая и Грана, только читали о такой процедуре. Последний совет был восемнадцать лет назад, когда в городе объявился ковен склонившихся. Уж лучше бы какой-нибудь особо жирный, но тупой демон. От него хоть известно, чего ожидать. Людской разум, пусть и извращённый - гораздо более опасный противник.
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 5 месяцев
Имя: Шевченко Павел

#3 Evangelion » 06.09.2016, 14:00

Глава 4. Честная сделка.

Примул Русса Дон возглавлял пиратский клан Рейдеры Русса уже двадцать один год. Жестокой рукой, карающей за любую провинность, он превратил вольный народ в структурированную военную организацию, грозу торговых маршрутов и конкурентов. Он три раза сражался с королевскими силами и уходил от них, чтобы восстать из пепла ещё более сильным. Враг номер один всех флотов и торговых гильдий, за чью голову назначена такая награда, что убийцы с мозгами предпочитали не браться за это дело. А безмозглых Русса демонстративно выставлял по частям на пирсах и причалах, чтобы местные боялись его ещё больше. Неуловимый пиратский флот, без своей собственной базы, погубившей так много кланов. Не вкладывая все свои ресурсы в обустройство 'могучей крепости', он сумел избежать уничтожения всегда превосходящими силами короля. На любые, даже самые прочные стены, всегда найдётся подходящий таран. И когда казавшаяся несокрушимой цитадель на одном из островов захватывалась солдатами, оказывалось, что у клана просто больше нечем сражаться. А поймать и навязать бой десяткам скоростных кораблей, находящимся постоянно в движении, можно было, только приманив их на крупного живца. Именно так, несмотря на всю свою легендарную интуицию, и попадался три раза Русса. Однако успех измеряется не только стоимостью добычи с беззащитных торговых тихоходок, но и способностью выкручиваться из западни. Так что Русса Дон был по-прежнему самым успешным примулом из всех. И самым долгоживущим.
Идя небольшой эскадрой вдоль восточного побережья, не подходя на прямую видимость к берегу, но и не углубляясь в море, рейдеры выискивали очередную жертву. Пока им попался только один корабль, гружёный шерстью и тканями. Его потопили а груз отогнали в небольшой порт Эрет, где у Русса было много нечестных на руку знакомых, не задававших лишних вопросов. С командой поступили как обычно. Кто изъявил желание присоединиться к клану, того пощадили и пока отдали на перевоспитание. Половина из них вскоре отсеется и присоединится к остальным своим дружкам на дне. Два или три человека станут матросами или плотниками, отправятся на камбуз. В любом случае принесут большую пользу, чем от прикормки местных хищных рыб. Единственный корабль, где уже давным-давно не обновлялся экипаж, был 'Кракен' - невероятно быстроходная шхуна самого Русса Дона. Он почти никого не допускал к себе на борт. Только капитаны кораблей имели право собираться на совет, и то без оружия и под неусыпным надзором личной охраны примула. На старости лет гроза морей стал очень мнительным. Надо сказать - не без основания.
Приблизительно в трёх днях пути от Архана - крупного и, как и все остальные, очень продажного города - эскадре повстречался одинокий патрульный корабль королевского флота. Решив не рисковать, его обошли по широкой дуге, используя преимущество в скорости. Топить его никто не собирался, обоснованно опасаясь новой облавы очень злых красных сорочек (так иногда называли команды королевского флота за их яркую форму). Район, выбранный примулом для промысла, был тихим и спокойным. Торгаши были тут не пуганными и часто выходили в море вообще без эскорта. До этого рейдеры плавали в более тёплых южных водах, и за почти два года успели там так порезвиться, что гильдии теперь отправляли грузы только большими караванами и под внушительной охраной. А королевский флот вообще не возвращался из патрулей, почти каждую неделю пытаясь подпалить корму удирающим пиратам. Так что пришлось серьёзно менять место работы, уйдя за тысячу лиг севернее. Лет пять назад клан уже чистил кошельки и трюмы местных купцов, пока не попался в засаду целой сотни кораблей, стянувших кольцо вокруг него. Тогда Русса еле ушёл всего с тремя соратниками и долго восстанавливал былую мощь. Порты Эрет, Архан, Бизен разучились бояться. Они забыли, что значит внезапный налёт хорошо вооружённых головорезов. Перестали платить за охрану, после того как первый дурачок додумался до этого и хорошо нагрел руки, снизив цены. Даже королевский флот обленился, всюду похваляясь своими несуществующими достижениями в подержании безопасности на северных торговых маршрутах.
В основном чёрные матросы и офицеры, набранные из народа зургуров, завоёванного ещё лет триста назад на далёком юге, уже предвкушали лёгкую и богатую добычу. Их странные ритуалы и танцы на палубе в полуобнажённом виде поначалу не приветствовались старожилами. Но сейчас это стало своеобразным талисманом. Пираты, называющие себя вольным народом моря, были очень суеверны. Накликать неудачу могла любая мелочь. Как и наоборот. Старый колдун зургуров теперь просто обязан был перед охотой вдыхать порошок, закатывать глаза и с пеной у рта отплясывать посреди палубы. Изрисовав доски вокруг мачты своими корявыми варварскими закорючками и с помощью двух молодых помощников, колдун, а по совместительству боцман, вошёл в свой транс и завыл нечеловеческим голосом. Ритмичные ломанные движения рук и ног могли сами по себе заворожить кого угодно, хотя их основное предназначение - помочь колдуну установить связь с духами моря. Ну или как-то так. Непосвящённые не вдавались в подробности.
Наконец, отплясав основную часть, колдун посыпал символы на палубе какими-то листьями и вылил сверху ведро воды. А затем словно лишился последних сил и безвольно повис на руках двух щуплых чернокожих матросов. Они бережно отнесли его вниз, где уложили в гамак. В этот раз закатившиеся зрачки и пена изо рта никуда не делись, что было странным. Но поскольку единственным, кто мог объяснить, что происходит со стариком, был он сам, его решили оставить в покое. Пусть отдохнёт, поспит. Сегодня он превзошёл сам себя, достучавшись до шарханов всего за десять минут. То, что белолицые называют их демонами, и боятся, как огня, зургуров не волновало. Древние покровители всего чёрного народа незримо помогали им в битвах, а что ещё нужно капитанам и примулу. Шарханы требовали и получали за это щедрую плату, ведь убив своего врага, и перерезав тому глотку, воин зургур всегда произносит ритуальную молитву. Жизненные соки этих жирных тупых северян стекают прямо в пасти вечно голодных бестелесных тварей. За это они никогда не трогают чёрный народ, не вселяются в них и не сводят с ума.
Матросы вновь поднялись на палубу, и закрыли за собой люк. Откуда им было знать, что старик сейчас борется с обезумевшим шарханом, желающим подчинить его своей воле. Это было неслыханно и нарушало древний договор. Только безумие и оправдывало мелкого духа, охваченного ужасом и потерявшего даже те крохи разума, что у него были. Зато ненадолго это сделало его гораздо сильнее, позволив сломать барьеры в разуме колдуна. Под мерное покачивание гамака, старые кости и плоть начали свою трансформацию. Выгороженный боцману закуток с занавеской, отлично скрывал вздувшиеся пузо и ноги, маленькие бугры на потрескавшемся черепе и два бесполезных крыла, созданных из отслоившейся кожи. Открыв пасть, полную острых зубов, существо издало то ли шипение, то ли кряхтение и принюхалось своим плоским деформированным носом. Где-то рядом спали и потели такие сладкие, такие вкусные куски мяса. И наверху тоже. Только солёный морской воздух не нравился демону. Вода была плохим местом. Соль обжигала. Но и бежать дальше не было сил. Прорыв сквозь путы и сети, плетущиеся могущественным разумом, дался ему нелегко. Ему ещё повезло, так как он смог выбраться, в отличие от всех остальных. Был момент, когда он запутался в паутине чужой воли и в отчаянии рванулся в сторону, случайно обнаружив эманации смерти. Слабые и старческие. Самые невкусные и рассеянные. Но их хватило, чтобы уйти к чёрной, по сравнению со всем остальным полупрозрачным миром, солёной воде. Дальше было легче и, стараясь не касаться губительной опоры, демон понёсся прочь. Ведомый страхом, а затем и отчаянием, он почти истаял. Растворился в пустоте. И тогда ему на пути попались тёмные сгустки с тёплым мясом, тоже каким-то образом не касающиеся солёной воды. И яркий огонь на одном из них. Как же приятно было окунуться в целый источник дармовой силы. Окунуться и не суметь остановиться. Поглощать и поглощать. Наверно, именно так и происходит обретение плоти. Ургот рычал и скалил зубы. Небытие сменилось всем, чего он хотел. Оболочкой и источником пищи. Живым, вкусным, с бьющимися сердцами - такими питательными и сочными.

***

Зал совета был ничем иным, как переделанным тренировочным залом. Сюда натаскали стульев, столов, по давней традиции закрыли материей большие окна. Теперь источником света служили только мощные, не в пример ярче, чем охотничьи, светочи под потолком. Гран вообще видел их впервые. Всю тренировочную площадку окружили стражей, а на входы будут повешены замки, как только советники войдут внутрь. Мастер-хранитель крепости неукоснительно соблюдал кодекс, который теперь повсюду таскал с собой. Не сказать, чтобы правила были глупыми, но они как-то не подходили к современности. Это раньше, на заре строительства крепости, в этом был смысл. Тогда мощные стены не окружали советников в несколько рядов. Да и сам совет собирался гораздо чаще. А их поколение больше просиживает штаны, чем гоняется за одержимыми.
Самих советников было ровно тридцать. Это тоже какое-то древнее число, призванное расположить небо и святых к смертным воинам. Или просто так было написано в этом всезнающем кодексе. Во главе совета стоял, понятное дело, экзарх. По его правую руку сидел мастер-алхимик. По левую - мастер-демонолог. Пять капитанов, словно защищая высшую орденскую власть, располагались полукругом перед ними. Десять экзориков должны были быть следующей линией обороны. И вот тут начинались первые проблемы. Трёх новичков решили не допускать к совету, и чтобы число по-прежнему оставалось три десятка, их места заняли командир стражи крепости, мастер-библиотекарь и командир караульных. Дальше все вроде были живы и пять простых демонологов, вместе с пятью алхимиками расселись за столами, обложившись книгами и тетрадями. Последние два участника совета - мастер-хранитель и его ученик, занимали отдельные места в стороне, символизируя этим несокрушимую, и как бы тоже имеющую право голоса саму крепость.
Собираться все начали уже после полудня, хотя совет был назначен только на два часа. Разновозрастные учёные, в простых штанах, сорочках или плащах поверх безрукавок, о чём-то тихо переговаривались. Пару экзориков, которым совсем уж нечем было заняться, тоже со скучающим видом пялились на подвешенные алхимические светочи. Где-то за час подтянулись и все мастера. Продолжая что-то читать в своих любимых книгах, они то и дело подзывали к себе кого-то из подчинённых. Капитаны стражи и караульной пришли вместе, до сих пор не определившись, как им реагировать на вроде бы оказанную им честь. Хотя все прекрасно знали, что их взяли только из-за недобора экзориков. За десять минут до официального начала все капитаны и бойцы заняли отведённые им церемониальные места. Последним, как и положено по кодексу, появился Экзарх. Обычная рабочая куртка, словно глава ордена только с охоты. Высокие сапоги. Чёрные штаны - чистые, но не парадные. Только взглянув на всю эту одежду, мастер-хранитель не удержался и скривился, вызвав улыбки на лицах всех экзориков. Они себе такой вольности, как Арх, позволить не могли и все пришли в расшитой цветными нитями форме. У каждого она была индивидуальна и менялась со временем, повторяя татуировки на теле охотника. Но они знали, как в ней неудобно, и потому были полностью на стороне Экзарха. Подняв руки и тем самым призвав к тишине, Терес Зиред Ренс - двадцатый глава ордена экзориков города Архан - медленно обвёл взглядом весь зал, ненадолго остановившись на каждом лице.
- Братья, мастера, капитаны. Экзорики и учёные. Нам, как и много лет назад, вновь брошен вызов. В защищаемом нами городе появился нарыв, гнойник, который нужно выжечь калёным железом, пока зараза не распространилась по всему телу. Ковен склонившихся под предводительством Дол-Гулура, - и хоть все присутствующие уже знали, о чём пойдёт речь, всё равно по рядам прошла волна шепотков и возгласов. - Пусть уважаемый нами Тай расскажет о случившемся в караульной при проникновении в наш мир этого демона.
- Братья! Я, как капитан караульной службы уже двадцать пять лет, повидал многое. И как кристалл раскалялся, когда целая семья стала жертвой тварей нижнего мира, - экзорики дружно закивали, вспомнив упомянутый случай. - Однажды от него откололся осколок, ставший личным амулетом Арха. В ту ночь на улицы города вырвался Бегез-разрушитель, которого не смогли завалить даже тридцать серебряных болтов, - и вновь бойцы и капитаны зашептались, вспоминая подробности той ужасной охоты, когда звероподобная туша демона крушила дома и заборы, вся истыканная стрелами, как подушечка для иголок. - Но то, что произошло вчера, не укладывается в моей голове. За день и ночь я просмотрел с мастером-библиотекарем несколько десятков книг, но так и не нашёл похожих прецедентов. Я могу лишь констатировать пугающий факт - колдовство наблюдательного кристалла мертво. Высосано или заключено в непроницаемую оболочку, - а вот эта новость была действительно шокирующей. Те, кто был уже в курсе, лишь печально покачали головами. Остальные же повскакивали со своих мест, выкрикивая отрицающие этот факт фразы. В основном это были учёные, которые тут же принялись спорить, возможно ли такое в принципе. Материал, из которого был вырезан кристалл, был частью огромной глыбы, упавшей в огненном дожде с небес тысячу лет назад. Все безоговорочно считали его посланием святых своим смертным детям, дабы они могли защититься от порождений зла. И его колдовство было неуничтожимо. После горячих споров и препирательств, почему-то не остановленных Экзархом, победила вторая точка зрения. Что колдовство камня просто заперто внутри каким-то барьером. И что нужно срочно попробовать все известные святые символы и их комбинации, чтобы помочь яркому огню пробиться сквозь него.
- Предоставим слово Грану. Пусть он опишет своё состояние во время контакта с демоном, внешний вид этого существа и кто его призвал. Гран, можешь ничего не скрывать от братьев.
- Братья, мастера. Вы все знаете, что во время сражения с проклятой Лизгун, она оставила у меня в груди небольшой подарочек. Так вот - он впервые хоть как-то проявил себя. А точнее, то чёрное колдовство, что всё ещё скрыто в нём. И ужас, охвативший, не знаю, сущность, заключённую в когте, сложно передать словами. Эта неразумное, но чувствующее колдовство, хотело оказаться как можно дальше от Дол-Гулура. Из этого я могу сделать вывод, что демоны не испытывают какого-то пиетета перед одним из четырёх. Только страх. Казалось бы, это пойдёт нам только на пользу, так как слепо следующих за своим лидером орд нам можно не ожидать. Но, скажите мне, если твари так его бояться, значит никто из них даже близко не может сравниться с ним по силе. Братья, я призываю всех к максимальной осторожности. Только всем орденом мы сможем его одолеть. Если кто-то столкнётся с ним в одиночку, или даже отрядом, действуйте как я. По крайней мере, пока он ещё похож на ребёнка. Замрите, не бросайтесь в бой. Ничем не выдавайте своего присутствия, а если вас уже заметили, то не вступайте ни в какой контакт, особенно словесный. Также действуйте и с девчонкой, что заботилась о младенце в таверне. Она сбежала вместе с ним и теперь может быть где угодно. Сильная фигура, остро отточенное лицо, рыжие волосы. Может притворяться проституткой. Голос звонкий, но если прислушаться, уловимы шипящие нотки. Назвалась Анкой, хотя я не думаю, что это настоящее имя. Будьте с ней крайне осторожны. Она знает тайные символы и колдовские заклинания. Неизвестно, чего от неё можно ожидать. Сам же Дол-Гулур пока что выглядит как ребёнок или даже младенец. Но с его силой и способностями, не стоит долго рассчитывать на эту форму. Отличительной чертой, как мне показалось, от которой он не сможет избавиться, будет отсутствие глаз и носа. Только затянутые кожей бугры. В остальном я не представляю, что он ещё может себе отрастить. Возможно, уважаемый Экзарх и мастер-демонолог смогут ответить на этот вопрос. Родившись только вчера, этот демон уже мог бегать и говорить, так что это ещё одна примета. Увидите малыша в пелёнках, ругающегося последними словами, чертите святые символы, - несмотря на серьёзную речь, последняя шутка слегка разрядила атмосферу. Кое-где даже послышались смешки. Гран взглядом испросил у Арха разрешения сесть и устало откинулся на спинку стула. Он подозревал, что его вызовут одним из первых, и потому заранее подготовил свой монолог. Теперь, выговорившись, он ждал реакции на свои слова.
- Благодарим тебя, Гран, за очень подробный рассказ...
- Откуда мы знаем, что он не под контролем демона? Почему он тебя не убил?! - возгласы из зала прервали Экзарха, что само по себе ему совсем не понравилось. Подняв руку и нахмурившись, он одним своим видом призвал к тишине.
- Даже я мало что смогу добавить! Прежде чем кого-то в чём-то обвинять, давайте послушаем Рогора, нашего уважаемого мастера-демонолога. Насколько всё плохо?
- Ох, чтоб его, это демона, разорвало. Худшего врага и представить сложно. Впервые замечен и описан в одна тысяча сто восемнадцатом году от переселения. Уже по одной этой фразе можно понять, что его нематериальную составляющую очень сложно уничтожить. В предыдущие разы удавалось убить только оболочку. В первый раз он стал причиной великого мора и голода с падением древней империи Геликонцев. Святой воитель Йеримей сразился с ним в поединке и победил. Ну, так написано. Хотя есть неофициальные источники, рассказывающие, что остатки армии Геликонии окружили логово зверя и в отчаянном штурме, возглавляемом Йеримеем, сумели до снования разрушить Чёрную крепость вместе с её хозяином. На следующие почти пятьсот лет об этом представителе четвёрки ничего слышно не было. Но во время восстания части племён зургуров упоминался некий Дох-Гур-Нат, что в переводе приблизительно означает 'безликий хозяин мира'. По описанию - ну прямо наш красавчик. Тогда ему не удалось добиться многого, так как сами чернокожие пустынники предали его и сумели сжечь. Только поэтому они не прошли по всему королевству смертоносной волной и наши с вами прапрадеды прожили счастливую жизнь. И вот теперь опять ему удалось пробиться в наш с вами мир. Отвечу на вопрос: нет, наш брат Гран не под контролем демона. Амулет из демонита чистый. Если есть неверующие, он, я уверен, всем его продемонстрирует. И не мне вам объяснять свойства этого чудесного камня. А вот почему не убил, так вы у демона спросите. Возможно, объяснение кроется во влиянии на новорождённого девки склонившейся. А может, просто повезло. Лучше послушайте описанные возможности этого гада. Экзорики, хватит недобро поглядывать на моих подопечных. Вам эта информация будет полезней всего. Во времена своего 'величия' Дол-Гулур мог чувствовать приближение врага за десятки лиг. Его движения были молниеносны, а удары даже голых конечностей пробивали любую броню. Давал своим последователям часть своей силы. Обучал колдовским заклинаниям. Сам владеет ими в совершенстве. Мог парализовать целую армию, мгновенно перемещаться на большие расстояния. Затягивал любую рану в считанные минуты. Разумен. Даже очень! Хитёр, опытен, невероятно опасен! Кстати, вся эта алхимическая бурда вам вряд ли поможет.
- Одну секундочку, Рогор! Ты считаешь, что мы тут зря хлеб едим? На любую живую тварь всегда найдётся растворитель! А вот твоя писанина и препарирование дохлых бесов против него - сплошное гадание. Может то, не может сё. Я вот, например, уверен, что святой огонь плавит даже железо. Так что, ребята, нам нужно заманить его в ловушку и сжечь. Как уже однажды было сделано. У нас этой смеси под крепостью - несколько бочек. Да, да, не смотрите так. Мы соблюдаем все правила безопасности. Уж скорее кто-нибудь из поварят кухню спалит, чем у нас что-то случится. Как вам такое предложение?
- Благодарю за первые дельные советы от мастеров, но пока что давайте выслушаем остальных членов, - Экзарх провёл рукой по залу, прерывая уже готового постоять за свой цех мастера-демонолога.
Следующие два часа прошли в горячих спорах более молодых и резких на словцо, выдвигавших, порой, совсем уж безумные идеи. Грана несколько раз таскали от стола к столу: то прося показать рану и демонит, то переспрашивая о каких-то подробностях вчерашней ночи. Экзарх не вмешивался в сам процесс, лишь изредка помечая что-то в тетради. Что именно, выяснилось, когда дебаты зашли в тупик и он зачитал лучшие, по его мнению, варианты дальнейших действий. Поблагодарив всех, он объявил об окончании совета, попросив, тем не менее, остаться мастеров, капитанов и Грана. Вся эта возня вокруг него уже начинала надоедать парню, но просьба главы ордена всегда понималась как приказ. Всё ещё галдящие и размахивающие руками учёные и хмурые экзорики втянулись в арку выхода, оставляя тренировочный зал в тишине, что послужило сигналом для оставшихся повернуться в сторону Экзарха. Он какое-то время барабанил пальцами по столу, обдумывая что-то своё, а затем уставился на Грира.
- Как там новички? Ты их натаскал?
- Никак нет, Арх. Нужно ещё три месяца. Не меньше.
- Столько у нас нет. На следующее задание пойдёте с ними. В пекло их не суйте, но пусть учатся в процессе. И везде берите с собой Грана. Его способность чувствовать демонов нужно развивать. Да, да, понимаю, что это опасно. Слышишь, Гран? Будешь у нас вместо кристалла, пока его не восстановят. Это нужно, и не кривись так. Нечего было подставляться под лапы с когтями. Считай это повышением.
- Слушаюсь, Арх.
- Мастер Хольгар. Оставим святой огонь на самый крайний случай. Ковен - не меньшая проблема, чем демон. Нужно искать рыжеволосую и добиться от Мола внятных ответов. Так что прошу вас сделать нам несколько склянок 'всепожирающей чистоты'.
- Мы-то сделаем, но вы же знаете, что случалось в прошлые разы, когда прибегали к этому зелью.
- Вот поэтому мы не будем оставлять его в живых.
- Ах, вот оно как. Ну, тогда ладно.
- Капитан Велир. У вас ещё сильны старые связи в городской страже?
- А как жеш, Арх. Оно ж на всю жизнь, как вместе служили. Мои все ребята оттудать. Кто посмышлёней, конечнош.
- Вот и отлично. Договоритесь о встрече с теми, кому вы доверяете. Мы попросим художника нарисовать со слов Грана портрет. Наделаем копий и раздадим по казармам. Придумайте простую и потому убедительную легенду: кто это, и зачем она нам нужна. Про демонов и склонившихся не упоминайте. Нам паника только во вред.
- Да я ш чтош, не понимаю. Всё будет как надо. Найдём мы эту шлюху, хоть из лесу достанем.
- С этого дня организуем постоянные патрули на одной из карет. Гран, тебе с ними. Не важно, чей отряд. Главное, пытайся почувствовать присутствие Дол-Гулура через коготь. Придётся поднапрячься всем нам. Я ненадолго покину крепость. Отправлюсь в Бизен, к нашим братьям. Может тамошний глава что подскажет. Да и библиотека у них обширна. Наскоком брать эту тварь - значит подвергать всё королевство опасности. Повторение судьбы Геликонии нам ни к чему. Поэтому отправим посыльных с запечатанными конвертами в столицу. Король должен знать об угрозе. Особенно, если мы потерпим неудачу. Чтобы этого не случилось, пользуйтесь своей головой. Все должны посетить библиотеку и перечитать хроники. Нам не нужно повторение прошлых ошибок. Я верю в вас братья. Благодаря вам я чувствую за спиной несокрушимый орден. И к тому же, на нашей стороне непобедимый 'рыцарь-хромоножка'. Ещё никогда орден не был так силён, - Арх улыбнулся настоящей улыбкой, сразу разрядив обстановку. Подшучивая над Далро и предлагая варианты, каким именно изуверским способом он может открутить демону башку, капитаны и мастера покинули зал. Несколько служек тут же стали возвращать ему прежний облик. Совет советом, а тренировки экзориков не должны прерываться даже на день.

***

Русса Дон смотрел на дымящийся корабль и в ярости колотил руками по мачте. Ещё один отряд сгинул на нём без следа. Какого демона там происходит!? Мятеж? Из-за чего? Зургуры хоть и варвары, но обычно преданы своему хозяину. Какая-то болезнь? Но за всю свою жизнь он даже не слышал о заразах, убивающих или хотя бы лишающих сил за столь короткое время. Само по себе напрашивалось ещё одно объяснение. Колдовство. Не эти пляски зургуров с подожжённым веником из трав, а самое настоящее демонское колдовство. Проклятье! Русса никогда не терял корабль не в бою и не собирался начинать. Он один стоил больше, чем все жалкие жизни его людей вместе взятых. Оглянувшись на своих телохранителей, он отдал несколько коротких команд, отправляя уже их в неизвестность. Спустив на воду маленькую лодку, и забравшись в неё по верёвочной лестнице, семь лучших бойцов погребли к соседнему кораблю. Было видно, как им не хочется повторять судьбу уже сгинувших матросов, но вот так взять и отказаться тоже желающих не нашлось. Велик был шанс, что струсившего зарубят и выкинут за борт свои же.
Повторив путь чернокожих воинов, они забросили маленькие крюки с верёвками и поднялись на палубу. Опыт заставил их действовать разумнее и не ломиться с обнажёнными мечами и ятаганами в трюм. Очень осторожно они рассредоточились по всему кораблю, осматривая и изучая его. Кое-где обнаружились кровавые следы, ведущие в трюм. Это было самым странным из всего происходящего. Эскадра спокойно плыла в холодных северных водах, и никто даже не заметил, как с палубы одного из кораблей исчезли все люди. Криков, прыгнувших за борт, лязга мечей - ничего не было слышно. Только когда из открытого люка в трюм повалил небольшой дымок, на остальных кораблях забеспокоились. Наконец, облазив всю открытую морским ветрам площадь, они по двое стали втягиваться внутрь. Снаружи осталось трое, но через пару минут они, видимо что-то услышав, нырнули следом. Русса изнывал от нетерпения и, прямо сказать, страха. Когда прошло ещё пять минут, он уже не ожидал увидеть большинство своих лучших головорезов в живых. Однако на этот раз он ошибся. Один из охранников выскочил наружу из трюма и тут же кинулся за борт. Чего он так испугался, увидеть не удалось, но ему хватило сил добраться до лодки, несмотря на рваную рану на ноге и в боку. Примул не стал терять времени и тут же отправил за ним ещё одну лодку. Шустро гребущие матросы быстро подошли к раненому, и, решив пока не перетаскивать его, перебрались на его посудину. Русса решил лично слезть к бледному и часто дышащему бойцу. Тот открывал и закрывал рот, пытаясь выдавить из себя хоть какие-нибудь звуки. Увидев главного, он захрипел и прошептал плохо различимое слово. Но выросший на корабле пират привык вслушиваться в перекрикивания с одного корабля на другой. Так что слово 'демон' он разобрал с первой попытки. К тому же, второй судьба ему не предоставила. Телохранитель дёрнулся и в последней агонии раскидал рядом сидящих, перепуганных матросов.
Значит, отродье тьмы и огня! Узнав хотя бы это, Русса сразу принялся составлять план по спасению корабля. Это было самым важным. Корабль должен уцелеть. Уже через полчаса три, подошедших довольно близко к логову демона, шхуны, забросали всю палубу крюками. Теперь, если двигаться плавно и без рывков, можно тащить его за собой. В пятидесяти или около того лигах к западу находился Архан. Где, как в любом достаточно крупном городе королевства, был свой орден экзориков. И хоть пираты не очень дружат с властями, как среди тех, так и среди других есть люди, которые неплохо между собой общаются. Звонкая монета всех уравнивает. Подгоняемые довольно сильным боковым ветром, четыре корабля уже к вечеру были в неприметной и глубокой лагуне, откуда были видны самые дальние пригороды Архана. Очень тёмная и облачная ночь хорошо скрывала нежеланных в этой местности гостей, к тому же не выдававших себя ни одним скрипом или громким всплеском. Один из кораблей сбросил якорь вблизи от неухоженного и осыпающегося берега. Лодка пристала к относительно безопасному участку и три человека не без труда вскарабкались вверх. Десятки огоньков в окнах домов начинались сразу за широкой дорогой, отделяющей деревню от обрыва и моря. По ночному времени большие ворота в город были закрыты, но за пару серебряных монет зевающий стражник впустил троих прилично одетых путешественников. Всё равно капитан об этом не узнает, так как дрыхнет в своей каморке. Как впрочем и остальные, положенные караулу, солдаты.

***

Гран привалился к стенке кареты и широко зевнул. Эти три дня вымотали его донельзя. А ведь это только начало. Не известно ещё, когда починят кристалл. Ответственность перед братьями пока что побеждала сон, но долго так продолжаться не могло. Это не дело, когда тратишь две трети суток на тряску по мостовой, ещё и пытаясь почувствовать неизвестно что. Даже тренировки пришлось вновь забросить, так как возвращаясь в крепость, на них просто не оставалось сил. На этот раз карета, управляемая сидящим впереди капитаном Хикамом, свернула к порту, объезжая многочисленные склады и сараи. Хитрая система зеркал помогала обозревать всё вокруг, а бойницы грамотно дополняли её в самых уязвимых местах. В этом районе города горящие на карете факелы были единственным источником света. Один из охотников по имени Керд напевал какую-то песню, и, надо сказать, очень хорошо напевал. Гран даже приободрился и скинул с себя немного усталости. Через узкие прорези бойниц, как ни странно, хорошо было видно всю округу и чёрное, немного волнистое, море. Вот пошли ряды причалов с десятками разномастных кораблей. Кое-где горели огоньки, что означало не спящую команду, но большинство судов были окутаны темнотой.
Внезапно, из абсолютно чёрного переулка выскочила целая толпа. Капитан среагировал быстро и лошади никого не затоптали. Неужели кто-то не узнал хорошо освещённую карету экзориков и решил попытать грабительского счастья? Тогда это или полные идиоты, или это не грабители. Кто ещё может на них напасть? Ковен? Пока Гран размышлял над дальнейшими действиями и поглядывал на Хикама, неизвестные успели окружить карету со всех сторон. Злой капитан уже взводил арбалет и копался в сумке со склянками и колбами. Все последовали его примеру, беря на прицел тёмные фигуры на краю света от факелов.
- Экзорики! Мы хотим только поговорить. Среди нас есть человек, которому нужна ваша помощь. Он отведёт вас к демону, захватившему его собственность. Мы не собираемся на вас нападать!
- Слабо вериться! Если кому-то нужна помощь, пусть прибудет в нашу крепость и встретиться с Экзархом, - металлические нотки в голосе капитана ясно дали понять, как настроены пассажиры. - Не советую приближаться. И с каретой вы тоже ничего не сделаете. Она не горит и твёрдая, как камень. Тронете лошадей - я лично найду того ублюдка и посажу на кол.
- Мы знаем, экзорик. Если тебе будет так спокойнее, мы отойдём подальше. Один человек хочет только поговорить.
- А с кем я 'имею честь' препираться сейчас? Назови себя!
- ...Так уж и быть. Цуор Бесшумный к вашим услугам.
- Вот значит как. И что же трусливым ассасинам нужно от ордена?
- Мне - ничего. А вот моему заказчику нужна помощь. Я уже объяснял.
- А заказчик кто?
- Впустите его к себе, он сам всё объяснит.
- Ну что ребята, как вы думаете, подстава? - Хикам повернулся к напряжённо всматривающимся в темноту лицам. - Может рвануть вперёд. Наши коняшки раскидают их, как детей.
- Могут порезать и пострелять. Пока я не вижу непосредственной угрозы. Да и коготь молчит. Если и ловушка, то какая-то странная. Хотя, откуда мы можем знать, что он тот, за кого себя выдаёт?
- Я знаю его, - капитан сказал это так, будто это было в порядке вещей - водить дружбу с наёмными убийцами. Поняв, что сболтнул лишнего и уже не отвертеться, Хикам скривился и буркнул что-то про старые знакомства.
- Так что? Не врёт? А если он теперь часть ковена? И мы впустим к себе какую-нибудь тварь, которую они там призвали.
- Если мы сейчас отобьёмся, а потом выяснится, что они могли навести нас на логово Дол-Гулура, то нас по головке не погладят. Но и вести себя, как деревенская простушка, впервые попавшая в мужское общество, мы не будем. Предлагаю вот эту штуку, - все взглянули на зажатый в руке предмет, и спустя пару секунд узнавания, хищно оскалились.
- Слышь, Цуор или как там тебя! Мы готовы впустить твоего нанимателя. Пусть он подойдёт один, с открытым лицом и без оружия к двери. Когда мы её откроем, он должен быстро влезть внутрь и захлопнуть её за собой. Всё понятно?! Любое нарушение этих простых правил приведёт к внезапной смерти многих людей.
- Договорились. Он идёт.
Крепкий и пружинисто шагающий человек, чьё лицо можно было назвать довольно молодым, но уже повидавшим очень многое, как и было велено, остановился у двери кареты. Гран активировал светоч и направил в сторону выхода. Кред распахнул дверь, щурящийся 'заказчик' начал залезать внутрь, когда две сильные руки буквально втащили его себе под ноги. Маленькая чёрная палка, обтянутая скользкой материей, тут же уткнулась ему в основание черепа. Полыхнул разряд, сопровождаемый треском и запахом палёных волос. Но вовремя захлопнутая дверь скрыла всё это от любопытных взглядов людей из темноты. Похоже, что действительно настоящий живой человек, выгнувшись дугой, потерял сознание. Хикам вынул маленький камень и поводил им над гостем. Тот не проявил никакой реакции, обозначавшей, что перед ним демон. Хмыкнув и покосившись на Грана, капитан одними глазами задал вопрос. Но экзорик ничего не чувствовал. Помотав головой, он всё же решил напомнить, что склонившихся, как оказалось, его демонская часть не распознаёт. Поэтому, когда бедолаге подсунули под нос жутко бодрящий эликсир, он был уже обыскан и связан во всех возможных местах. Рот тоже был заткнут кляпом. Дёрнувшись и помотав головой, человек затравленно осмотрел направленные на него арбалеты и уткнувшиеся в живот клинки.
- Любое, показавшееся нам опасным движение или слово закончится твоей мгновенной смертью. Ты меня понял? - Хикам оценил, с какой быстротой и искренностью закивал пленный, и приказал вынуть кляп. - Говори и быстро. Если солжёшь - наши действия я тебе уже описал. И, кстати, отпускать тебя никто не намерен, до проверки твоих слов в реальности.
- Я всё понял! Я телохранитель одного очень влиятельного человека. Мореплавателя и торговца. Сегодня утром на одном из его кораблей появился одержимый. Какой он с виду - не знаю. Никто из живых не видел. А тот, кто видел, тот уже не живой. Корабль очень хороший и ценный, и в попытке его отбить погибло двадцать два человека. Семь моих товарищей в том числе. Мы зацепили его крюками и подогнали к берегу. Тут не очень далеко. Лиг пять или шесть. Мой хозяин очень хорошо заплатит за ваши профессиональные навыки. Но действовать нужно прямо сейчас! Я покажу дорогу.
- Почему вы не отправились в крепость? Это как-то связано с вашей компанией из убийц?
- Мы хотели отправить к вам одного, эээ, очень уважаемого человека. Но не смогли договориться. Нам повезло, что наблюдатели заметили, как одна из ваших жутких карет движется в нашу сторону. Грех было упускать возможность поговорить без лишних свидетелей.
- Твой хозяин контрабандист? Или пират?
- Что вы, он абсолютно честный торговец! Просто в этом городе он кое-кому задолжал. Не хотелось бы, что бы о его прибытии узнали.
- Понятно... И вы, похоже, ещё и не хотели привлекать внимание стражи. Тварь на вашем корабле может быть очень опасна. Нам понадобится подкрепление.
- Нет! Никакого подкрепления! Это займёт время, а рассвет не за горами.
- Ну, знаешь. Тогда топите своё корыто в открытом море и надейтесь, что этот демон не умеет плавать.
- Хозяин заплатит по сотне золотых каждому. Сюда входит и ваше молчание о случившемся, - надо признать, сумма была просто огромной. За весь год экзорик не получал и половины от этих денег. Все охотники переглянулись, и Хикам резким движением подсунул разрядник к виску 'переговорщика'. Новый хлопок и человек отправляется 'спать'.
- Забираем деньги, едем в крепость, рассказываем всё Арху. А если у кого-то взыграет алчность, я его использую в качестве приманки. Потому как лучше спать спокойно и с честной душой, чем терзаться до конца жизни. Братство превыше всего, - все согласно закивали, особенно на последний аргумент.
Уже через пару минут связанный телохранитель вновь закашлялся, вдыхая пары эликсира. Получив согласие на своё предложение, он объяснил, где именно они закрепили захваченный корабль. Место было незнакомым, но если ехать вдоль берега, то найти можно без проблем. Беспрепятственно выехав за ворота, карета покатила по грунтовке на юг. Дорога была хорошая вплоть до последних деревень, которые экзорики, тем не менее, старались проезжать как можно тише. Ни разу не спровоцировав лай собак, они добрались до совсем уж необжитых мест, где приходилось ехать сквозь редколесье. Деревьев было немного, и все они были довольно чахлыми. Крупные стволы давно были вырублены местными, так что и к симпатичной лагуне они выехали уже через полчаса. Корабль был на месте, как и три других чуть поодаль. Первая часть рассказа оказалась правдой.
- Где твой хозяин сейчас и где наши деньги?
- Он на одном из кораблей и не ждите, что он покажется вам. У вас всего половина ночи. Подайте сигнал, три раза махнув факелом. Вам спустят и подгонят лодку. После убийства этого монстра и предъявления доказательств, можете остаться на корабле. Хозяин передаст мне золото, я поднимусь к вам и отдам. После этого вы можете возвращаться.
- Ладно. Давай, вали отсюда, - бедный, уже два раза терявший сознание за ночь человек, вылетел из кареты чуть ли не с ускорительным пинком.
Когда лодка с одиноким матросом пристала к берегу, охотники уже ждали её там. Очень резво гребущий чернокожий что-то всё время бормотал себе под нос. Язык был его родной, а не распространённый на севере королевства архик. Капитан попытался расспросить его о демоне, но тот лишь махал головой и продолжал шептать то ли проклятья, то ли защитные молитвы. Практически уткнувшись носом в высокий борт быстроходной шхуны, матрос взял скрученные на дне лодки верёвки, которые оказались с железными крюками на конце, и опытной рукой забросил их наверх. Посыл был понятен и экзорики, упираясь ногами в просоленное дерево, полезли почти на трёхэтажную высоту. Именно здесь, вися над водой на высоте нескольких ярдов, Гран почувствовал жжение в груди. Значит, вот как ты всё-таки реагируешь на своих родственников. В этот раз без того всепоглощающего ужаса? Да. Больше похоже на презрение и даже жалость. Остановив своих товарищей и приложив вначале руку к груди, а затем указав перед собой, Гран попытался таким знаком предупредить об опасности. Нужно будет потом договориться о специальном символе. Уцепившись руками за край, охотники медленно подтянулись, осматривая палубу. Вроде ничего сильно подозрительного. Бесшумно перевалившись через борт, они разделились, окружая вход в трюм. Ещё в карете болтливый телохранитель описал им попытки моряков самостоятельно справиться с одержимым. Все отряды, полезшие на корабль, сгинули именно внизу. Значит, было ошибкой запирать себя в замкнутом пространстве. Но и выманивать наверх неизвестно кого тоже было крайне рискованно. Что, если тварь очень подвижна? Тогда трюм с его узкими коридорами и комнатами самое то для битвы.
В любом случае, спускаться вниз без предварительной подготовки нельзя. Можно попробовать усыпить противника или хотя бы затормозить его реакцию. На пальцах договорившись о дальнейших действиях, экзорики собрали все, взятые с собой, колбы со снотворным зельем и закинули в темноту. Звон разбившегося стекла совпал со скрипом закрываемого люка. Навалившись всем весом на дверь, охотники стали про себя отсчитывать сто секунд, до того момента, когда бурлящий и мгновенно расползающийся во все стороны туман потеряет свою силу. Ну, или когда демон попробует вырваться из западни. Девяносто восемь, девяносто девять, сто. И тишина. Никто никуда не ломится, не ревёт с той стороны, не расшвыривает людишек, как мусор. Может, средство подействовало? А может тварь сейчас затаилась и ждёт, кода мясное блюдо само придёт к ней в гости?
Подождав ещё минут пять, экзорики всё же приоткрыли люк и заглянули внутрь. Светочи разогнали темноту, предъявив их взору узкую лестницу и коридор, залитый уже запёкшейся кровью. Причём, кое-где, её словно вылизывали. Длинные чистые полосы пересекали пятна, что сразу отметало многих демонов, не обладавших таким внушительным языком. Однако и совсем уж громадины никак не протиснулись бы тут. Ощетинившись клинками и болтами арбалетов, трое из четырёх охотников двинулись одной слитной группой. Четвёртый принялся рисовать святые символы, не забывая при этом свою основную задачу - остановить демона в случае прорыва к выходу.
Уже в первом коротеньком коридоре повсюду была кровь и настоящие борозды, оставшиеся от очень внушительных когтей. Кто обладает таким длинным и толстым языком, вместе с таким оружием? Только если Бирита - собакаподобная тварь размером с маленькую лошадь. Но она не подходит по габаритам. Тут явно поработал настоящий упитанный мясник. Скольких он тут сожрал? Человек сорок. Это могло всё объяснить и подводило к следующей мысли. А смогут ли экзорики с ним справиться? Может плюнуть и двинуть обратно? Тяжёлый полурык полустон не оставил времени на сомнения, а последовавший за ним ещё один, как показалось всем, плач, раздался уже совсем близко. Буквально за следующим поворотом. Остановившись и очень медленно высунув за стену руку с зеркалом, Хикам попытался разглядеть, кто там прячется в темноте. Ничего не вышло. Тогда он пошёл на осознанный риск, и толкнул по полу склянку светоча. Она покатилась в сторону твари, ощутимо гремя, но это позволило в деталях рассмотреть вжавшегося в угол здоровенного беса, закрывающего голову руками. Маленькие рожки и псевдокрылья были на месте, как и высунутый фиолетовый язык. Только размеры были из ряда вон выходящие. Он был в два раза больше тех, кто считался до этого самыми крупными представителями своего вида. И что самое странное, так это его поведение. По мозгам бесы были довольно тупыми и кидались на всё живое при первой возможности. Чаще всего используя самую простую тактику атакой в лоб. Этот же зажался, словно был не порождением нижнего мира, а маленьким щеночком в окружении своры бродячих псов.
Ну что ж, это только на руку охотникам. Решив не упускать момент, они выпрыгнули из-за стены и разрядили свои арбалеты прямо в непропорционально большую голову. Серебряные болты с чвакающим звуком вошли довольно глубоко, заставив взреветь и заколотить лапами пузатого уродца. Но, вместо того, чтобы кинуться на обидчиков, он лишь отполз в другой угол, оставляя за собой чёрные полосы размазанной крови. Ещё три болта уткнулись ему в спину и затылок, и визжание перешло в хрипение. Туша весом под десять пудов завалилась на бок, и заскребла когтями по деревянной стене. Гран и остальные подошли ближе, уже собираясь покончить с его агонией, когда цепочка с демонитом резко натянулась, словно её схватила невидимая рука, а от демона повалил чёрный дым. Закручиваясь струёй, он стал втягиваться в амулет. Брат Керд схватил закричавшего Грана и попытался оттащить назад. Хикам нанёс несколько колющих ударов мечом в область позвоночника и шеи твари, которая оплывала, растворяясь прямо на глазах. Видя, что это не помогает, и сейчас или порвётся крепкая толстая цепь, или Гран лишится головы, капитан со всей силы рубанул по самому дыму, будто пытаясь отсечь его от камня. Это помогло, и два человека, перестав ощущать сопротивление, повалились к противоположной стене. Полудемон лежал и хрипел со страшными ранами в области спины и головы. Человеческой головы! Какого-то старика зургура, который всё ещё был жив. Стекленеющими глазами он отыскал расплывчатые фигуры и, выдавив из себя целый ком крови, одними губами прошептал: 'Так страшно. Здесь он меня найдёт'. Только после этого серые безжизненные глаза уставились в потолок.
Когда оплывшую и сильно полегчавшую тушу выволокли на палубу, остальные корабли заметно приблизились. Хищный силуэт морского охотника стал вплотную к ним и сходни перекинули прямо так, через воду. Несколько человек сноровисто перебежали по ним, старательно обходя застывших у входа в трюм охотников. Среди них оказался и старый знакомый. Он очень неохотно осмотрел 'доказательство' и раздал четыре увесистых мешочка. Далеко на востоке, за морем, уже прорезалась розовая полоса. Сделали правильное дело, так ещё и подзаработали. Хватит, чтобы обновить всем экзорикам в крепости свои личные арсеналы. Или закупить какую-нибудь особенно убийственную штуку, на манер полкового скорпиона. Забрав с собой 'трофей' и кое-как запихав его в ящик сзади кареты, экзорики покатили обратно. Хикам, долго осматривал амулет Грана и хмурился всё больше. Остальные тоже то и дело бросали тревожные взгляды на него. Почти чёрный камень в серебряной оправе болтался из стороны в сторону в такт с движением кареты. Что случится, если он вдруг потемнеет окончательно и превратиться в маленький уголёк, никто не знал. Но оружие охотники далеко не убирали.
Космоопера и EVE Online. Я на самиздате http://samlib.ru/editors/s/shewchenko_p_a/
Evangelion M
Автор темы, Новичок
Возраст: 29
Откуда: Минск, Беларусь
Репутация: 54 (+54/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 38
Зарегистрирован: 15.06.2016
С нами: 1 год 5 месяцев
Имя: Шевченко Павел


Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: Medved_ и 4 гостя