GoWest. Уйти на Запад

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#1 Дэн_Миллер » 30.09.2016, 10:38

Роман

Аннотация вкратце:
Попаданец в США, 1865 год.



Автор приложит все силы для того, чтобы фантастическим в романе был только сам факт "попадания", а все остальное постарается обосновать на реальных исторических фактах.
Автор не против того, чтобы ему указывали на несоответствие деталей романа реальным историческим фактам. Не молчите, если вам кажется, что что-то не так. А если кажется, что все так, все равно не молчите.

На этом форуме будет выложена только ознакомительная часть, остальное будет выложено на Целлюлозе https://zelluloza.ru/register/31380/. Надеюсь, это не нарушает правила данного сайта.

Добавлено спустя 1 минуту 36 секунд:
Go west – уйти на запад. В британском варианте это могло означать не только ухудшение ситуации, но и смерть. Происхождение, возможно, связано с тем, что запад – сторона света, где заходит солнце, а может быть с тем, что Лондонский пригород Тайберн, в котором проходили казни осужденных из лондонских тюрем, находился как раз к западу от центра города. В американском варианте это может означать освоение Дикого Запада, но иногда тоже намек на кладбище, которое будто бы обычно располагали к западу от поселка. Ну и любимый в вестернах финал, когда одинокий герой уходит в закат... закат у нас где? Правильно, как раз там. В общем, поехали!

1

Место рядом с водителем – место смертника.
Сейчас эта фраза раз за разом прокручивается в моей голове, и нет там больше места другим мыслям.
Черт, а ведь когда-то я над этим посмеивался.
Я много над чем посмеивался. А сейчас вот сижу в полном дерьме, и все мои мысли только об одном: место рядом с водителем – место смертника.
Голова пустааая…
А дерьмо, между прочим, самое настоящее, свиное.
Нет! Надо взять себя в руки и навести в голове порядок. Иначе недолго сойти с ума… или я уже сошел с ума и все мне чудится?
Да ну, насчет чудиться – это точно перебор. Многое может почудиться, но вот эти мерзкие свиньи – они до отвращения реальные.
Итак, я сидел рядом с водителем, а водителем была Стефани, и мы ехали по Арканзасу и болтали о чем придется: о Миссисипи, русло которой сто пятьдесят лет назад пролегало вот как раз здесь, где мы едем, а сейчас в восьми милях к западу, о медведях, которые стадами бродят по Москве и все поголовно играют на балалайках, о крутых арканзасских парнях, которые суровее челябинских мужиков… ну, это пока они с челябинскими мужиками не встретились, а также о многом другом, что может прийти на язык, когда по Арканзасу едут американская девчонка и русский парень.
И вот говорю я какую-то ерунду, смеюсь, поворачиваю голову направо и вдруг вижу, что нам как раз в бок въезжает – да уже практически и въехал – тупорылый грузовик. Синего цвета. С игрушечным бизоном за лобовым стеклом. Обычный такой грузовик, их полно на дорогах. Увидеть я успел, а вот испугаться – уже нет.
И умер.
Ничего удивительного, у грузовика скорость была миль так семьдесят, это только мне в последнее мгновение показалось, что он въезжает нам в бок медленно-медленно.
Думаю, Стефани тоже умерла… впрочем, нет смысла гадать. Ясно только одно: я здесь, я один, и я, кажется, сошел с ума… а если не сошел, то очень к этому близок.
Может ли сойти с ума покойник?
А если нет, почему я здесь?
Впрочем, вернусь немного назад.
Удар, который выбил из меня дух – темнота, как мне показалось, длиной в несколько мгновений – и вот я в воде, совершенно ошарашенный. Каким чудом я не нахлебался воды – не понимаю, а то пришлось бы умирать еще раз, на сей раз более мучительно, от утопления. Но дневной свет был совсем близко, и я рванулся к нему, и вынырнул, и жадно хлебнул воздух.
Я находился посреди чертовой Миссисипи. До одного берега было далеко, до другого еще дальше. Ближе всего ко мне находилось дерево, плывущее, наверное, от самой Канады – так оно было ободрано по дороге. Пришлось использовать его для временной опоры: чтобы оглядеться, придти в себя и подумать, куда плыть. И определяться с направлением движения надо было бы быстрее, потому что водичка была, мягко говоря, отнюдь не как парное молоко.
Зацепившись за свою потрепанную рекой корягу, я посмотрел вокруг и удивился, насколько дика и необжита местность. Из машины окрестности Миссисипи как-то пооживленнее смотрелись: домики, поля, машины на дорогах. А отсюда, из воды, не видать никаких следов присутствия человека: лес по берегам, строений не видно, и никаких лодок или катеров. Да Миссисипи ли это?
А какая еще река может быть такой мутно-желтой?
Сильное течение тащило на себе разный мусор, мое бревно было не единственным, и соваться в эти воды на мелкой лодочке было, пожалуй, несколько легкомысленно. Мне же предстояло плыть без лодки до далекого берега – и еще не факт, что это берег не окажется одним из необитаемых островов, каких полно на Миссисипи.
Впрочем, вон там за деревьями какой-то дым. И, если присмотреться, трубы, из которых этот дым идет.
Я уже собрался было плыть к тому берегу, ведь трубы – это примета цивилизации, как вдруг трубы сами приплыли ко мне: из затоки за деревьями выдвинулся и начал приближаться пароход.
Я заорал, замахал рукой, и через некоторое время меня уже вытащили на палубу. Вот тут я и понял, что схожу с ума: весь этот пароход был битком набит реконструкторами – кто-то изображал из себя южных джентльменов, кто-то – негров из корабельной обслуги… эээ… прошу прошения, афроамериканцев, конечно, но большая часть была в обносках, в которых кое-как угадывались голубые мундиры северян. И вот зачем все эти реконструкторы напялили на себя линялое и дырявое тряпье, да еще грязное – я сначала не понял.
А потом у меня в мозгах что-то разом сдвинулось, мне показалось, что я все знаю. Я помню, что объяснял обступившим меня людям про Мир Реки, про то, что Фармер оказался прав, что-то про Марк Твена – большей частью на русском, потому что меня не понимали, переспрашивали, поняли что-то свое, дали хлебнуть виски и оставили в покое, придя к выводу, что меня крепко приложило по голове, когда бревно протаранило мою лодку.
И вот сижу я на палубе, понемногу согреваюсь, в голове мутно и пусто, и тупо рассматриваю людей вокруг.
Их много. Их слишком много для такого парохода: тысяча, а может и две. Они мало похожи на людей, которых я привык видеть в Штатах, даже если не принимать во внимание странную одежду и запущенную щетину. Я привык видеть американцев более холеными, что ли. Не в том смысле, что вот только что из парикмахерской-спортзала- бутика, а в том, что они давно уже привыкли жить сытно и в общем-то беспечно, без особых общественных потрясений. Меня, как русского, иной раз поражала их восхитительная непробиваемая наивность в вопросах, которые русским представляются жизненно важными, но, с другой стороны, в тех вопросах, которые представлялись важными им, американцы обычно наивности не проявляли.
А эти люди были другими: они были измотаны и измучены, они явно перенесли многое за последние месяцы, но срок лишений подошел к концу и они были оживлены – они ехали домой. И пусть пароход забит пассажирами так, что повернуться некуда, пусть палубы трещали так, что их пришлось подпирать бревнами, это уже не воспринималось как тягость. Люди ехали домой с войны!
Корабль-призрак, натурально! Уж когда кончилась та война, а они едут, да еще разных посторонних покойников подбирают по дороге. Нет, Фармер определенно был в чем-то прав.
А что удивительного? Было бы странно, если бы я-умерший попал на современный теплоход, с живыми пассажирами. Да, это точно было бы странно.
И нет ли на этом пароходе еще и Элвиса? Как-никак, Мемфис рядом. Да нет, вряд ли. Элвис, как известно, жив…
Иногда меня пробивает на смех, вот как сейчас, когда я вспомнил про Элвиса, но соседи относятся к этому с пониманием: как-никак не каждый день человека из Миссисипи достают, да еще явно стукнутого.
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис

#2 Дэн_Миллер » 30.09.2016, 13:50

Подозрения, что не так все просто, как мне показалось с первого взгляда, возникли у меня немного позже, когда наш пароход начал причаливать у какого-то городишки. Во-первых, кораблю-призраку к суше приставать вроде бы не полагалось. Или это только летучих голландцев касалось? А во-вторых, на палубе сказали, что это Мемфис. Вот это? Несколько улиц, от силы тысяч двадцать населения… Какой-то зачуханный райцентр, если вы понимаете о чем я. Мемфис таким разве что в середине девятнадцатого века был.
Изображение
На пристани какой-то белый обратился к чернокожему «Эй, ниггер», - и ничего! Никакой реакции! Как будто так и надо, и никакой политкорректности в природе не существует. Это в-третьих.
В-четвертых, все жители этого Мемфиса тоже были реконструкторами: все ходили в одежках по моде девятнадцатого века, вплоть до последнего афроамериканца. Или они, как и пассажиры моего парохода, тоже были призраками?
И вот когда началось «в пятых», до меня дошло, что корабль-то наш вовсе не призрачен. В пятых, на борт взяли, потеснив пассажиров, с полсотни свиней и десяток овец. Люди на палубах и до того лежали вплотную друг к другу, теперь же кое-кому пришлось сесть, или сдвинуться на трапы, или даже пристроиться в машинном отделении. Пароход был набит просто под завязку, он был переполнен так, что борта, казалось, вот-вот начнут черпать рыжую воду реки. Пассажиров это мало смущало; как я уже говорил, на борту царило если не веселье, то заметное оживление; бывшим солдатам было плевать на удобства, зато они ехали домой. И даже свиньи не могли испортить им приподнятое настроение.
Если уж честно сказать, то на палубах парохода и до того было грязно, особенно от табачной жвачки, так что свиньи только добавили несколько особо ароматных нюансов в общем-то не очень стерильную обстановку.
И вот можете мне поверить, только свиньи заставили меня поверить в реальность происходящего. Стоило мне подумать, что свиньи – это призраки тех несчастных существ, что пошли на бекон, как меня снова пробило на хихиканье и я сказал себе: нет, свиной летучий голландец – это перебор.
Реальные они, эти свиньи. По крайней мере в этой реальности. В такой очень реальной реальности… Э, отставить, а то сейчас меня снова зациклит.
По сути, меня, наверное, должны были высадить с парохода в Мемфисе, ведь за мой проезд никто не платил, но, кажется, обо мне все забыли, а я не напоминал, сидел себе, прислонившись к бочке, завернувшись в не особо грязный мешок, который кто-то сердобольный выделил мне в качестве одеяла после спасения из реки, смотрел на берег и тупо гонял в голове несколько назойливых мыслей: ага, вот про место около водителя, про Фармера, и про «Элвис жив». И я жив. Ну и что с того, что я умер? Мыслю эрго существую, как-то так.
Когда палубных пассажиров малость подвинули ради свиней, один из солдат пересел поближе ко мне.
- Ну как, оклемался? – улыбнулся он, пристраивая у соседней бочки свою тощую котомку, чтобы сидеть было удобней.
- Да вроде бы.
- Определился, на каком ты свете?
Я хмыкнул:
- Для мертвого я чувствую себя слишком живым, - и чихнул.
- Холодна водичка… - согласился сосед.
- Да вообще чудо, что из Реки живым достали, - заметил другой сосед. – Миссисипская вода пловца не держит.
Вода в Миссисипи была как вода, несмотря на всю ту муть, что она с собой тащила, это я как эксперт теперь мог утверждать. Холодная, да, но какой она еще может быть в апрельский паводок, когда ее разбавило талым снегом. Или здесь сейчас не апрель? Ну, по погоде похоже. Все же пловцу было трудно удержаться в ней не потому, что он по каким-то мистическим свойствам здешней воды тут же шел камнем на дно, а потому, что течение было сильное, бурное, и в борьбе с таким течением человек уставал очень быстро. Так что мне сильно повезло, что пароход вырулил из протоки так вовремя.
- Имя-то свое помнишь? – спросил сосед. – Я почему спрашиваю: ты, когда тебя вытянули, вроде как не в себе был.
- Дэн, - назвался я.
- Джейк. – Сосед протянул руку и легонько встряхнул мою. - Ты поляк или венгр? Не немец, точно. Немцев тут хватает, но они что-то не признали тебя за своего.
- Русский.
- Ага. А я из Филадельфии. Бывал там?
- Нет.
- А где бывал?
- В Нью-Йорке. В Майами, - я усмехнулся.
- Это в Индиане? – спросил Джейк. – Бывал я там. Дыра дырой.
Я снова хихикнул. Разумеется, я имел в виду Майами во Флориде, но, что тоже разумеется, Джейк такого города знать не знал. Не было в его время такого города. Да и Флорида была не раем земным, а тоже – дыра дырой.
Кажется, Джейка мое психическое состояние обеспокоило – из-за вот этих смешков.
- Родные, знакомые есть? – спросил он. – Я имею в виду, здесь, в Америке?
- Неа, - ответил я и помимо воли посмотрел на широкую Миссисипи. – Нет у меня теперь здесь знакомых.
Джейк понял меня по-своему.
- Ну… Все там будем, - неловко попробовал утешить меня он.
Я снова хихикнул. Ну ведь не станешь же объяснять, что под «там» мы с ним понимаем разные места… или времена? Нет, лучше не заостряться на подробностях. И лучше не пугать Джейка.
- У меня крыша полегонечку едет, - объяснил я ему. Увидел его приподнятые брови и сказал проще: - Ощущение, что слегка сошел с ума.
Это успокоило Джейка, он кивнул:
- Бывает. Вот если б самом деле с ума сошел, так все нормальным казалось бы.
В его словах была определенная логика. Правда, меня это не убеждало. Вот свиньи – да, убеждали. Было уже довольно темно, и они мирно спали в отгороженном для них загоне; их не было видно, но к запаху я так и не смог притерпеться. Запах от них был реальный.
Стоп. О реальности ни слова. Все! Я понял. Ладно, я в девятнадцатом веке. На миссисипском пароходе. Около Мемфиса, штат Теннесси. Война, похоже, кончилась. Линкольн, возможно, еще жив. А там, за Миссисипи… ну, может, не прямо уж на самом берегу… бродят огромные стада бизонов и совершенно дикие индейцы все еще потрясают своими томагавками. Ага. А я сижу рядом со свиньями. С другой стороны пристань, освещенная керосиновыми лампами. Потому что девятнадцатый век и электричество еще не изобрели… Или изобрели, просто до этой глухомани прогресс еще не дошел? И вот что еще интересно, вроде бы все, что хотели, на пароход погрузили, а отправки все нет и нет. Кого-то ждем? Или там у них никак не получается завести машину, потому что аккумуляторы сели, которых быть не может на пароходе…
- А что стоим? – спросил я у Джейка. – Пароход поломался?
- Ну, не сказать, что поломался, - неопределенно сказал Джейк. – А вот работать как надо не хочет. Пароход с Огайо, к миссисипской водице не привык. Но ничего, доползем до Каира как-нибудь.
Я задумался, пытаясь сообразить, причем тут Каир, но потом до меня дошло, что Египет и Нил к делу никакого отношения не имеют. Где-то на Миссисипи был свой Каир, и пароход идет туда.
Я вяло подумал, а не сойти ли мне с парохода: нафиг мне тот Каир неизвестно где, когда тут рядом Мемфис, но решил не трепыхаться. Где б я не сошел с парохода – в Каире ли, в Мемфисе, или в какой-нибудь Александрии, если она есть на Миссисипи, я везде буду бродягой без денег, определенного места жительства и работы. И начинать новую жизнь среди ночи – ну, это как-то не по-людски. Вот утром посмотрим. Если пароход все еще будет стоять у мемфисской пристани – значит, Мемфис, штат Теннесси. Если нет – то, значит, моя новая жизнь начнется в другом городе. Может быть, в Каире, где бы он ни находился.
Ночь тем временем становилась все тише и тише: город начал засыпать, пристань стала совсем безлюдной, и пассажиры парохода тоже устроились спать кто как, в жуткой тесноте. Мы с Джейком лежали чуть не в обнимку, но оно и лучше: ночь была прохладная, и мой мешок меня не очень согревал.
Какой-то придурок неподалеку бесконечно тянул про прекрасные берега Лох-Ломонда, на него лениво огрызались, что, мол, надоел, он умолкал, но через несколько минут опять затягивал свое. Под эту унылую колыбельную заснул и я, помечтав про то, как двинусь на запад, на Дикий Запад, посмотрю на индейцев и бизонов, на все то, про что смотрел кино и про что читал в книгах…
Я поспал всего ничего, проснулся оттого, что звуки вокруг меня изменились: зашлепали по воде колеса. Пароход отходил от берега. Гудок, которым, вроде бы, должно было сопровождаться отплытие, я благополучно проспал. Бывает.
Значит, Мемфис – не моя судьба, вяло подумал я. Придурок со своим Лох-Ломондом молчал; наверное, его тоже наконец свалил сон. Джейк спал, прикрыв лицо кепи. И я тоже снова лег и быстро заснул.
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис

#3 Дэн_Миллер » 30.09.2016, 16:47

Здесь в повествование вмешивается Автор, который хочет доказать всем, что дюже много знает, но на самом деле так, по верхам нахватался.

В апреле 1865 года Дж. Кэсс Мэйсон, капитан и совладелец парохода «Султана», находился в финансовом кризисе - настолько серьезном, что даже уступил часть своего пая в пароходе компаньонам. Увы, но для пароходства в бассейне Миссисипи стояли не самые лучшие времена. Во-первых, война. Все хозяйство страны, для которой Миссисипи была главной транспортной артерией, пришло в упадок. Во-вторых, железные дороги, которые последние годы бурно строились, перебивали клиентов. И если на Миссисипи еще можно было найти грузы, то на Огайо становилось уже делать нечего: расстояние между Цинциннати и Сент-Луисом, где пароход шел трое суток, поезд успевал одолеть за шестнадцать часов. Оно и не так удивительно, по суше путь более чем в два раза короче – но даже если бы расстояние было бы равным – поезда все равно обгоняли.
На Юге, слава богу, железные дороги были не такие наглые, чаще всего они шли не вдоль Реки, а просто соединяли более-менее крупные фабрики и плантации с ближайшим речным или морским портом… но перевозить было нечего! В былые времена, когда пароходов было много, грузов было еще больше, и всякому желающему перевезти товар приходилось уговаривать капитанов, чтобы они снизошли. Сейчас же и пароходов стало меньше, но торговля вдоль Миссисипи практически стояла, и пароходовладельцам приходилось выхватывать друг под носом у друга любой груз, на который в прежние времена и не взглянули. Не гонять же пароходы наполовину пустыми!
Вот и капитан Мэйсон ловчил изо всех сил. Вы можете не поверить, но какая-то часть его дохода сейчас зависела даже от такой мелочи, как торговля газетами. Надо сказать, что во время войны телеграфное сообщение на Юге практически прекратилось, а новости узнавать людям хотелось. Поэтому на остановке в Каире, штат Иллинойс, капитаны идущих вниз по Миссисипи судов запасались солидным количеством свежих газет и продавали на каждой стоянке. Новости шли нарасхват. В тот апрельский рейс капитану Мэйсону повезло: в Вашингтоне известный актер Джон Уилкс Бут («Гордость американского народа, звезда первой величины», «естественный гений», а заодно и «самый красивый человек в Америке», как уверяли ранее театральные критики) убил президента Линкольна во время спектакля «Наш американский кузен» в театре Джона Т. Форда. Застрелив президента из «деринджера» калибра 0,41, актер перескочил из президентской ложи на сцену, выкрикнул нечто пафосное (тут очевидцы, как водятся, не сходятся во мнении, что именно) и сбежал.
Изображение
За ним охотились и в конце концов убили при задержании, но вот этих подробностей в газетах, которые захватил с собой в последний апрельский рейс капитан Мэйсон, само собой еще быть не могло. 26 апреля, когда юный красавец Бут умер на ферме семьи Гарретов, «Султана» уже возвращалась в Сент-Луис из Нью-Орлеана и приближалась к Мемфису.
Впрочем, вернемся к Мэйсону. Идя на «Султане» вниз по Миссисипи, он не только хватался за все, что только удавалось ухватить, но и договаривался о грузе, который повезет на обратном пути. Так, в Мемфисе он договорился доставить вверх по Реке полсотни свиней.
Придя в Виксберг, он узнал хорошую для него новость: штаб генерала Гранта решил отправить на север большое количество бывших военнопленных, освобожденных из Андерсонвиля и Кахабы. Правительство собиралось платить за перевозку: пять долларов за рядового, десять – за офицера. Надо ли говорить, что для Мэйсона этот фрахт был выгоден? Он тут же переговорил с главным интендантом Виксбурга подполковником Рувимом Б. Хатчем, с которым, возможно, был уже знаком ранее: в начале войны Хатч был помощником интенданта в Каире, был арестован за взятки, но сумел выкрутиться от военно-полевого суда благодаря брату, государственному секретарю Иллинойса и, одновременно, большому другу президента Линкольна. Уже в 1865 году военная комиссия в Новом Орлеане сочла Хатча совершенно непригодным для исполнения должности помощника генерального интенданта. И что же вы думаете? Не прошло десяти дней, как Хатч был назначен главным интендантом в Виксбург. И если это не объясняется коррупцией, то Автор уж и не знает, как это объяснить.
Изображение виксбург
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис

#4 Соловейчик » 30.09.2016, 16:53

Главный герой - турист?
Соловейчик M
Новичок
Возраст: 30
Откуда: Кемеровская область.
Репутация: 351 (+391/−40)
Лояльность: 849 (+852/−3)
Сообщения: 656
Зарегистрирован: 27.01.2013
С нами: 4 года 9 месяцев
Имя: Игорь

#5 Дэн_Миллер » 30.09.2016, 16:54

В каком смысле?
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис

#6 Соловейчик » 30.09.2016, 17:08

Дэн_Миллер писал(а):В каком смысле?
В обыкновенном. Путешествовал по США, благо средства позволяли.
Или он все таки был эмигрантом до "переноса"?
Соловейчик M
Новичок
Возраст: 30
Откуда: Кемеровская область.
Репутация: 351 (+391/−40)
Лояльность: 849 (+852/−3)
Сообщения: 656
Зарегистрирован: 27.01.2013
С нами: 4 года 9 месяцев
Имя: Игорь

#7 Дэн_Миллер » 30.09.2016, 17:10

А это имеет большое значение для того, что случится с ним позже?

Добавлено спустя 1 час 3 минуты:
Хатч пообещал Мэйсону, что, когда тот вернется из Нового Орлеана, на пристани Виксбурга его уже будет ждать готовая к отплытию партия бывших военнопленных. Обнадеженный капитан «Султаны» продолжил рейс и прибыл в конечный пункт в низовьях. Здесь обнаружился неприятный сюрприз: несмотря на то, что государственный инспектор в Сент-Луисе всего неделю назад подписал заключение, что «Султана» может быть использована как транспортное средство и состояние ее машин находится в удовлетворительном состоянии, новоорлеанский котельный мастер Р. Дж. Тейлор нашел в одном из котлов трещину. Тут надо заметить, что котлы на «Султане» были новой конструкции, хорошо зарекомендовавшие себя при эксплуатации на реке Огайо, но очень чувствительные к качеству воды. Миссисипская вода и в обычное-то время тащит в себе большое количество песка и ила, в период же весеннего паводка это вообще печальное зрелище. Вот нежные котлы и не выдержали. Котельщик собирался ремонтировать шов, но Мэйсон торопился в Виксбург, и он уговорил Тейлора поставить временную заплатку, таким образом сэкономив день или два.
Тем временем в Виксбурге командование торопило с отправкой солдат, и придя туда вечером 23 апреля, Мэйсон обнаружил, что пароходом «Генри Эймс» уже отправлено вверх по реке тысяча триста человек, и пароходом «Оливковая ветвь» отправлено семьсот. Две тысячи человек или десять тысяч долларов (по самым скромным подсчетам) буквально помахали капитану Мэйсону ручкой, а следующая партия еще не была укомплектована!
Мэйсон, само собой, ринулся к Хатчу: у причалов стояли еще два парохода, и только от настойчивости их капитанов (и величины взятки Хэтчу, скорее всего, но кто в этом признается?) зависело, который из них выберет военное командование.
Номинальное командование размещением солдат лежало на капитане Джоне Огастесе Уильямсе. Уильямс, хоть и был выпускником Вест-Пойнта, за 13 лет карьеры так и не поднялся выше капитана. Более того, в 1864 году его уволили за жестокость по отношению к военнопленным, и только заступничество генерала Улисса Гранта позволило отменить увольнение и избежать позора.
На тот момент Уильямс по делам службы отсутствовал, его заменял капитан Фредерик Спид. Капитан Спид все делал по спискам: составлял, потом сверял, потом грузил… Тем временем в Виксбург с большой партией бывших военнопленных вернулся Уильямс и загрузил их на «Султану» без всяких списков. Скорее всего, оба капитана – и Уильямс, и Спид - на момент отхода «Султаны» пребывали в уверенности, что на пароходе ушло вверх по реке примерно на тысячу меньше человек, чем загрузилось на самом деле, и не видели причин, почему все эти люди не могут отправиться на одном пароходе.
А Хэтч и Мэйсон полагали, что партия солдат будет примерно тысяча четыреста человек. Правда, Мэйсон уже начал беспокоиться, что палубы судна просто рухнут под общим весом, и их наскоро укрепляли бревнами. Тем не менее, он брал на борт всех, кого ему присылали. В конце концов и он начал протестовать, видя, что пароход осел так, что вот-вот начнет черпать воду бортами, но его протесты были проигнорированы.
В девять часов вечера 24 апреля «Султана» медленно отошла от пристани Виксбурга и направилась вверх по реке.
Уильямс и Спид были в шоке, когда после отхода прохода сели подсчитывать общее количество убывших на «Султане». Они воткнули на пароход около двух тысяч ста солдат, притом, что там было уже около сотни гражданских пассажиров и восемьдесят пять человек команды.
В Хелене, штат Арканзас, чуть не наступил конец плаванию: на пристань пришел фотограф Томас У. Бэнкс, и солдаты подались на одну сторону парохода, чтобы попытаться попасть в кадр. «Султана» опасно накренилась.
Изображение
И в Виксберге, и в Хелене, и в Мемфисе механики пользовались стоянкой, чтобы укрепить заплатки на котле.
В семь часов вечера 26 апреля пароход достиг Мемфиса, штат Теннесси. Здесь было выгружено 120 тонн сахару, после чего пароход перешел к арканзасскому берегу, в Хоупфилд, и принял на борт тысячу бушелей угля.
В два часа утра «Султана» была в семи милях к северу от Мемфиса.
И тут в нашей повести о капитане Мэйсоне, жадном ублюдке, можно поставить точку.
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис

#8 Дэн_Миллер » 30.09.2016, 19:39

2
Я проснулся от толчка в бок.
Надо мной склонился какой-то человек и прокричал:
- Вставай! На пароходе пожар!
Какой пожар, на каком пароходе и почему человек говорит мне это по-английски? И где вообще я?
Английские слова – это потому, что я в Америке.
А пароход почему? Я никак не мог понять, а потом вспомнил: так я же умер! Или нет: я сошел с ума! Или нет…
Все еще пытаясь сообразить, где я и что за пароход, я приподнялся и осмотрелся вокруг. На палубе почти все спали: и люди, и свиньи, и только какой-то парень (а, Джейк, я его помню) пытался добудиться то до одного человека, то до другого. Кто-то просыпался, но проявлял не больше понимания, чем я.
Пароход горел. Ночной ветер раздувал пламя, и мне быстро стало понятно, что оставаться на пароходе не стоит. Я находился довольно далеко от огня, но тем не менее, когда на минуту-другую менялся ветер, меня охватывало таким жаром, что еще чуть-чуть – и начнут потрескивать волосы.
Снова окунаться в ледяную воду?
Да, приятного мало, но не гореть же…
И не осмотреться: от пламени окружающая река казалась еще более темной, беспросветной. Где там берега? Непонятно. Днем как-то поуютней было. Да и не спрашивал днем никто, хочу я в воду или нет: просто зашвырнули неведомые силы - и все.
Народ на палубе – те, кто проснулся, - тем временем зашевелился. Кто-то по примеру Джейка расталкивал спящих, кто-то разбирал на плотики огородку вокруг свиней, кто-то, понадеявшись на себя, сигал в воду просто так. Я пнул попавшийся под ногу бидон литров так на тридцать, он легко покатился, и, спохватившись, я подхватил его и осмотрел горловину: а вроде плотно крышка закрыта. Сойдет за поплавок пустой бидон, вон и него и ручки есть, держаться удобно.
И прыгнул в обнимку с бидоном в ледяную воду.
Люди сыпались с парохода как горох, и, чтоб мне на голову никто не свалился, я поспешно отплыл в сторону. Пароход тем временем продолжал идти вверх по течению: какой-то из котлов еще работал и крутил колесо. Ветер раздувал пламя по всему пароходу. Течение тем временем относило меня назад, к Мемфису, и крики людей стали не так слышны. А крик… страшный стоял крик над пароходом. Кто-то горел. Кто-то метался по палубе, не зная, что делать и как спасаться. Кто понаходчивее и посильнее, те выламывали доски, чтобы плыть хоть с какой опорой. Людям, не умеющим плавать, страшно было бросаться в воду, но гореть было еще страшнее – поэтому прыгали в уже кишащую людьми воду, на головы, топя тех, кто прыгнул раньше. И в воде люди кричали, хватаясь за все, что под руки подворачиваясь, топя друг друга. И даже если кто-то и был хорошим пловцом, его вполне могли утопить, хватаясь за руки, за шею, цепляясь мертвой хваткой. А кто-то тонул, уже вырвавшись на более-менее свободную воду – сводили тело судороги от холода или затягивало в водовороты.
Так что мне повезло: я знай себе качался на своем бидоне и пытался рассмотреть, куда меня несет. Не плыть же так до самого моря-океана? Надо бы как-то на берег выбираться. Я повыше высунулся из воды. Вроде бы арканзасский берег был ближе. Меня несло к каким-то кустам.
- Видишь, куда плыть? – сипло спросил кто-то рядом.
Я оглянулся. Неподалеку от меня на широкой доске, вроде бы двери, лежали два человека.
- Да вон туда надо бы выруливать, - показал я рукой. – Не то остров, не то берег…
- Дэн? Ты, что ли?
- Ага. Джейк? – я попробовал приглядеться. – Надо же, где встретились.
Я подгреб со своим бидоном к доске. Рядом с Джейком, намертво вцепившись в край доски, лежала какая-то женщина. Я прицепился рядом.
- Ну, теперь не утонем, - сказал Джейк женщине. – Дэн уже сегодня разок тонул, но у него на роду другое написано.
- Угу, - поддакнул я. Известно же, кому суждено быть повешенным, тот не утонет. Но холодно ж! Может быть, смерть от утопления нам и не грозит, но вполне можно умереть от переохлаждения. И плыть, вот так вот обнимая окаменевшими руками бидон аж до самого Нового Орлеана…
С той стороны к импровизированному плотику еще кто-то прицепился. И вон рядом еще подплывают, не ровен час, повиснут на моем бидоне.
Нет, надо держать к берегу. К арканзасскому. На запад.
- Ногами шевелите, - сказал я. – Нам бы вон туда…
Темнеющие кусты были уже совсем близко, когда Джейк сказал:
- Это не остров. Это деревья затоплены. Надо плыть дальше.
Мы могли себе позволить проплыть дальше, с нашими-то плавсредствами. Но те, кто уже терял силы, предпочли побыстрее добраться хоть до чего-то устойчивого. Люди залезали на затопленные деревья, если у них были силы. Кое-кому это не удавалось. А плыть дальше не было уже сил.
Чуть дальше берег поднимался, но там был обрыв, и выбраться на сушу не было никакой возможности. И только когда мы проплыли мимо еще одной затопленной рощи, нам удалось найти пологий берег.
Человек, который плыл прицепившись к двери, первым нащупал под ногами дно. Потом и я, ощутив под ногами песок, побрел к берегу. Следом за мной Джейк вел дрожащую женщину.
- Бидон-то тебе зачем? – крикнул он мне.
Я посмотрел на бидон, за который цеплялся по-прежнему. Оказывается, до меня так и не дошло, что на суше бидон мне не нужен.
- Поверишь ли, пальцы не разжимаются, - признался я. Все же руки я в конце концов разжал и уронил свою ношу на песок.
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис

#9 Дэн_Миллер » 01.10.2016, 08:30

В воде мы намерзлись, а на суше теплее не стало: мокрая одежда не грела, а вытягивала тепло из тела, да еще холодный ветер, а дождик я уже и не считаю. Вроде как Мемфис – это субтропики, много южнее Сочи, но апрель здесь, похоже, выдался прохладный. От ветра нас вроде загородили прибрежные кусты, но это была слишком ненадежная защита, ветер иной раз менял направление. На другой стороне реки и ниже по течению светились огни Мемфиса. Далековато, особенно если учесть, что тепло нам надо было здесь и сейчас. Ни доплыть, ни докричаться.
- Надо выжать одежду, - проговорил я, стуча зубами.
- Ага, - с иронией подтвердил тот человек, имени которого я еще не знал. Из одежды на нем были только подштанники, да и те местами подпаленные. На Джейке была рваная рубаха и штаны. Я второй раз подряд купался в джинсах и рубашке. Оказалось – вполне удобно плавать, хотя на рекорды лучше одеваться по-другому. Более всех одетой была женщина: на ней было и платье, и нижние юбки, и все это, судя по всему, ничуть не способствовало согреванию.
- Прошу прощения, мэм, - решительно сказал Джейк, зашел за спину женщины и начал стаскивать с себя одежду. Я поступил так же: стащил с себя рубашку, отжал, повесил пока на какой-то сук и стащил джинсы. Когда выкручивал, из заднего кармана штанов вывалился брелок с двумя ключиками; для этих ключиков брелок был великоват, но я привык к нему в России, а там на брелоке висела связка ключей побольше. Главное же было то, что брелок мог пригодиться, хотя я раньше об этом даже не вспомнил. Я слишком привык относиться к этой штуке без особого уважения.
- Можно попробовать разжечь костер, - сказал я Джейку.
- Есть чем? – спросил он.
Я на какое-то мгновение призадумался, не зная слова. Как-то оно мне раньше в английском языке до сих пор не попадалось.
- Есть, - я показал брелок.
Вот вы подумайте, что можно такого подарить на день рожденья некурящему приятелю, который ни в походы не ходит, ни на рыбалку, в газовой плите у него пьезоэлектроподжиг, а куда чаще он пищу разогревает в микроволновке. Подумали? Ну вот мой друг Шурик додумался подарить мне брелок-огниво – такую палочку длиной сантиметров в десять. Мы, помнится, поиграли ею минут пять от силы, а потом я и вовсе забыл, что это не просто так железячка.
Джейк с интересом посмотрел, но не понял:
- Это что?
Я закоченевшими пальцами неловко раскрутил трубочку и показал: чиркнул кресалом и высек сноп искр. «Флинт», - определил Джейк и засуетился: торопливо сунул ноги в штаны и пошел собирать хворост. Третий наш товарищ, назвавшийся Джоном, тоже этим занялся, шепнув мне: «Ты бы оделся, у тебя ведь есть во что» и качнув головой в сторону женщины, которая в своих мокрых тряпках вся сжалась, пытаясь сохранить последнее тепло. Я так понял, что даже при кораблекрушении надо соблюдать приличия, и без особого удовольствия влез в стылые мокрые тряпки.
Джон надрал какого-то мха, Джейк принес от берега, кроме палок, мой бидон:
- Там что-то плещется, надеюсь, не вода.
- А что там может плескаться?
- Керосин.
Я чуть было не ляпнул: «А что, керосин уже изобрели?», но удержался, открыл крышку и осторожно понюхал. Вроде как действительно пахло керосином. Живем! Пусть даже дрова и будут сыроваты, все же костер у нас получится. Особенно, если разводить его буду не я, а более опытный в этом деле Джейк. И правда, его стараниями пламя сначала неуверенно лизнуло ветки, а потом загорелось в полную силу.
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис

#10 Дэн_Миллер » 01.10.2016, 11:26

И только когда разгорелось пламя, я наконец понял, как сильно замерз. Мы сидели около огня, жарились и замерзали одновременно. Женщина и вовсе сидела в своем мокром платье, так и не сделав попытки его как следует отжать, просто потискала какие-то части своих необъятных юбок, да чуть приподнимала ткань, чтобы она быстрее просохла.
В темноте послышался шум, и около нашего костра рухнул человек – только что из воды, она ручьями стекала с его куртки. Штанов на пришельце не было. Он что-то проговорил по-немецки и показал рукой в ту сторону, откуда пришел.
- Там кто-то есть, - сказал Джейк, подхватывая из костра горящий сук. – Схожу-ка посмотрю.
Мне не хотелось уходить от костра, но я пошел с Джейком. Он шел впереди, подсвечивая своим суком, но человека на мелководье первым увидел я. Выматерился, потому что сейчас уже малость подсохшая одежда снова намокнет, но все равно пошел в реку. Джейк тем временем углядел еще одного, лежащего наполовину в воде, воткнул в песок свой факел и потянул недоутопшего к костру. Следом за ним я со своим трофеем, еле передвигающим ноги. На полпути нас обогнал кто-то совершенного голый, скорчившийся от холода и аж завывающий.
- Холодно… холодно, - скулил он сквозь крупную дрожь.
Джон, умница, сообразил развести еще один костер, и теперь можно было обогреваться сразу двумя боками. Однако Джейк, похоже, был сделан из той породы людей, из которой надо бы делать гвозди, и, снова подхватив горящий сук, опять отправился на берег. Я пошел за ним, чувствуя себя идиотом. Мог бы, как Джон, просто таскать хворост для костров. Но мне почему-то поиск годных для костра деревяшек представлялся более трудным делом, чем розыск людей, у которых не хватило сил добраться до нашего костра.
Мы переволокли к костру еще одного человека, пребывающего явно на последнем издыхании, пока возились с ним, подошли еще двое, а потом мы услышали выстрелы. Стреляли где-то далеко, но все сразу замолчали и начали прислушиваться.
- Поговаривают, тут ходят отряды южан, - проговорил Джон.
- Неужели они будут стрелять по утопающим? – усомнился кто-то.
- А я после Андерсонвилля вполне поверю, что они могут стрелять по нам, - сказал худой как щепка человек, который добрался до костра голышом. – Всякого насмотрелся.
- А может это индейцы? – несмело спросил совсем молодой парень – от силы лет восемнадцати.
- Индейцы бы не стреляли, - сказал Джон.
Кто-то помянул рейнджеров Мосби, вспомнили резню в Централии. Джейк поморщился и встал.
- Схожу еще на берег, посмотрю, - сказал он.
Я пошел за ним, хотя хотелось послушать, что скажут.
- Не люблю таких разговоров, - сказал Джейк негромко.
- А если и в самом деле где-то рядом рейнджеры?
- Когда увидим – тогда и думать о них будем, - хмыкнул Джейк. – А пока мое дело – людей к костру оттаскивать. А ты как, в состоянии?
- Холодно, - с чувством сказал я.
- Ничего, скоро солнце взойдет, тогда согреемся, - он вытянул вперед шею. – Вон еще один.
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис

#11 Дэн_Миллер » 01.10.2016, 16:31

Насколько я понимаю по реакции читателей (вернее, по почти полному ее отсутствию), роман получается хреновый. Ладно выложу еще кусочек.

Утром стало ясно, что мы на острове, двое умерли, у многих, в том числе и у Джейка, довольно серьезные ожоги, а женщина вроде бы не в себе. Поэтому когда сверху появился пароход, который принял нас всех на борт, это было счастьем. Я наконец выпил какой-то горячей бурды, выгоняя из организма дрожь, и мог сидеть в теплом сухом салоне, постепенно впадая в дрему.
Вскоре меня растормошили и сонного вывели на мемфисскую пристань, посадили вместе с другими спасенными на повозку, накрыли одеялами и отвезли в госпиталь. Там я и провел несколько дней, сраженный бронхитом.
Изображение
В первые сутки, когда у меня еще только начинался жар, я вяло размышлял о том, что пенициллин еще не изобрели, и если мой бронхит перейдет в воспаление легких – шансы выкарабкаться сильно уменьшатся. Впрочем, обошлось. Меня не слишком донимали лечением, но может быть, оно и к лучшему. Горячее питье и постельный режим. Я опасался пить те микстуры и порошки, что мне давали от кашля. Фармакология в девятнадцатом веке была безбашенная, лекарства порой были страшнее болезней, и принцип «одно лечим, другое калечим» процветал как никогда до и после. Я решил для себя: антибиотиков, сульфаниламидов, даже банального аспирина еще не изобрели, а все остальное, пожалуй, медициной двадцать первого века уже признано опасным или, наоборот, бездейственным. Так что ну все это нафиг, попробуем обойтись.
Я считался легким пациентом, и спустя три дня мне даже намекали, что пора бы подаваться из госпиталя, тем более, что я гражданский. Кашлять я могу и в других местах. Я делал вид, что намеков не понимаю. Идти мне было некуда, как работник я в таком состоянии ни на что не годился, а в госпитале была крыша над головой и бесплатное питание.
И еще был Джейк – единственная вдруг ставшая родной душа на всем этом свете. В здоровом состоянии я бы, конечно, до такой степени к нему не привязался, но в поганой ситуации, в которую я попал, каждый друг был очень ценен. Я слишком мало знал о мире, где оказался.
Джейку было хуже, чем мне. Ожоги, как известно, причиняют еще и сильную боль, но Джейк, пока мог терпеть, отказывался от обезболивающих уколов. Я спросил, что тут колют от боли, он ответил: «Морфий, что еще». Я согласился с ним, что этого лучше колоть поменьше, а то потом хрен соскочишь.
А врачи щедро назначали наркотики страдающим от боли пациентам. Кроме морфия был еще и опиум в разных формах, так что американские госпитали, похоже, были фабрикой, поставляющей обществу наркоманов. С другой стороны, обезболивающих средств медицина фактически и не имела.
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис

#12 Uksus » 01.10.2016, 17:08

Просто люди за Вами не успевают. Вы слишком быстро выкладываете.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3082 (+3121/−39)
Лояльность: 609 (+609/−0)
Сообщения: 5061
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет
Имя: Сергей

#13 Дэн_Миллер » 01.10.2016, 17:29

Uksus, ну, не знаю. Читать тут особо нечего, разве что картинки рассматривать))
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис

#14 Uksus » 01.10.2016, 18:09

Денис, если Вам нужны просто читатели, то отошлите модератору ссылку на текст, выложенный, например, на "Самиздате". Он её в самый первый пост добавит. А если замечания по тексту, то не торопитесь. У нас не все пользователи бывают ежедневно и не все могут слёту сформулировать претензии.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3082 (+3121/−39)
Лояльность: 609 (+609/−0)
Сообщения: 5061
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет
Имя: Сергей

#15 Дэн_Миллер » 01.10.2016, 18:12

Uksus, Ладно, подожду) Потому что действительно хотелось бы замечаний
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис

#16 VINNI-POOH » 01.10.2016, 20:00

Бытовухи мало. Квест получается. Жизнь, имхо, это мотивы и разговоры. Спросил-сказал-подумал-ответил и т.д. Почему перегруз? Да сами набились, как кильки в бочку! Правдами - неправдами, обманом, шантажем, угрозами...Расписать - какими.Война кончилась, все хотят домой, жизнь в цене упала, доплывем, не доплывем, - по барабану. Половина пьяная - дембеля. Разожгли костер на палубе в ведре - кофе варили, заснули - угорели...
Выплыли на берег - одежка мокрая. Надо бы бабу раздеть, хоть и силой, та в крик! Пока ей одежку выжимали - ревела, одели - не отходит. Наспасали народу, а те драться! Кто-то кого-то видел у ведра с углями - все на нервах, у половины родные утонули. Поножовщина!
Рассвет на Миссисипи в красках.
И труп на берегу. :co_ol:

Автору - респект! Начало неплохое. Ещё распишется!
У нас на работе в ночь некоторые раньше сети вязали. Смотришь - у него в пакет не влезает! Я, грешным делом, сам попробовал. На 30 метров меня хватило! Со стороны - плёвое дело... Сам попробуешь - пальтсы скрючило.
Автор! Ты там держись давай! :wo_rk: Мы за тебя болеем... :dr_ink: :chir_lider: :chir_lider: :chir_lider:
Честного человека продать можно.Купить нельзя.
VINNI-POOH M
Новичок
Возраст: 50
Откуда: Набережные Челны
Репутация: 283 (+294/−11)
Лояльность: 492 (+546/−54)
Сообщения: 84
Зарегистрирован: 28.12.2010
С нами: 6 лет 10 месяцев
Имя: Алексей

#17 Дэн_Миллер » 01.10.2016, 20:38

VINNI-POOH, спасибо) действительно, как-то суховато получается. буду над этим работать
Дэн_Миллер
Автор темы, Новичок
Возраст: 35
Откуда: Беларусь
Репутация: 45 (+45/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 19.09.2013
С нами: 4 года 2 месяца
Имя: Денис


Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: Medved_ и 5 гостей