Севастопольский вальс

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#241 Road Warrior » 12.04.2017, 17:49

шифер писал(а):Ошибочка, обе Ноны воевали. http://chervonec-001.livejournal.com/1037445.html
Поменял, спасибо :smu:sche_nie:
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9243 (+9555/−312)
Лояльность: 28501 (+29256/−755)
Сообщения: 3775
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#242 Road Warrior » 14.04.2017, 14:53

09(21) сентября 1854 года. Вечер. Севастополь.
Капитан Гвардейского экипажа Александр Хулиович Сан-Хуан.


Вместе с генералом Хрулёвым, ротмистром Шеншиным и Ником Домбровским я отправился в штаб Черноморского флота. Честно говоря, у меня сердце колотилось в груди от волнения – сейчас я своими глазами увижу адмиралов Корнилова и Нахимова. Помню, как в детстве я листал книги, рассказывающие о героической обороне Севастополя, рассматривая цветные портреты этих легендарных флотоводцев. И вот они сейчас передо мной, живые, вполне реальные. Я слышу их голоса, они приветствуют генерала Хрулёва и ротмистра Шеншина, и с любопытством поглядывают на меня.

– Господа, – Степан Александрович решил сразу же ввести адмиралов в курс дела, – я прибыл в Севастополь для того, чтобы принять командование над всеми русскими войсками, находящимися, как в самом городе, так и в его окрестностях. Рескрипт государя – думаю, что ротмистр Шеншин уже ознакомил вас с ним – передает в мое подчинение и Черноморский флот.

Заметив, что адмиралы насторожились после последней его фразы, генерал поспешил успокоить их:

– Господа, я сразу же хочу заявить, что во флотские дела я влезать не намерен, и буду лишь просить вас согласовывать ваши действия с действиями сухопутной армии. Не более того.
Хочу сразу вас предупредить – я располагаю постоянной связью с Петербургом, и, если у нас что-либо произойдет, то государь узнает об этом в тот же день. Светлейший князь Меншиков указом императора отстранен от руководства Морским министерством, и сейчас всеми флотскими делами в Империи руководит великий князь Константин Николаевич.

Корнилов и Нахимов переглянулись. Видимо, до них уже доходили слухи о том, что в Петербурге происходят какие-то странные вещи, и вот сейчас прибывший на чудо-повозке, которая могла двигаться без лошадей, генерал-лейтенант Хрулёв наконец-то вкратце введет их в курс дела.

– Хочу сразу же заявить вам, что я отменяю приказ светлейшего князя Меншикова о затоплении кораблей Черноморского флота, – сказал Хрулёв. – Корабли могут пойти на дно только в бою с неприятелем. Сами мы их топить не собираемся.

Услышав об этом, адмирал Корнилов не смог сдержать от радостного восклицания, а Нахимов заулыбался, словно именинник.

– Но это не значит, – продолжил генерал, – что я не попрошу у флота людей и пушек. Вы, господа, должны решить – какие из боевых кораблей Черноморского флота, которые обветшали настолько, что нуждаются в серьезном ремонте, можно разоружить, отправив их орудия на новые батареи, которые строятся сейчас на подступах к городу. А их экипажи – в качестве резерва на случай непредвиденных обстоятельств.

– Какие непредвиденные обстоятельства вы имеете в виду, Степан Александрович? – насторожился Корнилов.

– Моряков-артиллеристов с разоруженных кораблей, – ответил Хрулёв, – мы в качестве орудийной прислуги отправим на строящиеся батареи. А остальных определим в призовые команды. Вполне вероятно, что у нас скоро появится немалое количество захваченных вражеских кораблей, для которых понадобятся опытные моряки.

Я с интересом посмотрел на Корнилова, идеей фикс которого было пополнение Черноморского флота кораблями, захваченными у неприятеля. На этот счет им был даже выпущено наставление для командиров кораблей Черноморского флота, в котором говорилось: «…Если бы счастье нам благоприятствовало, и мы встретили неприятеля, то с Божьей помощью офицеры и команды судов, со мной отплывающих, вполне воспользуются случаем увеличить наш флот новыми кораблями».

Но сегодня адмирал Корнилов был не столь оптимистичен.

– Помилуй Бог! – воскликнул он, – Степан Александрович, о каких захваченных кораблях может идти речь, если флот неприятеля, вошедший в Черное море, сильнее нашего.

– Однако, в ноябре прошлого года пароходо-фрегат «Владимир» сумел в бою принудить к сдаче турецкий пароход «Перваз-Бахри», – напомнил ему генерал, – и вы, уважаемый Владимир Алексеевич, имели честь лично участвовать в этом славном деле.

– Именно так оно и было, – кивнул Корнилов. – Только то, что получилось с турецким пароходом, вряд ли может повториться в бою с англо-французской эскадрой.

– Не скажите, ваше превосходительство, – неожиданно вступил в разговор ротмистр Шеншин. – Я был свидетелем того, как совсем недавно на Балтике корабли англичан и французов дружно спускали свои флаги, сдаваясь нашим морякам. Вражеский флот был почти полностью уничтожен.

– До нас доходили слухи о том, что произошло на Балтике, – с сомнением покачал головой Корнилов, – но они были настолько фантастическими, что мы не поверили им. Да как такое могло случиться – совершенно целые вражеские стопушечные корабли спускают флаги, и сдаются на милость победителя.

– Да, господин ротмистр, – Нахимов вопросительно посмотрел на Шеншина, – вы сказали, что были свидетелем этого удивительного дела. Мы были бы вам весьма признательны, если бы вы, ротмистр, рассказали нам о том, что там произошло на самом деле.

– Ваше превосходительство, – улыбнулся Шеншин, – я готов не только рассказать, но и показать вам – как был разгромлен вражеский флот. Для этого необходимо лишь позвать поручика Домбровского, который находится в вашей приемной, и готов на своем приборе, именуемом ноутбуком, продемонстрировать вам все перипетии этих славных баталий.

Ротмистр кивнул мне, и я, выйдя из кабинета Корнилова, сделал рукой знак Коле Домбровскому, который мирно клевал носом, сидя на уютном диване в приемной начальника штаба флота.

Николай встрепенулся, встал, потянулся, и, подхватив портфель с ноутбуком, шагнул в кабинет. Адмиралы, словно дети, столпились у стола, с любопытством наблюдая за тем, как наш «Роман Кармен» колдует над своим девайсом.

Когда на экране монитора появилась заставка, Коля посмотрел на ротмистра Шеншина. Тот торжественно, словно церемониймейстер на приеме в Зимнем дворце, произнес: «Господа, этот фильм снят очевидцами и участниками сражения на Балтике. Если у кого возникнут вопросы, то на них с удовольствием ответим те из нас, кто был очевидцем этих событий – я, капитан Сан-Хуан и поручик Домбровский, которые тоже имеют честь присутствовать здесь».

Изображение на экране монитора ожило. Затаив дыхание Корнилов и Нахимов следили за тем, что происходило совсем недавно у Бомарзунда, Свеаборга и Мякилуото. Генерал Хрулёв, который в свое время уже посмотрел этот фильм, с нескрываемым удовольствием снова наблюдал за разгромом вражеского флота и десанта.

Просмотр отснятого нашими телевизионщиками фильма сопровождался междометиями и восклицаниями, которыми обменивались адмиралы. Пару раз кто-то из них негромко выругался. После капитуляции французского экспедиционного корпуса, когда на экране появилась моя сияющая физиономия, оба адмирала обернулись в мою сторону, и с нескрываемым уважением посмотрели на меня. Зрелище разгрома и последующего унижения врага закончилось «парадом позора» – прохождением колонны английских и французских пленных по Невскому проспекту.

– Вот именно так все и произошло, – произнес ротмистр Шеншин, когда фильм закончился, а Коля Домбровский выключил ноутбук. – Государь надеется, что славный Черноморский флот сможет так же, как флот Балтийский, нанести поражение неприятелю и изгнать его из Черного моря. Как это лучше сделать – вам подскажут офицеры с эскадры капитана 1-го ранга Кольцова. Вы уже, наверное, знаете, они сегодня прибыли в Севастополь.

Ротмистр указал рукой на меня с Николаем. Мы, изобразив смущение, поклонились двум прославленным адмиралам. Только что ножкой не шаркнули при этом.

Корнилов и Нахимов смотрели на нас с удивлением и восхищением. Еще бы – никогда до этого российский флот не добивался такого успеха в сражениях с прославленным британским флотом. Да и французским морякам было чем гордиться – достаточно вспомнить фамилии Сюффрена, Де Грассе и Де Турвиля.

– Господин капитан, – обратился ко мне адмирал Корнилов, – не знаю, кто вы и откуда появились удивительные корабли вашей эскадры, но я горжусь, что нам доведется плечом к плечу с вами сражаться с неприятелем. Но сперва скажите, ради всего святого – кто вы и откуда?..
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9243 (+9555/−312)
Лояльность: 28501 (+29256/−755)
Сообщения: 3775
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#243 Uksus » 14.04.2017, 16:18

Road Warrior писал(а):На этот счет им был даже выпущено наставление для командиров кораблей Черноморского флота

БылО.

Добавлено спустя 1 минуту 42 секунды:
Road Warrior писал(а):вошедший в Черное море, сильнее нашего.

Макс, в конце - или !, или ?, иначе не смотрится.

Добавлено спустя 1 минуту 53 секунды:
Road Warrior писал(а):– Да, господин ротмистр, – Нахимов вопросительно посмотрел на Шеншина, – вы сказали, что были свидетелем этого удивительного дела. Мы были бы вам весьма признательны, если бы вы, ротмистр, рассказали нам о том, что там произошло на самом деле.

Второе на фиг.

Добавлено спустя 3 минуты:
Road Warrior писал(а):сделал рукой знак Коле Домбровскому, который мирно клевал носом, сидя на уютном диване в приемной начальника штаба флота.

Макс, у Домбровского, судя по тексту, глаза должны быть закрыты.

Добавлено спустя 1 минуту 49 секунд:
Road Warrior писал(а):то на них с удовольствием ответим те из нас, кто был

ОтветЯТ.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6728 (+6776/−48)
Лояльность: 911 (+911/−0)
Сообщения: 6784
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#244 Road Warrior » 16.04.2017, 16:27

Изображение
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9243 (+9555/−312)
Лояльность: 28501 (+29256/−755)
Сообщения: 3775
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#245 Road Warrior » 19.04.2017, 13:43

09(21) сентября 1854 года. Вечер. Севастополь.
Капитан Гвардейского экипажа Александр Хулиович Сан-Хуан.


Я вздохнул. Сейчас опять придется рассказывать весьма уважаемым мною адмиралам о нашем иновременном происхождении. Но, чтобы между нами не было никаких недомолвок, все же придется разъяснить Нахимову и Корнилову о том, кто мы такие, и с чем нас можно кушать…

Как ни странно, после моего монолога адмиралы успокоились. Главное, что они поняли суть произошедшего – мы их потомки, которые, угодив в XIX век, без колебаний решили помочь своим предкам всеми возможными средствами. А сами наши возможности их впечатлили. Пылкий Корнилов с ходу предложил:

– Господа, как скоро можно нам будет рассчитывать на приход эскадры потомков? Противник ожидает, что мы будем обороняться. А мы могли бы, пользуясь благоприятными ветрами, атаковать те из кораблей, которые находятся неподалеку от Севастополя. Fortuna audaces iuvat! (* фортуна помогает смелым)

– Ваше превосходительство, – я развел руками, – увы, Господу было угодно перенести нас туда, где мы находились в нашем времени – на Балтику. Дело даже не в том, что путь в Черное море занял бы никак не менее трех-четырех недель. Хуже другое. Наши корабли все не на угле, как ваши пароходы, а на нефтяном отоплении – даже не на нефти, а на мазуте – это одна из фракций, получаемая при обработке сырой нефти. Возможности дозаправиться мазутом между Балтикой и Черным морем нет нигде, да и здесь ее в требуемых количествах получить практически невозможно. Поэтому в любом дальнем походе нам необходимо все везти с собой. Для этого у нас есть специальные корабли, именуемые танкерами, но я бы на месте неприятеля атаковал нас в узких местах – или в Датских проливах, или в Па-де-Кале, или в Гибралтарском проливе, а уж тем более в Геллеспонте и на Босфоре, где они это могут сделать и с берега. А попадания в танкеры чреваты пожаром.

В нашем будущем были прорыты каналы между Балтикой и Волгой, а также между Волгой и Доном, что позволило бы нам перебросить корабли за приемлемое время и в полной безопасности. Но, увы, здесь этих каналов еще нет. Так что мы перебросили сюда только лишь один быстроходный катер, хотя он мал, да удал – уже потопил один британский пароход на траверзе Евпатории. А скоро сюда придет второй корабль, но тоже небольшой, и несколько трофейных пароходов, оснащенных, впрочем, нашим оружием. И груз оружия, боеприпасов, а также люди, которые умеют со всем этим обращаться.

Нахимов вздохнул.

– Господа, значит, пока ваши корабли не пришли, придется заняться обороной. Мы ведь с Владимиром Александровичем плохо разбираемся в ваших сухопутных делах-с... Конечно, Слава Богу, что государь принял верное решение, и прислал в Севастополь Степана Александровича, – и он кивнул в сторону генерала Хрулёва. – Надеюсь, что вслед за вами в город придут подкрепления. А то мы уже не знали, как нам быть – после того, как светлейший князь Меншиков после Альмы увел из Севастополя армию, оставив нам всех своих раненых, наша диспозиция стала довольно-таки отчаянной. Господь послал нам подполковника Тотлебена, который тут же занялся строительством укреплений вокруг города. Но возводить их весьма непросто.

Господа, вы даже не можете представить, что в Севастополе не оказалось железных лопат и кирок. Мерзавцы-интенданты систематически разворовывали деньги, отпускаемые казной на закупку шанцевого инструмента. И мы были вынуждены отправить курьера в Одессу, чтобы закупить инструмент там. А пока саперы и жители Севастополя, с утра до ночи работающие на строительстве укреплений, ковыряют каменистую землю деревянными лопатами, палками, а из-за отсутствия носилок таскают грунт на одеялах, шинелях, даже в шапках иногда!

Нахимов махнул рукой, и, похоже, с трудом сдержал себя, чтобы не выругаться. Я промолчал и не стал травить душу адмиралу – ведь кирок в Одессе не окажется вообще, а «лопат же отыскано у торговцев, за исключением брака, 4246 штук, весом в 404 пуда 15 фунтов». Эти лопаты в нашей истории были отправлены из Одессы 3 октября «на 12 конных подводах», которые прибыли в Севастополь только 17 октября.

– Павел Степанович, – сказал я, – с нашими возможностями, в этот раз все будет не так, как это было в нашей истории. Ведь мы знаем, как развивались события, и потому сможем парировать удары англо-французов. И даже если у нас нет возможности перебросить сюда большую часть эскадры с Балтики, но, тем не менее, те технические средства, а так же неизвестные здесь виды вооружений, которые пришли с нашим караваном либо попадут сюда в ближайшее время, дадут нам немалые преимущества перед противником. Исходя из этого, государь дал добро на проведение операции по разгрому
высадившихся в Крыму вражеских войск, и пленению их остатков...

– Вот даже как? – удивился Корнилов. – Вы, господин капитан, всерьез надеетесь добиться полной победы над англо-французским десантом? К тому же противника поддерживает настоящая армада, насчитывающая несколько сотен вымпелов. Вряд ли ваши малые корабли смогут их все уничтожить.

– Да, ваше превосходительство, – ответил я, – мы уверены в том, что враг потерпит в Крыму поражение. И для этого у нас имеются все предпосылки. Надо только умело воспользоваться нашими преимуществами, и не наделать тех ошибок, которые в нашей истории привели к потере Севастополя.

– Так значит, мы все-таки его потеряли? – с горечью вздохнул адмирал Нахимов. – Только, знаете, господа, я ни при каких обстоятельствах его не покину, и буду сражаться до последней капли крови на руинах города. Вот так-с!

– Да, Павел Степанович, – пылко произнес адмирал Корнилов, – из Севастополя мы не уйдем, и здесь сложим наши головы. Так и передайте это государю!

В нашей истории, подумал я с горечью, все именно так и было – Корнилов, и Нахимов погибли в бою с врагом. Мне до сих пор вспоминались последние слова Владимира Алексеевича – «Отстаивайте же Севастополь!» Даст Бог, эти «птенцы гнезда Лазарева» переживут эту войну, и послужат еще нашей Родине!

– Господа, господа... – генерал Хрулёв попытался успокоить адмиралов. – Никто не сомневается в вашей храбрости и готовности отдать жизнь за Отечество. Только государь поставил перед нами совершенно иную задачу – не погибнуть с честью на развалинах Севастополя, а разгромить вражескую армию и флот. Давайте подумаем, как нам это лучше сделать...

Хрулёв уже был в курсе задуманной нами операции. Она состояла из двух фаз, проводимых последовательно. Первая фаза была чисто оборонительной. Надо было дать противнику полностью высадиться там, где он это сделал в нашей истории. Под руководством подполковника Тотлебена следовало продолжить укреплять Северную сторону, чтобы заставить противника начать правильную осаду города.

Дождавшись прибытия подкреплений и двух караванов с техникой и вооружением из XXI века, следует заблокировать плацдарм, на котором находится вражеское войско, и перехватить пути их снабжения. В общем, операция эта в чем-то будет схожей с той, которую осуществил Кутузов в 1811 году при Рущуке. И результат должен быть таким же – лишенная снабжения англо-французская группировка сложит оружие.

– Во второй фазе операции активно будет использоваться Черноморский флот, – генерал Хрулёв взглянул на адмиралов, – силы противника, конечно, превосходят наши – по данных потомков, у неприятеля имеется 89 военных судов, из них 50 колесных и винтовых пароходов. У нас же – 45 военных судов – из них всего 11 колесных пароходов (и ни одного винтового).

Но к этому следует добавить те самые два корабля из будущего, а также шесть малых колесных пароходов с вооружением из будущего. Кроме того, как нам уже рассказал капитан Сан-Хуан, с этим караваном прибудет самое современное оружие, боеприпасы к нему, и, что немаловажно, люди, умеющие с ним обращаться; мы ожидаем и бронированные самодвижущиеся повозки, и артиллерию, и даже один вертолет – это тот самый летательный аппарат, который на Балтике принудил к сдаче объединенную англо-французскую эскадру у Свеаборга. А еще через некоторое время мы ожидаем следующий караван, с боеприпасами, топливом, и дополнительным вооружением. Думаю, что с помощью этого подкрепления Черноморский флот сумеет разгромить противостоящий нам флот союзников.

– Вертолет – я правильно сказал? – это ведь тот самый аппарат, который сжег несколько вражеских кораблей? – спросил Корнилов, посмотрев на меня. – Страшная штука, господа потомки, не хотел бы я испытать его действие на себе.

– Конечно, количество боеприпасов у него будет ограничено, ваши превосходительства, – сказал я. – Но основательно проредить вражескую эскадру он, смею надеяться, очень даже сможет. Хотя я бы предложил другой вариант – отстрел наиболее опасных для нас кораблей в случае попытки вражеского флота вмешаться в боевые действия. Можно им воспользоваться и для разведки, но для этого у нас есть другие устройства – так называемые беспилотники, маленькие летательные аппараты, которые расходуют намного меньше энергии, но способны служить нашими глазами над порядками неприятеля. Единственное противопоказание для них – сильный ветер.

И еще. На время строительства укреплений, мы организуем команды пулеметчиков – пулеметами у нас называют оружие, способное стрелять не одним патроном, а сотнями, и выкашивать цепи нападающих – для обороны редутов. Такие люди у меня есть, частично уже в Севастополе, частично на подходе вместе со сводным полком Степана Андреевича. А со вторым и третьим караваном прибудут пулеметы и минометы – тоже страшное оружие, вроде мортир, но переносные и более дальнобойные. И тогда моих пулеметчиков на редутах заменят обученные к тому времени солдаты севастопольского гарнизона, высвободив их для ударов по врагу.

– А что, господа, – адмирал Нахимов наконец оторвался от разложенной на столе карты, и посмотрел на нас, – мне кажется, что план, предложенный государем, вполне выполним, и имеет значительные шансы на успех. Во всяком случае, активные боевые действия по морской блокаде вражеского войска не позволят ему штурмовать Севастополь. А просто осаду мы выдержим, особенно с вашими пулеметами. Тем более, что, как я понял, город не будет окружен, и мы сможем беспрепятственно получать все необходимое для обороны извне. И мы будем предупреждены о действиях противника, прямо как царь Додон в «Сказке о золотом петушке» господина Пушкина.

– Павел Степанович, – сказал я, – а еще беспилотники позволят нам определять местонахождение складов с порохом, боеприпасами и продовольствием, и оперативно уничтожать таковые с помощью артиллерии. Лишенные же этих припасов вражеские войска банально не смогут сражаться. А в храбрости и стойкости русских солдат и матросов никто из присутствующих здесь не сомневается.

Нахимов и Корнилов стали оживленно обсуждать планы использования кораблей Черноморского флота, которые, в отличие от нашей истории, не будут покоиться на дне севастопольских бухт, а получат возможность сразиться в открытом море с врагом. Корнилов особенно уповал на действие отряда паровых кораблей. Я решил проявить инициативу, и вежливо попросил слова у адмиралов.

– Владимир Александрович, Павел Степанович, государь подготовил приказ, согласно которому командующим отряда паровых кораблей будет назначен капитан 2-го ранга Григорий Иванович Бутаков. Я полагаю, что вы хорошо знаете этого достойного офицера. В нашей истории он после окончания этой войны разработает тактику боевого применения парового флота и дослужился до чина полного адмирала.

– Григорий Иванович – действительно достойный офицер, и я полагаю, что государь сделал верный выбор, – кивнул адмирал Корнилов. – Я потом познакомлю вас с ним, господин капитан. Думаю, что вы, конечно, в рамках допустимого, расскажете ему о новых приемах боя паровых кораблей.

– Ну, вот и отлично, – подвел итог этого несколько затянувшегося совещания генерал Хрулёв. – Господа, немедленно приступайте к подготовке Севастополя к обороне. Планы, которые мы здесь обсуждали, замечательные, но если наши войска не смогут выдержать первый натиск противника, то все наши разговоры о грядущей победе над англо-французским десантом так и останутся разговорами...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9243 (+9555/−312)
Лояльность: 28501 (+29256/−755)
Сообщения: 3775
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#246 Uksus » 19.04.2017, 16:04

Road Warrior писал(а):все же придется разъяснить Нахимову и Корнилову о том, кто мы такие,

На фиг.

Добавлено спустя 7 минут 5 секунд:
Road Warrior писал(а):те технические средства, а так же неизвестные

Слитно. Макс, это устойчивое сочетание. В значении "а ещё" пишется исключительно "а также".

Добавлено спустя 12 минут 15 секунд:
У Широкорада, кажется, было написано, что во время осады Севастополя на британских кораблях пушки крупного калибра были самыми современными. Т.е. нарезными дульнозарядными. Во время стрельб их клинило после 2-3 выстрела.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6728 (+6776/−48)
Лояльность: 911 (+911/−0)
Сообщения: 6784
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#247 Садко » 19.04.2017, 16:34

У Широкорада, кажется, было написано, что во время осады Севастополя на британских кораблях пушки крупного калибра были самыми современными. Т.е. нарезными дульнозарядными. Во время стрельб их клинило после 2-3 выстрела.

Не совсем так... Подобные орудия у британцев появятся позднее... В 1854 году все орудия у них были гладкоствольные...
Садко
Новичок
Возраст: 63
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 3079 (+3542/−463)
Лояльность: 614 (+5718/−5104)
Сообщения: 1946
Зарегистрирован: 18.07.2012
С нами: 6 лет 3 месяца
Имя: Александр

#248 Road Warrior » 20.04.2017, 03:25

3 (17) сентября 1854 года. Санкт-Петербург.
Профессор Слонский Владимир Михайлович, подполковник в отставке, ректор Императорского Елагиноостровского университета.


– Господа, его императорское величество примет вас, – сообщил нам флигель-адъютант, выходя из царского кабинета. Через минуту дворцовый лакей открыл дверь и с поклоном предложил нам войти. Я с любопытством осмотрел кабинет императора. Да, обстановка была скомной, можно даже сказать, спартанской. Железная койка, застеленная шерстяным одеялом, письменный стол, на каминной полке бюст графа Бенкендорфа – друга и спутника царя во всех его путешествиях. И сам Николай I в мундире Преображенского полка, с улыбкой встречавший нас.

Я много лет проработал профессором в Военно-медицинской академии. Нет, я по профессии не врач, я химик. Так уж получилось, что в постсоветское время найти новых преподавателей было не так уж просто, и меня уговорили повременить с выходом на пенсию. Но в прошлом июне, когда я отпраздновал семидесятипятилетие, моей Варечке все-таки удалось уговорить меня, и я торжественно заявил, что этот учебный год будет последним. Пора, что называется, и честь знать. Да и отдохнуть не мешает.

Тем более, что если у меня со здоровьем до сих пор было все более-менее все в ажуре, то у нее начались проблемы, и мы решили поменять сырой климат Северной столицы на солнечный севастопольский, где я пятнадцать лет назад унаследовал домик на Северной стороне, недалеко от моря. Варечка трижды летала туда, договорилась о ремонте, обустроила сам домик и прилегающий к нему участок. Она показывала мне фото – садик, веранда, спальня, столовая, мой и ее кабинеты...

Только вот человек предполагает, а Бог располагает – не успели мы отпраздновать нашу золотую свадьбу, как однажды, проснувшись и, как обычно, поцеловав супругу, я обнаружил, что она умерла во сне. Я поблагодарил Бога за то, что он подарил нам пятьдесят лет совместной жизни, равно как и за то, что она не мучилась перед кончиной. Но без нее мне стало очень тяжко. Да, у нас есть дети, внуки, даже правнуки, но супруги мне ох как не хватает...

Мои бывшие курсанты, которые теперь сами служат преподавателями ВМА, каким-то образом договорились о том, чтобы я в качестве «почетного курсанта» отправился на «Смольном» вокруг Скандинавии. Вообще у меня с курсантами – как бывшими, так и настоящими – неплохое взаимопонимание. Я для них, понятно, «Слон», хотя моя фамилия ничего общего с этими огромными животными ничего общего не имеет. Мой дед был поляком, а фамилия «Слонский», с мягким «с» и носовым «о» вместо «он», на самом деле означает «Силезский». Кто-то из моих предков, похоже, был родом из тех краев. В ВМА даже выражение такое появилось, «попасть под слона» – то есть, прийти на мой экзамен неподготовленным и получить «банан».

А года четыре назад произошло вообще, как в известном анекдоте – сижу я в кабинке в туалете, а слева от меня студент кричит: «Ну, как экзамены?» А второй, с другой стороны: «Да вот, все бы хорошо, только “попал под слона”, скоро пересдача, боюсь, что он опять на меня наступит». Потом этот курсант – сейчас, кстати, он один из лучших практикантов в клинике – ответил все-таки на пятерку, я ему и говорю: «Видите, не наступил на вас слон, а вы боялись». Тот покраснел, а я ему с усмешкой – мол, не надо было в туалете перекрикиваться, если не знаешь, кто в третьей кабинке.

Именно он, Юра Черников, в составе делегации и передал мне приглашение на «круиз», а так же поздравление с днем рождения, красиво оформленное моими бывшими учениками. Естественно, с картинкой слона.

И когда мы вдруг очутились в прошлом, я пошел к Дмитрию Николаевичу Кольцову и заявил ему – мол, товарищ капитан 1-го ранга, у нас тут куча курсантов, которые от безделья скоро на стенки полезут. Почему бы не учредить для них университет в XIX веке?

Дмитрий Николаевич подумал и говорит:

– Владимир Михайлович, идея, конечно, богатая, только кто в этом университете преподавать будет?

А я ему готовый проект подаю, рукописный, понятно – ну не люблю я эти компьютеры. Хорошо еще, почерк у меня не врачебный, все-таки я офицер Советской армии, пусть и в отставке. А то смотришь иной раз в историю болезни, а там то ли «ринит» написано, то ли «бронхит». И так и этак можно прочитать. Насчет же преподавания – так пусть старшекурсники учат первокурсников, тем более, что многие из них уже готовились к госам, и фактически уже закончили обучение. Я написал собственноручно лишь сам концепт, а оставшееся – в печатном виде – подготовили некоторые курсанты, которых я знал и смог заинтересовать. Включая, кстати, и моего внука, Мишу Слонского, курсанта «Поповки».

Кроме того, я заручился согласием Леночки Синицыной и пары ее ребят – все-таки медицину преподавать должны люди с практическим опытом. Ну, а в проекте еще пять факультетов – медицинский, инженерный, точных наук, экономический и военный. А в ближайшее время – еще и юридический, и, наверное, исторический и журналистики. Две секции в каждом – для «своих» и для «хроноаборигенов». Обязательным надо сделать преподавание иностранных языков – с французским и немецким помогут местные товарищи, которые знают эти языки, порой, даже лучше, чем родной – русский. А вот на обучение английскому языку уже напросилась одна особа, молодая американка, которая также хочет учиться у нас. Только она еще не решила где именно: то ли на медицинском факультете, то ли, если таковый будет, на факультете точных наук. Я ее проэкзаменовал и понял, что девушка далеко пойдет. А еще она красавица, и, как я слышал, скоро выходит замуж... Кому-то достанется сокровище, как мне когда-то моя Варя.

Дмитрий Николаевич прочитал краткое резюме проекта и, посмотрев внимательно на меня, вздохнул:

– Владимир Михайлович, как вы знаете, инициатива наказуема. Нам император подарил Елагин остров со всеми его постройками. Часть из них мы можем отдать под университет. Вот только огромная просьба к вам просьба – России необходимы учителя, и неплохо бы при университете открыть курсы и для них. А также подумайте, кого из современных профессоров или даже студентов, которые в нашей истории себя прославили, можно было бы переманить к нам и обучить. Только желательно таких, которые в нашей истории не уехали из страны.

– Дмитрий Николаевич, вот список таких людей. Так, например, хотелось бы перевезти из Казани Николая Ивановича Лобачевского; в нашей истории, он скончался в 1856 году. Думаю, мы сможем его подлечить, а также спасти ему зрение – в нашей истории он ослепнет через год. Кроме того, у него ряд учеников, оставивших след в науке. Есть ряд других великих математиков, таких, как Пафнутий Львович Чебышев. Есть великие физики, химики, историки, юристы... В числе химиков – Александр Бутлеров, человек, практически создавший ту научную область, в коей подвизался – далеко не столь успешно – и я. В Санкт-Петербургском педагогическом институте сейчас учится студент Дмитрий Менделеев. Мы можем также привлечь таких будущих ученых, как Александр Столетов, который ныне учится во Владимирской гимназии. И, наконец, есть и люди, родившиеся за границей, Борис Семенович Якоби, например.

– Владимир Михайлович, я полагаю, что не все они согласятся перейти к нам.

– Возможно, что вы и правы, только мы можем предложить им то, что для настоящего ученого намного дороже денег – знания, которых ни у кого сейчас нет. Теперь насчет учителей. Хотелось бы при университете создать и гимназию. В ней наши будущие учителя смогут преподавать, с ее помощью мы будем готовить и будущих студентов. Кстати, туда же можно будет определить и юнг, спасенных с английских кораблей.

– Хорошо, Владимир Михайлович, считайте, что вы меня уговорили, – улыбнулся Кольцов. – Я передам вашу записку императору, а там видно будет.

И вот, всего через неделю после того нашего разговора, я излагаю свой концепт императору, а тот внимательно меня слушает и кивает головой. Когда я закончил свою, несколько сумбурную речь, Николай Павлович улыбнулся и сказал:

– Благодарю вас, Владимир Михайлович. Указ о создании Императорского Елагиноостровского университета я подготовлю в самое ближайшее время. Надеюсь, что вы не откажетесь стать его ректором. Я предлагаю вам чин действительного статского советника – это четвертый класс Табели о Рангах. Насчет средств на содержания этого университета мы поговорим отдельно. Я видел подготовленную вами смету, и полагаю, что часть этой суммы можно будет взять из моих личных средств. А Дмитрий Николаевич, в свою очередь, предложил оплатить другую часть этой суммы из призовых денег, вырученных от продажи захваченного вашей эскадрой имущества неприятеля.

– Спасибо, ваше величество. И еще один вопрос – у меня есть список людей, которых мы хотели бы пригласить в наш университет. Естественно, если они будут согласны.

– Хорошо, Владимир Михайлович, я подумаю над тем, как сделать, чтобы мои подданные со всей серьезностью отнеслись к вашему предложению. Полагаю, что моя рекомендация поможет склонить как самих ученых, так и их начальство. Или, как в случае господина Столетова – он еще раз посмотрел в список – да, Столетова, его родителей. Кстати, как я слышал, старший брат Александра Столетова – Николай – сейчас находится в Севастополе. Он служит вольноопределяющимся в 10-й артиллерийской бригаде.

– Ваше величество, все-таки лучше оставить ученым свободу выбора. И намекнуть, что они получат такие знания, которых не дают ни в России, ни за границей. Не хочу, чтобы кто-нибудь шел к нам из-под палки.

– Вы правы, Владимир Михайлович. Кстати, мне очень понравился и предложенный герб университета. – И он достал лист бумаги, который я узрел в первый раз. Я с ужасом увидел, что на нем был изображен боевой слон в академической шапочке и с дипломом в хоботе, причем в авторстве сомнения не было – это явно была рука моего старшего внука, Пашки Мишина. Не иначе как он подсунул это Кольцову. Эх, подумал я, надо было его в детстве пороть, а не баловать... Но пришлось промямлить:

– Благодарю вас, ваше величество.

– А скажите, Владимир Михайлович, – император вдруг с любопытством посмотрел на меня, – правда, что вы ходили к берегам Североамериканских Соединенных Штатов на огромном подводном корабле?

Удивившись тому, что Кольцову было известно и этот факт из моей биографии, я ответил:

– Да, ваше величество, это правда. Только тогда я был молодым матросом, и ни Североамериканских Соединенных Штатов, ни даже Саргассова моря я не видел. В наших подводных лодках иллюминаторов, увы, не было. И ничего героического в моей службе тоже не произошло – ни единой медали я не заслужил, разве что два нагрудных знака «За дальний поход». Правда, во время этих двух вояжей я неплохо научился играть в шахматы...

Император улыбнулся:

– Я тоже люблю эту игру. Если вы не против, то я бы с удовольствием сыграл с вами пару партий, только где найти на это время? Владимир Михайлович, я распоряжусь, чтобы вас пропускали ко мне беспрепятственно. Думаю, что я еще не один раз буду иметь честь беседовать с вами. А пока прошу извинить – нам с Дмитрием Николаевичем нужно будет обсудить некоторые важные дела. Я велю флигель-адъютанту распорядиться, чтобы вас отвезли туда, куда вы хотите.

– Тогда, ваше величество, я отправлюсь на Елагин остров. Всего вам доброго...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9243 (+9555/−312)
Лояльность: 28501 (+29256/−755)
Сообщения: 3775
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#249 Uksus » 20.04.2017, 08:02

Road Warrior писал(а):императора. Да, обстановка была скомной, можно даже сказать, спартанской.

СкРомной.

Добавлено спустя 4 минуты 50 секунд:
Тем более, что если у меня со здоровьем до сих пор было все более-менее все в ажуре,

Второе на фиг.

Добавлено спустя 3 минуты 5 секунд:
Road Warrior писал(а):Именно он, Юра Черников, в составе делегации и передал мне приглашение на «круиз», а так же поздравление

Слитно.

Добавлено спустя 6 минут 41 секунду:
Road Warrior писал(а):Удивившись тому, что Кольцову было известно и этот факт из моей биографии, я ответил:

БыЛ известЕН.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6728 (+6776/−48)
Лояльность: 911 (+911/−0)
Сообщения: 6784
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#250 Road Warrior » 23.04.2017, 23:09

8 (20) сентября 1854 года. Березина у Борисова, борт парохода «Русалка».
Поручик Гвардейского экипажа Семенов Николай Антонович.


  Как я и предполагал, отдохнуть нам так и не дали. Правда, несколько дней я урвал, и немножко отвел душу на Бомарзунде. Осмотрел вертолет, нарисовал на нем ангела в память нашего позывного. Ангелочек получился симпатичный, с лицом Оды. Это уже Наиль постарался – оказывается, он неплохо рисует. Рядом с рисунком надпись для тех, до кого плохо доходит – «Ода», чтобы всем было ясно – кто изображен на борту моего вертолета. И рядом несколько красных звездочек – мой персональный счет в этой войне.

С самой Одой я встретился, и мы долго не могли с ней наговориться вволю. Похоже, что моя голубоглазка серьезно в меня влюбилась. Как и я в нее. Мы гуляли с ней вечерами, обнимались и даже целовались. На большее я не рассчитывал, зная здешние патриархальные нравы.

Но я печенкой чувствовал, что такая идиллия продлится недолго. Ведь война закончилась только на Балтике. А на Черном море она должна вот-вот перейти в решающую фазу. Британцы с англичанами вот-вот начнут осаду Севастополя, и без нашей помощи адмиралы Корнилов и Нахимов никак не обойдутся.

И я как в воду смотрел. И недели не прошло, как меня вызвал на связь капитан 1-го ранга Кольцов, и «порадовал» скорой дальней дорогой в город-герой Севастополь. Точнее, в Крым, где мой «Ансат» будет базироваться неподалеку от Симферополя. Вот это я понимаю, это прямо как у Филатова:

Сознаю свою вину.
Меру. Степень. Глубину.
И прошу меня направить
На текущую войну.
Нет войны – я все приму –
Ссылку. Каторгу. Тюрьму.
Но желательно – в июле,
И желательно – в Крыму
.

Где-то все так. Только война в наличие, и отправляться мне надо не в июле, а в самый что ни на есть «бархатный сезон». Буду бомбить супостата, и кушать по вечерам персики, запивая их сухим вином, и скучая по Оде.

Или не скучая. Услышав о моей командировке, моя ненаглядная устроила настоящий концерт, требуя, чтобы я взял ее с собой на войну. Дескать, мужчина я видный, и меня нельзя отпускать одного, тем более, в Крым, где горячие гречанки быстро соблазнят меня.

– Николай, – дрожащим голосом сказала мне Ода, – я умру без тебя. Неужели ты хочешь моей смерти? Возьми меня с собой на войну. Я буду сражаться рядом с тобой. Ведь в Балаклаве был женский греческий батальон «амазонок» – я видела картинку, на которой была изображена командир этого батальона. *

* Реальный факт. В 1878 году по инициативе Григория Потемкина в Балаклаве из сотни жен и дочерей греческих солдат, был сформирован «батальон амазонок» во главе с Еленой Ивановной Сарантовой, женой Иоанниса Сарантоса. Последний был другом Потемкина. Женщины прошли интенсивную военную подготовку в езде, фехтовании и стрельбе. 24 мая (4 июня) 1787 года «батальон Амазонок» встретил императрицу Екатерину II в селе Кадыкей, на коне, в красочной форме, вооруженные винтовками с длинным стволом. Зрелище сие весьма впечатлило иностранцев, сопровождавших императрицу.

Я тоже помнил о подобном историческом казусе. Вытерев платком заплаканное лицо Оды и подумав немного, я спросил у нее, готова ли она на менее героическое, но не менее полезное времяпровождение в Крыму. Получив утвердительный ответ, я отправился в радиорубку и связался в каперангом Кольцовым. Зашел я издалека: дескать, прошу разрешения набрать кое-кого из местных жителей для работы в качестве грузчиков – ведь тягачей у нас не будет, а вертолет двигать надо. Да и для других работ нужна будет грубая сила. Кроме того, не помешал бы и повар, и прачка, можно в одном лице.
– Николай Антонович, – сказал он, причем я явственно услышал усмешку с того конца провода – я все понимаю, и не буду возражать, если твоя невеста будет рядом с тобой, тем более, если от нее будет реальная помощь. Ты ей только объясни, что в сам вертолет ты ее взять не сможешь – места мало, да и каждый лишний килограмм на счету. Ничего страшного не случится, если вы на короткое время с ней расстанетесь. А насчет грузчиков – идея хорошая, действуй.

Вот откуда, интересно, он узнал про Оду? Ну да ладно, восьмерых местных мужичков посильнее я быстро нашел – все Одины родственники, естественно, все сложены примерно как бог Один, простите за каламбур, и, что немаловажно, все достаточно хорошо знают русский. И почти все из них служили в «охотниках» Когда я пошел узаконить их статус, оказалось, что Кольцов уже предупредил кого надо, так что за рекордное время моя команда пополнилась еще девятью штатными единицами.

Следующим, над чем пришлось поломать голову, был вопрос о том, как лучше доставить наш вертолет в Крым. Мы исходили из того, что для «Ансата» в качестве «вертолетоносца» может сойти и баржа хроноаборигенов с усиленной палубой. А если с вертолета снять лопасти, то он теоретически сможет пройти по любому каналу. Нашему каналу. А вот по Березинскому водному пути, увы, не получится – баржа попросту в нем застрянет. Альтернативный путь – через Волгу и Дон – заставит нас совершить несколько перелетов: до Твери, от Волги до Дона, от Мариуполя до Крыма... А моторесурс у нас, хотя еще и практически девственный, но все же не бесконечный.

  Поэтому было решено отправить нас со вторым караваном, через Березину. Для этого в Речицу заранее отправили группа, которая раздобыла там баржу, у которой срочно усилили палубу и пригнали ее в Оршу. А плашкоут, на котором мы прибудем из Бомарзунда, будет отбуксирован в Ригу сразу после нашего взлета.

  Тридцатого августа – по календарю предков, для нас же это одиннадцатым сентября, но надо потихоньку переучиваться на здешние реалии – наш плашкоут взял на буксир пароход «Русалка», в девичестве «Mermaid», и мы покинули гостеприимный Бомарзунд. С нами отплыла и страшно довольная Ода.

Часть нашей команды уже ждала нас в Орше, другие же, вместе со мной и с Игорем Шульгиным, моим штурманом, располагались в уютных каютах с настоящими иллюминаторами (или частично без таковых) на круизном пятизвездном судне, коим являлась «Русалка». Причем пять звездочек она получила за то, что на топчанах лежали настоящие матрасы (и даже без клопов!), а «туалет типа сортир» был в рабочем состоянии. Оде выделили отдельную каюту, но она все время, словно хвостик, ходила за мной, опасаясь, что вдруг возьму вдруг и улечу, как сказочный Карлсон. Конечно, для меня это было приятно, но, в тоже время, немного нервировало, так как приходилось на ходу решать множество разных проблем.

Например, с горючим для вертолета. В этом времени нет АЗС, цистерн и танкеров, по крайней мере вне Балтики. Как доставить в Крым необходимое количество авиационного горючего для нашего «канадца» – турбовального двигателя «Пратт энд Уитни»? Технари нашли выход – заказали у интендантов несколько сотен дубовых бочек. В них закачали с «Лены» горючку, тщательно закупорили их, и погрузили в трюм баржи. В полевых условиях нам придется заправлять вертолет старым дедовским способом – с помощью центробежного насоса. Так что Одины родственники будут очень даже к месту.

Для того, чтобы наши охранники и, по совместительству, грузчики, поняли, с каким грузом им придется иметь дело, мы провели для них наглядную демонстрацию – вылили ведро горючки на кучу ветоши и подожгли ее. Импровизированный костер ярко пылал, а солдатики и «охотники» стояли, любовались пламенем и задумчиво почесывали затылки. Похоже, что они осознали и впечатлились.

На «Русалке мы проводили время в основном на палубе, благо погода была прекрасной. Наш гордый «Ансат» был крепко-накрепко принайтован к палубе и закутан в старый парус. Со снятыми несущими лопастями хвостовым винтом вертолет был похож на огромную морковку. Зато ему не были страшны ни жара, ни холод, ни качка; тут мы не раз вспоминали с нежностью и теплотой наши каюты на «Королеве», где и не качало особо, был кондиционер и электрическое освещение... А то в Риге было плюс двадцать девять, но не успели мы дойти до Динабурга – в нашем будущем Даугавпилса – как температура упала до семи-восьми градусов, и зарядил мелкий противный дождик. Потом, у Полоцка, дождь прекратился, потеплело градусов до двадцати пяти, и при этом стало невыносимо влажно.

  И вот, наконец, пятого числа пополудни наши техники перебрались на плашкоут – Наиль при этом ухитрился свалиться в реку, чьи температуры оказались далеко не такими уж теплыми – и началась подготовка к полету. Был снят парус, заботливо закрывавший «Ансат» от нескромных взглядов, установлен хвостовой винт и несущие лопасти.

И когда нам сообщили, что пора в путь дорогу, вон уже Улла видна на горизонте – так именовалась деревня рядом с устьем одноименной реки. Тем временем, мы с Наилем отбирали самые нужные нам на первое время вещи, чтобы складировать их в грузопассажирском отсеке. Вооруженцы проверили крупнокалиберный пулемет «Корд», установленный по правому борту фюзеляжа. На всякий случай мы решили подвесить под пилоны два пусковых контейнера с неуправляемыми ракетами С-8. Так, на всякий случай.

Все это время Ода крутилась вокруг меня, жалобно заглядывая мне в глаза. Потом она не выдержала, расплакалась, чмокнула меня в щеку, и убежала. Я и сам чуток расстроился. Впрочем, мы с ней скоро увидимся в Симферополе.

8 (20) сентября 1854 года. Борт вертолета «Ансат».
Поручик Гвардейского экипажа Семенов Николай Антонович.


И вот, наконец, тросы, удерживавшие «Ансат на палубе» отцеплены, двигатель запущен, и мы осторожно поднимаемся в воздух. Вертолет, сделав прощальный круг над караваном, берет курс на Оршу. Мы летим над бескрайними белорусскими лесами, почти родными, ведь мои предки по материнской стороны были родом из Белоруссии, только не отсюда, а южнее, из деревни Акшинки Гомельской области. Точнее, в наше время это была уже бывшая деревня, которую после Чернобыля расселили, и то не сразу.

  Игорь вдруг запел у меня под ухом: «Под крылом вертолета зачем-то поет зеленое море тайги». Ну, что тут поделаешь – он родом из Томска, не отличает тайгу от широколиственных лесов. Ну и, естественно, не «зачем-то», а «о чем-то». Но критиковать его я не стал – поет он так, что заслушаешься. Он мне один раз шепнул, что мама хотела, чтобы он стал оперным певцом, а он ее огорчил и поступил в Сызранское училище, хотя его отец, сам летчик-истребитель со стажем, мечтал, чтобы сын пошел по его стопам. Тот, понятно, огорчился, что Игорь стал вертолетчиком – у летчиков, летавших на «трубах» это почему-то считается вторым сортом.

Лететь было красиво – солнце стояло еще довольно высоко, а под нами виднелись леса, тут и там перерезанные извилистыми ленточками рек и речушек, а кое-где синели небольшие озера и ярко-зелеными пятнами выделялись болота. Перелет занял совсем недолго, где-то минут двадцать пять, и под нами показалась Орша. Я ожидал увидеть город, но то, что я увидел, было больше похоже на деревню-переросток; несколько каменных зданий в центре, а вокруг – избы, избы, избы... Вспомнилось, что в 1812 город сожгли французы, от чего он так и не оправился; да и в 1830-31 годах, во время Польского мятежа, город сильно пострадал. Но обрадовало то, что у одного из мостков на Днепре я увидел плашкоут, на палубе которого красовался намалеванный свежей краской круг. Я облегченно вздохнул – наш небольшой перелет прошел вполне благополучно. Но, как оказалось, нам все же не удалось обойтись без приключений.

Игорь Шульгин, переставший любоваться видами белорусских лесов и полей, и поглядывавший на приближающуюся палубу плашкоута, вдруг насторожился, обернулся назад, и жизнерадостно заржал:

– Я знал, что эта чертовка не отстанет от нас. Микола, а у нас «заяц»!

Честно говоря, и я подозревал, что Ода способна отмочить нечто подобное. Но перед стартом у меня голова работала только в одном направлении – как бы нам поудачней взлететь. После того, как зареванная Ода скрылась из глаз моих, я перестал следить за ее передвижениями. И, как оказалось, напрасно. Вытерев слезы, эта безобразница незаметно пробралась в грузопассажирский отсек и спряталась под сложенные там коробки и тюки с имуществом. Она тихонечко, как мышка под веником, сидела там, ожидая, когда вертолет поднимется в воздух. Минут через двадцать полета, она стала осторожно выбираться из-под коробок с сухпаем, ЗИПами, и прочими нужными вещами. Когда вертолет резко пошел на снижение, непривычная к таким воздушным качелям Ода вскрикнула, чем и выдала себя. Бдительный Игорек услышал шум, и «обрадовал» меня известием об нелегальном пассажире.

Мне захотелось после приземления сказать много «ласковых» слов своей красавице, и вряд ли их можно будет найти в словарях русского и шведского языков. В голове у меня промелькнули картинки, которые можно посчитать иллюстрациями к творчеству маркиза де Сада. Но я знал, что когда мы приземлимся, скорее всего, дело закончится моими укоризненным взглядом, и ласковым поцелуем в ее румяную щечку. Ну, не умею я долго злиться.

А через две-три минуты нас уже встречали те из наших ребят, кого я отправил в Оршу заранее…
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9243 (+9555/−312)
Лояльность: 28501 (+29256/−755)
Сообщения: 3775
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#251 lector » 24.04.2017, 04:18

...." Британцы с англичанами вот-вот начнут осаду Севастополя, "...???
lector M
Новичок
Возраст: 64
Откуда: Los Angeles
Репутация: 31 (+31/−0)
Лояльность: 926 (+926/−0)
Сообщения: 168
Зарегистрирован: 11.05.2011
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Виктор

#252 Uksus » 24.04.2017, 08:40

Road Warrior писал(а):Где-то все так. Только война в наличие, и отправляться мне надо не в июле,

НаличиИ.

Добавлено спустя 2 минуты 19 секунд:
Road Warrior писал(а):Реальный факт. В 1878 году по инициативе Григория Потемкина в Балаклаве из сотни жен и дочерей греческих солдат, был сформирован «батальон амазонок» во главе с Еленой Ивановной Сарантовой, женой Иоанниса Сарантоса. Последний был другом Потемкина. Женщины прошли интенсивную военную подготовку в езде, фехтовании и стрельбе. 24 мая (4 июня) 1787

1778?

Добавлено спустя 1 минуту 11 секунд:
Road Warrior писал(а):в селе Кадыкей, на коне, в красочной форме, вооруженные винтовками с длинным стволом.

Весь батальон - на одном?! :sh_ok: ;;-)))

Добавлено спустя 1 минуту 17 секунд:
Road Warrior писал(а):отправился в радиорубку и связался в каперангом Кольцовым.

Капразом. В наше время "каперанг" вышел из употребления.

Добавлено спустя 3 минуты 5 секунд:
Road Warrior писал(а):А если с вертолета снять лопасти,

Макс, если мне память не изменяет, у палубных вертолётов лопасти несущих винтов можно сложить в пакет. Для экономии места при транспортировке.

И вообще:
Длина: 13,543 м
Длина фюзеляжа без хвостовой балки: 6,91 м
Высота: 3,56 м
Колея шасси: 2,5 м
Это габариты "Ансат". Т.е. баржа должна быть метра 3 шириной. В какой канал она не пролезет?

Это я к:
А вот по Березинскому водному пути, увы, не получится – баржа попросту в нем застрянет.

Добавлено спустя 1 минуту 9 секунд:
Road Warrior писал(а):Для этого в Речицу заранее отправили группа, которая

ГруппУ.

Добавлено спустя 7 минут 8 секунд:
Road Warrior писал(а):Тридцатого августа – по календарю предков, для нас же это одиннадцатым сентября,

ОдиннадцатОЕ.

Добавлено спустя 1 минуту 6 секунд:
Road Warrior писал(а):в уютных каютах с настоящими иллюминаторами (или частично без таковых)

На фиг.

Добавлено спустя 1 минуту 16 секунд:
Road Warrior писал(а):опасаясь, что вдруг возьму вдруг и улечу, как сказочный Карлсон.

Можно, конечно, и так оставить...

Добавлено спустя 5 минут 4 секунды:
Road Warrior писал(а):Со снятыми несущими лопастями хвостовым винтом вертолет был похож на огромную морковку.

Э-э-э... Это как?

Добавлено спустя 1 минуту 46 секунд:
Road Warrior писал(а):свалиться в реку, чьи температуры оказались далеко не такими уж теплыми

...вода в которой оказалась не такой уж тёплой...

Добавлено спустя 1 минуту 33 секунды:
Road Warrior писал(а):И когда нам сообщили, что пора в путь дорогу, вон уже Улла видна на горизонте – так именовалась деревня рядом с устьем одноименной реки.

А продолжение? Когда сообщили ... то... ?

Или начало. ... было... когда сообщили...

Добавлено спустя 1 минуту 58 секунд:
Road Warrior писал(а):Все это время Ода крутилась вокруг меня, жалобно заглядывая мне в глаза.

На фиг.

Добавлено спустя 1 минуту 47 секунд:
Road Warrior писал(а):ведь мои предки по материнской стороны были родом из Белоруссии,

Либо по материнской линии, либо со стороны матери.

Добавлено спустя 2 минуты:
Road Warrior писал(а):во время Польского мятежа, город сильно пострадал

На фиг.

Добавлено спустя 1 минуту 7 секунд:
Road Warrior писал(а):После того, как зареванная Ода скрылась из глаз моих,

С.

Добавлено спустя 56 секунд:
Road Warrior писал(а):меня известием об нелегальном

О.

Добавлено спустя 1 минуту 35 секунд:
Про британцев с англичанами тебе уже уважаемый lector написал.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6728 (+6776/−48)
Лояльность: 911 (+911/−0)
Сообщения: 6784
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#253 Road Warrior » 28.04.2017, 13:30

12 (24) сентября 1854 года. Санкт-Петербург.
Генерал от кавалерии Василий Алексеевич Перовский, бывший генерал-губернатор Оренбургской и Самарской губерний.


Серое небо, мелкий моросящий дождик... Даже в Твери было солнечно, что уж говорить о моей губернии. Точнее, губерниях – Оренбургскую губернию разделили на собственно Оренбургскую и Самарскую в пятидесятом году, за год до моего второго туда назначения. Тем не менее, через год меня сделали генерал-губернатором обеих губерний. Жил я с тех пор в основном в Оренбурге, но приходилось время от времени находиться и в Самаре, приятном купеческом городке, протянувшемся вдоль Волги. Проблем с этим у меня не было – ведь ни семьи, ни детей у меня нет. Эх, была бы жива моя любимая Сашенька Воейкова, которой Жуковский посвятил свое замечательное стихотворение, «Светлана», и которую я именовал всегда именно так... Но она скончалась в далеком двадцать девятом году, в Италии, и она – увы – была замужем, так что мне все равно не суждено было стать ее мужем. Или, может быть, было бы суждено, если б она тогда выздоровела? Ведь ее муж, Александр Воейков, пережил ее всего на десять лет.

И, как у любого военного-холостяка, вещей у меня было мало, а дом... Да практически не было его – были «резиденции» в обеих моих «столицах», впрочем, и там, и там мне были подчинены «гражданские» губернаторы, которые занимались всеми внутренними делами губерний, оставив мне дела военные, а также отношения с нашими беспокойными соседями. И они, должен сказать, велись довольно успешно – в прошлом году мы все-таки взяли кокандскую крепость Ак-Мечеть, что открыло нам дорогу на Хиву и Бухару. Что и подвигло хивинского хана на заключение весьма выгодного для нас договора. Так что ситуация была весьма благоприятная.

Первого сентября я прибыл в Самару, чтобы ознакомиться с ситуацией в своей более спокойной губернии, а также с работой тамошнего своего губернатора, Константина Карловича Грота. Как я и ожидал, его труды были выше всяческих похвал; человек он кристальной честности, пекущийся о своем народе и защищающий его от всяческого произвола. До своего назначения, он заслужил славу бескомпромиссного и неподкупного ревизора, визитов которого боялись многие губернаторы.

Все было в таком порядке, что ровно через два дня после прибытия я решил, что мое присутствие здесь не очень-то и нужно, и что, мол, пора и честь знать. Я решил на следующий же день после визита в городской гарнизонный госпиталь отправиться обратно в Оренбург. А то мне вспомнилось, как меня посетил Пушкин, когда мне в первый раз посчастливилось стать генерал-губернатором тогда еще единой Оренбургской губернии, и как я в утро после его приезда и последовавшей хмельной пирушки разбудил его громким хохотом. Пришлось показать ему причину сего – письмо, полученное мною из Нижнего, от тамошнего губернатора Михаила Петровича Бутурлина:

«У нас недавно проезжал Пушкин. Я, зная, кто он, обласкал его, но должно признаться, никак не верю, чтобы он разъезжал за документами об Пугачевском бунте; должно быть, ему дано тайное поручение собирать сведения о неисправностях. Вы знаете мое к Вам расположение; я почел долгом вам посоветовать, чтобы вы были осторожнее.».


Потом Пушкин рассказал об этом Николаю Васильевичу Гоголю, в результате чего родилась столь любимая мною комедия «Ревизор», которую по моему распоряжению давали, и не раз, в Оренбургском театре.

После моего посещения госпиталя и места, где год назад началось строительство каменных казарм для гарнизона, я заскочил к себе в резиденцию, где мне вдруг объявили:

– Ваше превосходительство, как хорошо, что вы еще здесь! К вам фельдъегерь из Петербурга со срочным пакетом от Его императорского величества!

Удачно, что я не уехал еще с утра, как первоначально намеревался. В своем письме государь попросил меня как можно скорее прибыть в Санкт-Петербург. Насчет же нового генерал-губернатора он написал, что хотел бы поручить эту должность генералу от инфантерии Александру Андреевичу Катенину, но желал бы услышать мое мнение о его кандидатуре.

Ну что ж, подумал я, – генерала Катенина я знаю и полагаю, что он будет неплохим генерал-губернатором. Далее, Его императорское величество обмолвился о нашей «большой виктории на Балтике», что меня несказанно обрадовало. Ведь воевать с двумя величайшими державами Западной Европы, да еще при враждебной позиции Австрии и не самой дружественной – Пруссии, было совсем непросто.

Посмотрев еще раз на фельдъегеря, я спросил:

– Скажи, голубчик, а не тебя ли я награждал «Георгием» в прошлом году? И зовут тебя Василий Иванович Вересаев, не так ли?

– Да, ваше превосходительство, именно так. После боя в Ак-Мечети я получил из ваших рук знак отличия Военного ордена святого Георгия Победоносца. А теперь я фельдегерь Eго императорского величества.

– Благодарю за службу! Думаю, что награда, врученная тебе год назад, будет не последней.

– Господин поручик, – обратился я к своему адъютанту, – сегодня же отправляйтесь в Оренбург и объявите там о моем переводе в Петербург и о прибытии в ближайшее время нового генерал-губернатора генерала Катенина? А моих подчиненных – приготовиться к передаче ему текущих дел. Хотя я надеюсь застать его еще в Петербурге. А с господином фельдъегерем мы отправимся в столицу.

– Так точно, ваше превосходительство! – браво ответил Вересаев.

Через полтора часа, мы уже находились на пароходе, следовавшем в Тверь. А оттуда мы добрались в относительном комфорте до Петербурга по железной дороге, которая каждый раз напоминала мне о величии инженерной мысли нашего времени, и о труде русских людей, построивших эту дорогу.

В пути я несколько раз беседовал с Василием Вересаевым. Мы вспомнили лихое дело под Ак-Мечетью, когда он, не обращая внимания на свистящие вокруг него пули, одним из первых ворвался в город и сумел захватить одного из их кокандских военачальников. Для меня храбрые солдаты дороже именитых «друзей», которые появляются, как только фортуна обласкает тебя, и исчезают, «яко воск от лица огня», лишь стоит попасть в немилость.

Оказалось, что инженерная мысль расцвела не только в этих железных дорогах. Вражеский флот – и целый экспедиционный корпус – уничтожила появившаяся незнамо откуда эскадра железных кораблей, захватив больше половины кораблей противника и потопив остальные. Возможно, одному кораблю все-таки удалось уйти, но досконально этого никто не знает.

А еще у них якобы есть летательные аппараты. Сам Вересаев их не видел, но говорил, что рассказывают про них многие, что они, мол, похожи на огромных сказочных птиц с вертящимися над ними крыльями, и что они даже плюются огнем по неприятелю. Эти россказни я отнес к разделу досужих небылиц, которыми обрастают часто самые заурядные события. Но такая решительная победа над неприятелем показывает, что какое-то страшное оружие у этой эскадры есть. И некоторые их корабли фельдъегерь видел своими глазами в Свеаборге, когда направлялся туда с донесением. Они, может, не столь велики, но построены из металла, и ходят без парусов быстрее любого нашего - или неприятельского - корабля. А насчет их моряков он сказал следующее:

– Ваше превосходительство, люди как люди. По-русски говорят, прямо как мы, ну, может быть, чуть-чуть по-другому. Но высокие все, одеты чудно, оружие у них необычное, да и сами они... Даже не знаю, как это описать, но дорого бы я дал, чтобы они были с нами, а не против нас. Видел я и их главного, капитана 1-го ранга Кольцова – вы знаете, ваше превосходительство, за таким можно в огонь и в воду пойти. Ну, прямо как за вашим превосходительством.

– Не льсти мне, любезный. Ты честно заслужили своего Георгия, показав отменную храбрость…

– Вот я и говорю, ваше превосходительство, с таким генералом, как вы, иначе и нельзя.

Что поделаешь, – сокрушенно подумал я. – Похоже, они сами во все это верят. Главное, конечно, не показывать страх перед подчиненными, даже когда самому боязно. Это я усвоил еще давно, при Бородине, семнадцатилетним безусым юнкером... Хотя страшно было – аж поджилки тряслись.

И вот сегодня с утра мы наконец-то прибыли в Петербург. В Зимнем, узнав о моем прибытии, меня сразу же пропустили к императору в приватный кабинет, где уже сидел какой-то незнакомый мне военный в ранее невиданном мною мундире. Государь обнял меня и сказал:

– Спасибо тебе, Василий Алексеевич, что так быстро прибыл в наши края. Познакомься – это адмирал Гвардейского экипажа Дмитрий Николаевич Кольцов.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9243 (+9555/−312)
Лояльность: 28501 (+29256/−755)
Сообщения: 3775
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#254 Uksus » 28.04.2017, 14:12

Road Warrior писал(а):Проблем с этим у меня не было – ведь ни семьи, ни детей у меня нет.

...ведь ни семьёй, ни детьми я так и не обзавёлся.

Макс, в те времена риторика была обязательным предметом. Так что какие-либо неправильности и шероховатости в речи данного персонажа недопустимы.

Добавлено спустя 2 минуты 50 секунд:
...
Road Warrior писал(а): и она – увы – была замужем, так что мне все равно не суждено было стать ее мужем. Или, может быть, было бы суждено, если б она тогда выздоровела?

Хм?

Добавлено спустя 2 минуты 8 секунд:
вещей у меня было мало, а дом... Да практически не было его – были «резиденции» в обеих моих «столицах», впрочем, и там, и там мне были подчинены «гражданские» губернаторы,

То же самое.

Добавлено спустя 2 минуты 14 секунд:
Road Warrior писал(а):сведения о неисправностях. Вы знаете

? Это цитата из реального документа? Если да, нужна ссылка.

Добавлено спустя 2 минуты 55 секунд:
Road Warrior писал(а):А теперь я фельдегерь Eго императорского величества.

ФельдЪегерь.

Добавлено спустя 2 минуты 12 секунд:
Road Warrior писал(а):А моих подчиненных – приготовиться к передаче ему текущих дел.

А моиМ подчинённыМ - приказ приготовиться к передаче ему текущих дел.

Добавлено спустя 52 секунды:
Road Warrior писал(а):А оттуда мы добрались в относительном

На фиг.

Добавлено спустя 50 секунд:
Road Warrior писал(а):когда он, не обращая внимания на свистящие вокруг него пули,

На фиг.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6728 (+6776/−48)
Лояльность: 911 (+911/−0)
Сообщения: 6784
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#255 Medved_ » 28.04.2017, 20:11

Road Warrior писал(а):Господин поручик, – обратился я к своему адъютанту, – сегодня же отправляйтесь в Оренбург и объявите там о моем переводе в Петербург и о прибытии в ближайшее время нового генерал-губернатора генерала Катенина?
Предложение-то не вопросительное?
Medved_ M
Новичок
Возраст: 47
Откуда: Свердловск
Репутация: 7201 (+7280/−79)
Лояльность: 7386 (+7395/−9)
Сообщения: 2193
Зарегистрирован: 03.01.2015
С нами: 3 года 10 месяцев
Имя: Павел

#256 Road Warrior » 28.04.2017, 20:26

Uksus писал(а):Road Warrior писал(а):
и она – увы – была замужем, так что мне все равно не суждено было стать ее мужем. Или, может быть, было бы суждено, если б она тогда выздоровела?

Хм?

Сергей, здесь была такая вот конструкция. Саша Протасова (племянница Жуковского) вышла замуж за Александра Воейкова. Жуковский написал свою "Светлану" как подарок ей на свадьбу.

Брак был весьма несчастлив, хотя у них было трое детей. Перовский был в нее влюблен, и она, наверное, ответила бы взаимностью, но она "была другому отдана, и была век ему верна". Потом Саша уехала в Италию лечиться от чахотки, где и умерла в 1829.

А Воейков (сволочь, кстати, трех детей от Саши отдал ее родне на воспитание и больше ими не интересовался) умер десятью годами спустя, в 1839.

То есть, если бы Саша выздоровела в Италии и пережила бы Воейкова, то вполне вероятно, что она вышла бы замуж за Перовского.

Вот это я и, похоже, весьма неуклюже, попытался выразить.

Medved_ писал(а):Предложение-то не вопросительное?
И здесь очепятка :cry_ing:
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9243 (+9555/−312)
Лояльность: 28501 (+29256/−755)
Сообщения: 3775
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#257 Uksus » 28.04.2017, 20:49

Макс, я по поводу корявости формулировки. К исторической достоверности у меня претензий нет - не настолько хорошо знаком с предметом... :nez-nayu:
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6728 (+6776/−48)
Лояльность: 911 (+911/−0)
Сообщения: 6784
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#258 Road Warrior » 29.04.2017, 14:22

Uksus писал(а):Макс, я по поводу корявости формулировки. К исторической достоверности у меня претензий нет - не настолько хорошо знаком с предметом...
Сергей, а как вы бы это сформулировали?..
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9243 (+9555/−312)
Лояльность: 28501 (+29256/−755)
Сообщения: 3775
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#259 Uksus » 29.04.2017, 14:43

Макс, не знаю. Голова третий день не варит - у нас погода меняется.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6728 (+6776/−48)
Лояльность: 911 (+911/−0)
Сообщения: 6784
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#260 леликМ » 29.04.2017, 15:38

Road Warrior писал(а):и она – увы – была замужем, так что мне все равно не суждено было стать ее мужем. Или, может быть, было бы суждено, если б она тогда выздоровела?

и она – увы – была замужем, так что мне все равно не суждено было стать ее мужем. Или, может быть, всё ж таки суждено, если б она тогда выздоровела?

ПС. Так одно "было" можно убрать. Если сильно глаз режет.
лелик
http://samlib.ru/editors/l/leonid_w_m/
леликМ M
Новичок
Аватара
Возраст: 59
Откуда: г. Шарья, Гиперборейская Империя
Репутация: 1170 (+1204/−34)
Лояльность: 541 (+566/−25)
Сообщения: 830
Зарегистрирован: 05.11.2014
С нами: 4 года
Имя: Леонид Мешалкин

Пред.След.

Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 6 гостей