Турецкий марш

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#121 Uksus » 14.12.2017, 07:26

Road Warrior писал(а):и не только показывал его на карте, но и записывал историю изменения сего местоположения.

Хм? Может, на фиг?
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M В сети
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 5152 (+5196/−44)
Лояльность: 816 (+816/−0)
Сообщения: 6125
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 7 месяцев
Имя: Сергей

#122 Road Warrior » 19.12.2017, 21:28

14(26) октября 1854 года. Копенгаген.
Контр-адмирал Дмитрий Николаевич Кольцов.

Со мной связался радист, находившийся в российском посольстве в Дании, и сообщил, что барон Эрнест Романович Унгерн-Штернберг – наш посланник в Копенгагене – просит о встрече. Учитывая, что наше появление в этих краях «гремя огнем, сверкая блеском стали» было сплошной импровизацией, разговор с представителем российской дипломатии в Дании представлялся мне весьма полезным. Поэтому буквально через пару минут я отправился на берег вместе с одной из групп наших десантников.

Боевые действия фактически уже закончились. Правда, на море еще догорало несколько оставленных своими командами полуразбитых снарядами «Бойкого» и «Смольного» английских и французских боевых кораблей. На уцелевших развевались российские флаги. С захваченных линкоров и фрегатов на шлюпках свозили на берег их экипажи.

В городе дымились развалины домов, где-то звонили колокола, и время от времени слышались выстрелы. По настоянию командира наших морпехов старшего лейтенанта Осипова, мне пришлось надеть бронежилет.

– Товарищ адмирал, – сказал он, – понимаю, что мундир был бы более подходящим для официального визита, но зачем рисковать? Хрен его знает – выползет какой-нибудь в конец одуревший британец, из тех, кто был на батареях, и пальнет в вас из пистолета или штуцера. А береженого и Бог бережет.

Я вздохнул и напялил на себя броник. Первое впечатление – непривычно и неудобно. А нашим морпехам – хоть бы хны, они словно и не чувствуют эту тяжесть на своих спинах и боках.

На пристани царила обычная в таких случаях неразбериха. Кого-то несли на носилках, чтобы отправить на «Смольный», где сейчас трудились все наши медики, оказывая помощь раненым датчанам и пленным. При этом наши морпехи внимательно следили, чтобы местные жители не линчевали французов и британцев. Желающих отплатить ночным разбойникам – а иначе их не назовешь – за смерть, горе и разрушения, было немало.

Зато наших морпехов и моряков датчане готовы были носить на руках. «Нurra for Russerne!» («Да здравствуют русские!») – кричали они. Мужчины и женщины тянулись к нашим ребятам, хлопали их по плечам, совали им в руки горячие пончики, печенье, горячую жареную рыбу. Датские моряки предлагали морпехам закурить душистого табака, протягивали им свои кисеты и трубки. Словом – «мир, дружба, жвачка!».

Приятно, черт возьми! Не хватало лишь нашего дипломата... И тут я краем глаза увидел, как ко мне сквозь толпу протискивается мужчина в расшитой золотыми позументами одежде. Кто это, интересно? Нет, не барон. Тому около шестидесяти, а этому никак не более сорока.

– Ваше превосходительство, – с трудом отдышавшись после быстрой ходьбы произнес незнакомец, – господин барон плохо себя чувствует, и потому попросил меня проводить вас к нему. Позвольте представиться – коллежский асессор, советник и кавалер Михаил Добужинский.

Я чуть было не спросил, не родственник ли он известного художника Мстислава Добужинского, но вовремя вспомнил, что тот появится на свет лишь через двадцать лет.

Козырнув дипломату, я попросил проводить меня к российскому посольству, а по дороге ввести в курс здешних дел. Добужинский кивнул и повел меня по узеньким улицам старого города. Он сообщил о том, что появление англо-французской эскадры у стен Копенгагена стало для него и барона Унгерн-Штернберга полной неожиданностью.

– О вас нам вовремя сообщили по вашей, как ее вы называете, радиостанции. Очень полезная, между прочим, вещь. Ваш человек регулярно докладывает нам о том, что происходит в Берлине, и передает указания, данные самим государем-императором. Эти же разбойники свалились на нас, словно снег на голову. Вы только посмотрите, что они здесь натворили!

В этот момент мы проходили мимо разбитого бомбами дома. Пожар был почти потушен, и среди обломков копошились люди, разгребающие с помощью ломов и заступов битые кирпичи и черепицу. Похоже, что они надеялись найти под развалинами еще живых людей.

Спасательными работами руководил мужчина высокого роста, лет пятидесяти от роду, с небольшой седоватой бородкой. Одет от был в нарядный мундир, изрядно запачканный углем и сажей, и прожженный в нескольких местах.

– Это король Дании Фредерик VII – тихо сказал мне Добужинский. – Их Величество желает быть со своими подданными и в радости, и в горе. Он не стал отсиживаться в своем дворце, и вместо этого еще ночью отправился в город руководить спасением жителей Копенгагена.

Датский монарх, заметил нашу компанию, о чем-то переговорил со стоявшим рядом офицеров – видимо адъютантом – и после безуспешных попыток привести в порядок свою одежду, махнул рукой и решительно направился к нам.

Я отдал честь королю, и представившись, выразил соболезнование ему и его подданным, пострадавшим от пиратского нападения англо-французской эскадры. Добужинский перевел мои слова с русского на датский, и Фредерик, с чувством пожав мою руку, ответил мне, что, дескать, он будет вечно благодарен русским воинам и своему царственному брату императору Николаю за то, что они спасли его столицу от полного разрушения.

– Господин адмирал, – сказал он мне, – вы явились к стенам Копенгагена, словно ангел-спаситель. Если бы не ваши чудо-корабли, эти злодеи англичане в третий раз в этом веке подвергли бы мою столицу сожжению и разорению. Датчане никогда не забудут того, что вы сделали для них.

– Ваше Величество, очень жаль, что мы не успели раньше.

– Господин адмирал, вы появились как архангел Гавриил с огненным мечом, преградившим путь этому адскому войску. У нас, датчан, есть пословица – золото познается в огне, а друзья в беде.

Господин адмирал, надеюсь, что мой брат, Его Императорское Величество Николай, простит нас за наше малодушие, и, особенно, за то, что мы позволили его врагам бесцеремонно пользоваться Проливами, даже не спросив нашего согласия. Я сегодня же напишу моему брату, что с сегодняшнего дня мы находимся в состоянии войны с Англией и Францией на стороне России. И о том, что теперь он может всецело рассчитывать на нашу помощь, как дипломатическую, так и любую другую.

В частности, господин адмирал, хочу официально сообщить вам, что наши общие враги требовали передать им порты в Кёге и Фредериксхамне в свое неограниченное пользование. Я уже подготовил указ для частичной передачи их для нужд Российской Империи для охраны Проливов . Кроме того, мы были бы весьма признательны, если бы Россия разместила орудийную батарею в Эльсиноре, рядом с батареями датской королевской армии.

– Благодарю вас, ваше величество, – кивнул я. – Мы будем благодарны вам за разрешение пользоваться вашими портами. Могу обещать вам, что с нашими батареями проблем не будет.

– Господин адмирал, у меня к вам есть еще одна просьба. Не могли бы вы помочь моим солдатам и морякам укрепить Копенгаген и другие крепости Дании, отдав им хотя бы часть орудий с потопленных вашими кораблями вражеских судов? Они ваши трофеи, но, увидев вашу артиллерию в действии, мне показалось, что она настолько превосходит пушки с этих кораблей, что вам они не очень-то и понадобятся...

Я мысленно усмехнулся. А король-то еще тот деляга. Ладно, посмотрим; более современные орудия могут пригодиться и российскому императорскому флоту, по крайней мере, до того, как мы наладим выпуск более совершенных орудий. А вот те, что постарше, можно отдать датчанам. Да, а теперь наша очередь закинуть удочку…

– Ваше величество, мы согласны с вашим предложением; я распоряжусь, чтобы наши трофейные команды отобрали часть орудий для передачи датской армии. В свою очередь, мы бы хотели использовать для базирования наших кораблей датские порты на побережье Северного моря. Моя эскадра будут действовать в водах, прилегающих к побережью Британии, уничтожая вражеские торговые суда. Петля блокады будет затягиваться, пока Туманный Альбион не запросит мира.

– Вот, значит, как… – озабоченно произнес король, покачивая головой. – Я попросил бы ваше превосходительство посетить меня этим вечером в моем дворце, где можно было бы в более спокойной обстановке как следует обсудить то, о чем мы с вами сейчас говорили. Было бы неплохо, если бы и ваш посланник, барон Унгерн-Штернберг, тоже присутствовал при сей беседе.

– Хорошо, ваше величество, – я вежливо приложил ладонь к козырьку. – Мы с бароном будем у вас сегодня вечером. А пока я отправлюсь в наше посольство. Всего вам доброго, ваше величество.
Последний раз редактировалось Road Warrior 19.12.2017, 22:23, всего редактировалось 2 раз(а).
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8888 (+9200/−312)
Лояльность: 28441 (+29196/−755)
Сообщения: 3692
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 9 месяцев
Имя: Макс

#123 Uksus » 19.12.2017, 21:31

Road Warrior писал(а):хлопали их по плечу,

ПлечАМ.

Добавлено спустя 6 минут 25 секунд:
Road Warrior писал(а):Было бы неплохо, если бы и ваш посланник, барон Унгерн-Штернберг тоже будет присутствовать при сей беседе.

...тоже присутствоваЛ...
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M В сети
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 5152 (+5196/−44)
Лояльность: 816 (+816/−0)
Сообщения: 6125
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 7 месяцев
Имя: Сергей

#124 Road Warrior » 22.12.2017, 15:35

15(27) октября 1854 года. Черное море. Борт пароходо-фрегата «Владимир».
Командир десантного катера «Денис Давыдов» лейтенант Гвардейского флотского экипажа Максимов Глеб Викторович.


«В море – дома, на берегу – в гостях» – говорил в свое время адмирал Макаров. Правда, сейчас Степану Осиповичу всего пять лет, и он пешком под стол ходит. Но самое главное – он абсолютно прав. Посидел я немного на берегу, и заскучал. Ведь воевать пока вроде не с кем, а в дальнее плавание с нашим запасом горючего и соваться не стоит. Услышал я, что в море должен выйти пароходо-фрегат «Владимир» под командованием капитана 2-го ранга Григория Ивановича Бутакова, и мне страшно захотелось отправиться вместе с ним в поход.

В общем, пошел я к адмиралу Корнилову, поплакался ему и, как мальчик Сережа из одноименного фильма, попросился «в Холмогоры».

– Видите ли, Глеб Викторович, – немного подумав, сказал адмирал, – поход «Владимира» будет не совсем обычным. Нам надо создать видимость того, что мы интересуемся Варной, чтобы потом напасть на главную базу неприятельского флота. От Варны мы возьмем курс на юг, на Бургас, где в море встретимся с греками-рыбаками, которые передадут нам важные донесения о силах противника в Бургасе и о состоянии береговых укреплений в этом порту. Думаю, что риск будет минимальный – «Владимир» хороший ходок, и большинство вражеских пароходов уступают ему в скорости. Хотя…

Тут Корнилов внимательно посмотрел на меня – дескать, если ты боишься, братец, то никто тебя не осудит, если откажешься от своих намерений. Но не на того напали, ваше превосходительство.

– Владимир Александрович, – сказал я, – мне хочется выйти в море не из праздного любопытства. Мне, возможно, придется идти к этому самому Бургасу с десантом на борту. И мне хотелось бы немного присмотреться к обстановке. Балтику я знаю хорошо, а вот на Черном море мне служить не довелось. Да и лишним человеком на борту «Владимира» я вряд ли буду. А может, в чем-то и помогу. Кстати, я слышал, что в этот поход идет и наш артиллерист, а по совместительству – журналист, поручик Коган. Он отснимет все на видео, ну, вы уже знаете, что это такое, а заодно прикинет дистанции до берега и пометит цели. Мы у Бургаса запустим квадрокоптер – это такая штука, которая летает и сверху все снимает. Так что польза от нас, Владимир Александрович, будет, и не малая.

Вот так мне удалось уломать адмирала Корнилова, и сейчас мы идем на «Владимире» под парусами из Севастополя в сторону Варны. Капитан Бутаков решил пока не поднимать пары в котлах и поберечь уголь. Кто знает, может быть он нам еще понадобится, чтобы удрать от противника. Правда, «Владимиру» есть чем ответить супостату, да и боевой опыт у его экипажа есть.

Идти под парусами – это непередаваемое словами ощущение. Ничто не гудит и не лязгает, не дрожит под ногами палуба. Лишь свист ветра с снастях, да плеск рассекаемой форштевнем воды. Правда, скорость пароходо-фрегата не идет ни в какое сравнением с моим «Денисом Давыдовым». Тут да, тут мы сто очков вперед дадим всем здешним парусным красавцам.

Команда у Бутакова была сплаванная. Матросы четко выполняли команды вахтенных, лихо карабкались на реи, убирали и ставили паруса. Артиллеристы были готовы занять свои места у орудий, и открыть огонь по врагу. Пушек у «Владимира» было не то чтобы много, но две чугунные 84-фунтовые бомбические пушки, и 68-фунтовое длинных орудия, установленные на платформах, что позволяло легко наводить их на цель, делали пароходо-фрегат опасным противником.

Правда, мы с Женей Коганом, прихватили с собой кое-что из оружия XXI века: пулемет «Корд», два «Корнета», четыре «Шмеля-М» и десятка два дымовых шашек. Так как мы управлялись со всеми этими девайсами довольно скверно, с нами в поход отправились два морпеха из команды Хулиовича – прапорщики Сергей Быков и Андрей Щеголев. Так что, возможно, что мы станем своего рода козырной картой капитана 2-го ранга Бутакова, припрятанной до поры до времени от партнера.

Пока Женя бегал по кораблю со своей видеоаппаратурой и как мог мешал команде «Владимира», мы с Бутаковым беседовали о паровых кораблях в частности и о будущем военно-морского флота вообще. Григорий Иванович внутренне уже был подготовлен к тому, что красавцы парусники скоро уйдут в прошлое, и на смену им придут коптящие небо стальные «сараи», которые, однако, будут стоически выдерживать град ядер, и маневрировать во время боя, не обращая внимания на направление ветра.

– Война стала совсем другой, – сказал Бутаков, – новая тактика и новые корабли окончательно изменят характер ведения боевых действий на море. Очень жаль, что не все морские офицеры это понимают. Но, даст Бог, поймут. Ну, а кто не поймет…

Тут Бутаков развел руками, словно сказав, что, дескать, очень жаль, но в старые мехи не вольешь новое вино.

Он рассказал мне много интересного про свой корабль. Оказывается, «Владимир» строили в Британии, хотя по английским законам тех лет местные кораблестроители не имели права строить другим флотам паровые корабли. Но наши заказчики нашли хитроумный выход из создавшегося положения. Все русские пароходо-фрегаты, построенные в Англии, строились как якобы почтовые пакетботы. А вот «Владимир» изначально строился как боевой корабль с мощной паровой машиной и большой скоростью хода. На такое нарушение законов британцы пошли лишь потому, что на «Владимире» из европейского вояжа возвращался в Россию сам государь-император Николай I…

К Варне мы подошли ранним утром. Женя Коган поднял в воздух квадрокоптер, который немного покружился над городом и портом, отснял расположение складов противника, их береговых батарей и прочих военных объектов. Кораблей в Варне было относительно немного – вымпелов двадцать. Причем, чуть ли не половина из них – транспортные суда. Но надолго задерживаться мы у Варны не стали. Нам надо было успеть разведать район Бургаса. Кроме того, на расстоянии полумили от «Владимира» в направлении Варны прошла небольшая шхуна под австрийским торговым флагом. Нелишне было бы, конечно, ее осмотреть, но отношения с Веной были и без того довольно напряженными, да и времени на это просто не оставалось - квадрик перед возвращением на борт «Владимира» успел засечь, как на двух неприятельских пароходах из труб повалил густой черный дым. Видимо, нас заметили, и следовало ждать погони.

Но пока они поднимут пар в котлах, пока выйдут в море... К тому времени «Владимир» будет уже далеко. Кроме того, вражеские моряки посчитают, что мы направились на северо-восток – в сторону Севастополя. А мы пойдем на юг…
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8888 (+9200/−312)
Лояльность: 28441 (+29196/−755)
Сообщения: 3692
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 9 месяцев
Имя: Макс

#125 Uksus » 22.12.2017, 16:47

Road Warrior писал(а):но две чугунные 84-фунтовые бомбические пушки, и 68-фунтовое длинных орудия, установленные на платформах,

...и 68-фунтовыЕ длиннОСТВОЛЬНЫЕ орудия, установленные на...
или, если этих длинных тоже 2,
...и ПАРА 68-фунтовыХ длиннОСТВОЛЬНЫХ орудиЙ, установленные на...
И если я всё правильно понял, можно перед платформах добавить поворотных.

Добавлено спустя 6 минут 14 секунд:
Road Warrior писал(а):два «Корнета»,

Чтобы у народа было меньше вопросов, добавь, что с термобарическими БЧ. Они такие в природе есть.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M В сети
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 5152 (+5196/−44)
Лояльность: 816 (+816/−0)
Сообщения: 6125
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 7 месяцев
Имя: Сергей

#126 Road Warrior » 28.12.2017, 16:18

17 (29) октября 1854 года. Черное море, борт пароходофрегата «Владимир».
Поручик Коган Евгений Львович, артиллерист и журналист.

Интересная получилась у нас морская прогулочка. Вообще-то мне хотели поручить всего лишь управление квадрокоптером и журналистскую работу. Но слава Господу нашему, я уже вернулся в строй, и в первую очередь числюсь артиллеристом, а уж потом журналистом. Более того, вскоре мне предстоит поучаствовать в десанте на те самые болгарские пляжи, куда я так и не попал ни в советское время, ни в постсоветское. При СССР родителям один раз путевку предложили на Солнечный берег – это совсем рядом с Бургасом. Да вот незадача – за границу их не пустили, ну и меня вместе с ними за компанию. Мама все плакалась, что «за графу не пустили пятую»; может, и так, хрен знает. А в послеперестроечные годы отсутствовали как деньги, так и, откровенно говоря, желание. «За такие деньги и с такой фамилией» можно было найти множество других мест и получше.

Но теперь у меня совсем другой интерес к сей «Социалистической Ривьере». К берегу мы, понятно, не подходили, чтобы нас не разглядели в оптику. Разве что мы отправили шлюпку, замаскированную под рыболовную шаланду, чтобы пройтись вдоль кромки прибоя. Вскоре шлюпка вернулась. На ней был и Глеб Максимов, который и поработал своего рода “фотокорреспондентом”. И хоть для «Голоса эскадры» его снимки качеством не вышли, но для подготовки десанта – самое то.

А я тем временем занимался аэрофотографией, и материала у нас скопилась тьма тьмущая. Оказалось, что бургасский пляж, в советское время «знаменитый» в лучшем случае нефтяными пятнами с близлежащего нефтеперегонного завода, сейчас вполне подошел бы и для отдыха (понятно, если убрать оттуда турок и прочих «интуристов»). А для десанта – тем более; широкий, пологий, пустынный.

Городской порт располагался чуть южнее, в небольшом заливчике, и именно там находилась крохотная крепость и несколько других зданий, может, казармы, а может, склады. Сам же город меня не впечатлил – унылые одноэтажные домишки, мечеть, парочка цервушек, плюс, похоже, синагога. Ну и пара-тройка весьма скромных по габаритам административных зданий. Да и в порту не было ни единого настоящего корабля – десятка четыре рыболовецких судов, плюс место у пирсов еще на пять или шесть штук.

А вечером одно из этих суденышек причалило к нам, и один из его пассажиров – судя по одежде, грек – уединился с Глебом и Григорием Иванычем Бутаковым в капитанской каюте. Я же отправился в рубку замещать Глеба. В круг его задач входила рация и пеленгатор. Про последний расскажу чуть поподробнее. Конечно, приборов, настроенных на Глонасс (да и, что уж греха таить, умеющих распознавать и сигналы GPS) у нас хоть пруд пруди. Но, где они теперь, эти Глонассы с джипиэсами? Остались в далеком будущем. Поэтому наш «Кощей Бессмертный» – Лева Зайдерман – расщедрился на девайсы, которые время от времени выдают сигналы в радиоэфир. И первые два установили на маяках на мысе Херсонес и мысе Тарханкут.

А нам на «Владимир» всучили пеленгатор, который на основании сигналов с этих двух маячков выдавал координаты нашего местонахождения. В нем была и карта, но основной экран мы отключили ради экономии энергии. Кроме него у нас имелись небольшой дизельный генератор и батарея УПС, способная питать и рацию, и пеленгатор, и даже подзаряжать квадрик, в течение достаточно длительного времени, так что генератор был так, «на всякий случай». Нам же надо было следить за сохранностью прибора, плюс контролировать зарядку батареи.

«Наших» на борту было четверо – я сам, Глеб, и двое морпехов. Главной задачей последних было оружие из будущего – «корнеты», «корд» и «шмели». Я, кстати, предложил им на всяк случай, еслу нужно будет, поучаствовать в любых боевых действиях. С «корнетами» помочь, понятно, не смогу – не обучен. А вот с другими «игрушками» – хоть сейчас. Так и договорились – если начнется заварушка, то я постреляю из «корда», а когда дистанция уменьшится – зафигачу «шмелем» по супостату. Но сие было маловероятно – боевые действия не входили в наши планы. «Владимир» по скорости превосходил большинство здешних пароходов, поэтому обнаружив противника, мы должны будем сделать ноги, словно нас тут и не было. Проблемы могут возникнуть лишь при повреждении ходовой части, от чего наша скорость снизится. Но и тогда мы продолжали бы следовать домой. Ведь достаточно подойти к Севастополю на какие-то сто двадцать миль, как оттуда нам на помощь вышлют «Ансат», который быстро покажет всем, кто здесь хозяин.

Чтобы не маяться от безделья, я предложил ребятам такой вариант – мы с Глебом делим дежурство у приборов, а днем, в случаях, когда и он, и я будем заняты другими делами, один из морпехов временно нас подменит. Кстати, тот факт, что мы спали в разное время, оказался удачным для меня сюрпризом – когда я вчера вечером после вахты зашел в кубрик, который нам предоставили на двоих с Глебом, меня встретил оглушительный храп, из-за которого я вряд ли смог бы уснуть...

Впрочем, обычно дежурство было достаточно спокойным – кроме радиограмм «в Центр», ничего особо делать не приходилось, пеленгатор пришлось перезаряжать лишь один раз, а батарея так и показывала весьма высокий уровень зарядки. Я в такое время обычно занимался писаниной, а вот теперь мне стало интересно, что именно представляли из себя те или иные здания в Бургасе. И когда Григорий Иванович вернулся, я сразу его спросил:

– Григорий Иванович, позвольте поговорить с вашим гостем! У меня к нему есть вопросы по Бургасу.

Тот крикнул, чтобы позвали грека, и я уступил место в рубке Глебу, а сам пошел в свой кубрик с “нашим человеком из Бургаса”, коего, как оказалось, звали Ставрос. Когда я показал ему фото с воздуха, да еще и на экране, тот сначала выпал в осадок, но потом успокоился и начал достаточно толково рассказывать, что и где там находится.

Оказалось, что в Бургасе было около сотни турецких солдат – большую часть гарнизона совсем недавно куда-то отправили. Куда именно – Ставрос не знал. У тех же, кто остался, на вооружении были старые кремневые ружья, и несколько шестифунтовых пушек времен русско-турецкой войны 1828-1829 года. Ставрос показал, где находится казарма, склады, включая пороховой, и административные здания. Ушел он лишь часа через полтора, когда уже было совсем темно. И я, поужинав, поскорее пошел спать, зная, что в два часа ночи меня разбудят.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8888 (+9200/−312)
Лояльность: 28441 (+29196/−755)
Сообщения: 3692
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 9 месяцев
Имя: Макс

#127 Uksus » 28.12.2017, 16:41

Road Warrior писал(а):К берегу мы, понятно, не подходили, чтобы нас не разглядели в оптику. Разве что мы отправили шлюпку,

Второе на фиг.

Добавлено спустя 3 минуты 36 секунд:
Road Warrior писал(а):в небольшом заливчике, и именно там находилась крохотная крепость и несколько других зданий,

НаходилИсь.

Добавлено спустя 55 секунд:
Road Warrior писал(а):В круг его задач входила рация и пеленгатор.

ВходилИ.

Добавлено спустя 56 секунд:
Road Warrior писал(а):Но, где они теперь, эти Глонассы с джипиэсами?

С маленькой.

Добавлено спустя 1 минуту 41 секунду:
Road Warrior писал(а):предложил им на всяк случай, еслу нужно будет,

ЕслИ.

Добавлено спустя 1 минуту 44 секунды:
Road Warrior писал(а):Чтобы не маяться от безделья, я предложил ребятам такой вариант – мы с Глебом делим дежурство у

После двоеточие, а не тире.

Добавлено спустя 1 минуту 11 секунд:
Road Warrior писал(а):после вахты зашел в кубрик, который нам предоставили на двоих

Таки может каюту?
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M В сети
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 5152 (+5196/−44)
Лояльность: 816 (+816/−0)
Сообщения: 6125
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 7 месяцев
Имя: Сергей

#128 Road Warrior » 09.01.2018, 18:05

16 (28) октября 1854 года. Балаклава.
Иоанниди Елена Николаевна, командир отряда «Амазонки» при Службе безопасности.


Когда я была совсем маленькой, бабушка Деспина рассказала мне, что в древние времена за рыбу барабульку платили серебром, причем, строго по весу рыбы. А когда я выросла, то я решила, что если ее готовит моя бабушка, то можно смело требовать вместо серебра золото в той же пропорции – так вкусно ее не умеет готовить никто.

Сегодня мы с моими лучшими подругами, Софьей Ксантопуло и Машей Петровой, мы приехали в Балаклаву. Первым пунктом нашей программы была вечерня в древнем храме Двенадцати апостолов. А после нее мы отправились в гости к моей бабушке с дедушкой. Ехать ночью обратно в Севастополь было опасно; там пошаливали иногда разбежавшиеся после поражения по всему Крыму солдаты «союзников», а также те из татар, кто перешел было на их сторону, и теперь ждал за это наказания. Конечно, у бабушки нас ожидала другая опасность – умереть от обжорства. Уже на этапе барабульки.

Бабушка немного удивилась, когда увидела, что мы заявились к ней с винтовками за спиной. А когда Маша ей сболтнула, что мы к тому же состоим в отряде «Амазонки», то бабушка даже на какое-то время потеряла дар речи. Если б она еще узнала, что стараниями моего Сашеньки наш отряд теперь считается частью российской армии и находится в подчинении его друга Жени Васильева, главного «контрразведчика» – ну и словечко! – Севастополя и Крыма, то, боюсь, что бабушка вообще бы этого не перенесла. А вот дедушка сидел и усмехался в седые усы – мол, знай наших. Я всегда была его любимой внучкой, и именно он учил меня верховой езде, стрельбе, и многим другим полезным вещам... Забыла сказать, что он – ветеран Балаклавского греческого батальона, и что совсем недавно, когда англичане попытались захватить их родной город, он взял свое допотопное кремневое ружье и отправился в крепость Чембало; и, по рассказам ее защитников, подстрелил парочку незваных гостей, даром что ему уже за шестьдесят.

Чтобы перевести разговор на другую тему, я спросила про семью Иоаннопуло, жившую в соседнем доме. Когда-то я дружила с их младшими.

– Да уехали они четыре месяца назад. Продали свой дом, и отправились в Одессу – у них там старшая дочь живет.

– Продали? А кто ж его купил? – удивилась я. В войну многие уезжали из этих мест, а вот приезжали только солдаты и матросы. Ну и добровольцы. Но не сюда – кому нужна Балаклава? – а прямиком в Севастополь.

– Да какой-то малоросс купил, Поваренко его фамилия. Сказал, что долго жил в Петербурге, а вот когда начал болеть, врачи посоветовали ему ехать на юг, вот он и направился в Балаклаву. Только... знаешь... странный он какой-то. Малороссы ведь как говорят? «Г» не произносят, а вместо нее «гх» –почти как мы, греки. А у этого речь правильная, только вот некоторые слова он произносит странно, словно как иностранец какой-то. Да и нелюдим он больно, все гуляет и чего-то высматривает. А вечерами любит посидеть в таверне – только не греческой, а русской. И, главное, ничего не говорит, а сидит долго, слушает, что бают другие.

– Это очень интересно, бабушка, – меня и в самом деле заинтриговал ее рассказ. Ну не слышала я ничего о том, чтобы кто-то поехал бы в Крым лечится тогда, когда здесь уже вовсю шла война. Правда, в самом Крыму в те дни еще не стреляли, но союзный флот уже вошел в Черное море.

– И ты знаешь, внучка, – продолжила свой рассказ бабушка, которой хотелось, как и всем пожилым людям поделиться своими наблюдениями, – к нему все время приходят какие-то странные люди. Вот и сегодня, когда мы шли домой из церкви, я заметила, что к нему кто-то зашел.

Потом бабушка ойкнула, и сменила тему, спросив у меня, правда ли это, что у меня жених появился. Пришлось ей рассказать о Саше, после чего та задумалась.

– Конечно, он ксено (* чужой (греч.)). Только это еще ничего не значит. Вот и у Машеньки мама наша, гречанка, а папа русский, и лучше семьи я не знаю, – Маша зарделась, ведь в детстве ее девочки-гречанки дразнили «ксени» (* чужая (греч.)) и не хотели с ней играть, пока я не взяла ее под свое покровительство. – Так что совет тебе да любовь. Ты только покажи мне его.

– Бабушка, как только он вернется из Петербурга, мы заедем к тебе, хорошо?

– Договорились!

Потом был кофе со сладостями, а далее бабушка сказала:

- Девочки, ложитесь спать, а то завтра к девяти на литургию!

Положила она нас в комнате, в которой когда-то жила мама с сестрами, прямо у входа, что меня, если честно, обрадовало. Во первых, дорога до удобств была короче, ведь по нужде приходилось выходить на улицу. Но, главное, мне не давала покоя мысль о странном соседе – «Поваренко». Женя Васильев многому нас учил - он занимался с нами по два-три часа в день, а еще больше он посвящал беседам с Машей, хотя изо всех сил старался при этом держаться профессиональных тем, таких, как слежка за подозреваемыми, как с ними разговаривать, а главное – разбираться в том, кто перед тобой – действительно вражеский лазутчик или просто не в меру любопытный человек. Конечно, он строго-настрого запретил нам что-либо делать самостоятельно, но я рассудила, что чем быстрее этот «Поваренко» будет "нейтрализован" (это тоже одно из любимых слов Жени), тем лучше. Ведь победителей не судят.

Услышав дедушкин храп, а потом и бабушкин, мы по моему сигналу потихоньку оделись и втроем выскользнули из дома. Я знала, что окно в комнату, где жили раньше дети Иоаннопуло, плохо закрывается, и если чуть надавить в одном месте, то шпингалет соскочит, причем практически бесшумно. Но, на всякий случай, я захватила пузырек с оливковым маслом, чтобы смазать петли – они могли заскрипеть и разбудить хозяина и его гостя.

Открыв бесшумно окно, мы пробрались в детскую. У меня была одна забавная штучка, подаренная мне Сашей. Он называл ее фонариком. Если нажать на кнопочку в ее тыльной части, то из другого конца начнет выходить свет, не похожий на свет свечи или лампы. Он был какой-то холодный, словно свет луны. Подсвечивая этим фонариком, мы осмотрели комнату. Вместо пары старых кроватей, на которых когда-то спали мои друзья, стояли небольшой столик и пара стульев, а также шкаф... А на столе бутылка и пара стаканов, от которых пахло не водкой и не греческим узо, а чем-то более “благородным”, импортным. На одном из стульев лежал портфель. Так-так... Открыв его и достав несколько бумажек, я при свете фонарика стала их разглядывать. Но, увы, на бумаге были лишь какие-то непонятные столбики цифр и букв. Положив их обратно в портфель, я поставила его на пол, после чего решила осмотреть шкаф. Смазав тряпочкой с оливковым маслом его петли, я открыла его и заглянула вовнутрь. Все, что там находилось – это какая-то потрепанная книжка. По неожиданному наитию, я взяла и ее. Так-так... На самом что ни на есть английском языке. Сочинение какого-то Джона Клиланда под названием “Фанни Хилл - мемуары женщины для утех.” Интересное чтение для малоросса. Только я хотела положить ее обратно, как любопытство заставило меня пролистать пару страниц - все-таки подобных произведений я ни разу в руках не держала. И тут я обнаружила, что кое-какие страницы и слова помечены чернилами. И, чуть поколебавшись, сунула ее туда же, в портфель.


Самым умным было бы завтра с раннего утра переправить эти вещи Жене, пусть разбирается. Но, подумала я, а что если таинственный визитер Поваренко успеет уйти? И, наплевав на все инструкции, я сделала знак девочкам, после чего мы тихонько вошли в коридор.

Оба мужчины, как я и ожидала, храпели в бывшей родительской спальне Иоаннопуло. Половица подо мной предательски скрипнула, и один из них проснулся. Но, увидев направленный на него ствол ружья, он вскрикнул и закрыл голову руками. Другой же оказался проворнее – вскочив с постели, он метнулся к двери. Стоявшая у входа в комнату Маша не нашла ничего лучше, как огреть его с размаху прикладом, причем так, что беглец, взмахнув руками, рухнул на пол.

– Вы там аккуратней! – сказала я по-гречески. – Он нам нужен живой. Маша, запакуй его, как нас учил Женя.

Тем временем, Соня заставила второго мужчину лечь на пол лицом вниз, и тоже связала ему руки. Он, видимо, еще не придя в себя от испуга, и не думал сопротивляться. Лишь через пару минут он жалобно запричитал по-английски:

– Я подданный королевы Виктории! Вы не имеете права так со мной обращаться!

– И как же зовут подданного королевы? – я тоже перешла на английский язык. Британец молчал, и я, вспомнив то, чему учил нас Евгений, помахав перед его глазами лезвием ножа, переместила клинок к его причинному месту, чуть надавив обухом. Связанный ойкнул:

– Вы женщина?!

– Ага. Не забывайте, что мы гречанки, и что враги всегда боялись, что греки их отдадут своим женщинам. Так что, советую вам рассказать все о себе, кто вы, и что делаете здесь, в Балаклаве. Считаю до трех, а потом…

Я нажала чуть сильнее, а потом сделала вид, что хочу развернуть нож лезвием. Тот заорал благим матом:

– Не надо! Не надо! Меня зовут Эндрю Кук, я здесь под фамилией Поваренко!

– Откуда вы так хорошо знаете русский?

– Я вырос в Одессе. Не надо, прошу вас, уберите нож, я все скажу!

– А тот, второй?

– Я не знаю, как его зовут на самом деле. А он жив?

Маша деловито пощупала шею второго англичанина и усмехнулась:

– Пока да. Ничего, он нам тоже все расскажет...

Увы, на литургию мы на следующее утро так и не попали – чуть рассвело, мы повезли наших связанных «друзей» в Севастополь на подводе, запряженной смирной лошадкой, которую мы нашли в конюшне Иоаннопуло. А на выезде из Балаклавы мы увидели группу вооруженных людей, спускавшуюся по севастопольской дороге. О бегстве не могло быть и речи - мы не могли оставить шпионов неизвестно кому.

Я скомандовала боевую готовность, но когда те приблизились, я с облегчением увидела, что первым среди них едет наш Женя. Когда я его спросила, куда это они собрались, тот замялся, и я проворковала:

- А взгляни в фургон. Там некий Поваренко, он же Кук, и его ночной гость.

Женя посмотрел туда и остолбенел:

- Лен, вы что, сами их взяли? И сами связали?

- Как видишь. Визитер, кстати, собирался уехать сегодня еще затемно, так что скажи еще спасибо.

Тот обнял меня и расцеловал - понятно, в щеки, губы мои - только для Сашеньки. Но, взглянув на моих спутниц и увидев там Машу, помрачнел и, подойдя к ней, сказал:

– Маша, пообещай мне, что ты больше не будешь впутываться в подобные авантюры.

– А то что? – вскинулась Маша.

– Да нет, ничего... – Женя вздохнул и отвернулся.

Когда мы прибыли в Севастополь, Женя увел наших “гостей” на допрос. Как он потом мне сам и рассказал, они так и горели желанием рассказать все, как на духу; не иначе как мой ножик так подействовал. Да и документы из портфеля, подготовленного для Смитсона (так звали второго лазутчика), оказались, как потом сказал Женя, весьма и весьма любопытными. Книжка же оказалась ключом к шифру. Про детали Женя рассказывать нам не стал, но остался, судя по всему, весьма довольным, предложив нам даже “крутить дырочки для орденов”.

А когда я намекнула ему, что и Маша к нему неравнодушна, Женя вдруг заявил, что готов предложить ей руку и сердце, «как только купит подарок». Услышав это, я запела смешную песенку, которую я как-то услышала от Жени Когана: «Он краснел, он бледнел, и никто ему по дружески не спел...» Мой командир застыл, как вкопанный, потом обнял меня, расцеловал еще раз - опять же, в щеки – спросил, где ближайший ювелирный, и срочно ретировался. А вечером донельзя счастливая Маша прибежала ко мне с новым кольцом с бриллиантом (почему-то все они покупают нам кольца с этими камнями, что мой Саша, что Саша Николаев, что Женя):

- Элени (так произносят мое имя по гречески)! Милая! Он предложил мне руку и сердце!!

Ну что ж, день прошел не зря, подумала я, двух шпионов мы поймали, два сердца соединили. Неплохая работа...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8888 (+9200/−312)
Лояльность: 28441 (+29196/−755)
Сообщения: 3692
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 9 месяцев
Имя: Макс

#129 Uksus » 09.01.2018, 18:09

Road Warrior писал(а):Сегодня мы с моими лучшими подругами, Софьей Ксантопуло и Машей Петровой, мы приехали в

Второе на фиг.

Добавлено спустя 44 секунды:
Road Warrior писал(а):А после нее мы отправились в гости к моей бабушке с дедушкой.

МоИМ.

Добавлено спустя 2 минуты 52 секунды:
Road Warrior писал(а):чтобы кто-то поехал бы в Крым лечится тогда,

ЛечитЬся.

Добавлено спустя 2 минуты 2 секунды:
Road Warrior писал(а):Во первых, дорога до удобств была короче, ведь по нужде приходилось выходить

Через дефис.

Добавлено спустя 1 минуту 23 секунды:
Road Warrior писал(а):Я знала, что окно в комнату, где жили раньше дети Иоаннопуло,

Таки комнатЕ.

Добавлено спустя 4 минуты 43 секунды:
Road Warrior писал(а):- Элени (так произносят мое имя по гречески)!

Через дефис.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M В сети
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 5152 (+5196/−44)
Лояльность: 816 (+816/−0)
Сообщения: 6125
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 7 месяцев
Имя: Сергей

#130 Road Warrior » 11.01.2018, 13:28

Ребята, по ряду причин предыдущая прода будет несколько переписана в сборке. Основной параметр - произойдет все 12, а не 16, и мы перепутали Васильева с Филипповым. Ну и пара моментов по мелочи...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8888 (+9200/−312)
Лояльность: 28441 (+29196/−755)
Сообщения: 3692
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 9 месяцев
Имя: Макс

#131 Road Warrior » 17.01.2018, 15:47

25 октября (6 ноября) 1854 года. Эдинбург.
Филонов Федор Ефремович, перебежчик.

Помню, как в детстве я зачитывался Стивенсоном. Самыми моими любимыми книгами были «Похищенный» и «Катриона», повествующие о непростой судьбе Шотландии и об Эдинбурге в частности. С тех пор я мечтал посетить те места, услышать шотландскую волынку, прогуляться по склонам гор, поросших вереском, увидеть Эдинбургский замок и Королевскую милю...

Мы обогнули последний мыс и вошли в широченное устье какой-то реки, с высокими берегами по обе стороны. А вскоре на южном берегу показался немалых размеров город, с замком на горе и с множеством шпилей, возвышавшихся над длинными зданиями, потемневшими от времени, либо от угольной пыли. Только прибыл я сюда не как турист, а как гость «Ее отстойного величества Вики Первой» и ее мерзопакостной страны. И мне вряд ли дадут возможность поглазеть на город в полное мое удовольствие...

Добирались мы сюда шестнадцать дней. В ту ночь, когда меня доставили к моему «другу» Чарли, я ворочался почти всю ночь. Конечно, умом я понимал, что Лизонька – гадина, каких мало. Но она, похоже, и правда успела в меня втюриться. А мы в ответе за тех, кого приручили. Да и ее смерть слишком уж напомнила мне убийство моей незабвенной Сонечки где-то там, в донецком поселке чуть более года назад. Заснул я только тогда, когда услышал два всплеска. Два всплеска – два трупа. Да, не соврал Каттлей, он действительно прикончил кого-то из поляков. Ничего, рано или поздно такая же судьба ждет и других участникам этой драмы – это я знал точно. И правильно. Ведь какая бы Лизка ни была, но она – одна из наших.

На следующее утро, меня посадили в карету с плотными занавесками. Рядом со мной, у двери уселся Алан, один из мордоворотов, а напротив – два поляка. Ковальского среди них не было. Сие означало, что замочили именно его. Да и поляки сидели с понурыми мордами. Алан же не спускал с них глаз, как, впрочем, и с меня. Разговоров в карете не велось – когда один из поляков попытался что-то сказать, Алан на него зыркнул так, что «шляхтич» поспешил закрыть рот и сделать вид, что он просто хотел зевнуть.

Ехали мы около часа – примерно столько же, сколько и вчера вечером. Уж не знаю, к той же пристани либо к другой; а незадолго до прибытия, Алан счел нужным проинформировать меня:

– Господин Филонов, извините, но на вашу голову придется надеть мешок. Ненадолго, обещаю вам.

Меня провели за локоток вниз по ступеньке, и далее по каким-то мосткам, после чего я опять оказался на пароходе, возможно, том же самом, что и в первый раз. На этот раз меня поместили не в трюм, а в самую настоящую каюту, где усадили на койку и сняли с головы мешок. Алан сел рядом со мной, а с другой стороны небольшого столика уселся Чарли.

– Федор, – сказал он с улыбкой. – Я попросил бы вас пока не выходить из каюты. Вот здесь, под кроватью, ночной горшок. Алан будет вас кормить и поить, а также заботиться о чистоте вашей ночной посуды. Время от времени, я тоже буду вас навещать, если вы не против, – и он ухмыльнулся. Я заверил его что, конечно же, не против.

Чарли дал знак Алану, и тот выложил на стол самый натуральный мобильник в розовом кейсе с цветочками. Мои глаза округлились, а мой радушный хозяин продолжил:

– Вот это мы нашли в сумочке вашей спутницы, увы, ныне уже покойной. Большинство предметов особого интереса не представляло, разве что для женского пола; какие-то кремы, тюбики, и прочие дамские штучки. А эта вещица меня заинтересовала.

С одной стороны, мне, конечно, тоже было любопытно посмотреть, что наша дама туда загрузила, да и интересные фотки там, скорее всего, имеются, которые могут пригодиться нашей Службе. С другой, я подозревал, что часть информации лучше нашим друзьям не показывать; более того, я помнил, что она при включении всегда рисовала какой-то замысловатый узор на экране, и даже успел примерно запомнить, какой именно. Но Чарли об этом знать незачем. Так что даже если он сел не полностью, могу честно сказать, что войти, не зная узора, не смогу.

Да и неизвестно, был ли он включен, когда мы покинули наши пенаты, и успела ли она его до того зарядить. Зная Елизавету, я подозревал, что да, успела, но зачем об этом трубить нашим лимонным друзьям? Я ответил, что без зарядки он, скорее всего, не заработает, на что Алан выложил еще и зарядку с проводом, и внешний аккумулятор, а Чарли спросил, не помогут ли мне эти приборы. Я тогда сказал, что пусть мне их дадут, и я попробую что-нибудь сделать, но ничего обещать не могу. Чарли сунул все в какую-то сумку, сказав мне, что отдаст их мне в конце нашего путешествия, в Эдинбурге. Именно так я узнал конечную цель нашего путешествия.

Жизнь моя в каюте была вполне сносной. Кормили и поили хорошо, ночную вазу выносили вовремя. На полочке стояли несколько книг на английском; Роберта Льюиса Стивенсона там, понятно, не было – ему на тот момент и четырех лет еще не было – зато имелись Вальтер Скотт, Байрон, и даже Джеймс Фенимор Купер, несмотря на то, что он был родом из «мятежных колоний». Книги я всегда любил, да и скучать мне не хотелось. И я засел за Скотта; все-таки он шотландец, и пишет о стране, в которую мы едем.

А Чарли – всегда в компании Алана – время от времени навещал меня и пытался расспросить про наше будущее. Я же каждый раз хитро улыбался – типа, сначала деньги на бочку – и начинал расспрашивать его о том, как именно мы собираемся попасть в этот ихний Эдинбург, примерно с тем же результатом.

Единственное, что мне мешало весь первый день – громкие пьяные крики на польском языке откуда-то из каюты по соседству. Но той же ночью крики сменились стонами, которые вскоре прекратились. А примерно через час я вновь услышал два всплеска.

После завтрака, Чарли сказал мне:

– Как и было обещано, Федор, вам теперь дозволительно погулять по палубе. Мы вышли из русских территориальных вод.

– Чарли, а где наши польские друзья? Неужто заболели?

Тот усмехнулся.

– Именно. И, увы, с фатальным исходом. Больше мы их не увидим. Надеюсь, вас это не сильно опечалит?

– Да нет, не очень.

– А теперь прошу выслушать меня внимательно. Мы направляемся в Швецию, откуда наши друзья переправят нас через горы в Норвегию. А откуда мы отправимся на Британские острова.

– А не проще было бы поехать по железной дороге, скажем, в Христианию либо Берген?

– Видите ли, Федор, ни в Швеции, ни в Норвегии практически не существует железных дорог, кроме пары веток местного значения. Ходят, конечно, дилижансы из Стокгольма в Мальме и из Мальме в Гетеборг, да и из Гетеборга в Христианию можно в принципе добраться, но это заняло бы слишком долго.

- А кораблем?

– Увы, сейчас проливы, скорее всего, закрыты, а у нас каждый день на счету. Да и, кроме того...

Он не договорил, но я сообразил – все-таки он мне не доверяет. А Швеция в данный момент достаточно дружелюбно относится к России. И кто бы мне помешал попробовать бежать, либо попросить кого-нибудь сообщить обо мне «куда надо»? Ну что ж, все с вами ясно, господин лже-Кальверт. Я постарался сделать свою физиономию как можно грустней, и сказал:

– Вот только верхом я плохо езжу.

– Ничего, привыкнете.

Высадились мы в каком-то заливчике, где нас уже ждали несколько человек с конями, на которых навесили принесенные с парохода тюки. Меня усадили на достаточно смирную лошадку, и мы направились вдаль от побережья. Сначала дорога была еще ничего, а вот когда мы поднялись чуть повыше, тропа пошла через дремучий лес, да еще и по колено в снегу. Но лошадки шли в неплохом темпе; похоже, они ходили по этой тропе не раз и неплохо ее знали. Горы были не слишком высокими, метров, наверное, четыреста или пятьсот. Ночевали мы в избушках, затерянных в этих диких лесах.

На третий день, подъем сменился довольно-таки крутым спуском. На мой вопрос, не в Норвегии ли мы, Чарли лишь кивнул. А в скором времени, мы доехали до какой-то деревни, где нас ждали неплохой обед и ночлег на сеновале. Кстати, я заметил, что с того момента, как мы оказались в Норвегии, меня уже не так пристально оберегали, из чего я понял, что, в отличие от Швеции, здесь у меня шансов уйти попросту нет.

А с утра мы не увидели наших лошадей, зато нас ждала крытая повозка, в коей мы и разместились. Наконец, двадцатого числа – первого ноября по новому стилю – мы прибыли в какую-то рыбацкую деревню, расположенную в самом настоящем фьорде. И там нас ждал еще один пароход, побольше. На рассвете следующего дня он покинул фьорд и ушел в открытое море.

И вот, наконец, Эдинбург. Но причалил пароход не туда, где виднелся порт с кучей разнокалиберных кораблей, большей частью парусных, а к каким-то пустынным мосткам рядом с большими зданиями. Интересно, не тюрьма ли это? Но мне предложили довольно уютную комнату на втором этаже длинного здания, без каких-либо решеток на окнах. Услужливый лакей сообщил, что для меня в соседнем помещении готова ванна. Потом был довольно сытный ужин. И я улегся на мягкую кровать и неожиданно для себя заснул.

Разбудил меня лично Каттлей, когда уже стемнело.

– Федор, нам пора. Я попрошу вас одеться поприличнее. Вот специально сшитое для вас платье.

– А куда мы пойдем? – спросил я, позевывая в кулак.

– Увидите, – похоже, что Каттлей решил сделать для меня сюрприз.

Пройдя по коридорам, мы подошли к двери, украшенной лепным карнизом. Стоящий рядом с ней лакей, увидев нас, поклонился и спросил:

– Господин Каттлей и господин Файлонов?

– Да, это мы, – ответил мой спутник.

– Вас ждут, проходите.

Мы вошли в небольшой зал с обитыми шелком стенами и люстрой венецианского стекла. За резным столиком сидела дама, а рядом с ней стояли еще две дамы и, чуть поодаль, пара лакеев в ливреях. Красавицей даму назвать было трудно – крючковатый нос, почти как у Мадлен Олбрайт, мешки под глазами, прическа «серая мышка». Но одета она была в красивое платье, вроде тех, которые в наше время продают в «Лора Эшли».

Если бы мне ранее не показали фото этой дамы, я бы, наверное, не обратил на нее внимания. Но, войдя, я низко поклонился ей, а Каттлей, тоже поклонившись, сказал:

– Ваше величество, это тот самый господин Филонов...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8888 (+9200/−312)
Лояльность: 28441 (+29196/−755)
Сообщения: 3692
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 9 месяцев
Имя: Макс

#132 Uksus » 17.01.2018, 15:54

Road Warrior писал(а):а как гость «Ее отстойного величества Вики Первой» и ее мерзопакостной страны

А кавычки зачем?

Добавлено спустя 1 минуту 28 секунд:
Road Warrior писал(а):В ту ночь, когда меня доставили к моему «другу» Чарли, я ворочался почти всю ночь.

...ворочался почти до рассвета.
Хм?

Добавлено спустя 1 минуту 14 секунд:
Road Warrior писал(а):же судьба ждет и других участникам этой драмы

УчастникОВ.

Добавлено спустя 5 минут 41 секунду:
Road Warrior писал(а):Высадились мы в каком-то заливчике, где нас уже ждали несколько человек с конями,

Таки лошадьми.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M В сети
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 5152 (+5196/−44)
Лояльность: 816 (+816/−0)
Сообщения: 6125
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 7 месяцев
Имя: Сергей

#133 Road Warrior » 18.01.2018, 19:49

17 (29) октября 1854 года. Черное море, борт пароходофрегата «Владимир».
Прапорщик Гвардейского Флотского экипажа Сергей Быков.

Пока начальство занималось шпионажем и большой политикой, мы с Андрюхой Щеголевым принялись кумекать, как нам расположить свое оружие, и как вести из него бой в случае чего. Ведь в боевой обстановке мы ничего подобного пока еще не делали. На Аландах, правда, довелось чуток пострелять, но там союзнички оказались хлипковаты и быстро запросили пардону. В Севастополе войнушка тоже закончилась довольно быстро. А вот на кораблях, тем более здешних, древних, как египетские пирамиды, мне воевать еще не приходилось.

Командир «Владимира» кап-2 Бутаков все больше занимался делами с нашим «нонолюбом» Коганом и с командиром «Дениса Давыдова» Глебом Максимовым. А решать все вопросы с нами Бутаков поручил своему помощнику, капитан-лейтенанту со смешной фамилией Попандопуло. Ей-Богу, ничего не придумываю – Иван Григорьевич Попандопуло, сын уроженца Греции и будущий вице-адмирал. На карикатурного бандюгана из «Свадьбы в Малиновке» он совсем не похож – подтянут, аккуратен. Правда лицо у него как у типичного грека – карие глаза навыкате, крупный нос, густые черные брови.

И дело свое он знает туго. Когда мы рассказали ему про наш крупняк «Корд», он удивился, покачал головой, дескать, надо же – стреляет быстро и далеко, но, в общем, быстро понял что к чему. А вот «Шмель» и «Корнет» для него стал просто «вундервафлей».

– Так вы хотите сказать, что эта труба может поджечь большой фрегат? – изумленно воскликнул Папандопуло. – Причем с расстояния мили?!

– Да, Иван Григорьевич, – подтвердил я, – вот эта самая труба. Называется она «Шмель-М». Правда, прицельно стрелять, чтобы попасть наверняка, надо с половины этой дистанции. А вот эта штука – я указал на «Корнет-Д» – может попасть в цель, которая находится отсюда на расстоянии десяти верст. Или пяти с лишним миль. Причем снаряд, который вылетит из этой трубы, бабахнет так, что вражеский корабль гарантированно загорится.

Капитан-лейтенант Попандопуло удивленно покачал головой и с уважением посмотрел на наше оружие. А я подумал про себя – было бы лучше, если оно нам не понадобилось в этом походе. Но без стрельбы и погони все же не обошлось.

«Владимир» под парусами добежал до Варны, там, с помощью квадрика Женя Коган прошпионил все, что ему было надо, после чего мы откланялись и спешно свинтили на северо-восток – дескать, мы ушли домой, в Севастополь. А сами направились в противоположном направлении – в сторону Бургаса.

Здесь наша разведка поработала на славу. Квадрик, управляемый Женей, отснял порт и всю прибрежную полосу. Похоже, что где-то здесь будут высаживать десант. Возможно, что наши «рабочие лошадки» поучаствуют. «Королев», тот, естественно, в Черное море не попадет, а вот «Мордовия», видимо, все же протиснется через здешние каналы и шлюзы, и скоро окажется на Черном море. Об этом мне на ухо шепнул один мой знакомый из штаба флота. Он там радиосвязью занимается, и, как все связисты, знает больше всех. Ну и «Денис Давыдов», понятно, тоже поучаствует. Кроме них, будут задействованы и местные посудины. Правда, с них трудно будет высаживаться здешней пехоте. Но к тому времени плацдарм уже будет захвачен, и высадка должна пройти без обычной в таких случаях мясорубки.

Потом из Бургаса прибыл тамошний «Штирлиц» – наш агент, который уединился в каюте с Коганом, и долго там с ним о чем-то шептался. Мы с Андрюхой в эти шпионские игры не играли, и потому просто любовались морем и посматривали на кружащих над нашими головами чаек.

Потом агент отправился назад, на берег, а Коган, поговорив о чем-то с Глебом Максимовым, шепнул нам, что прикемарит до двух ночи в каюте, а потом сменит нас и будет наблюдать за морем.

Но получилось так, что поспать этой ночью нам не довелось. После того, как «Владимир» лег на обратный курс, мы достали бинокли и начали вести наблюдение за морем. Подошедший к нам Попандопуло завистливо посмотрел на наши девайсы и попробовал поторговаться с нами, предложив за бинокль довольно значительную сумму. Но мы с Андрюхой лишь развели руками, сказав шустрому греку, что, дескать, бинокли эти – казенное имущество, и если мы его куда-то задеваем, то с нас строго спросят. Попандопуло повздыхал, и лишь развел руками, дескать, понимаю – порядок есть порядок.

Где-то через час, я заметил на горизонте клубы дыма. Потом количество дымков увеличилось до трех. Мне все это не понравилось. Протянув бинокль Попандопуло, я попросил его классифицировать обнаруженные паровые корабли. Сам я в них не разбирался – при всем желании я вряд ли отличил бы корвет от брига.

Каплей долго разглядывал обнаруженные мною корабли, а потом выругался по гречески и сказал:

– Похоже, что нам сегодня придется драться. Навстречу нам идут три неприятельских корабля. Один из них, который поменьше, мне неизвестен, а вот два других – турецкий пароход «Таиф» и французский пароход «Гомер» - знакомы. Оба неплохо вооружены. Правда, скорость у них поменьше, чем у нашего «Владимира». Извините, господа, мне надо срочно доложить обо всем Григорию Ивановичу.

Попандопуло откланялся и ушел. А мы с Андреем стали прикидывать, куда нам лучше установить «Корд» и «Корнет». «Шмели» мы решили приберечь – они пригодятся нам когда мы сойдемся с противником на пистолетную дистанцию, или будем добивать «подранков». На корме «Владимира» мы разложили дымовые шашки. Если вражеские корабли пристреляются и ситуация станет критической, можно будет поставить дымзавесу, и совершить маневр, чтобы оторваться от преследователей.

Тем временем, матросы и офицеры стали готовиться к сражению. На ходовом мостике, расположенном между двумя дымовыми трубами, появились Бутаков и Попандопуло. Они о чем-то посовещались, и Иван Григорьевич стал обходить палубу, отдавая команды артиллеристам. Как я понял, командир решил вести бой, уходя от преследования на полной скорости, и отстреливаясь от неприятеля из кормовых орудий.

Я переговорил с Андрюхой, а потом подошел к Бутакову и попросил у него разрешения разместить на крыльях мостика «Корнет». На корме будет толчея, вокруг четырех стоявших там орудий будут крутиться артиллеристы. На баке работать – мало что увидишь – трубы и мачты будут мешать. А вот на мостике – то, что доктор прописал. Работать мы будем «Корнетами»; возможно, потом дойдет очередь и для «Корда» со «Шмелями». Внимательно выслушав нас, Бутаков разрешил нам вести бой по своему усмотрению. Видимо, он вспомнил слова Корнилова, который велел командирам кораблей Черноморского флота с вниманием прислушиваться к советам офицеров Гвардейского флотского экипажа.

Вражеские корабли приближались к «Владимиру» со стороны Севастополя. Поэтому нашему пароходофрегату надо было, или сделать большой крюк, чтобы обойти их, или прорываться через их строй. Прорыв, при значительном перевесе сил противника, штука опасная. Бутаков решил не рисковать, и взяв восточнее, чтобы воспользоваться преимуществом в скорости.

Бомбические орудия, метавшие смертоносные снаряды – бомбы, начиненные порохом – имели меньшую дальность стрельбы, чем простые пушки. Нам следовало бояться именно последних, стрелявших цельными чугунными ядрами. Достаточно одного попадания одного такого подарка в гребное колесо или машину, как все преимущество «Владимира» в скорости будет утеряно. А потом неприятель навалится на наш пароходофрегат и задавит его своим численным преимуществом в орудиях. Поэтому мы будем работать на дистанции, превышающей дальность вражеской артиллерии.

Мы с Андреем установили на мостике треножный станок ПТРК и подсоединили транспортно-пусковой контейнер, после чего стали наблюдать в бинокли за движением противника. Наиболее дерзко вел себя турок. Мы знали, что командует им британец, принявший ислам – Адольф Слэйд. Ему удалось, единственному из всех командиров турецких кораблей, уцелеть во время сражения при Синопе. Он спас корабль, но попал в немилость к султану, который посчитал, что Слэйд просто струсил. И вот теперь командир «Таифа» пытался реабилитировать себя, на всех парах мчась на русский пароходофрегат.

«Вот с тебя-то, голубчик, мы и начнем» – подумал я. Я взял на сопровождение турка, произвел пуск, удерживая силуэт вражеского корабля в перекрестье прицела вплоть до попадания в борт “Таифа” ракеты с термобарической БЧ.

Огненный шар расцвел на палубе вражеской лохани. Турецкий пароходофрегат окутался облаком дыма и пара и потерял ход. Пожар вскоре охватил весь его корпус.

«Минус один, – подумал я, – Сейчас перезарядимся, и начнем вторую фигуру Марлезонского балета. Тем более, что гасить будем француза. Правда, «Гомер» – кораблик старенький, и даже немного жаль уничтожать этот антиквариат. Но, видать, на роду ему написано утопнуть в сей скорбный день».

Тщательно прицелившись, я выстрелил, и огненный шар полетел в сторону француза. Когда на его палубе громыхнул взрыв, «Таиф» уже ушел под воду, и из воды торчали лишь верхушки его мачт. Британец - как выяснилось, это был пятипушечный шлюп «Ардент» - сообразив, что сейчас наступит и его очередь, получить в борт ракету, поспешил спустить флаг.

– Ну вот и все, – сказал я стоявшему рядом капитану 2-го ранга Бутакову, – теперь мы вернемся домой не с пустыми руками. Да, и неплохо было бы, Григорий Иванович, оказать помощь тонущим. Все ж они люди, хотя и не самые лучшие!
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8888 (+9200/−312)
Лояльность: 28441 (+29196/−755)
Сообщения: 3692
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 9 месяцев
Имя: Макс

#134 Uksus » 18.01.2018, 19:59

Road Warrior писал(а):На Аландах, правда, довелось чуток пострелять, но там союзнички оказались хлипковаты и быстро запросили пардону.

Как-то оно двусмысленно получается. Может ...там противник оказался хлипковат и быстро запросил пардону?

Добавлено спустя 1 минуту 28 секунд:
Road Warrior писал(а):А решать все вопросы с нами Бутаков поручил своему помощнику,

На фиг.

Добавлено спустя 1 минуту 32 секунды:
Road Warrior писал(а):А вот «Шмель» и «Корнет» для него стал просто «вундервафлей».

СталИ.

Добавлено спустя 4 минуты 35 секунд:
Road Warrior писал(а):Но мы с Андрюхой лишь развели руками, сказав шустрому греку, что, дескать, бинокли эти – казенное имущество, и если мы его куда-то задеваем, то с нас строго спросят. Попандопуло повздыхал, и лишь развел руками, дескать, понимаю – порядок есть порядок.

Вместо второго - лишь покивал?

Добавлено спустя 1 минуту 13 секунд:
Road Warrior писал(а):Сам я в них не разбирался – при всем желании я вряд ли отличил бы корвет от брига.

Второе на фиг.

Добавлено спустя 47 секунд:
Road Warrior писал(а):а потом выругался по гречески и сказал:

Через дефис.

Добавлено спустя 3 минуты 23 секунды:
Road Warrior писал(а):Бутаков решил не рисковать, и взяв восточнее

ВзяЛ.
И запятую на фиг.

Добавлено спустя 3 минуты 1 секунду:
Road Warrior писал(а):«Таиф» уже ушел под воду, и из воды торчали лишь верхушки его мачт.

...и над поверхностью оставались... Хм?

Добавлено спустя 1 минуту 14 секунд:
Road Warrior писал(а):Да, и неплохо было бы, Григорий Иванович, оказать помощь тонущим. Все ж они люди, хотя и не самые лучшие!

Лишнее! Не по чину!
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M В сети
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 5152 (+5196/−44)
Лояльность: 816 (+816/−0)
Сообщения: 6125
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 7 месяцев
Имя: Сергей

#135 Road Warrior » 19.01.2018, 13:53

21 октября (2 ноября) 1854 года, 11:25. Учебный корабль «Смольный». Северное море.
Капитан 1-го ранга Степаненко Олег Дмитриевич.

Помните ежика в тумане? Любимый мультик моей Леночки. Эх, как она там, в будущем? Ведь родиться ей предстоит только через сто двадцать с небольшим лет. Если суждено, конечно – кто знает, как теперь здесь повернется история... А мне тяжело без нее – все-таки жили душа в душу больше двадцати лет. Эх, если бы у нас еще и детки появились... Она сама – врач-гинеколог, и сказала мне абсолютно точно после ряда тестов, что у нее детей быть не может. Так что если заведешь себе ребенка на стороне, говорит, я не буду против. Вот только с другими бабами путаться – нет уж, увольте, не для того я женился. Да и сейчас, знаю, что супругу больше никогда не увижу, а все равно не могу представить себя рядом с другой женщиной – а, уж тем более, в постели. Ладно, хватит об этом.

Сейчас мы, как тот ежик, идем в густом тумане, даже сигнальные огни «Колы», в двух милях перед нами, не видим, не говоря уже о «Бойком». Правда, есть такая полезная штука – радиолокатор. С ее помощью мы даже в тумане зрячие. Да и радиомаяки в Копенгагене и Фредериксхавне работают исправно. Наше местонахождение можно определить абсолютно точно – двадцать четыре с копейками мили к югу от норвежского Линдеснеса, в Северном море у западного выхода из Скагеррака. А что выходим из него ночью да в туман, по-английски, так сказать – ну зачем нам привлекать к себе лишнее внимание?

Вообще-то мы несколько запаздываем – задержались в Копенгагене по вине британцев и французов. Сначала пришлось их перетопить, а потом у нас на «Смольном» заработал лазарет – для раненых мирных жителей и для военнопленных. Лишь вчера в Копенгаген пришла эскадра пароходов – в основном это трофеи Бомарзунда и Свеаборга. В ее составе были и два специально оборудованные госпитальных корабля. Они, правда, в Дании надолго не задержатся – заберут всех пациентов и снова отправятся в Питер. Остальные же будут теперь базироваться в Фредериксхавне и Кёге – все-таки там глубокие и незамерзающие порты, с каковыми в российской части Балтики напряженка.

Порты эти Дания передала нам в безвозмедную аренду на 99 лет. Условия? Патрулирование Эресунна, Скагеррака и Каттегата, а также размещение нашей батареи у Эльсинора. Ну, и передача нашим датским союзникам двухсот пушек с потопленных и захваченных кораблей (причем, каких именно, решим мы сами). Фредерик попытался было еще получить наши гарантии на принадлежность Шлезвига и Голштинии Дании, но тут Кольцов сказал, что мы, увы, люди военные, и подобными вопросами заниматься не уполномочены. Обращайтесь, мол, к Его Императорскому Величеству, и решайте все внешнеполитические вопросы с ним.

Кроме того, с Фредериком мы обсудили возможность вести крейсерскую войну в Атлантике с опорой на Данию. Мы попросили у него возможности базироваться в одном из портов на Северном море. Но, как оказалось, на североморском побережье Дании на настоящий момент нет ни одного глубоководного порта; ни Хантсхольм, ни Скаген еще не оборудованы, а другие годятся лишь для кораблей с небольшой осадкой. Единственным вариантом был бы Гельголанд, но его после второго «копенгирования» захватили британцы. Выбить их оттуда – дело несложное, только возни с ним потом будет выше крыши. Ведь его надо будет укрепить, разместить сильный гарнизон, обеспечить его снабжение. Так что оставим мы Гельголанд на послевоенное время. Тем более, что Фредерик подписал бумагу о передаче прав на него Российской Империи.

Пока же он выступил с неожиданным встречным предложением – а почему бы нам не базироваться на Фарёрах? Наш адмирал сразу же сделал стойку и попросил Торсхавн. Но, увы, по словам короля, тамошний порт перегружен уже сейчас. Он предложил вместо него Твёройри в Тронгисвагском фьорде на острове Сувурой. Эта гавань сейчас принадлежит Королевской монополии, и Фредерик передал нам право безвозмездного пользования ей в течение десяти лет, с возможностью продления аренды по обоюдному согласию.

Конечно, порт в Торсхавне всяко получше будет. Но, как говорят в народе: «на безрыбье и сам раком станешь». Твёройри тоже сойдет для наших целей, да он к тому же поближе к нашим «охотничьим угодьям» – основным торговым путям, связывающим Британию с Новым Светом.

Ну что ж, «лимонники», вы хотели повоевать на море – мы вам обеспечим полноценную крейсерскую войну. Посмотрим, как она вам понравится...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8888 (+9200/−312)
Лояльность: 28441 (+29196/−755)
Сообщения: 3692
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 9 месяцев
Имя: Макс

#136 АВС-36 » 20.01.2018, 03:12

Дания нужна как ближайшая гавань для захваченных призов и призовые команды можно набрать, что военные экипажи РИФ не разделилась по трофеям. Датчане сейчас для на англичан и дружбу надо закрепить " пряником" общих трофеев. Да и часть датчан и сами выйдут пощипать англов при наличии русской эскадры.
АВС-36
Новичок
Возраст: 38
Откуда: Владимирская область
Репутация: 241 (+246/−5)
Лояльность: 1233 (+1256/−23)
Сообщения: 249
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 7 лет 5 месяцев
Имя: Александр

#137 Road Warrior » 20.01.2018, 15:48

АВС-36 писал(а):Дания нужна как ближайшая гавань для захваченных призов и призовые команды можно набрать, что военные экипажи РИФ не разделилась по трофеям. Датчане сейчас для на англичан и дружбу надо закрепить " пряником" общих трофеев. Да и часть датчан и сами выйдут пощипать англов при наличии русской эскадры.
Верно :mi_ga_et:

Но вообще-то в этой части Северного моря английского торгового флота практически не будет, да и не было это приоритетным направлением. В отличие от западного и южного направлений. И Фареры - практически идеальная база для блокирования торговли с Америкой.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8888 (+9200/−312)
Лояльность: 28441 (+29196/−755)
Сообщения: 3692
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 9 месяцев
Имя: Макс

#138 АВС-36 » 20.01.2018, 19:44

Кстати Исландия сейчас часть Дании и базы там пригодятся!
АВС-36
Новичок
Возраст: 38
Откуда: Владимирская область
Репутация: 241 (+246/−5)
Лояльность: 1233 (+1256/−23)
Сообщения: 249
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 7 лет 5 месяцев
Имя: Александр

#139 Road Warrior » 23.01.2018, 18:28

24 октября (5 ноября) 1854 года. Одесса.
Капитан 2-го ранга Зайдерман Лев Израилевич, временный начальник Березинско-Одесского водного пути.

«Ох, нелегкая эта работа – из болота тащить бегемота!». Глядя на то, как «Мордовия» и «Выборг» продирались сквозь узкие каналы и шлюзы Березинской водной системы, мне все чаще и чаще приходили на ум эти строчки из «Телефона» Корнея Чуковского. Корабли наши все же двигались, несмотря на все препятствия, и вот они уже вошли в Березину. Еще немного, и они пойдут вниз по Днепру к Черному морю.

Где-то в середине пути, меня огорошила радиограмма из Питера. В ней сообщалось, что Березинская водная система превращалась в Березинско-Одесский водный путь, а я назначен временно исполняющим обязанности начальника этого самого пути.

«Этого мне еще не хватало! – подумал я. – Теперь мне не только кораблями надо заниматься, а еще и со здешними аборигенами все заморочки разруливать.

И я оказался прав. Узнав о моем назначении, ко мне с самыми заманчивыми предложениями сразу же полезли местные евреи. Взывая к племенной солидарности, они с ходу предлагали мне провернуть «роскошный гешефт».

– Послушайте, ребе, – взывал ко мне местный торговец зерном, в длинном лапсердаке, – что вам стоит взять небольшой груз до Одессы? О, его немного – он поместится на одну баржу. А в Одессе его встретят и сразу же заберут те, кому он предназначен. Для вас – никаких хлопот, а за все это вы получите хорошие деньги.

Скоро я понял, что еще немного, и я не выдержу и стану отъявленным антисемитом. Несмотря на строжайший запрет приближаться ко мне ближе чем на пять шагов, обитатели здешних местечек все же ухитрялись подобраться к моей особе, и трагически тряся пейсами, взывать к моему доброму сердцу. Я понял, что без помощника (или, говоря проще – вышибалы) мне никак не обойтись. И такой помощник вскоре нашелся.

Был он, как ни странно, тоже евреем. Бывший кантонист Рувим Гольдберг с детских лет служил в русской армии. Он дослужился до фельдфебеля, но в 1831 году в сражении с мятежными поляками при Грохове он потерял руку, после чего получил полный абшид. С двумя георгиевскими крестами за храбрость, он вернулся в местечко, из которого был родом. Но не ужился с родственниками, и отправился бродить по Руси, подрабатывая написанием жалоб и прошений. Рувим знал грамоту, был смышлен и храбр.

Поговорив с ним, я понял, что именно такой человек мне и нужен. Пусть у него нет руки, но ноги у него в полном порядке. В этом я убедился на следующий день, увидев, как он пинками гнал прочь очередных гешефтмахеров, которые пытались подобраться ко мне с какими-то бумагами. Из-за его инвалидности я не мог взять его на службу. Но “властью мне данной” я сделал Рувима замом по общим вопросам. Никто не знал, что я понимаю под этим словом, но весть о том, что бывший кантонист теперь отшивает разного рода просителей и ходоков, с помощью «пантофельной почты»* (* пантофельная почта – передача от местечка к местечку информации с помощью добровольных курьеров) быстро разлетелась по всей округе, и ко мне на прием стали попадать люди, от которых действительно можно было услышать что-то дельное.

Запомнился мне один бравый дедок лет за семьдесят. Он пришел ко мне в драгунском мундире времен войны с Наполеоном. Отставной капитан стал проситься взять его на службу, обещая, что будет рубить французов не хуже, чем он это делал сорок с лишним лет назад. Я с уважением посмотрел на ветерана, на левой стороне груди которого висела награда, сильно смахивающая на «Eisernes Kreuz»* (* «Железный крест» – прусская, а позднее, германская военная награда). Но тут я понял, что это «Кульмский крест» – награда, которую прусский король Фридрих Вильгельм III вручил всем участникам кровопролитного сражения с французами под Кульмом. Произошло это в марте 1813 года.

Я спросил ветерана и тот с гордостью сказал мне, что он сражался с маршалом Вандамом под знаменами графа Остермана-Толстого.

– А потом я дошел до Парижа. Хочу еще раз побывать там с нашими молодцами. У меня в армии два сына служат. Желаю и сам послужить России-матушке!

Пожав руку ветерану, я пообещал замолвить за него словечко государю. Понятно, что служить в боевых частях он вряд ли сможет – годы и здоровье не те - но место, где отставной капитан мог бы пригодиться, при желании найти будет можно.

Вообще же, патриотический подъем в народе был сильный. В отличие от гешефтмахеров, многие были готовы хоть чем-то помочь нашим солдатам и морякам. Запомнился мне аккуратный и степенный немец-колонист, который пожертвовал на нужды армии отару овец – голов этак триста.

– Прошу принять мой скромный дар, герр Зайдерман, – сказал он, почтительно снимая шляпу, – пусть НАШИ войска поскорее победят этих отвратительных французов и англичан.

Люди многих национальностей, живших в Новороссии, старались оказать нам помощь. Лоцманы, с величайшим старанием проведшие через Днепровские пороги наш караван, отказались брать плату за свою работу. Их очень удивила «Мордовия», которая с ревом выползла на берег и обошла один за другим все девять порогов.

– Ваше благородие, – сказал старший из днепровских лоцманов, осеняя себя крестным знамением, – что это за чудо такое? Пароход – не пароход, корабль – не корабль. По суше идет, как по воде.

– Видел бы ты, как он по морю плывет, – с улыбкой ответил ему я. – Даже не плывет, а летит как птица. Как ты думаешь, что сделают французы и англичане, увидев такой корабль?

– Убегут, наверное, ваше благородие, – улыбнулся лоцман. – Думаю, что с таким чудо-кораблем вы непременно побьете супостата.

Пройдя пороги, небольшие колесные пароходы снова взяли на буксир «Выборг» и «Мордовию». Надо беречь топливо – ведь в Одессе нам его взять будет просто негде. В Плоешти, правда, уже добывают нефть, но ее надо переработать. А НПЗ у нас на Черном море пока нет.

Я прибыл в Одессу сегодня во второй половине дня, и сразу же попросил графа Строганова об аудиенции. Но, к моему удивлению, он сам явился в порт, где своими глазами увидел и наши корабли, и баржи, набитые военным имуществом.

Со мной граф разговаривал на удивление дружелюбно. Видимо, на сей счет к нему поступила соответствующая информация, да и он, уже успев познакомиться с нашими ребятами, составил о них самое лучшее мнение.

Поинтересовавшись, может ли он нам чем-нибудь помочь, Строганов приказал сопровождавшему его адъютанту записать наши просьбы и пожелания, после чего попросил меня показать ему «Выборг» и «Мордовию». Не знаю, сделал ли он какие-либо далеко идущие выводы после этой экскурсии, но разговаривать со мной он стал еще более почтительно и вежливо.

Мы решили провести в Одессе все необходимые регламентные работы и проверить механизмы после сложного и напряженного перехода. Я же собрался проверить наши транспортные суда на предмет сохранности военного имущества. Ну, и заодно прикинуть, можно ли рассчитывать, в случае чего на местные мастерские. Небольшие поломки и текущий ремонт можно проводить и здесь, в Одессе. Да и заботу о Березинско-Одесском водном пути с меня никто не снимал. Я знал, что в Риге готовится еще один караван, который доставит в Одессу новую партию военного снаряжения, горючего и боеприпасов, а также еще определенное количество персонала. Война – штука прожорливая, и если не позаботиться о тылах, то ее можно проиграть, так и не начав боевые действия.
Последний раз редактировалось Road Warrior 23.01.2018, 19:07, всего редактировалось 3 раз(а).
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8888 (+9200/−312)
Лояльность: 28441 (+29196/−755)
Сообщения: 3692
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 9 месяцев
Имя: Макс

#140 Uksus » 23.01.2018, 18:30

Road Warrior писал(а):и они пойдут вник по Днепру к Черному морю.

ВниЗ.

Добавлено спустя 2 минуты 22 секунды:
Road Warrior писал(а):Поговорив с ним, я понял, что он именно такой человек мне и нужен.

На фиг.

Добавлено спустя 1 минуту 35 секунд:
Road Warrior писал(а):которые от который действительно можно было услышать что-то дельное.

1. На фиг.
2. КоторыХ.

Добавлено спустя 1 минуту 38 секунд:
Road Warrior писал(а):Желаю и сам послужить России-матушке.

После - !

Добавлено спустя 1 минуту 26 секунд:
Road Warrior писал(а):Из очень удивила «Мордовия», которая с ревом выползла

ИХ.

Добавлено спустя 49 секунд:
Road Warrior писал(а):– Ваше благородие, – сказал старший днепровских лоцманов,

После - ИЗ.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M В сети
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 5152 (+5196/−44)
Лояльность: 816 (+816/−0)
Сообщения: 6125
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 7 месяцев
Имя: Сергей

Пред.След.

Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 3 гостя