Турецкий марш

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#41 Uksus » 05.10.2017, 08:54

Макс, а ведь Nik прав.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3081 (+3120/−39)
Лояльность: 609 (+609/−0)
Сообщения: 5059
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет
Имя: Сергей

#42 Садко » 05.10.2017, 10:53

Uksus писал(а):

#41 Uksus » Сегодня, 08:54
Макс, а ведь Nik прав.


Тройка – не просто принцип комбинирования, а полноценная инновация. В чем же она заключалась? Да в том, что каждое животное двигалось собственным аллюром. Центральное (коренник) – только рысью, а боковые (пристяжные) – только галопом, отвернув головы в разные стороны и полностью доверяя центровому рысаку.
Удивительная комбинация состояла в том, что животные берегли собственные силы. Коренник задавал темп, а боковые – «несли» его. Так лошади меньше уставали, а скорость получалась внушительной. 60 км/ч – довольно солидная скорость, особенно в старину. Ни одна упряжка (соло или пара) не достигла бы подобного результата. А если бы достигла, животные непременно бы пали от усталости.

Перемещаясь на перекладных, курьеры могли преодолевать по 300–350 верст в сутки. http://yandex.ru/clck/jsredir?from=yandex.ru;sear ... 776&bu=uniq1507187727979401416

В 1825 году сношения внутренние и заграничные были медленны. Экстра-почты, которые по установлению своему должны совершать путь скорее почт обыкновенных, отправлялись из Санкт-Петербурга только по два раза в неделю в Одессу, Радзивилов и Мемель. Теперь экстра-почты следуют с усиленною скоростью во все почти главнейшие пункты государства они значительно ускорили сношения столиц с Тифлисом, Оренбургом и с другими лежащими по тракту городами. Сношения Санкт-Петербурга с Москвою, производившиеся прежде посредством легких почт только четыре раза в неделю, пересылаются теперь два раза в день, кроме воскресения, с легкими и экстра-почтами. Вместо 5 суток, в которые почта совершала прежде путь между столицами, скорость сообщения доведена до 2 1/2 И 2 суток Расстояние между Питером и Москвой - 650 км.
Садко
Новичок
Возраст: 62
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 3065 (+3529/−464)
Лояльность: 581 (+5563/−4982)
Сообщения: 1938
Зарегистрирован: 18.07.2012
С нами: 5 лет 4 месяца
Имя: Александр

#43 Nik » 05.10.2017, 12:44

"Милай, дарагой", как любил говорить Григорий Распутин, Садко, вы хотя бы один раз проехали в телеге по грунтовой дороге? Удовольствие на скорости более 5 км/час удивительное! Я это знаю. У нас до выделяемого покоса было около 7 км. Родители трудятся, а я на на телеге вожу. Загруженный - шагом, а пустой - естественно голопом. Но!!! После второго - третьего рейса - шагом. Т.к. голова как казан гудела. Не говоря об отбитом седалище.
Nik M
Новичок
Возраст: 63
Откуда: Украина
Репутация: 35 (+38/−3)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 23.11.2016
С нами: 11 месяцев 29 дней
Имя: Николай

#44 Road Warrior » 10.10.2017, 17:43

4 (16) октября 1854 года, вечер. Санкт-Петербург. Елагин остров.
Мейбел Эллисон Худ Катберт, она же Алла Ивановна. Студентка и преподаватель Елагиноостровского Императорского Университета.


В дверь постучали. Так как я жила в особнячке, выделенном доктору Елене Викторовне Синицыной, декану медицинского факультета нашего университета, а также капитану медицинской службы Гвардейского Флотского экипажа, то это мог быть только один человек – моя радушная хозяйка, сама предложившая мне поселиться в ее доме, ведь «для меня одной места слишком много».

– Да, Леночка, – сказала я по-русски.

Та зашла ко мне в комнату и с улыбкой протянула мне листок бумаги с текстом по-английски, где было написано:

"Darling, we are at Moscow's Petersburg Station. Leaving soon. Arriving tomorrow around six AM. Love and kisses. Nick".

(* «Милая, мы в Москве, на Петербургском вокзале. Скоро отправляемся. Будем завтра около шести часов утра. Люблю и целую. Ник»)

Я завизжала от радости и заключила Лену в объятия.

– Пусти, Аллочка, а то еще задушишь, – пропищала та.

Аллочка... Я машинально достала из-за пазухи золотой крестик – подарок моей крестной, великой княгини Елены Павловны – и поцеловала его.

Когда я узнала, что мой Ник скоро приедет, то решила не медлить и как можно скорее перейти в православие. Меня первым делом спросили о моем теперешнем (сейчас уже бывшем) вероисповедании. Пришлось объяснять, что епископальная церковь Америки – это та же англиканская церковь, но под другим названием. Тогда мне было предложено два варианта – либо заново принять обряд Святого Крещения, либо ограничиться обрядом миропомазания. Подумав, я все же решила выбрать первое – это ознаменует мое новое рождения в качестве русской и подданной Российской империи. И представьте себе мое изумление, когда крестной вызвалась стать сама великая княгиня Елена Павловна, приехавшая в университет на заседание Попечительского совета, а крестным – Владимир Михайлович Слонский, наш ректор и мой любимый преподаватель. И позавчера я с целой делегацией отъехала в Ораниенбаум, а вчера с раннего утра я пошла в Дворцовую церковь Ораниенбаума, переоделась в шелковую крестильную рубашку – подарок Владимира Михайловича – и в какой-то момент службы очутилась в теплой воде купели.

«Крещается раба Божия Алла во имя Отца, аминь» – и священник чуть надавил на мою голову, заставив меня на секунду погрузить ее в купель, – «и Сына, аминь» – и опять, – «и Святого Духа. Аминь».

Алла – это теперь я. Зовут меня Мейбел Эллисон, и мне было предложено несколько крестильных имен на выбор, но я предпочла именно Аллу – очень красивое имя. Потом была литургия, в ходе которой я впервые причастилась Святых Таинств по православному ритуалу – не из чаши, как это делалось у нас, а с ложечки. Затем Елена Павловна устроила мне праздник, в ходе которого я потолстела, наверное, килограмм на пять (что соответствует примерно одиннадцати американским фунтам – я уже отвыкла от наших мер длины и веса и привыкла к метрической системе, которая используется и на Эскадре, и в Елагиноостровском университете).

И тут я решилась попросить о том, о чем давно мечтала, но боялась спросить.

– Ваше императорское высочество...

– Алла Ивановна, зовите меня просто Елена Павловна, – улыбнулась та. – Ведь духовное родство столь же близко, сколь и кровное. А я теперь ваша крестная мать.

– Елена Павловна, дозвольте мне вступить в Крестовоздвиженскую общину сестер милосердия!

Та с удивлением уставилась на меня:

– Аллочка, а зачем это вам? Вы студентка, подающая, по словам Владимира Михайловича, очень большие надежды, и, одновременно, преподаватель английского...

– Елена Павловна, я возьму с собой учебники по всем остальным предметом, и смею надеяться, что смогу вернуться к сессии и сдать все экзамены. Либо, как говорил Владимир Михайлович, они устроят выездную сессию в Одессе, ведь не она одна я такая.

- Да, но зачем это вам?

- Если я хочу стать врачом, то мне необходима практика. А где лучше ее получить, как не в полевом госпитале? А то получится, как с новым набором сестер милосердия - они хоть и состоят теперь при госпитале Елагиноостровского университета, да пациентов для практики там сейчас совсем немного, тем более раненых, среди которых остался разве что мой брат Джеймс.

– Знаю. Ко мне уже приходила одна из сестер и умоляла меня разрешить ей помолвку с вашим братом. По ее словам, он согласен.

Я с удивлением посмотрела на великую княгиню. Однако... Так вот почему Джимми согласился заместить меня на посту учителя на время моего отсутствия, да и вообще пару раз намекал, что пока не хочет возвращаться в Саванну, разве что только для того, чтобы навестить родных. Хорошо еще, что он пока что на костылях, да и с рукой, которая все еще на перевязи – иначе, боюсь, он уже давно бы подал прошение на зачисление в российскую армию, как он не раз намекал. Тем более, если его невеста тоже поедет в те же края...

А сердце его до недавнего времени было свободно. С девушкой с соседней плантации, которую ему в свое время подобрали родители в качестве невесты, Джимми расстался полюбовно – ни ей он, ни она ему не нравилась. Вышла она замуж, как я слышала, за какого-то плантатора из Атланты. Была, конечно, еще кузина Альфреда Черчилля, Диана, да погибла у Бомарзунда от ядра французской пушки.Так что он ни с кем никакими обязательствами не связан.

Но, так как мамы рядом нет, то придется мне взглянуть, что это за невеста такая у него нарисовалась. На мой вопрос Елена Павловна рассмеялась:

– Не бойтесь, Алла Ивановна. Девушка она хорошая, да еще и с графским титулом. А вот как ее зовут... Пусть лучше вам об этом расскажет брат.

Я мстительно подумала, мол, все доложит, куда он денется, а мы еще посмотрим на эту графиню. Ведь мы с братом в последнее время стали близки, как никогда; Америка далеко, да и никого из наших английских друзей у Джимми не осталось – почти все они погибли при гибели яхты. Все, кроме Альфреда. Но после того, как я ему мягко сообщила о том, что согласилась стать женой другого, и, «давайте останемся друзьями», он жутко разозлился и на меня, и на Джимми, и вчера отплыл на пароходе в Копенгаген, хоть ему и советовали еще немного подлечиться и подождать протеза. Мы пришли к нему попрощаться, а выставил нас за дверь, наговорив кучу гадостей про «проклятых азиатов» и «вероломных янки». Мы, конечно, не янки, да и русские в большинстве своем не азиаты, но все равно обидно...

И вот сейчас я держала в руках телеграмму, а Леночка продолжала, уже по английски; все-таки по русски я говорю пока еще не так хорошо:

– Юра Черников сообщил мне, что сам поедет встречать своего питомца, так что тебе там быть необязательно. Хотя, зная тебя, ты все равно туда помчишься. Имей в виду, был какой-то инцидент со студентами в городе, и теперь нужно получать увольнительную – это разрешение на выход в город. Если хочешь, я за ней схожу. А ты подумай пока, что завтра наденешь...

– Леночка, ты самая лучшая на свете подруга, – сказала я и поцеловала ее в щеку. Та засмеялась и вышла из комнаты.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8156 (+8469/−313)
Лояльность: 28230 (+28985/−755)
Сообщения: 3569
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Макс

#45 Uksus » 10.10.2017, 19:42

Road Warrior писал(а):«Крещается раба Божия Алла во имя Отца, аминь» – и священник чуть надавил на мою голову, заставив меня на секунду погрузить ее в купель, – «и Сына, аминь» – и опять, – «и Святого Духа. Аминь».

СвятАго. Так произносили.

И все внутренние кавычки на фиг. Оставить только перед Крещается и после последнего Аминь.

Добавлено спустя 10 минут 6 секунд:
Road Warrior писал(а):Мы пришли к нему попрощаться, а выставил нас за дверь,

он между.

Добавлено спустя 1 минуту 18 секунд:
Road Warrior писал(а):а Леночка продолжала, уже по английски; все-таки по русски я говорю пока еще не так хорошо:

Через дефис.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3081 (+3120/−39)
Лояльность: 609 (+609/−0)
Сообщения: 5059
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет
Имя: Сергей

#46 Road Warrior » 12.10.2017, 16:33

19 (7) октября 1854 года. Британия. Дуврский замок.
Виктория, королева Объединенного королевства, и Наполеон III, император Франции.

– Здравствуйте, ваше императорское величество, – с гримасой, которую лишь при большой фантазии можно было назвать улыбкой, сказала Виктория, подав руку Луи-Наполеону – так она его до сих пор про себя называла. – Надеюсь, вы благополучно добрались до берегов Британии?

– Да, ваше величество, – император, как опытный бонвиван, надел на лицо лучезарную улыбку. – Погода хорошая, не штормило, и мы пересекли Ла-Манш за каких-то три часа. Благодарю вас за ваше гостеприимство, ваше величество, – и он посмотрел на нее томным взглядом, напомнившим те далекие времена, когда он ей очень даже нравился. Эх, кто знает, будь он чуть родовитее, может быть, она и согласилась бы. И совершила бы серьезную ошибку – новоиспеченный император ныне известен своей блудливостью. И если в первый свой приезд, в далеких тридцатых, он еще держался в рамках приличия, то во второй свой лондонский период он стал альфонсом при богатой, но безродной дамочкой по имени Гарриет Говард, к тому же не чураясь связями на стороне, вроде актриски Элизы Рашель Феликс.

Но, как бы он ни был ей неприятен, он был ее союзником. И поэтому ей приходилось терпеть общение с новоиспеченным императором.

– Ваше величество, полагаю, что будет уместным, если при нашем разговоре мы будем вдвоем, – подкручивая острые как шпаги усы произнес Наполеон.

– Оставьте нас наедине, – понимающе кивнула Виктория, и сделала небрежный жест своим министрам. Те вежливо откланялись и вышли из комнаты. Вслед за ними потянулись и французские министры.

Когда они остались одни, Виктория произнесла:

– Давай не ходить вокруг да около. Русские нанесли нам большой урон, как Ганнибал Риму в начале Второй Пунической Войны. Но мы помним, что в конце концов победил Сципион, а Карфаген, как этого страстно желал зануда Катон, был разрушен. Именно этих принципов мы и должны придерживаться в отношении русских.

– Но, Виктория, если бы ваш флот не бежал из Евпатории, то мы до сих пор были бы в Крыму.

– Каким образом, Луи? – Она знала, что император ненавидел, когда его так называли, причем сказано это было с немалым сарказмом. – Вы потеряли флот у Севастополя, ваши солдаты подняли руки кверху и сдались на милость победителя. Примерно, как ваш же экспедиционный корпус у Бомарзунда.

– Который ваш флот транспортировал в трюмах, как скот, Александрина.

Виктория ненавидела свое второе имя, данное ей, когда ее крестным стал русский император Александр I. Ненавидела его с тех пор, как этот мужлан Николай запретил своему сынку, тоже Александру, жениться на Виктории. И никакой Луи не имеет право ей напоминать про это имя. Она посмотрела на императора-выскочку ледяным взглядом и процедила:

– Не знаю, что там было, но, опять же, ваши солдаты не снискали славы ни на Балтике, ни на Черном море. Более того, именно все они оказались в плену. Ну или почти все, что дела не меняет.

– Но ведь именно наша база подверглась вероломному нападению русских, с нарушением всех возможных правил ведения войны... То же и у Бомарзунда.

– Назови мне хоть одно правило, которые русские нарушили.

– Ну... эээ... – растерянно заблеял Наполеон.

– Вот именно. У них оказалось более мощное оружие, нежели у нас. Но, тем не менее, у нас до сих пор сохраняется преимущество как по кораблям, так и по сухопутным войскам. Даже на Черном море. Кроме того, насколько я помню, у вас строятся плавучие батареи.

Наполеон вздрогнул. Да, Дюпюи де Лом давно уже носился с этой идеей, но одно дело – идея, а другое – воплощение этой идеи. И постройка батарей держалась под строжайшим секретом. Во-первых, о них не должны знать русские. Ну, и неизвестно, как долго англичане еще будут союзниками Франции; Вики сейчас оказалась еще большей стервой, чем тогда, когда она спросила его, правда ли это, что он сожительствует с Гарриет. Видимо у этих «лимонников» есть шпионы, от которых она узнала даже про эти еще не построенные батареи. Но пока что у них общий враг – проклятый азиат, посмевший так унизить его после коронации, так что приходится терпеть ее выходки. И он решился:

– Да, Виктория, три из них должны быть готовы не позднее февраля-марта, а первая из них – «Девастасьон», возможно, уже в декабре. После чего мы отбуксируем их на Черное море. Вряд ли русские смогут им хоть что-нибудь противопоставить – их броню ни один русский корабль пробить не сможет, в этом вы можете быть уверены.

И он тут же пожалел о последних своих словах – лицо Вики резко изменилось; похоже, она тоже подумала о том, что рано или поздно эти батареи могут быть направлены и против Англии. Но вслух сказала совсем другое:

– А как у вас с деньгами?

– Имеются. Полагаю, у вас тоже? И, вероятно, из того же источника?

– Приходится, увы, терпеть этих проклятых евреев, – хмуро усмехнулась Виктория. – Ведь почему-то только у них можно раздобыть деньги на военные нужды. Но это еще не все, Луи. Твой дядя – тут на лице ее появилась издевка – в начале века захотел поставить Британию на колени путем так называемой Континентальной блокады. Вот почему бы нам не устроить подобную блокаду против русских?

– А как это сделать? – с удивлением спросил Наполеон.

– У русских сейчас только два выхода в открытое море – Датские проливы и Босфор с Дарданеллами. Конечно, есть еще и Белое море, но оно скованно льдами с ноября по апрель, да и после этого тоже можно будет закупорить его горловину. А на Тихом океане у них только Петропавловский порт, и его адмирал Прайс, скорее всего, давно уже взял. Был еще Охотск, но он давно уже захирел. Да и нет у русских наземного сообщения с тамошними портами – разве что в Охотск еще можно добраться за несколько месяцев, путешествуя по непроходимой тайге и болотам. А в Петропавловский порт, кроме как по морю, не попадешь.

Босфор с Дарданеллами надежно закупорены, кроме того, в узких местах мы поставим береговые батареи. Остаются Датские проливы. И вот тут-то мы и потребуем у датчан присоединиться к блокаде, и запретить проход не только военных кораблей, но и любых грузов из России либо для России, вне зависимости от порта приписки корабля, перевозящего эти грузы.

– Но датчане настроены вполне дружественно к России. Ведь именно Россия вмешалась в войну Дании и Пруссии, послав в Скагеррак свою эскадру. И русские стали гарантами территориальной целостности Дании.

А про себя он подумал, что Франция и Англия тоже являются гарантами нерушимости датских границ.

– Посмотрим, как они запоют, когда у Копенгагена появится наша эскадра, – ухмыльнулась Виктория. – Наш флот даст понять датчанам, что, либо они делают то, что мы от них хотим, либо мы «копенгагируем» их столицу в третий раз. Время на размышление – сутки. Можно даже сделать залп-другой, чтобы они прониклись.

– Но датчане после этого нас возненавидят.

– «Oderint, dum metuant («Пусть ненавидят, лишь бы боялись» – похоже, что королева вспомнила сегодня уроки латыни, которую она изучала в совсем юном возрасте. – Они и так нас ненавидят лютой ненавистью. А вот что-либо против нас сделать – кишка тонка. Да и морковок* (*то же, что и пряников в русской поговорке) им можно подбросить – торговых преференций, например. А когда разберемся с датчанами, поработаем с пруссаками, голландцами и бельгийцами. Вряд ли они будут настроены на активное противостояние нам. Преференции, кстати, можно оставить для голландцев и бельгийцев... Так ты сможешь прислать хотя бы несколько кораблей? Чтобы датчане сразу поняли, что надеяться им не на кого.

– А как быстро это нужно сделать?

– Видишь ли... Промедление может привести к появлению русского флота у датских берегов. Поэтому действовать надо прямо сейчас. В Портсмуте уже готова эскадра для этой операции. Выходит уже послезавтра.

– Тогда могу помочь только тем, что в Кале, – Наполеон огорченно развел руки, – Только я боюсь, что это слишком оголит наше северо-восточное побережье...

– А кого вам бояться? Русских не будет, с нами и нашими бывшими заокеанскими колониями у вас хорошие отношения, испанцев и португальцев можно не брать в расчет, да и у голландцев флот уже не тот. Тем более, как я слыхала, у вас скоро появится несколько десятков новых кораблей.

Наполеон кивнул.

– Хорошо, Виктория. А что насчет Черного моря? По моим агентурным данным, австрийцы начинают вывод войск из Дунайских княжеств. Как только они уйдут, русские снова туда вернутся. Полагаю, их операция начнется в течение месяца.

– У меня такая же информация. Вероятно, они опять возьмут Толче, и далее будут осаждать Силистрию. Возможен и удар по Бабадагу, и оттуда по Кюстендже. Либо вдоль Дуная на Рущук.

– Предлагаю усилить гарнизоны этих городов нашими войсками и артиллерией. Тем более, что турки уже просили об этом.

– Хорошо, пусть будет так. Если вы позаботитесь о Силистрии и Рущуке, то мы усилим гарнизон Кюстенджи, и переведем туда часть флота из Варны.

– Согласен, Виктория. И как ты блестяще разбираешься во всех этих военных вопросах! – Наполеон не смог сдержать восхищения. – Если бы ты не была бы королевой, то из тебя получился бы отличный полководец.

Виктория скромно потупила взор и таинственно улыбнулась, после чего сказала:

– Ну, тогда давай позовем наших сопровождающих. Ведь все, что нам было нужно, мы обсудили. Дадим и им блеснуть свои красноречием…
Последний раз редактировалось Road Warrior 12.10.2017, 17:30, всего редактировалось 1 раз.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8156 (+8469/−313)
Лояльность: 28230 (+28985/−755)
Сообщения: 3569
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Макс

#47 Uksus » 12.10.2017, 17:01

Road Warrior писал(а):Русских не будет, с нами и наши бывшими заокеанскими колониями у вас

НашиМИ.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3081 (+3120/−39)
Лояльность: 609 (+609/−0)
Сообщения: 5059
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет
Имя: Сергей

#48 alexBelVMF » 13.10.2017, 10:12

Road Warrior писал(а):при богатой, но безродной дамочкой

дамочКЕ
alexBelVMF M
Новичок
Возраст: 38
Откуда: Россия, Белгород
Репутация: 1727 (+1759/−32)
Лояльность: 5703 (+5753/−50)
Сообщения: 549
Зарегистрирован: 27.11.2011
С нами: 5 лет 11 месяцев
Имя: Алексей

#49 Road Warrior » 16.10.2017, 02:29

5 (17) октября 1854 года. Российская империя. Кронштадт. Большой рейд. Борт корвета «Бойкий».
Контр-адмирал Дмитрий Николаевич Кольцов.


Посещение «Бойкого» я оставил нашим прославленным адмиралам, что называется, «на десерт». Ведь корвет был новейшим нашим кораблем, который вызвал восхищение у многих иностранных специалистов. Небольшой и хорошо вооруженный, он и в XXI веке мог постоять за себя. А в XIX веке он станет владыкой морей – ни один из существующих в настоящее время парусных или паровых кораблей не сможет сразиться с ним. Конечно, тратить на вражеские линейные корабли противокорабельные ракеты Х-35 – это слишком жирно. Хотя, конечно, вкатить в борт английского корабля с расстояния восьмидесяти миль ракету с БЧ весом в 145 кг – это нечто. Бедные «лаймиз» так и не поймут, что за напасть погубила их корабль. Но стрельба такими дорогими боеприпасами – только в самом крайнем случае.

Куда дешевле стоящая на «Бойком» 100-миллиметровая пушка. Пудовый снаряд в деревянный борт с расстояния десяти миль – тоже неплохо. К тому же, против вражеских кораблей можно использовать шестиствольные автоматические пушки АК-630М и ЗРК «Кортик». На корвете базируется вертолет Ка-27, который будет нелишним во время дальнего океанского рейда.

Да-да, именно рейда – ведь мое предложение, которое я собираюсь озвучить Корнилову и Нахимову, заключается в том, что для действия на морских коммуникациях в Атлантике в дальнее плавание выйдут «Бойкий», «Смольный» и сопровождающий их танкер «Кола».

Британцы очень чувствительны к крейсерской войне. И если хотя бы на время нарушить их торговые пути, последствия морской блокады должны сказаться на экономическом, финансовом и политическом положении страны. Цены на сырье и продукты резко возрастут, что вызовет недовольство населения, закрытия фабрик и заводов, словом, заставит британских власть предержащих задуматься – а так ли уж нужна им эта война?

Пока же наш катер пришвартовался к трапу, спущенному с правого борта «Бойкого». Мы поднялись на палубу корвета, дождались окончания всех положенных в таких случаях церемониалов, после чего, в сопровождении капитана 1-го ранга Виктора Степановича Егорова, командира «Бойкого», мы направились в кают-компанию, чтобы там обсудить план предстоящего рейда. Вместе с нами были командир «Смольного» капитан 1-го ранга Олег Дмитриевич Степаненко и капитан танкера «Кола» Вадим Сергеевич Мурашевич.

Мы расположились вокруг стола, и Виктор Степанович расстелил перед нами карту Датских проливов.

– Вот, посмотрите, – сказал он, – мы можем пройти через проливы минуя Копенгаген не через Эресунд, а через Большой Бельт, между островами Лолланд и Фюн. Движение там менее интенсивное, и за одну ночь наш небольшой отряд успеет проскочить в пролив Каттегат, а далее – в Скагеррак. А там, обогнув Британские острова с севера, мы выйдем на коммуникации, связывающие их с колониями и с Европой. Наша задача – пугануть как следует владельцев торговых судов, чтобы они подумали хорошенько, следует ли отправлять корабли в Британию, и превысит ли выгода от грузоперевозок убыток от возможной потери груза и корабля.

– То есть, вы предлагаете начать крейсерскую войну? – спросил адмирал Корнилов. – А каково мнение государя по этому поводу?

– Император считает, – ответил я, – что если господа британцы и французы захватывают наши торговые суда на Балтике и на Черном море, и конфискуют находящиеся на них товары, то почему мы не можем позволить себе то же самое?

– Ну, если так… – Владимир Алексеевич, развел руками. – Жаль, что я не могу отправиться в этот поход на вашем замечательном корабле. Очень бы хотелось посмотреть, как воюют наши потомки на море.

– И я бы не отказался-с показать этой наглой Британии, что и на нее найдется управа, – сказал Нахимов. – Но, видимо, не судьба-с.

– Владимир Алексеевич, Павел Степанович, – ответил я, – вы будете нужны на Черном море, где вскоре наша доблестная армия и флот сойдутся лицом к лицу с неприятелем. А здесь к нам присоединится эскадра Балтийского флота, состоящая из паровых кораблей. Мы полагаем, что действия наших крейсеров отвлекут на себя значительную часть британского и французского флота, и паровые корабли тоже смогут поучаствовать в нарушении вражеской торговли. Конечно, это небезопасно, но русские моряки не бояться опасности, и готовы биться с неприятелем, не щадя живота своего.

К тому же нам нужны будут экипажи для призовых судов. Именно для этого мы и берем с собой «Смольный». Он имеет неплохую скорость, большой радиус действия, достаточно сильную артиллерию, а, самое главное, просторные кубрики, где могут разместиться матросы и офицеры, которые поведут захваченные торговые корабли в наши порты.

– Тогда, Дмитрий Николаевич, – сказал Корнилов, – неплохо было бы вам взять на борт несколько наших офицеров, которые поучились вашей тактики ведения боевых действий на море. Скажем, Григория Ивановича Бутакова – командира пароходо-фрегата «Владимир».

– К сожалению, Владимир Алексеевич, – я прикинул в уме, и покачал головой, – Григорий Иванович не успеет прибыть в Петербург к моменту выхода наших кораблей в море. Но я полагаю, что и на Балтийском флоте найдутся достойные морские офицеры, которые поучаствуют в нашем походе.

– Дмитрий Николаевич, – спросил у меня Нахимов, – ваш отряд собирается пройти через Большой Бельт ночью? Но ведь там очень сложный фарватер, и есть опасность выскочить на камни… Не слишком ли вы рискуете-с?

– Павел Степанович, – ответил я, – риск, он, конечно, присутствует. Но, для наших приборов темноты нет. Радиолокатор и эхолот дадут нам расстояние до берега и глубины, через которые мы идем. Ночь для нас, скорее, союзница – ведь нам совсем не хочется, чтобы нас кто-либо увидел во время перехода в Северное море. К счастью, судоходство в связи с боевыми действиями на Балтике сейчас не столь интенсивное, как в мирное время, а ночью в Большом Бельте так и вовсе замирает, именно по вышеуказанным причинам.

- Ну, а как же вы получите это… Ну, как вы его называете – горючее, ведь оно у вас может кончиться? – поинтересовался Корнилов.

– Владимир Алексеевич, – вступил в разговор капитан «Колы» Мурашевич, – мы умеем перекачивать топливо прямо на ходу. Ведь наш танкер – вспомогательное судно Балтийского флота, и мы предназначены для снабжения всем необходимым боевых кораблей во время похода. Правда, вооружения у нас нет, но, я надеюсь, – тут Вадим Сергеевич улыбнулся, – что, ни «Бойкий», ни «Смольный», не дадут нас в обиду.

– Ну, Дмитрий Николаевич, – сказал адмирал Корнилов, – вижу, что вы все продумали, и готовы поддержать нас на Черном море. Ведь, когда слухи о ваших славных делах достигнул Лондона и Парижа, наши противники поспешал отозвать свои корабли из Черного и Средиземного моря, чтобы защитить свое судоходство. А это значит, что и нам станет полегче. Только все надо делать согласованно, чтобы противник не успел опомниться.

– Владимир Алексеевич, – ответил я, – у нас же есть радиосвязь. «Бойкий» будет поддерживать связь с Петербургом, а оттуда передадут полученную информацию в Севастополь. Там по рации можно будет связаться с тем же «Выборгом» или «Мордовией». И все это будет практически моментально. Так что мы всегда будем опережать противника в его действиях.

– Да, я совсем забыл о такой вашей замечательной вещи, как радиосвязь. – покачал головой Корнилов. – с ней, действительно, мы можем узнавать вовремя все, что нам нужно. Ну, что ж, господа, желаю вам удачи.

Корнилов, Нахимов и внимательно слушавший разговоры моряков генерал Хрулёв встали и пожали руки командирам «Бойкого», «Смольного» и «Колы». Мы спустились по трапу и сели в катер. Зафырчал двигатель, зашумела вода, и мы направились в Кронштадт.

– А вы знаете, – неожиданно произнес Корнилов, – я теперь совершенно точно знаю, что мы победим всех своих противников в этой войне. Ну, мы просто не можем не победить!
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8156 (+8469/−313)
Лояльность: 28230 (+28985/−755)
Сообщения: 3569
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Макс

#50 Uksus » 16.10.2017, 06:22

Road Warrior писал(а):что вызовет недовольство населения, закрытия фабрик и заводов,

Таки закрытиЕ.

Добавлено спустя 2 минуты 19 секунд:
Road Warrior писал(а):заставит британских власть предержащих задуматься – а так ли уж нужна им эта война?

ВластЕЙ предержащих. Это библейское выражение.

Добавлено спустя 6 минут 6 секунд:
Road Warrior писал(а):Ведь, когда слухи о ваших славных делах достигнул Лондона и Парижа, наши противники поспешал отозвать

ДостигнуТ, поспешаТ.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3081 (+3120/−39)
Лояльность: 609 (+609/−0)
Сообщения: 5059
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет
Имя: Сергей

#51 Road Warrior » 18.10.2017, 13:11

5 (17) октября 1854 года. Петербург, Елагиноостровский госпиталь.
Джеймс Арчибальд Худ Катберт.

Я с любовью и нежностью смотрел на сидящую напротив меня Евгению Кречетникову. Каштановые волосы, зеленые глаза, матовая кожа... И даже мешковатое черное платье сестры милосердия Крестовоздвиженской общины неспособно скрыть ее красоту.

Познакомился я с ней в середине сентября, когда ее и других сестер второго набора общины по просьбе великой княгини Елены Павловны послали на трехнедельный курс по обучению основам ухода за больными. На тот момент больных в госпитале хватало, а вот раненых было всего двое – Альфред Черчилль и ваш покойный слуга, плюс, из смежных областей, еще две девушки с аппендицитом. Альфреда, понятно, никто и не спрашивал, а вот ко мне подкатила моя дражайшая сестричка с просьбой послужить наглядным пособием. Я подумал и согласился – все же потом сестрам милосердия придется заботиться именно о мужчинах, а не о девушках.

Не буду скрывать – это было довольно приятно – многие девушки оказались весьма и весьма привлекательными, симпатичнее даже наших южанок. А потом я увидел бездонные глаза Евгении и понял, что из них мне не выплыть... К счастью, и ей я тоже вроде показался,; потом она то и дело оставалась у меня чуть подольше, и я вдруг осознал, что это тот человек, с которым я хочу провести всю свою жизнь. До сегодняшнего дня, я ни разу не обмолвился ей о своих чувствах. Но дня три назад, я попросил одного из врачей купить золотое колечко. И сегодня я собирался вручить его ей и предложить руку и сердце.

Конечно, у меня в палате мы никогда не уединялись, но при больнице было небольшое помещение, именуемое почему-то «кафе», прямо как кофе по-французски. И когда я попросил ее после осмотра посидеть там со мной, отпраздновать то, что только что, с ее участием, с моей ноги, наконец, сняли гипс, она, неожиданно, согласилась. Но не успел я достать коробочку с колечком из кармана, как вдруг открылась дверь, и я увидел Мейбел.

Мы с сестрой с детства не разлей вода; даже в то время, когда я учился далеко от дома, в колледже Нью-Джерси, мы проводили все мои каникулы вместе. Уже тогда я замечал, что сестра намного меня способнее; но, увы, для девушек у нас нет ни единого университета, есть лишь несколько «женских академий» в Новой Англии, и курсы во многих городах. Именно на таких курсах она и училась в Саванне, но ей там было ужасно скучно. Зато, когда я приезжал домой на рождественские каникулы, и привозил с собой учебники по предметам, по которым я «плавал», Мейбел, чуть пролистав учебник, объясняла мне все так, что оценки у меня были одними из лучших в моем году выпуска.

Да и сейчас Мейбел, по отзывам наших общих знакомых, таких, как доктор Синицына, считается самой способной студенткой во всем новосозданном университете. И когда она решила уехать на фронт с Крестовоздвиженской общиной, все, от ректора университета и до меня, пытались отговорить ее от этого. Но она только попросила меня продолжить на время ее отсутствия преподавание английского языка. Я тут же сказал ректору, профессору Владимиру Слонскому, что смогу преподавать еще и латынь, и греческий – от последнего профессор отказался, сказав, что его еще нет в программе, а вот латынь ему пригодится. А на вопрос, смогу ли я передвигаться, я ответил, что завтра – то бишь, уже сегодня – с меня снимут гипс, и передвигаться, пусть и на костылях, я как-нибудь смогу. На том и порешили.

Мы с Мейбел здесь, в Петербурге, стали еще ближе друг к другу, ведь других знакомых из англоязычного мира у нас не осталось. Ник, ее жених и мой друг, уехал на Южный фронт, а эта скотина, Альфред, после того, как Мейбел объявила ему, что выходит замуж за Ника, а ему отказала, взъярился и возненавидел не только русских (коих он не любил и до того), но и всех «янки». Хотя какие мы, южане, «янки»... И пару дней назад, перед его отбытием в Копенгаген и далее в Лондон, когда мы с Мейбел зашли к нему попрощаться, то получили в ответ порцию оскорблений. Он даже отказался взять с собой наши письма для родителей и для дяди Джона. Ну что ж, семь футов под килем. Хорошо, все-таки, что Мейбел не выйдет замуж за этого «джентльмена».

Да, мы с Мейбел всегда были близки. Но вот сейчас она могла бы подождать чуток – все-таки, хоть в кафе мы с Евгенией не единственные, но другие нам не мешают. Я обернулся недовольно, а Мейбел кому-то крикнула:

– Да, он здесь!

И в кафе вошли... мои мама и папа. Мама, как будто я еще маленький, при всех обняла меня, а папа лишь пожал мне руку – ну хоть и на этом спасибо. Евгения вдруг испарилась, да так, что я и не заметил. Коробочка в моем кармане так и осталась ей не врученной... Но радость при виде родителей затмила и эту проблему – ничего, успеем еще.

Потом я услышал про их долгий путь из Саванны в Петербург; про то, что они приехали нас с Мейбел выкупить, а выкупа, как выяснилось, не понадобится; про то, что они остановились в гостинице «Лондон», что рядом с Дворцовой площадью, и что им там очень нравится. Ну и вопросы последовали – мол, что за девушка была с тобой, когда мы пришли? Я с чистой совестью ответил, что она – всего лишь сестра милосердия, которая за мною ухаживает, но мама так посмотрела на меня, что я понял – она не поверила мне. Мейбел вдруг сказала, что она, оказывается, еще и графиня, и у меня вдруг сердце ушло в пятки – зачем графине такой, как я?

Меня отругали за то, что я им не писал. Мы с сестрой отправили письма и в Саванну, и родителям кузена Алджи, которые должны были переслать через Копенгаген тогда же, когда и письмо Альфреда. Но то почему-то дошло, а наши – нет...

А далее последовали вопросы про Ника, с которыми они успели познакомиться, и который помог им устроиться в гостиницу, а также пригласил их на ужин в ресторан «Париж», расположенный неподалеку от гостиницы «Лондон». Впрочем, маме понравился тот факт, что он учился там же, где и я (я не стал им говорить, что было это полутора столетиями позже), а папе – что этот паршивец заслужил тот же чин, что и сам отец – капитана. Он успел повоевать и заслужил две медали; у отца, несмотря на его геройства против Мексики, всего одна. А Мейбел при этом взглянула меня с легкой укоризной – мол, а ты-то чего достиг?

Я с удивлением посмотрел на сестру. Когда я с ним познакомился, ее жених был вполне штатским увальнем. Моя сестра присовокупила, что он сейчас находится у своего шефа, Юрия Черникова, после чего собирается зайти ко мне. Эх, поскорее бы мне выздороветь; не хочу я в Саванну, по крайней мере, пока. И если Ник может служить у русских, то почему бы и мне этим не заняться? Глядишь, и Евгения – простите, графиня Кречетникова – мною тогда заинтересуется, пусть я и не титулованный дворянин...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8156 (+8469/−313)
Лояльность: 28230 (+28985/−755)
Сообщения: 3569
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Макс

#52 Uksus » 18.10.2017, 13:20

Road Warrior писал(а):К счастью, и ей я тоже вроде показался,;

1. ...и я ей...
2. Или запятая, или точка с запятой.

Добавлено спустя 4 минуты 59 секунд:
Road Warrior писал(а):пожал мне руку – ну хоть и на этом спасибо.

Или "хоть", или "и". "И" лучше.

Добавлено спустя 1 минуту 40 секунд:
Road Warrior писал(а):А далее последовали вопросы про Ника, с которыми они успели познакомиться

КоторыМ.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3081 (+3120/−39)
Лояльность: 609 (+609/−0)
Сообщения: 5059
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет
Имя: Сергей

#53 Road Warrior » 19.10.2017, 03:50

6 (18) октября 1854 года. Одесса.
Мария Александровна Широкина, журналист.


Мы сошли с парохода последними. Перед нами открылся великолепный вид – Потемкинская лестница, а где-то там, сверху, крохотная фигурка Дюка Ришелье – бывшего одесского градоначальника и прапраправнучатого племянника кардинала Ришелье. А перед лестницей, в конце пирса, стоял немолодой человек в мундире жандармского вахмистра.

– Похоже, это по нашу душу, – усмехнулся Костя Самохвалов. – Ведь никого больше нет. Ну что ж, пойдем, представимся.

Вахмистр отдал честь Косте Самохвалову и сказал немного неуверенно:

– Ваши благородия, вахмистр Самойленко...

Тут он выпучил глаза, глядя на меня, одетую в легкомысленное для середины XIX века летнее платье:

– Барышня... А вы... тоже с его благородием?

Костя ответил ему:

– Любезный, перед тобой штабс-капитан Самохвалов и госпожа Широкина. Я так полагаю, что ты должен нас встретить?

– Мне было поручено встретить офицера гвардейского флотского экипажа...

– Ну, я и есть этот офицер – усмехнулся Константин. – А дама – репортер. Она вместе со мной. Ну что ж, веди нас.

Вахмистр чуть усмехнулся – мол, знаем мы, почему господин офицер с дамой – и показал на открытый экипаж, стоявший у пирса. Я еще раз посмотрела на лестницу, которая, как мне показалось, уходила прямо в небо, и неожиданно для себя сказала:

– Господин вахмистр, если вы не возражаете, то давайте мы пройдем по Потемкинской лестнице и придем в отель пешком? Вроде это недалеко отсюда... А то мы сиднем сидели на корабле с самого Севастополя. Хочется размять ноги и заодно посмотреть на ваш прекрасный город.

- Барышня, а где это - Потемкинская лестница?

Я указала глазами на ту, которая была перед нами. Вахмистр улыбнулся:

- Так это же Воронцовская лестница, барышня! Ваше благородие, что скажете?

Костя кивнул. Самойленко чуть поклонился.

– Так точно, ваше благородие, и вы, барышня! Только погодите, я дам команду доставить ваш багаж в отель.

Наши вещи погрузили в экипаж, и мы пошли вверх по ступенькам. Идти оказалось совсем недалеко – сразу после лестницы, где вахмистр с гордостью показал нам «памятник дюку Арманду де Ришелье – основателю нашего города», оказавшийся не таким уж и маленьким, располагалась гостиница «Лондонская». Я про себя подумала, что ее название очень подходит к нашей миссии.

Нас повели чтобы показать нам наши номера. Я услышала краем уха, как вахмистр вполголоса сказал кому-то:

– И смотрите, чтобы ничего у наших гостей не пропало!

– Да разве мы не знаем, господин вахмистр... Все будет в лучшем виде.

Номера были неплохими и довольно уютными, если не считать того, что «удобства» находились не в номерах, а в отдельных туалетных и ванных комнатах. Нам разъяснили, что «если господа захотят принять ванну, то просим сообщить об этом за полчаса, чтобы успеть нагреть воду». На мой вопрос, как сообщить, лакей посмотрел на меня с удивлением, а затем указал на колокольчик, стоявший в прихожей на тумбочке:

– Вы, барышня, позвоните в него, к вам сразу же придут и спросят, что вам угодно!

«Ну что ж, это даже удобнее, чем звонить на ресепшн по телефону», – подумала я. Тем более что телефонов еще нет. Я решила ковать железо, пока горячо, и сразу же заказала ванну.

Через полчаса, я уже нежилась в мраморной ванне, стараясь не думать о делах насущных. Но, это было то же самое, что и «не думать об обезьяне»…

А началось все с того, что, несколько дней назад, ко мне пришел Самохвалов и сказал:

– Мария Александровна...

– Зовите меня просто Маша, – перебила я его. – И можно на «ты».

– Хорошо, Маша, тогда и я для тебя Костя. Не хотела бы ты помочь нам? Сразу предупреждаю – на этот раз не «винторезом», а твоим пытливым умом. И, возможно, пером.

– А кто вам сказал, что у меня пытливый ум? – полюбопытствовала я.

– Не «вам», а «тебе», ведь мы же договорились. – поправил он меня. – А сказал это Коля Домбровский. Говорит, ты девушка не только смелая, но и вельми разумная. И, кроме того, умеешь держать язык за зубами, что у вас, красавиц, бывает не часто.

– Ну, если это Коля сказал, – улыбнулась я, – то значит, так оно и есть. А что, собственно, от меня нужно?

– Нам нужно, Маша, пропихнуть супостату дезу. Ты что-нибудь слышала про операцию Mincemeat?

– Ну, кроме того, что это в переводе с английского «фарш», нет, не знаю. Но, мы тут, надеюсь, будем обсуждать не кухонные рецепты?

– У нас своя кухня, – подмигнул мне Костя. – А операция Mincemeat – это стратегическая деза, которую британцы подкинули нацистам. Надо было готовить операцию по высадке войск союзников в Сицилии, причем, сделать так, чтобы немцы и итальянцы ждали высадку англо-американского десанта в совсем другом месте. И вот к франкистам, которые симпатизировали гитлеровцам, попал труп некоего английского майора. Он плавал в море, и к руке его цепочкой был прикреплен портфель с документами. Франкисты решили, что это труп британского офицера, летевшего в Гибралтар на самолете, о крушении которого английские газеты успели написать. А в портфеле майора франкисты обнаружили секретные документы, из которых следовало, что союзный десант будет высажен на Сардинии. Испанцы поспешили поделиться информацией с немцами, и те сняли все боеспособные части с Сицилии и перебросили их на Сардинию. То, что им подсунули дезу, гитлеровцы поняли лишь тогда, когда началась операция «Хаски» – высадка союзного десанта на Сицилии.

– Понятно, – сказала я. – То есть, ты хочешь подобным же образом подкинуть дезу британцам?

– Надо заставить их думать, что наше наступление пойдет по уже накатанной схеме – удар по Бабадагу, осада Кюстенджи (так именуется здесь Констанца) и Силистрии. Только как подкинуть эту информацию британцам? Причем, так, чтобы они не посчитали ее дезой? У меня есть на этот счет кое-какие идеи, но...

– Да уж… – я покачала головой. – Если все дело в трупе, то его можно взять из здешнего морга, или, как тут его называют, мертвецкой. Только как его подкинуть, чтобы его обнаружили у западного побережья? Можно теоретически предположить, что он упал с корабля, да только кто пошлет человека с секретными документами на морскую прогулку вдоль турецкого берега? А течением его туда не вынесет, далековато, да и документы в портфеле размокнут, и их никто не сможет прочитать. Впрочем, а что если?..

– Да, Маша? – Самохвалов мгновенно, словно натасканный спаниель, принял охотничью стойку.

– А где именно находится штаб наших войск?

– В Одессе.

– Ага, и в Одессе, насколько я помню из литературы, обитает в большом количестве разного рода криминальный элемент, вроде Мишки Япончика и Соньки-Золотой Ручки.

– Ну, скажем, Сонька и Япончик пока еще и не родились, а вот прочего элемента хоть отбавляй. И, кстати, нам известно, что агентура Англии и Франции имеет с ними кое-какие контакты.

– Вот и отлично. А что если одесские жулики сбондят портфель с документами, которые, например, некий курьер повезет из Севастополя в Одессу? А этот курьер прихватит с собой и даму? И пройдет он по не самым лучшим районам города по направлению к штабу? Может, зайдет по дороге в ресторан, а портфель поставит рядом со столиком?

– Интересная идея. Она мне нравится.

– А потом в местных газетах появятся объявления с обещанием выплатить солидное вознаграждение тому, кто вернет потерянные документы. Мол, забыли их там-то и там-то. Тогда местные мазурики точно предложат наглам либо лягушатникам за большие деньги.

– Маша, да ты гений! Не зря Ник тебя хвалил...

Вскоре я с некоторым сожалением вылезла из уже остывшей ванны, оделась, и мы с Костей отправились в штаб, весело болтая и, казалось, не замечая ничего вокруг.

Город был прекрасен – нечто вроде Питера, не столь роскошный, зато с южным колоритом и под ярким солнцем. Мы старательно делали вид, что нас абсолютно не интересуют вьющихся вокруг нас пацаны. Часть из них была славянского происхождения, часть – евреи или греки, а может и болгары.
Я незаметно подмигнула Косте, он поставил портфель на землю, и полез в карман за портсигаром. Один из маленьких воришек шустро подскочил к нам и схватил портфель. Он тут же перебросил его другому, тот – третьему, а этот третий нырнул в ближайшую подворотню. Костя схватил первого за руку, но тут неожиданно заорал благим матом:

– Ой, больно-больно! Ваше благородие, что вы делаете? За что хватаете маленького?

Тут, словно из-под земли появилось несколько мужичков явно уголовного вида, которые обступили нас с Костей. Один из них, видимо, главный, нехорошо посмотрел на нас, и сказал:

– А ну пусти мальца, ваше благородие! Пошло детишек обижаешь?!

Костя весьма натурально разыграл возмущение:

– А ты что за заступник такой?! Он украл мой портфель! Может, и ты с ним в доле?!

– Так, где же он, твой портфель, твое благородие? – пахан нагло, прямо в лицо рассмеялся Косте.

– Он передал портфель другому.

– Вот когда найдешь того, другого, тогда мы с тобой и поговорим. А пока отпусти мальца, по-хорошему.

– Я сейчас полицию позову! – Костя решил припугнуть пахана.

– Только попробуй – и глазом не успеешь моргнуть, как получишь ножичек в бок! Порежем и тебя и твою дамочку, – пахан, похоже, не шутил – в его руке неизвестно откуда появился внушительных размеров нож.

Костя решил изобразить испуг, и стал уговаривать пахана,

– Слушай, любезный! Мы вам заплатим, если твои архаровцы вернут мне портфель!

– Сколько дашь? – похоже, что пахану понравилось предложение моего спутника.

– Тысячу рублей! – выпалил Костя.

– Однако, ваше благородие... – озадаченно почесал лохматую голову пахан. – Что у тебя там такое было? Золото?

– Да нет, бумаги разные...

– Интересные бумаги! Ну что ж, если найдем, то вернем. А теперь...

И тут мы услышали трель полицейского свистка. Пахан спрятал нож и заорал:

– Шухер!

В один момент вокруг нас стало пусто. К нам подбежал запыхавшийся будочник, козырнул и спросил:

– Что-нибудь случилось, ваше благородие?

Далее мы пошли в околоток, где мы рассказали о случившемся, причем Костя напирал на то, что украденные документы «секретные», и дело государственной важности – их найти. Потом мы заглянули в редакции нескольких газет и разместили там объявления о пропаже. Затем мы вернулись в «Лондонскую», где заказали отдельный кабинет в ресторане. И только там Костя тихо сказал мне:

– Похоже, клюнули...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8156 (+8469/−313)
Лояльность: 28230 (+28985/−755)
Сообщения: 3569
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Макс

#54 Uksus » 19.10.2017, 07:03

Road Warrior писал(а):Я решила ковать железо, пока горячо, и сразу же заказала ванну.

Через полчаса, я уже нежилась в мраморной ванне, стараясь

Может ...нежилась в тёплой, почти горячей воде...? Или ещё как-то?

Добавлено спустя 5 минут 2 секунды:
Road Warrior писал(а):– Тысячу рублей! – выпалил Костя.

А не слишком много? По тем временам такая сумма... Может, двести-триста?

Добавлено спустя 57 секунд:
Road Warrior писал(а):Далее мы пошли в околоток, где мы рассказали о случившемся,

Второе на фиг.

Добавлено спустя 30 секунд:
Road Warrior писал(а):И только там Костя тихо сказал мне:

Лучше на фиг.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3081 (+3120/−39)
Лояльность: 609 (+609/−0)
Сообщения: 5059
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет
Имя: Сергей

#55 Road Warrior » 19.10.2017, 12:00

Uksus писал(а):А не слишком много? По тем временам такая сумма... Может, двести-триста?
Дык я уже подумал, что и 100 рублей по тем временам - огромная сумма. Это средняя зарплата за 4 месяца по тем временам... Заменю в сборке. Кстати, будет еще вопрос - ассигнациями или золотом? Бо свободный обмен на золото на тот момент уже прекращен, хотя на серебро еще имел место быть...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8156 (+8469/−313)
Лояльность: 28230 (+28985/−755)
Сообщения: 3569
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Макс

#56 Uksus » 19.10.2017, 13:12

Таки ассигнациями. Ну откуда у мелкого чинуши столько денег золотом?
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3081 (+3120/−39)
Лояльность: 609 (+609/−0)
Сообщения: 5059
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет
Имя: Сергей

#57 шифер » 19.10.2017, 14:28

Road Warrior писал(а):а вот раненых было всего двое – Альфред Черчилль и ваш покойный слуга,
Эм, Макс, "покойный" это ближе к зомбиапокалипсису, а в твоем случае "покорный". Это за вчерашнюю проду.
Вагонные споры - последнее дело,
Когда больше нечего пить,
Но поезд идет, бутыль опустела,
И тянет поговорить.
шифер M
Новичок
Возраст: 47
Откуда: Русь-Украина, Донецк
Репутация: 8785 (+8838/−53)
Лояльность: 26107 (+26120/−13)
Сообщения: 2065
Зарегистрирован: 14.04.2011
С нами: 6 лет 7 месяцев
Имя: Виталий

#58 Road Warrior » 19.10.2017, 14:48

шифер писал(а):Эм, Макс, "покойный" это ближе к зомбиапокалипсису
А что? Может, добавим готический элемент? :ps_ih:
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 8156 (+8469/−313)
Лояльность: 28230 (+28985/−755)
Сообщения: 3569
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Макс

#59 шифер » 19.10.2017, 14:52

А может остановимся на готах? Или готке? В крайнем случае - травоядных вампирах из "Сумерек"?
Вагонные споры - последнее дело,
Когда больше нечего пить,
Но поезд идет, бутыль опустела,
И тянет поговорить.
шифер M
Новичок
Возраст: 47
Откуда: Русь-Украина, Донецк
Репутация: 8785 (+8838/−53)
Лояльность: 26107 (+26120/−13)
Сообщения: 2065
Зарегистрирован: 14.04.2011
С нами: 6 лет 7 месяцев
Имя: Виталий

#60 Nik » 19.10.2017, 18:37

Уважаемый Road Warrior. У Вас написано, что Мейбел уже 5(17) окт 1854 г. считается самой способной студенткой нового университета. Кто занимался его организацией? Случайно не Емеля? По щучему веленью и т.д. Вся заваруха началась 3(15)авг 1854. Теперь посчитаем. Издать указ, выделить деньги (во время войны!!!), подготовить помещение, найти и доставить и обустроить преподавательский и технический персонал, разработать программу, начить занятия и получить результаты и т.д. и т.п. Я в шоке. Даже при Иосифе Виссарионыче это мало реально. Это уже не фантастика, а сказка. А сказки делали былью наши отцы и деды именно при Иосифе Виссарионыче, но не при Николае Палыче!!!!
Nik M
Новичок
Возраст: 63
Откуда: Украина
Репутация: 35 (+38/−3)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 23.11.2016
С нами: 11 месяцев 29 дней
Имя: Николай

Пред.След.

Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 4 гостя