Турецкий марш

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#321 Uksus » 22.09.2018, 06:59

Road Warrior писал(а):А его помощь мне впервые по настоящему понадобилась именно сейчас.

Через дефис.

Добавлено спустя 4 минуты 5 секунд:
Road Warrior писал(а):Увидев меня, он произнес по французски с заметным польским акцентом:

Через дефис.

Добавлено спустя 53 секунды:
Road Warrior писал(а):Виски, как обычно, оказался отменным - откуда генерал

ОказалОСЬ.
Среднего рода.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 7244 (+7292/−48)
Лояльность: 925 (+925/−0)
Сообщения: 6925
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет
Имя: Сергей

#322 Road Warrior » 23.09.2018, 21:46

Историческая справка

Тридцать первый султан Османской империи Абдул-Меджид взошел на трон в очень трудное время. Его отец, султан Махмуд II, умер в возрасте пятидесяти трех лет, через неделю после того, как до него дошло известие о том, что войско султана разбито мятежными египтянами при Незибе. Несмотря на то, что османской артиллерией довольно удачно командовал прусский военный советник Гельмут фон Мольтке, главные силы султана, большей частью состоящие из курдов и туркоманов, не желали сражаться с египтянами. Они бежали с поля боя, открыв врагу дорогу к Стамбулу. Узнав о поражении армии, командующий султанским флотом переметнулся на сторону победителей и вместе с боевыми кораблями ушел в Александрию.

Шестнадцатилетний шахзаде, ставший после смерти отца султаном, сумел остановить врага. В этом ему помогли иностранцы, которым не нужно было сильное государство в Египте - на него уже положила глаз Британия. Поклонник западного образа жизни, султан Абдул-Меджид продолжил реформы, которые начал его отец. При нем лицам немусульманского вероисповедания было разрешено служить в армии, империя обрела свой гимн и флаг, а законодательство реорганизовано по образцу французского «Кодекса Наполеона». В годы правления Абдул-Меджида в Османской империи была построена первая железная дорога и телеграф.

Абдул-Меджид I не отличался сильным характером. Он находился под влиянием своего окружения и иностранных советников. Особенно большую силу набрал посол Британии в Стамбуле Чарльз Стратфорд Каннинг. Турки прозвали Каннинга «Великим Элчи» («Великим Послом») и с почтением внимали каждому его слову.

Во время «Великого голода» в Ирландии (1845 - 1849 гг.) Абдул-Меджил, несмотря на возражение правительства королевы Виктории, отправил голодающим ирландцам пять кораблей с зерном и крупную сумму денег. В 1850 году Абдул-Меджид отказался выдать поляков, участвовавших в Венгерских событиях 1848 года, Австрии и России. Это и подстрекательство британских и французских дипломатов вызвало осложнение в отношениях между Турцией и Россией, что в конечном итоге в 1853 году привело к войне, позднее получившей Восточной или Крымской.

4 октября 1853 года Османская империя объявила войну России. Парижский мир не принес Турции больших дивидендов. Ее экономика была подорвана войной, а в провинциях вспыхнули мятежи. Пытаясь поправить свои финансы, власти Османской империи вынуждены были прибегнуть к иностранным заимствованиям. Но это мало помогло - в 1858 году правительство Турции публично объявило о банкротстве.

Неудачи во внутренней и внешней политике сломили султана. Абдул-Меджид махнул на все рукой, и предался в своем новом дворце Долмабахче пьянству и любовным утехам. В результате здоровье султана оказалось окончательно подорвано, и Абдул-Меджид умер от туберкулеза 25 июня 1861 года, оставив после себя восемь дочерей и шестерых сыновей.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9273 (+9585/−312)
Лояльность: 28503 (+29258/−755)
Сообщения: 3782
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 2 месяца
Имя: Макс

#323 Road Warrior » 26.09.2018, 13:14

Историческая справка
«Великий Элча»

Чарльз Стрэдфорд Каннинг, 1-й виконт де Рэдклифф, был в мировой дипломатии середины XIX века фигурой легендарной. Он родился в Лондоне в 1786 году в семье банкира ирландского происхождения. Дипломатом он стал по протекции своего кузена, Джорджа Каннинга, который был в 1807-1809 годах министром иностранных дел Великобритании, а в 1827 году - премьер-министром.

Чарльз Стрэдфорд Каннинг получил неплохое образование, окончив Итонский колледж и Королевский колледж в Кембридже. В 1807 году кузен Джордж зачислил его на службу во внешнеполитическое ведомство. 1810-1812 годы Каннинг провел поверенным в делах Британии в Турции, став посредником при заключении Бухарестского мирного договора между Россией и Турцией. Этот договор обеспечил нейтралитет Турции в войне России с Наполеоном Бонапартом. Связи, которые он завязал среди дипломатов Османской империи, в будущем ему очень пригодились. А вот своим высокомерным поведением он вызвал неприязнь у русских дипломатов, что впоследствии стало поводом для грандиозного дипломатического скандала.

В течение четырех лет Каннинг работал в качестве посланника в Вашингтоне. Госсекретарь США Джон Куинси Адамс (позднее он стал 6-м президентом США) так охарактеризовал Каннинга: «Он является гордым, темпераментным англичанином, больших и своеобразных способностей, упрямым и щепетильным, склонным к властному тону, который мне часто приходилось исправлять тем же методом. Из всех иностранных представителей, с которыми мне приходилось иметь дело, он был человеком, который больше всех испытывал мои нервы». В качестве представителя Великобритании он доставил немало хлопот американскому государственному секретарю.

В 1824 году Каннинг получил назначение в Турцию, но сначала он был направлен в Санкт-Петербург для обсуждения вопроса о границах в Северной Америке. В результате этих переговоров была подписана конвенция, которая зафиксировала южную границу владений Российской империи на Аляске по широте 54°40’ с.ш. Севернее этой границы обязались не селиться англичане и американцы, а южнее - русские. Каннинг упрочил в Петербурге свою репутацию русофоба.

Вернувшись на родину, Каннинг попытался включиться в британскую политику и избрался в 1831 году в Палату общин, однако не смог стать там значительной фигурой. Когда же виги получили право сформировать кабинет, и лорд Пальмерстон возглавил британскую дипломатию, Каннинг снова отправился в Константинополь, где активно противодействовал возможному заключению союза между турецким султаном Мехмедом II и русским императором Николаем I, однако уже 1832 году вернулся обратно, недовольный тем, что Пальмерстон не прислушивался к его советам.
В том же году Пальмерстон назначил Каннинга послом в Россию. Однако Николай I вызвал дипломатический скандал, отказавшись принять нового британского посла. Но нежелание русского императора принять английского дипломата было непреклонным. Пальмерстон, в свою очередь, не желал видеть кого-либо другого на этом важном посту, велев советнику посольства исполнять обязанность посла до вступления в должность Каннинга. В ответ на это Николай I понизил уровень миссии, назначив поверенным в Великобритании незначительную фигуру. В результате Каннинг был отправлен в Мадрид в курьезном качестве посла в Российской империи. Перед отправкой в Мадрид Пальмерстон еще раз поинтересовался у русского императора - не согласится ли тот разрешить Каннингу только приехать, в Петербург, представиться, и тут же уехать. На это предложение Николай I ответил, что он обещает дать британскому послу один из самых высоких русских орденов, лишь бы он вовсе не приезжал в Россию.

Во время очередного посольства в Турции Каннинг стал близким другом султана Абдул-Меджида I, пришедшего к власти в 16-летнем возрасте после смерти всесильного Махмуда II. Влияние его на политику Османской империи было таково, что Каннингу дали прозвище «Великий Элчи» (Великий посол), а великий визирь прятался, когда британский дипломат появлялся во дворце султана.

Когда старый союзник Каннинга, Стэнли, теперь уже лорд Дарби, сформировал кабинет в 1852 году, дипломат надеялся возглавить Форин-офис или, как минимум, получить пост посла во Франции. Но он получил лишь титул виконта Стрэтфорда де Рэдклиффа в графстве Сомерсет. Он вернулся домой в 1852 году, но, не получив нового назначения, вновь отправился в Константинополь.

Оказавшись снова в Константинополе, Каннинг оказался в эпицентре кризиса между Францией и Россией из-за «святых мест» в Иерусалиме, что, в конечном итоге, и стало поводом для Крымской войны. В этот период, Каннинг активно способствовал углублению разногласий между Россией и Турцией, способствуя скорейшему объявлению войны. Британский кабинет предоставил ему очень большие полномочия вплоть до права вызова британской эскадры в случае, «если угроза нависнет над турецким правительством».

Каннинг сделал все, чтобы началась война между Турцией и Россией. В июле 1853 года появилась Венская нота, в которой от имени Австрии, Англии, Франции, Пруссии говорилось, что спорные вопросы русско-турецких отношений должны были решаться под контролем держав, подписавших Венскую ноту. Император Николай I сразу же согласился с предложением держав, подписавших ноту. Узнав о ней, Каннинг начал подводить дипломатическую мину для срыва соглашения. Он убедил султана Абдул-Меджида отклонить Венскую ноту, а сам составил, якобы от имени Турции, другую, которую отверг царь. Многие указывали, что Турция отказалась признать документ по вине Каннинга.

В 1858 году, лорд Редклифф отбыл из Турции в Англию. До конца жизни он заседал в палате лордов. Умер Чарльз Стрэтфорд Каннинг в 1880 году.
Последний раз редактировалось Road Warrior 26.09.2018, 13:51, всего редактировалось 2 раз(а).
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9273 (+9585/−312)
Лояльность: 28503 (+29258/−755)
Сообщения: 3782
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 2 месяца
Имя: Макс

#324 Uksus » 26.09.2018, 13:25

Road Warrior писал(а):Мехмедом II и русским императором Николаем II,

Таки Первым.

Добавлено спустя 1 минуту 14 секунд:
Road Warrior писал(а):русского императора - не не согласится ли тот разрешить

Road Warrior писал(а):Пруссии говорилось, что что спорные вопросы

Одно лишнее.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 7244 (+7292/−48)
Лояльность: 925 (+925/−0)
Сообщения: 6925
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет
Имя: Сергей

#325 Road Warrior » 10.10.2018, 16:26

10 (22) ноября 1854 года. Окрестности Сан-Стефано.
Штабс-капитан Домбровский Николай Максимович, только журналист, никакой не снайпер, ни-ни.


Представьте себе. Нога вроде проходит помаленьку – да и что с ней сделается, если пуля просто вырвала кусок мяса, не повредив ни кости, ни сухожилий. Рану мне зашили, заживает она нормально. Голова, да, гудит, но, повалявшись на койке в госпитале, я почувствовал себя почти здоровым. Пообещал сам себе, что не буду больше играть в «стрелялки», а буду лишь исправно выполнять свои журналистские обязанности. А Аллочка моя, она же Мейбел, требует, чтобы я эвакуировался с первой же оказией в Одессу, в тыловой госпиталь. И это еще до нашей свадьбы. А что будет, когда я стану мистером Катбертом... тьфу ты, конечно, фамилию поменяет она, а не я. Но, боюсь, что все будет как в том анекдоте – когда жених во время венчания произносит «да», то это последнее его самостоятельное решение. Может, подумал я, нафиг эту женитьбу? Нет, пожалуй, я все-таки люблю свою чумовую невесту, и жить без нее не могу. Не говоря уж о том, что сам просил у нее руку и сердце.

Так что я подождал, пока она пошла почивать, и побежал умолять Сашу Иванову – отпусти, мол, буду премного тебе благодарен, обещаю хорошо себя вести, есть кашу по утрам (ладно – это лишнее). Она мне – ты что, сволочь, хочешь, чтобы я лучшей подруги лишилась? И тут за окном слышу рокот мотора «Тигра» – не то, чтобы я мог его стопроцентно отличить от других автомобилей, а просто нет тут других. Есть разве что восьмиколесные «Ноны», но они всяко погромче шумят. Смотрю в окно – из «Тигра» выходит Саша Николаев, собственной персоной.

Оказалось, что наш медсанпункт решили сделать главным тыловым госпиталем – все-таки до Варны отсюда далековато, а помещение тут по размеру в самый раз, разве что его еще драить и драить... Но хирургическое отделение у нас готово, да и раненых то и дело привозят – обычно, к счастью, вражеских. Вот Саша и прибыл под это дело, и привез еще пятерых врачей – четверых сюда, и еще одного для усиления лазарета в Сан-Стефано, там, где сейчас расположился наш штаб – это в нескольких верстах от Царьграда.

Ну, я к Саше сразу с челобитной – выручай, друг! Он послушал меня, осмотрел мою ногу, посмотрел на голову, и говорит не в такт – нога-то у тебя скоро заживет, да и сейчас уже, наверное, особо не тревожит; надо только шов потом будет снять. А вот тупая башка твоя пиндосская покоя требует. Так что права твоя Аллочка.

Я чуть ли не на колени бухнулся – ну что я буду делать в тылу? А задание редакции? Нужно же его выполнять. А то, пока я здесь прохлаждаюсь, наши аж до ворот Константинополя дошли, а я и ни строчки об этом не написал. И я как змей-искуситель зашептал ему на ухо: «Отпусти, бриллиантовый-яхонтовый, а я тебя уж отблагодарю!»

Саша глянул на меня искоса, и говорит: «Ага, отблагодаришь. Ты, наверное, забыл, что свидетелем моим на свадьбе после войны быть пообещал? А мне «двухсотый» шафер не нужен».

Почувствовав слабину, я взмолился: «Дружище, глянусь тебе, что буду осторожным, и улицу переходить стану только по зеленому сигналу светофора! Ни в какие разборки с турками влезать не стану, буду послушным и вежливым!» На что тот буркнул – видимо, я его достал: «Ладно. Хрен с тобой. Но если тебя убьют, на глаза мне не показывайся. А тем более Даше». На том мы и порешили. Я пообещал еще разок, что буду паинькой, туда, где стреляют, ни ногой, рану буду ежедневно Саше Ивановой показывать – она тоже собралась в Сан-Стефано. И если она решит, что меня пора эвакуировать в тыл, то так тому и быть.

Аллочке я про свое счастье говорить не стал - решил не мешать ее отдыху (и не испытывать в очередной раз судьбу.) Зато, пока было время, сходил в каптерку, где хранилось наше барахло, и забрал оттуда свою (точнее, казенную) камеру, каким-то чудом пережившую мою бесславную попытку поработать снайпером, и прочие журналистские прибамбасы. Единственное, что сильно пострадало – блокнот, в котором красовалась аккуратная дырка прямо посередине; так что часть записей придется восстанавливать. Ну да ладно – будет чем заняться в пути, тем более, что у меня есть еще один, абсолютно девственный.А еще мне повезло в том, что моя винтовка и патроны к ней тоже находились в каптерке – я их под шумок и стянул. Нет, обещания я нарушать не собирался, но мало ли что может случиться. Допустим, попадем мы в засаду, а без оружия я, как в том анекдоте, разве что на часы посмотреть и «два часа» сказать смогу. Ну, или фотку тех, кто пришел нас убивать, сделаю на память. Точнее, для нас – на вечную память. Так что «нарушителем конвенции» я себя не чувствовал.

Вчера к вечеру я уже был в Сан-Стефано, называемом греками Айос Стефанос, а турками Айястефанос* (*в будущем его турки переименуют в Ешилкей). Красивая деревня с большей частью греческим населением, несколько церквей – греческие, армянская, даже итальянская католическая. Деревянные дома весьма необычной формы, с гнутыми балконами и эркерами... В одном из таких домов и находился наш штаб.

Генерал Хрулев обрадовался мне, но, прочитав письмо, сообщил, что любое мое участия в боях исключается «по распоряжению господина Николаева». Но на мою просьбу прогуляться с утра по местности верхом, подумав, согласился, выделив мне двух казаков в качестве сопровождения, и добавив напоследок:

– Турок здесь рядом нет, да и дозоров наших немало. Но все равно негоже пренебрегать мерами предосторожности, господин штабс-капитан.

И рано утром мы отправились на прогулку по оливковым рощам у Сан-Стефано. Винтовку я свою взял с собой – мало ли что случится – но о войне и не задумывался, все-таки дал слово. Когда я подъехал к хмурым казакам, ворчавшим о том, что из-за какого-то офицеришки им пришлось вставать ни свет, ни заря, они меня вдруг узнали – мои спутники были из тех, с кем мы воевали под Севастополем – и ворчание «гаврилычей» на сем закончилось.

Но, похоже, я все-таки переоценил свои силы – рана моя разболелась, и мы решили остановиться и перекусить. После еды, казачки начали меня убеждать, что, мол, на сегодня хватит, и пора возвращаться домой. Но я решил, что надо немного размять ноги и пройтись пешком. Увидев, что со мной спорить бесполезно, один из казаков – Андрей Скоробогатов – остался с конями, а с другим моим спутником – Владимиром Антоновым – я отправился на небольшую прогулку.

Минут через двадцать я понял, насколько был неправ. Боль в ноге стала совсем нестерпимой. Я присел в кустах неподалеку от дороги, принял обезболивающее, которое мне дал Саша Николаев. Боль вскоре прошла, но слабость осталась, я прилег на кучу сухой травы и неожиданно для себя уснул.

Спал я, судя по всему, недолго, и проснулся от того, что кто-то дотронулся до моего плеча. Я открыл глаза и увидел Владимира, приложившего палец к губам. Он мотнул густой черной бородой, и прошептал:

– Вашбродь, люди. Одеты, как донцы, но наши так на конях не держатся и таких усов не носят. Да и едут они со стороны турок.

Я осторожно раздвинул кусты – по дороге шагом двигались всадники. Их было человек двадцать. Напротив того места, где мы лежали, находилась небольшая поляна. Человек с вислыми усами и в белой папахе вдруг сделал знак рукой, отряд остановился и всадники спешились. К счастью, на нашу сторону дороги они внимания не обратили, и расположились на поляне, после чего вислоусый произнес на чистом польском языке.

– Psia krew! Жди тут теперь этих турок.

– А они точно едут этой дорогой, пане поручнику?

– Пан генерал сказал, что точно. И запомните главное – посла убить, других тоже. Двух-трех оставить в живых – пусть убегают. И вот еще что – не забудьте, что говорить надо только по-русски – пусть турки думают, что на них напали русские.

Внимательно слушавшие главного поляка лжеказаки заржали, а я шепнул Владимиру:

– Давай, ползи к Андрею, и скажи ему – пусть сообщит обо всем нашим. Я не смогу ползти с тобой – меня услышат, да и нога болит.

Тот кивнул и бесшумно уполз, а я начал готовиться к бою, продолжая наблюдать за гоноровой шляхтой. Вскоре Владимир вернулся назад, и залег с винтовкой рядом со мной. Он шепнул, что его земляк поскакал за подмогой. На всякий случай я предупредил его:

– Ты пока не стреляй – моя-то винтовка бесшумного боя, а вот твою эти ряженые в момент засекут.

Минут через двадцать-двадцать пять, я услышал топот копыт, приближавшийся с востока. Главполяк вполголоса отдал приказ, и то, что еще пару минут назад выглядело кучкой сброда, довольно шустро превратилось в конный отряд, причем все было сделано без особого шума.

«Что ж, – подумал я, – придется мне все-таки нарушить обещание, данное Саше – и о неучастии в боевых действиях, и о том, что доживу до его свадьбы. Вот только неплохо бы подождать, пока они не начнут действовать».
Последний раз редактировалось Road Warrior 10.10.2018, 17:18, всего редактировалось 2 раз(а).
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9273 (+9585/−312)
Лояльность: 28503 (+29258/−755)
Сообщения: 3782
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 2 месяца
Имя: Макс

#326 Uksus » 10.10.2018, 16:38

Road Warrior писал(а):свою чумовую невесту, и жить без нее не мочу.

МоГу.

Добавлено спустя 3 минуты 53 секунды:
Road Warrior писал(а):что восьмиколесные «НОНЫ», но они

"Ноны".

Добавлено спустя 3 минуты 14 секунд:
Road Warrior писал(а):А мне «трехсотый» шафер не нужен».

Может, таки "двухсотый"? В смысле, мёртвый?

Добавлено спустя 38 секунд:
Road Warrior писал(а):«Дружище, глянусь тебе, что буду осторожным, и улицу

Клянусь.

Добавлено спустя 1 минуту 5 секунд:
Road Warrior писал(а):И если она решит, что тебя пора эвакуировать в тыл, то так тому и быть.

Меня.

Добавлено спустя 54 секунды:
Road Warrior писал(а):пока было время, сходил я в каптерку, где

На фиг.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 7244 (+7292/−48)
Лояльность: 925 (+925/−0)
Сообщения: 6925
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет
Имя: Сергей

#327 Road Warrior » 11.10.2018, 18:59

29 (17) ноября 1854 года. Корвет «Бойкий», Северное море.
Контр-адмирал Дмитрий Николаевич Кольцов.

Вот так судьба даровала мне возможность пообщаться вблизи еще с одной коронованной особой. Только, в отличие от императора Николая Павловича, Наполеон под номером три был, как бы это поприличней сказать, монархом второго, нет, даже третьего сорта. И случилось сие после того, как старший лейтенант Шестаков задержал беглого императора на американском клипере.

Клипер отпустили с миром – их контрабанда нам была до одного места – а Луи-Наполеона, одетого в цивильный костюм, без его знаменитых усов-стрелок и козлиной бородки, на катере доставили на «Бойкий». Вел он себя испуганно-надменно. Видимо, беглец еще не определился с линией поведения. К тому же он не знал, как мы дальше с ним поступим. Одно дело, если отправим в Петербург. Луи-Наполеон знал о рыцарстве русского царя и рассчитывал, что император Николай пожурит его незлым бабулиным голосом, и, подержав какое-то время под домашним арестом в одном из загородных царских дворцов, отпустит на все четыре стороны.

Хуже будет, если русские сумеют договориться с его кузеном и передадут беглеца Франции. Тут возможны варианты, вплоть до пожизненного заключения или даже гильотины. Одно успокаивало Наполеона – зная характер царя Николая, он был почти уверен в том, что наверняка передача бывшего императора в руки французского правосудия будет оговорена условием – не выносить арестанту смертного приговора.

Я не стал ни обнадеживать, ни огорчать Луи-Наполеона. Мое дело маленькое – хотя, зная о неуемной жажде власти племянника Великого корсиканца, лучше было бы посадить того в мешок, привязать к нему чего-нибудь тяжелое, и выбросить за борт. Но императору Николаю виднее, как поступить с нашим пленником. По рации мы сообщили в Петербург о поимке беглеца, и нам оставалось лишь терпеливо ждать решения оттуда. А, тем временем, мы не спеша огибали Великобританию – соваться в Ла-Манш нам, опять же, не с руки, а передавать его придется либо в Данию, для дальнейшей доставки в Питер, либо в один из портов Северо-Восточной Франции. По дороге мы еще и успели немного поохотиться, но именно что немного - дичь стала пуганая, предпочитает отсиживаться в портах, в море не выходит.

А вот у Луи-Наполеона, похоже, с терпением было не очень. Содержался он в каюте, которая перед его поимкой была наскоро переоборудована в ИВС. А еще я велел приставить к нашему гостю надежную стражу, которая не спускала бы с него глаз. За свою бурную, полную приключений жизнь, Луи-Наполеону неоднократно удавалось спасаться бегством от правосудия. И я не сомневался, что и сейчас он лихорадочно ищет способ сделать ноги. Но, когда он просил о встрече, по возможности навещал его.

Он каждый раз начинал рассказывать мне о своих грандиозных реформах, о своих планах для Франции, о том, что он любит Россию и сделал бы все (если бы не этот выскочка Плон-Плон), чтобы заключить выгодный для обеих сторон мир и стать нашим вернейшим союзником. Бывало, что он весьма забавно описывал разные моменты своей биографии. Единственное, о чем он не проронил ни слова, были его побеги. А мне приходилось лишь внимать его рассказам и время от времени кивать головой. Но в конце концов спокойствие каждый раз ему изменяло, и бывший император заводил скользкие разговоры о том, что, дескать, лучше всего было бы отпустить его с миром.

– Месье адмирал, – говорил он, сделав невинное лицо, – я готов дать честное слово, что больше никогда не ступлю на землю Старого Света. Я буду жить в Америке на положении частного лица и не лезть в политику, даже если меня будут просить об этом. Клянусь всем святым для меня, что все будет именно так.

Произнося все это, Луи-Наполеон был как две капли воды был похож на жуликов из XXI века, которые с экранов телевизоров убеждали доверчивых лохов вложить свои деньги в очередную финансовую пирамиду. Только «Рио-риты» не хватало, и Лени Голубкова с сапогами для супруги.

Я кивал, вздыхал, разводил руками, и каждый раз пояснял, что судьба беглого императора решается в Петербурге, а я вообще в данной ситуации не при делах, после чего, как правило, спешно ретировался, сославшись на дела и пообещав прислать ему трофейную бутылочку чего-нибудь получше из наших погребов.

И вчера я получил телеграмму из Петербурга. Из нее следовало, что император Николай Павлович решил передать Луи-Наполеона властям Франции. Этим он продемонстрировал принцу Плон-Плону, пардон, новому императору Наполеону IV, чистоту своих намерений, избавившись заодно от опасного арестанта. В полученной телеграмме также говорилось, что во избежание ажиотажа, передачу Луи-Наполеона надлежит провести в море на французский фрегат «Кольбер», который будет стоять на якоре недалеко от Дюнкерка. Координаты точки рандеву прилагались к тексту телеграммы.

Я сообщил о решении русского царя бывшему императору Франции, а на его вопрос об условиях передачи, ответил, что мне таковые не известны. Эх, наверное, не стоило мне этого делать – но кто знал, что все закончится так печально!

Радиолокатор «Бойкого» загодя обнаружил фрегат, стоявший с убранными парусами в проливе Па-де-Кале. Море было пустынно – наши корабли надежно блокировали побережье Британии, и перевозки из Англии во Францию осуществлялись лишь с помощью небольших быстроходных люгеров, по ночам или в тумане рисковавших выйти в море. Два таких одномачтовых кораблика, увидев «Бойкий», совершили поворот на шестнадцать румбов и помчались назад в Дюнкерк.

Фрегат, как и было условлено, стоял на якоре. Паруса его были спущены, паровая машина не работала. Орудийные порты были задраены, а пушки, открыто стоявшие на палубе, зачехлены. На всякий случай мы убрали в ангар вертолет, а башню со 100-миллиметровым орудием навели на француза.

Сигнальщики внимательно наблюдали в бинокли за всеми перемещениями экипажа фрегата по палубе. Внешне все выглядело спокойно. Ну а чем закончится наше рандеву, оставалось только гадать.

На фрегате зажгли фальшфейер – это был сигнал о том, что французы готовы принять на борт Луи-Наполеона. Мы не хотели сближаться с французским кораблем – кто знает, может там за фальшбортом спрятались отчаянные ребята из морской пехоты, которым вздумается взять нас на абордаж. Поэтому было оговорено, что с «Бойкого» и с «Кольбера» спустят по шлюпке, и передача пленника произойдет где-то на полпути между кораблями.

Морпехи вывели на палубу Луи-Наполеона. Выглядел он, прямо скажем, не очень; похоже, что бывший император ночью так и не сомкнул глаз. Опухшее лицо, покрытое трехдневной щетиной, мешки под глазами, взгляд загнанного волка. У меня вдруг возникло предчувствие, что Луи-Наполеон собрался отмочить напоследок нечто такое, чего ни мы, ни его земляки от него не ждем. И, как поется в бессмертной опере «Раз-два-три-четыре-пять», «предчувствия его (точнее, меня) не обманули».

Сухо попрощавшись со мной, бывший император, повесив буйную головушку, стал в сопровождении нескольких морпехов спускаться по трапу. Катер, который должен был отвезти его в неволю, уже был спущен на воду.

Перед этим, он категорически отказался надеть оранжевый спасательный жилет, невесело пошутив, что тот, кому суждено быть повешенным, не утонет. Его охраняло отделение морпехов. Вот все расселись на банках катера, заработал мотор…

Все произошло так быстро, что никто не успел и глазом моргнуть. Когда наш и французский катера причалили друг к другу, Луи-Наполеон встал, и придерживаемый под локотки морпехами, обреченно шагнул на борт французского катера. Наши ребята, посчитав, что их миссия выполнена, отшвартовались от французов и, сделав несколько гребков веслами, стали заводить мотор. В этот самый момент, Луи-Наполеон оттолкнул офицера, который что-то ему втолковывал, и бросился за борт. Вряд ли он собирался таким способом бежать – похоже, что этот неуемный авантюрист понял, что остаток жизни он в лучшем случае проведет в темнице, и решил таким способом свести счеты с жизнью…

Наши и французские моряки долго обшаривали то место, где ушел под воду бывший император Франции, но тела его так и не нашли. Через час стало понятно, что Луи-Наполеона больше не было в живых – ведь даже если бы он не утонул, он умер бы от переохлаждения еще в первые минуты. Французы и наши морпехи, откозыряв друг другу, отправились каждый к своим кораблям.

Так погиб император Франции Наполеон III, не доживший до позора Седана и Меца.
Последний раз редактировалось Road Warrior 11.10.2018, 19:30, всего редактировалось 1 раз.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9273 (+9585/−312)
Лояльность: 28503 (+29258/−755)
Сообщения: 3782
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 2 месяца
Имя: Макс

#328 Uksus » 11.10.2018, 19:04

Road Warrior писал(а):старший лейтенант Шестаков задержала беглого императора

ЗадержаЛ.

Добавлено спустя 4 минуты 40 секунд:
Road Warrior писал(а):знал о рыцарских манерах русского царя и рассчитывал

Не катит. Рыцарские манеры - это открывать забрало (если такое есть) при встрече с другим рыцарем или дамой и т.п. А здесь идёт речь о рыцарском духе. Т.е. правильнее будет ...знал о рыцарстве русского царя...

Добавлено спустя 1 минуту 8 секунд:
Road Warrior писал(а):Хуже для него будет, если русские сумеют договориться с его кузеном

Первое на фиг.

Добавлено спустя 2 минуты 34 секунды:
Road Warrior писал(а):зная о неуемной жажде власти племянника «Великого корсиканца»,

Без кавычек. Наполеон таки и правда был великим человеком.

Добавлено спустя 2 минуты 3 секунды:
Road Warrior писал(а):Бывало, что он рассказывал мне о разных моментах из его биографии

Своей.

Добавлено спустя 2 минуты 5 секунд:
Road Warrior писал(а):Из нее следовало, что император Николая Павлович решил

НиколаЙ

Добавлено спустя 2 минуты 53 секунды:
Road Warrior писал(а):чего ни мы, ни его земляки от него не ждали.

Ждём.

Добавлено спустя 1 минуту 40 секунд:
Road Warrior писал(а):Когда наш и французский катер причалили друг к другу

КатерА.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 7244 (+7292/−48)
Лояльность: 925 (+925/−0)
Сообщения: 6925
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет
Имя: Сергей

#329 Road Warrior » 12.10.2018, 15:33

22 (10) ноября 1854 года. Дорога из Константинополя в Айастефанос (Сан-Стефано).
Мустафа Решид-паша, специальный посланник султана Абдул-Меджида к командующему русскими войсками генералу Хрулеву.


Мы ехали под ослепительно-синим небом. С одной стороны дороги зеленели высокие пинии, а с другой, свозь серую листву древних олив, светилось лазурью ласковое Мраморное море. Огромные стаи птиц направлялись из Европы на зимние квартиры, кто на острова Эгейского моря, кто в Северную Африку и далее на юг. Красота, достойная кисти самого Ферика Ибрагима Паши!* (*один из первых турецких художников, писавших в европейском стиле; знаменит своими ландшафтами) Вот только миссия наша была не из приятных.

Вчера меня и Мехмета Эмине-Пашу вызвал наш Султан султанов, Абдул-Меджид. К моему великому удивлению, на встрече не присутствовал наш Бююк-Элчи, Великий Посол, как мы прозвали Чарльза Стрэтфорда-Каннинга. На мой вопрос, не подождать ли нам его прибытия, наш великий султан лишь ответил, что не пригласил мистера Каннинга, и добавил, что то, что мы будем обсуждать, не для ушей Великого Элчи.

Должен признать, что я долгие годы поддерживал Каннинга, и мы с ним вместе работали над новой редакцией Венской ноты и таким образом не допустили примирения с Россией. Каннинг пообещал нам, что в случае войны нам достанутся Крым и Закавказье, и что Черное море вновь будет нашим. А результат налицо - мы потеряли Добруджу, Дунайские княжества, и Аллах лишь ведает, что еще; французы и англичане на ножах, а русские стоят у ворот нашей древней столицы, падение которой - вопрос времени. И моя миссия - попытка хоть как-нибудь договориться с нашим злейшим врагом.

Впрочем, в отличие от англичан и французов, русские всегда выполняют подписанные ими соглашения. Более того, именно они спасли нас от Магомета Али и его египтян. Так что, если мне удастся договориться с ними, то я буду советовать Наместнику Аллаха согласиться на их условия, тем более что список возможных уступок мы вчера обговорили, вплоть до размежевания по Проливам и Мраморному морю, хотя я надеюсь, что до этого не дойдет. А Каннинг... Надеюсь, что Великий Элча уже не будет оказывать столь сильного влияния на Султана султанов, тем более, что Абдул-Меджид смог воочию убедиться в том, насколько пагубны его советы.

Мы послали вперед двух верховых с белым флагом; им было поручено объявить русским о скором прибытии нашей миссии. Наши враги всегда трепетно относились к парламентерам и послам, так что за свою шкуру я совсем не боялся. Увы, наши султаны не всегда вели себя столь разумно - именно решение об аресте русского посла в свое время и привело к потере нами Крыма и Таврии.

Где-то в полутора милях* (*османская миля была равна 1,894.35 метрам) от Айястефаноса дорога поворачивает чуть направо, огибая пиниевый лес. А сразу за поворотом находилась поляна, на которой я в молодости любил отдыхать со своими друзьями. И вот сейчас на этой поляне находилось десятка два русских казаков; увидев нас, они поскакали нам наперерез.

Я подумал, что они - наш почетный эскорт, хотя и удивился, почему с ними не было наших парламентеров. Футах* (*османский фут - 1/5000 османской мили, или 37,89 сантиметров) в ста от нас, они остановились; а когда мы к ним приблизились, они неожиданно вскинули штуцеры и начали стрелять - сначала по нашим лошадям, а потом и по нам.

Моего Караолана, которого я купил еще жеребенком и которого так любил, убили сразу. Вокруг жалобно ржали другие кони; что происходило с моими спутниками, я не видел - мою ногу придавило тушей моего верного друга, и я увидел, как казак в белой папахе и с вислыми усами целится в меня. Мне он показался смутно знакомым, и, когда я почти распрощался с жизнью, вспомнил - его я видел один раз вместе с Каннингом.

Теперь мне все стало ясно - Каннинг узнал о моей миссии и решил ее предотвратить, а те из моих спутников, кто выживет, расскажут потом, что на нас напали русские. Но зрачок его ствола смотрел мне прямо в лицо, и я закрыл глаза и прошептал: «Аллах акбар!», ожидая тот самый выстрел, который положит конец моему времени на этом свете и, если повезет, отправит меня в сад с гуриями. А если нет?

Через секунду, я вновь открыл глаза и увидел, как этот самый казак - точнее, поляк - валяется на земле, не подавая признаков жизни. Вокруг меня падал то один, то другой враг, но какая сила их убивала? Неужто Аллах сжалился надо мною и послал нам чудо, уничтожая наших врагов?

Когда нападавшие поняли, что происходит, среди них началась паника, и только теперь я услышал из кустов слева от дороги выстрел, за ним еще и еще. Из двух десятков нападавших на конях оставалось меньше половины, а оставшиеся ринулись на запад, пытаясь бежать от Божьего гнева; еще один упал с коня, за ним другой, и тут один из улепетывавших закричал «Матка Боска!», после чего я окончательно убедился в том, что напали на меня не русские.

Из кустов поднялся молодой человек в русском мундире и, хромая, подошел ко мне. Я опять приготовился к худшему, но тот, увидев, что моя нога находилась под туловищем моего бедного жеребца, лишь сказал по французски, но с явным английским акцентом:

- Мсье, вы ранены?

- Нет, но, боюсь, у меня сломана нога, - ответил я по английски. - Благодарю вас за мое чудесное спасение. Я думал, неверных поразил гнев Аллаха...

- Мы всего лишь грешные христиане, - улыбнулся тот. - Эх, будь здесь моя невеста, она бы знала, что делать, она медик.

- Женщина - и медик?

- Да, именно так. Я послал человека в Сан-Стефано, скоро прибудет подмога, и тогда они извлекут вас из-под туши коня. Если мы попытаемся это сделать вдвоем, то, боюсь, рискуем еще более повредить вашу ногу.

- Я Мустафа Решит-паша, посланник султана Абдул-Меджида к русским. Позвольте узнать и ваше имя, О мой спаситель.

- Штабс-капитан Русской армии Николас Домбровский, журналист. Но нас двое, мой напарник страхует нас. Володя!

Из кустов поднялся казак в практически такой же форме, как и поляки, но было видно, что он, в отличие от нападавших, не был ряженым. Поклонившись, он опять залег в кустах.

- Я проверю, что с другими, - сказал штабс-капитан и захромал к другим. Минут через пять, он вернулся ко мне.

Оказалось, что из семерых моих спутников двоим удалось убежать, а пятеро были убиты. Да, повезло мне... Из нападавших, кроме беглецов, не выжил никто. На мой вопрос, почему я не слышал его выстрелов, штабс-капитан улыбнулся:

- Бесшумное оружие, Мустафа-эфендим.

- Господин штабс-капитан, неужто вы один их перестреляли?

- Ну что вы... Судя по размеру ранений, десять - я, а двоих убил мой напарник.

Минуты через три прибыло множество русских казаков, и с меня стащили моего бедного Караолана. А еще минуты через две прикатила необыкновенная самодвижущаяся повозка, в которой был врач. Осмотрев меня, он сказал:

- У вас сломана нога. Мы вас доставим в наш госпиталь, где вам окажут первую помощь.

- У меня миссия от Султана султанов к вашему командующему. Меня зовут Мехмет Решит-паша.

- Я сейчас же сообщу об этом, эфендим.

И он пошел к своей повозке, и через минуту подбежали двое и бережно уложили меня на носилки, а человек, сидевший в повозке, что-то бубнил в черную коробочку странного типа, прикреплённую чем-то вроде веревки к внутренности повозки. И - еще одно чудо - оттуда вдруг донесся другой голос.

- Эфендим, - сказал доктор, - генерал Хрулев посетит вас в госпитале в ближайшее время. А пока позвольте вас туда доставить. Вам, вероятно, может понадобиться операция.

Меня погрузили в повозку, и мы в сопровождении штабс-капитана поехали на запад. Когда меня вынесли, я увидел тех самых беглых лжеказаков, которых куда-то вели. Николас тоже вышел из повозки и подошел ко мне, и я вдруг понял, что, если бы не он, то уже был бы мертв.

- Господин штабс-капитан, - сказал я, - вы спасли мне жизнь. Я сделаю все, чтобы вас отблагодарить.

- Да не стоит, - покраснел тот. - Кстати, только что сообщили по рации - в роще нашли двоих в турецкой одежде, и белый флаг на пике.

Что такое “рация”, я не знал, но мне сразу стало ясно, что моих парламентеров убили люди Каннинга. Но я не успел ничего сказать - из здания госпиталя выбежала какая-то девушка и закатила моему спасителю оплеуху, после чего стала орать на него благим матом. К моему удивлению, он покорно поплелся за ней.

- Это тоже врач, - смущенно улыбнулся мой доктор, пока меня несли в здание госпиталя. - Штабс-капитан был ранен при Алфатаре, и ему было запрещено воевать.

- Да, но он спас меня, рискуя жизнью - и, если это будет угодно Аллаху, теперь между нашими народами воцарится мир.

- Для лечащего врача это не аргумент, эфендим... Тем более, она - подруга его невесты.

Не пойму я этих русских, подумал я. Рискуют жизнью, чтобы спасти незнакомых людей, да еще из стана врага, а женщинам дают так с собой обращаться. Впрочем, я видел ее глаза, когда она дала ему пощечину, и понял, что я для своего спасителя готов на все, но вот от этой “дочери шайтана”, как таких женщин называют албанцы, уж лучше буду держаться подальше.
Последний раз редактировалось Road Warrior 12.10.2018, 16:02, всего редактировалось 2 раз(а).
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9273 (+9585/−312)
Лояльность: 28503 (+29258/−755)
Сообщения: 3782
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 2 месяца
Имя: Макс

#330 Uksus » 12.10.2018, 15:45

Road Warrior писал(а):Мы ехали под ослепительно синим небом.

Через дефис.
И все подобные выражения, типа ярко-(какой-то), бледно-, беспросветно- и т.п. пишутся через дефис.

Добавлено спустя 4 минуты 13 секунд:
Road Warrior писал(а):и привело к нашей потере Крыма и Таврии.

...к потере нами...

Добавлено спустя 2 минуты 12 секунд:
Road Warrior писал(а):а те из моих спутников, кто выживет, расскажет потом,

РасскажУт.

Добавлено спустя 5 минут 36 секунд:
Road Warrior писал(а):И он пошел к своей повозке, и через минуту ко мне подбежали двое и бережно уложили меня на

На фиг.

Добавлено спустя 1 минуту 11 секунд:
Road Warrior писал(а):приделанную чем-то вроде веревки к внутренности

Прикреплённую, привязанную.

Добавлено спустя 1 минуту 41 секунду:
Road Warrior писал(а):и я вдруг понял, что, если бы не он, то я бы уже был мертв.

...то уже был бы...
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 7244 (+7292/−48)
Лояльность: 925 (+925/−0)
Сообщения: 6925
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет
Имя: Сергей

#331 Road Warrior » 13.10.2018, 02:23

23 (11) ноября 1854 года. Константинополь.
Чарльз Стрэтфорд Каннинг, посол Великобритании при Блистательной Порте.


- Ваше величество, - почтительно склонил голову Каннинг, - вы поступили опрометчиво, не спросив моего совета, собравшись направить столь великого человека, как Мустафу Решида-Пашу, к диким русским. В его лице Блистательная Порта потеряла величайшего служителя и верного слугу Султана султанов.

- Вы правы, Великий Элча, - со вздохом произнес Абдул-Меджид. - Но кто же мог подумать, что эти неверные, забыв о всех дипломатических приличиях, нападут на мое посольство...

«Да, - подумал Каннинг, - все сработало в лучшем виде. Оба спутника Решида-Паши прибежали пешком - их лошадей подстрелили. Один весь в синяках, другой - раненый в руку. Наверное, ее придется ампутировать. Их рассказ до глубины души потряс Абдул-Меджида. Ему расхотелось искать мира, и он готов объявить священную войну русским. А писаки из числа не только британских и французских, но и немецких, австрийских, голландских, бельгийских, испанских и сардинских газет, увидев одного из них, забросали его вопросами. И самое пикантное - он всерьез поверил в то, что рассказывал - это было видно невооруженным глазом.

Так что теперь вполне вероятно, что страны, доселе сохранявшие нейтралитет, тоже могут присоединиться к союзу, направленному против России. И пусть эта проклятая страна пока берет верх, но мы еще посмотрим, кто в этой войне окажется победителем».

Тревожило английского посла лишь одно - от поляков не было ни слуху, ни духу, о чем ему только что доложил гонец от Замойского. Они должны были уже вернуться на базу недалеко от Макрикея, что к западу от Константинополя, и послать весточку самому Замойскому. Вариантов было несколько. Либо им пришлось уходить кружным путем, либо - о чем не хотелось и думать - они нарвались на русских. Впрочем, если русские их и перебили, то это даже к лучшему - свидетели были совершенно не нужны. А вот если кто-нибудь из них попал в плен, тогда... Впрочем, и что тогда? Все равно никто теперь русским не поверит.

Конечно, не все было так гладко, как хотелось бы сэру Чарльзу. Во-первых, уничтожение посольства привело к панике в городе. Люди дрались за места на паромах через Босфор. Сообщалось, что женщин и детей порой просто выбрасывали с кораблей за борт. И хорошо, если на сушу - некоторых бросали в воду. А ведь уже был ноябрь, вода была холодная, а многие из оказавшихся в ней не умели плавать.

С азиатского берега докладывают, что голодные беженцы грабят склады и лавки, люди в Скутари и Халкидоне* (* ныне Ускюдар и Кадыкёй) в панике забаррикадировались в своих домах... Ветер сейчас юго-восточный, и явственно чувствовался запах дыма - похоже, что толпа уже начала, по своему обыкновению, поджигать христианские дома и церкви, а также разграбленные склады.

Ну и второе. Падение Константинополя стало практически неизбежным. Конечно, для жирного дурака, называющего себя султаном, приготовлена небольшая флотилия. Его гарем уже отправили на Принцевы острова, куда скоро, наверное, эвакуируют и его самого. Именно поэтому лучше не отлучаться из дворца - ведь для Каннинга превыше всего, важнее даже интересов Ее Величества и его родины, было одно - его собственная жизнь. Место на корабле ему обеспечено, если, конечно, он не будет в отлучке. Семью и все свои ценности он отправил в Англию еще месяц назад, хотя, положа руку на сердце, собственная шкура была ему дороже их. И первое, что нужно будет сделать по прибытию на Принцевы острова - наведаться к своему человеку и проследить, чтобы его фелукка была готова к срочному отходу, если, не приведи Господь, русские доберутся и туда.

А Абдул-Меджид, не так давно резко охладевший к его персоне, опять полностью полагается на него. Он снова стал главным советником султана. А на других из ближнего круга "наместника Аллаха" можно ставить крест, ну или там полумесяц - кто убит, причем, что немаловажно, якобы русскими, а другие позавидуют мертвым. Ведь - впервые за долгие годы - готовится к отправлению черный шелковый шнурок, и не кому-нибудь, а Эмине-паше, великому визирю, ответственному за его, Каннинга, недолгую опалу. А нового визиря султану порекомендует Великий Элча, равно как и других министров.

Неожиданно дверь в покои султана открылась, и, согнувшись в почтительном поклоне, в них вошел один из старых слуг султана - только им разрешалось входить вот так, без стука.

- О Султан султанов, - сказал тот, - Эмине-паша просит принять его. Говорит, что у него срочные новости!

Абдул-Меджид нахмурился, но дал знак, и через секунду пока еще великий визирь вбежал, низко склонился, и заговорил по-турецки (как хорошо, подумал виконт, что он за столько лет пребывания в Турции выучил язык этих варваров):

- О наместник Аллаха на Земле, только что к Золотым воротам прибыл полковник Али-Бей.

- Так он же в русском плену! - изумленно воскликнул султан.

- Русские выпустили его. Он привез письмо от Мустафы Решида-Паши!

- Он врет, - внутренне холодея, произнес посол. - Ведь Мустафа Решид-Паша убит! Убит русскими!

- Нет, не врет, - на конверте его почерк, - и Эмине-паша почтительно передал письмо султану.

- Ваше величество, позвольте мне отлучиться, - попросил Каннинг, вставая, но султан, наверное, обратив внимание на то, как побледнел британец, строгим голосом сказал:

- Оставайтесь пока здесь, Элча.

Вот так. Даже не «Великий Элча», а просто «посол». Двое охранников, услышав голос своего сюзерена, недобро взглянули на виконта. Тот вымученно изобразил улыбку на лице, и снова уселся на подушки.

Султан вскрыл письмо и начал его читать. Вскоре взгляд его стал бешеным, он посмотрел на охранников и рявкнул:

- Взять англичанина! Именно он руками поляков пытался убить Решида-пашу. Но мой верный посланник, слава Аллаху, благополучно спасся, и сегодня встретится с представителем русского царя.

- Он, наверное, в плену у русских, и они заставили его это написать! - заверещал Великий Элча.

- Нет, - сказал Эмине-паша, - я говорил с Али-беем, тот лично общался с Решид-пашой, а также ему разрешили допросить пойманных налетчиков. Это оказались поляки, переодетые казаками. Некоторые выжили и дали показания, что Замойский велел им перехватить посольство и убить Решида-пашу. Главный бандит рассказал, что все это было сделано по приказу англичанина. Тем более, что сам Решид-паша недавно видел, как этот главарь общался с этой подлой змеей, - и он показал на виконта.

- Эти проклятые поляки клевещут на меня! - заорал Каннинг, забыв присовокупить «султан султанов». Но его схватили железные руки охранников и куда-то потащили. Вдогонку Абдул-Меджид крикнул:

- В подвалы его! Если же ему удастся сбежать, то вам не сносить голов! И немедленно взять этого Замойского, и всех, кто окажется в его доме!
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9273 (+9585/−312)
Лояльность: 28503 (+29258/−755)
Сообщения: 3782
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 2 месяца
Имя: Макс

#332 Medved_ » 13.10.2018, 12:50

На кол!!!! Причём, необструганный!!!!!!!! :ad_min_v_duhe: :pa_la_ch:
Medved_ M
Новичок
Возраст: 47
Откуда: Свердловск
Репутация: 7293 (+7372/−79)
Лояльность: 7662 (+7672/−10)
Сообщения: 2225
Зарегистрирован: 03.01.2015
С нами: 3 года 11 месяцев
Имя: Павел

#333 Road Warrior » 15.10.2018, 18:18

28 (16) ноября. Букингемский дворец.
Александрина Виктория, королева Великобритании.


- Ну и что вы мне сможете рассказать про сэра Теодора, сэр Джон? - спросила недовольным тоном королева.

- Ваше величество, - ответил сэр Джон Грей, «домашний секретарь»* (*министр внутренних дел), - по информации сэра Ричарда* (*сэр Ричард Мейн, комиссар столичной полиции), брюки, похожие на те, в которых сэр Теодор покинул Тауэр, были найдены в лавке старьевщика Фейгина, причем, сам старьевщик не имеет представления, от кого и как он их купил, а также были ли еще предметы гардероба, похожие на те, которые были на сэре Теодоре в момент его исчезновения. Утверждает, что вроде были один или два честерфильда, примерно совпадающий по описанию, но их уже успели купить неустановленные люди. Кепку его, как я вам уже докладывал, мы нашли у другого старьевщика, так что не исключено, что преступники распределили одежду по разным лавкам. Только...

- Да, милорд?

- Человека, похожего на сэра Теодора, видели у Вест-Индских доков. Он ли это был, или человек, имеющий с ним некоторое сходство, неизвестно. Но описание честерфильда, а также примерный рост и цвет волос, совпадают. С другой стороны, с большой долей вероятности установлено, что никого, даже приблизительно похожего на его приметы, ни на одном корабле, уходившем с доков, не находилось.

- Так что, вероятно, это был не он. Тем более, как вы мне рассказали, другие честерфильды схожего типа были у старьевщика.

- Вот только, ваше величество... В апартаментах сэра Теодора много чего не хватает - ни грамоты о том, что его произвели в баронеты, ни денег, ни банковской книжки, полученной им, предположительно, от Майера Ротшильда - он приходил к нему в гости...

- А о чем они говорили?

- Это мне, увы, доподлинно неизвестно, ваше величество. После их встречи, мы успели, конечно, спросить барона Ротшильда о том, зачем он встречался с баронетом. Он заверил нас, что его интерес к сэру Теодору продиктован сугубо интересом к положению в Петербурге. Правда это или нет, не знаю...

- А у вас есть причины ему не доверять?

- Вообще-то, знаете ли, эта еврейская семейка вряд ли расскажет все, как оно есть. Полагаю, что он сказал мне правду - но далеко не всю правду. Знает же, что трогать Ротшильдов - примерно как ворошить осиное гнездо.

- Да, если бы они не были нам нужны...

- Именно так, Ваше Величество. Кроме того, сам Майер куда-то с тех пор отлучился. Подозреваю, что он опять встречается с французскими родственниками. А это, как обычно, к деньгам. Только не для нас, а для них.

- Вероятно, так оно и есть, милорд. Эти евреи славятся своей способностью зарабатывать деньги на любой информации. Как тогда во время Ватерлоо...

- Именно, ваше величество. Далее. Еще не хватало нескольких странных приспособлений, недавно еще наблюдавшихся у сэра Теодора на тумбочке. Да и вот эта коробка с непонятным содержимым, в утро того самого дня еще почти полная, оказалась ополовинена.

И сэр Джон выложил на стол коробку презервативов.

Тут у Виктории похолодело на душе. Она, в отличие от своего министра, прекрасно знала о предназначении содержимого. Но, значит, вполне возможно, что ее любовник собирался не бежать, а...

- Что вам известно о местоположении Катрионы МакГрегор?

Если сэр Джон и удивился, по его лицу этого сказать было нельзя.

- Ее родственница заверила нас, что мисс МакГрегор собиралась остаться у нее в гостях, но вдруг исчезла, прихватив еще и столовое серебро.

- Столовое серебро - вряд ли. Не похоже на Катриону. А что было дальше?

- Мисс МакГрегор видели недалеко от Тауэра. Она шла пешком в восточном направлении. Ее опознала одна знакомая; она окликнула мисс МакГрегор, но та ее не заметила.

- Тауэра? А вот это интересно. И когда же?

- Чуть раньше, чем исчез сэр Теодор. Далее, девушку ее описания наблюдали у Вест-Индских доков.

- Не в то ли самое время, что и сэра Теодора?

- Примерно тогда же, Ваше Величество. Вот только... и ее не было в пассажирских списках.

- Значит, кто-то сообщил ей о том, что у сэра Теодора будет возможность временно покинуть Тауэр. Вполне вероятно, что он намеревался с ней встретиться - деньги предназначались ей, грамота и банковская книжка - чтобы поднять вес в ее глазах, а то, что в коробке... - она не договорила.

- Полагаю, что почтальоном вполне мог быть Майер Ротшильд.

- Наверное, вы правы. И, в таком случае, дополнительным местом для встречи они назначили Вест-Индские доки.

- Ваше величество, чуть позже, кто-то видел ту же девушку горько плачущей - причем у нее исчезла часть вещей.

- Ограбили дурочку, - мстительно сказала Виктория. - И сэр Теодор не пришел. А с тех пор ее видели?

- Нет, Ваше Величество, больше не видели.

- А может быть, что они все-таки встретились и отправились далее, например, на Остров Собак, либо, что более вероятно, в Гринвич, это тоже недалеко, и туда ходят паромы от доков.

- Поищем, Ваше Величество. И там, и там.

- Да, ищите. И ее, и его.

- Но, может, они и не встретились, Ваше Величество?

- Может, и нет, милорд. Но, в любом случае, мисс МакГрегор надо будет допросить - а потом пусть и она погостит в Тауэре, в менее комфортных покоях. А вот сэр Теодор нам жизненно важен как источник информации - с ним поделикатнее. Но после его задержания он ни в коем случае не должен иметь даже теоретической возможности бежать.

Министр откланялся, а Виктория откинулась на спинку кресла. Она чувствовала, что ярость в ее груди все нарастает. Эх, зря она тогда выгнала эту молоденькую стервочку - сэр Теодор теперь настроен на шуры-муры с этой соплюшкой! Когда у него в любовницах - самая могущественная женщина всего мира! Ну, сэр Теодор, погоди!

Она раздумывала над тем, как его достойно наказать, но в голову лезли лишь цепи и плетки. В дверь неожиданно постучали, и в ответ на разрешение со стороны королевы вошел один из лакеев.

- Ваше величество, к вам мистер Каттлей. Говорит, ему назначено.

- Именно так. Попросите его зайти ко мне.

- Ваше величество, плохие новости, - заговорил молодой человек, не успев войти в ее кабинет.

- Садитесь, мистер Каттлей. А теперь рассказывайте всю правду. А то у меня такое впечатление, что некоторые другие от меня что-то скрывают. Вам же я доверяю, и надеюсь, что вы будете и в будущем оправдывать мое доверие.

- Ваше величество, во-первых, плохие новости из Константинополя. Турки хотят начать прямые переговоры с русскими о мире - еще неделю назад. Каннинг пишет, что попробует уговорить их не делать этого, но его власть тоже не безгранична. Увы, новость недельной давности - голубиная почта в тех краях не работает, слишком много хищных птиц, а ближайшая станция телеграфа - в Будапеште. А с тех пор много чего могло произойти...

- Мистер Каттлей, а у вас нет новостей получше? - ледяным тоном ответила королева.

Тот лишь покачал головой:

- Ваше величество, вы же просили всей правды.

Виктория кивнула, и Каттлей продолжил:

- Второе. Луи-Наполеон попытался бежать из Бристоля в Североамериканские Соединенные Штаты. Корабль был остановлен русскими, и они захватили бывшего императора. По сведениям из Парижа, его собираются передать им завтра. Причем там бытует мнение, что мы причастны к побегу. И, если русские его передадут французам, то симпатии Парижа будут однозначно на их стороне. Более того, нам известно, что французы уже послали корабль из Тулона с приказом французским кораблям немедленно вернуться во Францию.

- И что мы можем сделать?

- Практически ничего. Разве что послать нашему флоту приказ не допустить уход французских кораблей с театра боевых действий. Их флот был в большой мере уничтожен в Севастополе, поэтому это вполне реально.

- Пусть первый лорд адмиралтейства немедленно пошлет туда приказ не допустить ухода французов.

- Насколько мне известно, подобный приказ уже отдан. Только сможем ли мы его доставить раньше, чем французы?..

- Мистер Каттлей, а как расцениваете ситуацию лично вы?

- Ваше величество, я всего лишь пешка на глобальной шахматной доске.

- И, тем не менее?

- Я считаю, что с русскими надо договариваться. Чем дольше мы будем тянуть, тем опасней это будет для нас, и тем больше мы потеряем. Можете мне поверить, я неплохо знаю русских - им свойственно великодушие, но они не приемлют несправедливости. И для них эта война в корне несправедлива. Особенно после того, как именно наш посол в Константинополе добился непринятия Венской ноты и тем самым подготовил почву для войны.

- И здесь виконт Стрэтфорд-де Редклифф... - протянула Александрина Виктория, проигнорировав тот факт, что и она очень хотела тогда наказать русских.

- Я считаю, что нужно срочно попробовать спасти то, что еще можно спасти, ваше величество. Можно попробовать связаться с русскими через Гаагу - в их посольстве, равно как и во многих других, у них есть неизвестный нам сверхбыстрый канал связи. А добраться туда можно за один-два дня.

Виктория взяла чистый лист бумаги, написала на нем несколько слов, подписала его и поставила печать, сделала то же со вторым листом бумаги, после чего взглянула на молодого человека и, улыбнувшись краешком губ, проинструктировала:

- Вот вы этим и займитесь. Эта бумага дает вам полномочия вести переговоры от нашего имени. А вот эта дает вам титул рыцаря - и обращение «сэр», иначе русские не захотят с вами разговаривать. Встаньте на колени, мистер Каттлей, - и она, взяв небольшой церемониальный меч, висевший на стене, дотронулась им до одного его плеча, потом до другого и торжественно произнесла:

- Нарекаю вас сэром Чарльзом. Встаньте, сэр Чарльз. После чего возьмите паровую яхту в Гринвиче - я вам выправлю ордер - и уходите как можно скорее в Голландию.

- С этим-то я справлюсь, Ваше Величество. А вот уговорить русских будет нелегко. Их посол в Голландии, Сергей Григорьевич Ломоносов, имеет прозвище "крот" - именно из-за своей изворотливости.

- Давайте обсудим, что именно мы сможем предложить русским. И надеюсь, что вы не разочаруете вашу королеву, сэр Чарльз. Тем более, как я успела заметить, то же прозвище прекрасно подошло бы и вам.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9273 (+9585/−312)
Лояльность: 28503 (+29258/−755)
Сообщения: 3782
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 2 месяца
Имя: Макс

#334 Uksus » 15.10.2018, 18:51

Road Warrior писал(а):были один или два честерфильда, примерно совпадающий по описанию

СовпадающиЕ.

Добавлено спустя 4 минуты 27 секунд:
Road Warrior писал(а):- Ваше величество, - ответил сэр Джон Грей,
Road Warrior писал(а):- Именно, ваше величество. Далее.
Road Warrior писал(а):- Именно так, Ваше Величество. Кроме того

Макс, ты уж определись, с заглавных ты эти два слова писать будешь или как. Лучше бы конечно с заглавных.

Добавлено спустя 5 минут 21 секунду:
Road Warrior писал(а):- И здесь виконт Стрэтфорд-де Редклифф

Раздельно. В смысле, дефис на фиг.

Добавлено спустя 2 минуты 40 секунд:
Road Warrior писал(а):Сергей Григорьевич Ломоносов, имеет прозвище "крот" - именно из-за своей изворотливости.

Вообще-то когда говорили об изворотливости, вспоминали змей. А кротов вспоминали, когда говорили о слепоте.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 7244 (+7292/−48)
Лояльность: 925 (+925/−0)
Сообщения: 6925
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет
Имя: Сергей

#335 Road Warrior » 15.10.2018, 20:14

Uksus писал(а):Вообще-то когда говорили об изворотливости, вспоминали змей. А кротов вспоминали, когда говорили о слепоте.
Я нашел это в одном из описаний Ломоносова. Вот:
Воспитывался первоначально в Московском благородном университетском пансионе, откуда в 1811 году перешел в Царскосельский лицей. Лицейское прозвище — Ломоносик, крот («Человек способный и умный, но ещё более хитрый и пронырливый; в лицее по этим свойствам мы называли его „кротом“», писал М. А. Корф в своем дневнике).
https://ru.wikipedia.org/wiki/Ломоносов,_Сергей_Григорьевич
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9273 (+9585/−312)
Лояльность: 28503 (+29258/−755)
Сообщения: 3782
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 2 месяца
Имя: Макс

#336 Uksus » 15.10.2018, 20:20

Не знал...

Но всё равно остаётся вопрос: это у нас. Нас умом не понять. А у них?
Как вариант:
- Сергей Григорьевич Ломоносов, имеет прозвище "крот" - именно из-за своей изворотливости.
- А почему крот?
- Варвары, Ваше Величество.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 7244 (+7292/−48)
Лояльность: 925 (+925/−0)
Сообщения: 6925
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет
Имя: Сергей

#337 Road Warrior » 16.10.2018, 17:17

25 (13) ноября 1854 года. Рейд у Константинополя.
Адмирал Флота Ее Величества Джеймс Уитли Динс Дандас.


«Открыть огонь!» - воскликнул я.

Баковая пушка бабахнула, подав сигнал к началу атаки, после чего бортовой залп двух десятков британских кораблей обрушился на Константинополь. Корабли, отработав машинами, развернулись другим бортом - прогремел еще один залп. В Лялели, Султанахмете, Капыкасыме, Эминёню вспыхнули пожары. Еще один залп - и минарет Айя-Софии словно переломился пополам и обрушился на крышу мечети, когда-то бывшей величайшим собором Византии. Главный купол находящейся от него через дорогу великолепной Голубой мечети, бессмертного творения великого архитектора Синана, охватило пламя. Жалко, конечно, но османы сами во всем виноваты, и я смотрю на пожар, который усиливался с каждой минутой, с чувством глубокого удовлетворения.

Единственная часть Старого города, которую мы еще не обстреливали - дворец Топкапы, в котором находится не только их султанишка - его-то совсем не жалко - а еще и наш посол, которого эти инфернальные османы держат взаперти.

Другие корабли тем временем превращают в груду развалин Турецкий генеральный штаб и прилегающие к нему здания в Таксиме, к северу от Золотого Рога. Вся оборона города управляется именно оттуда, хотя у них и было запланировано эвакуировать штаб в казармы в Скутари. Не судьба, дорогие турки - вели бы себя хорошо, ничего бы этого не было…

Когда ко мне позавчера прибыл наш офицер связи и сообщил, что нашего посла арестовали по ложному обвинению, я немедленно послал к султану своего заместителя, адмирала Эдмунда Лайонса, с требованием немедленно освободить виконта Стрэтфорда де Редклиффа, принести извинения ему и Британии, и выплатить компенсацию за противоправные действия. Но султан даже не принял барона Лайонса. С ним переговорил их великий визирь, некто Эмине-паша, который издевательским тоном сообщил, что человека, организовавшего покушение на посланника султана, по всем законам следует посадить на кол, кем бы он ни был. Но, из уважения к чувствам союзников, ему всего-навсего отрубят голову. На слова адмирала, что все это клевета, либо информация о вине нашего посла получена под пытками, «недопустимыми в цивилизованном обществе», Эмине-паша выдал ему сокращенный перевод протокола допроса самого сэра Каннинга, а также какого-то поляка Замойского и других сомнительных личностей. А насчет пыток, адмиралу было предложено посетить арестованного, чтобы удостовериться в его полной телесной неприкосновенности. И, действительно, как рассказал мне Лайонс, виконт выглядел целым и невредимым.

Тем не менее, адмирал по моему приказу предъявил визирю ультиматум, на что Эмине-паша, пообещав передать его султану, приказал адмиралу покинуть дворец. Двадцать четыре часа минули вчера в восемь часов вечера. И вот сейчас, около половины восьмого утра, когда только-только начало светать, на спящий город обрушились сотни бомб и ядер.

Одновременно корабли второго отряда, подойдя вчера поздно вечером к французскому флоту, точнее, к тому, что от него осталось после Севастополя и Варны, расстреляли корабли под трехцветным французским флагом в упор. Французы даже не поняли, что произошло. Потом подверглись обстрелу турецкие корабли, кучно стоявшие на якоре чуть поодаль. Шансов на спасение у них тоже не было. Вот, загорелся один, потом второй, третий, четвертый… Некоторые пытались сбежать, но мы не оставили им никаких шансов - наши ядра топили их корабли один за другим. С их стороны прозвучало всего несколько пушечных выстрелов - но ни один из наших кораблей не получил видимых повреждений.

Единственно, кого нам стоило бы всерьез опасаться, были проклятые русские. Для того, чтобы парировать эту угрозу, мы установили батареи в двух точках пролива Босфор, там, где его ширина составляла всего три кабельтовых в одном месте и четыре в другом. Единственный путь, по которому русские корабли могли дойти до Константинополя, был надежно перекрыт.

Конечно, турки могли бы попробовать атаковать наши батареи с суши - но для этого им надо будет сначала прийти в себя, подвести войска, а это, если учесть, что их штаб был уничтожен в первую очередь, произошло бы не скоро. Так что пока можно не спеша заняться городом.

Следующим актом устрашения должна стать высадка десанта прямо на причал у Топкапы - после разрушения стены дворца артиллерийским огнем. Отряд, до того обстреливавший Таксим, переключился на морскую стену Топкапы, и корабли с десантом одновременно начали движение по направлению к причалу... Еще немного, подумал я, и дворец будет в наших руках.

Тут я услышал странное гудение в воздухе - над нами появилось нечто, напоминающее помесь гигантской стрекозы и головастика. Три дня назад мы ее увидели впервые - тогда некоторые из наших людей, прослышав про разгром французского флота в Севастополе, где также наблюдали подобное “насекомое”, ударились в панику, но “стрекоза” тогда мирно облетела стоянку нашего флота, затем удалилась на север, вдоль Босфора. А вчера она же летала на юг, к Дарданеллам, но никаких враждебных действий не предпринимала.

Так что никто ее больше не боялся. Но тут вдруг у нее из брюха появляется дымный шлейф, затем еще один, и еще... Наши корабли начинают гореть. Первым взлетел на воздух «Боскауэн», за ним - еще два корабля.

Я громко скомандовал:

- Шлюпку мне! Быстро!

Но я опоздал - пока шлюпку спускали на воду, огненная стрела ударила в борт «Британии». Языки пламени, вырвавшиеся из световых люков, страшный взрыв - и я лечу по небу, словно клочок бумаги. Потом я увидел морские волны, быстро приближавшиеся ко мне. Удар о воду оказался болезненным. Пучина сомкнулась надо мной, но я все же сумел вынырнуть и ухватиться за кусок реи.

Меня должны были спасти - ну, не может быть, чтобы никто не бросился спасать адмирала Ее Величества. Но уцелевшие корабли на всех парах удирали подальше от этого страшного места, а дымные шлейфы тянулись от страшной стрекозы то к одному, то к другому кораблю моей эскадры.

Скоро русская (а чья же еще?) стрекоза ушла на запад, но остатки нашего флота продолжили бегство. Возвращаться и спасать меня они явно не собирались...

…Вода была холодной, тело мое била крупная дрожь. Неожиданно я увидел большую шлюпку с высоко задранным носом, которая двигалась со стороны горящего города.

Я заорал что было мочи:

- Эй! На лодке! Спасите!

Похоже, что люди на лодке услышали меня. Несколько гребков, и лодка оказалась совсем рядом со мной. Меня зацепили багром и подтащили к лодке. Довольно грубо два звероподобных турка схватили меня за мундир и перевалили через борт. Они обшарили мои карманы, забрали кошелек, карманные часы, сорвали с пальцев перстни. Потом турки, переговариваясь на своем тарабарском наречии, связали мне руки и ноги.

Я попытался возразить им и громко крикнул:

- Немедленно развяжите меня, дайте сухую одежду и доставьте к вашему султану! Я адмирал британского флота Дандас!

Услышав мое имя, турки, до этого брезгливо рассматривавшие меня, громко загалдели. Потом один из них треснул меня по голове веслом - (азиаты - они и есть азиаты! Бить беззащитного человека - нецивилизованно!). Последовал еще один удар, и я потерял сознание…
Последний раз редактировалось Road Warrior 16.10.2018, 17:57, всего редактировалось 1 раз.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9273 (+9585/−312)
Лояльность: 28503 (+29258/−755)
Сообщения: 3782
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 2 месяца
Имя: Макс

#338 Uksus » 16.10.2018, 17:43

Road Warrior писал(а):либо информация о вине нашего посла получено под

ПолученА.

Добавлено спустя 1 минуту 48 секунд:
Road Warrior писал(а):к тому, что на него осталось после Севастополя и Варны,

От.

Добавлено спустя 5 минут 24 секунды:
Road Warrior писал(а):которая двигалась со стороны горячего города.

ГоряЩего.

Добавлено спустя 3 минуты 12 секунд:
Road Warrior писал(а):еще одна огненная стрела ударила в борт «Британии». Языки пламени, вырвавшиеся из световых люков, страшный взрыв

Макс, а чем стреляли?
Урежь осетра.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 7244 (+7292/−48)
Лояльность: 925 (+925/−0)
Сообщения: 6925
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет
Имя: Сергей

#339 Road Warrior » 16.10.2018, 17:57

Uksus писал(а):Макс, а чем стреляли?
Урежь осетра.
Взрыв в крюйт-камерe.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9273 (+9585/−312)
Лояльность: 28503 (+29258/−755)
Сообщения: 3782
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 2 месяца
Имя: Макс

#340 Uksus » 16.10.2018, 18:07

Road Warrior писал(а):Взрыв в крюйт-камерe.

А какой конкретно вертолёт?
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 7244 (+7292/−48)
Лояльность: 925 (+925/−0)
Сообщения: 6925
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет
Имя: Сергей

Пред.След.

Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: Nail и 3 гостя