Турецкий марш

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#341 Road Warrior » 16.10.2018, 18:24

Uksus писал(а):А какой конкретно вертолёт?
Да все тот же Ансат-2РЦ, что и на Балтике, и в Севастополе.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9237 (+9549/−312)
Лояльность: 28499 (+29254/−755)
Сообщения: 3773
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#342 Uksus » 16.10.2018, 18:48

Road Warrior писал(а):Да все тот же Ансат-2РЦ, что и на Балтике, и в Севастополе.

Макс, фиг знает. Но боевые корабли даже в те времена лепили не из картона, "Ансат" несёт ракеты калибром 80мм. Всего лишь.

В общем, я бы народ поспрашивал. Может, кто в авиационных неуправляемых ракетах разбирается.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6707 (+6755/−48)
Лояльность: 909 (+909/−0)
Сообщения: 6769
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#343 Ефрейтор » 17.10.2018, 03:44

Uksus писал(а):Но боевые корабли даже в те времена лепили не из картона
Не из картона - из дерева. Бронировать металлом только-только начали и только борта, но никак не палубы. Броннебойность обычной С-8 - 300мм при попадании 40град к нормали, у других модификаций вообще до 450мм. С-8Д вообще идет с объёмно-детонирующей БЧ, эквивалентной 6кг (!) тротила...
Я думаю палубе любого крупного корабля тех годов за глаза хватит.
Мы рождены, чтоб сказки сделать былью!!! ... даже самые страшные ...
Ефрейтор M
Новичок
Аватара
Возраст: 45
Откуда: Брянск
Репутация: 3708 (+4100/−392)
Лояльность: 8917 (+8917/−0)
Сообщения: 1384
Зарегистрирован: 08.08.2011
С нами: 7 лет 3 месяца
Имя: Андрей

#344 Road Warrior » 23.10.2018, 21:04

Мы с соавтором долго спорили по поводу ряда пунктов, и наконец-то пришли к взаимному согласию.

Ребята, для начала пара моментов:

1. "Сидоров" (на самом деле Березин) в Берлине ничего не скажет про конкретные требования, лишь про то, что они будут как монетарные, так и территориальные. Он же скажет и про возможность встречи в Гааге.

2. Саша Иванова бить Ника не будет, это сделает только что прибывшая туда Мeйбел (узнав, что жених слинял в Сан-Стефано, сама туда напросится и как раз успеет туда прибыть) Альтернатива - бить не будет, просто скажет все, что думает про его поведение. Для турка и это будет шоком.
Последний раз редактировалось Road Warrior 23.10.2018, 21:27, всего редактировалось 1 раз.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9237 (+9549/−312)
Лояльность: 28499 (+29254/−755)
Сообщения: 3773
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#345 Uksus » 23.10.2018, 21:11

Насчёт первого не знаю, а вот второе - таки да. Лучше пусть Мeйбел.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6707 (+6755/−48)
Лояльность: 909 (+909/−0)
Сообщения: 6769
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#346 Road Warrior » 23.10.2018, 21:23

30 (18) ноября. Гаага.
Сэр Чарльз Каттлей, специальный посланник Ее Величества.


Сразу после аудиенции у королевы я заскочил к себе, взял свой чемоданчик подготовленный моим камердинером Джоном как раз для таких случаев, сунул документ, подтверждающие мои полномочия, в потайной карман плаща, распределил между карманами деньги и документы. Джон отвез меня на вокзал Лондон-Бридж, откуда я уехал первым же поездом в Дувр. Ехал я вторым классом, чтобы не привлекать внимание, но пассажиров было мало. Впрочем, почти все вышли в Кентербери. Я тоже вышел – в Дувре, похоже, сейчас делать практически нечего. Далее я добрался до Рамсгейта, где зашел в паб недалеко от порта. Номера на втором этаже были пусты, и я снял один из них за смешные деньги. Оставив в нем свой чемодан, я попросил слугу заказать мне отдельный кабинет. Когда ко мне подошел бармен, я поинтересовался, не видал ли он Огастаса Туаймана.

– Могу послать за ним боя. Только как вас представить?

– Скажите, что есть дело по его линии.

Через пятнадцать минут, ко мне подошел старый моряк, смахивающий на пирата из приключенческих книжек. Это было недалеко от действительности – корабли он не грабил, а вот контрабандой очень даже промышлял.

Посмотрев на меня, он без лишних слов спросил:

– От кого?

– От Альфреда Черчилля.

– Понятно, – его хмурое лицо стало чуть приветливее. – Куда?

– В Схевенинген.

– Пять фунтов.

Я чуть не поперхнулся от возмущения. Билет первого класса в Америку стоил около двадцати фунтов.

– А не слишком много?

Туайман бесстрастно покачал головой.

– Времена такие. Русские рыщут, другие боятся. Впрочем, если найдете кого-нибудь другого, подешевле, идите с ним. Только вряд ли он будет держать язык за зубами.

– Хорошо, пять фунтов.

– Но деньги вперед.

Я достал кошелек и протянул ему пятифунтовую бумажку. Он спрятал ее в карман и спросил:

– Когда?

– Как можно скорее. Мне желательно быть там послезавтра утром.

– Это сто двадцать миль. Ветер сейчас как раз юго-западный, семь узлов всяко делать будем, так что если уйдем на рассвете, то будем там вовремя. Это, если ветер не переменится. Да и русских вряд ли встретим – хотя рыбачьи лодки вроде моей они обычно не останавливают. Приходите часа через два – с вашим чемоданом.

– Хорошо.

Я лег подремать на кровать в своем номере. Через полчаса я быстро привел себя в порядок, взял чемодан, сообщил бармену, что уезжаю и что не претендую на возврат денег (впрочем, кто бы мне их вернул?), и отправился в порт. Ночевать пришлось в спартанских условиях на лодке. Проснулся я, когда Англии за кормой практически не было видно, и весь день провел в вынужденном безделье, затем снова завалился спать.

Часов в шесть утра меня разбудил один из людей Туаймана. Меня перевезли на шлюпке в окрестности Схевенингена; на берегу стояла харчевня, в которой меня и накормили, и нашли кучера, который согласился довести меня до Гааги. Часов в девять я уже вселился в небольшой отель, и послал записку Российское посольство с просьбой встретиться с послом - и, если возможно, с “полковником Сидоровым”. Ее я впервые подписал своим новым титулом. Через час, мне прислали ответ:

«Дорогой сэр Чарльз, если вам будет удобно, то мы будем рад вас видеть сегодня в три часа пополудни. Искренне ваш Сергей Ломоносов, посол Российской Империи в Гааге».

Я попросил принести мне свежую газету. Английских, увы, не было, наличествовала лишь местная газета – «'s Gravenhaagse courant» («Гаагский курьер»). Немецкий я знаю неплохо, поэтому решил попробовать почитать ее сам – вроде языки должны быть похожи. Первое, что я увидел – статья с фотографией нашего посла в Константинополе, и еще одна – с напыщенной физиономией Луи-Наполеона. В тексте, впрочем, я не понял ни слова, а когда я спросил портье, тот со смехом сказал:

– Вы же англичанин, сэр Чарльз? Ваш посол в Османской Империи попытался убить посланника самого султана и свалить это на русских. Теперь он сидит в тюрьме и, наверное, будет казнен. А вот эта статья – про то, как русские вернули Наполеона III французам – а тот прыгнул в воду и утонул.

От таких новостей я обалдел. Оказывается, все обстоит намного хуже, чем мне казалось. И я решил немного вздремнуть, велев поднять меня в час. А в три часа я уже был в русском посольстве, где меня ожидали двое – сам Ломоносов и подполковник гвардейского экипажа Березин из Петербурга, в котором я с удивлением узнал моего мимолетного знакомого “Сидорова”.

«Интересно, – подумал я, – похоже, что он, как и мой старый знакомый сэр Теодор Фэллон, с той самой эскадры. Сэр Теодор рассказал мне, что некоторые из советников русского императора – именно оттуда, и у меня сложилось впечатление, что Сидоров, пардон, Березин – один из них. Слишком уж его поведение отличается от знакомых мне русских флотских офицеров.

После ознакомления с моими полномочиями, после тостов за здоровье императора Николая, короля Голландии Виллема III, и даже, к моему удивлению, королевы Александрины Виктории, Ломоносов вдруг вспомнил о неких неотложных делах и оставил нас с подполковником наедине.

– Ну что ж, сэр Чарльз, – сказал мне тот по-русски, – если я не ошибаюсь, вы привезли некие предложения по заключению мира между нашими странами.

– Именно так, господин подполковник, – вымученно улыбнулся я. – Не думаю, что нам необходимо заниматься словесным фехтованием. Скажу вам все, как есть. Война нами не просто проиграна, а проиграна с разгромным счетом. Торговля наша стоит. В Ирландии начались беспорядки – и у нас нет никакой возможности перебросить туда войска. Франция более нам не друг, особенно после того, как именно вы передали французам их бывшего императора, после того, как он исчез из Тауэра. Уверяю вас, к его побегу мы ни сном, ни духом.

Мой собеседник лишь вежливо улыбнулся, а я продолжал:

- Турция, скорее всего, тоже вот-вот заключит сепаратный мир, а теперь еще и эта история с Каннингом...

– Сэр Чарльз, виконт в данный момент находится в заключении и, вероятно, будет повешен – он посмел устроить нападение на личного посланника султана Абдул-Меджида. Есть и еще информация, которая вам еще неизвестна. Британский флот частично потоплен, частично сдался османам, а несколько кораблей ушли из Мраморного моря – судя по всему, к Ионическим островам. Российская и Османская империи уже начали мирные переговоры. Да и ваши бывшие союзники тоже уже послали в Петербург делегацию на самом высоком уровне. Так что советую вам как можно быстрее договариваться – иначе, боюсь, как у нас говорится, «кто не успел, тот опоздал».

Такой поговорки я не знал, но подумал, что она здесь очень даже подходит. А подполковник продолжал:

– Хочу вас сразу предупредить - если Британия будет затягивать с подписанием мирного договора между нашими странами, то последующие условия могут быть еще худшими для вас, да и репарации будут расти и расти. Впрочем, переговоры - это дело не столь далекого будущего. А пока мы должны с вами окончательно определиться - состоятся ли они вообще. И, если да, то где? Для начала же наши требования таковы - Британия немедленно прекращает все боевые действия на суше и на море, и обязуется не предпринимать никаких враждебных действий против Российской империи и ее союзников.

– Именно это мы и хотели предложить. И Ее Величество готово дать слово.

– Знаете, что у нас говорят про британских джентльменов – ну и леди, естественно: «Они хозяева своего слова, хотят, дают, хотят, берут обратно». Так что мы хотели бы узнать, как именно мы можем быть уверены, что вы это слово сдержите.
И второе наше предварительное условие - мы требуем немедленной выдачи предателя, некоего Филонова. Еще до подписания договора.

– С последним, увы, сложно. Господин Филонов исчез и, вполне вероятно, был захвачен местными разбойниками. Мы ищем его, но пока безрезультатно.
– А вы постарайтесь. Очень постарайтесь. А то странно как-то получается - Луи-Наполеон у вас исчезает, Филонов тоже. Интересное совпадение, вам не кажется?
– Хорошо, – уныло ответил я, подумав, что раз уж мы не можем ничего сделать по этому – не самому значимому – пункту, то вряд ли подполковник захочет обсуждать другие.

– Сэр Чарльз, предлагаю вам довести все услышанное здесь вашему правительству. Корабль, на котором вы вчера ночью прибыли, уходит сегодня ночью; мы гарантируем вам, что ни по дороге туда, ни в момент вашего возвращения, на это судно никто не нападет. Более того, мы готовы прислать корабль за вашей делегацией и доставить ее в Петербург – английский корабль через Датские проливы, увы, не пройдет. Предлагаем забрать их в Рамсгейте – там нет береговых батарей, и мы сможем достаточно близко подойти к берегу и прислать за ними шлюпку. Все, что понадобится от вас - телеграмма в посольство в Гааге с принципиальным согласием и датой.

– Хорошо, господин подполковник, я передам все Ее Величеству и министрам.

– Договорились, сэр Чарльз. У вас будет возможность отобедать с нами? Тем временем, мы пошлем в гостиницу за вашими вещами – можете не беспокоиться, они будут в целости и сохранности. А потом мы доставим вас туда, где находится ваш корабль; времени еще достаточно.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9237 (+9549/−312)
Лояльность: 28499 (+29254/−755)
Сообщения: 3773
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#347 Uksus » 24.10.2018, 06:43

Road Warrior писал(а):как раз для таких случаев, сунул документ, подтверждающие

ДокументЫ.

Добавлено спустя 4 минуты 56 секунд:
Road Warrior писал(а):сунул документ, подтверждающие мои полномочия, в потайной карман плаща, распределил между карманами деньги и документы.

...в потайной карман плаща сунул документы, подтверждающие мои полномочия, а остальные, вместе с деньгами, распределил между другими карманами.

Макс, одна проблема: вроде как не принято у них было носить деньги в карманах. И вроде как до сих пор не принято. Во всяком случае у людей уровня данного персонажа. Носили в портмоне. А то, что не помещалось в бумажник, клали в саквояжи.

Добавлено спустя 4 минуты 16 секунд:
Road Warrior писал(а):Я достал кошелек и протянул ему пятифунтовую бумажку.

Портмоне.

Добавлено спустя 1 минуту 40 секунд:
Road Warrior писал(а):и нашли кучера, который согласился довести меня до Гааги.

ДовеЗти.

Добавлено спустя 1 минуту 5 секунд:
Road Warrior писал(а):отель, и послал записку Российское посольство с

Между - В.

Добавлено спустя 56 секунд:
Road Warrior писал(а):то мы будем рад вас видеть сегодня в три часа пополудни.

РадЫ.

Добавлено спустя 1 минуту 53 секунды:
Road Warrior писал(а):Английских, увы, не было, наличествовала лишь местная газета – «'s Gravenhaagse courant» («Гаагский курьер»).

... наличествовала лишь местная «'s Gravenhaagse courant» («Гаагский курьер»)
Хмм?
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6707 (+6755/−48)
Лояльность: 909 (+909/−0)
Сообщения: 6769
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#348 Road Warrior » 24.10.2018, 21:43

11 (23) ноября 1854 года. Сан-Стефано.
Штабс-капитан Домбровский Николай Максимович, журналист.


Забавное зрелище - встречи спасителя и спасенного. То есть, меня и Решид-паши. Он ходит с палочкой и прихрамывает на левую ногу, я - на правую. Мы пока находимся в госпитале в Сан-Стефано. Здесь же идут и переговоры.

Генерал Хрулев, навестив в госпитале Решид-пашу, первым делом поинтересовался здоровьем посланца султана, и сказал, что рад его счастливому спасению. Разговор велся на французском языке, который хорошо знали оба; да и я в нем потихоньку поднаторел, и понимал если не все, то многое.

- Знаете, эфендим, у нас говорят - «Блажены миротворцы». - обратился генерал к Решид-паше. - Я вижу, что Всевышний спас вас потому, что вы ехали ко мне с благой вестью - желанием вашего повелителя начать переговоры о заключении мира между народами. Мне прекрасно известно, что британский посол Каннинг в свое время приложил немало усилий для того, чтобы поссорить нас. Думаю, что его величество султан Абдул-Меджид должным образом оценит все то, что сделал этот недостойный человек. Нам же надо обдумать, как остановить боевые действия, чтобы наши храбрые воины прекратили убивать друг друга.

- Вы правы, господин генерал, - ответил посланец султана, - этот британский шакал помрачил наш разум своими лживыми речами. Надеюсь, что падишах покарает этого обманщика, толкнувшего государство османов на войну с русским императором Николаем.

Но давайте с вами обговорим, что мы можем сделать для того, чтобы война прекратилась. Мой повелитель дал мне все полномочия для того, чтобы подписать с вами соглашение о перемирии, и о начале мирных переговоров. Кстати, господин генерал, вы не знаете, кто с вашей стороны будет вести переговоры о мире?

- Государь назначил главой нашей делегации министра иностранных дел генерал-адъютанта Василия Алексеевича Перовского. Он уже выехал из Петербурга и скоро будет здесь.

- Достойный человек и мудрый политик, - кивнул Решид-паша. - Правда, что он недолюбливает англичан?

- Мне это неизвестно, - ответил генерал Хрулев.

Я усмехнулся про себя, с трудом сохранив невозмутимость на физиономии. Степан Александрович кривил душой. Несколько лет назад, генерал служил под началом Перовского в отдельном Оренбургском корпусе и командовал артиллерией во время похода корпуса против кокандцев. Там, в Средней Азии, Хрулев наглядно познакомился с коварной политикой британцев, натравливавших разбойничьи шайки потомков Тимура на азиатские рубежи Российской империи.

- Одна небольшая просьба, ваше превосходительство, - сказал вдруг Решид-паша. - Я, увы, вряд ли смогу в ближайшее время передвигаться хоть верхом, хоть даже пешком, а в вашего человека, если даже он и прибудет к воротам Константинополя, теперь будут стрелять. Нет ли у вас какого-нибудь высокопоставленного пленного османского офицера, которого вы могли бы послать с сообщением от меня?

Хрулев задумался.

- Полковник Али-бей вам подойдет?

- Конечно. Только вот еще просьба. Нельзя ли было бы мне поговорить с кем-нибудь из захваченных вами поляков, причем в присутствии Али-бея? Тогда он сможет засвидетельствовать, что поляки попали сюда именно по приказу Замойского.

- Я вам пришлю оставшегося в живых поляка. Тот лично слышал, как Каннинг отдал приказ Замойскому убить вас. Он будет у вас через двадцать минут, вместе с Али-беем.

- Благодарю вас, ваше превосходительство.

Степан Александрович сделал мне знак, и мы вышли из палаты, после чего тот посмотрел на меня и сказал с улыбкой:

- Вы все геройствуете, молодой человек?

Потом, сделавшись серьезным, добавил.

- Кстати, я хотел обсудить с вами и другой момент.

Я с удивлением посмотрел на него, а Степан Александрович продолжил.

- Благодарю вас, штабс-капитан за то, что вы спасли посланца султана. Если бы он был бы убит, а лица его сопровождавшие сообщили султану о том, что это сделали русские, то мы вряд ли смогли бы сейчас вести переговоры с турками о мире. Так что я хочу вас поздравить - за ваш подвиг вы будете достойно награждены.

А пока поправляйтесь. Тут ко мне обратилась одна особа, которая попросила отправить вас на излечение подальше от мест, где стреляют. Знаете, я склонен выполнить ее просьбу. А то она так и не успеет стать вашей супругой.

- Но, ваше превосходительство... позвольте мне хоть присутствовать при переговорах... Я же не только офицер, я еще и журналист. И винтовку свою я уже отдал на хранение... Да и не пострадал я вовсе - разве что рана чуть загноилась, но ее промыли и вновь зашили, так что бояться мне нечего. И голова совсем больше не болит.

- Ладно, господин штабс-капитан, я разрешу вам остаться до конца переговоров. Но с условием, что вы больше не будете огорчать мисс Катберт.

- Ваше превосходительство, благодарю вас! Но позвольте задать вам еще один вопрос уже в качестве репортера?

Хрулев с удивлением посмотрел на меня, но кивнул.

- Ваше превосходительство, а вы не боитесь, что поляк расскажет совсем другое, чем то, что действительно произошло? Либо Али-бей донесет неправильную информацию?

- Нет, не боюсь. При разговоре будут присутствовать конвоиры, и двое из них знают французский, а еще двое - турецкий. Решид-паша не знает польского, а поляк - английского. Кроме того, это совсем не в интересах османов; им необходимо поскорее остановить бойню и спасти то, что еще можно спасти. А поляк надеется, что его хотя бы не повесят. И не передадут в руки турок. А пока... Поправляйтесь, господин штабс-капитан!

И, пожав мне руку, Хрулев покинул госпиталь.

Мне так и не удалось поговорить с Решид-пашой после визита Али-бея - турецкого посла сразу после этого разместили в двухэтажном домике - летней резиденции одного турецкого вельможи. Хозяин жилища, спасаясь от ужасов войны, спешно выехал из Константинополя в Анатолию. Я же перебрался в помещение поскромнее - местную гостиницу, где разместились ходячие раненые.

Иногда, направляясь на перевязку, я встречал Решид-пашу, которого несли на паланкине, словно римского вельможу, два дюжих носильщика. Посланцу султана загипсовали сломанную ногу, и он мог потихоньку передвигаться, опираясь на палочку. Но от своей резиденции до госпиталя ему было довольно далеко шагать, и потому этот путь он совершал, сидя в кресле паланкина, вытянув вперед загипсованную ногу. Впрочем, догадаться о том, что она в гипсе, с первого взгляда было сложно - Решид-паша надевал широкие турецкие шальвары, из-под которых гипса на ноге не было видно.

При встрече мы вежливо раскланивались, справлялись о здоровье друг друга. Решид-паша передавал привет и моей будущей супруге, произнося в ее адрес цветастые восточные комплименты. Я благодарил, и машинально потирал щеку - ручка моей любимой была весьма тяжелой.

Как оказалось, узнав о моем переводе в Сан-Стефано, она потребовала, чтобы и ее послали в тот же госпиталь; Саше Николаеву ничего не оставалось, как подчиниться (потом он мне по секрету сказал, что Пушкин был прав, когда сказал, “черт ли сладит с бабой гневной?”, вот только он не знает, кого стоит бояться больше - его Дашу или мою Аллу...) И, сразу после приезда, она увидела, как я приехал после боя - и не смогла удержаться. Впрочем, она оказалась, слава Господу, отходчивой, и больше не требовала моей немедленной эвакуации; наверное, сыграло роль и то, что она чувствовала себя виноватой после пощечины...

Переговоры о перемирии шли споро. Самым сложным местом стала проблема иностранных войск, до сих пор пребывающих на территории Османской империи. С французами было все ясно - новый император прислал приказ, согласно которому все корабли под трехцветным флагом и армейские части должны прекратить боевые действия против русской армии и флота, дождаться прихода транспортов, и на них отправиться в Марсель и Тулон. Эскортировать их, во избежание провокаций со стороны британцев, будут военные корабли Средиземноморской эскадры Франции.

А вот что делать с англичанами? Через два дня, из Константинополя пришли вести об обстреле города, и о том, что флот частично был уничтожен нашим «Ансатом», а частично сдался. Но вот наземные войска не спешили покидать турецкие территории. Воевать они с нами не воевали, но гадостей при случае могли нам наделать немало. Мы потребовали, чтобы турки их интернировали. Но Решид-паша лишь цокал языком и разводил руками.

- Господин генерал, - говорил он, - англичане не желают интернироваться и разоружаться. А если мы начнем это делать силой, то мы фактически объявим войну Британии. Так нужно ли нам, прекращая одну войну, начинать новую?

- Вы предлагаете, чтобы это сделали русские войска? - вежливо интересовался Хрулев. - Ведь боевые действия на территории Османской империи приведут к разрушениям и человеческим жертвам. А потом, обстрел столицы и уничтожение остатков турецкого флота - разве это не война?

Решид-паша тяжело вздохнул. Армия султана не желала больше воевать, и выхода из создавшейся ситуации он не видел. Как это принято у турецких дипломатов, он откладывал решение «британского вопроса» на потом.

Хрулев соглашался, и обе стороны переходили к вопросам, которые не вызывали столь же жарких споров. Генерал знал, что англичане уже закинули удочку насчет возможных переговоров, и, вполне вероятно, из Лондона со временем придет приказ британским войскам, которые еще оставались на территории Османской империи, отправляться домой.

А здесь, в Сан-Стефано, войны давно уже не было. Турки беспрепятственно перемещались по окрестностям городка. Сувари* (*турецкие кавалеристы) дружески общались с казаками, угощали донцов и кубанцев душистым самсуном* (*табаком), и тайком от своего начальства хлебали из фляг водку. Все ждали приезда генерал-адъютанта Перовского, после чего должны были начаться полноценные переговоры о заключении мира…
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9237 (+9549/−312)
Лояльность: 28499 (+29254/−755)
Сообщения: 3773
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#349 Uksus » 25.10.2018, 06:30

Road Warrior писал(а):- Знаете, эфендим, у нас говорят - «Блажены миротворцы».

БлажеННы.

Добавлено спустя 5 минут 21 секунду:
Road Warrior писал(а):Но с условием, что вы больше не будете огорчать мисс Катберт.

Хрулёв должен использовать новое имя, данное после крещения.

Добавлено спустя 5 минут 49 секунд:
Road Warrior писал(а):Иногда, направляясь на перевязку, я встречал Решид-пашу, которого несли на паланкине, словно римского вельможу, два дюжих носильщика. Посланцу султана загипсовали сломанную ногу, и он мог потихоньку передвигаться, опираясь на палочку. Но от своей резиденции до госпиталя ему было довольно далеко шагать, и потому этот путь он совершал, сидя в кресле паланкина, вытянув вперед загипсованную ногу. Впрочем, догадаться о том, что она в гипсе, с первого взгляда было сложно - Решид-паша надевал широкие турецкие шальвары, из-под которых гипса на ноге не было видно.

Гипс, гипс, гипс...
Коряво. Надо переделать. Весь абзац.

Добавлено спустя 3 минуты 12 секунд:
Road Warrior писал(а):и обе стороны переходили к вопросам, которые не вызывали столь же жарких споров.

На фиг.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6707 (+6755/−48)
Лояльность: 909 (+909/−0)
Сообщения: 6769
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#350 Frog » 03.11.2018, 12:41

. Он перекрестился по-католически, слева направо, потом, опомнившись, пробормотал что-то типа «бисмилляху рахмани рахим».
«Бисмиллахи Рахмани Рахим» (во имя Аллаха, Всемилостивейшего и Милосердного)- фраза, с которой мусульманин начинает любое дело. И которая к данной ситуации абсолютно неприменима. Это испрошение благословения. В данном случае будет уместна фраза «Астагфируллах» (прибегаю к защите Аллаха) или «Аузубиллах» (Аллах прости мне {мои грехи}).
(я, понятно, не стал говорить о том, что служил срочную во флоте),
большего оскорбления (и большей ошибки) для моряка трудно придумать. Служат НА флоте, а не ВО флоте. Посмотрите номер Г. Харламова из камеди клад и вы все поймёте. Он там предельно точно все изобразил.
И захлебнется кровью тот, кто усомнится в нашем миролюбии. Ибо милосердие наше беспощадно...
Frog M
Новичок
Возраст: 39
Откуда: Ленинград-Севастополь-Москва
Репутация: 7 (+8/−1)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 9
Зарегистрирован: 01.02.2018
С нами: 9 месяцев 13 дней
Имя: Ярослав

#351 Frog » 04.11.2018, 01:12

Но я выполнил его приказание и предоставил моим «пассажирам» – так окрестили лейтенанта и пятерых мичманов наши записные остряки в кают-компании – полную свободу действий.
Я так понимаю, речь о «парусниках» идёт? Откуда у них столько мичманов?
И захлебнется кровью тот, кто усомнится в нашем миролюбии. Ибо милосердие наше беспощадно...
Frog M
Новичок
Возраст: 39
Откуда: Ленинград-Севастополь-Москва
Репутация: 7 (+8/−1)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 9
Зарегистрирован: 01.02.2018
С нами: 9 месяцев 13 дней
Имя: Ярослав

#352 Uksus » 04.11.2018, 06:44

Frog писал(а):большего оскорбления (и большей ошибки) для моряка трудно придумать. Служат НА флоте, а не ВО флоте.

Делая замечания по содержимому какого-либо поста, если это не крайний пост выкладки, указывайте, пожалуйста, его номер.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6707 (+6755/−48)
Лояльность: 909 (+909/−0)
Сообщения: 6769
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#353 Road Warrior » Вчера, 21:42

Frog писал(а):Я так понимаю, речь о «парусниках» идёт? Откуда у них столько мичманов?
Их произвели в мичманы или хотя бы кондукторы в первом томе, чтобы вывести их из статуса нижних чинов - в тогдашнем русском флоте это было важно.

Добавлено спустя 3 минуты 44 секунды:
Ребята, я посмотрел - придется чуть "размягчить" хронологию, т. е. некоторые моменты произойдут чуть позже. Сделаю в сборке.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9237 (+9549/−312)
Лояльность: 28499 (+29254/−755)
Сообщения: 3773
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

#354 Road Warrior » Вчера, 22:27

9 (21) ноября 1854 года. Люлебургаз, он же Аркадиополь.
Подпоручик медицинской службы Гвардейского экипажа Юрий Юрьевич Черников.


- Ну что, Даша, не жалеешь, что ты здесь? - спросил я у Даши Даваевой, невесты моего приятеля Саши Николаева. Саша сейчас руководит новосозданным госпиталем в Газы, а меня послали в Люлебургаз, где тишь, гладь и Божья благодать. И я не смог устоять перед Дашиными уговорами и взял ее с собой в тайне от Саши - еще бы, он был очень недоволен, когда увидел Дашу в Варне, потребовав ее немедленного возвращения в Крым или хотя бы в Одессу. Впрочем, и Ник Домбровский точно так же добивался перевода своей Мейбел подальше от фронта, равно как, впрочем, и Мейбел хотела, чтобы и Ника отослали в тыл после ранения.

Мы пришли в город позавчера днем; войск султана здесь уже не было, да и многие мирные турки отбыли кто в Константинополь, кто в Адрианополь или даже Селаник, как они называли Салоники. Болгары и греки, коих здесь тоже было немало, оставались на своих местах, но, в отличие от городов, где их было в процентном отношении побольше, остерегались устраивать турецкие погромы. А к вечеру, увидев, что мы никого не обижаем, потихоньку стали выползли и оставшиеся турки. Работы было мало, и наша команда врачей, состоявшая из меня, пары курсантов с эскадры, и троих хирургов из Петербурга и Москвы, сразу занялась местным населением, которое очень быстро прониклось к нам уважением и искренней приязнью. В этом были и свои минусы - кормили нас местные на убой и обижались, если мы ели мало, причем турки, болгары и греки чуть ли не дрались за право нас угостить.

Но всему хорошему, как известно, приходит конец. И сегодня с утра, небольшому сводному отряду дали команду двигаться на Чорлу и Силиврию, чтобы перерезать дорогу вдоль Мраморного моря; основная же масса войск направилась через Тюрбедере* (*сегодняшний Черкезкёй) и далее в направлении Константинополя. Нас же с Дашей и двумя другими санитарами послали именно в Силиврию.

В Чорлу (по-гречески Сиралло) мы добрались за сутки. Как и Люлебургаз до него, Чорлу никто не оборонял. Оставив там небольшой гарнизон, мы двинулись дальше и прибыли в Силиврию вчера вечером. Городок был окружен полуразвалившейся стеной и располагался на холмике посреди равнины, окаймленной с севера низенькими холмами, которые никак не препятствовали холодным ветрам, дувшим с Черного моря. Юго-западнее центра располагался небольшой порт, а еще чуть западнее - то ли довольно-таки полноводная река, то ли морская губа с заболоченными берегами, чьего названия я так и не узнал. Через нее вел элегантный арочный мост, некогда построенный самим Синаном (*Синан - один из самых известных османских архитекторов и инженеров. Полное имя Абдульменнан оглу Синанеддин Юсуф) Другой дороги с запада практически не было, но мост никто не охранял, и мы переехали его, даже не снижая темпа.

И если я любовался красотой шедевра величайшего османского архитектора, то Серега Волынец, командир сводного отряда охотников, мрачно заметил:

- Что-то не нравится мне все это. По всем законам жанра, именно здесь они должны были попытаться нас остановить. А вот почему-то нет здесь никого, как в том анекдоте.

- Ну и хорошо, - возразил я.

- Да нет, - невесело усмехнулся тот и процитировал известный фильм: - «Кажется, что мы на пороге грандиозного шухера». Оружие-то у тебя есть?

- Есть. И стрелять умею - отец мой был снайпером в Первую Чеченскую.

Я не стал ему говорить, что хоть папа и пытался меня научить, но у него мало что получилось - может быть потому, что он мой приемный отец, и генетическая его память мне не передалась. Узнал я об этом поздно; я долго недоумевал, почему мои родители, братья и сестры - светлые и голубоглазые, а я - темноволосый и кареглазый, да еще и с немного азиатскими чертами лица. Оказалось, что я - сын его лучшего друга, погибшего вместе с моей мамой, когда я был маленьким, а папа - ну не могу я отца именовать по другому - был моим крестным; он воспитывал меня всю жизнь, как своего, и на мой вопрос, почему, он сказал мне:

- А крестное родство не менее сильное, нежели кровное. Ты наш сын, и точка. Но и настоящих своих родителей тоже не забывай, и молись за упокой их душ. Мы с мамой это делаем каждый день.

Все так, но стрелять я научился, а вот попадать в цель - не то что бы очень, в отличие от братьев и сестер, оставшихся там, в 2015 году. Явно подкачала генетика. Но ствол от приклада я как-нибудь еще отличу. А вот попасть в супостата - пардоньте, лучше я его потом сошью, это у меня выходит гораздо лучше. Желательно, конечно, когда он будет у нас в плену...

Оказалось, что в самом городе, изрядно обветшалом, жили практически одни греки, армяне и евреи, а турецкие дома располагались между центром и портом; там же располагались и пара дворцов, и мечеть. Ни в городе, ни в порту никаких войск не было. Я со смехом сказал Сереге:

- Ну и где твои турки?

- Нету их. А город для них стратегический. Что-то здесь явно не так.

После ужина, предоставленного - понятно, за деньги - греками и армянами, и молебна, проведенного приданным нам неким отцом Дамианом (в нем участвовали все, кроме лютеран-шведов), мы расположились на ночь в заброшенных турецких домах между центром и портом; ночью, к счастью, ничего не произошло, а вот с утра небольшой дозор, оставленный у моста, сообщил по радио про турецкий отряд, подходивший с запада с направления Родосто. Одновременно, другой отряд появился на северо-востоке, с направления Чаталджи; потом оказалось, что к Силиврии они отступили после подхода наших войск.

Медбратьев я послал к казакам - одного к кубанцам, другого к задунайцам. Даше же я строго-настрого приказал отправиться за стены города, а сам остался при сводном отряде, состоявшем из двух взводов «охотников», полуэскадрона казаков, и двух пулеметных расчетов, каждого с первым номером с эскадры и вторым из казаков. Отойти в город, как предложил Сергей, я отказался - все-таки я не только хирург, но еще и раны перевязывать умею, если что.

Ружье я брать не стал, прихватив лишь пистолет - для ближнего боя сгодится, а на дальние дистанции я и из ружья попаду только при большом везении. Эх, сюда бы Ника Домбровского - байки про его необычайную меткость ходят по армии еще с времен Севастополя. Когда я у него спросил, так ли это, он лишь смущенно улыбнулся и сказал:

- Да везет мне, знаешь... Что-то такое находит, что пули почему-то иногда ложатся в цель.

Но, увы, Ник далеко, а ни единого настоящего снайпера у нас нет, хотя аландские охотники тоже неплохо стреляют. Ну что ж, посмотрим, что будет, подумал я и проверил, не забыл ли я ничего - впрочем, полевая аптечка и небольшой набор хирургических инструментов у меня всегда при себе.

Бой начался обыденно. Наши ребята держали оборону, и турки - как те, кто попытался перейти через мост Синана, так и те, кто хотел преодолеть преграду вплавь - уже в виде неподвижных тел десятками выстлали тот берег. Пулеметчики неплохо знали свое дело, а пара минометов бойко посылали свои смертоносные гостинцы нашим турецким «друзьям». Кстати, население городка хоть и не участвовало в обороне, но из города к нам пришли женщины - гречанки, армянки и даже еврейки - с котлами горячего варева, с корзинами фруктов и крынками молока, на этот раз не просто совершенно бесплатно, а еще и гневно отказываясь от предложенных денег. В порту же кто-то из местных успел натянуть цепь, закрывающую вход в гавань. Через какое-то время к городу подошли два турецких парохода, но мина, взорвавшаяся на палубе одного из них, хоть и не причинила особого вреда, но заставила их отойти подальше от берега и впредь держаться на почтительном расстоянии.

- Как говорил Мальчиш Кибальчиш: «Главное - день простоять, ночь продержаться» - но до ночи держаться все равно не придется, - усмехнулся Серега в ответ на мой вопрос о наших дальнейших планах. - Мы сообщили по радио про наших незваных гостей, и часа через три-четыре должна подойти подмога.

И тут произошло, как мне показалось, непоправимое. Часть турок, подходивших с северо-востока, пошла западнее, параллельно городским стенам. Задунайские казаки неожиданно, развернувшись лавой, галопом помчалась на своих бывших «братьев по оружию». Они смогли остановить их, и даже кое-где опрокинуть. Но своим лихим маневром они обнажили свой фланг и подставили его под удар турецкой кавалерии. Превосходящими силами турки остановили задунайцев. Сабельная рубка превратилась в резню. Серега, оценив ситуацию, лично повел половину своего отряда на помощь казакам. Я рыпнулся было пойти с ними, но он грозно рявкнул на меня:

- Подпоручик, вы остаетесь здесь. Это приказ.

Сразу же после этого последовала еще одна попытка прорваться через мост. Единственный оставшийся с нами пулемет и стрелки смогли ее остановить, но надолго ли, подумал я?

А чуть севернее, где берега были не столь топкими, турки подтащили к речушке пару орудий, и второй пулемет, срочно передислоцированный на север, был обстрелян ядрами и картечью. Видимо турецкие топчи (*артиллеристы) сумели накрыть пулеметный расчет - во всяком случае, он замолчал. Наши минометы, в свою очередь, подавили турецкие орудия, но, пользуясь тем, что у нас больше не было пулемета, турки начали потихоньку продвигаться в нашу сторону.

А вот у меня на участке не было ни раненых, ни убитых, и я пожалел, что не пошел с Серегой, и даже подумывал отправится туда, но я человек военный, и приказ есть приказ...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9237 (+9549/−312)
Лояльность: 28499 (+29254/−755)
Сообщения: 3773
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Макс

Пред.

Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 5 гостей