Вежливые люди на тропе войны: Бои местного значения.

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#81 atakan » 21.03.2018, 09:00

12 июня 1755 год
До 1790 года цикл "Десант попаданцев" ещё так далеко. :-(
atakan M
Новичок
Возраст: 47
Откуда: Россия
Репутация: 748 (+804/−56)
Лояльность: 2229 (+2295/−66)
Сообщения: 420
Зарегистрирован: 30.03.2016
С нами: 2 года 6 месяцев
Имя: Андрей

#82 Звёзды Светят » 21.03.2018, 13:34

Road Warrior писал(а):отдалились от точки перехода

А это ещё и точка развилки!

Какое там попадалово - одноразовое или с нахождением и использованием постоянной хронодырки?!....

Добавлено спустя 29 секунд:
atakan писал(а):о 1790 года цикл "Десант попаданцев" ещё так далеко.

Не только во времени. но и в пространстве...
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.
Звёзды Светят M
Новичок
Аватара
Возраст: 55
Откуда: Арктика, Мурманск.
Репутация: 231 (+430/−199)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 435
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Олег

#83 Наташка » 21.03.2018, 18:31

Road Warrior писал(а):была первой знахаркой и травницей
Если б она еще запятые расставляла... После "травницей".
Road Warrior писал(а):по английски
дефис
Road Warrior писал(а):Я – не в счет
лишнее тире
Road Warrior писал(а):головорезов английских, и пришел
пришел с лишней запятой
Road Warrior писал(а):они идут по его следу, и скоро будут здесь
даже с двумя.
Road Warrior писал(а):солдаты пошушукались, и отправились
вооружившись лишней запятой на манер сюрикена
Road Warrior писал(а):А может быть они
а, может быть,...
Road Warrior писал(а):Хотя, вон моряки
Неа.
Road Warrior писал(а):говорить, или «шкентели»
Нет.
Road Warrior писал(а):Так вот, выпьем мы с Хасом, и я расспрошу его про то, кто они и откуда
обойдемся без этого :-):
Road Warrior писал(а):индейцы им союзные
запятая после "индейцы" и "союзные"
Road Warrior писал(а):ысокие перебраться, и выйти к океану Великом
"...Сомнение в удаче для ее поколения равнялось почти предательству."
Наташка F
Модератор
Возраст: 19
Откуда: Симферополь
Репутация: 150 (+158/−8)
Лояльность: 30 (+31/−1)
Сообщения: 149
Зарегистрирован: 30.01.2018
С нами: 8 месяцев 21 день
Имя: Наталья

#84 Звёзды Светят » 22.03.2018, 18:00

А между прочим, у индейцев Северной Америки был тогда единый межплеменной язык жестов...

С помощью которого они неплохо общались!
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.
Звёзды Светят M
Новичок
Аватара
Возраст: 55
Откуда: Арктика, Мурманск.
Репутация: 231 (+430/−199)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 435
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Олег

#85 Road Warrior » 22.03.2018, 18:45

12 июня 1755 года. Долина реки Джуниатты.
Томас Форрестер Вильсон, непонятно кто.


– Так. Грант, давай за ним, ты быстро бегаешь. Вильсон, ты же говорил, что хорошо идешь по следу, тоже пойдешь за ним, на случай, если Грант его упустит. Мы с Адамсом – к Брэддоку, на случай, если он побежал туда. Вильсон, а ты что стоишь?

– Вряд ли он доберется до Брэддока – он побежал совсем в другую сторону. Да и фора у него была. Торопиться некуда.

– Ты мне не умничай! – И Хейз с Адамсом побежали вниз по противоположному склону горы. Топот Гранта слышался уже вдалеке. Спешить было и правда некуда – в том направлении, в котором убежал Оделл, изгиб Джуниатты, более ничего.

Я чуть замешкался, взял свое ружье, вещмешки – Оделла и свой – и пошел по следу. Оделл, мне стало сразу понятно, к Скрэнтону уже не вернется. Да и мне, если честно, тоже особо не хотелось – было мучительно стыдно, что я не ушел еще из первой деревни. А Честеру, помнится, начало нравиться; я заметил тогда, что он украдкой поднял подол индианки и вырезал ее гениталии, потом проделал то же с молодой девочкой, а когда я до него добежал, он уже занялся третьей.* (*такого рода надругательство над трупами происходило не раз, самое знаменитое – в местности Сэнд Крик в территории Колорадо в 1864 году, когда мужчин из племени шайенн местные власти отпустили на охоту за бизонами, после чего армия под командованием полковника Чайвингтона перебила тех, кто остался, и надругалась подобным образом над всеми трупами, даже младенцев).

Я дал Честеру в рожу; он нажаловался Скрэнтону, и тот мне сказал, что индейцы – нелюди, и что его люди что хотят с ними, то и делают. И что не будь я столь необходимым ему хирургом, он бы выгнал меня в... определенном направлении. Именно поэтому он сейчас оставил меня с Оделлом, а Честера забрал с собой на разведку.

В мешке Оделла был его набор хирургических инструментов, а также книги по медицине и "записки натуралиста". Мои же инструменты и книги забрали все те же «конкуренты»; вряд ли они им понадобятся, но выручить за них можно было много.

Все, что у меня оставалось, это две флорентинские тетради, из тех, которые родители подарили мне в самом начале моего обучения в колледже Вильяма и Мэри; в первой были мои записи о местной природе и индейцах, с небольшими составленными мною грамматическими очерками и словариками языков ленапе, сасквеханноков, и онеид, а во второй - кое-какие записи о медицинских свойствах разнообразных растений. Там же были зарисовки Дженни, сделанные мною во время второй встречи; в основном они были, пардон, анатомическими, сделанными с сугубо научными целями, но там были и два ее изображения в полный рост - в одетом и обнаженном виде.

Когда после памятного разговора с Джимом я брел с родительской плантанции в направлении Монокаси, я вдруг услышал:

- Томми! Как я рада тебя видеть!

Это была Дженни, и, к моему вящему удивлению, она не только не одарила меня презрением, как один из моих соучеников, которого я встретил за полчаса до того, а бросилась ко мне на шею, обняла и поцеловала. Затем она схватила меня за руку и утащила в рощицу. Я сразу спросил, не замужем ли она, и красавица со смущенной улыбкой (оказывается, она может смущаться!) ответила:

- Знаешь, милый, после того случая, ко мне никто не сватался, кого моя родня сочла бы достойным женихом.

- Прости меня!

- Это ты меня прости. Я сама все тогда устроила. Кто ж знал, что все так получится... А насчет этих... знаешь, я тут ни за кого замуж не хочу.

Я тогда шутливо спросил, «а за меня?», на что она ответила вполне серьезным тоном:

- За тебя, милый, пошла бы хоть сейчас.

- Но зачем я тебе, без денег, без каких-либо перспектив в жизни?

- Люб ты мне, и мне все равно, есть у тебя деньги или нет. Приходи, когда будешь готов.

А потом Дженни предложила мне продолжить “обследование”, начатое тогда в колледже. Нет, невинность я с ней не потерял - впрочем, у меня уже были, скажем так, пара “нежных объятий” с прекрасными индианками - но именно тогда и возникли все те зарисовки. А после того, как закончилась научная их часть, я решил ее нарисовать одетой - и потом, по ее настоянию, нарисовал ее обнаженной в полный рост. Оригиналы я вырвал из тетради и отдал ей, а сделанные тут же копии оставил в тетради.

Вздохнув, я отвлекся от сладких воспоминаний и углубился в лес. Я, конечно, не индеец, но след вижу хорошо, тем более городского человека, бегущего по лесу. Да и Грант, преследовавший Оделла практически по горячим следам, оставил след ничуть не менее заметный. Ага, бежал Оделл вот до этой поляны. А дальше куда? С другой стороны опушки виден след Гранта – одного. Ну, это меня интересует мало. А вот что это вон там, слева? Понятно, здесь Джонни спрятался и пропустил Гранта мимо. А что дальше? Малинник. И вон там явственно видны следы пребывания медведя. Но в ту сторону следы не идут - и правильно, медведи редко нападают на людей, но приближаться к ним все равно не стоит. А вот в этом направлении что-то угадывается. Пойдем-ка для интересу. Куда это он направлялся? Как говорится, «иди на запад, молодой человек»?* (*на самом деле, эта фраза впервые появилась почти через сто лет). Там, в Аппалачах, он точно не выживет, у него не то что ружья, а даже ножа с собой нет. Вот разве что выйдет на каких-нибудь индейцев, но после художеств Скрэнтона и это может кончиться весьма плачевно. Итак, поторопимся...

Надо было мне не забывать одну из любимых пословиц моей бабушки, «haste makes waste»* (*можно перевести примерно так: торопливость все портит). Кроме следа Оделла, я перестал обращать внимание на то, что было вокруг меня. Поэтому я несколько удивился, когда неожиданно ощутил, что земля ушла у меня из-под ног и я начал стремительно падать лицом вниз. Практически на лету мои руки подхватили и растянули в стороны, а кто-то уселся на меня сверху, запрокинув мою голову за волосы назад и зажав мне рот, и со странным акцентом прошептал мне в ухо:

– Представьтесь, мистер, будьте так добры...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9181 (+9493/−312)
Лояльность: 28487 (+29242/−755)
Сообщения: 3755
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет
Имя: Макс

#86 Road Warrior » 22.03.2018, 18:48

Звёзды Светят писал(а):А между прочим, у индейцев Северной Америки был тогда единый межплеменной язык жестов...

С помощью которого они неплохо общались!

Был. Но в прериях, далеко-далеко на запад от Миссисипи...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9181 (+9493/−312)
Лояльность: 28487 (+29242/−755)
Сообщения: 3755
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет
Имя: Макс

#87 Road Warrior » 23.03.2018, 16:59

12 июня 1755 года. Леса где-то между Сасквеханной и Джуниаттой.
Джонатан Оделл, хирург.


Положение мое было отчаянным. У меня не было ни ружья, ни даже ножа - его вместе с футляром снял с меня Хэйз перед тем, как распутать меня, и сунул в мой мешок, а вокруг бродили лишь злые медведи, люди Скрэнтона, и индейцы, которые, после того, что учинил с ними Скрэнтон, вряд ли будут ко мне добрее тех самых медведей. Я вознес молитву к Господу нашему Сладчайшему Иисусу, и даже не заметил, как начал произносить ее вслух; а затем и запел сто сорок девятый Псалом в божественной обработке Исаака Уоттса:

“Пойте Господу песнь новую; хвала Ему в собрании святых.
Да веселится Израиль о Создателе своем; сыны Сиона да радуются о Царе своем.
да хвалят имя Его с ликами, на тимпане и гуслях да поют Ему,
ибо благоволит Господь к народу Своему, прославляет смиренных спасением.
Да торжествуют святые во славе, да радуются на ложах своих.”

И тут вдруг я почувствовал сильный удар по ребрам; как хирург, я подумал, что хорошо еще, что они вроде не треснули. Я упал и повернул, как мог, голову. Надо мной возвышался звероподобный Ахиллес Грант. Последовал еще один удар ногой; на этот раз, восьмое ребро сильно заныло, а мой мучитель прошипел:

- Заткнись, сволочь! Ты что, хочешь, чтобы сюда сбежались индейцы?

Другой голос (как мне показалось, Мартина Филлмора) ответил Гранту:

- Ахиллес, не надо! Вспомни, что сказал босс - с его головы не должен упасть ни один волос!

- Волос и не упадет. А так пусть запомнит, как нужно себя вести. А про Брэддока не беспокойся - Хэйз и Адамс побежали в лагерь, расскажут ему, как все было. - И Грант (больше было некому) изо всей силы дал мне еще раз по ребрам.

- Хватит, Ахиллес, - проворчал еще кто-то; наверное, Генри Бичер - тот обычно молчал, и его голос я слышал хорошо если два или три раза. - Хватайте эту свинью за руки, и пошли отсюда поскорее.

И вдруг я услышал всхлип от Гранта. Я обернулся. Двое в странной лохматой одежде опускали на землю тела Бичера и Филлмора - почему-то я сразу подумал, что они либо мертвы, либо уже не жильцы - а третий сидел на моем мучителе; руки его были стянуты за спиной, а во рту красовалось нечто бежевое. Не успел я поблагодарить Господа за неожиданное спасение, как увидел рядом с первыми двумя мертвенно-бледного Вильсона, тоже со стянутыми руками.

- Это и есть ваш Оделл? - спросил у него один из зеленых. Акцент его мне показался странным - говорил явно иностранец, но произношение его было ближе всего не к английскому жителей метрополии, а к акценту колонии Новой Кесарии, известной обыкновенно как Нью-Джерси. Вильсон, чей рот точно так же был чем-то забит, лишь кивнул головой.

- Господин Оделл, мы ваши друзья, - сказал мне тот же человек, подавая мне руку. - Как ваше самочувствие?

- Мне кажется, что одно из ребер треснуло, а так, в общем, нормально, с учетом ситуации, - вымученно улыбнулся я. - А вы кто?

- Господин Вильсон рассказал нам, что вы бежали из протеста против того, что Скрэнтон с его людьми пошли громить индейскую деревню. Да и сам Скрэнтон подтвердил, что приказал вас связать и оставил под охраной. Поэтому к вам претензий никаких. Наш медик осмотрит потом ваши ребра, а пока пройдемте с нами.

- А что с Томом Вильсоном? - спросил я. - Он тоже не принимал никакого участия в убийствах индейцев. Да и человек он очень хороший.

Вильсон благодарно посмотрел на меня, но во взгляде его я заметил некий фатализм; похоже, он решил, что отмучился, и что жизнь его подходит к концу. Но незнакомец ответил:

- Посмотрим. Индейцы требуют, чтобы мы отдали им всех, кто был в группе Скрэнтона. Но решать будет наш командир.

- Благодарю тя, Христе Боже, - возрадовался я. - Индейцы, как я читал у французских философов - люди благородные, и, когда разберутся, то ничего Тому не сделают.

Взгляд же Вильсона потускнел, только мне там еще почудилось нечто саркастическое. Да, подумал я, похоже, маловер он - не верит ни в благородных дикарей, ни в промысел Господень. Ну что ж, придется мне помолиться за него, и, тем более, поговорить с этим их командиром.

Тем временем, двое других сноровисто обыскали Гранта и оба трупа, сняли с них ружья, ножи, и все, что они несли, и связав попарно, навьючили все мешки на Гранта и Вильсона, хотя на последнем уже было два мешка, в одном из которых я узнал свой. И мы, под конвоем этих странных зеленых, пошли по лесу в каком-то известном лишь им направлении.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9181 (+9493/−312)
Лояльность: 28487 (+29242/−755)
Сообщения: 3755
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет
Имя: Макс

#88 Uksus » 23.03.2018, 17:16

Road Warrior писал(а):а третий сидел на моем мучителе; руки его были стянуты за спиной, а во рту красовалось нечто бежевое.

...мучителе, руки которого были стянуты за спиной, а во рту...
А то получается, что руки стянули третьему.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6419 (+6466/−47)
Лояльность: 899 (+899/−0)
Сообщения: 6675
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#89 Звёзды Светят » 23.03.2018, 19:50

во рту

Так говорили в позапрошлом веке.

В наше время говорится - в роте.

А как-то недавно слышал произношение - в роте...
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.
Звёзды Светят M
Новичок
Аватара
Возраст: 55
Откуда: Арктика, Мурманск.
Репутация: 231 (+430/−199)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 435
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Олег

#90 Anji01 » 23.03.2018, 21:56

Звёзды Светят писал(а):
во рту

Так говорили в позапрошлом веке.

В наше время говорится - в роте.

А как-то недавно слышал произношение - в роте...


Это шутка? Как-то глупо...
Anji01 M
Новичок
Возраст: 57
Откуда: Екатеринбург
Репутация: 86 (+88/−2)
Лояльность: 5 (+6/−1)
Сообщения: 133
Зарегистрирован: 17.01.2015
С нами: 3 года 9 месяцев
Имя: Андрей

#91 Savl » 23.03.2018, 22:37

Anji01 писал(а):Это шутка? Как-то глупо...
За такую шутку одному филологу один прапорщик челюсть сломал :)
Savl M
Новичок
Аватара
Возраст: 43
Откуда: Симферополь
Репутация: 280 (+281/−1)
Лояльность: 172 (+179/−7)
Сообщения: 84
Зарегистрирован: 03.12.2010
С нами: 7 лет 10 месяцев
Имя: Павел

#92 Road Warrior » 29.03.2018, 15:43

15 июня 1755 года. Деревня Аткваначуке.
Кузьма Новиков, он же Ононтио, радушный хозяин.

Кузьма, предупрежденный, что в гости к нему придет не только старший пятнистых людей, но и двое его помощников, велел Василисе готовить угощения побольше – все мужики любят покушать как следует, да и сытые люди обычно более покладистые, сговорчивые.

Вечером в избу пришли трое – сам Хас и еще двое, назвавшиеся Леонидом и Рустамом. Они поздоровались, с любопытством посмотрели на Василису, которая накрывала на стол, но в дальнейшем предпочитали помалкивать, лишь иногда вставляя фразы и слова, когда Хас вопросительно смотрел на кого-нибудь из них.

Кузьма поставил на стол бутылку виски «Shenk's». Хозяин пояснил, что этот виски с недавних пор начали изготовлять в Пенсильвании, и Джон Харрис, у которого он купил эту бутылку, утверждал, что оно ничуть не хуже, чем хваленые шотландские и ирландские сорта. Разлив каждому по половине глиняной чашки, он достал кувшин с водой, но Хас, чуть продегустировав содержимое стакана, покачал головой и сказал, что этот почтенный напиток нельзя пить разбавленным.

Чувствовалось, что гости пьют по накатанному, и тосты уже не раз произносились за различными застольями. За хозяев дома, за здоровье... удивили Кузьму третий и четвёртый тосты. Третий тост гости молча встали и выпили, не чокаясь, поминая всех своих павших товарищей, в том числе и погибшего приемного сына Кузьмы. А четвёртый тост был выпит за то, «чтоб не в последний раз так сидели» или чтоб по самим гостям как можно дольше не пили третий...

После того, как все выпили и закусили жареной олениной, Кузьма начал разговор, ради которого и пригласил к себе гостей.

– Вижу, что вы прибыли в наши края откуда-то издалека. Откуда – не знаю, и, хотя вы и говорите по-русски, но на русских вы мало похожи. Извините, если что не так.

Да и появились вы в месте, которое у здешних индейцев считается нехорошим. Старики рассказывали, что ущелье то, откуда вы на свет Божий вышли, порой затягивает густой туман. Появляется он словно из ничего – было ясно, солнечно, а потом вдруг – раз, все словно дымом густым застилало. Случается, что люди в этом тумане исчезали бесследно, и больше их никто не видел – ни живыми, ни мертвыми. А случалось, что в тумане видения разные появлялись – люди в чудной одежде, дома удивительные. Вот я и думаю – не из того ли тумана вы здесь появились?

– Ты прав, Кузьма, – сказал, чуть помедлив, Хас, – мы пришли из тумана. И мы русские. Как ни удивительно... несмотря на то, что у меня в группе с десяток разных национальностей. Только, как говорил знаменитый русский генерал Василий Филиппович Маргелов: «Неважно, какой у вас цвет кожи или разрез глаз. Для врагов вы все русские». Да, мы вышли из того самого тумана. А жили мы в другом времени – двести шестьдесят с лишним лет тому вперед. Мы отправились в путь в далеком 2018 году. И вот мы здесь. В это трудно поверить, в том числе и нам. Но это так.

Кузьма удивленно покачал головой. Он догадывался, что его спасители попали в их края откуда-то издалека. Но, чтоб они явились из будущего... Верилось бы с трудом, если бы не их вид, одежда, оружие диковинное и вещи непонятные. Кузьма был человеком простым, но не глупым. Жизнь научила его, когда нужно помалкивать, наблюдать, и запоминать происходящее вокруг него. Он еще раз обдумал сказанное Хасом и решил, что его новый знакомый говорит правду. И, чтобы заслужить его доверие, с ним тоже следует говорить напрямую.

– Русский человек так устроен, - вздохнул Кузьма, - что как бы ни было ему хорошо в чужой землице, но домой его тянет, и ничего тут уже не поделаешь. Я вот что думаю. Надо отсюда уходить подобру-поздорову. Чую я, что скоро тут начнется война большая. Англичане нападут на французов и попытаются их прогнать. Только французы тоже воины храбрые, и так просто уйти не захотят. Война будет кровавая, и никто из них не будет щадить друг друга. Ну, и индейцы тоже – ни те, кто будет воевать за французов, ни те, кто станет помогать англичанам. Это сасквеханноки такие мирные, а многим другим - ирокезам, например - все равно ведь, кого резать.
А что делать-то? Ведь, как ни крути, нам достанется ото всех по первое число. Может, лучше будет, если мы, не дожидаясь начала войны, уйдем из этих краев. Можно попробовать пробраться в Россию. Вот только как это сделать? -видя, что Хас и остальные молчат, Кузьма продолжил-
Есть у меня одна мысль. Надо сесть на корабль, идущий в Европу, и доплыть до Дании или Швеции. Туда часто приходят корабли из России. Можно заплатить шкиперу, и он возьмет нас на борт. А дома мы найдем, к кому обратиться за помощью. Я, когда цесаревне служил, со многими ее приятелями познакомился. Сейчас они, наверное, в большой силе. Да и обузой мы не будем – воины вы знатные, а России, матушке нашей, всегда есть с кем воевать.

Хас выслушал Кузьму, подумал, переглянулся со своими товарищами, и едва заметно кивнул. Хозяин плеснул себе и своим гостям еще немного виски, выпил вместе с ними, и терпеливо стал ожидать ответа старшего «пятнистых». Прожевав кусочек сочной оленины, Хас сказал:

– Тут, Кузьма, не все так просто. Во-первых, индейцев просто так не бросишь. Их иначе банально вырежут. Или англичане, или союзные им индейцы. Либо снова начнется мор, и бедняги попросту умрут от болезни. Надо им помочь. Один французский писатель говорил: «Мы в ответе за тех, кого приручили»* (*Антуан де Сент-Экзюпери, «Маленький принц»). А во-вторых, нас очень мало. А вот оружие и другие примочки к нему у нас весьма интересные. Как бы нам в плен не попасть. Я согласен, что на Родину пробираться надо. Но следует крепко подумать, как это сделать, чтобы было максимально безопасно.

Кузьма одобрительно кивнул и посмотрел на свою дочь. Та, видимо, с трудом понимая сказанное Хасом, разобралась в главном – вождь этих храбрых воинов решил защитить их племя. И он готов сразиться с врагами сасквеханноков. Рыжая Белка с благодарностью посмотрела на Хаса.

Ее отец помолчал, сделав вид, что не заметил взгляда, которым Василиса одарила командира пришельцев, а затем произнес:

– Я вот что думаю. Англичане нам все равно не простят, если узнают, что мы людей их побили. Поэтому, если вместе с французами мы прогоним этого их английского генерала, который со своими солдатами идет сюда, то мусью посчитают нас союзниками, и тогда они не станут нам мешать. Можно отправиться к испанцам – англичане с ними вроде как пока не собираются воевать. В общем, посмотрим, как дела пойдут.
И еще – у англичан, которых мы побьем с вашей помощью, наверняка деньги есть. Мы их себе заберем. Мушкеты их продадим, порох, сабли. Деньги нам будут нужны для дальнего путешествия. В общем, будем потихоньку к нему готовиться.

Хас кивнул. Видимо, предложение Кузьмы ему понравилось.

– Тут ты прав, Кузьма. Что с бою взято – то свято. Это ещё в старинном казачьем законе было записано. Конечно, что-то отдадим индейцам, что-то реализуем… То есть, продадим, – поправился Хас, увидев недоумение в глазах Кузьмы, – насколько нам хватит денег – не знаю. Мы пока плохо знаем ваши цены. Но есть у меня одна мысль – взять подряд у французов на уменьшение количества англичан в этой местности. Поголовье уменьшим, деньги получим. Женщин и детей, а также фермеров, убивать не будем, в худшем случае, попросим переселиться обратно на восток. А вот людей вооруженных... Всем от этого будет только лучше.

Кузьма хотел было ответить Хасу, но кто-то за стенами избы заорал диким голосом. Хозяин встрепенулся, хотел встать, но неудачно задел поломанными ребрами за угол стола. Он охнул, скривился от боли, и плюхнулся на лавку. Василиса, выскочившая из избы, вскоре вернулась назад и сказала что-то по-индейски отцу. Тот кивнул головой, и обратился к своим гостям:

– Это индейцы пленников английских мучают. Сколько уже лет живу среди краснокожих, а все никак не могу привыкнуть. Просто не смотрю, и все. Хотя это было больше у людей кремня, у сасквеханноков такое в первый раз на моей памяти.

– Ну это же не ты их научил, – криво усмехнулся Хас. – Тем более, что мучают они не агнцев непорочных... если бы все по-другому сложилось бы, ещё неизвестно, кто бы на столбе висел, а кто бы под ним костёр разжигал... Как говорится в книге пророка Осии, глава восьмая, стих седьмой: «Посеявший ветер, пожнёт бурю». Кузьма, давай сделаем перерыв. Мы тут выйдем, покурим. А то все равно толком не поговорить – вон как болезный орет, надрывается…
Последний раз редактировалось Road Warrior 29.03.2018, 16:37, всего редактировалось 1 раз.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9181 (+9493/−312)
Лояльность: 28487 (+29242/−755)
Сообщения: 3755
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет
Имя: Макс

#93 Uksus » 29.03.2018, 16:35

Road Warrior писал(а):утверждал, что он ничуть не хуже,

Вообще-то виски - оно.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6419 (+6466/−47)
Лояльность: 899 (+899/−0)
Сообщения: 6675
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#94 Road Warrior » 30.03.2018, 19:32

12 июня 1755 года. Деревня Аткваначуке.
Джонатан Оделл, военный хирург и натуралист.


Деревня сасквеханноков находилась на склоне небольшого холма и представляла из себя пространство яйцевидной формы, окруженное частоколом. Внутри располагались четыре длинных дома, покрытые древесной корой, несколько построек пониже, вероятно, складских либо хозяйственных помещений, и два небольших домика такой же постройки неизвестного предназначения. Напротив стояли два бревенчатых строения с печными трубами – вероятно, именно здесь жил тот странный белый индеец – а вдоль частокола располагались грядки. Имелись также две калитки с противоположных сторон деревни, ведущие наружу. А в центре было пустое пространство с четырьмя столбами неизвестного мне назначения. Между ними горел костер, а вокруг сидели на земле десятки индейцев – спереди, как ни странно, женщины, за ними – мужчины и дети. А рядом стояло несколько сасквеханноков в головных уборах; то ли вожди, то ли шаманы, подумал я.

Я решился попробовать поговорить с ними о Томе Вильсоне. Но пожилой индеец, к которому я обратился, посмотрев на меня, процедил что-то типа «но инглич» и показал на молодого соплеменника с обезображенным оспой лицом, стоявшего позади группы. Тот подошел ко мне и сказал:

– Говорить, белый!

Но только я попытался более понятно сформулировать фразу, как послышались приветственные вопли индейцев. Я обернулся; из одной из отдельно стоящих хижин вывели Скрэнтона, Гранта и бедного Тома. К ним подошла группа женщин и начала срывать с них одежду; Грант и Скрэнтон кричали и сопротивлялись, как могли, а Том с сардонической улыбкой сделал индианкам знак, и сам разделся догола, аккуратно сложив все в стопочку. После этого, индейские воины привязали всех троих к столбам и отошли в сторону, а дамы, ведомые женщиной постарше в расшитом бисером кожаном костюме, обступили трех обнаженных мужчин. Главная из них взяла длинную палку и сунула заостренный конец в костер; ее примеру последовали и несколько других.

– Что они делают? – испуганно спросил я у моего собеседника.

– Это враг, белый. Ты не враг, они враг.

– Но они же люди!

– Да, они люди, который убить индейцы. Много индейцы. Наши братья. Поэтому они умереть.

– Но не так же жестоко!

– А что значить жестоко?

– Плохо.

– Они плохо жить, умереть тоже плохо, – и индеец отвернулся, дав мне понять, что разговор закончен. Но я еще попробовал промямлить:

– Но Вильсон, тот, третий, никого не убивал.

– Он вместе с ними. Они убить индейцы в деревня Сероскваке. Много индейцы. Все индейцы. Он умереть. Ты уходить, белый человек. Или ты тоже хотеть туда? Есть место – и он показал на четвертый столб.

Я отвернулся, с трудом давя набегающие слезы; плакать мне хотелось, наверное, в первый раз после того, как я расстался с детством. Вот тебе и «благородные дикари»!

Неожиданно, кто-то взял меня за плечи. Я повернул голову и увидел одного из тех самых странных «черно-зеленых» воинов. Он посмотрел на меня и сказал:

– Два года назад, в этих местах жили сотни сасквеханноков. Именно Скрэнтон и его люди заразили их оспой. То, что ты здесь видишь – те немногие, кто пережил ту эпидемию. Кроме них, есть две таких же деревни, где обитают немногие выжившие. Точнее, были – одну Скрэнтон уже вырезал. Под корень. И Вильсон – он сам сознался – хотя сам в этом не участвовал, зато стоял в дозоре и потом помогал избавиться от трупов. Мы, кстати, пробовали уговорить индейцев пощадить хотя бы его…

– Но они такие жестокие, прямо чудовища!

– Настоящие чудовища — это те, кто убивал женщин и детей.

Тем временем, раздались истошные крики, как мне показалось, Скрэнтона. Через пару минут, они прекратились, и «черно-зеленый» сказал:
– Мистер Оделл, давайте отойдем подальше. Кстати, у меня к вам будут несколько вопросов. Если вы, конечно, не против.

Мы вышли за частокол и чуть углубились в лес. Когда я заметил, что тут, возможно, медведи, тот засмеялся:

– Здешние медведи – просто миляги по сравнению с гризли. Если им не угрожать, никогда сами не нападут. Вы бы еще посмотрели на камчатских медведей…

Не знаю, что такое «гризли», и где эта Камчатка, но, вспомнив черную тушу, повстречавшуюся мне в лесу, я позволил себе усомниться в его словах, но – про себя; тем более, что с этим человеком я почему-то чувствовал себя в безопасности. А дикие крики возобновились с удвоенной силой, и я узнал голос Гранта. Мой же собеседник начал задавать мне вопросы – про жизнь в колониях, про мою профессию, про то, как я попал к Брэддоку... Но когда он спросил про отряд Брэддока, его командира и его состав, я посмотрел на него и сказал:

– Простите, сэр, но это – мой командир и мой отряд, и я – не предатель.

– Хорошо, мистер Оделл. А про Вашингтона вы мне сможете чего-нибудь рассказать? Что он за человек?

– Джордж Вашингтон? Не самая приятная личность. Довольно молод, перед Брэддоком заискивает, с подчиненными держится высокомерно. Но, должен сказать, следит за тем, чтобы его люди – колонисты из Виргинии и Мэриленда – не третировались «красными мундирами».

Ходит слух, что два года назад Палата бюргеров Виргинии послала Вашингтона к французам с требованием убраться из верховий Огайо, которые они считают своими. Французы над ним посмеялись, а он, вместо того чтобы вернуться в Виргинию, решил построить свой форт. Французы послали к нему делегацию, а он их всех перебил. Тогда французы пришли во всеоружии, и Вашингтон с компанией оказались в плену. Он слезно попросил пардону, и дал честное слово никогда впредь не воевать с французами; те их отпустили. Если это действительно так, то данное честное слово он нарушил, и многие на него косятся.

– У нас говорят про таких – хозяин своего слова, – усмехнулся мой визави. – Захотел, дал, захотел, забрал обратно.

– Ага, – рассмеялся я, но потом, после особенно громкого вопля Гранта, мне стало не до шуток. Вскоре крики моего тогдашнего мучителя прекратились, и сменились громкой декламацией – ее было слышно даже здесь – бессмертного монолога Гамлета, читаемого голосом моего бедного друга Тома. Эх, вряд ли я его еще увижу живым, подумал я. Все, что я могу сделать – это навестить его Дженни и рассказать ей о том, что человек, который ее любил, умер, как настоящий мужчина. И я, ничуть не смущаясь своего спутника, встал на колени и начал воздавать молитву Господу за раба Его Томаса.
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9181 (+9493/−312)
Лояльность: 28487 (+29242/−755)
Сообщения: 3755
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет
Имя: Макс

#95 Uksus » 30.03.2018, 19:44

Road Warrior писал(а):несколько построек пониже, вероятно, складских либо хозяйственных помещений, и два небольших домика такой же постройки неизвестного


...и два небольших домика того же типа неизвестного...
Хм?.

Добавлено спустя 2 минуты 11 секунд:
Road Warrior писал(а):Между ними горел костер, а вокруг сидели на земле десятки индейцев – спереди, как ни странно, женщины, за ними – мужчины и дети.

Впереди.

Добавлено спустя 4 минуты 58 секунд:
Road Warrior писал(а):Захотел, дал, захотел, забрал обратно.

Захотел - дал, захотел - забрал обратно.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6419 (+6466/−47)
Лояльность: 899 (+899/−0)
Сообщения: 6675
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#96 Ефрейтор » 30.03.2018, 21:03

Road Warrior писал(а):Мы, кстати, пробовали уговорить индейцев пощадить хотя бы его…
А зачем уговаривать? Кто в плен взял - тому и решать судьбу пленников. Тем более о том, кто именно участвовал в уничтожении деревни, индейцы не знают. Может и Оделл тоже?
Мы рождены, чтоб сказки сделать былью!!! ... даже самые страшные ...
Ефрейтор M
Новичок
Аватара
Возраст: 45
Откуда: Брянск
Репутация: 3661 (+4053/−392)
Лояльность: 8762 (+8762/−0)
Сообщения: 1378
Зарегистрирован: 08.08.2011
С нами: 7 лет 2 месяца
Имя: Андрей

#97 Звёзды Светят » 31.03.2018, 20:15

- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.
Звёзды Светят M
Новичок
Аватара
Возраст: 55
Откуда: Арктика, Мурманск.
Репутация: 231 (+430/−199)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 435
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Олег

#98 Road Warrior » 01.04.2018, 17:22

12 июня 1755 года. Долина реки Сасквеханны.
Генерал Эдвард Брэддок, главнокомандующий английской армией в североамериканских колониях, командующий экспедиционным отрядом.


- Мистер Вашингтон, значит, вы хотите сказать, что этот участок дороги будет готов только завтра к вечеру?

Хотя этот молокосос Вашингтон и получил от Палаты бюргеров звание полковника, Брэддок не считал какую-то колониальную легислатуру вправе раздавать офицерские звания направо и налево, и называл командующего отрядом ополчения только по фамилии, что последнему определенно не нравилось. Но тот, как всегда, проглотил свою гордость и ответил:

- Именно так, сэр. Увы, участок здесь холмистый, что сильно усложнило работу.

На самом деле, Брэддок это и так знал; по словам Скрэнтона, до слияния Аллегени и Мононгахелы, где и располагался форт Дюкень, оставалось менее ста девяноста миль. И даже при скорости в пять миль в день, как в последние два дня, на это ушло бы тридцать восемь дней. А скорость на равнинных участах была выше. «Дорога» представляла из себя просеку в десять футов шириной, так, чтобы по ней могли проехать телеги и пушки. Трудились на ее строительстве личный состав Виргинского и Мэрилендского ополчения — ими и командовал Вашингтон — а также саперная рота, которая, впрочем, как ни странно, показывала более скромные результаты.

- Генерал, - с полупоклоном сказал появившийся во входном проеме палатки адъютант Брэддока, лейтенант Броум - тут к вам мистер Хэйз и мистер Адамс от мистера Скрэнтона. Говорят, что срочно.

Брэддок нахмурился. Скрэнтона он ожидал завтра в течение дня, причем тот всегда докладывал лично, хотя обычно и в сопровождении Хэйза. А тут и сам он не пришел, и его люди появились на день раньше, и, видите ли, дело у них срочное. Да еще и в шесть часов пополудни, незадолго до ужина. Ладно, посмотрим, что у них такое произошло, что не могло подождать до завтра. И пусть пеняют на себя, если это окажется пустяком…

- Генерал, - сказал появившийся в проеме Хэйз, - простите нас, но у нас тут… - он посмотрел на вошедшего вслед за ним спутника, что тоже удивило Брэддока, и продолжил:

- Генерал, мистер Адамс объяснит ситуацию получше меня.

Последний с полупоклоном начал:

- Генерал, недалеко от заданного маршрута находится деревня недружественных индейцев. Причем два года назад их там не было. Они напали на нашу группу, отправившуюся в деревню под командованием самого мистера Скрэнтона для переговоров с индейцами; согласно приказу, мы оставались на базе и в перестрелке участия не принимали, а в случае подобных столкновений должны были предупредить вас.

- Что с Джонатаном Оделлом?

От Брэддока не ускользнуло, что оба траппера переглянулись, после чего на этот раз ответил Хэйз:

- Мистер Оделл в это время находился в лесу в сопровождении Гранта и Вильсона. Услышав перестрелку, они должны были точно так же отправиться в направлении базы главного отряда.

- Понятно… Что скажете, мистер Вашингтон?

- Генерал, я бы завтра с раннего утра взял с собой ополченцев и разобрался с краснокожими.

- Почему не регулярные части войск Его Величества?

- Генерал, все-таки у них нет опыта борьбы с индейцами. Не говоря уж о том, что их мундиры видны за милю, и, кроме того, у них нет опыта боев с индейцами.

- Мистер Вашингтон, ценю ваш пыл, но ваши ополченцы уже показали себя у форта Несессити. Все, на что они были способны — перебить малочисленную делегацию, которая даже и не думала начинать боевых действий. А что было после прихода регулярной французской армии, вам напомнить?

Вашингтон с видимым усилием совладал собой и ответил:

- Генерал, но ведь, как вы сами и подчеркнули, там мы воевали с французской армией, а не с кучкой индейцев.

- Мистер Вашингтон, как меня информировали, у вас даже был какой-то союзник среди индейцев, без которого вас бы разбили еще раньше. Как бы то ни было, если крупного боестолкновения все-таки не было, нам лучше попытаться с индейцами договориться — я бы даже подумал о попытке перетянуть их на нашу сторону. Да, и сколько там дикарей, мистер Хэйз?

- Генерал, мы не были вблизи деревни, но, судя по количеству дымов, полагаем, что около шестидесяти воинов.

- Не были вблизи деревни? Откуда же вы знаете про недружественных индейцев и про боестолкновение?

- Деревню мы видели с холма, где мы устроили базу. Перестрелку мы услышали примерно в полутора милях от базы, на пути следования наших ребят.

- Мистер Вашингтон, мои инструкции остаются неизменными. Возьмете с собой этих господ, они покажут вам дорогу. А пока распорядитесь, чтобы их накормили и определили на ночлег.
Последний раз редактировалось Road Warrior 01.04.2018, 17:57, всего редактировалось 2 раз(а).
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9181 (+9493/−312)
Лояльность: 28487 (+29242/−755)
Сообщения: 3755
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет
Имя: Макс

#99 Uksus » 01.04.2018, 17:33

Road Warrior
- Мистер Вашингтон, значит, вы хотите сказать, что этот участок дороги будет готов только завтра вечером

В конце - ?

Добавлено спустя 3 минуты 57 секунд:
Road Warrior писал(а):и он посмотрел на вошедшего вслед за ним спутника, что тоже удивило Брэддока, и продолжил:

Первое на фиг.
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M
Администратор
Возраст: 54
Откуда: СПб
Репутация: 6419 (+6466/−47)
Лояльность: 899 (+899/−0)
Сообщения: 6675
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет 11 месяцев
Имя: Сергей

#100 Road Warrior » 03.04.2018, 04:01

12 июня 1755 года. Деревня Аткваначуке.
Томас Форрестер Вильсон, пленник сасквеханноков.


Посреди деревни возвышались три столба. К каждому из них был привязан голый бледнолицый - к правому - Скрэнтон, к среднему - Грант, который посреди индейцев впервые не казался гигантом (хотя, если честно, те странные белые, которые повязали нас, размерами от сасквеханноков отличались мало). А на левом, притороченный крепкими кожаными ремнями, висел ваш покорный слуга, Томас Форрестер... ну, скажем, Вильсон собственной персоной.

Нечто подобное тому, что сейчас происходило с нами, я уже успел повидать, только в деревеньке ленапе, севернее этих мест. Произошло это после того, как на них напали мохоки; ленапе вышли из схватки победителями, и двух оставшихся в живых мохоков они точно так же привязали к столбам, и дали свободу своим женщинам. Я, как назло, прибыл в Туманараминг (так именовалась сия метрополия) в тот самый момент, когда то, что осталось от второго мохока, кричало и извивалось от боли, а первый, обугленный, уже валялся перед столбом. Так что, похоже, и мне предстоит та же участь. Впрочем, после всего, что со мной произошло, за жизнь я не очень-то и цеплялся, и единственное, о чем я молил Господа (что я, если уж по совести, делал слишком редко) - это встретить свою кончину достойно.

Здесь, как и у ленапе, главными мучителями были женщины. Первым принялись за Скрэнтона, но не прошло и десяти минут, как его - после того, как ему прижгли гениталии - скрутила судорога, и я сказал по сасквеханнокски:

- Сердце. Уже не жилец.

Седовласая женщина, заправлявшая пытками, странно посмотрела на меня, и я подумал, что где-то я ее уже видел; это для тех, кто с индейцами незнаком, они все на одно лицо, а на самом деле различия даже среди одного племени весьма и весьма существенные. Дама, похоже, была ранее красивой, но старость, возможно, преждевременная, и крупные оспины на лице превратили ее в страшную мегеру. Тем временем, Скрэнтон перестал дергаться и поник на своих ремнях; его отвязали, и один из воинов, подойдя поближе, снял с него скальп, после чего - похоже, на всякий случай - перерезал ему глотку и пнул его ногой, прежде чем вернуться в круг зрителей.

Следующим был Грант. Этот оказался более стойким, но и он орал благим матом, пока его резали, жгли, а потом с живого сняли скальп, и, наконец, разожгли у его ног костер. Да, подумал я, не повезло им - ведь местные индейцы не только узнали, что мы пришли по их души, и про то, что наш отряд уже вырезал безымянную индейскую деревню, но еще и оказалось, что именно Скрэнтон с компанией полтора года назад принесли одеяла, зараженные оспой. Меня тоже странные белые спросили, участвовал ли я во всех этих событиях; я им честно сказал, что в прошлом году меня не было, а вот в этом, увы, я стоял в дозоре во время той резни, и потом помогал избавиться от трупов и поджечь то, что оставалось от деревни. Поэтому, в отличие от Оделла, меня точно так же передали сасквеханнокам для расправы.

Я, конечно, мог бы напирать на то, что я, мол, никого не убивал, и вообще сбоку припеку. Но, как меня учила моя любимая бабушка Мейбел, урожденная Вильсон, “никогда не оправдывайся, и никогда не кланяйся никому, кроме Господа - а если ты виноват, то терпи наказание с гордо поднятой головой.” Тем более, что я мог уйти еще тогда, после той деревни под Монокаси, но не ушел же...

Жалел я только об одном - я больше никогда не увижу Дженни. Мне разрешили еще разок поговорить с Оделлом, и передать ему мои скромные пожитки. Я показал Оделлу самое большое мое сокровище - записи в тех двух тетрадях. Рассказав ему про страницы, посвященные Дженни, я попросил Джонни после моей смерти вырвать их и сжечь, не разглядывая их. Тот клятвенно мне это пообещал, и сказал, что будет молить индейцев и этих белых, чтобы меня помиловали - я же приказал ему этого не делать и дать мне достойно уйти к Господу. На что тот встал на колени и начал возносить молитву “за раба Божьего Томаса”. Хотя потом, когда нас привязывали к столбам, мне показалось, что я услышал краем уха, как голос Оделла умолял индейцев меня пощадить.

После Гранта, та самая горгона и ее подручные переключились на меня. Сначала мне прижгли тело в нескольких местах; я же, памятуя, что у них полагалось был стойким перед лицом смерти, напустил на лицо сардоническую мину и начал декламировать монолог принца Гамлета из бессмертной трагедии господина Шекспира. “Быть, или не быть - вот в чем вопрос...”; когда-то мы с друзьями поставили эту пьесу в колледже, и мне довелось тогда сыграть главную роль. Я пытался держать голос ровным и тогда, когда острая палка с красным раскаленным концом приблизилась к моему причинному месту. И тут вдруг выбежал подросток и закричал:

- Мама, что ты делаешь? Это же тот самый белый, который три года назад вылечил мою ногу!

Мегера вздрогнула и опустила палку, а я вспомнил - действительно, именно она была женой вождя в одной из деревень у Сасквеханны, и матерью этого мальчика. Но какая же она была тогда красивая, и во что ее превратила тяжелая судьба...
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 54
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Репутация: 9181 (+9493/−312)
Лояльность: 28487 (+29242/−755)
Сообщения: 3755
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет
Имя: Макс

Пред.След.

Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 2 гостя