Шайка.

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#1 Звёзды Светят » 04.09.2018, 23:43

Шайка



СССР, 4.06.1964, парк в облцентре.



Идут по отдалённой аллее два пионера и две пионерки. Разговаривают между собой о своём, о детском. Подходят к скамейке, присаживаются… И вдруг – все сразу как-то слегка обмякают, запрокидываясь назад!
Но тут же оживают, оглядываются, каждый внимательно смотрит сначала на себя, потом на остальных. Один, высокий тонкий красивый паренёк, подаёт голос:

– Первый.

Одна из пионерок, красивая зеленоглазая соломенная блондинка с длинной толстой косой, продолжает:

– Второй… э-э-э… Вторая!

Остальные подхватывают:

– Третий!

– Четвёртая.

Потом «третий», некрасивый парниша кряжистого телосложения и с физиономией типа «будка», достаёт из кармана маленькое зеркало и начинает внимательно в него смотреться. Чем больше всматривается – тем более брезгливой и обиженной делается его некрасивая харя.

– Дай, дай!... – говорит ему «вторая».

– На!... – сказал «третий», отдал ей зеркало и витиевато выругался в адрес собственной внешности.

Все по очереди смотрятся в зеркало.
«Первый» говорит:

– Мне – вполне. Сгодится! Хотя в прошлый раз я был тобой… На этом самом месте!... – и посмотрел на «вторую».

– И я была тобой… – сказала на это «вторая» – В самый первый раз в этой компании…

– Да уж присосались мы к этим носителям, надолго… – добавляет «четвёртая»…

– Не так уж и надолго… – говорит «третий», это всего-то тринадцатый Виток, бывало и куда как побольше…

А «первый» заявил:

– Мы – уже здесь. Так что пятый и шестой ещё не дошли, им нужно помочь…

«Вторая» на это говорит:

– Целый час – уйма времени… Соображайте быстро, кого подлавливать!

– Понятное дело, кого… И где… Давай, сейчас я к качелям, а ты к каруселям, нам десяти минут хватит… – отвечает ей «первый»

И тут подала голос «четвёртая», красивая светлокожая рыжеволосая пионерка:

– Один момент! Эта носительница мне не ахти. Я предпочёл… предпочла бы «Тимку». Помните «Тимку»?...

– «Тимку» трудно забыть… – ответила «вторая» – ты же на всех Витках за ней бегал! Когда твой носитель мальчик – ты всегда хотел её окольцевать, когда девочка – залесбиянить…

– Да, и ни разу у меня с ней ничего не получалось… Она меня всегда не хочет… Недотрога… Пока мы в допуске, есть ещё возможность овладеть ей хотя бы по-нашему… Ты сейчас не сделаешь ли мне доброе дело, не добежишь ли за час до «Тимки»?!..

– Да с великой радостью! Тем более что я знаю, где она сейчас. А полесбиянить с «Тимкой» и я бы не отказалась…

– И никто бы не отказался… – добавляет «первый».

Влез со своим мнением и «третий»:

– А я бы предпочёл нашего знакомого Женю. Этот носитель мне не подходит – некрасив! Подловишь мне Женю?...

«Вторая» хмыкнула:

– Четыре Витка назад я им была… Носитель – вполне пригодный!....

А «первый» сказал:

– Подловлю хоть сию минуту! Он тут недалеко… Ну что, начали?!...

«Четвёртая» и «третий» хором ответили:

– Начали!...

И развалились на скамейке, как в кресле.
«Первый» кивнул «второй»:

– Сперва ты…

«Вторая», сжав кисть левой руки в кулак, выставила средний палец и ткнула им «четвёртую» между ключиц. «Четвёртая» сначала обмякла, но сразу же подскочила, оглянулась и сказала:

– Седьмая…

Остальные с готовностью произнесли:

– Первый!

– Вторая!

– Третий!

А потом «первый» сказал:

– Редко ты в нашей компании, редко… Что, и «восьмой» на подходе?!...

«Седьмая» отвечает:

– И «восьмой», и «девятый». Сейчас побегу подбирать им носителей!... Так что, извиняюсь, словеса потом…

И быстрым шагом ушла по аллее.
Первый говорит:

– На этом Витке нас побольше. Продолжим?

«Третий» опять раскидывается на скамейке. «Первый», сжав в кулак кисть правой руки, выставляет торчком средний палец и тычет им «третьего» между ключиц. «Третий» обмякает, потом медленно очухиватся, и с недоумением оглядывается.

– Крепко спишь, Сидоров!... – говорит ему «вторая».

– Я что, заснул?!... – с ошарашенным видом вопрошает Сидоров.

– Да, крепко спишь!.. – говорит ему «первый» – аж сам не замечаешь… Ладно, ты спи, а мы пошли…

Сидоров порывается было сказать:

– Я с вами!...

Но «первый» и «вторая» быстренько уходят, причём в разных направлениях. Сидоров привстал было со скамейки, потом снова сел, посидел, подумал, да и пошёл кататься на качелях.

А «первый» тем временем быстрым шагом прошёл мимо качелей, дошёл до каруселей, нашёл возле них компанию пионеров, а среди них и нужного ему Женю. И сказал ему:

– Потолковать с тобой можно, спокойно на скамеечке?!...

Женю это изрядно удивило, поскольку особой дружбы между ними не было, но всё ж потолковать не отказался.
Пошли к скамейке.
Дойдя до неё, «первый» встал так, чтобы загородить собой Женю от остальных, сжал в кулак кисть правой руки, выставил торчком средний палец и ткнул им Женю между ключиц.
Женя обмяк, и неминуемо бы брякнулся, если бы «первый» не поддержал его и не усадил бы на скамейку.
Потом Женя оглянулся, посмотрел на «первого» и сказал:

– Третий!

«Первый» ответил:

– Первый. Давай сюда носителей для «пятого» и «шестого»…

– Ну, этим понятно кого нужно…

Подошли к остальным и быстренько подвели к скамейке ещё одного пионера и одну пионерку. Ткнули пальцами между ключиц обоим, придержали, чтобы не упали…
И – разговор…

– Пятый!...

– Шестая!...

– Первый…

– Третий. Мы вам удачно носителей подобрали?!...

«Шестая» вынула из кармана зеркальце, посмотрелась. Потом дала посмотреться «пятому». Тот посмотрелся. И сразу же «пятый» и «шестая» переглянулись, пошушукались, и сказали:

– Носители великолепные, красивые. Но, пока мы в допуске, сделайте доброе дело – обменяйте нас…

– А не боитесь эффекта привыкания?!... – спросил их «первый».

– Отнюдь, нам до него ещё ох как далеко…

– Ну, тогда сию минуту…

«Пятый» и «шестая» расселись на скамейке, а «первый» и «третий» ткнули их пальцами между ключиц. Те двое слегка обмякли, а как зашевелились – их ткнули ещё раз. Снова обмякли, снова зашевелились, и заговорили:

– Пятая!

– Шестой!...

– Вот и хорошо!... – сказал «первый». Теперь далее. Здесь останетесь или пойдёте со мной, посмотрим, что у «седьмого»?…

«Пятая» и «шестой» сказали:

– Здесь, пожалуй, останемся. Носители обещали присутствовать, пока все не нагуляются…

И пошли к каруселям.
«Третий» подумал и сказал:

– И я, пожалуй, здесь останусь. Накатаюсь на каруселях… Да и посмотрю, как пионерия отреагирует на то, что эти двое внезапно сдружились… Вечером – по плану…

«Первый» кивнул, встал со скамейки и пошёл по аллее, делая вид, что не замечает, как пионеры, как раз начинающие занимать места на карусели, машут ему руками, предлагая присоединиться. «Третий» тоже встал и присоединился к пионерской компании, ещё и с видимым удовольствием занял подходящее место на карусели.

«Первый» быстрым шагом ходил по парку, внимательно глядя на всех встречных и поперечных пионеров и пионерок. И – вскоре увидел идущих по аллее «вторую» с «Тимкой», высокой карандашеобразного телосложения голубоглазой шатенкой, с длинными волосами редкостного пепельного цвета. Подошёл, сказал:

– Первый.

В ответ услышал:

– Вторая.

– Четвёртая.

И спросил:

– Что у вас, всё хорошо?

«Вторая» ответила:

– Всё прекрасно! Подловила, как на параде…

– И у меня как на параде. Теперь осталось только посмотреть, как там семь-восемь-девять…

– А пошли, поищем их… – согласилась «вторая».

Но «четвёртая» им сказала:

– Вы поищите, а я здесь пока побуду…

И подошла к стоящим поблизости застеклённым стендам с газетами, в которые можно было смотреться, как в зеркала. И начала перед ними вертеться!...

– Наша «четвёртая» уже нашла своё счастье… – прокомментировал «первый» – хорошо быть «Тимкой»... А ещё лучше быть с «Тимкой»…

– Не называйте меня «Тимкой»! – ответила ему «четвёртая» – Моей носительнице это очень не нравится!...

– Хорошо, Светик, не будем… – сказал «первый».

И пошёл вместе со «второй» дальше по парку.
Походивши недолго, увидели возле автоматов с газированной водой «седьмую» в сопровождении ещё одного пионера и почему-то комсомолки из перешедших в девятый класс. Подошли, встали сбоку, с таким видом, как будто они тут не при чём.

«Седьмая», глядя на них, заговорила первой:

– Седьмая.

Пионер из её сопровождения продолжил:

– Восьмой.

И комсомолка поддержала:

– Девятая.

И услышали в ответ:

– Первый.

– Вторая.

А потом все впятером взяли по стакану с газировкой, расселись на скамейке (комсомолка чуть сбоку), и продолжили разговор:

– «Девятая», что это ты три года себе убавила?!...

– Зато носительница очень умная и перспективная! И красивая…

Пионеры посмотрели на комсомолку – да, девочка вполне, эффектная блондинка, да ещё и натуральная платиновая, с толстой косой до колен. Великолепная фигурка типа «песочные часы», великолепная мордашка, только вот ростом не вышла – к 18 годам дорастёт до 175 сантиметров, и всё на этом…
А комсомолка тем временем продолжала:

– В школе отличница, на медаль тяну… В семье единственный ребёнок… Родня не напрягает…

Пионеры понимающе кивнули. Уж если что эти личности знали хорошо, так это то, что нет хуже участи, чем быть ребёнком требовательных родителей. Особенно таких, которые к ребёнку относятся как к неживому предмету, предназначенному быть товаром на ярмарке тщеславия; и потому от редкостного отличника потребуют куда как большего, чем если бы он был всего лишь коловиком…
А комсомолка продолжала:

– На такой носительнице можно очень высоко взлететь… Тем более зная, что, где, когда…

«Первый» поддержал идею:

– Вот и наша «четвёртая» подловила такую перспективную носительницу… «Тимку»! Тоже и умную, и красивую, и единственного ребёнка у своих родителей… И, что самое интересное, на всех прочих Витках имевшую одну Судьбу – сначала ах такая перспективная, подающая ах такие надежды, способная выйти едва ли не в академики… А потом – внезапно влюбляется, выходит замуж; и всё – нет перспектив, нет надежд, нет карьеры, а есть самая обыкновенная замужняя баба (при этих словах всех пятерых передёрнуло), замордованная стандартными семейными проблемами до роботообразного состояния…

Космомолка ответила:

– Что ж, так и бывает. Но – с носителями, не с нами!...

«Вторая» заявила:

– Так что, красивые… Вечером по плану – у меня в гостях?!...

– Как всегда… куда же без тебя… – ответил «первый».

Остальные кивнули. Все они знали, что «вторая» подловила тоже очень хорошую носительницу – и красивую, и умную, и единственного ребёнка у своих родителей, да ещё и живущих в очень хорошей квартире; в которой она как раз на ближайшие несколько дней ещё и одна осталась. Можно гостей приглашать!
А комсомолка сказала:

– Я тортик принесу. Бисквитный. У меня знакомые в кондитерской, откладывают…

– О! – сказал «первый» – пошёл Виток! Если тут кто-то сказал, что это у неё, а не у её носительницы, знакомые в кондитерской…

– Что ж, это как всегда… – поддержал его «восьмой».

– Часам к шести вечера. Знаете, как меня найти?!... – закончила приглашение «вторая».

– Знаем, Инночка, знаем… – сказал «первый».

– Вот уже и ты Инночка, а не «вторая» – сказала комсомолка – время допуска исчерпано... И мы, как всегда, успели устроиться…

– Успели, Лорик, успели… – поддакнул ей «восьмой».

Все согласно кивнули, встали со скамейки, поставили стаканы в автоматы и разошлись. Пионеры пошли к своей пионерской компании, галдевшей на каруселях, а комсомолка направилась на выход из парка.

Вечером того же дня вся эта компания собралась в гостях у Инночки-«второй». Сидели на антикварных стульях за круглым столом в большой комнате хорошей квартиры, с высокими расписными потолками, в доме дореволюционной ещё постройки. Пили чай из довоенного чайного сервиза, с бисквитным тортом, и разговаривали:

– Ох, забытый вкус чая номер тридцать шесть… Ах, настоящий советский бисквитный торт…

– Да, подзабыли мы это за десятилетия…

– В следующий раз нужно будет краснодарского чая отведать…

Ещё посидели, полакомились. «Восьмой» подал голос:

– Теперь нам самое Интересное – чем этот Виток закончится?!...

«Вторая» его осадила:

– Отнюдь, рано ещё заглядывать так далеко. Сейчас самое Интересное – что этой осенью будет? И – кто?… То ли Никитка удержится, то ли Лёня, то ли Шурик… То ли Вовочка «семимесячный»…

«Четвёртая» поддакнула:

– И про кого мы осенью услышим первые анекдоты… Самое смешное – если про «семимесячного»…

«Восьмой» согласился:

– Да, это внесёт определённость. Сможем прикинуть, каков шанс на ядрёну, какой на гэвэ, а какой на ядрогэвэ…

«Первый» добавил:

– И каков наш шанс дожить до Машины…

Все сразу на него окрысились:

– Типун тебе на язык!

– Сам погинешь и нас погубишь!

– Работает техника – и не нужно до неё доживать!...

– Полезешь в настройки – а ну как всё запорешь?!...

– Лучше не рисковать! Мы и так хорошо устроились – что же нам ещё нужно?!...

– А сменить эпоху мы и так можем…

«Первый» не полез в карман за ответным словом:

– Это вам типун на язык… За намёк на смену эпохи!...

Остальные сразу притихли:

– Да, менять эпоху нам не Интересно…

– Сколь она не отвратительна, но лучше её нет в Истории…

Но сделали и Вывод:

– А до Машины доживать всё одно не нужно!

– Раньше на Виток уйдём…

– Да, Точка Возврата пусть будет прежняя…

– Если ещё доживём до неё…

И предпочли лишний раз не вспоминать про такую подробности ухода на Виток, как – не доживший до Точки Возврата уходит автоматически.

«Шестой» подал голос:

– Обыкновенные людишки… Если бы знали о нашем существовании… Не поняли бы… Почему мы не вмешиваемся в исторические события…

«Девятая» ответила:

– Вот потому и не поняли бы, что обыкновенные… Были бы как мы – за несколько Витков дошло бы…

А потом посмотрела на «четвёртую», сидевшую на соседнем стуле и с очень счастливым выражением физии поглядывавшей в зеркальную дверь буфета, и сказала ей:

– И ты особо не задирай нос… Светик… На этом Витке – я старшая девочка!

Но «четвёртая» ответила:

– А я и не отрицаю… Лорик…

Протянула руку и пощупала комсомолку за коленку.
«Первый» и «вторая» переглянулись и сказали:

– И мы не отрицаем…

Встали, подошли к комсомолке и помяли руками её полужопия.

– Вот так-то лучше… – сказала «девятая».

Вставшие вернулись на стулья. А «третий» выдал идею:

– Красота – сама по себе, а особое обаяние – само по себе. Бывают и такие носительницы…э-э-э… подружки, у которых красоты никакой, а обаяния много, и за ними парни ухлёстывают ещё больше, чем за красивыми… Вот у тебя – кивнул на комсомолку – с красотой всё хорошо, а вот особого обаяния не хватает… А у тебя – кивнул на «четвёртую» – красоты пожалуй что и поменьше, но вот обаяния с перехлёстом!... Много парней отшивать придётся! А у тебя – кивнул на «вторую» – как раз всё гармонично…

Шатенка хмыкнула:

– В этой эпохе отшивать парней легче всего… Моралисты, хвостом их через коромысло…

«Пятая» добавила:

– Самое счастливое поколение в Истории! Рождения в районе пятидесятого года…

«Седьмая» умозаключила:

– Вот потому нам менять эпоху не Интересно… Лучше – ещё по чашке чая!...

Вся компания зазвенела чайными чашками.
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.
Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 55
Откуда: Арктика, Мурманск.
Репутация: 237 (+437/−200)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 444
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 5 лет 2 месяца
Имя: Олег

Вернуться в "Песочница"

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость