Офицер Красной Армии. (ККА-2)

Список разделов Мастерская Личные разделы Поселягин Владимир

#421 lerner » 27.09.2014, 01:29

alexBelVMF писал(а):Фрицевский "военторг" заработал!
Наверное..., по крайней мере отбитые у противника два артполка они не уничтожили...
Владимир_1 писал(а):Гаубичный полк за пару минут лишился практически всего личного состава, за танками подчищали мотострелки, добивая выживших, и следовали дальше за батальоном. Потом был пушечный полк...
У них дивизионы по 12 штук..., значит по 24 гаубицы 152 мм, а пушечный - это скорее всего легкий артполк из дивизиона 105 мм пушек и дивизиона или двух дивизионов 105 мм легких гаубиц, какая у ГГ уже есть одна штука.

Ну..., 152 мм гаубицы - это радикальное, корпусное или дивизионное оружие, поэтому это Титову..., 105 мм пушки, это тоже тяжелое оружие, а вот легкие 105 мм гаубицы на бригаду самое то..., я чуть выше говорил о дивизионе, но в условиях, когда корпус практически нищий на артиллерию, целый дивизион ему будет жирновато и все так и скажут, но одну батарею отдадут с легким сердцем и у него будет 5 таких орудий..., не сказать что много, но и не совсем уж нищий, хотя для полного счастья было бы взять 5 таких орудий на 6 пушечную батарею и вместе с имеющимися 120 мм минометами это и составит смешанный дивизион, которому по силам задачи бригадного уровня..

Я так понимаю, что сейчас, пока у противника разброд и шатания, вызванные потерей трех крупных штабов, авиации и артиллерии, они начнут развивать успех..., хотя не вполне понятно как, потому что ГГ упал в 70 км от линии фронта и 150 км от партизанского края, значит Титову и фронту нужно пройти навстречу друг - другу по 110 километров для соединения. В принципе, артиллерия у Титова теперь есть, возможно что хотя-бы один боекомплект ему доставят самолетами, хотя дело это надо признать стремное, потому что один рейс Дугласа - примерно один б\к на одну 152 мм пушку..., но возможно у них снаряды были а пушек не было..., в общем, тут есть варианты, потому что противник не станет ждать удара в тыл и если не сможет удержать, то просто расступится, уходя из под удара...
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\
lerner
Новичок
Возраст: 55
Откуда: Новгород
Репутация: 328 (+1013/−685)
Лояльность: 1 (+11/−10)
Сообщения: 1180
Зарегистрирован: 08.12.2011
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Алекс

#422 Orso » 27.09.2014, 19:29

Трофейные пушки есть, боеприпасы, фрицев- до дури. Поставить своих артиллеристов и по площадям.
Orso M
Новичок
Возраст: 40
Откуда: Рига
Репутация: 13 (+13/−0)
Лояльность: 589 (+594/−5)
Сообщения: 43
Зарегистрирован: 11.01.2011
С нами: 7 лет
Имя: Алексей Мошкин

#423 Sergey_Zloy » 27.09.2014, 19:29

Красиво, правда есть несколько но:- Товарищи офицеры, вы не поверите, но нам поставлена задача за полчаса уничтожить тяжелый гаубичный и пушечный полки, находящиеся в спектре (может быть "секторе"?) нашего наступления, а также прорвать оборону пехотного батальона двух линий. И по поводу 152мм трофейных советских гаубиц: 152мм гаубицы стали выпускаться нашей промышленностью в 1943г, когда встал вопрос о прорыве сильно укрепленных позиций немцев (наши как раз пошли вперед). Может быть речь идет о гаубице-пушке 152мм 1938г? Такие орудия были в войсках и действительно, некоторое кол-во их было захвачено немцами.
Sergey_Zloy M
Новичок
Возраст: 40
Откуда: г.Томск
Репутация: 597 (+606/−9)
Лояльность: 588 (+590/−2)
Сообщения: 499
Зарегистрирован: 01.04.2013
С нами: 4 года 9 месяцев
Имя: Sergey

#424 Владимир_1 » 27.09.2014, 19:56

25 мая 1941 года. 23 часа 07 минут, по московскому времени. Белоруссия. Военный лагерь в одном из густых лесов Гомельской области. Командир танкового батальона Герой Советского Союза капитан Шереметьев.

Капитан проснулся сам, никто его не будил и не издавал шума. Просто организм выспался. Он несколько секунд лежал, прислушиваясь к спящему лагерю. Тишиной то, что происходило на его территории, назвать было трудно. Нет, машины не ревели моторами, ни кто не кричал и не командовал. Лагерь именно спал, но храп, бормотание в бреду, изредка стоны всё-таки присутствовали. Было слышно, как хрустит под сапогами часового прошлогодня листва, да где-то неподалеку капала вода. Причём достаточно громко капала, на какую-то жестянку. На секунду задумавшись, Шереметьев припомнил, что помимо разнообразных автоприцепов была и бочка с водой для кухни и её как раз отцепили и поставили метрах в десяти от палатки где спал капитан со своим экипажем, и парнями из других подразделений. Палатка была большая, на двадцать человек.
Потянувшись, он сел и провёл рукой по лицу, стирая уходившую сонную одурь, понемногу приходя в себя. Собрав сапоги с портянками и тяжелый ремень с кобурой он стараясь никого не разбудить тихо вышел из палатки и, устроившись на самодельной скамейке, ранее бывшей бортом на грузовике что стоял неподалёку и, поставив сапоги рядом, задумался.
Офицер воевал уже не один месяц, десять ровным счётом, если считать те, что уходили на переформирование и пополнение. Когда их дивизию свели в бригаду, тогда тоже многое было удивительно и не понятно. Почем мы до сих пор отступаем и почему не прогоним врага с наших территорий. Но по мере набирания опыта приходило понимание, что война будет долгой, кровопролитной и с большими потерями, как в людях, так и в материальных ценностях. Потом война стал понятной, и можно сказать привычной. Их батальон был пополнен техникой и людьми. У кого в батальоне было около тридцати машин, да притом усовершенствованных КВ? Вот у него они были. Причём при пополнении удалось уровать шесть машин из десяти в свой батальон. Эти танки были особенными, для эксперимента конструкторами были увеличены башни, и установлены стодвадцатидвухмиллиметровые пушки. Танки эти не планировалось пускать в бой, а обкатав на полигоне определить их ценность. Однако как-то так получилось, что и эти машины оказались на платформах идущего в сторону фронта эшелона. У Шереметьева был именно такой танк, полюбившийся за полтора месяца. Очень много он на нём пережил. Вот и сейчас сидя на скамейке, он вспоминал своего железного друга, которого так любил и берёг весь экипаж.
Постепенно его мысли свернули на другое русло. Он вспомнил, как его батальон на днях подняли и отдали удивительный приказ, оставлять технику на месте базирования и грузиться на самолёты.
Потом полёт, встреча с удивительными людьми, теми, кто известен по эту сторону фронта как фроловцы. Парни были герои, это без сомнения. Крохотными силами взяли крепкий хорошо охраняемый город с немалыми трофеями, одни танки чего стоят. Потом знакомство со ставшей легендой не только у партизан и немцев, но и у всех фронтов, с майором М.(Фроловым).
Формирование бригады, тот переход по главному шоссе области, который он и его люди запомнили на всю жизнь как беспрецедентное по наглости и мужеству. Захват материальной ценности двух артиллерийских полков и наконец, деблокирование сходу кольца окружения.
Потом было ночная передача техники в руки танкистов-партизан. Фролов не солгал, их помощь действительно была нужна только для деблокирования кольца окружения. Потом когда подразделения партизан покинули так называемую партизанскую область и по нескольким дорогам стали уходить по зачищенной ими дороге в сторону фронта, и последовала эта процедура передачи танков. Капитан помнил того уставшего майора-танкиста что принимал машины обоих батальонов формируя из них полк. Он тогда ходил среди стоявшей на обочине дороги колонны машин и наблюдал, как его парни объясняли новым экипажам, какими детскими болезнями страдают та или иная машина, за это время ставшими им родными. Глядя на оборванных партизан, он первый стянул тогда с себя свой комбинезон-талисман, оставшись в форме офицера Красной армии со всеми полагающимися наградами на груди, и полевыми погонами на плечах. Комбинезон и шлемофон он подарил майору. Это вызвало волну обмена, парни батальона предавали свои комбинезоны и даже личное оружие партизанам, понимая, что оно им пригодится. Шереметьев этому не препятствовал, сам был инициатором всего этого. А оружие спишется, Батя поддержит.
Многие партизаны подходили к бойцам Шереметьева и, обнимая их, со слезами на глазах говорили, как они рады были их видеть. Некоторые с детским любопытством трогали невиданные ими ранее погоны, разглядывая награды. Все танкисты имели их при себе. Собирались в спешке, времени на сдачу просто не было. Да что это, у всех в карманах были личные удостоверения.
Передача танков длилась порядка полутора часов, наконец, батальон был построен одной колонной и последовал приказ танкистам, грузится в подъехавшие грузовики. Которые чуть позже соединились с основным составом мангруппы Фролова. Шереметьев тогда во время короткой остановки поинтересовался по какой причине не начато деблокирование второго кольца окружения и узнал что этого не требуется, окружённые партизаны были готовы к ночным баям и сами прорвали кольцо, уйдя за ночь от преследователей. Потом Фролов горько сказал, что госпитали и менсанбаты пришлось оставить на месте на волю нацистов. Другого выхода у них не было. Тяжелые остались с медперсоналом, легкораненые выходили сами.
Дальше колонна мангруппы двигалась всю ночь и под утро, когда было обнаружено это уединённое место, последовала организация лагеря и наконец, долгожданный отбой.
Посмотрев на часы и подведя их, Шереметьев понял, что проспал больше шестнадцати часов. С учётом того что не спали они третьи сутки, такой срок не казался чем-то уж выдающимся. В это время к капитану подошёл часовой и тихим шёпотом сказал:
- Товарищ капитан, на кухне борщ и каша. Уж шестеро вставали подкрепиться и дальше спать ложились. Там помощник повара дежурит, подкрепитесь. Через час подъём будет, не успеете.
- Почему подъём в полночь? – спросил Шереметьев, наматывая подсохшие портянки.
- Не знаю, товарищ капитан, - пожал тот плечами. – Приказали. Хотя, повар говорил, что ночью самолёты прилетят, за вами, наверное.
Подойдя к палатке, капитан тихо поднял часть офицеров батальона, давая остальным досмотреть последние сладкие сны до подъема, и повёл зевающих командиров сперва к небольшому озеру, где они обнаружили довольно пофыркивающего пловца и, умывшись, направились к кухне.
У полевой кухни, сидя на ящике, действительно подремывал боец с белым передником. Он проснулся от шума шагов и, вздрогнув, протерев глаза, вскочил на ноги и быстро подсчитав количество едоков, наложил в миски борща, нарезав тонкими ломтиками ржаной хлеб. Потом он включил тусклую лампу под навесом, где находились столы, в полной темноте её вполне хватало, чтобы спокойно поесть и не быть обнаруженным.
Пока офицеры, сидя за одним из обеденных столов с немалым аппетитом занимались уничтожением борща, причём на середину стола была выложена миска со сметаной, поразившая офицеров своей свежестью, помощник повара наложил им каши, и стал наливать компота в кружки.
По конец обеда, когда некоторые уже сыто отваливаясь от стола, брали кружки с компотом, с удовольствием щурясь, попивая сладкий напиток, показался пловец, которого они видели на озере. К большому их удивлению это был майор Фролов, в одних галифе на мокрое тело, он на ходу вытирая полотенцем шею велел помощнику повара:
- Компоту мне… Доброй ночи, товарищи офицеры. Приятного аппетита.
Не слушая ответного бормотания, он принял полную кружку, с одной водичкой и в два глотка выпил её до дна.
У одного из танков было видно шевельнувшуюся тень. Это был сержант Борисов, который не оставлял своего поста по охране командира подразделения. Этого молчаливого осназовца уже знали все танкисты.
- Товарищ майор, - как бы невзначай сказал Шереметьев. – Тут слух прошел, что этой ночью самолёты ожидаются. Мол, нас должны перебросить обратно и вернуть в нашу бригаду.
Мельком посмотрев на часы, Фролов невозмутимо сказал:
- Вашим слухом является рядовой Дёминов, часовой у вашей палатки который подслушал во время ужина разговор повара с помощником и скорее всего выдал её вам… Но тут он не ошибся, через два часа должны прийти пятнадцать бортов за вами. Чтобы забрать одним рейсом. Подполковник Маргелов и лейтенант Лучик пять часов назад выехали в поисках подходящего для посадки поля. Уже приезжал посыльный и привёз координаты временной площадки. Через тридцать семь минут у нас подъем, потом плотный ужин, по-гвардейски покормим перед расставанием, ну и попрощаемся.
- А почему по-гвардейски? – спросил старший лейтенант Агафонов, командир первой роты.
- Потому что двадцать пятого мая, то есть сегодня в обед, лично товарищем Сталиным был подписан приказ о присвоение звания гвардейского частям генерал-майора Титова и майора М, – с легкой улыбкой пояснил Фролов.
Тут же посыпались поздравления. Момент действительно был значимый, на фронтах было не так уж и много гвардейских частей.
- Про дальнейшие планы не буду спрашивать, всё равно не скажите, но я надеюсь, что мы ещё встретимся, - протянул руку Шереметьев.
- Конечно, - кивнул майор, тоже вставая.
Чуть позже был подъём и суета просыпающегося лагеря, потом торопливый сбор после плотного ужина, гвардейцы действительно покормили их хорошо и погрузка в грузовики. Что запомнилось Шереметьеву, так это то, что к нему подошёл капитан Малкин и, стараясь перекричать рёв авиационного мотора, предал три туго набитых вещмешка, сказав, что это подарок от командира.
Потом был долгий перелёт, пока, наконец, не последовала довольно жестокая посадка. По кочкам и ямам Шереметьев понял, что их возвращали туда же где и забирали, то есть на позиции родного батальона. Пока мотострелки строем шагали в сторону расположения своего батальона, танкисты, разбившись на небольшие подразделения, направились в сторону штаба бригады. Там уже ждали. Штабные офицеры направляли подразделения туда, где их ждали боевые машины, что вот уже два дня стояли без экипажей, а вот Шереметьева, Батя, командир бригады и офицеры штаба задержали, требовательно спросив, правда ли они действовали в тылу немцев.
- Расписку о неразглашения с нас не брали, - усмехнувшись, сказал Шереметьев. - Да я ещё у Фролова спросил, тот только посоветовал особо не завираться. Так что расскажу. Можно.
Один из танкистов молча занёс в помещение штаба один вещмешок и положил его у стены, звякнув стеклом.
- А это что?- спросил Батя.
- Подарок от майора Фролова, - пояснил капитан, беря вещмешок. - Что внутри я сам не знаю… О, французский коньяк и шоколад. Трофеи.
- А что за Фролов? – откупорив одну из бутылок и разлив коньяк по кружкам, спросил начальник штаба бригады. – Не слышал о таком… Ну что за возвращение?
Офицеры выпили, неплохого на вкус коньяка.
- Майор Фролов командир моторизованной группы, под командование которого мы поступили. Вам, товарищи офицеры он более известен как дважды Герой Советского Союза майор М.
Последние слова Шереметьев сказал торжественно, с удовольствием наблюдая за изумлением своего начальства. Начальник разведки бригады, который слегка запоздал и пил штрафную, закашлялся, отчего Батя несколько раз хлопнул его по спине.
- А вот это уже интересно, - сказал комбриг. – Он действительно такой отчаянный как пишут про него в газетах?
- Там нет и доли процента того чего видел я. Так вот что я вам скажу, и моё мнение подтвердят все офицеры батальона и простые бойцы. Фролов один из лучших командиров подвижного боевого соединения, которых я видел за эту войну. Он за час в уме планирует до десятка операций, отправляет в бой подразделения, и внимательно следит за результатами, мгновенно реагируя, если что идёт не так. Но последнее редко происходит, все операции продуманы. Сам я не видел, но бывало что впереди жирная цель, которую легко уничтожить, но Фролов приказал обходить её и не трогать немцев. Чуть позже выяснялось, что по тому или иному поводу он оказывался прав в своём решении.
- Вот как, - покачал головой командир бригады. – Расскажи-ка ты нам всё с самого начала. С той минуты как вы сели в самолёты.
Рассказ лился порядка трёх с половиной часов, снаружи уже давно рассвело, но Шереметьев ещё не закончил. В штабе собрались опытные и повоевавшие офицеры, которые сходу оценили то, что им рассказывал один из комбатов их бригады. То, что он рассказывал, действительно повергало их в шок всё дальше и дальше по мере рассказа. Давно были забыты пузатые бутылки с коньяком, лежал не тронутый шоколад, офицеры жадно впитывали то, что рассказывал им капитан, представляя себя на его месте. Теперь они поняли, почему Шереметьев, считавшийся одним из лучших танкистов Украинского фронта, на счету которого более двадцати уничтоженных танков противника, так восхищается ставшего в последнее время всем известным майором М.
После того как Шереметьев закончил, на него посыпались вопросы, на которые он отвечал в течение часа. После этого вспомнили про коньяк и после нескольких тостов добили три бутылки, остальные убрав до лучших времён.
Началась привычная служба в бригаде, поэтому Шереметьев не удивился приказу Бате и особиста написать подробный рапорт по этому рейду. Видимо такие приказы получили все офицеры, но перед уходом Батя пригласил его к себе в кабинет и ещё раз попросил Шереметьева описать Фролова, морщась, как будто пытаясь что-то вспомнить.
- Да обычный на вид парень, плотный такой. Молодой слишком, на мой взгляд. Всё купаться любит.
- И этот любит, - хлопнул по столу Батя. – Странно.
- Вы знаете Фролова?
- Встречался с одним старшим лейтенантом. Очень уж он на твоего знакомца похож. Может еще, что необычного вспомнишь?
- Ну, ножи майор очень любит… - задумался капитан, не заметив, как вздрогнул полковник Филатов, с любовь и уважением получивший в бригаде прозвище Батя. – Ещё мне странным показалось, как он отреагировал на Григорьева, тот в стороне проходил, нас не видел. Майор, когда увидел его встал как вкопанный, а потом мне показалось, старался не показываться ему на глаза. Но может мне это и привиделось.
- Дежурный! – крикнул комбриг дежурного офицера, и когда тот прошёл в кабинет, велел срочно найти и привести в штаб старшего лейтенант Григорьева с его личным фотоальбомом, а Шереметьеву велел. – Посиди, подожди пока.
Через полчаса прибежал командир роты первого батальона, которая была придана на время Шереметьеву.
- Александр, - как к старому знакомому обратился комбриг к ротному. – Ты когда в рейде участвовал, не видел майора Фролова?
- Нет, вблизи не видел, - покачал тот головой. – Он больше с командованием батальона общался. Да и то через порученцев. Издалека только, но там не разобрать было.
- Тебе в нём ничего странного не показалось?
- Ну разве что фамилия, на моего знакомого старшего лейтенанта Фролова похожа. Да и воюет он так же. По слухам он тоже зенитчик.
- Вот как, – погладил подбородок Батя и попросил. – Открой фотоальбом.
Когда фотоальбом был открыт, Батя попросил найти на большом снимке знакомое лицо. Капитан не понимая, что от него хотят, склонился над старой газетной вырезкой.
- Вас тут нет… Ха, так вот же Фролов стоит, - ткнул он в снимок где было изображение группы бойцов и командиров. Филатов и Григорьев склонились, разглядывая на кого указал капитан, синхронно переглянулись и стали разглядывать Шереметьева странными взглядами.
- Вы лжёте, товарищ капитан, - тихо сказал Григорьев.
- Грубо, но я соглашусь с ротным, - кивнул Батя. - Вы ошиблись. Вы не могли видеть этого человека.
- Но почему? – удивился комбат и ещё раз поизучав снимок, более уверено сказал. – Он это.
- Герой Советского Союза, командир дивизиона ПВО-ПТО старший лейтенант Фролов, на которого вы указываете, - тихо сказал Батя. – Погиб на наших глазах. Очередью с «мессера» его разорвало пополам и он умирал несколько минут. В этот же день в нашем присутствии он был похоронен на месте гибели. Именно поэтому мы с Александром считаем, что вы несколько… ошиблись.
- Я не знаю, кто у вас там и где погиб, но это снимок именно Фролова, под командованием которого мы с лейтенантом участвовали в деблокировании партизанского корпуса.
Потерев виски, комбриг устало сказал:
- Странна ситуация. Я попробую разузнать через своих знакомых, но всё же считаю, что вы ошиблись. Вы оба свободны, можете идти… Александр, оставь альбом.
После этого Шереметьева закрутила рутина службы, боёв и потерь и он подзабыл об этом разговоре, но о нём не забыли полковник Филатов и старший лейтенант Григорьев.

Уйдя на глубину, я достиг илистого дна и играючи зачерпнув ила, расплывавшегося от движения в руке, тая между пальцами, поплыл наверх, медленно работая ногам.
Вынырнув, я дал течению медленной реки смыть у меня остатки ила с ладони и, перевернувшись на спину, поплыл к берегу, где пяток бойцов хозвзвода стирали гимнастёрки и бельё. Сегодня у нас был банно-прачечный день. Мангруппа отдыхала третий день.
На мостках меня ждал Омельченко. Сидя на корточках, он дотянулся до воды и, побрызгав на лицо, вытер его рукавом.
- Вода ледяная, как ты в ней купаться можешь? – спросил он, наблюдая, как я выбираюсь из воды, балансируя на скользком дне.
- Дело привычки, - хмыкнул я и, стянув кальсоны, выжал их, после чего снова надел. На теле высохнут.
- Титов на связь вышел, - сказал Омельченко и, покосившись на бойцов на соседних мостках, предложил пройтись.
Я шёл по лесной тропинке босиком в одних кальсонах, только полотенце на шее, даже оружия не было. Мне хватало Борисова вооруженного до зубов, что следовал позади охраняя нас.
- Так что там Титов? - вытирая полотенцем мокрое лицо, вода стекала с волос, спросил я.
- Они на подходе. Ещё семьдесят километров и линия фронта. Генштаб решает, где лучше нанести совместный удар с двух сторон, чтобы прорвать фронт. Думаю, это будет послезавтра утром.
- Поздно, - прокомментировал я. – Немцы ведь тоже не дураки и такую массу войск от них не скроешь. Тем более они знают, что Титов вырвался из окружения и идёт к фронту. Я бы на их месте оставлял на их пути небольшие подразделения с пулемётно-пушечным вооружением, чтобы наносить им потери в живой силе и технике и, бросая всё, отходить, пока наши не снесут такой заслон. Им нужно выиграть время, чтобы перебросить резервы и это, на мой взгляд, единственное на данный момент решение замедлить продвижение Титова. Авиация тут такой роли не играет, тем более поддержка с воздуха у партизанского корпуса должна быть колоссальной.
Омельченко несколько секунд молча, медленно шагая рядом и задумчиво глядя себе под ноги. Когда мы пропустили десяток полуголых парней, кажется из зенитчиков, бежавших к речке, подполковник очнулся и сказал:
- Знаешь, я уже не удивляюсь. Ты описал практически всё, что происходит с корпусом Титова за последние утки. Их колонны постоянно обстреливают из засады, и вынуждают снижать скорость. Штаб фронта уже посоветовал им, как противодействовать подобным атакам, но хотелось бы выслушать твоё решение.
- Разведка, - пожал я печами. - Разведка по всему маршруту следования колонн, включая проверка обочин и всех возможных мест для засад. За ними должны идти миномётно пушечные отряды и накрывать места засад сосредоточенным огнём. Только скорость от этого всё равно замедлиться.
- Да, именно это и было предложено штабом фронта. Потери заметно снизились, теперь их несут уже немцы, но ты прав, корпус если не встал, то его продвижение заметно снизилось. Титов предложил бросить на борьбу с этими отрядами нашу мангруппу.
- Титов идиот, нас сожгут после второго-третьего боя, как только выследят. Наши малые потери обуславливаются только тем, что мы работаем по режиму ударил-убежал. Застрянем, уничтожат. Видимо хорошо его прижало, раз он озвучил подобную глупость.
- Но есть идеи? По сообщению штаба корпуса партизан, час назад из засады было уничтожено четыре танка, один экипаж погиб. Те самые танки ты взял в Чернигове. Немцы после обстрела сняли замки и прицелы, после чего бросили пушки и отошли.
- Правильно делают, - согласился я, думая. Омельченко это заметил и замолчал, шагал рядом, он изредка бросал на меня взгляды.
То, что меня считают палочкой выручалочкой мне импонировало, но к Титову в данный момент стягиваются все резервы немцев, тыловые подразделения отползают в сторону, чтобы не попасть под стальную стопу корпуса, а боевые наоборот вцепляются в пятки, пуская ему кровь и лезть сейчас в эту свалку смерти подобно. Приказа из штаба Ставки, которой мы напрямую были подчинены, не было, а действовать на свой страх риск не хотелось.
- Есть одна идея, - приняв решение, остановился я, поворачиваясь к особисту мангруппы. – Правда я не знаю, поможет она или нет, но положение Титова должна облегчить с высокой вероятностью.
- Зная тебя, думаю это нечто сумасшедшее, – медленно проговорил Омельченко. – Но всё же хотелось бы услышать, что ты придумал.
- Штаб группы армии «Юг». Он нам мешает.
Я не писатель - я просто автор.
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 36
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Репутация: 13767 (+13833/−66)
Лояльность: 4533 (+4545/−12)
Сообщения: 2454
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 6 лет 9 месяцев
Имя: Владимир.

#425 Hildor » 27.09.2014, 19:57

Sergey_Zloy писал(а):Может быть речь идет о гаубице-пушке 152мм 1938г?
Это МЛ-20 которая? Она не 38, а 37 года. Гаубица 1937 - это М-10. Их немцы тоже захвывали и применяли, и это именно гаубица. Была еще на вооружение переделка времен ПМВ, гаубица обр. 1910/1936 года, тоже была трофеем у немцев, но это такое убожество! Хотя, если смели все, что можно, то могли несколько штук набрать по сусекам.
Мир не так прост, как кажется. На самом деле он еще проще.
Hildor
Новичок
Возраст: 41
Откуда: Волгоград
Репутация: 252 (+254/−2)
Лояльность: 95 (+96/−1)
Сообщения: 284
Зарегистрирован: 01.12.2010
С нами: 7 лет 1 месяц
Имя: Артём

#426 lerner » 27.09.2014, 20:00

Sergey_Zloy писал(а):И по поводу 152мм трофейных советских гаубиц: 152мм гаубицы стали выпускаться нашей промышленностью в 1943г, когда встал вопрос о прорыве сильно укрепленных позиций немцев (наши как раз пошли вперед). Может быть речь идет о гаубице-пушке 152мм 1938г? Такие орудия были в войсках и действительно, некоторое кол-во их было захвачено немцами.
На самом деле немцы в приграничных боях очень много захватили у РККА артиллерии, одних только 76 мм УСВ около 1000 штук..., всего кажется около 6 тысяч штук, включая тяжелые - штук наверное по 500-600 или как то так.

Что касается 152 мм гаубиц, то у СССР к началу войны их было много:
- 152-мм гаубица образца 1909/30 годов (Годы производства: с 1931 по 1941 Всего выпущено: 2550—2611)
- 152-мм гаубица образца 1910/37 годов (наследство от империи Романовых - 99 штук)
- 152-мм гаубица образца 1938 года (М-10) (Годы производства: с 1939 по 1941 Экземпляры: 1522 )
- 152-мм гаубица-пушка образца 1937 года (МЛ-20) (Годы производства: с 1937 по 1946 Всего выпущено: 6884)

Отдельно считаем производство в процессе войны:
- 152-мм гаубица образца 1943 года (Д-1)

Еще были 152 мм пушки, но это тяжелое и конструктивно иное орудие:
- 152-мм пушка образца 1910/30 годов
- 152-мм пушка образца 1910/34 годов
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\
lerner
Новичок
Возраст: 55
Откуда: Новгород
Репутация: 328 (+1013/−685)
Лояльность: 1 (+11/−10)
Сообщения: 1180
Зарегистрирован: 08.12.2011
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Алекс

#427 артем » 27.09.2014, 20:25

Владимир_1 писал(а):25 мая 1941 года.
Надо поменять год.

Добавлено спустя 22 минуты 19 секунд:
ГГ хорошо рассуждать кто умный, а кто дурак.
Ещё раз хочу напомнить автору что речь идёт об АРМИИ. В этой организации нет места обсуждению приказов... К сожалению, наши приказы первой половины войны (особенно) грешили излишней детализацией действий что сковывало инициативу командиров.
Грубо говоря, если корпусу дали направление на прорыв (примерно, деревня Узелки, деревня Поселки, деревня Постровки, выход на соединение в районе деревни Тупаки..., то командир подразделения, части, соединения не мог нарушить маршрут не попав под "нарушение приказа").
артем M
Новичок
Возраст: 49
Откуда: СПб
Репутация: 2224 (+2391/−167)
Лояльность: 238 (+266/−28)
Сообщения: 1696
Зарегистрирован: 30.12.2013
С нами: 4 года
Имя: артем

#428 Инженер Сидоров » 27.09.2014, 22:12

lerner писал(а):Еще были 152 мм пушки, но это тяжелое и конструктивно иное орудие:
- 152-мм пушка образца 1910/30 годов
- 152-мм пушка образца 1910/34 годов

Упустили 152-мм пушку обр.1904 г массой (ствола) в 200 пудов - этим ветеранам довелось в Битве за Москву поучаствовать, аж целый полк набрали (4 батареи то ли по 2, то ли по 3 орудия), вроде из Брянского Арсенала в Москву эвакуировали... Возможно, что оставались и более древние системы, например обр.1877 года (выпускалась до 1895 года) массой в 190 пудов или обр.1877 года (выпускались до 1904 года) массой в 120 пудов...
С уважением, Михаил.
Инженер Сидоров M
Новичок
Возраст: 49
Откуда: Санкт-Ленинград
Репутация: 88 (+95/−7)
Лояльность: 9 (+10/−1)
Сообщения: 490
Зарегистрирован: 28.11.2010
С нами: 7 лет 1 месяц
Имя: Михаил

#429 Mihail123 » 27.09.2014, 22:53

Владимир_1 писал(а):Офицер воевал уже не один месяц, десять ровным счётом, если считать те, что уходили на переформирование и пополнение.
Офицер воевал уже десять месяцев ровным счётом, если не считать те, что уходили на переформирование и пополнение.
Интеллигенция - говно нации. (с) В.И.Ленин.
'Вы себя к интеллигенции относите?' 'Да боже упаси, вашу мать. Я не интеллигент, у меня профессия есть'(Лев Гумилёв)
Mihail123 M
Новичок
Аватара
Возраст: 49
Откуда: Германия
Репутация: 2657 (+2685/−28)
Лояльность: 1184 (+1249/−65)
Сообщения: 685
Зарегистрирован: 10.01.2011
С нами: 7 лет
Имя: Михаил

#430 Rus1 » 27.09.2014, 23:22

Владимир_1 писал(а):25 мая 1941 года. 23 часа 07 минут
Нипонял?! Может я что то пропустил?
http://samlib.ru/p/platonow_w_i/
Rus1 M
Новичок
Аватара
Возраст: 49
Откуда: Москва, СССР.
Репутация: 2845 (+2856/−11)
Лояльность: 869 (+907/−38)
Сообщения: 968
Зарегистрирован: 24.03.2013
С нами: 4 года 9 месяцев
Имя: Владимир

#431 Sergey_Zloy » 28.09.2014, 05:48

Нагло, но вполне сработает, после удара по штабу, считай фронта, немцы чтобы хотя бы перед Гитлером оправдаться, за уничтожение штаба, все резервы бросят на уничтожение группы "Фролова".
Sergey_Zloy M
Новичок
Возраст: 40
Откуда: г.Томск
Репутация: 597 (+606/−9)
Лояльность: 588 (+590/−2)
Сообщения: 499
Зарегистрирован: 01.04.2013
С нами: 4 года 9 месяцев
Имя: Sergey

#432 Владимир_1 » 28.09.2014, 08:08

Блин, прод сегодня не будет. Меня за шкирку по грибы утащили.
Я не писатель - я просто автор.
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 36
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Репутация: 13767 (+13833/−66)
Лояльность: 4533 (+4545/−12)
Сообщения: 2454
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 6 лет 9 месяцев
Имя: Владимир.

#433 AllexxGL » 28.09.2014, 08:12

Владимир_1 писал(а):Меня за шкирку по грибы утащили
Кто б меня утащил и что б грибов море было. Короче желаю привезти полные корзины домой, а потом ещё пол ночи их чистить. ;;-)))
Если это не возможно сейчас, то это не значит что невозможно в принципе.
Если мы ещё не знаем каких либо законов, то это не отменяет их действие.
AllexxGL M
Новичок
Аватара
Возраст: 47
Откуда: Питер - Гамбург
Репутация: 3217 (+3236/−19)
Лояльность: 2091 (+2097/−6)
Сообщения: 789
Зарегистрирован: 15.04.2013
С нами: 4 года 9 месяцев
Имя: Александр

#434 Бедный ник » 28.09.2014, 09:17

Да-а-а... Я бы тоже не отказался от похода за грибами.
Бедный ник M
Новичок
Возраст: 47
Откуда: Таджикистан
Репутация: 98 (+99/−1)
Лояльность: 196 (+199/−3)
Сообщения: 24
Зарегистрирован: 04.05.2014
С нами: 3 года 8 месяцев
Имя: Николай

#435 Владимир_1 » 29.09.2014, 19:36

Омельченко остолбенел от моего ответа. Через пару секунд его прорвало:
- Ты с ума сошёл?! Это тебе не штабы корпусов громить! Вспомни, когда Воронин уничтожил штаб пехотного корпуса, он потерял два танка и двадцать человек убитыми и ранеными. Закончил он это дело столь небольшими силами, только имея переизбыток танков и то, что атака была неожиданной для немцев. Танки просто сметали избы своими корпусами, давя их и расстреливая всех, кто бежал по улице. Паника была грандиозная, мало кто ушёл, но всё равно потери для нас были большими. А штаб армии «Юг» это совсем другое дело. Да, я читал рапорты Путянина и его бойцов. Я в курсе, что они там изучают уже второй день все подходы, но согласно их докладам атака на главный штаб немцев на этом участке фронта бесперспективна. Мангруппа просто вся поляжет. Тем более танков у нас всего пять единиц, да и то им требуется капремонт. Ты в курсе, что без него, они просто не смогут пройти порядка ста километров?
- В курсе, - кивнул я. – Только могу добавить, что на тех эшелонах в Чернигове были не только танки, но и запасные части, включая моторы. «Двойку» похоже, действительно придётся бросить, моторесурс выработан весь, а вот «четвёрки» ещё повоюют. Воронин ставит новые моторы, и проводит остальную профилактику бронетехники. Не волнуйся, она переход выдержит.
- Но потери…
- Потери?.. – несколько криво усмехнулся я. – Понимаешь Антон, в жизни каждого командира бывает так, что приходится отправлять своих людей на верную гибель. Если мы выведем из строя этот штаб, хотя бы на время, это не только Титову поможет, но и самому фронту. Без штаба «Юг» немцы временно останутся без командования, на позициях они сидят крепко, но в случае прорыва обороны, просто некому будет бросать резервы под наступление наших войск. Пока они разберутся и создадут новый штаб, время будет упущено и их оборона развалиться. Им придётся отступать под ударами наших войск, пока не будет создана оборона в глубине их территорий. С таким учётом потеря какой-то мангруппы в условиях фронта не имеет значения. Да, ты прав, предполагаю, что ВСЕ штурмовые подразделения погибнут при штурме, но тыловая часть и артиллерия что поддержит нас со стороны и уйдёт следом за Титовым под командованием Малкина, должна уцелеть. Взбешённые немцы, конечно, будут их искать, что заметно ослабит нажим на Титова, но думаю, они доберутся до корпуса. Потому, Антон, на штурм штаба пойдут только добровольцы. Вооружение автоматы и пулемёты, максимальное количество боеприпасов на себе и гранат. Сегодня же я поговорю с бойцами, а вечером выступаем. Нам идти всю ночь, атака утром, в девять часов.
- Почем не в собачью вахту? – поинтересовался Омельченко. – Тут шансов больше будет подойти незаметно.
- Может и так, но в штабе будут только дежурные. Я не собираюсь искать их по всему городу. Хочу застать на рабочем месте.
- Я не могу разрешить мангруппе участвовать в этой авантюре, - нахмурился подполковник.
- Ты всего лишь особист, - улыбнувшись, похлопал я Омельченко по плечу и направился обратно купаться. Через час собрание бойцов и командиров мангруппы, нужно успеть подготовиться к нему.
На обратном пути, Омельченко меня оставил и с задумчивым видом ушёл в сторону лагеря, я велел одному из бойцов позвать ко мне дежурного офицера. Кода тот пришёл, я сообщил ему об всеобщем совещании и назначил время сбора.

26 мая. 11 часов 17 минут по московскому времени. Москва Кремль. Кабинет Сталина.

- Товарищ Сталин, к вам со срочным докладом товарищ Берия, – прозвучал в селекторе голос секретаря.
На секунду задумавшись, Сталин попросил присутствующих в кабинете старших офицеров Политуправления подождать в приёмной. Все трое молча вышли, пропустив в кабинет наркома Берия, и сели на стулья в ожидании окончания срочного совещания.
- Сообщение от Омельченко, - с порога сообщил Берия. – Объект чтобы помочь Украинскому фронту и корпусу генерала Титова в частности, решил атаковать штаб генерала фон Бока.
- Что это может нам дать? – поинтересовался Сталин, читая поданную ему докладную записку.
- Я заехал в Генштаб и поговорил с Шапошниковым, который в курсе действий Объекта. По его предположению это может очень серьезно сказаться на обороне немцев и дестабилизации ситуации с их командованием. В этом случае общее наступление Украинского фронта будет наиболее благоприятно для нас. Шапошников уже поднял весь штаб и готовиться к этому.
- Я запрещаю эту авантюру. Согласно служебной приписке Шапошникова ясно понятно, что мангруппа скорее всего погибнет.
Нарком продолжал стоять перед столом по стойке смирна, хозяин кабинета пока не предложил ему присесть.
- Объект, как сообщил Омельченко, считает так же, - кивнул нарком. – Однако они вот уже как два часа перешли только на приём. Предполагаю, что мангруппа Объекта выдвинулась в сторону штаба «Юг».
- Мы знаем, где он?
- Да, сведенья получены, от штаба Объекта. Планировалась бомбардировка штаба массированным авианалётом, который должен был произойти через два дня.
- Думаю, раз мы не сможем его остановить, тем более нам это выгодно, то мы им поможем, - сказал Сталин и, подняв трубку телефона скомандовал. – Шапошникова, срочно… Борис Михайлович? Здравствуйте, Сталин вас беспокоит. Вы уже в курсе, что удумал наш майор?.. Вот как, очень хорошо, считайте моё согласие получено, забирайте обе армии из резерва Ставки… Так вот что я звоню, думаю нужно помочь майору в его деле. План налёта на цель у вас уже подготовлен?.. Вот и харашо, задействуйте его в девять утра. Ведь именно тогда майор решил действовать?.. Да, думаю, командующий ВВС вам поможет, поднимайте его. Остальное по вашему усмотрению, но я надеюсь, вы меня не подведёте.
Положив трубку на место, Сталин серьёзно посмотрел на продолжавшего стоять навытяжку Берию и сказал:
- Думаю, Лаврентий. Зря мы отпустили Виталия обратно. Авантюрен.
- Это так, товарищ Сталин, - тихо сказал нарком. – Но согласно моим выводам и выводам Шапошникова. Это был действительно единственный шанс, отвести внимание на данный момент от Титова, на которого мы возлагаем некоторые надежды. В том что он ударит с тыла и поможет нам прорвать фронт с малыми потерями. В случае тяжёлого положения штаба фон Бока, мы временно выведем его из строя.
- Да, - согласился Иосиф Виссарионович, и стал не глядя искать в ящике стола любимые папиросы. – Нужно отдать приказ, чтобы провели налёт на штаб до атаки Объекта, и после, чтобы сравняли там всё с землёй… Как думаешь, Лаврентий, Виталий будет участвовать в рейде?
- Он своих бойцов не оставит. Не тот человек, - так же тихо ответил Берия.
- Не тот, - закурив, вздохнул Сталин. – Но людей ты всё же подготовь. Ты понимаешь, о чём я.
- Так точно, понимаю.

- Что скажешь? – тихо спросил я Путянина.
- Место они выбрали удачное, - ответил тот и стал показывать на небольшой городок с холмом неподалёку. - Рядом железная дорога, по столбам связь проходит, к которой они присоединились, не нужно задействовать свою проводную. Там на холме шесть радиоавтомобилей с антеннами. Пеленгатор в сопровождении бронетранспортёра и взвода солдат ездят и мониторят эфир вокруг штаба, чутко реагируя на все незапланированные выходы в эфир. Восемнадцать постов с пулемётами на подъезде и вокруг штаба, три роты в обороне, с противотанковыми пушками и миномётами. Вон там танковая рота с моторизованной ротой стоят, подвижный резерв. Ещё в городке полк пехотный стоит со всеми средствами усиления. Зенитчиков тут видимо-невидимо. Я только с этой стороны шесть батарей насчитал разных моделей и калибров.
- Да-а, – протянул я. - А наши соколы уже через полчаса должны появиться, как сообщила Большая земля. Встретят их тут с огоньком. Потери будут, это точно. Но с другой стороны во время неразберихи мы сможем спокойно подойти вплотную, старясь не попасть под свои авиабомбы и атаковать немецкий штаб. Значит, говоришь он располагается на той улице, где три трёхэтажки?
- Все провода туда ведут, - кивнул Путянин, и тут же зашипел. – Тихо, товарищ майор, егеря обход делают.
Буквально в двадцати метрах от нас, внизу под обрывом, шурша камышом, показалась группка из двадцати солдат в немецкой камуфляже, некоторые с нашими самозарядками, но очень уверенные в себе. Мне их вид очень не понравился.
Мы находились на берегу реки и с высокого обрыва разглядывали городок, где находился штаб фон Бока, деревянный, но крепкий мост через реку, что охранял взвод солдат, а также на позиции немецких частей вокруг города. Последних было в достатке, как доложил мне командир диверсионного взвода.
- Про егерей ты мне ничего не сказал, - шёпотом пробормотал я.
- Их два завода всего, стоят вон у той мельницы, видите сарай рядом?
- Да вижу, – снова приложился я к биноклю.
- Что-то немцы у зениток забеспокоились, - пробормотал через пару минут Путянин.
- Похоже, им сообщили от передовой о пролёте крупной партии советских бомбардировщиков. Тут где-то две эскадрильи «мессеров» стоит, они тоже должны поучаствовать в драке.
- А мы их так и не нашли, - огорчился Путянин.
- Наше время, - уходим, скомандовал я и мы медленно, задом покинули наблюдательный пост.
В кустах бойцы помогли снять с нас маскировочные накидки из камыша и кустарника, после чего мы заспешили к колонне, что стояла на повороте дороги, ожидая нас. Тут была низина и ответвление с дороги, немцы, что ездят по шоссе нас не видят, а на этой их не встретишь. Была легковушка с какими-то алкашами-тыловиками, но их быстро прирезали, машину отобрали.
Продравшись через кустарник, я ещё издалека замахал руками, чтобы заводились, так что когда мы подбежали, колонна уже дымила выхлопом газов, ожидая команды к движению.
На секунду остановившись, я окинул парней взглядом. Из кабин и кузовов грузовиков и бронетранспортёров, из люков танков на меня смотрели мои парни. Те, кто добровольно согласился пойти со мной в этот последний бой. Помню, когда я говорил после комиссара отряда, те тяжелые слова вчера вечером, то был ответ от Лютого:
- Командир, мы всё понимаем. Ты нам всё объясни подробно, что нужно делать, мы сделаем, поверь нам.
- И объясню и пойду с вами. Это и мой бой тоже, – с некоторым облегчением улыбнувшись, ответил я.
Тут на моё плечо легла рука Омельченко, обернувшись, я угрюмо сказал:
- Не уговаривай, я иду.
- Не буду, - тихо сказал он. – Я тоже иду. Это и мой бой тоже.
В последний бой шли все боевые группы, все три мотострелковых взвода, в каждом по двадцать семь-двадцать восемь бойцов. Шли снайперы, но они нас со стороны поддержат, потом уйдут, шли танкисты. Всё, отказавшихся не было. Артиллеристы и тыловые подразделения тоже как один высказались за то, что идут с нами. Но тут я жёстко настоял на своём, приказав им обстреливать из пушек город, поддерживая нашу атаку, потом уходить. Гаубицу бросить, всё равно снарядов мало осталось, как раз на один бой.
Дальше остатки мангруппы поведёт Малкин. Жалко Маргелова нет, он улетел вместе с танкистами Шереметьева, возвращаясь на Ленинградский фронт к своим боевым товарищам, а то бы я на него повесил эту обязанность.
В данный момент артиллеристы противотанкисты должны подготавливаться к выкатыванию пушек на берег реки, чтобы оттуда обстреливать окраину города и те подразделения, о которых они дотянуться. Стрелять недолго, два десятка осколочных снарядов, после чего всё бросать и бежать, потому что их сметут там в мгновение ока как только определят откуда ведётся огонь.
Гаубицы и все три стодвадцатимиллиметровых миномёта установили в небольшой ложбинке, до обрывистого берега, где сейчас располагаются корректировщики, примерно в полукилометре от противотанкистов. Уже брошена полевая связь, если что у них есть дублирующая радиосвязь.
Ещё раз осмотрев серьезные лица бойцов и командиров, я поднял руку, со сжатым кулаком, и ударив ей вверх, крикнул:
- Порвём их парни?
- Да-а-а!!! – раздался многоголосый вопль.
- По машинам, - крикнул я и, запрыгнув на подножку грузовика, скомандовал. – Начать движение!
В этот раз я был в форме офицера Красной армии, как и всё бойцы и командиры. Шансов выбраться из этой передряги было не много, поэтому мы шли в своей форме.
На подъезде к мосту, первый советский самолёт, кажется, это был Пе-2, клюнул носом и с воем, который расслышал даже я, начал падать на позиции зенитной артиллерии, которая палила по подходившим эскадрильям советских соколов. Наш пикировщик, получив несколько снарядов в кабину, врезался в землю, забрав с собой одну из зенитных батарей. Похоже, до самого столкновения им управляли. А наверху был бой, немецкие «мессеры» своими худыми силуэтами похожие на летучих рыб, мелькали среди сомкнувших ряды советских бомбардировщиков. Однако и те оказались не так беззащитны, мало того что они огрызались оборонительным ворожением. Так оказалось, что их прикрывал целый полк дальних истребителей.
На земле царил ад, бомбардировщики подходили и разгружались, не обращая внимания на плотный зенитный огонь, от которого то один то второй бомбардировщик покидал строй и с дынным следом проваливался вниз, но город был затянут дымами.
Пока мы наблюдали за боем, бойцы Путянина уже ликвидировали охрану моста, давая нам возможность переправиться на тот берег. Авиация помогла неслабо, отвлекла внимание охраны, и потери во взводе Путянина было всего трое убитыми. Другие немецкие части не заметили безобразия на мосту, им было не до этого.
- Пошли! - скомандовал я, и мангруппа ускоряя ход, сквозь разрывы авиабомб, содрогаясь от случайных попаданий осколков направилась к окраине города. Нас не интересовали те подразделения то стояли вокруг него. Нет, наша цель была внутри, там, где упало не так уж и много бомб, в основном цели советских лётчиков были вокруг города, те самые подразделения, что обороняли штаб.
Прорваться в город смогли не все, один грузовик и один «Ганомаг» остались на дороге нашпигованные осколками. Их покидали уцелевшие бойцы и на ходу заскакивали в проходящие мимо машины. Мы уже несли потери, даже ещё не добравшись до штаба фон Бока.
Дальше колонна разделилась, основная группы пошла по центральной улице прямо к штабу, до которого было полкилометра, две другие свернули кто направо кто налево. Их задача террор на улицах городка. То есть они должны ездить по улицам и стрелять во все, что одето в форму Вермахта. То есть создавать панику и отвлекать от действий нашей группы, куда входило три танка, два бронетранспортёра и два взвода мотострелков.
Улицы городка были просто забиты разнообразной техники и это создавало проблему, проход посередине был, машины и бронемашины были припаркованы, однако это Воронина и его экипажи не остановило. Танки, идущие впереди, шли клином, снося их с дороги или подминая под себя. Когда до штаба фон Бока осталось метров сто, здания уже было видно, один танк разулся, на одном из металлических блинов, ранее бывшим легковым «Опелем». Однако танкисты не покинули машины, а крутили башней и прикрывали нас пулемётным огнём, и редко бухая из пушки, когда была достойная цель. Именно наводчик этого танка, трижды выстрелив, снёс входные двери у всех трёх штабных зданий, что облегчило нам проникновение.
Пока танки крушили все машины, что были на этой и соседних улицах, стреляя во всё что шевелиться, а надо сказать немцев хватало, мы покинули грузовики и, разбившись на подразделения, начали штурм зданий. У входа в то, к которому устремился я вслед за пятёркой мотострелков, лежало в крови два старших офицера, полковник и генерал-майор.
Работали мы жёстко, мой ППШ бил не преставая, благо запасных дисков хватало, у меня их было шесть штук. К тому же Борисов, постоянно прикрывал меня. Работали мы двойкой. Пока один перезаряжался, другой прикрывал, и наоборот. Пока пятёрка мотострелков используя гранаты и автоматы зачищала второй этаж здания, мы с сержантом и ещё двумя бойцами тоже-самое делали на первом этаже. Сперва граната, потом очереди по углам. Не всегда успевали. Некоторые офицеры покидали свои комнаты через окна, приходилось стрелять им в спину, но пяток всё-таки ушло. Самое обидное среди них был и генерал.
Когда мы закончили, живых кроме нас не осталось. Со второго этажа спустился только один боец, да и то раненый. Мы тоже потеряли одного бойца, да Борисов был ранен. Зацепило руку и бок. Боец доложил, что второй этаж зачищен, но третий где укрылось большинство немцев, взять не смогли, потери были слишком большие. Раненый сержант, командир пятёрки, у лестницы сторожит их, чтобы немцы не спустились и не ударили нам в спину.
Пока уцелевший мотострелок перевязывал их обоих, я выглянул на улицу. Увиденное заставило меня поморщится. Разутый танк горел, ещё один полыхал на соседней улице, а в ста метрах я видел знакомый корпус «четвёрки» Воронина, что крутился с заклиненной башней, пулемётным огнем, пытаясь не допустить до корпуса подкрадывающихся немецких пехотинцев с минами в руках. Его прикрывал пулемёт со второго этажа из соседнего здания, которое должны были брать бойцы под командованием Омельченко. В третьем здании всё ещё шёл бой, с третьего этажа вырывались огни пламени.
Подхватив автомат, я достал из подсумков погибшего бойца снаряжённые диски и велел раненым держать окна, скоро немцы покончат с нашим уличным прикрытием, и примутся за нас. Было видно как по улицам подтягиваются новые силы. Наше прикрытие, группы террора, что работали на других улицах, похоже уже были уничтожены. Это не Киев, тот везде были немцы, и не дали им нормально разгуляться.
Пробежав по лестнице наверх, я присел у тела сержанта, полусидевшего рядом с лестницей, и проверил пульс. Мёртв. После этого я дёрнул кольцо и, подождав пару секунд, кинул лимонку на площадку третьего этажа. Там заорали, но сбросить гранату не успели. Времени не хватило, а я рванул наверх стреляя на уровне пола по суетящимся фигуркам в такой ненавистной форме. Выпустив диск, полтора десятка я точно положил, коридор тут дли-и-инный, для стрельбы подходящий. Я перезарядился, и чуть не подстрелил Борисова и обоих бойцов, бегущих вверх по лестнице. Хотя Борисов скорее ковылял, слишком много крови он потерял.
- Мы с вами, товарищ майор, - сказал сержант.
- Один на лестнице, держит второй этаж и площадку первого, чтобы нам в спину не ударили, остальные прикрывайте меня, скомандовал я и, приготовив гранату, кинул её в ближайшую полуоткрытую дверь. Скорее всего, там никого не было и граната хлопнула в холостую, но мы всё равно её проверили. Переступая через тела погибших офицеров, ниже капитана не было ни одного, мы так проверяли комнату за комнату, кабинет за кабинетом. Видимо немцы решили атаковать, две двери дальних кабинетов распахнулись и на нас помчались стреляя из своих пистолетов десяток офицеров. Как в атаке, с перекошенными лицами он шли в рукопашную. А мы стреляли. Я стоял в положении с колена, остальные стоя, три автомата взяли богатую жертву, и положили всех. Но я обнаружил, что встаю один, боец и Борисов лежали на спине. Сержант наповал, а мотострелок отходил. Да и я вдруг почувствовал слабость. Вот честно слово не чувствовал что в меня попали, а на груди мокро. Собрав последние силы, я стал осматривать оставшиеся кабинеты штаба. В одном, здоровенном с картами, устилающими стол я обнаружил двух генералов и полковника, они стояли и гордо смотрели на меня, их кобуры были закрыты.
- У вас был шанс, - чувствуя как по губе течет кровь, прохрипел я и, вскинув автомат нажал на спусковой крючок, добивая остатки диска. Генерал, в котором я признал фон Бока, упал изрешечённый пулями, как и остальные офицеры. Чуть позже, с опозданием в пару секунд на ковровую дорожку упал и я.
Я был ещё в сознании, передохнув несколько секунд, собираясь с останками сил, полз к окну. Встать я уже не мог.
Там я несколько раз пытался встать, чтобы узнать, держится кто или нет, но силы быстро таяли. Сняв с пояса последнюю гранату, я выдернул кольцо и держал запал, устало поглядывая на входные двери, чувствуя, как с кровью из меня уходит жизнь.
Мои надежды не оправдались, через пять минут дверь с шумом распахнулись двери и в кабинет ворвались немецкие автоматчики, сосредоточившись у стен. Ко мне они не подходили, только поглядывали на зажатую в руке гранату да приговаривались на своём на варварском.
Через минуту следом прошёл офицер, майор как определи по его погонам. С огорчением посмотрев на убитых генералов, он покачал головой и подошёл ко мне, присев на корточки в паре метров.
- Майор Фролов? – спросил он, жутко коверкая слова.
- Да… я, - прохрипел я.
- Я должен вас расстрелять на месте, с учётом того что вы натворили, однако смотрю что этого уже не требуется, да?
- У каждого есть выбор. Я свой… кха-кха… сделал.
- Хотите остаться в живых?
- У меня только одна просьба… кха-кха…
- Какая? – заинтересовался майор.
- Похороните не глубоко.
- Не вижу ничего сложного. Похоже, у вас нет шансов.
- Вы правы, - сказал я и отпустил чеку.
Дело было в том, что эта граната была специфичной, даже если бы захотели все пятеро автоматчиков и офицер не успели бы покинуть кабинет. У них не было тех четырёх секунд. Именно с запалом этой гранаты я поработал, и она рванула сразу, как только щёлкнула чека.
Разрыв гранаты подкинул и отшвырнул в бок меня, досталось майору и возможно кому-то из солдат, но я этого уже не видел. После разрыва меня поглотила тьма.

Эпилог.
Я не писатель - я просто автор.
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 36
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Репутация: 13767 (+13833/−66)
Лояльность: 4533 (+4545/−12)
Сообщения: 2454
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 6 лет 9 месяцев
Имя: Владимир.

#436 артем » 29.09.2014, 19:59

Хорошо написано.
Была бы возможность поставил бы сотню плюсов. Думаю форумчане поддержат.
артем M
Новичок
Возраст: 49
Откуда: СПб
Репутация: 2224 (+2391/−167)
Лояльность: 238 (+266/−28)
Сообщения: 1696
Зарегистрирован: 30.12.2013
С нами: 4 года
Имя: артем

#437 lerner » 29.09.2014, 20:36

- У меня только одна просьба… кха-кха…
- Какая? – заинтересовался майор.
- Похороните не глубоко.
Ну так на сей то раз небось небольшой шанцевый инструмент замаскировал под брючным ремнем, ну или как то так, потому что обычный нож или заметный металлический предмет обнаружат при поверхностном осмотре и снимут.
А тут все ясно - для противника он в форме РККА и таких там много, поэтому в одежде его что-то искать вряд-ли стали бы, да и он видимо уничтожил того, кто знал и искал его, но кинжал за голенищем..., его конечно надо положить, но наверняка бы обнаружили при поверхностном осмотре, а вот парочку тычковых ножей-когтей, кстати они крепче и удобнее для компки, или что-то подобное за ремнем вряд-ли обнаружили бы.
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\
lerner
Новичок
Возраст: 55
Откуда: Новгород
Репутация: 328 (+1013/−685)
Лояльность: 1 (+11/−10)
Сообщения: 1180
Зарегистрирован: 08.12.2011
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Алекс

#438 партайгеноссе » 29.09.2014, 21:06

Владимир_1 писал(а):Там я несколько раз пытался встать, чтобы узнать, держится кто или нет, но силы быстро таяли. Сняв с пояса последнюю гранату, я выдернул кольцо

Владимир_1 писал(а):Вы правы, - сказал я и отпустил чеку.

Если граната Ф-1 или РГД-5, то срабатывание запала происходит, если разжать ладонь и отпустить предохранительный рычаг.
В этом случае отлетает на 10-15 см в сторону, вилка держателя на верхнем конце рычага не удерживает кольцевой паз-проточку на штоке ударника, ударник под воздействием пружины идёт вниз и бьёт по капсюлю-воспламенителю.
При медленном разжатии ладони без броска в ладони ощущается плавный толчок планки предохранительного рычага.

Пы.сы. На месте ГГ я бы применил РГ-42 или РГД-5, чей корпус при подрыве не образует тяжелых осколком - меньше повредит мертвую тушку ГГ, легче регенерировать в ч. 3. "Генерал-упырь Красной Армии". :ya_hoo_oo:
партайгеноссе
Новичок
Возраст: 43
Откуда: Калининградская область
Репутация: 55 (+55/−0)
Лояльность: 457 (+457/−0)
Сообщения: 84
Зарегистрирован: 23.11.2011
С нами: 6 лет 1 месяц
Имя: Евгений

#439 АВС-36 » 29.09.2014, 23:22

При авианалете все кроме дежурных покидают здания и уходят в бомбоубежище или в щели. Наличие укрытий при штабе группы армии обязательны по инструкции подготовки развертывания штаба.
АВС-36
Новичок
Возраст: 38
Откуда: Владимирская область
Репутация: 200 (+205/−5)
Лояльность: 1076 (+1095/−19)
Сообщения: 231
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 7 лет
Имя: Александр

#440 Sergey_Zloy » 30.09.2014, 02:11

Достойная смерть:ЗА РОДИНУ.
Спасибо АВТОР! Действительно ОТЛИЧНОЕ окончание книги, жаль только ГГ погиб, но так было всегда:лучшие гибнут первыми, давая возможность жить многим.
Sergey_Zloy M
Новичок
Возраст: 40
Откуда: г.Томск
Репутация: 597 (+606/−9)
Лояльность: 588 (+590/−2)
Сообщения: 499
Зарегистрирован: 01.04.2013
С нами: 4 года 9 месяцев
Имя: Sergey

Пред.След.

Вернуться в Поселягин Владимир

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 8 гостей