Мы из Бреста

Список разделов Мастерская Личные разделы Сизов Вячеслав Николаевич.

#3341 master_iuda » 18.10.2017, 19:48

Medved_,
спасибо
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3342 Golikov64 » 18.10.2017, 20:14

Присоединяюсь к поздравлению!!!! :co_ol:
" Красиво умереть не проблема, красиво убить врага, искусство."
" Лучше быть хорошим человеком,ругающимся матом и бъющим морды всякой сволочи ,чем тихой ,воспитанной тварью."
"Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести"
Golikov64 M
Новичок
Аватара
Возраст: 57
Откуда: г.Саратов
Репутация: 3539 (+3602/−63)
Лояльность: 281 (+308/−27)
Сообщения: 1174
Зарегистрирован: 06.12.2011
С нами: 5 лет 11 месяцев
Имя: Алексей

#3343 master_iuda » 19.10.2017, 12:47

Golikov64,
Спасибо большое Леша!.
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3344 Ольгерт Иванов » 21.10.2017, 04:39

Изображение
Альтернативка - книга о том, что могло бы быть.
Прежде, чем писать альтернативку - вспомни, чьи танки стояли в Берлине?
笑一笑十年少, 愁一愁白了头(Смейтесь. Смех продлевает годы)
一期一会(Одна встреча. Один шанс)
Ольгерт Иванов
Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: Украина Чернигов
Репутация: 10492 (+10530/−38)
Лояльность: 931 (+1015/−84)
Сообщения: 2318
Зарегистрирован: 13.12.2010
С нами: 6 лет 11 месяцев
Имя: Ольгерт Иванов

#3345 master_iuda » 24.10.2017, 09:05

Глава
Из воспоминаний Галунова Ивана Кузьмича 1921 года рождения. (АИ)

Из госпиталя я вернулся в начале марта. Было удивительно, что меня ранее сидевшего в лагере, отправили служить в Брестскую бригаду НКВД.
Я-то думал, что снова попаду в зап., а оттуда уж куда пошлют ведь от нашего лыжного батальона практически ничего не осталось. В госпитале наших ребят всего два десятка набралось. Да потом пара человек уже на больничной койке скончалась. Так что думал одна у меня дорога в зап. Тем более что лечился я в армейском госпитале г. Алексеевка. Но нет.
В канцелярии госпиталя мне выдали предписание явиться в штаб бригады НКВД, а на складе выдали обмундирование положенное бойцу штурмового подразделения – без погон, с одними петличками. Самое удивительное было в кассе госпиталя – там выдали такую кучу денег, что я сначала и не поверил. Думал, кассир ошибся. Ан нет! Все до копеечки правильно рассчитали – и за ранение, и за орден, и полуторный оклад по должности – рядового бойца НКВД. Много. Даже слишком много. Я столько никогда в руках не держал.
Как до Подмосковья добирался, рассказывать не буду. Долго. Почти четыре дня из Алексеевки до Москвы ехали. Полдня только в Воронеже стояли – ждали, когда жд. путь в очередной раз починят.
Пока было время, я около станции прошелся, ноги размял, на разруху посмотрел, кипяточку набрал и продуктами на складе отоварился. А что еще делать? В вагоне насиделся, а с соседями еще в госпитале наговорился.
Что сказать об увиденном? Не было города – развалины кругом. Патрульные сразу же сказали, чтобы я далеко от жд. путей не отходил – минировано тут все еще кругом. Пути-то и то, что к ним примыкало, очистили, а вот дальше не получается. Слишком уж тут жестокие бои шли. Много неразорвавшихся снарядов и мин осталось, да и минные поля еще не все сняты. Каждый день подрывы происходят. Так что я от греха подальше никуда особо и не пошел. Так посмотрел со стороны и все.
Рядом со станцией располагались палатки эвакогоспиталя, где лечились, в том числе и военнопленные. Враг, отступая, оставил победителям не только своих убитых, но также раненых и больных. Но было их мало. Вымерзли. Да и наши, похоже, не сильно озаботились их спасением. Слишком уж много их было по подвалам и закоулкам. Не всех сразу нашли. Да и свободных рук не хватало – своих бы раненых собрать. Потому уже собирали заледенелые трупы противника. Может оно и правильно. Чего врага жалеть? Они нас ведь не жалели! Насмотрелись в лагерях для военнопленных.
Бригаду я нашел на ее подмосковной базе. Первоначально определили меня в штурмовой батальон. Хоть он не был еще укомплектован, тем не менее, практически сразу же началась учеба, которая шла и днем и ночью. Чему учили? Действию при прорыве вражеской линии обороны, городском бою, обороне, борьбе с танками. Особо много внимания уделяли знанию и умению владеть оружием нашим и трофейным. Мне в первый же день на складе выдали автомат ППШ и нож от СВТ. Взводный внимательно смотрел, как я автомат от смазки очищаю, диски и патроны проверяю. Ничего не сказал. Только одобрительно покивал. Потом пришлось мне заново изучать пистолеты и револьверы, немецкий карабин Маузер, нашу «светку»*(СВТ), ручные пулеметы наши, немецкие и итальянские. И все обязательно со стрельбами.
Офицеры батальона практически все были свои «доморощенные» - из тех, кто в батальоне еще рядовым начинал. Так что службу знали и строго спрашивали за все. Я на хорошем счету был, потому в наряды и не попадал. А «залетчикам» постоянно доставалось – вместо отдыха работать на кухне или на заготовке дров.
Время для отдыха мало оставалось. Только вечерами пару часов до отбоя, да после обеда в выходные дни можно было потратить на себя. Да и то старались их тратить по разумному.
По рабочим и выходным дням в клубе бригады и поселковой школе для бойцов работала «вечерняя школа». Многие из нас же только начальную и семилетнюю школы закончили, а тут под руководством учителей проходили курс средней школы. Еще у нас большим спросом пользовались кружки – те, где изучали иностранные языки – немецкий, польский, белорусский. Один старый еврей идиш преподавал, но к нему мало кто ходил. В основном все на немецкий налегали.
Каждую пятницу и в выходные по вечерам на площадке перед клубами бригады и поселка под духовой оркестр были танцы. Туда народа много набиралось. Девушки приходили и наши бригадные, и поселковые, и из банно-прачечного комбината, и из зенитного полка, и даже с авиабазы. Все равно их на нашу ораву мало было. Порой между мужиками до скандала доходило из-за того чтобы потанцевать с понравившейся девушкой. Права старались все же без мордобоя обходиться, а то можно было спокойно на «губу» залететь.
Жили мы в землянках построенных еще несколько лет назад. Землянка если за ней следить очень хорошее и теплое жилье. В нашей части из тех, кто инвалидность в боях получил, строительную бригаду сформировали. Пока части в расположении не было, они следили за всеми жилыми помещениями - ремонтировали крыши и стены, печи и нары, строили новые здания. С приездом бойцов они переходили на другие объекты – заготавливали материалы для домов в поселке, но и о нас не забывали, заходили печи осматривали. Мы от них не отставали, многое старались сами сделать. Руки-то мирной работы хотели, а не только убивать.
Из госпиталя я в ношенном и неоднократно ремонтированном обмундировании приехал. То, что на складе нашлось то и выдали. В батальоне меня переодели. Выдали: теплое толстое нижнее белье, специальную ватную куртку с капюшоном, брюки стёженые, ватные, с лямками на плечах, почти по самую грудь. Шапку, рукавицы с указательным пальцем, белый маскхалат и валенки. Снега-то, несмотря на то, что вроде как весна была, вокруг еще хватало. В лесу по грудь снега местами было.
Дней через пять после моего приезда, по «солдатскому телефону», новость прошла – якобы в бригадном разведбате из «старичков» хотят сформировать лыжную разведывательно-диверсионную роту. Брать вроде как туда хотят тех, кто на лыжах хорошо «стоит». Наш ротный заводила Сашка Решетников ко мне сразу приставать стал - «Ты же лыжник! Давай подавай рапорт о переводе туда». Я и в правду как приехал в часть, сразу же на лыжи встал. Нравилось мне ходить на них по зимнему лесу. С разрешения ротного каждый день по пять-семь километров вокруг гарнизона бегал. Но рапорт о переводе подавать не стал - сказали же, что туда «старичков» брать будут, а я «без году неделя» в части. Тем не менее, в разведроту все же попал.
Их ротный старший лейтенант Малин меня на лыжной пробежке приметил и ко мне пристроился. «На слабо» меня взял. Кто первым до финиша дойдет. Да я сильнее его оказался. Первым пришел. Тогда-то мы с ним познакомились. Так мы с ним пару дней посоревновались, потом к нам еще пара ребят из его роты присоединилась. Вот мы и бегали наперегонки. Но я все равно первым к финишу приходил. Старший лейтенант Малин меня как то в сторонку отозвал и предложил к ним в роту перейти. Я сначала отказывался – неудобно мне перед своими товарищами было. Только пришел в роту и снова уходил. Кроме того я же судимый был. Хоть и сказано нам было прокурором после освобождения из лагеря об этом не вспоминать, но слов из песни не выкинешь. Об этом и своих сомнениях я Малину без утайки рассказал. Но он меня убедил, что это для них мелочи. Уговорил-таки меня Юрий Иванович. На следующий день я уже в разведроте обосновывался.
Почти два месяца опять учился. Минно-взрывному делу, разведке местности, чтению топографической карты, снятию часовых, самообороне без оружия, немецким Уставам.
С апреля батальоны бригады в составе батальонных тактических групп на фронт выезжали, в боях участвовали. Вот в конце мая и до нас очередь дошла, нашу разведроту на фронт отправили. Под город Белый, что на Смоленском направлении расположен. Бои там очень тяжелые шли. Немцы все фронт наш прорвать хотели, но мы, ни на шаг не отступили. Все их атаки парировали.
В дивизии, к которой мы были приписаны, своих разведчиков хватало. Вот нашу роту в основном как диверсионную и использовали. В рейд в тыл к фашистам мы, как правило, ходили на три-пять суток, было несколько раз, что «гуляли» аж две недели. Вёл роту проводник из партизан или местных жителей. Линию фронта проходили всегда ночью или под утро. Потом бегом почти всю дорогу бежать приходится. Особенно если на наш след ягдкоманда или кто еще прицепится. Километров тридцать через чащобы, буреломы и болота за ночь отмотаешь, ноги пухли как булки, болели страшно. Уходя от преследования, обычно свой след минировали противопехотными минами. Отрывались от преследователей с помощью гранат Ф-1.
«Лимонку» закрепляли в развилке куста, рядом с тропой. Чеку гранаты почти вытаскивали, оставляя самый кончик, сдерживающий боек. Бечевку от чеки протягивали через тропу, замаскировав ее. Затем через каждые метров 100 оставляли протянутые веревки, но без гранат. Расчет был такой. Подорвавшись, преследователи станут более внимательны, бечевка их будет останавливать, когда же их бдительность притупится, они устанут от пустых поисков, тогда-то и сработает еще один заряд.
Если фашисты брали нашу группу в кольцо, окружали, тогда применялся «таран». Это способ такой прорыва. Прежде всего, находили в цепи наиболее растянутую линию, где были бреши между преследователями, чтобы огневая мощь группы была сильнее, чем у врага в том месте, где намечен порыв. Расположение группы - клином, уступом. В минуту прорыва все решают быстрота, натиск и неожиданность. Бойцы клином таранили цепь, стреляя из всего, что у них имелось, и исчезали, оставляя позади себя расстрелянных в упор преследователей.
Если успешно оторвались, то ищем нужный объект. Порой круголя крутить приходилось на сотню верст. Иногда ходили и дальше. Ночевали под деревьями, но курить и жечь огни нам не разрешали. Выдает это сильно.
Сложнее всего нам диверсии на жд. линиях давались. Немцы вояки справные. Много чего против нас придумали - патрулирование на дорогах дополняли устройством вышек для охраны, снабженных прожекторами и пулеметами, огневых точек. Они спецально создавали открытые пространства, для чего на 200-300 метров по обе стороны пути вырубали лес и кустарники, устанавливали на подходах к путям мины-ловушки, шумовые устройства, проволочные заграждения. Наиболее тщательно охраняли железнодорожные мосты. Каждый из крупных мостов представлял собой настоящий оборонительный рубеж с колючей проволокой, минными заграждениям, системами вышек с пулеметами, дотами, прожекторными установками, ракетной сигнализацией. Через определенные промежутки времени по магистралям проходили бронепоезда, обстреливавшие лесные подходы к дорогам. Широко использовали хорошо обученных сторожевых собак.
Стремясь отвести взрывы от паровозов и вагонов, немцы пускали впереди эшелонов пустые платформы. На особо опасных участках пути замедлялось движение транспорта, а на некоторых оно разрешалось только днем и только после тщательного осмотра соответствующего участка дороги в целях поиска мин.
Я уж про вражеские засады на нас и не говорю. Они поджидали нас на подступах к магистралям и на путях отхода. Вообще их можно было ожидать и на любом участке маршрута.
Как действовали? Группа подрывников почти всегда под прикрытием подгруппы охраны действовала. Подойдя к дороге, группа залегала в пределах видимости железнодорожного полотна, изучала обстановку, вела наблюдение, выбирала место подхода к полотну. Иногда это длилось несколько суток. Установка каждой мины требовала мастерства, предельного напряжения и внимания. Особую опасность представляла установка не извлекаемых мин, способных сработать от любого колебания почвы. Большого умения требовала и их маскировка. На месте установки не должно было оставаться никаких следов. Нельзя было перемешивать сухие верхние слои с сырыми нижними - это сразу бы вызвало подозрение охраны. Лишнюю землю уносили с собой на плащ-палатке. Установив мину, сверху укладывали побеленные камешки - так, как они лежали вдоль полотна до минирования. Отходя, убирали свои следы. А ведь все это делалось ночью, в абсолютной темноте, с соблюдением тишины: при малейшем звуке в небо взмывали ракеты и мгновенно открывался огонь...
Теоретически, для того, чтобы перебить железнодорожный рельс требуется 200 грамм тротила или 400 грамм аммонита или аммонала, но на самом деле взрыв должен быть настолько сильным, чтобы выхватить в настиле полотна воронку, через которую не перескочить колесным парам паровоза и вагона. А для этого надо не менее 3 - 4-х килограммов тротила. Под большой эшелон ставили 3-4 заряда в разных местах полотна. Удобно было взрывать полотно на повороте, там заряд ставился в стык рельса, тогда эффект был больше.
На автомобильных дорогах мы использовали «поле смерти». Это когда на дороге устанавливаются две-три мины нажимного действия, причем задние срабатывают от взрыва передней мины по ходу движения. Таким образом, если взрывается передняя машина, она взрывает еще 1-2 машины, следующие за ней. Одновременно с этим вдоль движения колонны, по кюветам, устанавливали немецкие трофейные мины «шпринг-минен» S-34. Эта противопехотная мина подпрыгивает при взрыве вверх. При взрыве машин уцелевшие немцы кидались в кювет и попадали там, на прыгающие мины.
Что еще делали? Штабы, склады и батареи немецкие искали. Штабы то оно понятное дело – ликвидация управления, языки опять-таки ценные. Артиллерийские и минометные батареи уничтожить сам бог велел – чем больше уничтожим, тем меньше снарядов и мин на головы нашим парням упадет. А склады это вообще песня. Фрицы то привыкли, что у них снабжение хорошее и вино французское и сыры голландские и шпроты и сардины и боеприпасы всегда есть. Поэтому не любили они на голодном пайке сидеть. А мы их постоянно подсаживали на него - склады и технику что подвозом занимались, уничтожали. Под утро или ночью снимем часовых, завязываем короткий бой, подрываем технику, ГСМ и отходим к себе домой.
Своих не оставляли, ни убитых, ни тем более раненых. Не дай бог попадет в плен! Но трудно, очень трудно было отходить с ними. За плечами ранец, без него нельзя, в нем патроны, жратва дня на три, а то и больше, портянки запасные, гранаты, курево. Все это перематывали нижним бельем, чтоб не гремело. На шее автомат, на ремне нож и подсумок, тут и одному-то тяжело идти, а уж с раненым или убитым вообще смерть. Но все равно несли. Ломая себя через ни хочу. Чего только не придумывали для транспортировки. Но, в основном таскать приходилось на себе.
Отходили партиями. Небольшая группа, человека три, прикрывает после боя, остальные отходят. Забирают все и бегом. Пару сот метров пробегут, следующая группа остается прикрывать и так до места сбора.
Радиста оставляли километра за три до места боя. В бою он не участвовал. От него наши жизни зависли. Да и сведения о враге пока мы до своих добрались бы могли устареть. Вот и берегли радиста как могли. Они парни нормальные были, обижались порой, но в большинстве своем понимали, как важно вовремя данные передать.
Как вернёмся, сутки потом отсыпались, готовились к следующему рейду...
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3346 master_iuda » 26.10.2017, 14:37

Глава
Оперативный приказ Ставки вермахта №6
ОКХ, Генеральный штаб сухопутных войск. Ставка фюрера 15 апреля 1943 г.
Оперативный отдел (1). 430246/43. Отпечатано в 13 экз. Экз. № 4.
Штаб 2-й армии. Оперативный отдел, № 591/43.
Сов. секретно. Только для командования. Передавать только через офицера.
Поступило 17.4.1943 г.(Два приложения).
Оперативный приказ №6
Я решил, как только позволят условия погоды, провести операцию «Цитадель» — первое наступление в этом году.
Этому наступлению придается решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом. Наступление должно дать в наши руки инициативу на весну и лето текущего года.
В связи с этим все подготовительные мероприятия необходимо провести с величайшей тщательностью и энергией. На направлении главных ударов должны быть использованы лучшие соединения, наилучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов. Каждый командир, каждый рядовой солдат обязан проникнуться сознанием решающего значения этого наступления. Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира.
Я приказываю:
1. Целью наступления является: сосредоточенным ударом, проведенным решительно и быстро силами одной ударной армии из района Белгорода, и другой — из района южнее Орла, путем концентрического наступления, окружить находящиеся в районе Курска войска противника и уничтожить их.
В ходе этого наступления в целях экономии сил следует занять новый сокращенный фронт по линии Нежега — р. Короча—Скородное—-Тим—восточнее Щигр — р. Сосна.
2. Необходимо
а) широко использовать момент внезапности и держать противника в неведении прежде всего относительно времени начала наступления;
б) обеспечить максимальное массирование ударных сил на узком участке с тем, чтобы, используя местное подавляющее превосходство во всех средствах наступления (танках, штурмовых орудиях, артиллерии, минометах и т. д.), одним ударом пробить оборону противника, добиться соединения обеих наступающих армий и таким образом замкнуть кольцо окружения;
в) как можно быстрее перебросить из глубины силы для прикрытия флангов ударных группировок с тем, чтобы последние смогли продвигаться только вперед;
г) своевременными ударами со всех направлений по окруженному противнику не давать ему передышки и ускорить его уничтожение;
д) осуществить наступление в возможно быстром темпе с тем, чтобы противник не смог избежать окружения и подтянуть мощные резервы с других участков фронта;
е) путём быстрого создания нового фронта своевременно — высвободить силы для выполнения последующих задач, в особенности подвижные соединения.
3. Группа армий «Юг» сосредоточенными силами наносит удар с рубежа Белгород—Томаровка, прорывает фронт на рубеже Прилепы—Обоянь, соединяется у Курска и восточнее его с наступающей армией группы армий "Центр". Для обеспечения прикрытия наступления с востока, как можно быстрее достичь рубежа Нежега — р. Короча — Скородное — Тин, однако при этом не допустить ослабления массирования сил на направлении Прилепы, Обоянь. Для прикрытия наступления с запада использовать часть сил, которым одновременно поставить задачу нанести удар по окружаемой группировке противника.
4. Группа армий «Центр» наносит массированный удар наступающей армией с рубежа Тросна — район севернее Малоархангельска, прорывает фронт на участке Фатеж, Веретиново, сосредоточивая основные усилия на своём восточном фланге, и соединяется с ударной армией группы армий «Юг» у Курска и восточнее, для прикрытия наступающей группировки с востока, необходимо в кратчайший срок достигнуть рубежа Тим — восточнее Щигр — р. Сосна, не допустив при этом ослабления сил на направлении главного удара. Для прикрытия наступающей группировки с запада, использовать часть имеющихся сил.
Части группы армий «Центр, введенные в бой на участке западнее р. Тросна до разграничительной линии с группой армий «Юг», имеют задачу с началом наступления сковать противника путем проведения местных атак специально созданными ударными группами и своевременно нанести удары по окружаемой группировке противника. Непрерывным наблюдением и воздушной разведкой обеспечить своевременное вскрытие отхода противника. В этом случае следует немедленно перейти в наступление во всему фронту.
5. Сосредоточение сил обеих групп армий для наступления осуществить в глубине, вдали от исходных позиций с тем, чтобы, начиная с 28.4, на шестой день после отдачи приказа главным командованием сухопутных войск, они могли начать наступление. При этом следует принять все меры по маскировке, сохранению тайны и введению противника в заблуждение. Самым ранним сроком наступления является 3.5. Выдвижение на исходные позиции для наступления должно осуществляться только ночью при соблюдении всех правил маскировки.
6. Для введения противника в заблуждение продолжать в полосе группы армий «Юг» подготовку операции «Пантера». Подготовку надлежит усилить всеми средствами (демонстративные рекогносцировки, выдвижение танков, сосредоточение переправочных средств, радиопереговоры, действия агентуры, распространение слухов, применение авиации и т. д.) и проводить ее как можно дольше. Эти мероприятия по введению противника в заблуждение должны эффективно поддерживаться также соответствующими мероприятиями обороноспособности находящихся там войск (см. пункт 11 настоящей директивы). В полосе группы армий «Центр» не следует проводить в крупном масштабе мероприятия по введению противника в заблуждение, однако всеми средствами необходимо скрыть от противника истинную картину обстановки (отвод войск в тыл и ложные переброски, передвижение транспорта в дневное время, распространение ложных сведений о сроках начала наступления лишь в июне и т. д.).
В обеих группах армий соединения, вновь прибывающие в состав ударных армий, должны соблюдать радиомолчание.
7. В целях соблюдения тайны в замысел операции должны быть посвящены только те лица, привлечение которых абсолютно необходимо. Новые лица должны знакомиться с замыслом постепенно и по возможности позже. На этот раз необходимо непременно избежать того, чтобы вследствие неосторожности или небрежности противнику стало что-либо известно о наших замыслах. Путем усиления контрразведки обеспечивать постоянную борьбу с вражеским шпионажем.
8. Войска, предназначенные для наступления, учитывая пространственно ограниченные и точно известные цели наступления (в отличие от прежних операций), должны оставить в тылу весь транспорт, без которого можно обойтись в наступлении, а также всякий обременяющий их балласт. Все это только мешает и может отрицательно повлиять на наступательный порыв войск и затруднить быстрый подвод последующих сил. Поэтому каждый командир должен быть проникнут стремлением взять с собой только то, что необходимо для боя. Командиры корпусов и дивизий должны строжайшим образом контролировать выполнение этого требования. Необходимо ввести строгое регулирование передвижений на дорогах. Оно должно осуществляться самым решительным образом.
9. Распоряжения о снабжении, а также о немедленном и полном учете всех захваченных пленных, местных жителей и трофеев, а также о ведении пропаганды по разложению противника даны в приложениях 1—3.
10. Военно-воздушные силы также используют все имеющиеся силы на направлениях главного удара. Следует немедленно начать согласование вопросов взаимодействия с командными инстанциями ВВС. Обратить особое внимание на соблюдение секретности (см. пункт 7 настоящей директивы).
11. Для успеха наступления решающее значение имеет то, чтобы противнику не удалось наступательными действиями на других участках фронта групп армий «Юг» и «Центр» заставить нас отсрочить начало наступления «Цитадель» или же преждевременно отвести участвующие в нем соединения. Поэтому обе группы армий должны наряду с наступательной операцией «Цитадель» подготовить планомерно до конца месяца оборону на остальных и прежде всего на угрожаемых участках фронта. При этом в первую очередь необходимо ускорить всеми средствами строительство оборонительных позиций, прикрыть танкоопасные направления достаточным количеством противотанковых средств, создать тактические резервы, своевременно вскрыть активными действиями разведки направления главных ударов противника.
12. По завершении операции предусматривается:
а) перенесение разграничительной линии между группами армий «Юг» и «Центр» на общую линию Конотоп (для группы армий «Юг») — Курск (для группы армий «Юг») — Долгое (для группы армий «Центр»)
б) передача 2-й армии в составе трех корпусов и девяти пехотных дивизий, а также частей РГК, которые будут еще уточнены, из группы армий «Центр» в группу армий «Юг»;
в) высвобождение группой армий «Центр» дополнительно еще трех дивизий в резерв главного командования сухопутных войск в районе северо-западнее Курска;
г) вывод с фронта всех подвижных соединений для использования их в соответствии с новыми задачами. Этим замыслам должны соответствовать все передвижения соединений 2-й армии.
Я оставляю за собой право еще в период операции, в зависимости от хода боевых действий, постепенно переподчинять группе армий «Юг» штабы и соединения, упомянутые в пункте 12.б настоящего приказа.
13. Группам армий доложить о мероприятиях по подготовке наступления и оборонительных действий, проведенных на основании этого оперативного приказа, с приложением карт масштаба 1: 300 000 с нанесенной группировкой войск в исходном положении, а также таблицы распределения частей РГК и план согласованных с командованием 4-го воздушного флота и командованием ВВС «Восток» мероприятий по поддержке с воздуха наступления «Цитадель», а также план мероприятий по дезинформации противника. Срок представления — 24.4.
— * Приложения не публикуются.
Гитлер.
* * * * *

Из беседы штабных офицеров вермахта вечером 24.04. 1943 г. Орша

- Как прошло совещание в Варшаве?
– Неплохо. Адмирал передавал тебе наилучшие пожелания. Сожалел, что адъютант перед вылетом из Берлина не успел купить твои любимые пироженные.
– Да… я бы сейчас от них не отказался. То, что делают у нас в кафе, явно не дотягивают до берлинских изделий. Что-то еще спрашивал?
– Интересовался ходом нашей работы. Твой рапорт о проделанной работе я ему передал. Адмирал с ним ознакомился при мне. Дал положительную оценку сделанному и напомнил о необходимости проехать остальные школы, в том числе и на Украине.
Твоя идея о поддержке предложения «Белорусской партии независимости*» («Белорусской Незалежницкой Партии» или «БНП» – военно-политическая организация белорусских националистов создана в 1939-1940г. в Вильнюсе, просуществовала до середины 50-х годов. Инициатором по её созданию являлся один из идеологов белорусского национального движения ксёндз Винцент Годлевский. Формально БНП позиционировала себя как патриотическая и конспиративная организация с задачей вооруженной борьбы за независимость Белоруссии. В действительности с самого начала деятельности руководство партии активно сотрудничало с Абвером.) о воссоздании из местных жителей на территории Белоруссии разветвленной сети боевых организаций «Лешие» и «Черный кот» одобрена.
«Лис» дал распоряжение выделить все необходимые силы и средства запрошенные тобой. Решено в местечке «Дальвитц» развернуть разведывательно-диверсионную школу.*(в РИ такая школа была развернута с осени 1943 г. Со временем это формирование стало проходить по немецким документам как Специальный десантный батальон «Дальвиц» (Landung Bataillon zur besonderen Verfügung «Dalwitz» или «специальный белорусский батальон») Она будет находиться в подчинении Абверкоманды-203. В качестве слушателей туда будут направляться члены БНП, «Белорусской краевой обороны», «Союза белорусской молодежи», батальонов Белорусской краевой обороны и других объединений, полицейских и перебежчиков из Красной армии. В качестве начальника школы назван майор Герулис.
Абвергруппа 210 должна подготовить в Западной Белоруссии отряды по несколько десятков человек. Для их деятельности уже сейчас должны быть заложены оружие, боеприпасы и продовольствие, типографское оборудование. Абвергруппа 203 должна передать им из своих запасов закамуфлированные взрывные устройства.
Твое название плана «Liebes Kätchen» («Любимая кошка») Адмирал не изменил, под этим именем она так и будет числиться в наших делах.
Кандидатура, предложенная тобой в качестве руководителя белорусского «Черного кота» - Михаила Витушко* (член ЦК БНП, один из руководителей коллаборационистов («самообороны») в Полесье. Совместно с отрядами УПА Бульбы-Боровца проводила антипартизанские акции. Организатор немецко-фашистской полиции в Минске, до осени 1941 г. был заместителем Космовича (начальник полиции в Смоленске, руководитель антисоветской организации «Белорусский Освободительный Фронт» («Беларускі Вызвольны Фронт», БВФ). Главный организатор мобильных отрядов оккупационной вспомогательной полиции, действовавшей в тыловом районе группы армий «Центр» на востоке Белоруссии (Могилевщине), в Смоленской и Брянской областях, сформированных из числа белорусских националистов, именовавшихся службой порядка (нем. Ordnungsdienst, сокр. OD — «оди»). Майор «Белорусской краевой обороны». С лета 1944 года — офицер десантного батальона «Дальвитц». Витушко создал обширную сеть подпольных ячеек и партизанских отрядов, действовавшую до 1950 года, общей численностью около 3,5 тысяч боевиков и 10—15 тысяч подпольщиков. Всю территорию БССР штаб Витушко разделил на три оперативные зоны — Север, Центр и Юг. Эта сеть, получившая название «Белорусский освободительный фронт» (БОФ), действовала до 1955 года. В 1945 году органами НКГБ было «установлено, что подпольные группы БНП были созданы во всех областных и районных центрах БССР». В 1944—45 гг. НКВД и НКГБ удалось разгромить несколько партизанских отрядов БНП и взять в плен её руководителя Всеволода Родзько, которого в 1946 году приговорили к смертной казни и расстреляли. Сам Витушко в 1950 году якобы нелегально пробрался через Польшу в ФРГ, где жил до смерти, наступившей в 2006 году) им утверждена.
Кроме того решено аналогичные сети создать на Украине и в Латвии. Поэтому отряды, что там сформируются, будут носить названия - «дикие», «степные», «лесные» «коты» и «кошки». Для формирования этих отрядов мне разрешено использовать часть нашей агентуры в Брянской и Смоленской областях.
– Прекрасно. Что говорят о нашем новом наступлении?
– Оно будет обязательно. Приказ Ставки №6 остается в силе. Правда Фюрер еще не определился с датой его начала.
– Под Курском?
– Да. Насколько я понял, хотят срезать «Курский выступ» и лишить русских собранных там ударных сил. Для этого фон Манштейну и Моделю отдают все возможные резервы и новую технику, в том числе танки «Тигр» и «Пантера», а так же САУ «Фердинанд». Они впервые будут использованы массово. Авиация также получит новые и совершенные машины истребители-бомбардировщики «фокке-вульф 190-А», самолеты-истребители танков «хеншель 129 Б2». Конструкторы установили 30-миллиметровые пушки на «Ю-87» и «хеншели». Снаряды этих орудий способны пробивать тонкую верхнюю броню танков «Т-34».
Союзников к участию решено не привлекать – в ОКХ и ОКВ посчитали, что они слабы и ненадежны. В операции будут задействованы только немецкие части.
– Прости, я не верю в успех этого наступления. Мы опоздали с ним минимум на два месяца. Предложенный план операции мог бы быть реализован в конце зимы, но никак не сейчас. Получится, как и с «Суражскими воротами». Сколько мы уже топчимся на месте? Больше года! А успехов ноль. И это при условии нашего превосходства в людях и технике. То же самое будет и под Курском. Я изучил данные авиаразведки. Там русские уже сейчас построили несколько оборонительных линий и превратили важные пункты в настоящие бастионы и продолжают их совершенствовать. Чем больше мы будем тянуть с ударом, тем крепче будет их оборона. Их оборона во многом похожа на ту, что была в излучине Дона и которую так и не смог преодолеть Паулюс в своем стремлении прорваться в Сталинград.
– Ты хочешь сказать, что русские на этом направлении перешли к стратегической обороне и как давно они это сделали?
– Да. Они перешли к обороне сразу же, как только русские взяли Харьков и образовался «Курский выступ». Только после этого Советы завершили ликвидацию «Воронежского котла». Остановка под Харьковом танков Манштейна пытавшегося прорваться к войскам 6 армии был лишь этапом этого процесса. Ты за всеми своими делами это пропустил.
– Возможно. – Ответил подполковник. – Что, по-твоему, мы должны делать? Ударить в другом месте?
– Увы. Боюсь, меня никто не послушает. Нам лучше встать в оборону и пока не поздно нужно попытаться заключить мирное соглашение с русскими.
- Ты прекрасно знаешь, что фюрер на это пока не пойдет. Сколько раз уже были попытки уговорить его это сделать?
– По-моему три. Во всяком случаи о стольких мне рассказывал «Лис».
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3347 master_iuda » 27.10.2017, 12:37

Первая была в июле-августе 1941 года. Русские через болгарского посола Ивана Стаменова пытались выйти на контакт с нами. Тогда же Сталин попробовал обратиться к Гитлеру через посла Шуленбурга. Тогда в обмен на окончание военных действий Сталин отдавал нам Прибалтику, Западную Украину, Молдавию и часть Белоруссии.
- Жаль, что тогда не получилось заключить мир. Очень неплохие условия. – Да. Вторая попытка была в октябре 1941 года. Помнишь, мы тогда стояли под Москвой и в оптику смотрели на кремлевские башни?
– Конечно, помню. Как и то, что нас оттуда отбросили пинком под зад.
– Да. А ведь был шанс получить мир на наших условиях. Но договориться не удалось, так как победы кружили голову не только фюреру, но и остальным наверху. Гитлер вновь посчитал условия мирного договора невыгодными.
– Поговаривали, что во всем виноват Йодль* (генерал Вермахта, начальник штаба Главнокомандования). Он ввел фюрера в заблуждение, докладывал ему: - «Мы без преувеличения окончательно выиграли войну».
– Так оно или нет, не знаю. Знаю только то, что мы упустили свой шанс заключить выгодный для нас новый «Бресткий мир».
– Согласен. К третьей попытке договориться уже были причастны мы.
– Угу. Насколько я помню, это было в конце февраля 1942 года.
– Да. Это было после нашего поражения под Москвой и отступления под Вязьмой, восстания в Минске. Ты тогда лежал после ранения в госпитале.
– Ты еще после поездки в Берлин прилетал ко мне в Кенигсберг.
– Да. Мы тогда не смогли договориться с русскими. Они более прочно «стояли на ногах» и уже могли нам диктовать свои условия. Они предлагали - объявить перемирие до 1 августа 1942 года, отвести наши войска за старую границу, до конца года установить новые границы между Германией и СССР. Наши требования были для русских неприемлимы - правительство СССР должно незамедлительно покончить с еврейством. Уы тогда мы не сошлись с русскими во мнении.
– Жаль. Мы бы общими усилиями могли начать военные действия против Англии и США и обвинить в развязывании войны международное еврейское сообщество.
– Могли, но не сделали.
– Я слышал, что в декабре прошлого года после высадки союзников в Африке, Муссолини выдвинул предложение заключить мир с СССР и продолжить войну с англо-американцами. Якобы переговоры с советскими агентами по этому поводу в Стокгольме от имени Риббентропа вёл чиновник МИД Кляйст.
– Я об этом даже и не слышал. Раз ничего об этом неизвестно, то значит, никаких договоренностей достичь не удалось. В Берлине я слышал, что в августе прошлого года Шелленберг* (Вальтер Фридрих - бригадефюрер СС, генерал-майор полиции и войск СС начальник внешней разведки службы безопасности (SD-Ausland — VI отдел РСХА)), по поручению Гиммлера*(Ге́нрих Лу́йтпольд - один из главных деятелей Третьего рейха, нацистской партии и рейхсфюрер СС, рейхсминистр внутренних дел Германии), пытался установить предварительные контакты с англо-американцами. Якобы с нашей стороны в встрече учавствовал принц Макс Эгон фон Гогенлоэ от США руководитель УСС Аллен Даллес. Речь шла о заключении мирного договора между нами и ими.
– Довольно интересно. С учетом того что они знали истинное положение дел и поняли, что выгоднее заключить мир, пока Германия одерживает победы. Интересно, у них что-нибудь вышло?
– Я думаю, нет.
- И теперь нам придется рассчитываться за недальновидность наших руководителей.
– Согласен. Меня беспокоит то, что происходит здесь и сейчас у нас.
– А что такого замечательного может тут происходить? Все как всегда. Идут бои. Мы вцепились друг другу в глотки и рвем по кусочку. Если на Московском направлении все более или менее стабильно, то в нашем тылу у «Суражского выступа» и города Духовщина отмечена активность русской разведки и партизан. Недавно Модель пытался улучшить наши позиции в этом направлении, но в очередной раз уперся в стойкую оборону панцерной пехоты русских поддерживаемой тяжелой артиллерией и танками.
– Русские не пытаются контратаковать?
– Они бы не были русскими, если бы не стремились этого сделать. Контратакуют и даже в районе Духовщина несколько продвинулись в сторону Смоленска. В атаке участвовали ударные части НКВД, в том числе и подразделения Брестской бригады НКВД. На остальных участках фронта относительное затишье.
- Как думаешь, почему они не наступают у Витебска? Ведь знают же что у нас в 3 Танковой армии мало сил, и они устали от боев!
– Советы ждут окончания распутицы. Кроме того у них хватает проблем на Даугаупилском направлении. Парни из ГА «Север» получив свежие подкрепления, смогли там слегка прищемили пальцы русским и смогли остановить продвижение противника.
– Ты как то смазано сказал об участии в боях «мясников»?
– Что тут говорить? Нами установлено присутствие у города Белый усиленной батальонной группы бригады. Русские ее использовали для блокирования прорыва своей линии фронта и контрудара Духовщины.
– Это была точно группа, а не сама бригада?
– Нашим парням удалось захватить пленного. Он и дал эти показания. По его словам основные силы бригады все еще находятся под Москвой.
– Как думаешь, появление подразделений этой бригады под Белым может говорить о подготовке русскими тут наступления?
–Я думаю. Но не спешил бы уведомлять об этом руководство ГА. Спросишь почему? Ответ прост – русские вполне могут играть нам на нервы с целью перебросить на этот участок фронта дополнительные резервы. Не мне тебе говорить, что эта бригада постоянно используется русскими для действия в нашем тылу и наступлении. Они прекрасно осведомлены, что нас эта часть очень интересует и что некоторые наши штабисты используют сведения о бригаде в качестве лакмусовой бумажки о задумках русских. Разве не так?
– Так. Поэтому ты думаешь что русские, таким образом, пытаются всучить нам дезинформацию о месте своего будущего наступления?
– Да. Наступление будет совсем другом месте. Мне кажется, они вновь ударят на Витебск-Лепель.
– А если это будет Курск? Вообще-то это глупость гадать на кофейной гуще. В «Суражском выступе» и у Курска русские сейчас сосредоточили несколько армий, а мы судим об их намерениях по одной мотострелковой бригаде.
- Что верно, то верно. Кстати я бы назвал ее «легкой дивизией». Пленный рассказал о тех подразделениях бригады, что ему известны – двух мотострелковых, танковом и артиллерийском полках. Так вот если ему верить, то мы имеем дело с новой ударной дивизией русских, по максимому оснащенной броне и автотехникой, артиллерией на механическом ходу и автоматическим оружием, способной решать задачи прорыва фронта.
– Хорошо. Пусть дивизией. Что-то известно о местонахождении Седова?
– Ничего. Только отрывочные сведения, что он в Москве. Более точно наш агент установить не смог.
– Жаль, что мы не можем отследить его перемещение. Возможно, это дало бы нам подсказку. Я как то привык, что наши неудачи на фронте периодически связаны с участием в боях этого комбрига. Но с другой стороны отсутствие командира части на месте говорит о неготовности русских к наступлению.
– Я бы на это не рассчитывал. Его заместители на месте, а они свое дело знают. Седов где бы не находился, может догнать свою часть в ходе переброски.
– Согласен. У нас будет несколько суток пока бригада двигаться к фронту, у нас есть. По ее направлению движения мы сможем определить возможный участок наступления. Ты работал с пленным? Есть возможность его перевербовать, и использовать в деле?
– Работаем в этом направлении. Очень сложный, мотивированный и уверенный в себе клиент…
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3348 Medved_ » 27.10.2017, 13:02

master_iuda писал(а):Даугаупилском
Если произносить по-русски, то "Даугавпилском", не?

Добавлено спустя 1 минуту 37 секунд:
Вики.
Medved_ M
Новичок
Возраст: 46
Откуда: Свердловск
Репутация: 5945 (+6016/−71)
Лояльность: 5340 (+5347/−7)
Сообщения: 1789
Зарегистрирован: 03.01.2015
С нами: 2 года 10 месяцев
Имя: Павел

#3349 шифер » 27.10.2017, 14:13

Вячеслав, прошу прощения! Промазал мимо плюса на смартфоне.
Вагонные споры - последнее дело,
Когда больше нечего пить,
Но поезд идет, бутыль опустела,
И тянет поговорить.
шифер M
Новичок
Возраст: 47
Откуда: Русь-Украина, Донецк
Репутация: 8786 (+8839/−53)
Лояльность: 26121 (+26134/−13)
Сообщения: 2065
Зарегистрирован: 14.04.2011
С нами: 6 лет 7 месяцев
Имя: Виталий

#3350 Uksus » 27.10.2017, 14:20

шифер, компенсировал. :-):
Да, я зануда, я знаю...
Uksus M В сети
Администратор
Возраст: 53
Откуда: СПб
Репутация: 3086 (+3125/−39)
Лояльность: 609 (+609/−0)
Сообщения: 5061
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 7 лет
Имя: Сергей

#3351 master_iuda » 27.10.2017, 14:30

шифер,
все нормально не парься.

Uksus,
спасибо

Medved_,
да моя описка
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3352 master_iuda » 05.11.2017, 14:25

пропущенная глава.

Глава
В Сталинграде нас встретил пожилой старший лейтенант. Он пригласил остающихся в городе офицеров в автобус, а нас с Акимовым к себе в «эмку». Отпустив водителя «прогуляться на свежем воздухе» старший лейтенант достал из своего планшета запечатанный сургучом пакет.
– Товарищ майор это ваши дальнейшие инструкции. – Передавая пакет Акимову, сказал он. – Распишитесь на конверте и поставьте время.
Вскрыв пакет, Сергей вчитался в несколько страниц текста, а потом передал их мне.
Ну что ж теперь все стало более-менее понятно. С целью введения противника в заблуждение 4-м управлением НКВД была разработаны мероприятия по дезинформации агентуры противника.
Акимов с сотоварищами должны были развить бурную деятельность по подготовке приема и размещения личного состава бригады на территории 10 дивизии НКВД. Им предписывалось часто появляться в общественных местах – ресторанах, рынках, жд. станции и т.п. где вести разговоры о прибытии в город подразделений бригады.
Эшелоны бригады по прибытии в Сталинград перегонялись якобы под разгрузку на запасной путь, оттуда в ночное время, сменив литер, под видом маршевого пополнения для 322 стрелковой дивизии 40 армии должны были убыть далее по маршруту конечной станцией которого, называлась – «Таловая». Оттуда автотранспортом подразделения перебрасывались на аэродром 208 нбад расположенный у пос. Нов. Чигла.
В Сталинграде должны были остаться все находящиеся в эшелонах больные и имеющие незажившие ранения. Их лечение будет проводиться в госпиталях на территории города.
Для имитации нахождения подразделений бригады в Сталинграде из маршевого пополнения 10 дивизии НКВД выделяется две стрелковые роты.
Группа Акимова после отправки из Сталинграда последнего эшелона бригады убывает самолетом на аэродром «Нов. Чигла» где организует прием и размещение подразделений и пополнения, подготовку личного состава к новой операции в тылу врага. Устанавливались и сроки. К 31 декабря – прибытие бригады к пункту сосредоточения, к 10 января готовность к участию в операции.
Короче весело, особенно по срокам готовности бригады. На этой ноте мы расстались и машины уехали в сторону города.
Пока шла дозаправка самолета, экипаж и нас прямо у самолета покормили горячим обедом. Минут да двадцать до вылета на автобусе привезли еще пассажиров – несколько летчиков и армейского полковника. Лицо полковника мне показалось очень знакомым. Покопавшись в памяти вспомнил, кто это был – один из наиболее известных осетин Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров, знаменитый «полковник Ксанти». Он стоял у истоков советского партизанского (в гражданскую) и диверсионного (в Испании) движения, перед войной руководил 5-м разведывательно-диверсионным отделом РазведУпра, командовал разведывательно-диверсионными группами и лыжной диверсионной бригадой (в финскую и Великую Отечественную), 2-й гвардейской кавалерийской дивизией, ставший впоследствии генерал-полковником и получивший в мае 1945 года Золотую Звезду Героя Советского Союза.
Пока было время, познакомились. Оказалось, что он знает обо мне и действиях бригады. Я о его действиях в Испании. Сближало нас и то, что мы оба любили Кавказ и Осетию в частности. Так что у нас было о чем поговорить и на стоянке и в полете.
В разговоре выяснилось, что Хаджи-Умар в начале войны тоже был в Белоруссии, в составе группы Ворошилова. Он рассказал, как они ездили на машине в западном, северо-западном, юго-западном направлениях от Могилева в поисках штаба Белорусского округа. Как беспокоились о судьбе находившихся в войсках двух заместителей наркома обороны - маршалов Бориса Шапошникова и Григория Кулика. К счастью к западу от Могилева полковник отыскал больного Шапошникова. Вместе с ним был и командарм 1 ранга Павлов со своим штабом.
В последующем их группа занималась организацией партизанских отрядов и баз в районе Рогачева, Могилева и Орши. Останавливали отходящие части, потерявшие связь с вышестоящим командованием. Несколько позже «майору Ксанти» по приказу Ворошилова пришлось арестовывать своих знакомых по Испании «Генерала Пабло» и командующего артиллерией округа командарма Клыча. Кроме того арестовали и начштаба округа командарма 2 ранга Климовских.
Я и не знал, что арест Павлова был произведен армейцами, а не сотрудниками НКВД. Да и еще по приказу Ворошилова. Мне в свое время попадались данные, что Ворошилов предлагал Сталину отстранить Павлова от командования округом и назначить командующим танковой группой, сформированной из отходящих частей в районе Гомель-Рогачев двух танковых дивизий. А тут такой поворот.
Мне тоже было о чем рассказать – о боях в Бресте, создании отряда и бригады, рейде по Белоруссии и боях на Кавказе. В общем, хорошо и познавательно провели время до Москвы.
Столица встретила нас крепким морозцем. Полковника ждала машина, и мы дружески с ним попрощались, договорившись при случаи продолжить знакомство и выпить «рюмку чая».
По уже устоявшейся традиции вечер и ночь провел на базе. Мои вертолетчики разместились в недавно отстроенном общежитии на аэродроме, а я в своей ставшей уже родной землянке. Правда, попал я туда только после полуночи. Сначала занимался служебными делами, нужно же было войти в курс дела на базе и батальонах тяжелого оружия, а потом меня перехватили Гороховы. Ну как с ними не посидеть?
Петрович выгладил вполне здоровым. Что и доказал сразу же после прибытия из госпиталя практически взяв на себя все хозяйственные вопросы базы. Лена в своем материнстве была прекрасна. Их дочь Маша не отставала от родителей, была энергична, весела и главное здорова. Хорошо посидели, не хотелось от них уходить, но утром мне надо было попасть в наркомат, потому долго не засиживались.
Землянка меня встретила теплом и чистыми простынями. Уснул сразу же, приказав дневальному разбудить меня в шесть утра…
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3353 master_iuda » 08.11.2017, 13:41

Глава

Оставшееся время до Нового года пролетело незаметно.
30-го я почти весь день провел у «операторов» ГШ – уточняли и согласовывали весь комплекс вопросов связанных с подготовкой десанта.
На основе выкладок я доказывал необходимость выделения в наше распоряжение более крупных сил авиации. То, что было запланировано, в лучшем случаи хватило бы на одну волну.
Дали мне поработать и с разведсводками и с картами. Пусть они в целом и повторяли те, что я смотрел в нашем наркомате, но были некоторые нюансы, на которые стоило обратить внимание – например охрана мостов, содержание дорог, размещение моторизованных сил и гарнизонов противника.
В итоге я предложил кроме сил бригады использовать в составе десанта еще несколько лыжных батальонов. Они нужны были для удара на Круглое. Целью, которого было - перерезать еще одну дорогу на Острогожск с тем, чтобы не допустить отхода врага на запад.
Кроме того в плане практически не рассматривался вопрос пополнения десанта личным составом на случай затяжных боев в окружении и неудачи наших войск при прорыве фронта противника.
Выслушав мои доводы в ГШ, согласились с ними и предложили остаться в Москве еще на два дня для окончательного решения всех возникших вопросов. В качестве компенсации предложили 2 билета на вечернее представление Московского цирка.
Кто бы отказался, а я нет. Тем более что представление должно было пройти в старом* (в мое время уже уничтоженном) здании цирка на Цветном, где всегда была своя неповторимая атмосфера и запахи, большой манеж и зрительный зал на почти 2 тыс. человек! Очень хотелось увидеть в живую, а не на киноэкране, выступление «клоуна номер один» — «Карандаша»* (Михаил Румянцев) и его собаки Кляксы, воздушных канатоходцев Хибина.
Вечер удался. Пусть даже моя давняя мечта и не осуществилась. «Карандаш» вместе с бригадой цирка выступал где-то на фронте. Мы с огромным удовольствием посмотрели цирковой спектакль «Трое наших»* (Премьера состоялась 9 мая 1942 года (авторы сценария А.Г. Афиногенов и М. Бурский, режиссер-постановщик Н.М. Горчаков и А. Ширай, художник Б. Эрдман, музыка (подобрана и отчасти написана Б. Мошковым)).
О чем был спектакль? «Трое наших» – это советские разведчики* (артисты цирка П. Осташенко. Н. Тамарин, П. Есиковский) действовавшие в тылу врага. Благодаря их смекалке и ловкости фашисты терпели большие неудачи. На арене проходили бои мотоциклистов, борьба за лошадь, акробатическая клоунада двух пьяных немецких солдат. В финале на манеж выехал настоящий танк и раздавил вражеские доты. Игравший партизана артист Смирнов, при помощи трамплина делал вместе с мотоциклом прыжок на расстояние около шести метров, поднимался на мотоцикле по высокому и крутому скату, шедшему с арены на сцену, бросал гранату в немецкий штаб и он взрывался и горел.
Было смешно и захватывающе интересным. Весь заполненный до отказа зал грохотал над репризами и выходками главных героев. Вместе со всеми хохотали и мы. Порой мне казалось, что купол от смеха упадет нам на голову. Но ничего выдержал.
Домой решили идти пешком. В воздухе кружился лёгкий и невесомый снежок. Морозец пощипывал щеки. Мы, наслаждаясь вечером и погодой, не торопясь, шли темным улицам столицы. Несмотря на позднее время и скорый комендантский час, на улице, в трамваях, на входе в метро — везде было многолюдно и царило предпраздничное оживление. Работали магазины, коммерческие кафе и рестораны. Москвичи как всегда спешили по своим делам. Многие несли покупки и ёлки. Их продавали с машин и на специализированных елочных базарах. Мы тоже не удержались и купили елочку...
В квартире сразу же густо запахло смолой. В связи с поздним временем сначала решили ее поставить на следующий день, но не удержались и, сдвинув в сторону стол, до полуночи провозились с установкой и украшательством ели. В качестве игрушек пошли конфеты и фрукты из полученного в наркомате новогоднего пайка. Очень даже неплохо вышло.
Утром в ГШ меня ждал сюрприз – все предложения и вопросы, поднятые мной, были уже согласованы и утверждены. Так что я мог заниматься своими делами. А их была куча. Для начала нужно было проконтролировать вопрос с получением новогодних подарков от трудящихся Москвы для бойцов части и найти подарок Тане.
С получением подарков все было в порядке. Когда приехал в наркомат машины и политруки уже ждали меня. Мне оставалось только отдать им накладную и показать, куда и к кому надо обращаться. Так что до обеда тяжелогруженые машины убыли в расположение, и я был уверен, что подарки бойцам поступят вовремя.
Найти подарок Тане оказалось сложнее. Нет, в магазинах был довольно большой выбор и я все никак не мог определиться, что же мне хочется ей подарить. В итоге остановился на золотом кольце с крупным синим сапфиром.
Довольный покупкой, пошел обедать в наркоматовскую столовую, тем более что мне надо было отметить свое командировочное удостовирение. Тут меня нашел Кобулов.
- Все вопросы согласовал? Моя помощь ненужна? Когда улетаешь?
– Все сделал. Вылететь собирался завтра.
– Понятно. У тебя какие планы на сегодняшний вечер? Где встречать новый год будешь?
– Планов никаких, а новый год буду дома встречать или к себе на базу поеду. Еще не решил.
– Тогда может быть, вечером ко мне домой придешь? Посидим. Вместе встретим Новый год. Я Анне Ивановне (жена Б.З.Кобулова) давно обещал пораньше домой приехать, а то все работа и разъезды. Семье времени уделить некогда, а тут вроде как свободный вечер образовался.
– Я не против. Только если разрешишь, то я буду с женщиной.
– Какая-нибудь очередная актриска?
– Нет. Боевой товарищ и друг. У меня в бригаде переводчиком служит. Мы с ней уже несколько лет знакомы. По всей видимости, до колец дойдем.
– Тогда понятно. Приезжайте вместе. Жена с дочкой будут рады. Компания у нас будет – ты да я да мы с тобой. Все в разгоне. Машину как освобожусь, за тобой пришлю. О подарках даже не думай. Ты и так мне кучу всего подарил.
– Есть…
Вновь пришлось озабочиваться поисками подарков – не пойдешь же в гости с пустыми руками. Тем более в такой день. Нашел. Пол Москвы пришлось объездить, но нашел. Денег ушло много, но жалеть их не стал. Не жил богато и не чего привыкать. Хотя по сравнению с обычными гражданами я себе казался нуворишем* (от фр. nouveau riche — новый богач). И деньги и хороший паек и квартира в «элитном» доме.
Домой приехал, когда уже смеркалось. Здесь меня ждал дорогой гость - наш бессменный директор КБО Исаак Лаврентьевич Шмит собственной персоной. То-то мне показалось, что водитель стоявшего во дворе грузового «Опеля» знакомый. Они с Татьяной сидели на кухне, и пили чай с вареньем. Между прочим земляничным. У нас дома такого точно не было.
– Ну, наконец – то соизволил явиться. Мы уж тебя заждались, – приветствовал он меня. – Почти все варенье успели съесть.
– Так уж и все?!
– Нет, конечно, оставили чуток. На самом донышке. Что же ты был на базе, а ко мне не зашел? Я как узнал, тут же к тебе собрался. Гостинчика на Новый год привел. Татьяна меня вот приветила, чаем напоила. Ты-то может, что покрепче нальешь?
– Конечно, налью.
– Ну а с меня тогда закуска.
За прошедшее с нашей последней встречи время он довольно сильно сдал. Похудел, почернел и осунулся, но все равно старался держаться бодро.
Мы обнялись. Пока Таня накрывала на стол, приговорили пару «рюмок чая», а потом за ужином поговорили.
Исаак Лаврентьевич рассказал о работе КБО и номенклатуре выпускаемой продукции, строительстве новых производственных зданий, людях и их проблемах. О том как, выполняя постановление от 7 апреля 1942 года «О выделении земель для подсобных хозяйств и под огороды рабочих и служащих» удалось расширить подсобное хозяйство – весной увеличили посевы картофеля и овощей, поголовья крупного рогатого скота и другой живности. Хоть и пришлось довольно много потом сдать в фонд государства, но остальное-то осталось и дало приплод. Еще поведал о том, как осенью запасались «подножным кормом» - организовали сбор не только грибов и ягод, но и хрена, рябины, желудей, щавеля, лебеды и крапивы. Все это сдали в московские магазины. Очень хорошо пошли консервированные грибы. Неплохую прибыль получили. С «торгашами», кстати, договорились о подготовке для них наших инвалидов по специальности - мясник, гастроном, рыбник.
Поговорили мы и о работе остальных наших курсов. Хоть большинство из них были платными, но все они пользовались большим спросом. Особенно технические. Да и десятилетняя школа не пустовала. Так что тянулся народ к знаниям, строил планы на будущее.
Строили планы и мы. Пора было задуматься о расширении поселка и строительстве отдельных коттеджей для семейных пар, а то нехорошо - когда две-три семье под одной крышей живут. Думали мы и над расширением номенклатуры выпускаемой продукции – говорили о корпусной мебели и фурнитуре к ней. И о том, как будет после войны.
Пока Таня выходила в комнату, Исаак Лаврентьевич сунул мне объемистый бумажный пакет с деньгами и ведомость: – На ко вот, распишись. Тут твоя прибыль.
–Вот спасибо, а то я растратился.
– Понимаю. Дело молодое. Да с такой женщиной и не растратиться?! На свадьбу не забудь пригласить...
Долго задерживаться у нас Шмит не стал – комендантский час он и в Африке комендантский час, а ему еще ехать и ехать.
Тянуть до полуночи с вручение подарка я не стал. Кольцо Татьяне очень понравилось, она вся расцвела и покраснела от удовольствия и поцеловала крепко-крепко… Чуть не опоздали со сборами к Кобуловым.
Машина за нами пришла в начале одиннадцатого. Дороги в городе были расчищены от снега, убрали и ряд баррикад, установленных еще осенью 1941 г., так что до «Дома на Набережной»* (ул. Серафимовича, д. 2) где жили Кобуловы, добрались быстро. Консьерж, проверив документы, объяснил, как найти 8-ю квартиру. Чего тут сложного, не знаю? Тем более что на каждом этаже располагалось всего по две квартиры.
Встречал нас сам хозяин. Знакомство с семьей замнаркома прошло легко и быстро. И Анна Ивановна и их дочь Света оказались добрыми и светлыми людьми. Они очень тепло и радушно приняли нас. Таню, как крупного специалиста, женщины тут же припахали к сервировке стола, а мне «Кобулич» устроил экскурсию по квартире.
Что сказать о квартире? Хорошая такая. Большая. Может быть, чуть получше, чем у нас. Высокие украшенные фресками потолки. Полы выстланы паркетом и коврами. Отдельная кухня, зал, кабинет, 3 спальни, 2 ванные комнаты, каждая с собственным окном, 2 балкона. Неплохо так.
Стол был накрыт в зале. Тут же стояла большая, пахучая ель, украшенная настоящими елочными игрушками. Но и тут без конфет и фруктов, завернутых в фольгу, не обошлось. Пока женщины накрывали на стол, мы в кабинете за просмотром коллекции «холодняка» и библиотеки пропустили по паре рюмочек коньяка.
Под настроение взял хозяйскую гитару. Как там было у Александр Благодатских:
Я гитару свою расчехлил,
Приобнял и по струнам прошёлся,
Звон малиновый мягко поплыл,
Растворился и, снова «нашёлся».
То заплачет гитара, то вновь
Разольётся прохладою синей,
Где-то снова проснётся Любовь
И появится Витязь былинный!!
Семиструнная! Душу тревожь!
Сказка пусть продолжается вечно!

Увлекся. Спел пару романсов. Богдан Захарыч подпевал. Вскоре к нашему импровизированному концерту присоединились женщины. Специально для них, подражая Петру Лещенко спел «Ах эти черные глаза…». В ответ Анна Ивановна с Таней и Светланой акапельно (когда только спелись!) исполнили романс «Не уходи, побудь со мною…», а потом пригласили нас к столу.
Хорошо посидели. По-доброму, почти по-родственному. Выпили, закусили, попели, потанцевали под патефон и радиолу, поиграли в фанты, почитали стихи. Я исполнил пару реприз из своего времени. На «ура» прошли рассказы Зощенко и о том, как мы сходили в цирк и что там видели. После чего решили, что обязательно сходим в цирк все вместе.
После полуночи достали подарки.
Захарыч подарил мне неплохую немецкую шпагу из своей коллекции. У Татьяны оказался крепдешиновый отрез на платье. Мы же подарили всем присутствующим по антикварной чайной паре саксонского фарфора и серебряной чайной ложечке.
Около трех ночи мы засобирались домой, но нас не отпустили, уговорив остаться до утра. Пока женщины занимались домашними делами и готовили ко сну, мы с Захаровичем засели в кабинете. Гитара снова оказалась в руках. Я наиграл несколько мелодий, потом исполнили на двоих пару песен.
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3354 Medved_ » 08.11.2017, 19:51

master_iuda писал(а):в лучшем случаи
случаЕ
Medved_ M
Новичок
Возраст: 46
Откуда: Свердловск
Репутация: 5945 (+6016/−71)
Лояльность: 5340 (+5347/−7)
Сообщения: 1789
Зарегистрирован: 03.01.2015
С нами: 2 года 10 месяцев
Имя: Павел

#3355 master_iuda » 08.11.2017, 20:12

Medved_,
спасибо обязательно исправлю
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3356 master_iuda » 09.11.2017, 10:37

Не знаю почему но мне пришло в голову исполнить песню из кинофильма моего времени «Батальоны просят огня», ту что поет Караченцев :
Как ни странно, в дни войны
Есть минуты тишины,
Когда бой умолкает устало
И разрывы почти не слышны.
И стоим мы в дни войны,
Тишиной оглушены… *( муз. А.Петров, сл.М. Матусовский)

- А ведь ты Володя неисправимый романтик и при этом неплохой командир!!! - сказал «Кобулыч».
– Согласись Богдан Захарович, все мы такие, только жизнь нас заставляет быть жесткими и требовательными. Разве не так? – продолжая наигрывать на гитаре, спросил я.
– Так. Я вот всегда учиться хотел, не получилось. Только гимназию закончил. Больше не удалось. Грузчиком помогал отцу в мастерской. Вместе чтобы прокормить семью работали. Он у меня неплохим портным был. Да денег всегда не хватало. Ну а потом революция и гражданская война, работа в органах. Какое уж тут повышение уровня образования.
– Прости Богдан Захарович, должен усомниться в твоих словах. Никогда не поверю в это. Я же вижу, какой объем работы ты ведешь. Одно следствие и оперработа чего стоит. Да и на Кавказе очень многое на тебе висело. А это без специальных знаний и умений хорошо делать не получится.
– Увы, Володя. Против правды не пойдешь. Не хватает мне знаний. Тебе-то проще и средняя школа и полный курс военного училища, да и целый курс академии за спиной, а мне до всего приходилось доходить самому. Хорошо еще, что помощники помогают, а то со всеми делами и не управился бы. Тебе Володя надо продолжать учиться. Так что вернешься с операции давай садись за книги и заканчивай академию.
– Сделаю.
– Я с Лаврентием сегодня о тебе говорил. Он сказал, что о твоем переводе в наркомат чуть позже переговорим. Какие-то изменения в структуре наркомата намечаются, какие конкретно он пока не говорит. «Хозяин» пока думает.
- Богдан Захарыч ты же знаешь, что не хочу я в кабинетные начальники. Мне «в поле» вольготнее.
– Не говори чушь. Нужен ты будешь в наркомате, очень нужен и твои люди тоже. Так что поберегись и зря голову под пули свою не подставляй. – Постараюсь…
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3357 master_iuda » 10.11.2017, 09:06

Глава

Ну что ж операция проходит вполне успешно. Все запланированные к захвату поселки - Иловское и Подсередное взяты. В Алексеевке пока еще идут бои с блокированными в своих казармах венграми, тем не менее, можно считать город своим. Освобождены оба концлагеря для мирного населения*(один находился на базарной площади в магазинах, второй на территории межрайонной мастерской капитального ремонта сельскохозяйственной техники и инвентаря (с 1958 года машинно-ремонтный завод, сейчас исправительно-трудовая колония №4 )). Плюс под нашим контролем продовольственные склады 2-й королевской армии, расположенные в лесу северо-восточнее Алексеевки. Там нам достались значительные запасы продовольствия и боеприпасов. Пусть теперь мадьяры посидят на голодном пайке и в чистом поле.
Молодец Сафонов. Не стал дожидаться пока сядут борта первой волны, сразу же после захвата аэродрома, где захватили свыше 40 самолетов и зенитную батарею, двинул своих ребят в Алексеевку. Потому и удалось взять венгров со «спущенными штанами». Связанные боем с ротами Сафонова они не смогли организовать прочную оборону и вдарились в панику. И это притом, что венгерский гарнизон по данным разведки насчитывал, чуть ли не 10 тысяч человек. А у меня в первой волне лишь батальон Сафонова был. Не зря же говорят, что смелость города берет.
Да и Серега не подкачал. Оперативно развернул штаб и направил прибывшие посадочным способом подразделения для захвата рабочего поселка и станции.
Жаль, что командующего 2-й венгерской армии генерал-полковника Густава Яни и его начальника штаба захватить в плен не удалось. Кто же знал, что они на совещание в штаб 6 Полевой армии в Острогожск уедут и не вернутся назад. Ну да ничего страшного нам сотрудников его штаба вполне хватило. Хоть и немного их в живых осталось. Политруки за две недели подготовки к высадке постарались – мотивировали бойцов не брать пленных. И было за что. Слишком кровавый след тянулся за мадьярами на оккупированной территории.
В мое время советская политкорректность не любила вспоминать об этом, чтобы не очернять «братский» народ. Сколько помню, всегда акцент в советской исторической литературе делался на «гитлеровцах» и «немецко-фашистских захватчиках», под которыми понимались, прежде всего, немцы. А прочие венгры, румыны, болгары, финны, итальянцы, шли за ними через запятую, мол, как подневольные. Хотя чинили зверства не хуже, а порой и хлеще фрицев. А про тех же французов, голландцев, добровольно воевавших на восточном фронте вообще предпочитали не говорить.
Венгрия была на подхвате у Рейха еще до официального начала Второй мировой и оттянулись Венгры тогда вволю...
В марте 1939 года Венгрия оккупировала Карпатскую Рутению, уничтожив республику Карпатская Украина, а там уже полыхнула Словацко-Венгерская война, и Венгрия получила восточную Словакию, ну а потом пришла пора полакомиться Румынской Трансильванией, где после аннексии начались погромы и этнические чистки.
Когда в 1941 году Гитлер напал на Югославию, Венгрия радостно присоединилась к немецким войскам и послала против Югославии свою Третью армию. Венгры оккупировали Воеводину. А за верность идеалам Рейха, Венгрия получила Югославские: Баранью, Бачку, Медимурье и Прекмурье.
Кстати, «Казус Белли» для официального объявления войны СССР, стала для венгров бомбардировка тремя румынскими самолетами PZL Р-37В «Los», венгерского города Кошице, но так как на самолетах не было опознавательных знаков, их официально признали Советскими.
Уже в первый месяц войны Венгрия отправила на Восточный фронт подвижный корпус общей численностью более 40 000 человек. В ходе боёв с советскими войсками корпус потерял 26 000 человек, 90 % своих танков и более 1000 единиц автотранспорта и 6 декабря 1941 года вернулся в Будапешт. Однако Германия требовала от союзников все новых усилий, и Венгрия отправила на Восточный фронт 2-ю венгерскую армию. К середине 1942 года в соединения и части венгерской армии набирались уже не только венгры, но и румыны из Трансильвании, словаки из Южной Словакии, украинцы из Прикарпатской Украины и сербы из Воеводины.
О том, что творили гонведы - захватчики отдельная тема. Все перечислить сложно - не зря людская молва говорит, что венгры были хуже немцев. Вот только пара задукоментированных их преступлений.
Показания крестьянина Антона Ивановича Крутухина, проживавшего в Севском районе Брянской области, написанные им от руки: «Фашистские сообщники мадьяры вступили в нашу деревню Светлово 9/V-42. Все жители нашей деревни спрятались от такой своры и они в знак того, что жители стали прятаться от их, а те которые не сумели спрятаться, они их порасстреляли и изнасильничали несколько наших женщин.
Я сам старик 1875 г. рождения был также вынужден спрятаться в погреб. По всей деревне в ней шла стрельба, горели постройки, а мадьярские солдаты грабили наши вещи, угоняя коров, телят»*. (ГАРФ. Ф. Р-7021. Оп. 37. Д. 423. Л. 561-561об.)
Из показаний колхозницы колхоза «4-й Большевистский сев» Варвары Федоровны Мазерковой:
«Когда увидели мужчин нашей деревни, то они сказали, что это партизаны. И этого же числа, т.е. 20/V-42 схватили моего мужа Мазеркова Сидора Борисовича рождения 1862 и сына моего Мазеркова Алексея Сидоровича, год рождения 1927 и делали пытки и после этих мучений они связали руки и сбросили в яму, затем зажгли солому и сожгли людей заживо в картофельной яме. В этот же день они не только моего мужа и сына, они 67 мужчин также сожгли»*. (ГАРФ. Ф. Р-7021. Оп. 37. Д. 423. Л. 543-543об.)
В июне - июле 1942 года части 102-й и 108-й венгерских дивизий совместно с немецкими частями принимали участие в проведении карательной операции против брянских партизан под кодовым названием «Vogelsang» («Птичье пенье», проведена с 5 по 30 июня 1942 года) . В ходе операции в лесах между Рославлем и Брянском карателями было убито 1193 партизана, 1400 ранено, 498 захвачено в плен, выселено 12531 жителей. Помимо этого, 2249 мужчин в возрасте от 16 до 50 лет были арестованы. * (Армстронг Д. Партизанская война. Стратегия и тактика… — с. 136.).
Для уничтожения партизан к северу от реки Навли с 16 по 30 сентября было проведено две операции «Dreieck» («Треугольник») и «Viereck» («Четырехугольник»). В немецком донесении сообщалось о 2244 убитых и взятых в плен партизанах. В этих операциях участвовала 108-я венгерская дивизия.
Венгерские подразделения 102-й* (42-й , 43-й , 44-й и 51-й полки) и 108-й дивизий принимали участие и в карательной операции против партизан «Zigeunerbaron»* («Цыганский барон») в районах нынешних Брянской и Курской областей. В ходе этой операции карателями было уничтожено 207 партизанских лагерей, 1584 партизана было убито и 1558 взято в плен, выселено 15 812 чел., более 2400 чел. были привлечены к суду», что повлекло за собой карательные меры.
Сволочи и садисты – вот им имя. Не зря у Гашека в его книге «Похождения бравого солдата Швейка» сказано:
- Короче говоря, мадьяры - шваль,- закончил старый сапер Водичка свое повествование, на что Швейк заметил:
- Иной мадьяр не виноват в том, что он мадьяр.
- Как это не виноват? - загорячился Водичка.- Каждый из них виноват,- сказанул тоже!
Обо всех известных злодеяниях гонведов мои политработники постарались донести до бойцов. Итог был очевиден – минимум пленных и только тех, кто представлял интерес для разведки или НКВД.
Свой КП я разместил в Крестовоздвиженском храме, в самом сердце городка. Запасные КП были тоже в храмах – «Дмитрия, Ростовского чудотворца» и «Алесандра Невского». В храме «Святой троицы» разместили госпиталь. Все каменные здания сразу же стали превращать в опорные пункты и огневые точки. Все танки и бронемашины, что удалось захватить на ремонтной базе венгров пошли в дело. Из тех, что были на ходу сформировали танковую роту, остальные растащили на перекрестки и к мостам через реку Тихая Сосна. Пусть в большинстве своем это были порядком устаревшие итальянские танкетки «Fiat-Ansaldo» CV 3/35* (глубокая итальянская модернизация английской танкетки «Карден-Лойд» Mk.VI. Корпус танкетки был клёпаным и собирался из катаных броневых листов толщиной от 5 до 13 мм. В передней части находилась трансмиссия, в средней – боевое отделение, в кормовой – моторный отсек. Водитель размещался с правой стороны, командир машины (он же стрелок) – с левой. Вооружалась спаркой 8-мм пулеметов Breda mod.38 с улучшенной стрелковой установкой, или одного 13,2-мм пулемета Breda mod.31. Оснащался 4-цидиндровым двигателем SPA CV.3-005, рабочим объёмом 2748 см.куб. и максимальной мощностью 43 л.с.), лёгкие танки «Toldi»* («Толди». Лицензионная версия шведского танка «Landsverk L-60» собиравшегося на венгерских заводах. Танк серийно выпускался с 1939 по 1944 гг. При этом машина существовала в следующих основных модификациях 38.M Toldi I, 38.M Toldi II(IIA) и 43.M Toldi III. Всего изготовили 202 боевые машины. Ранние выпуски вооружалась 20-мм самозарядным противотанковым ружьем швейцарской компании «Золотурн». Данное ружье производилось в Венгрии по лицензии под маркой 36.М. Питание противотанкового ружья осуществлялось из магазинов, рассчитанных на 5 патронов. Практическая скорострельность доходила до 15-20 выстрелов в минуту. Дополнительно на танке был установлен 8-мм пулемет 34./37.М с ленточным питанием. Это была лицензионная копия чешского пулемета. Боекомплект танка состоял из 208 патронов к ПТР и 2400 патронов к спаренному с ним 8-мм пулемету. Еще один дополнительный пулемет мог быть установлен на крыше башни в специальном кронштейне, он мог использоваться как зенитный. Последующие серии вооружались вместо ПТР 40-мм пушкой 42.М собственной венгерской разработки. Изменение основного вооружения привело к снижению боекомплекта, к 40-мм орудию в танке можно было разместить всего 55 снарядов) и бронемашины «Csaba»*( 39M «Csaba» (Чабо) — легкий венгерский бронеавтомобиль. создан инженерами компании «Олвис-Штраусслер» в 1930-х годах. Свое название бронеавтомобиль получил в честь Чабы — младшего сына легендарного вождя гуннов Аттилы. Выпускался в двух основных версиях: 39M Csaba — базовая модель и 40M Csaba — командирский вариант, отличался наличием нескольких радиостанций, рамочной антенной и исключительно пулеметным вооружением.) а так же несколько наших затрофейных танков свою роль в обороне городка должны были сыграть.
Первыми на нашу высадку, как и ожидалось, отреагировал 88 пехотный полк вермахта, стоявший по соседству в Верх. Ольшевке - выслал моторазведку и мадьяры, видно замерзшие сидеть в снегах, атаковавшие село Иловка. Зря они это сделали. На высотах около села, мы захватили орудия зенитного дивизиона венгров, которые прекрасно отработали по наступающим.
Через два часа подтянулся сам немецкий полк, точнее его остатки. Не зря же все дни подготовки десанта на его расположение сыпались бомбы. Правда, немцев сопровождали их более многочисленные венгерские собратья, оставившие нам свое тяжелое вооружение, в т.ч. артиллерию и танки. Ими мы и отбились, заставив противника оттянуться назад и задуматься о нашей осаде на более безопасном расстоянии.
Отбили мы и атаку со стороны леса. Вообще это была их полная дурь - наступать по глубокому снегу через лес на позиции егерей и снайперов. Понятно, что хотели отбить склады, но ведь и думать надо своей головой! Раз не вернулаь разведка – зачем же посылать стрелковые роты без поддержки бронетехники и артиллерии в лес? Только на убой обороняющимся! Что мы и сделали – помножили на ноль.
Тем не менее, мы понесли серьезные потери. С учетом тех, кто погиб от зенитного огня в воздухе и при аварийной посадке планеров бригада потеряла почти треть личного состава. Так что о броске на Круглое пришлось забыть, удержать бы захваченное.
По рации удалось договориться с «Большой землей» о нанесении бомбового удара по позициям врага. Дважды «сталинские соколы» по данным авианаводчиков «огненным валом» прошлись над позициями противника. Заставили его отступить еще дальше. Главное что от наших асов досталось подразделениям 26 пехотной дивизии немцев, расположенных в поселках Татарино и Карпенково. Им до Алесеевки всего около 40 км. ходу, а так глядишь на сутки задержутся.
С наступлением темноты возобновился «воздушный мост». Нам доставили еще два батальона и батарею противотанковых орудий. Батальоны сразу же ушли прикрывать направление на Татарино, а батарея осталась в моем резерве.
Обратными рейсами самолетов удалось отправить, раненых и часть пленных. Захватили летуны и оставшиеся целыми планеры, не пропадать же добру.
Летуны сообщили радостную весть - еще утром наши войска под Воронежем перешли в наступление и прорвали первую линию обороны врага. Прорвались наши танки и в районе Россоши. Так что нам только день и ночь простоять, пока помощь придет. Хорошо бы, да только не верится в это. Пока было время, я трофейные карты посмотрел, с пленными венгерскими офицерами поговорил. Не смогла наша разведка всю оборону врага вскрыть. Немцы на первую линию тут своих союзников поставили, а сами во второй разместились. Да вдобавок ко всему свою оборону перстроили. Если раньше они в основном строили ее очагово, опираясь на населенные пункты, то теперь это была сплошная линия обороны с полноценными инженерными сооружениями и широкими минными полями. Так что тяжеленко придется нашим. Многих оставят по дороге к нам. Да и нам далеко не сладко придется и даже сорваться с места, чтобы уйти в рейд по немецким тылам не удастся – станция и дорога слишком важны.
Всех своих погибших той же ночью похоронили в большой братской могиле на площади «III-го Интернационала» (далеко не последней как показали дальнейшие события). Заодно тут же на площади повесили не успевших сбежать вместе с венграми назначенного немцами бургомистра Фисенко* (в РИ его приговорили к 25 годам. Когда он подал кассационную жалобу, новое судебное заседание вынесло ему приговор о расстреле) и начальника полиции Ковалёва с сотоварищами полицаями.
Утром следующего дня на нас навалились итальянцы со своими венгерскими соседями. Хорошо так навалились – сразу с трех сторон. С танками и артиллерией. Да ведь и мы не лыком шиты. За прошедшие сутки успели закопаться в землю и опоясаться минными полями, да и с боеприпасами проблем не было. Спасибо сами венгры нас обеспечили.
Трижды в этот день нас пытались раскусить. Дважды все висело на волоске – противник врывался на южные окраины Алексеевки и в Иловское. Но мы устояли, чем порушили все планы немецкого командования. Многие теперь из атаковавших нас итальянцев и венгров не увидят свою родину. Сами виноваты. Мы же их не приглашали – сами добровольно приперлись.
Глядя через стереотрубу на заваленное трупами поле, вспомнилось давно читанное:

Черный крест на груди итальянца,
Ни резьбы, ни узора, ни глянца,-
Небогатым семейством хранимый
И единственным сыном носимый...

Молодой уроженец Неаполя!
Что оставил в России ты на поле?
Почему ты не мог быть счастливым
Над родным знаменитым заливом?

Я, убивший тебя под Моздоком,
Так мечтал о вулкане далеком!
Как я грезил на волжском приволье
Хоть разок прокатиться в гондоле!

Но ведь я не пришел с пистолетом
Отнимать итальянское лето,
Но ведь пули мои не свистели
Над священной землей Рафаэля!

Здесь я выстрелил! Здесь, где родился,
Где собой и друзьями гордился,
Где былины о наших народах
Никогда не звучат в переводах.

Разве среднего Дона излучина
Иностранным ученым изучена?
Нашу землю - Россию, Расею -
Разве ты распахал и засеял?

Нет! Тебя привезли в эшелоне
Для захвата далеких колоний,
Чтобы крест из ларца из фамильного
Вырастал до размеров могильного...

Я не дам свою родину вывезти
За простор чужеземных морей!
Я стреляю - и нет справедливости
Справедливее пули моей!

Никогда ты здесь не жил и не был!..
Но разбросано в снежных полях
Итальянское синее небо,
Застекленное в мертвых глазах...

Получив пополной, итальянцы и венгры подуспокоились, закопались в снег и старались лишний раз не остсвечивать. Да и некогда им было нас атаковать – об отступлении нужно было думать и чем быстрее, тем лучше.
Войска нашего Воронежского фронта на правом берегу Дона прорвал 1-ю линии обороны Южной группы войск противника и успешно продвигались общим направлением на Острогожск. Насколько я знаю, из донесений разведки, вторая линия обороны представляет собой систему опорных пунктов, расположенных на высотах, в населенных пунктах и отдельных рощах. В каждом из них, в зависимости от его размера и тактической значимости, имелся гарнизон в составе взвода, роты или батальона. Местность в глубине обороны была пересечена оврагами, руслами малых рек, перелесками. Эти естественные препятствия были использованы немцами для укрепления обороны. Наиболее прочные опорные пункты ими оборудованы в селениях Сторожевое 1-е и Урыво-Покровское, а также в так называемой «Ореховой роще» на высоте 185. Расположенный на высоте 185 опорный пункт противника являлся ключевой позицией. Его захват облегчал прорыв обороны врага. Наши об этом прекрасно знают, а значит, предприняли все необходимые меры для того чтобы его захватить. Во всяком случаи при обсуждении плана операции в штабе фронта говорилось о выделении инженерно- штурмовой бригады именно для этого.
От Воронежского фронта не отставали и войска Донского фронта. Они нанесли мощный удар из района Кантемировки по Итальянскому Альпийскому корпусу и прорвали его оборону. Только вот на помощь союзникам явился 24 танковый корпус Вермахта* (5 пехотных дивизий (19, 213, 298, 385, 387-я), 27-я танковая дивизия, а также несколько отдельных пехотных полков). Рванули туда и другие мобильные резервы 6 Полевой армии, в том числе 26-я пехотная немецкая и 1-я танковая венгерская дивизии (те самые удара которых я так боялся). На полях от Каменки до Россоши развернулось кровопролитное сражение.
Летчики, доставившие очередное пополнение сообщали о больших потерях там наших танкистов. Но по их словам мы ломили немцев. Прорыв наших войск пусть и медленно, но расширялся.
Ну да будем надеяться, на то все пройдет как надо и у нас есть шанс дня через два-три встретить своих...
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3358 master_iuda » 11.11.2017, 17:55

пропущенная глава.

Сколько надо времени, чтобы хорошо подготовиться к проведению столь масштабной операции? Много и чем больше, тем лучше. Но, увы, его-то у нас и не было. Вообще. Все делали с колес. По-другому никак не получалось.
Для начала пришлось заниматься подготовкой не только своей бригады, но и выделенных нам из резерва Ставки 3-х отдельных лыжных батальонов и 2-х стрелковых бригад.
Подготовка личного состава приданных частей ни меня, ни штаб бригады не устраивал. Пришлось выделять инструкторов из своих бойцов и организовывать учебный процесс, гонять народ до посинения. Заодно перетрясали подразделения на предмет технически грамотных бойцов. Они нужны были для укомплектования экипажей и расчетов возможных трофеев – исправных танков, бронемашин, артиллерийских и зенитных орудий.
Как не просил выделить в состав десанта вместо обеих стрелковых бригад одну 253-ю стрелковую бригаду* (ком. подполковник М. Н. Красин) укомплектованную курсантами военных училищ мне ее так и не дали. У командования фронта были свои планы на нее.
Откровенно говоря, мне как-то не верилось, что выделенным ВВС средствам удастся перебросить такую ораву народа за линию фронта. Нет у нас в стране еще такой возможности – транспортных самотов нет. Но, тем не менее, даже если перебросят хоть небольшую часть их, то мне бы хотелось иметь в своем распоряжении подготовленных людей. О чем я честно предупредил всех командиров подразделений.
Только вроде наладили учебный процесс, как возникли трудности с авиацией.
Транспортные авиаполки затянули с прибытием, а когда прибыли, то оказалось что места для всех самолетов и планеров не хватает. Пришлось ехать в штаб 2-й воздушной армии и согласовывать размещение авиаполков на других аэродромах. Соответственно пришлось менять временные графики, а так же передислоцировать следом за самолетами подразделения обеих стрелковых бригад. А это очередные хлопоты и заботы связанные с учебой, размещением и обеспечением подразделений, организации взаимодействия с авиаполками.
Потом возникли сложности обеспечением нас боеприпасами. Планировалось, что нам подадут 3—3,5 боекомплекта для стрелкового оружия и АГ-ТБ* (40,8 мм. автоматический гранатомет Таубина-Бергольцева. Создан в 1933-38 году. В РИ был выпущен в малой серии. После ареста Таубина весной 1941 г. все работы по данному очень перспективному виду вооружения были прекращены. В качестве боеприпаса использовалась модифицированная ружейная граната Дьяконова калибра 40,8 мм. В АИ благодаря ГГ работы по нему были восстановлены летом 1941 г., а Таубин освобожден из заключения. Подробнее см. «Мы из Бреста. Штурмовой батальон»), но дали только два. Выстрелов РПГ*(ручной противотанковый гранатомет) только один комплект. Гранат выдали по две штуки на человека. Противотанковых мин не дали вообще. Как тут строить оборону я вас спрашиваю?! Нас же там танками и артиллерией утюжить будут! Как танки останавливать? Только человеческими жертвами, а у меня каждый боец на счету! Поразил ответ тыловиков – у нас нет, у врага заберете! Шкуры тыловые!
Много забот было с обработкой разведданных. Они приходили практически ежедневно как от партизан из местного партизанского отряда Сергея Фрыкова, так и от группы Дорохова. Его группу под видом немецких интендантов в начале января через Валуйский партизанский отряд забросили в Алексеевку.
На основе их данных в макет постоянно вносились изменения. Так только после начала подготовки операции выяснилось, какую систему охраны и обороны имеют склады 2-й венгерской армии. Это была система вышек и ДЗОТов разнесенных по всей линии обороны. ДЗОТы соединялись между собой траншеями со стрелковыми ячейками. От траншей в глубину обороны ответвлялись ходы сообщения. Интервалы между ДЗОТами, как и расстояние от них до находившихся позади блиндажей пулеметных расчетов, не превышали 100 м. Все это дополнялось устроенными проволочными заграждениями в несколько рядов, а на отдельных участках — спиралями Бруно. Когда же темнело, к проволочным заграждениям выставлялись группы охранения из 3–5 человек с ручным или станковым пулеметом. Между ними передвигались патрули в составе 2–4 человек.
Примерно такая же система обороны была и в городе и на аэродроме. Все объекты прикрывалось зенитными батареями. Так что нам предстояло попотеть, чтобы раскусить эти орешки.
Радовало только одно. Разведчики сообщали, что в рядах венгерской армии много солдат и офицеров, не желавших воевать за интересы Германии. В сентябре хортистские войска получили крупное пополнение. Но, в ходе боев осень и части зимы, они понести большие потери. Это усиливало деморализацию венгерских солдат, их гнетущее настроение. А раз так, то вполне вероятно нам удастся с минимальными потерями взять все объекты и взломать оборону врага.
План высадки вчерне был готов еще по дороге из Москвы, но он постоянно уточнялся. Хорошо еще, что вносимые изменения не требовалось согласовывать с вышестоящими штабами. Хватало моих полномочий.
Общая картинка была следующая. Начиная с 4 января наша бомбардировочная авиация (в т.ч. транспортные авиаполки, самолеты которых были оборудованы бомбодержателями) ежедневно в ночное время по данным авианаводчиков наносила массированные бомбовые удары по тылам 6 Полевой немецкой и 2-й Венгерской армий, зенитным батареям ( в составе 6 полевой была зенитная авиадивизия) и по маршруту движения десанта к месту высадки. Этим решался сразу комплекс задач. Начиная с нанесения урона тыловым и боевым частям противника до тренировки экипажей прибывших на незнакомый для себя театр боевых действий транспортных авиаполков.
В ночь с 12 на 13 января в районе Алесеевки тремя волнами высаживались основые силы моей бригады – 4 батальона.
1-я волна – капитан НКВД Сафонов – 1-я аэ. *(авиаэскадрилья) Транспортного авиаполка ОГ Паршина, 1-й авиапланерный полк, двадцать планеров КЦ-20, двумя группами, 1-я группа: 2- роты разведбата парашютным способом, 2-я группа посадочным способом - разведбат и танкисты;
2-я волна – майор НКВД Акимов – 2-я аэ. Транспортного авиаполка ОГ Паршина, 2-й авиапланерный полк, двадцать планеров КЦ-20, посадочным способом - два штурмовых батальона и связисты;
3-я волна – капитан ГБ Седов – 3-я и 4-я аэ. Транспортного авиаполка ОГ Паршина, Московская АГОН** (Московская авиагруппа особого назначения), посадочным способом - штаб бригады, подразделения тяжелого оружия и батальон егерей.
Остальные задействованные в операции подразделения в последующие сутки посадочным способом.
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3359 master_iuda » 13.11.2017, 21:08

Вновь пропущенная
Глава

Черт! Неужели все кончилось и мы, наконец-то соединились со своими? Даже не верится!
Все эти дни мы жили надеждой на соединение с наступающими войсками. Хотя знали, что оно будет не скорым. По планам командования коридор к нам должны были пробить на третьи сутки операции, а реально произошло только к концу пятых суток нашего «сидения» в Алексеевке. Оно и понятно. Германское командование с целью ликвидации прорывов линии фронта ввело в сражение все свои резервы, но остановить продвижение наших войск так и не смогло. Парни рвались к нам как могли. Так что мы без претензий. Пришли уже хорошо. Жаль только что много хороших ребят за эти дни полегло. Из руководства прикомандированных к нам бригад и батальонов практически никого не осталось. Да и сами эти части по численности теперь представляют собой не больше роты, и имеют в своем строю от 50 до 130 человек. Практически весь их комсостав погиб в боях или высадке. Поэтому во главе подразделений стоят мои командиры, а сами подразделения введены в состав моей бригады.
Сообщения о продвижении наших войск мы получали ежедневно. С севера к нам двигались войска 40-й армии Воронежского фронта. С юга, от Кантемировки, 3-я танковая армия. Некоторые из моих командиров даже поспорили, какой из фронтов к нам первым коридор пробьет.
Так вот первыми к нам пробились танкисты.
Вечером 19 января* (в РИ 18 января), не ввязываясь в затяжные бои за отдельные опорные пункты и узлы сопротивления противника, около 20 боевых машин 88-й танковой бригады 15 танкового корпуса 3-й Танковой армии Донского фронта* (в РИ это была часть Воронежского фронта) прорвались к нашим позициям, разогнав по дороге большую группу отступающих венгров. Следом за танкистами подошла 52-я мотострелковая бригада той же армии и того же фронта. Во время надо сказать пришли.
Немцы в очередной раз решили выбить нас из Иловского. Собрав ударный кулак, из нескольких танков и десятка бронемашин, при поддержке нескольких гаубичных батарей и пехотного батальона они атаковали позиции стрелковой бригады державшей оборону в селе. Немцы уже знали, что к этому времени мы на этом участке обороны практически лишись всей своей артиллерии и танков. А тут такой облом в виде контрудара десятка тридцать четверок в сопровождении пехоты. Хорошо немцам бока намяли, до позиций их батарей добрались, но дальше не пошли. Отбросили врага на два километра назад к Острогожску и хватит. Иначе в засаду могли попасть, потому и остановились. Итак, из участвовавших в бою десяти танков - 6 требовали среднего ремонта, 2- капитального. Хорошо еще, что поле боя за нами осталось, и подбитые машины смогли для ремонта оттащить в Алексеевку.
Противник отступал в беспорядке, бросая вооружение и технику. Только в плен к нам попало около 500 солдат и офицеров врага. Кроме того захватили 5 орудий разного калибра, 12 тракторов, 17 автомашин, 29 пулеметов, под тысячу винтовок и 7 минометов.
После боя за ужином и рюмкой трофейного «чая» у меня в штабе, командиры танковой (полковник Сергеев) и мотострелковой бригад рассказали о боях, что шли южнее нас. Тяжко парням пришлось. Половину техники и личного состава бригад они потеряли в боях в районе Бондарево-Жилин. Где против наших частей сражались 385 и 387 немецкие пехотные дивизии, итальянская горно¬стрелковая дивизия «Юлия», 27-я немецкая танковая дивизия и сформированная из полицейских и охранных частей дивизионная группа «Фогеляйн». Они на три дня задержали наше наступление. Лишь ввод в бой дополнительных сил Донского фронта переломил ситуацию в нашу пользу, и бригадам удалось вырваться на оперативный простор и, громя вражеские тылы рваться к нам.
Ну а я рассказал о том, как мы тут геройствовали. Да они сами все видели. Ожесточенные бои, прошедшие на территории Алексеевки и Иловского, лесов между ними, аэродроме и жд. станции оставили горы трупов. На подступах к нашим позициям стояли десятки единиц сожжённой боевой техники врага, а сами позиции украшали свернутые стволы орудий, разбитых траншей и блиндажей. Куда ж деваться? Такова наша доля – за Родину воевать и умирать там, где она прикажет.
За разговорами и остатками танкового «шила» беседа затянулась далеко за полночь. Прекратила ее Татьяна твердо сказавшая, что «война еще не кончилась, а завтра бой, так, что товарищи командиры ложитесь спать». Пришлось подчиниться.
За ночь танкисты смогли восстановить три из восьми подбитых машины.
Утро началось как обычно. Со стороны Острогожска рано утром появился большой отряд немцев и вновь попытался нас атаковать. Отбились. Заставили уходить по бездорожью на север.
Вскоре, обойдя Острогожск с севера, на соединение с нами вышли подразделения 309 стрелковой дивизии нашего Воронежского фронта. С выходом дивизии в этот район и встречей с танкистами армии Рыбалко было завершено рассечение всей Воронежской группировки врага и окружение его «южной группы», как это и предусматривалось планом операции. В окружение по предварительным данным попали дивизии 8-й итальянской армии, 2-ой венгерской армии (без двух дивизий) и значительная часть 6-й Полевой армии немцев.
К моменту образования внутреннего фронта «кольца» советскому командованию удалось создать и внешний фронт окружения силами стрелковых соединений и четырех кавалерийских корпусов (7-го, 8-го (21-я, 55-я и 112-я кавалерийские дивизии), 3-го гвардейского (5-я и 6-я гвардейские кавалерийские дивизии и 32-я кавалерийская дивизия) и 4-го (61-я и 81-я кавалерийские дивизии). В РИ Острогожско-Россошанской наступательной операции был задействован один 7-й кав.корпус). Мне было понятно, почему для этого использовали именно кавалерию. В любой операции на окружение требуется не только отрезать путь к отступлению и линии снабжения окружаемым, но и обеспечить внешний фронт «кольца». Если не создать прочный внешний фронт окружения, то ударами извне противник может деблокировать окруженных, и все наши труды пойдут насмарку. Для этого обычно используют механизированные соединения. Они прорываются за спиной окружаемых максимально глубоко в тыл противника, захватывают ключевые позиции и занимают оборону. Поскольку у Красной Армии сейчас мало хорошо подготовленных механизированных соединений эта роль и была поручена кавалерийским корпусам.
Я думал, что с приходом войск фронта нас сменят и отведут на отдых. Этого не произошло. По приказу командования Воронежским фронтом нас оставляли на месте держать оборону города до полной ликвидации «котла».
В этот же день начались бой за Острогожск, а Россошь, наконец-то была взята. Бои за Острогожск шли несколько дней. Враг держался за каждый дом, перекресток, постоянно контратаковал, но тем 21 января над городом подняли Красное знамя. В плен были взяты 4 630 вражеских солдат и офицеров, захвачено 75 орудий разного калибра, 79 пулеметов, 37 минометов, 54 противотанковых ружья, 120 тракторов, 700 автомашин, 300 повозок, три склада и 9 железнодорожных эшелонов. Но главное среди пленных оказался почти весь штаб 6 Полевой армии во главе с самим командующим армией генералом Паулюсом.
В боях за Острогожск мы не участвовали. Своих проблем хватало. Алексеевка словно магнит привлекала к себе части противника пытавшиеся вырваться из кольца. В первую очередь их привлекали захваченные нами склады и перекрестки автодорог. Вот мы их и встречали всем, чем могли. А могли мы не так уж и много. Слишком многих мы потеряли за эти дни.
http://samlib.ru/s/sizow_w_n/
master_iuda M
Автор темы, Новичок
Возраст: 52
Откуда: Тамбов
Репутация: 7525 (+7534/−9)
Лояльность: 11875 (+11888/−13)
Сообщения: 1673
Зарегистрирован: 06.06.2011
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Вячеслав

#3360 леликМ » 13.11.2017, 21:53

И опять автор пишет словно и не худлит вовсе, а мемуары. С привлечением кучи документов.
лелик
http://samlib.ru/editors/l/leonid_w_m/
леликМ M
Новичок
Аватара
Возраст: 58
Откуда: г. Шарья, Гиперборейская Империя
Репутация: 1132 (+1164/−32)
Лояльность: 489 (+506/−17)
Сообщения: 753
Зарегистрирован: 05.11.2014
С нами: 3 года
Имя: Леонид Мешалкин

Пред.След.

Вернуться в Сизов Вячеслав Николаевич.

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость