Снега Хоодо

Список разделов Мастерская "Песочница"

Описание: ...для тех, кто только начинает...

#21 dobryiviewer » 15.04.2018, 16:45

wizard, сцена дуэли понравилась. Как то ..в общем передан японский дух, как мы его представляем.
dobryiviewer M
Новичок
Возраст: 64
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 494 (+504/−10)
Лояльность: 2576 (+2604/−28)
Сообщения: 711
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 7 лет 8 месяцев
Имя: Попов Евгений

#22 wizard » 17.04.2018, 03:12

29 октября 1992 года

Токио


Ну вот еще одна учебная неделя пройдена.
Хикэри решила плюнуть на все и нанести косметику на территории школы у удобного зеркала. Уже взявшись за ручку входной двери школьного туалета, она внезапно услышала чей-то всхлип. Так…

- Не мое дело, не мое дело… - открыла первую кабинку. Никого. Всхлип повторился. Открыла следующую кабинку. Опять мимо. В третьей по счету на полу обнаружилась сжавшаяся в комок обнаженная девушка. Так… И что тут происходит? Поняв, что ее нашли, школьница дернулась к стенке, отчаянно пытаясь с ней слиться.
Черные спутанные волосы прикрывали заплаканное лицо, но она показалась ей очень знакомой.
Хикэри очень медленно присела рядом с ней.
- Не бойся меня, все хорошо, тебя никто не тронет – успокаивает она ее и осторожно отводит волосы с лица.
Так и есть – на нее смотрели заплаканные глаза Юкки Китоми – той самой малышки из ее класса.

- Кто это сделал? – в ответ Китоми отводит глаза.
- Вызвать полицию? Позвать врача? – девушка быстро замотала головой.
Ясно, ничего не помню, никому ничего не скажу…
Хикэри мягко берет ее лицо ладонями и поворачивает к себе. Убедившись, что она смотрит на нее, старается говорить как можно короче и ясней.
- Оставайся здесь. Я сейчас принесу тебе одежду. Понимаешь? – Юкке обреченно кивнула.
Действительно, куда она пойдет без одежды? Выйдя из туалета, Хикэри повесила на дверь табличку «Идет уборка». Не хватает еще чтобы ее нашли в таком виде. Быстро вытащив из шкафчика запасной комплект белья и формы, помчалась обратно.
Вопреки ее беспокойству, Юкке никуда не делась – все также сидела на полу, уставившись в стенку. Одевать ее пришлось практически силой. Нет, на команды – подними ногу, протяни руку – она реагировала, но инициативы не проявляла совсем. Лифчик пришлось вернуть в сумку, ей он никак не подходил. А школьная форма на ее миниатюрной фигурке висела как на корове седло. Но лучше так, чем вообще без одежды. После умывания и почти безуспешной попытки расчесать ей волосы малышка стала выглядеть более-менее нормально. С большого расстояния. И если не приглядываться к заплаканным глазам и искусанным губам.
Я нашла себе проблему. В таком состояние ее не бросишь, хоть она и перестала плакать и немного успокоилась. Кто знает, к каким восточным демонам она забредет в таком состоянии. Вечно я тащу домой то бездомных котят, то это…
Повела ее за руку к выходу, шепча успокоительную чушь. Когда тайи увидел, что вместе с Хикэри в Сафари залезает Юкки, он немного удивился.
--Тайи, мы едем в Акасака. Юкки едет с нами. Мне нужен врач для нее, и нужно где-то взять одежду для девушки.
-А что с ней случилось? Одноклассники? Это решаемо. Теперь более важные новости. По каналу ТВ-1 в следующую субботу вечером будет показан ваш поединок с оябуном в официальной хронике двора. Сегодня официально объявлено о казни всех членов клана. После этого показа будет оглашен указ Императрицы о присвоении вам официального статуса Великой Дочери Императрицы. Это будет 2 ранг дворца. Выше вас будут только Сумеро Микото, Императрица и Сиккэн. Зачем она это делает не очень понятно. Но теперь Служба безопасности Акасака считает что вам лучше жить на территории дворца. Слишком большая известность помешает качественной круглосуточной охране. И вам как официальной воспитаннице императрицы жить во дворце уже положено по протоколу.
- Императрица очень умна. Пусть будет так как она хочет. Ей мешает то, что она еще не знает всех моих талантов. И я как можно дольше постараюсь все не показывать. Теперь о Юкки. Она будет пока жить со мной. Насколько я помню правила дворца, мне разрешено иметь компаньонку.

***

Дворец Акасака

Заведя одноклассницу в выделенные ей и уже обжитые дворцовые апартаменты и усадив ее на диван, Хикэри с облегчением сбрасывает блузку с надоевшим лифчиком. Следом на кресло летит и короткая юбка.

Устало опустившись в кресло, она подняла глаза на сидевшую Китоми и ошарашено замерла – та смотрела на нее с откровенным ужасом, что-то тихо шептала и дрожала всем телом. По лицу стекали слезы.
- Не надо... - с отчаянием в голосе простонала Юкке, опускаясь на колени. - Не надо, Ваше высочество, прошу вас...
- Чего не надо?! – от удивления Хикэри растерянно хлопала глазами.
- Но вы же разделись...
- Тьфу ты! Подожди, я скоро.
Хикэри ушла в ванную, быстро ополоснулась и надела домашнюю одежду. Раз малышка так воспринимает наготу, то лучше не показываться перед ней без одежды. И ее поведение говорит о многом.
- Извини, пожалуйста, - сказала она, вернувшись в гостиную. - Я просто не подумала, что ты можешь так воспринять.
На лице девушки отобразилось невыразимое облегчение.
- Садись, - показала на диван напротив, и Китоми послушно опустилась туда. – Расскажи, что с тобой произошло, и я постараюсь тебе помочь.

История Юкки оказалась довольно обычной. Отец был ученым и погиб при каком-то эксперименте. Мать воспитывала ее одна и, стремясь дать дочери лучшее образование, много работала. А умная, но слабая девочка, не умеющая за себя постоять, быстро стала объектом насмешек. Ее дразнили за маленький рост и плохие успехи в спорте. Девочка терпела это, не желая расстраивать мать, обидчицы, уверовав в собственную безопасность, унижали ее все больше, проявляя максимум фантазии. Юкке стала изгоем, но держалась. Одна, без подруг и поддержки. А сегодня попала не в то время, не в то место. В туалет завалилась «королевская» свита. Злая свита, искавшая на ком бы оторваться. Ясно, что всех остальных как ветром сдуло. Ну кто будет защищать изгоя. С девушки сорвали одежду и издевались больше часа. А потом, посоветовав на прощание прыгнуть с крыши, забрали одежду, оставили обессиленную девушку лежать на полу. Где чуть позже Хикэри ее и нашла.

Малышка снова начала всхлипывать. Сквозь слезы прорывались слова:
- Как они надо мной издевались... Мамочка... Да что же я им всем такого сделала-то?.. За что?..
Перестрелять всех этих уродов нафиг? Где легло три тысячи там еще пара десятков завсегда поместятся.
До этого Хикэри никогда не задумывалась, что чувствуют те девушки, с которыми она развлекалась. Всегда считала, что так и должно быть. Платим за развлечения деньги, а сучки и сами не против.
Но сейчас, глядя не плачущую девочку, которая пострадала ни за что, она ощутила острый укол совести. За то, что не помогла ей раньше. Стало безумно стыдно за себя.
Хикэри не выдержала, пересела к Юкки и обняла ее - та вздрогнула и съежилась. Ощущая ее подрагивающие тело, она чувствовала горячее желание убить кого-нибудь и одновременно нежность и желание защитить эту девушку. Прижимает ее к себе и поглаживает волосы.
- Не бойся, Не надо. Больше тебя никто не обидит. Слышишь?
- Не надо, Накамото- сан, - девушка со спокойствием обреченного смотрит ей в глаза, - Я благодарна Вам за помощь, но если вы будете меня защищать, они нападут на Вас.
- Посмотрим, кто посмеет. – недобро усмехнулась Хикэри. – В следующую субботу будет интересный показ хроники дворца Эдо и, если кто-то после этого на меня подымет хвост, буду удивлена. Я сумею защитить тебя от любого, кто косо посмотрит. А до субботы мы продержимся. Веришь мне?
- Вам верю. – кивает девочка со взглядом взрослого.
- И пока мы одни, называй меня по имени, хорошо?
- Хорошо – кивнула девушка.
- Тогда бери халат и бегом в ванную.
Пока мелкая отмокала в ванной, служанки сервировали в столовой обед и разложили принесенную для Юкки одежду.
Отмытая и накормленная малышка в большом для нее халате стала похожа на котенка. Приделать ей кошачьи ушки и хвост - будет кавайная няка.
Хикэри еще раз подивилась искусству дворцовых слуг. Принесенная одежда сидела на Юкки как родная . И это без примерок и не снимая размеров.
Потом пришедшая женщина-врач осмотрела Юкки и увела ее на более детальное обследование в медчасть дворца. таковая впрочем напоминала отлично оборудованный небольшой госпиталь. Потом Юкки осматривала выделенные ей комнаты.
Ваша светлость,--Ёкота безукоризненно вежлив,- прошу вас пройти со мной, я должен вам кое-что показать.
Хикэри спустилась с ним в подвалы дворца к холодильной камере.
Слуги выкатили два бочонка с завинчивающимися крыщками. Тайи отвинчивает крышки.
-Ваша светлость, то что я достану, может вас расстроить, но это прямой приказ императрицы и ее подарок. Вы можете им распорядиться по своему усмотрению.
--Его величество воистину упорная женщина, доставайте.
Ёкота достает из бочонков( по запаху Хикэри поняла что там спирт) головы оябуна и ее несостоявшегося жениха и кладет их на пол. На их лицах застыла смесь ужаса и ярости.
Хикэри потыкала туфлей голову жениха.
-Так он мне нравится больше.
-Он перед смертью рассказал, что его отобрал лично помощник сиккэна.
-Тайи, уберите Это обратно,--Хикэри задумалась.- Видимо это имущество принадлежит сиккэну и его надо ему вернуть. Позже. И давайте вернемся ко мне. Противно все это.

От нахлынувших переживаний заснула, едва коснувшись подушки.
За окном полыхнула расколовшая небо молния, через секунду до нее донесся приглушенный стеклами гром.
- Накамото-сан?! - в дверях стояла перепуганная Юкке в ее ночной рубашке.
– А ты почему не спишь?
- Здесь все чужое. И гроза. Мне страшно… - жалобным голосом сообщил Котенок.
- Иди сюда. – махнула рукой рядом с собой.
Озадаченная девочка подошла. Не долго раздумывая Хикэри уложила пискнувшую малышку в свою кровать. Накрыла одеялом и легла рядом, поглаживая ее по волосам пока напряженное тело Юкки не расслабилось. Вскоре девочка тихо засопела ей на ухо.

***

1 ноября 1992 года
Токио

Когда Хикэри проснулась, Котенок еще спала, трогательно приоткрыв во сне ротик, крепко прижимала к груди подушку. Бледное лицо выражало что-то вроде растерянности, похоже сон у неё был тревожный. Присев рядом, Хикэри аккуратно, едва касаясь волос, чтобы случайно не разбудить, погладила спутанные волосы, стараясь передать чувство заботы и спокойствия. Глянула на часы. Уже семь утра. Пора вставать.
Интересно, что скажет Саю при таком повороте?

- Это что?! – под внешней невозмутимостью старосты угадывался целый коктейль эмоций. Недоумение, досада, злость.
Понимаю ее чувства.
- Это? Это Киттоми Юкки. Очень милая девочка, и вообще сплошной поток КАВАЯ. Будет мне младшей сестренкой. – я вытаскиваю из-за спины ошарашенную малышку.
- Хикэри, это не котенок, которого можно подобрать на улице. – подруга пытается достучаться до ее разума.
- Конечно нет! Ты знаешь сколько документов нужно собрать для покупки котенка?
Но Юкке намного милей чем котенок! Я видела в аниме такую же младшую сестру.

Очевидно Такаги потребовалась вся выдержка, чтобы не заорать матом. Выдержка и долг, запрещающий ругаться матом в школе, где ты должна этот порядок поддерживать. То самое "Долг тяжелее горы, смерть легче пуха".
- Сходи в кафе и потиская котят там!
- Это далеко… А Юкки всегда будет рядом! – заявляет Хикэри с насквозь фальшивым энтузиазмом.
- юмор твой дурацкий оценила. Но ты представляешь себе последствия такого… такого…
- Вопиющего нарушения традиций? – охотно подсказала Хикэри и, дождавшись подтверждения, продолжила. – Очень хорошо представляю. А ты представляешь, что начнется в школе, если я развернусь вовсю?
Такаги недовольно поморщилась

Короче, Такаги не решилась продолжать разговор и, посверлив ее уничижительным взглядом, ушла на своё место. Ближайшая подруга и ее заместительница в одном лице подобрала облезлого и блохастого котенка и фактически объявили войну половине школы. Сама Такаги лезть в открытое противостояние с королевой опасалась. Исход был, скажем так, сомнителен. А учитывая повод, к травле подключится как минимум половина нашего класса. При молчаливом одобрении оставшихся. Слишком многим Хикэри прошлась по мозолям.
Первые уроки прошли спокойно. Как затишье перед бурей.

Так… Вижу как Юкки окружила компания во главе с королевой. Четыре девушки из параллели подкидывали ее сумку, а Кая стояла в стороне, отстраненно наблюдая за происходящим.
Придется вежливо попросить их оставить Юкке в покое… Занятые подкидыванием сумки они не заметили моего появления. Бах! Споткнувшись о мою ногу одна школьница с размаху проехалась по полу, упустив злосчастную сумку. Будем надеяться, что хрупкого там не было.
- Что…
-Ничего, - легким ударом в солнечное сплетение Хикэри обрывает вторую. Краем глаз заметила, что каштановолосая красавица, не изменив позы, наблюдает за происходящем с каким-то нездоровым интересом.
- Пошли отсюда! – популярно изложила Хикэри свою просьбу.
- Да ты знаешь на кого наехала?!! Ты, шлюха! - заверещала одна из девиц.
- Не стоит грубить, разве вас не учили этому в том борделе, который ты считала средней школой?
Школьницы, как я сперва ожидала, не отступили. Помогли подняться упавшей подруге и растянулись полукругом, перекрывая коридор.
- Не путай свое детство с моим, - Кая нарушила возникшую тишину своим мелодичным голосом. - Потому что меня учили бить без жалости , пока враги не поймут, в чем были неправы. Бить, в том числе и ногами.
- Может, тогда и начнем?
Четверо девушек дружно сделали мне шаг навстречу. Но этим и ограничились.
Первый удар Хикэри позорно пропустила.
Спишем это на самоуверенность, помноженные на грамотные действия полурыжей. Но позорно, факт.
Пока она отвлеклась на движение основной компании, Кая успела плавным движением уйти влево и выдать натуральный шквал ударов. Из-за юбки, стягивающей движения, Косаки наверняка не смогла высоко махнуть ногой, но с минимальной разницей в росте и целью удара это не потребовалось. Её тупоносая туфля, мелькнув размытой дугой, врезалась Хикэри под колено. Классический боковой удар по нижнему уровню. Выставленная вперед нога полыхнула болью и онемела. Следующий диагональный удар ребром ладони она успела парировать поднятой рукой, но противница, не дав времени прийти в себя, распрямляя скрученный корпус, выбросила вперед левую руку, метя в солнечное сплетение. Грамотно - лишить подвижности, сбить дыхание и спокойно добить… Проигнорировав вспышку боли в пострадавшей ноге, успела довернуть корпус и выдала в ответ классическую двойку. Первый задел только взметнувшийся хвостик волос, второй был мягко отведен в сторону. Кая резко разорвала дистанцию, поняв, что блицкриг затянулся. Замерев в нескольких шагах, она со спокойным лицом оценила ситуацию. Кивнув своим мыслям, Косаки слитным движением кинула пиджак своей компании, демонстративно встряхнула руками. Только сейчас Хикэри бросилось в глаза, что ногти на ее руках очень короткие. Не дав осмыслить увиденное, Кая продолжила бой, стремясь поставить на место зарвавшуюся конкурентку. Первая удачная атака дала ей преимущество, которое она сейчас усиленно развивала. Шаг, удар, блок, удар, уход, удар, шаг назад. Из-за ушиба ноги Хикэри просто не могла атаковать, перейдя в глухую оборону. Что характерно, Кая берегла пальцы рук и била в основном основанием открытой ладони, временами вплетая в рисунок боя традиционные удары мечом… Спасало то, что в качестве меча выступало ребро той же ладони. Школьница наносила удар за ударом с каким-то отчаянным ожесточением.
Наконец Хикэри поняла, что конечностью можно пользоваться в полную силу. И тут же поймав очередной удар и потянув руку на себя, с подшагом провела встречный удар. Результативно… Парирует два удара… Поймав темп, переходит в атаку. Взяв на вооружение отработанную тактику, проводит отвлекающий удар руки в лицо и тут же наносит прямой удар в голень опорной ноги. Следом еще боковой удар в колено. Промах. Зато проходят два удара, причем удар локтем с такой силой врезался в бок жертве, что отдачей ее отбросило назад.
Ну вот и все… Сейчас добью надоедливую сучку…
Приседая, Хикэри легко уходит от неловкого взмаха руки, и…
И едва ловит несущееся в лицо колено. Пытается резко вывернуть пойманную ногу и приседает, заваливая королеву на пол. Щелчок, время начинает растягиваться как в секунды опасности – ей точно в лицо летел каблук школьной туфельки. Чертова Косаки с какой-то ленцой и изяществом плавно завалилась на пол и, используя плечи и пойманную ногу в качестве опоры, чуть не попала свободной ногой ей в лицо. Едва Хикэри успевает убрать голову в сторону, как следует второй удар. Кая, вырвав свою ногу, выгнулась на полу, делая обратный перекат, и попутно попыталась нанести удар ногой снизу.
Попади хоть один удар в цель, выбитым зубом Хикэри бы не отделалась. Школьная драка стремительно выходила на серьезный уровень.
От продолжения занимательной дискуссии их отвлекли предупредительный отклик стоящей на стреме и приближающиеся из-за угла шаги.
Косаки быстро шагнула к своим подругам, которые поспешили накинуть не нее пиджак и прикрыть собой. Шаги быстро приближались. Кого там черт принес? Черт, что вполне логично, принес учителя. Вышедшая из-за угла старая сволочь остановилась, подозрительно глядя на стоящих школьниц. Нюхом он нарушения чувствует, что ли? Не сговариваясь, школьницы дружно поприветствовали его.
- Что здесь происходит? – вопрос был адресован как ни странно Хикэри.
- Я упала, господин учитель. – А что можно еще придумать за секунду?
- Упала? – недоверчиво переспросил учитель, оглядывая мой потрепанный вид.
- Я быстро бежала…
Стоящая напротив компания дружно подтвердила, что все так и было. Малышка, ошарашенная всем происходящим, смогла только кивнуть.
Тогда учитель затянул свою старую проверенную песню.
- Что это такое? Что это такое, я тебя спрашиваю? Что у тебя за вид? Почему волосы растрепанны?
Вопросы шли один за другим, исключая возможность дать ответ. Хотя они ему были не нужны. Прежде, чем он оставил их в покое, пришлось пять минут кланяться, выслушивая занудную и давно знакомую речь.
- Продолжим, Косаки? – спросила Хикэри, когда надоедливый учитель ушел.
Выглядела она неважно: бледное лицо, между сжатыми в тонкую нитку губами виднелась капелька крови. Правая рука прижата к ребрам в месте моего последнего удачного удара. Но не стонет, уважаю. Достойный противник.
- Если ты не возражаешь, мы продолжим разговор в другой раз.
- Как будет угодно.
Дождавшись пока они скроются с их глаз, устало приваливается к подоконнику и закрывает глаза.
-Вот тебе и хрупкие девушки… Самоуверенность до добра не доводит. Как же, у меня такая выносливость и реакция. Вот и нарвалась на ту, которая добивалась таких результатов долгими тренировками, а не получила их на блюдечке.
Почувствовала, что Юкки бестолково топчется рядом, не зная, как мне помочь.
-Накамото-сан, с вами все хорошо? – решается потревожить меня девочка.
- Разумеется все хорошо, котенок. – ага, вот только под чулком расплывается шикарный синяк и ноют отбитые руки. Но уже вроде лучше…
- Это из-за меня вы пострадали…
- Шшш. – приложила к ее губам палец, заставляя замолчать. - Я говорила, что буду тебя защищать? Ты теперь для меня младшая сестренка… - не дав мне договорить, девочка прижимается ко ней.
Хикэри чувствует, как вздрагивают ее плечи.
-Юкке, ты мое искупление, слишком я низко пала. Не защити я тебя, не смогла бы смотреть на себя в зеркало.

Последствия не заставили себя ждать. Первая попытка отыграться произошла уже за обедом.
Школьница из параллельного класса, высокая, стройная, с миленьким личиком, явно привыкшая к обилию внимания со стороны противоположного пола, криво ухмыляясь, целенаправленно шла к подзащитной, держа в руках пластиковый стаканчик с чаем. Горячим. Намерения ее не стали для меня секретом, ибо подобное Хикэри уже видела ранее с другими объектами. Сейчас будет неловкий момент. Крики ошпаренной. Неловкие извинения и плач злодейки, с причитаниями "ах, какая я неловкая". Но не в этот раз. Резко встала, якобы неловким движением опрокинула ей стул под ноги.
- Ах! – споткнувшись об упавшую мебель, девушка падает в лужу собственного чая.
- Ой! – Хикэри бросилась ей на помощь, но «поскользнулась» и упала на нее сверху.
- Простите! Я такая неловкая! – помогла ей подняться, при этом наступила ей на ногу каблуком.
- Ай!
- Все хорошо? Может отвести в кабинет к врачу? – заботливо спрашивает пострадавшую, с энтузиазмом глядя ей в глаза.
- Спасибо, не надо. – прошипела помятая неудачница.
- Мне не трудно.
Отказалась.

Но следующим заходом их смогли подловить. Урок физкультуры в это раз проходил на спортплощадке. Как обычно, после раздевалки весь класс организованно, можно сказать строем, двинулся на улицу. Едва мы прошли дверь, интуиция протестующе взвыла. Но поздно – окружающие как по команде отпрянули от нас в разные стороны, организуя зону отчуждения. Примерно догадавшись, какого рода подвох подготовили для нас, успеваю оттолкнуть в сторону Китоми и…. Хикэри сразу с двух сторон окатывает потоками воды. Освежает. Чувствует, как вода стекает по волосам, холодит кожу под футболкой и проникает под белье. Прочь с лица мокрые волосы. В метре от меня с ведрами в руках стоят Марико с довольной улыбкой и Мисато, виновато смотрящая в пол. Извини, мол подруга, но общественность заставила.
- А у нее лифчик под майкой виден!! – восторженно взвыл кто-то из парней, храбро спрятавшись за спинами других. И он думает, что его голос не запомню? Ладно, пусть живет, тем более под майкой лифчика нет. А спорт-топик под цвет майки есть. Вот что он и как сумел разглядеть? Явно фраза заготовленная заранее вышла громко и не в лад. Но большая часть класса весело рассмеялась, тыкая в меня пальцами. Вопреки их ожиданиям рассмеялась и я, одновременно пытаясь отжать заплетенную косу. Смех вокруг нас стал стихать, сменяясь озадаченным молчанием. Я продолжала смеяться, глядя толпе в глаза.
- Что смешного!? – не выдержал кто-то из задних рядов.
Начисто проигнорировав вопрос, Хикэри развернулась к Марико.
- А у тебя в роду камикадзе случайно не было? – с самой хищной улыбкой поинтересовалась Хикэри у одноклассницы. Та, нервно сглотнув и кинув взгляд на окружающую толпу на всякий случай отступила. Часть класса обозначила шевеление в попытке сдвинуться чуть назад .
Весело улыбаясь, стянула майку и невозмутимо начала ее выкручивать. Ну увидели они топик, дальше что? Почему собственно, на пляже топик можно носить, а здесь неприлично? Бедные школьницы носят две майки сразу и только чтобы спрятать лифчик.
Угу,, вот почему так возмущалась Кацураги. Ей и в голову не могло прийти, что я не одела вторую майку. И уж точно, до выжимания майки, стоя перед классом в топе, никто не додумается…
- НАКАМОТО! – а это уже появился наш любимый учитель физкультуры.
- Да, господин учитель? – она спокойна как скала.
- Ты почему разделась?! – старый извращенец уставился на прикрытую топом грудь.
Не поняла, а он тоже не видел женской груди, кроме как в роддоме? Чего там интересного?
- Прошу прощения, господин учитель, я промокла. От волнения.
- Ты.. Это неприлично! – нашелся он. – Немедленно оденься!?
Опять двойные стандарты. Продавать ношенные стринги нормально, а засветить лиф – ой какой ужас!
- Да, господин учитель! – почему и не одеть?
- Стой! Это что?
- Это спортивный бюстгальтер. Служит для поддержки женской груди. – понимаю, что откровенно нарываюсь, но не откажу себе в удовольствии потроллить препода.
- Такой лиф запрещен! – безапелляционно заявляет физрук.
- Еще раз прошу прощения, но в школьных правилах нет указаний относительно фасона бюстгальтера. – гну свою линию. А в самом деле, длина юбки регламентируется, колготки запрещаются. А вот с лифчиком на спортплощадке, облом-с..

И видно терпение оппонентов закончилось и они решились на крайние меры.
Зря мы решили прогуляться… Переулок перегородила целая толпа школьниц. Бегло пройдясь взглядом, Хикэри сбилась на счете десять. Для полного «счастья» сзади раздались шаги. Оглянувшись, убеждаюсь, что противнику пришло подкрепление. Лихо. Четырнадцать девушек и трое парней, держащихся чуть позади дружного женского строя. Но и без них противников набралось... И во главе Едзора и ее команда. Стоят себе с сигаретами в руках. Видно закурить решили, да тут мы.
Сильно я их достала.
Даже зауважала себя больше обычного. От появившейся на ее лице улыбки, больше напоминающий оскал, дружный строй на секунду дрогнул. Всего на секунду. И тут же продолжил движение навстречу. Смешно, рассчитывать напугать толпу в одно лицо? Сейчас узнаем.

- Котенок, держись сзади. Если что, беги и быстро.
- Какая встреча!!! – раскинув руки, вопит на весь переулок. – Едзора!!!! Как я рада тебя видеть!! Давай я тебе дам прикурить!
Толпа ошарашено замерла. Было очень занятно наблюдать, как у японок расширяются глаза, превращая их в европеек. Какие, оказывается, чудеса творит граната, сунутая под нос предводительнице карательного рейда. И выдернутая чека, крутящаяся на пальце.
- У неё бомба! Она нас всех сейчас взорвёт! – заорала какая-то истеричка.
От такой заявки почувствовала как и мои глаза расширяются в удивление от натуральной тупости –как можно гранату назвать бомбой? Истошный визг вывел всю гоп-компанию из шока. Почти европейки японского происхождения с визгом бросились в разные стороны. К моему удовольствию не обошлось без падений и столкновения. Вместе с ошарашенной таким поворотом Китоми провожаем взглядами быстро удаляющихся школьниц. Жаль секундомера нет. Уверена, идут на рекорд… Хикэри обернулась назад. Трех парней невесть откуда взявшиеся плотно сбитые мальчики в костюмах волокут в машину, еще пара мальчиков показывают что-то девушкам и те прямо на глазах исчезают. Впрочем и неведомые спасители также мгновенно исчезли.

- Котенок, подержи пожалуйста. - Она сунула гранату побледневшей Юкки.
- А.. А она не взорвется? - сестренка судорожно сжала мой "подарок" обеими руками.
- Ерунда. - Небрежно верчу выдернутое кольцо на пальце. - Она ручная...
Шутки шутками, но дальше пугать ребенка я не стала, закинув игрушку с кольцом обратно в сумку.
Они не успели пройти и квартала. Сперва вокруг них как по волшебству исчезли прохожие, следом их остановила пара полицейских и вежливо, но непреклонно попросила пройти с ними и ответить на несколько вопросов. И вот гады, вторая пара зашла сзади, пока первые отвлекали наше внимание и отобрали сумки.
С чего бы это, а? Может не слишком поверили испуганным школьницам. А мы спокойно идем, гранатами не машем, убить всех не хотим. Вот они и вежливо с нами…
Через минуту ходьбы на ближайшем перекрестки обнаружился КОBAN – маленький полицейский участок возле которого кантовалась часть школьниц. Умные девочки не стали звонить в полицию, а быстро добежали до ближайшего участка.
Девушки проводили нашу компанию взглядами с причудливой смесью злорадства и облегчения. Наивные, думают доблестные стражи порядка избавят их от всех проблем в моем лице? Ха, история знала и более утопичные надежды.
Инспектор по делам несовершеннолетних Оониси Гэнкито с раздражением рассматривал наглую девку, сидящую напротив него... И смех, и слезы: с одной стороны приятно знать, что твое профессиональное чутье чего-то стоит, но с другой... Все могло быть гораздо серьезней. И школьница это явно понимает. Но сейчас она спокойно сидит уже второй час. Отвечает на его вопросы, и… Не испытывает никого почтения к нему, нагло смотрит прямо в глаза. Умом он уже понял, что инкриминировать ей нечего, но из за чистого упрямства продолжал ее удерживать в участке.
- Вы осознаете, что ваши одноклассники могут подать на вас в суд?
- За что, интересно? – спросила девушка, всем своим видом демонстрируя полную незаинтересованность в разговоре.
- За ваш идиотский розыгрыш!
- Я никого не разыгрывала, просто предложила закурить. Кстати, - на лице школьницы промелькнула тень оживления – а где они сигареты купили? Им же еще нет 20 лет?
- Это к делу не относится.
- Еще как относится, – возразила девушка – нет закона, запрещающего дать прикурить человеку.
- Но пугать - запрещает. Моральный ущерб!
- Я никого не пугала – с бесконечным терпением ответила подозреваемая в терроризме.
- А крики про гранату? – попытался зайти с другой стороны инспектор.
- Не я же кричала, верно? – резонно возразила девушка. – А за тараканов в чужих головах я не отвечаю...
- А зажигалка в виде гранаты?
- Все претензии к производителю этого товара. – очередная волна разбилась о железобетон спокойствия.
- Где вы ее приобрели ?
- Мне ее подарили.
- Кто?
- Я!- Ёкота был зол, даже не так-- он был ЗОЛ.- Императорская служба безопасности.
В его руке мелькнул знак службы безопасности. Ошарашенный полицейский вскочил и отдал честь.
- Ваше расследование прекращено. Это наша подопечная. Ничего не было. Вам никто ничего не сообщал. Все ясно?
- Служба безопасности вмешивается в полицейское расследование. Вы можете идти Накамото, но я сообщу руководству.….
-Сообщайте. Вы свободны, баронесса. Нам пора во дворец. Юкки уже там.

- Это уже не шутки! – психовал разозленный тайи. Ну еще бы. Его подопечную фактически пытались прибить, еще она попала в полицию. И в довершении всего на ее идеальном личике приличный синяк. И не скажешь ведь, что в ванной упала.
- Кто эти …, …. и без пяти минут покойники? – спросил Кохэку.
Хикэри спокойно перечислила имена, сопроводив это показом фотографии с комта.
-Это оставлять нельзя!
--Конечно нельзя,- согласилась Хикэри,- во-первых, я хочу сделать тату в виде черной пантеры на плече.
-а во-вторых,- тайи перехватил инициативу,- мы завтра устроим демонстрацию силы и думаю, тебя ждет сюрприз.
А мне можно тоже сделать татуировку пантеры? - У Юкки загорелись глаза.
Китоми за эти дни буквально расцвела. Хикэри постоянно повторяла ей, что она сильная и умная. А будет заниматься спортом, так и сильной станет. Зараженная ее патологическим оптимизмом, девушка уверенно смотрела вперед. Но были и минусы. Получив долгожданного собеседника, Юкки постоянно щебетала, делясь со ней всем, чем только можно. И действительно боготворила. Чего стоила ее попытка залезть к Хикэри в постель голенькой и попробовать начать целоваться. Интересная благодарность. На вопрос, какого собственно, демона, это дитя ответила: «Но вы же любите девушек» …
Пришлось пару раз шлепнуть ладонью по попе и разрешить ей остаться у Хикэри в постели. Только спать разумеется. Проснувшись утром, обнаружила, что это маленькое чудо прижала ее ладонь к себе и не собиралась выпускать. Мда.
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#23 wizard » 18.04.2018, 17:00

2 ноября 1992 года
Токио

С утра Хикэри была несколько удивлена.
На двери ее Сафари появилась хризантема и на флагштоке автомобиля трепетал под утренним ветерком флаг , как она помнила, наследной принцессы.

Эскорт состоял из двух Сафари и аж трех полицейских машин.
Выйдя из ворот дворца эскорт включил сирены и спецсигналы и они помчались по улицам.
Вы все узнаете позже.- тайи предугадал ее невысказанный вопрос.- Сегодня будет сюрприз. Дворец Эдо привезет указ императрицы в школу. Эти...бюрократы раньше не успели.

Колонна, влетевшая в ворота школы, произвела просто неизгладимое впечатление. С Хикэри и Юкки отправились в школу аж шесть телохранительниц с эмблемами серебряных фрейлин дворца Эдо. Еще восьмерка рассредоточилась по школе, две полицейские машины встали у входа.

В класс вошла растерянная классная руководительница, судорожно тиская в руках папку и потерянно взирая на всё происходящее.
- Принцесса Хикэри и Леди Китоми, пройдите пожалуйста к директору. Это срочно. Вас ожидают из дворца Эдо.
Когда они выходили из класса, Хикэри почувствовала дружный вздох всего ученического коллектива.

В кабинете директора ее ожидала уже знакомая добрая тетя с взглядом кобры и строгий дедушка который, как оказалось, был главным церемониймейстером дворца Эдо.
-Баронесса Хикэри Накамото, -без долгих предисловий, успев только поприветствовать ее, начал церемониймейстер,- Вам указом Великой вдовствующей Императрицы-регента и Сумеро Микото присвоен титул Великой дочери Императрицы, коронной принцессы 2 ранга императорского Дома. Мои поздравления! Примите указ Его Величества.
Коленопреклоненная Хикэри принимает указ и благодарит Великую Императрицу- регент и Сумеро Микото за милость к недостойной.
Леди Китоми! Указом Великой вдовствующей Императрицы- регента Вам присвоен чин благородной дамы 7 ранга дворца Акасака. Ответ на ваше ходатайство вы получите в пятницу в храме Исэ. Примите Указ Ее величества.
Юкки опускается на колени рядом с Хикэри и срывающимся от волнения голосом благодарит Великую императрицу за милость.
Добрая тетя вручила Хикэри для изучения солидный том прав и обязанностей коронной принцессы с настоятельной просьбой выучить все и не ударить в грязь лицом в Исэ, где их в пятницу ждет императрица. Передавая том тихо шепнула,- Ее Величество просила Вас помириться с Кая Косаки. Хикэри вопрошающе посмотрела на тетю, та подтверждающе кивнула.
-Желание Великой Императрицы-регента закон. Я выполню ее просьбу.

От директора Хикэри вернулась довольной. А то что, все дружно встали на колени при их возвращении грело душу.
После математики внезапно выяснилось, что учитель попал на больничный, и подменить его некем, потому последний урок отменили. Все, кроме дежурных, уже собрались домой, но…
- Класс… Попрошу не расходиться. – От ее тихого голоса, все на секунду замерли, потом переглянулись, но все таки сели. Такаги явственно перекосило. Все дружно послушались Хикэри, проигнорировав ее мнение. Она уже набрала воздуха, для выражения своего возмущения, но перехватив ее взгляд промолчала.
- Итак, постараюсь объяснить кратко, но доходчиво… - Хикэри толкнула речь всего на десять минут.
Не пойму, почему народ вздрагивает.
Рассказывала она о вполне обычных вещах. О выручке, взаимопонимании, о том, что низзя трогать маленьких...
- Все поняли? – большая часть класса выразила активное согласие.
- Возражения есть? Что же, будем считать молчание за согласие…
- Раз все поняли и нет возражений, можете извиняться. Да не перед мной. – Хикэри выдвинула вперед Котенка. Следующие десять минут все выражали раскаяние и заверяли что больше никогда… Наконец, все разбежались по домам. Видно, не стали дожидаться когда она придумает еще что-то.
- Молчи, Саю, молчи. У тебя была возможность убедить наш класс соблюдать нейтралитет. – Хикэри отодвинула старосту в сторону.
Почему я ее не послала дальше Владивостока, но ближе Байкала еще давно? Ну ладно, лучше позже, чем никогда.
- Думаете, они извинялись от души? – задумчиво спросила Юкки.
- Конечно, нет. Но это уже не важно. Главное, тебя не будет трогать никто. Жаль, что пришлось их заставить нас бояться. Но увы, зарабатывать уважение слишком долго…
- Осталась еще Косаки. – напомнила подруга.
- С ней будем мириться.
- Мириться? – от общения со Хикэри Котенок периодически зависала.
- А ты хочешь с ней воевать до победного конца? И потом таково желание Императрицы. Игнорировать ее никто не может.
- Нет, но разве она согласится?
- Попробовать стоит…. Подожди меня здесь.. – Хикэри заметила вдали знакомую фигуру. Женскую.

- Таноми! Подожди! – не ожидая от нее ничего хорошего, девушка прижала к груди сумку, словно она могла защитить ее.
Хикэри было трудно и стыдно. Но сделать это было необходимо. Иначе, вся ее речь сильно отдавала лицемерием и двойными стандартами. Не доходя до девушки пару шагов она под ошарашенным взглядом школьницы опустилась на колени.
- Таноми… Понимаю что словами такое не исправишь…. Но прости дуру, а?
Пауза затягивалась. Изумленная Таноми уронила сумку, встала на колени рядом с ней и прижала ладони к лицу. Наконец, она протянула Хикэри руку помогая встать.
- Прощаю, Ваше Высочество. Только не делайте так больше ни с кем. – девушка подобрала сумку и уже развернулась к выходу, но на секунду замерла.
- И бойтесь Такаги. – Бросила на прощание Таноми.
Боятся Саю? Подруга из нее вышла крайне паршивой, но бояться ее? Пусть лучше она меня боится. В любом случае наши пути разойдутся навсегда.

Хикэри вернулась к Котенку и они отправились к выходу.
На следующий день Кая в школу не пришла. Вроде приболела. Хикэри этим даже была несколько разочарована.
И разразился еще один скандал. Даже два сразу.
Сразу стало известно что Ёдзору исключили из школы. Об этом с утра сообщила Саю, а после занятий состоялось очередное собрание школы, где всем подробно разъяснили как плохо нарушать закон, и что такие ученики позорящие славное имя школы, тут не нужны. Оказывается Ёдзора украла чужую кредитку и оплатила ей покупку новенького ноута. Попалась, короче. Срок ей не грозит, но репутацию ей попортила капитально. С тремя парнями было интересней. Эти гады затащили в кусты рядом со школой какую-то девицу, порвали на ней блузку, но девушка стала кричать. Подбежавшей полиции отрылась картина маслом: испуганная школьница на земле в разорванной одежде, и отчаянно пытается оторвать руку парня от своей груди. На самом деле она пыталась удержать ее. Ибо парень от ее визга и осознания ситуации пытался сбежать. У его напарников это даже вышло. Но ясно, что далеко они не сбежали. Нехорошо получилось...

***

5 ноября 1992 года
Великий Храм Исэ.
9 часов утра

Императорский МИ-8 приземлился на вертолетной площадке рядом с храмом Исэ-дзингу,
Пара боевых машин эскорта замерла рядом.
Хикэри и Юкки спустились по спущенной лесенке из вертолета на землю. На краю поля стояла группа женщин.
Одеяния в виде заправленного в хакама-хангири кимоно и накинутые накидки "тихая" безошибочно позволяли их определить как жриц Лучезарной.
--Я помощница верховной жрицы Великого Храма Исэ,--жрица, держащая в руке ритуальный веер, обратилась к девушкам,- мне поручено сопровождать вас во внутренний храм и помочь вам провести необходимые ритуалы по дороге в храм. Императрица и Верховная жрица ожидают вас во внутреннем храме. Прошу следовать за мной! Ваши сопровождающие подождут при входе во внутренний храм. К внутреннему святилищу ведет тянущаяся вдоль реки Исудзу паломническая дорога. Дорога выводит к реке Исудзу, за рекой дорога ведущая на территорию внутреннего святилища. Мы все пересечем реку вброд, тем самым совершая обряд омовения. По дороге до реки посетим конюшню внешнего храма, где проживают две лошади Аматерасу и вы их покормите и почистите.
Хикэри прикинула температуру воды и внутренне поежилась.
Еще и лошади.
Покосившись на Юкки она ,как ни странно, увидела на ее лице выражение какого-то детского счастья.
(Исэ-дзингу является хранительницей национальных сокровищ, в частности Священного Зеркала, являющегося императорской регалией).
-Скажите, высокочтимая жрица,- обратилась Юкки к жрице,- я слышала у Храма большое хозяйство. Из чего оно состоит?
-- Внутри огромного храмового комплекса размещены различные второстепенные святилища, а также подсобные хозяйства. В Исе есть собственные сады, огороды, соляная мельница и производство сакэ. На этих полях и огородах производится пища для почитаемых на территории святилища ками. Вся она готовится в святилище Тоёукэ, на чистом огне добываемом исключительно трением. Посудой ками служат простые глиняные тарелки и чашки без какой либо росписи или эмали. Они также изготовляются на территории Исэ.
-Благодарю Вас досточтимая жрица,- Юкки о чем-то задумалась.

Когда девушки появились в священной конюшне, на них пахнул слабый, но щекочущий в носу запах конского навоза. Здесь по обе стороны чисто разметенного коридора в стойлах стояли священные две лошади Аматерасу.
Хикэри досталась статная гнедая лошадь, с густой черной гривой и густым волнистым хвостом; на лбу белая звездочка и во всю морду до губ белая узкая полоска; задние ноги по щиколотку также были белые.
Девушки переоделись в рабочую одежду и им дали щетки, скребницы и показали прием чистки, которая заключалась в следующем: прежде всего скребницей оскребается вся кожа, затем щеткой, сильно нажимая, проводится по шерсти и после каждого взмаха пыль со щетки оскребается скребницей; по мере накопления пыли в скребнице ее выколачивают на разметенном земляном полу коридора против стойла; от выколачивания пыли на полу образуется белесый квадрат соразмерно скребнице; следующая скребница выколачивается рядом, и таким образом получаются рядки серо-белых квадратиков. Эти рядки служат указателем степени чистоты лошади;
Хикэри сразу понравилась лошадка за красоту и смиренство, а поэтому тереть щеткой ее не представлялось очень тягостным. Правда Хикэри с трудом наскребла семь бледных рядков. Ей было неловко, потому что могли обвинить в лени, - но рубаху у нее можно было выжимать.
Час после прихода девушек в конюшне слышались энергичное шуршание щеток и стук от выколачивания скребниц, затем это шуршание и стук затихали, и уже когда чисто разметенный коридор пестрел правильными рядками серых квадратиков, в конюшне водворилась тишина. Пришедшая фрейлина посмотрела на лошадей, поклонилась девушкам и отвела их в душевую, где они смыли пот и переоделись.
Перейдя вброд реку ( предварительно пришлось в особом помещении святилища бога реки Такимацури ооками раздеться, одеть длинную льняную рубаху и выпить чашечку сакэ. После перехода вброд, воды было по пояс и она была не особо ледяная, девушек провели в аналогичное святилище, где растерли, дали выпить еще капельку сакэ и переодели в их теплую одежду) они вместе со жрицами пошли к внутреннему храму Исэ по обочине достаточно широкой дороги.
--По середине дороги может идти только ками Аматерасу,- жрица угадала невысказанный вопрос.
Пройдя вторые тории увидели конюшню в которых живёт синмэ — лошадь божества.
-А эту лошадку надо будет чистить?- поинтересовалась у жрицы Юкки.
-Нет, ее может чистить либо сама императрица, либо специально выбранная жрица.
Однако в святилище Исэ держат священных петухов синкэй. Данные петухи почитаются посланцами Аматэрасу. Вы будете их кормить.
При взгляде на жирных петухов, Хикэри подумала про завтрак и как было бы хорошо съесть хорошо зажаренную курочку.
Видимо императорские петухи что-то почуяли и хотя большинство пришло к Хикэри стали толкаться и шуметь. Пришлось цыкнуть, после чего петухи прекратили ругаться и спокойно все съели. Хикэри посмотрела на Юкки. Удивительно! Петухи чинно клевали еду и никто никого не задирал. Юкки смотрела на них с выражением прям материнским.
Жрица внимательно осмотрела петухов, посмотрела на Хикэри, скользнула взглядом по Юкки и повела их к пруду Найко кормить рыб.

Не?! Ну как у Юкки так получается? Ее три рыбины жрут корм спокойно и даже вроде по очереди, а у меня их шесть и они постоянно друг друга пихают. О! К ней еще три приплыли и встали в очередь. Как так, а?
Ритуалы закончились и жрицы повели их к главному храму.
Главный храм был закрыт высоким деревянным забором.
- Доступ в главное святилище ограничен,- жрица начала давать необходимые пояснения,- вход разрешён только священнослужителям высшего ранга и членам императорской фамилии. В основную кумирню имеют право входить только император и императрица.
Для Вас, учитывая обстоятельства, сделано исключение.

-Встаньте, сестры,- Асэми была ласкова и доброжелательна.- Познакомьтесь, это принцесса Марико, верховная жрица Аматэрасу Великого Храма Исэ, моя младшая сестра. Мы как раз собирались вкусить угощение богини. Разделите его с нами.
Хикэри и Юкки устроились на подушках, на низких столиках жрицы сервируют на простых глиняных блюдах обед богини.
На обед Аматэрасу принесли сушеного тунца, маринованного морского леща, вареный рис, устрицы, салат из водорослей с соевым соусом и сакэ. Юкки по ее просьбе налили в чашку чистой воды.

Обед закончился и императрица поудобнее устроилась на подушках.
-Прежде чем обсудить твое ходатайство, Юкки, я расскажу вам о том, как выбирают Императрицу Ямато.
Невзирая на все слухи, ее реально выбирают храмы. соответственно своему весу они имеют разное число голосов.
Великие храмы Синто и ассоциации при них имеют по 2 голоса. Это храмы Идзумо-тайся, Хэйан, Ясукуни и Исэ-дзингу, далее по 1 голосу храмы Исоноками-дзингу, Китано-тэммангу, ассоциация Трех священных гор Кумано имеет три голоса поскольку в ассоциации три святилища, прочие древние святилища--Кунодзан Тосе-гу, Сува-Дзиндзя, Никко Тосё-гу (-Юкки, это как раз твой родовой храм, ты ведь оттуда и взяла родословную) , Сумиеси-тайся, Атаго, Асакуса, Аманава-симмэй и Хиэ имеют по 1 голосу.
Император имеет на голосовании голоса трех великих храмов дворца Эдо--3 голоса , я голосую за монастыри Синто, это дает мне 2 голоса.
Храм Мэйдзи отдает свой голос Сумеро Микото.
Именно храмы решают кто станет ками- воплощением Аматерасу. Девушки проходят испытания и по их итогам храмы выносят свое мнение. И претендент должен набрать голоса 3 из 4 великих храмов и не менее 2/3 общего числа голосов. Из 27 голосов надо набрать 18.
Традиционно Идзумо-тайся и Хэйян голосуют по велению ками Сусаноо, к ним примыкает Ассоциация Трех священных гор Кумано, Сумиеси-тайся и Аманагава-симмэй.
таким образом Сумеро Микото обеспечивает своей избраннице 13 голосов , включая свои.
Ко мне прислушивается храм Исэ и святилища Никко Тосе-гу, Исоноками-дзингу, Китано-тэммангу, Кунодзан Тосе-гу и Сува-Дзиндзя. Это еще 9 голосов.
Ясукуни, Хиэ, Атаго, Асакуса плотно финансируются сиккэном. Это 5 голосов.
Очевидно, что я и мой сын обеспечим твое избрание, принцесса Хикэри, при любых раскладах. Сейчас в отборе есть ты и племянница сиккэна виконтесса Мисато Фукадо.
Представляется крайне нежелательным, что бы род Фукадо вообще получил какую бы то ни было поддержку храмов. И тут ты, Юкки, прислала свое ходатайство. Получилось к месту. Но...скажи, зачем ты хочешь участвовать в отборе?

Юкки становится на колени.
- Я прошу прощения у Вашего Величества и прошу Великую принцессу простить меня за мое вмешательство, но у меня просто нет никакого иного выхода. Мы сильно обеднели после гибели моего отца, его пенсии не хватает на мое обучение в университете. Я не смогу получить достойное образование и моя семья опустится еще ниже. Недостойная прочитала про двух девушек, которые вместе с Вашим Величеством 40 лет назад участвовали в отборе. Они после отбора получили стипендию, окончили университет и их положение в обществе было весьма достойным.
Асэми очевидно задумалась.
-Спасибо тебе, хитрая лиса снегов, я давно не вспоминала тех кто шел со мной по путям Аматэрасу. Прими перед священным зеркалом клятву на верность принцессе Хикэри и я оглашу свое решение.

В полумраке Зала Священного Зеркала перед укутанным в ткани священным зеркалом Юкки произносит клятву верности Принцессе Хикэри.

Перед священным зеркалом я, Леди Юкки из рода Китоми, клянусь быть всегда верной своей госпоже Великой Принцессе Хикэри.
Где бы я не находилась - в любое время и везде мой долг обязывает меня охранять интересы моей госпожи принцессы Хикэри..
Никогда, в течении всей своей жизни, я не буду злоумышлять и не выступлю против моей госпожи.
Когда Храмы провозгласят ее императрицей Ямато, я клянусь:
Ни перед чем не отступать при выполнении долга перед империей.
Быть полезной своей императрице.
Быть почтительной к великой вдовствующей императрице.
Быть великой в милосердии.
Пусть лучезарная Аматэрасу засвидетельствует мою клятву и покарает меня в случае ее нарушения.

По залу проносится порыв ветра. Звенят бронзовые колокольчики. Ветер касается Юкки и она чувствует как кто-то смотрит на нее..
-Аматэрасу здесь и слышит тебя. Твоя клятва засвидетельствована.- Верховная жрица встает на ноги и помогает встать Юкки.- Возвращайся к императрице и принцессе. Тебя проводят.

-Если Юкки будет участвовать в отборе, то , учитывая некоторые события в Константинополе, которым ты, Принцесса, будешь свидетелем,- императрица была на удивление довольна,- храм Ясукуни и следующие по его пути храмы забудут про Фукадо и поскольку мы им дадим, где проявить свою принципиальность, проголосуют за Юкки и набрав 6 голосов она окончит университет и получит выгодного мужа. Перед отбором я ей пожалую титул принцессы Императорского Дома 3 класса. Фукадо лишатся поддержки храмов Синто и императорский дом навсегда избавится от сиккэнов. То что работало при Аннэй Котэй , при моем сыне на троне России работать не может. Я твердо обещаю тебе, что я и Исэ будем голосовать за тебя.
-Я благодарна Вашему Величеству за столь доброе отношение,- Хикэри решила быть откровенной,- однажды Его Величество спросил меня, не ревную ли я к Иоко. (У Императрицы на губах проскользнула сардоническая улыбка)
Я ответила, что мой долг служить Сумеро Микото по мере моих скромных возможностей и я понимаю, что Иоко нужна Ему в Вашей с ним политике. Я не только не смею ревновать, но понимаю почему это глупо с моей стороны. Учитывая клятву Юкки, это относится и к ней, пожалуй, еще в большей степени.
-Ты весьма разумна и обладаешь нужными достоинствами для императрицы.- Асэми махнула рукой появившейся Юкки приглашая ее сесть на подушки.
Ваше величество,- младшая жрица поклонилась,- клятва произнесена . Сущность богини проявилась и клятва засвидетельствована.
Леди Юкки Китоми,- официально обратилась Императрица.
Юкки, вскочив с подушек, склонилась в церемониальном поклоне.
- храм Исэ допускает вас к отбору. Со своей стороны я жалую вам чин благородной дамы 5 ранга дворца Эдо. Теперь все зависит от Вас. Официальные бумаги вы получите при вылете в Токио завтра. Присаживайся, дитя мое. Не рассыпайся в благодарности. Дороги империи темны и полны горечи и когда ты пойдешь по ним, то можешь все проклянуть.
Ладно, теперь о серьезных делах. Вы обе летите в Константинополь 7 ноября в 9 утра. Сумеро Микото прислал за вами самолет. Это какой-то новый сверхскоростной лайнер и он, Хикэри, твой, то есть ты на нем будешь летать к Его величеству.
И самое важное. 10 ноября открывается Высший Совет Альянса. На нем присутствуют делегации от России, Германии и Японии. Мы там решаем важные или как сейчас, особо важные вопросы. К сожалению я в этот раз уже на нем быть не могу. Поэтому я передам тебе малую печать и ты вместо меня будешь присутствовать и потом подпишешь документы Совета и его конечный протокол.
Ты послушаешь, о чем будет идти речь. Это важно поскольку речь пойдет о решениях, которые будут сказываться на итогах всех первых годов твоего правления. Мой сын всегда соблюдает разумный компромисс между интересами России и Японии и так будет и сейчас. Так что тебе нужно больше слушать и можешь спрашивать. Юкки, к тебе это тоже относится.
Не сговариваясь девушки склоняются в поклоне.
- Мы поняли указания Вашего величества и ценим оказанное нам доверие.
--Остановитесь вы во Дворце Огня, это мой дворец в Константинополе.
Его службы готовы вас принять. Вам там понравится, впрочем ведь это твой родной город, Хикэри.
-Да , Ваше величество, я там родилась и прожила 12 лет.
- Хорошо, но мы все таки в храме и давайте отдадим должное богам. Юкки , что ты знаешь о танце кагура?
-Ритуальные танцы "кагура" - "забавы богов" - древняя синтоистская традиция. Мистерии устраивают во время синтоистских праздников и церемоний в святилищах. Существуют два вида кагура - официальные, которые проводили в крупных святилищах и в императорском дворце, и народные. С момента возникновения кагура появилось множество танцев, сюжетом которых было не только сокрытие в гроте, но и сотворение японских островов и другие эпизоды из жизни Богов. К началу века при святилище в Исэ составили традиционный классический список из 37 танцев. Часть из них была посвящена ритуальным предметам: священному дереву сакаки, синтоистским бубенцам, мечу, луку для стрельбы, тканям и т.д. Другая часть танцев рассказывала о Идзанами и Идзанаги, Сусаноо, Удзумэ-но микото и других богах. Только в Исэ и императорском дворце исполняли полный список танцев. Мне посчастливилось изучать официальные танцы кагуро.
-Очень хорошо, тогда вечером ты заменишь приболевшую жрицу в танце который мы с Хикэри посмотрим. И завтра ты будешь хозяйкой чайной послеобеденной церемонии. Это большая честь.
Юкки склоняется в поклоне.- Я и мечтать не могла о такой чести, как принимать ками Аматерасу на чайной церемонии. Я буду стараться.
-Хорошо, а пока вы можете пойти отдохнуть. До вечера. Вас проводят в места для отдыха.

***

Храм Исэ.
Вечер

Пели птицы, покрытые лесами горы озарялись последними лучами заходящего солнца. В святилище уже было много народа. Все приготовления к представлению были закончены, служители разжигали костры, а в воздухе витал едва уловимый аромат свежей древесины. В этой атмосфере терялось чувство реальности, Хикэри ощущала себя участником мистерии, главными действующими лицами которой были Боги.
-Сегодняшняя кагура была исполнена богиней Амэно-удзумэ для того, чтобы выманить богиню солнца Аматэрасу из грота, куда она скрылась, обидевшись на одного из молодых богов.--императрица решила пояснить действие в танце.- Амэно-удзумэ плясала перед пещерой на перевернутом чане, распустив завязки своей одежды, и боги громко смеялись, гладя на ее пляску. Услышав общий смех, Аматэрасу заинтересовалась и выглянула из грота; тут сильный бог Амэно тадзикарао схватил ее за руку и вытащил наружу.
С наступлением сумерек главный служитель святилища вынес на помост шест, с прикрепленными к нему ветвями дерева сакаки и полосками белой сложенной бумаги, ознаменовав начало представления. Как только он скрылся за пологом, раздались тихие ритмичные звуки барабанов, затем к ним присоединилась флейта фуэ и хитирики, и последним вступил кото. Музыкантов было пять. Они играли мелодию со сложным ритмическим рядом, в которую флейты вносили гармоничные акценты, то тусклые грустные, то яркие радостные. В ней заключался мир вековых традиций, божественного спокойствия.
На сцену вышли восемь девушек в храмовых одеяниях. Лучшего выбора представить было невозможно - божественные танцы исполняли в священной одежде, изготовленной по строгим правилам. Ткань для таких одеяний не разрезали по горизонтали, ее сшивали только по вертикальным линиям. Полотнища материи оставались цельными, что символизировало первозданную нетронутость и чистоту. Такая одежда, связывала человека с богами и охраняла его душу от злых духов.
Танец сопровождались пением. Текст невозможно было разобрать на слух не только потому, что песни исполнялись на старояпонском языке, но и из-за особого стиля исполнения. Глубокое и протяжное гортанное пение всегда являлось важным дополнением к образу персонажа, находившемуся на сцене.
Как прочные листья
Душистого сакаки,
Что не увядают
И при восьмикратных морозах,
Вечно юны девы, что служат богам...

Закончилось представление и святилище постепенно пустело. Служители гасили огни, музыканты собирали инструменты. На гладком деревянном полу в беспорядке лежали костюмы для кагура, некоторые из них хранились в святилище уже два века, но все равно выглядели, как новые. Парча и шелк загадочно мерцали в неярком желтом свете фонарей.

***

6 ноября 1992 года
Великий храм Исэ.
полдень

Хикэри пыталась вспомнить хоть что-нибудь о чайной церемонии. Увы. если она что-то и помнила, то это было надежно спрятано в памяти. В томе прав и обязанностей кронпринцессы нашла только принципы чайной церемонии : гармония ( 和 ва), почтительность ( 敬 кэй), чистота ( 清 сэй) и тишина, покой ( 寂 дзяку).

Еще там была гравюра и определение чайной церемонии как искусства воплощения изящества Пустоты и благости Покоя.
Отлично! Пустота в моей голове присутствует , а Покой, ну а что мне еще остается, плывя по течению. Понадеюсь на Юкки.

Чайная церемония в храме Исэ проводилась в специально оборудованном месте, войти на которую можно было через массивные деревянные ворота. Сейчас, перед проведением церемонии, во время сбора гостей, ворота были открыты, давая гостю возможность войти, не беспокоя хозяина, занятого подготовкой. На территории «чайного комплекса» находилось несколько строений и сад. Непосредственно за воротами располагались вспомогательные строения: «прихожая», где Хикэри переменила обувь, а также павильон, где гости собираются перед началом церемонии. Предупредив ее, что Императрица вместе с верховной жрицей подойдут несколько позднее, жрица покинула гостевой домик. Хикэри поудобнее устроилась на подушках и задремала.
Разбудила ее улыбающаяся Марико. С прибытием императрицы отправились через сад к чайному домику. Переход через чайный сад по выложенной камнями дорожке считался очень важным — он символизировал удаление от суеты, отход от повседневности, отрешение от обыденных забот, тревог и неприятностей. Дорожка к чайному домику (родзи) была выложена природными камнями и выглядела не как искусственный тротуар, а как каменистая тропинка в горах, естественно вписываясь в картину чайного сада.
В конце дорожки, перед чайным домиком, гостей встретила Юкки. После сдержанного взаимного приветствия гости подошли к находящемуся тут же каменному колодцу и совершили обряд омовения.
Вода зачерпывается лежащим тут же маленьким ковшиком на длинной деревянной ручке, гость омывает руки, лицо, прополаскивает рот, после чего омывает после себя ручку ковшика. Обряд омовения символизирует телесную и духовную чистоту.
После омовения прошли в чайный домик и расположились там. В соответствии с обычаем входя в чайный домик, обувь оставили у порога.
Чайный домик-тясицу является основой воплощения в чайной церемонии принципа «ваби-саби» — естественности и простоты.
Чайный домик состоял из единственной комнаты, в которую ведёт вход, узкий и низкий, так что пройти в него можно только сильно наклонившись. Такая конструкция входа имела символический смысл — она заставляла любого, кто входит в домик, низко поклониться, независимо от его общественного положения. Это также символизировало необходимость оставить за порогом все заботы, одолевающие человека в мире, и сосредоточиться на церемонии.
Окна в чайном домике были расположены высоко, и предназначены не для того, чтобы смотреть наружу, а лишь для пропускания в дом необходимого количества света.
Внутреннее убранство домика очень простое — стены отделаны серой глиной, чтобы отражённый ими свет создавал ощущение спокойствия и нахождения в тени, пол устлан татами. Самая важная часть домика — токонома, — ниша в стене, расположенная напротив входа. В нише перед церемонией стояла курильница с благовониями, цветы и висел какэмоно.
(Какэмоно. вертикально висящий свиток из бумаги или шёлка, наклеенный на специальную основу и снабженный по краям деревянными валиками. Может содержать рисунок или быть иероглифическим. Является элементом архитектурного стиля сёин-дзукури, сложившегося в Японии в XV–XVI веках. Как правило, свиток помещается вместе с композицией из цветов в специальной нише — токонома, предназначенной для украшения интерьера.)
Хикэри заметила, что Императрица и Верховная жрица переглянулись.
Юкки выбрала каллиграфию "Гармония".
Обязывающе

Никаких других украшений в чайном домике не было, за исключением картины снега восточных облаков.
Урагами Гёкудо.

В центре комнаты располагался бронзовый очаг, на котором и готовится чай. Промытый пепел был выложен в очаге в форме «долины с двумя горами», на нем лежали угли и горел огонь.
Юкки вошла в чайный домик последней, причём не сразу после гостей, а немного погодя, чтобы дать гостям возможность без спешки рассмотреть и оценить предметы в токонома.
Войдя в домик, Юкки поклонилась гостям и заняла своё место — напротив гостей, около фуро (очага). Рядом с ее местом были расположены необходимые для приготовления чая предметы: тябако (деревянная шкатулка с чаем), тяван (чаша) и тясэн (бамбуковый венчик). Пока вода в тягама (котле) нагревается, гостям подали кайсэки — простые, не сытные, но изысканные блюда, предназначенные не для насыщения, а для снятия дискомфорта, вызванного чувством голода.
После кайсэки гости на некоторое время вышли из чайного домика, чтобы размять ноги и подготовиться к основной части церемонии — совместному питью густого чая. В это время Юкки установила в токонома тябана — композицию цветов и веток, состоящую из сосновой ветви, как символа прочности и долговечности, и цветков камелии, символизирующих нежность.
Началась самая важная часть церемонии — приготовление и питьё густого порошкового зелёного чая — маття. Императрица, Верховная жрица и Хикэри вновь собираются в чайном домике, где Юкки приступает к приготовлению чая. Весь процесс проходит в полном молчании. Все внимательно наблюдают за ее действиями и вслушиваются в звуки огня, закипающей воды, струй пара из кама, к которым позже добавляются тихие звуки, производимые манипуляциями хозяйки с тяван, чаем и утварью. Она сначала проводит символическое очищение всей используемой утвари, затем приступает к приготовлению чая. Все движения в этом процессе строго выверены, Юкки движется в такт дыханию, гости внимательно наблюдают за всеми его действиями. Чай засыпается в тяван, туда же заливается небольшое количество кипятка, содержимое чаши размешивается тясэном до превращения в однородную массу и появления зелёной матовой пены. Затем в тяван добавляется ещё кипяток, чтобы довести чай до нужной консистенции.
Тяван с приготовленным чаем Юкки с поклоном подала гостям (традиционно — по старшинству, начиная с императрицы). императрица положила на левую ладонь шёлковый платок (фукуса), приняла тяван правой рукой, поставила его на левую ладонь и, кивнув сестре, отпивает из чаши. Затем она положила фукуса на циновку, обтерла край чаши бумажной салфеткой и передала чашу верховной жрице. Марико повторила ту же процедуру и передала чашу Хикэри. Та повторила обряд и чаша вернулась к хозяйке. Юкки снова передаёт тяван гостям, теперь уже пустой, чтобы каждый мог внимательно рассмотреть чашу, оценить его форму, снова почувствовать в своей руке.
С этого момента начинается следующая стадия церемонии — хозяйка готовит лёгкий чай в отдельной чашке для каждого из гостей. Непосредственно перед подачей чая гостям подаются сласти «омогаси».
-Какой чай без плющек?
- Молчи, за умную сойдешь…

Как их брать с тарелки – отдельный ритуал. Сначала нужно поклониться сидящему рядом и извиниться, что берешь вперед него. Затем взять лежащие палочки сверху двумя пальчиками правой руки, положить их на левую руку, снова взять палочки правой рукой, уже нормально, подцепить ими сладость и положить ее перед собой. Вытереть палочки и вернуть их на место в той же последовательности. А потом свою сладость надо порезать специальным ножичком, что весьма затруднительно, ибо они, сладости, липкие и тягучие. Сначала Хикэри взяла белую, с черной посыпкой (выбрала, что поменьше), думала, она тоже с бобовой пастой, разрезала… А оттуда как что-то черное потечет! О, Господи, подумала, это наверняка какие-нибудь чернила каракатицы… Но нет, когда попробовала, оказалось, что эта жуткая на вид чернильная штука пахнет орешками и вообще очень даже вкусная. Приятная неожиданность.
В хлопотах по поеданию сладостей Хикэри пропустила вступительной слово Юкки и поняла только что она выбрала предметом обсуждения поэта 18 века Бусона.
Она попыталась вслушаться и хоть что-то понять...
И когда она успела написать и выучить целое эссе?

Юкки была полна вдохновения.
-...Бусон стремился возродить высокий стиль поэзии Мацуо Басё. Постепенно он стал главной фигурой в движении, известном как «возвращение к Басё». В 1776 году Бусон вместе с друзьями восстановили хижину Басё, где стали проводить регулярные встречи поэтов, стремившихся вернуть хокку принципы Басё.
Для поэтического творчества Бусона характерны утончённые по колориту стихи, несущие в себе отпечаток внутренних переживаний поэта. Строгость образов и изысканность языка, наоборот, объединяют поэзию Бусона с классической поэзией Басё.
Благодаря стараниям Бусона и его друзей, поэзия хайкай обрела черты, ранее ей несвойственные: лиричность, созерцательность и романтичность. Сам же Бусон ввёл в хайкай тему любви, которая при Басё почти полностью исключалась. Если кратко суммировать отличие Басё от Бусона, можно сказать, что Басё стремился выразить мир, а Бусон — внутреннюю жизнь человека, переживания души. Стиль Бусона считается более чувственным и лирическим, чем стиль Басё, но родственен стилю Басё спонтанностью и стремлением к мгновенному озарению.
Бусону принадлежит известный принцип «удаления от вульгарного». Это означало уход от снижающих образов, поэтики вульгарности в сторону природы и благородных чувств. При этом в принципе «удаления от вульгарного» сохранялась парадоксальность дзэн. Речь шла не об избегании вульгарного, а о его одухотворении. Сам Бусон говорил об этом так: "В хайкай ценнее всего, когда, к вульгарным словам прибегая, удаляешься от вульгарного. Самое трудное — соблюдать это правило, в том заключающееся, чтобы, от вульгарного удаляясь, к вульгарному же прибегать. Один дзэнский монах говорил: «Услышь хлопок одной ладони». Это и есть путь дзэн в хайкай, это и есть правило «удаления от вульгарного». Парадоксальность здесь состоит в том, что Бусон не собирается отказываться от лексики, которую Басё называл вульгарной, потому что воспринимает её употребление как естественный дух времени. Но Бусон говорит о том, что и эту лексику можно «наполнить» благородными и возвышенными чувствами. Суметь это сделать и есть, с точки зрения Бусона, быть естественным: возвышать свой дух, не идя при этом против духа своего времени.
Призыв к простоте поэзии может пониматься по-разному. Сторонники того подхода, который Бусон называл вульгарным, тоже считали свой стиль утверждением простоты и искренности чувств. Весь вопрос в том, что считать простотой: то, что мы говорим каждый день или то, что мы чувствуем в минуты вдохновения. Для Бусона это, несомненно, было второе. Подход своих оппонентов он считал не простотой, а упрощением, сведением реальности только к привычному и ежедневному. Сам же Бусон следовал китайскому трактату «Слово Цанлана о поэзии», написанному в XII веке. В этом трактате говорилось о борьбе с «пятью вульгарностями»: вульгарностью формы, смысла, строфы, знака и рифмы. Бусон также не раз цитировал предисловие китайского поэта Ли Бо к стихотворению «В весеннюю ночь пируем в саду, где персик и слива цветут»: «Мы продолжаем наслаждаться уединеньем нашим, и наша речь возвышенною стала и к отвлеченной чистоте теперь идёт… Но без изящного стиха в чём выразить прекрасную мечту?» Возвращение к поэтике прекрасного Бусон видел в опоре на лучшие традиции китайской классической поэзии.
Как и стихи других мастеров хайку, творчество Бусона пронизано философией дзэн. Вне этой философии понять творчество Бусона невозможно. Это, прежде всего, единство противоположностей, выраженное в древней традиции единством инь и ян, а также известный принцип дзэн «жить настоящим», отдаваясь потоку событий, как волне, которая нёсёт пловца туда, куда нёсёт. Вот что в книге «Сутра листьев» писал об этом сам Бусон:
«В нашем мире никогда нельзя знать заранее, что хорошо, а что плохо, и хорош ли каретный фонарь или нет, кто может сказать?»
«Но, право, где грань между чистым и загрязнённым, светлым и темным, что хорошо, а что плохо? Разве не бывает так, что загрязнённое оказывается предпочтительнее чистого, а тёмное — предпочтительнее светлого?»
«Идущим по пути хайкай не следует упорно цепляться за каноны учителя. Меняясь вслед за мгновением, подчиняя себя мгновению, должно отдаваться внезапному порыву, не оглядываясь на прошлое и не обращая взора к будущему».
«В хайкай никто не открывает ни ворот, ни дверей, есть одни ворота, и имя им — хайкай. Вот и в учении о живописи говорится: „Творцы школы не открывают ворота, не устанавливают двери, ворота и двери сами собой возникают. Входи в любые“. Точно так же и в хайкай. Из всех потоков черпая, собираешь в единый сосуд, затем, извлёкши то, что тебе представляется пригодным, используешь сообразно обстоятельствам. И сам при этом в душе — удалось или нет? — рассудить должен, иного пути нет. Впрочем, и тогда, ежели не подберёшь себе друзей-единомышленников и не станешь постоянно сообщаться с ними, достичь желаемого будет весьма мудрёно». Здесь Бусон говорит о поэзии хайкай, как о поэзии, построенной на отклике слушателя-собеседника, о постоянном обмене впечатлениями, мыслями и чувствами с теми, кто живёт такой же внутренней жизнью.
«Итак, дорога, ведущая к хайкай, разветвляется на тысячи тропок — право, непросто отделить одну от другой нити кудели в скудно освещенной бедной хижине, и много здесь такого, что и не примешь сразу — непросто извлечь сети из моря в бурную погоду». Философия дзэн, которой здесь следует Бусон, подразумевает естественность любого плодотворного пути, а естественное движение нельзя запрограммировать ни волей, ни разумом. Поэтому каждый поэт хайкай приходит к хайкай своей дорогой, и эти дороги не похожи друг на друга.
Синто, с его стремлением к природной гармонии, тоже пронизывает творчество Бусона, как и дзэн.
Провожая глазами
Облако в небе, с лапки на лапку
Переступает лягушка.
Лягушка и человек в традициях синтоизма — части единого мира, находящегося в постоянных изменениях. В синто нет границы между человеком и другими живыми существами, как, собственно, и всем существующим.
И там, и здесь
В шум водопада вслушивается
Молодая листва.
Листья точно так же живут и слушают шум водопада, как и человек, только особым, им свойственным образом. Такое же единство жизни выражено и в следующем стихотворении:
В дверь моей хижины
Барсук постучится,
Вместе об осени погрустим.
Это не красивый образ, как принято в европейской поэзии, а буквальное выражение, потому что барсук — мифологическое существо, умеющее писать сутры. Это человек в новом рождении, и не просто человек, а мудрец.
Сам Бусон в «Сутре на листьях» приводит образные примеры, раскрывающие принципы синто: «Тельце миномуси не сверкает переливчато, как у радужниц-тамамуси, голос не привлекает звонкостью, как у сверчков-судзумуси, и нечего им тревожиться о том, что станут добычей людей, подует северный ветер — качнутся они на юг, подует западный — на восток, со всем вокруг в согласии пребывают, и нечего им беспокоиться, что смоет их дождь или унёсет ветер. Как ни тонка ниточка, на которой они висят, она для них прочнее троса из многажды закаленного железа».
Нарушение принципов согласия с природой ведёт к потере чувства гармонии: «Вот человек вечно сидит дома, тяготясь мирскими делами, всё, что он когда-то задумал: „Вот это бы сделать!“ или „Вот бы было так!“, так и не осуществляется, и, в конце концов, дымки и туманы, цветы и птицы перестают подчиняться ему».
Обычно в качестве иллюстрации принципов буддизма в творчестве Бусона приводят знаменитое стихотворение Бусона:
«Явь или сон — трепетание зажатой в горсти бабочки ?»
в этом стихотворении два плана. Первый — это почти физическое ощущение трепета бабочки, бьющей крыльями. Читатель ощущает хрупкость, бренность бытия. Но есть и второй план — знаменитая притча великого китайского философа Чжуан-цзы. В ней Чжуан-цзы рассказывает, что ему приснился сон, в котором он превратился в бабочку. Проснувшись, Чжуан-цзы не мог понять, то ли он — Чжуан-цзы, которому приснилась бабочка, то ли бабочка, которой приснился Чжуан-цзы.
Ливень грозовой!
За траву чуть держится
Стайка воробьёв.
В образах попавших под грозу маленьких птиц проступает ощущение бренности мира, характерное для буддизма.
Бусон был сторонником китайских принципов, высказанных в знаменитом трактате «Слово о живописи из Сада с горчичное зерно», написанного Цзоу И-гуй:
« В живописи сторонись „шести духов“. Первый называют суци — дух вульгарности, подобный простоватой девице, густо нарумяненной; второй — это цзянци — дух ремесленничества, лишенный одухотворенного ритма; третий — хоци — „горячность кисти“, когда самый кончик её слишком явен в свитке; четвёртый — цаоци — небрежность — в искусстве мало изысканности, интеллекта; пятый — гуйгэци — дух женских покоев: кисть слабая, нет структурной силы; шестой называют цомоци — пренебрежение тушью»...

По завершении Юкки с извинением покидает чайный домик, показывая тем самым, что церемония подошла к завершению. В отсутствие хозяйки гости осмотрели фуро, ещё раз обратили внимание на цветы в токонома, которые к моменту завершения церемонии уже раскрылись. Раскрывшиеся цветы послужили напоминанием о времени, проведённом вместе участниками церемонии.
Пока гости покидали чайный домик, Юкки находилась вблизи от его входа, молча кланяясь уходящим. После ухода гостей она некоторое время сидела в чайном домике, вспоминая прошедшую церемонию и восстанавливая в памяти оставшиеся от неё ощущения. Затем унесла всю утварь, убрала цветы, протерла татами в домике и ушла. Чайный домик вернулся в то же состояние, в котором находился до церемонии. Действо, не оставив никаких внешних следов, сохранилось лишь как след в сознании участвовавших в нём людей.

***

7 ноября 1992 года
Токио
аэропорт Ханэда
8.часов 45 минут.

Ханэда встретила Хикэри пасмурной прохладной погодой с небольшим ветром. В воздухе чувствовалась сырость, вокруг фонарей стояли ореолы, указывающие на туман.
Беспокойство вызывала только погода, которая портилась на глазах. Небо затянули тяжелые темные тучи, и несмотря на то, что уже рассвело, вокруг стоял полумрак.
Как бы не задержали вылет.

-Ваше высочество!- Командир экипажа отдал рапорт Хикэри,--корабль к полету готов. Докладывает командир корабля подполковник авиации Гладун Петр Васильевич.
Полковник,- Хикэри была несколько заинтересована и решила перейти на русский,- что это за самолет? Я не большой специалист, но таких никогда не видела.
-Этот самолет предоставлен в Ваше распоряжение Его Величеством Императором Всероссийским. Таким образом я Ваш шеф-пилот.
Это новейший сверхзвуковой административный самолет конструкторской фирмы Сухого Су-50. Выпущен на Константинопольском авиазаводе, 20-й в серии. Дальность около 10 000 км, крейсерская скорость 2300 км в час. До Константинополя нам лететь примерно 4 часа.



-Благодарю , полковник,- Хикэри направилась к трапу.



Две стюардессы встречают всех как дорогих гостей.
Хикэри, Юкки, Ёкота и прикомандированный императрицей к ней президент Тойоты
заняли первые кресла. Серебряные фрейлины и советник Тойоты заняли второй блок кресел. В малом салоне поместились четыре служанки.

Стюардесса закрывает входную дверь. Резко приглушились все доносившиеся снаружи аэродромные звуки, в салоне вдруг становится тихо, дальше только вперед, в небо…
Из динамиков звучит голос командира корабля.
« Ваше высочество Великая принцесса Хикэри, благородная дама Юкки и сопровождающие их лица, командир корабля и экипаж от имени Гвардейского авиакрыла гвардии Российской империи приветствуют вас на борту сверхзвукового пассажирского самолёта Су-50, выполняющего спецрейс по маршруту Токио. аэропорт Ханэда – Константинополь. аэропорт Георгия Великого. Полет будет происходить на высоте 18000 метров со средней скоростью 2300 километров в час. Время в пути – 4 часа.
Командир корабля подполковник авиации летчик 1 класса Гладун Петр Васильевич…».
Дальше стюардесса провела стандартный инструктаж о правилах поведения на борту (не курить, не вставать со своих мест во время набора высоты и снижения, не трогать ручки запасных и аварийных выходов, и т.д.), расположении туалетов, пользования кислородными масками и где находятся спасательные жилеты, оборудовании салона и возможностях пассажирских кресел. Рассказала, что в полете будет предложен завтрак и обед по желанию и напитки. Потом попросила привести спинки кресел в вертикальное положение и застегнуть ремни.
Потом включили спокойную музыку.
Время идет. С момента, как пассажиры расселись, прошло уже, наверное, полчаса или больше. Ничего не происходит. А за окнами стало ещё темнее. Видно, что Ханэду накрывает свинцовая туча. Начинается снег. Снова нарастает волнение.
Полетим, или рейс задержат? Очень не хочется покидать борт…
Проходит ещё какое-то время. Звука взлетающих самолетов не слышно, открыт ли аэропорт? Темно, но снегопад вроде несильный. И вот в какой-то момент Хикэри заметила движение за окном: впереди справа появились специалисты технической команды. Кто-то стоит, кто-то исчезает под крылом и опять возвращается, и все они посматривают куда-то в сторону воздухозаборников самолета. Что-то будет?
Наконец, свершилось. Примерно через час после посадки в самолёт где-то сзади послышался мягкий нарастающий звук запускаемого двигателя. Потом остальных. Начало запуска уловить сложно.
Через несколько минут все уже ощущали ровный хор трех двигателей сверхзвукового, работающих на малом газу.
Первый раз вижу, что при запуске двигателей присутствует такое количество техсостава.
Техники бродят туда-сюда, явно разглядывая работу воздухозаборников. Так продолжается ещё некоторое время. За окнами мрачнеет ещё больше, и с неба обрушивается сильный снегопад. Самолёт стоит.
И тут в динамиках над пассажирскими креслами раздается громкий и уверенный мужской голос. Четко разделяя слова, он произносит: «Говорит командир корабля. Ждем прекращения снегопада. Ориентировочное время ожидания 30 минут».
Минут, наверное, через 25-30 снегопад начал стихать. Стюардессы снова попросили застегнуть ремни и не вставать со своих мест. «Стартовая» команда по-прежнему у самолёта. Всё. Нарастание шума двигателей. Самолёт мягко страгивается, потом, как положено, притормаживает, дальше режим двигателей снова увеличивается и начинается руление.
Руление происходило медленно и длилось долго. Самолет притормаживал, не раз поворачивал влево и вправо И при замедлении самолёта в иллюминаторе периодически возникали фигуры технических специалистов, которые наблюдали запуск двигателей. Оказывается, они не остались на стоянке, а пешком сопровождают самолет на всём протяжении руления, конечно, находясь на почтительном расстоянии.
После некоторого времени по пустоте окружающего пространства становится понятно, что приближаемся к ВПП. На одной из рулежных дорожек, выходящих на полосу, самолёт останавливается на предварительном старте. «Стартовая» команда техсостава тут как тут. Стоим. Начинается проверка двигателей, которым дают повышенный режим. Члены «стартовой» команды снова смотрят самолёт в сторону воздухозаборников и двигателей…
Наконец, сверхзвуковой страгивается и выруливает на полосу. Снова Хикэри замечает провожатых из «стартовой» команды, теперь их осталось два человека, наблюдают естественно издали. Самолёт медленно разворачивается через левое «плечо» в направлении взлёта, проезжает какое-то расстояние по оси ВПП и останавливается. Время на часах приблизительно 10.40 утра.
Самолет стоит примерно 2 минуты. Потом двигатели выводятся на взлетный. К взлетному режиму самолет подобрался не сразу: мощно увеличив тягу, остановился, по-видимому, на номинальном режиме. Характерного «грома» взлетного режима не было. Так постояли тоже минуты две. Потом звук двигателей снова нарастает, и начинается «грохот», типичный для взлётного режима, но более мощный, что ли. Примерно через минуту к «грохоту» стал добавляться новый звук, постепенно увеличивающий его мощь, вскоре превратившись в сплошной громоподобный «раскат». По характеру он напоминал звук старта космического корабля, не раз виденный Хикэри по телевизору. Стало понятно, что это включился форсаж. Прошла примерно минута работы на максимальном режиме, после чего Су-50 начал разбег.
Страгивание происходило двумя рывками: первый слабый, второй сильный. Первый рывок сопровождался заметным боковым толчком, но это ощущение с кресла. Скорее всего, это было небольшое «рыскание» самолета по курсу и поперечное колебание по крену. То ли одна стойка растормозилась на доли секунды раньше другой, то ли под одной из них оказался более влажный участок ВПП (снег недавно закончился), то ли это обычная реакция амортизационных стоек шасси на снятие самолета с тормозов. Примерно через две секунды происходит второй, более сильный рывок, будто удар креслом в спину, и понеслись.
Да, взлет на Су-50 не сравнить ни с чем. Обычно, ощутив приятное давление в спину в начале разбега, к моменту отрыва от ВПП продольное ускорение пассажир почти уже не ощущает. На Су-50 было по-другому. На протяжении всего разбега ускорение не уменьшалось. Разбег был очень устойчивым и, возможно, немного «жестким» в начале. Момент отрыва оказался почти незаметен, это стало очевидно, когда в иллюминаторе стали мелькать туманные струи, и самолет почти сразу вошёл в плотную облачность. Но восторг был не в этом! А в том, что и в момент отрыва ускорение не уменьшилось. Сверхзвуковой начал набирать высоту с таким колоссальным углом тангажа, что было полное ощущение, что сидишь в стартующем космическом корабле: ноги выше головы, грохот ревущих двигателей и перегрузка, которая длилась, по ее ощущениям, две-три минуты после отрыва.
Постепенно давление в спинку кресла стало уменьшаться. Угол набора высоты тоже снизился. Самолет в это время проходил плотную облачность, за окнами было совсем темно. Взлетали без общего света в пассажирском салоне, горели только табло и аварийные светильники . Где-то минут через 5 после взлета облачный слой сверху стал светлеть. Но верхняя граница облачности никак не наступала, самолёт продолжал набор в светлом облачном «молоке». Довольно скоро, когда ещё не вышли на чистое небо, по громкой связи сообщили: «Наша высота 11000 метров, скорость 1200 километров в час…». На сверхзвуке!
Дальнейший набор высоты и скорости проходил на чистом небе в ослепительных лучах Солнца. Наконец сообщили, что самолет набрал положенную высоту в 18000 метров и достиг скорости 2350 километров в час. Сказали, что скоро будет предложен завтрак.


Облачный покров, над которым летели, простирался так далеко внизу, что казалось, что он почти лежит на земле. Особенно это заметно там, где в разрывах облаков видна земля и тени от облаков, почти совмещающиеся с самими облаками. До них – целая бездна пространства, залитая ослепительным светом Солнца. Настолько ярким, что долго смотреть даже вдоль горизонта невозможно. Большое впечатление вызывает цвет неба. Обычно, когда смотрим с самолета днем немного выше горизонта, то есть вдоль плотной части атмосферы, мы видим светло-голубой цвет, иногда с едва заметным зеленоватым оттенком. Но стоит поднять глаза, как краски меняются и темнеют: довольно скоро мы заметим тот классический синий цвет, который с поверхности земли обычно виден над головой, в зените. Если посмотреть еще выше, начнем замечать, что к синему примешивается фиолетовый оттенок. На высоте 18000 метров темный цвет неба начинался значительно ниже: светло-голубые оттенки вблизи горизонта довольно быстро переходили в фиолетовые. А еще дальше вверх начинала проступать натуральная чернота. То есть вверху купол неба имел черно-фиолетовый цвет.
Довольно скоро после набора высоты разнесли напитки (традиционную минеральную воду, соки и лимонад на выбор).
Потом пришло время завтрака.
Хикэри с любопытством посмотрела меню
Из холодных закусок предлагались:
1. Говядина Брезаола, индейка, сыр Тет де муан и свежие фрукты
2. форель и палтус с красной икрой и сливочным сыром
3. ростбиф с грибами шиитаке и сладким перцем с бальзамическим соусом
Из горячего были:
1. омлет с томатами, сыром сулугуни и петрушкой с сырным соусом
2. блины с клюквенным соусом
3. каша пшенная с тыквой и кедровыми орешками
4. Лосось с черным рисом и фасолью с соусом керри
5. бефстроганов с перловой кашей, перцем гриль и морковью
6. зеленая гречка с брокколи
на десерт было:
1. ванильное мороженое с брусничным или клюквенным соусом
2. пирожное Прага с вишней
3. Пирожное кофейное трио с безе
Хикэри выбрала себе говядину, пшенную кашу, пироженку с вишней и бутылочку рейнского сухого.
Юкки собрала себе рыбный завтрак--форель и лосось . Правда еще и мороженое.
Вино брать не стала и ограничилась лимонадом.
Было еще 6 видов свежевыжатых соков и видов 8 натуральных.
Коньяк был шустовский и имелся аквитанский арманьяк (тайи неторопливо выцедил грамм 100 коньяку с видом абсолютно довольного жизнью человека)
Кроме рейнского белого вина были еще токайское и Абрау-дюрсо.
Стюардессы извинились за скудный выбор (мы не имели информации, что Ваше высочество предпочитает и загрузили стандартный набор) и твердо пообещали что в следующий раз Великая принцесса и благородная леди будут получать завтраки и обеды по своему желанию без ограничений.
Порции были приличные и Хикэри решила перенести обед во Дворец Огня.
Перевела часы на время Константинополя--минус 8 часов.
Прошло уже почти 4 часа в полете. Шум двигателей уменьшился. Бортпроводник сообщил: "Наш самолет приступил к снижению. Просьба всем пристегнуть ремни"
Су-50 пошел на снижение. Это было как легкое и быстрое движение под горку..
В общем, сверхзвуковой снижался очень мягко и по большому счету незаметно. То, что высота довольно быстро сократилась вдвое, стало понятно по цвету неба, ставшему более привычным.
Где-то на средних высотах самолет совершил несколько маневров.
Крены Су-50 совершал с фантастической угловой скоростью: буквально в доли секунды линия горизонта в иллюминаторе поднималась вверх или опускалась вниз, а после смены курса столь же стремительно возвращалась обратно.
Константинополь встречал Хикэри хорошей погодой с небольшой высокой облачностью, почти не заслонявшей синеву неба. Потом крен, левый разворот почти под прямым углом и самолет входит в глиссаду. Касание ВПП было заметным, но не жестким. После замедления пробег плавно перешел в руление...
На часах 6.40 утра.
Я вернулась. Домой?


***


***
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#24 wizard » 18.04.2018, 17:01

7 ноября 1992 года

Российская империя

Центр космической разведки

утро.


Все ждали поступления данных. Разведывательный спутник Космос-1200, находившийся на орбите, приближался сейчас к Японии, и его камеры были запрограммированы таким образом, чтобы сфотографировать один небольшой участок долины. При внимательном изучении им уже удалось обнаружить весьма любопытное обстоятельство. За время, прошедшее между пролётами Космос-1100 и 1011, из виду исчезло около пятидесяти метров железнодорожного полотна. На фотографиях виднелись опоры, используемые для подвески контактной сети, необходимой для электровозов, однако сама контактная сеть отсутствовала. Возможно, опоры были установлены для того, чтобы ветка, уходящая в сторону, казалась самой обычной для пассажиров скоростного поезда, курсирующего между Токио и Осакой, — ещё одна попытка скрыть что-то на глазах у всех.
— Видите ли, если бы они просто ни до чего не дотрагивались… — задумчиво произнёс инженер из МПС, снова посмотрев на фотографии.
— Да, — отозвался Борис
Но они хотели сделать все ещё лучше и потому поступили хитроумно, обманув сами себя. Кто-то натягивал маскировочную сетку на столбы контактной сети в долине, сразу за первым поворотом. Пассажиры не смогут увидеть камуфляж из окон поезда, да и сами трое дешифровалыциков тоже могли бы упустить из виду попытку маскировки. — Как бы вы поступили, будь на их месте?
— Чтобы спрятать их от вас? Очень просто, — ответил путьеец. — Я поставил бы в этом месте вагоны ремонтного поезда. Самое обычное зрелище, да и места здесь вполне достаточно. Им так и следовало поступить. Скажите, неужели такие простые ошибки случаются часто?
— Это не первая.
— И чего же вы ждёте теперь? — спросил инженер.
— Скоро увидите,
Разведывательный спутник Космос-1200, выведенный на орбиту восемь лет назад кораблём многоразового использования «Буран-12», функционировал намного дольше запланированного срока. Однако топливо, предназначенное для маневрирования, у спутника радиолокационной разведки уже давно кончилось, и потому приходилось ждать, когда он подлетит по своей очередной орбите к интересующему вас месту, и надеяться, что высота будет подходящей.
Орбита спутника проходила с северо-запада на юго-восток и отклонялась при пролёте над этим районом Японии всего на шесть градусов от вертикали, — достаточно, чтобы заглянуть прямо в долину. Наблюдатели собрали уже массу данных. Геологическая история была им известна. Река, пересечённая сейчас плотиной гидроэлектростанции, прорезала хребет, образовав глубокий каньон. Когда принималось решение о размещении здесь пусковых шахт для баллистических ракет, решающим фактором были крутые скалистые стены ущелья. Ракеты можно запускать вертикально, но нацеленные боеголовки не смогут попасть в них из-за гор на востоке и западе. Чьи это боеголовки, не имело значения. Форма и направление ущелья предохраняли пусковые шах¬ты. Наконец, река прорезала узкий глубокий каньон в гранитном массиве. Таким образом каждая пусковая шахта охранялась естественной броней.
Сигналы с Космос-1200 передавались на спутник, застывший на геостационарной орбите над Индийским океаном, и оттуда поступали на станцию в Симферополе.. Первые изображения, появившиеся на экране, ещё не будут подвергнуты компьютерной обработке, улучшающей их качество, но, надеялись они, окажутся достаточно чёткими для первоначальной оценки. Волошин снял первый лист с факса и положил его на стол под яркой лампой, рядом с обычной визуальной фотографией того же района.
— Итак, что же вы видите?
— Вот главная колея… а, понятно, разрешающая способность не позволяет увидеть рельсы, они слишком узкие, вместо рельсов мы видим шпалы, верно?
— Совершенно точно. — Борис нашел ветку, отходящую от главной магистрали. Бетонные шпалы в пятнадцать сантиметров шириной давали чёткий отраженный сигнал и выглядели на радиолокационной фотографии как полоска из множества крохотных поперечных чёрточек.
— Железнодорожная ветка ведёт прямо в долину, правда? — Лицо инженера из МПС опустилось почти к самой бумаге. Он вёл кончиком ручки по вспомогательной колее. — Один поворот, другой. А это что? — спросил он, касаясь ручкой группы белых кружков.
Волошин положил на лист маленькую линейку.
— Борис?
— Расположены рядом друг с другом. Здорово они придумали, а? Должно быть, на строительство ушло целое состояние.
— Удивительная работа, — с восхищением выдохнул Волошин. Железнодорожная колея поворачивала влево и вправо, и через каждые двести метров виднелась пусковая шахта, не больше чем в трех метрах от линии поперечных чёрточек бетонных шпал. — Кто-то здорово это подготовил.
— Что-то не понимаю, о чём вы говорите, — недоуменно заметил инженер.
— Пусковые шахты размещены поблизости одна от другой, — объяснил Федоров. — Это означает, что, если вы попытаетесь нанести по стартовому комплексу ракетный удар, первая же попавшая в цель боеголовка выбросит в воздух такое количество скальных осколков, что вторая будет сбита ещё в полёте.
— Значит, для уничтожения нельзя воспользоваться ядерным оружием — по крайней мере это окажется непростой задачей, — продолжил Волошин. — А теперь кратко опишите то, что вы увидели.
— Это железнодорожная ветка, которая не имеет никакого смысла с коммерческой точки зрения. Она идёт в никуда, а потому не приносит прибыли. Это не запасной путь, предназначенный для обслуживания главной колеи, для этого он слишком длинный.
— И они натягивают над ней маскировочную сетку, — добавил Борис, который уже мысленно обдумывал черновой вариант отчёта, который они представят руководству ОСВАГа. — Мы нашли то, что искали.
— Да, все 20 тут.
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#25 wizard » 16.05.2018, 00:52

С НОВОСТНЫХ ЛЕНТ

Мировая звезда бурлеска, русская Мата Хари - так называют Анну Карсавину -возвращается в Москву со своей новой программой Ladies Of Burlesque после турне по европейским столицам. Теперь в ее планах кроме Москвы - Екатеринбург Нижний Новгород и Красноярск. Зрителям обещаны сюрпризы. "Когда-то я ужасно любила японскую моду, затем стиль винтаж. Но в итоге пришла к тому, что мой стиль — «Русские сезоны», Belle Еpoque, 1910-е годы..." - сообщила г-жа Карсавина корреспонденту ИТАР
Парламент Великобритании несмотря на протесты МИД императорского Пекина, принял закон о признании сепаратистов Юга Китая , объединенных в Небесный Альянс, как воюющей стороны.
Дели.
Северо-Индийская империя
В Красном Форте открылась ежегодная выставка картин индийских художников посвященная Н.К. Рериху.



7 ноября 1992 года
Российская империя
Константинополь
Аэропорт им. Георгия Великого

7.10 утра


Хикэри вышла из двери самолета, спустилась с трапа и в сопровождении Юкки двинулась к встречающим.
Из группы выделились два японца которые направились ей навстречу.
-Доброе утро Ваше высочество!,- пожилой благообразный японец был исключительно доброжелателен,- я граф Коичи Утида, посол империи Ямато в России. Для меня большая честь приветствовать вас, Ваше Высочество, и вас, Ваша Светлость, на земле Вечного Города.
-Я тоже весьма рада. Надеюсь наше пребывание на земле Города будет удачным. Мы обсудим задачи стоящие перед нами после прибытия во Дворец Огня,- Хикэри перевела взгляд на офицера в мундире лейб-гвардии Японского полка.
-Поздравляю Ваше Высочество с прибытием на российскую землю. Майор Александр Фукуяма к Вашим услугам, по повелению Его величества я отвечаю за Вашу безопасность здесь в Константинополе и являюсь старшим группы вашей охраны . Надеюсь мы с сёса Ёкота сработаемся.
-Я тайи, - Кохэку был удивлен
-- Его Величество присвоил вам звание сёса досрочно. Ваш новый мундир и новые погоны ждут вас во Дворце Огня.
-Поздравляю сёса,- Юкки решила обратить внимание и на себя.- Я рада что ваша преданность империи была оценена по достоинству.
-Благодарю вас Ваша Светлость,- невозмутимость Ёкоты дала маленькую трещину.
Хикэри поздоровалась с супругой посла , помахала рукой встречающим девушкам из числа местных японцев и приняв от них большой букет погрузилась с ним в машину.
Юкки достался букет поменьше, но пожалуй более элегантный.

Четверка лимузинов сорвалась с места. Полицейский эскорт включив сирены пошел впереди.
-Майор, остановите у памятника принцессе, пожалуйста,- обратилась Хикэри к Фукуяма.
-Это не предусмотрено правилами охраны.
-Привыкайте майор, сёса вам подтвердит, что я сама определяю правила, поворачивайте к мемориалу.
Машины свернули к монументу и остановились на небольшой площадке у памятника.
Охрана заняла места по периметру и сёса открыл дверь автомобиля.
Выйдя из машины Хикэри подошла к памятнику. Фрейлины встали сзади держа подаренные букеты.
-Кому посвящен этот мемориал?- Юкки неслышно встала рядом
-Тут в августе 1983 года рухнул самолет принцессы Маргариты Прусской, невесты Его Величества -сообщила вполголоса Хикэри. Она была сестрой нынешнего кронпринца Фридриха. Причины катастрофы так и не были определены. Погибли все. В память о своей невесте император приказал построить мемориал.
--И поэтому он до сих пор не избрал ту которая наденет корону России?
--Наверное, но думаю ты сможешь у него сама об этом спросить. А пока давай разберем букеты и положим цветы к мемориалу в память о той девушке.- Хикэри вспомнила как ее первый раз мама привела сюда.
Это было так давно.

***

спустя 4 часа
Дворец Огня

Дворец Огня (Чираган) изначально представлял собой творение придворных зодчих Бальянов, стремившихся европеизировать османскую архитектуру в направлении стилизации монарших резиденций XVIII века. Строительство велось с 1863 по 1867 годы. Во дворце проходили первые заседания парламента Османской Империи
В мае 1918 года во время штурма Константинополя русскими войсками полудеревянный дворец сгорел. Он оставался в руинированном состоянии до 1939 года, когда был подарен Императорскому Дому Японии. Восстановлен в 1939-44гг. Резиденция Императорского Дома Японии в Константинополе.

Из “Большого путеводителя по Константинополю”



Вдоволь наплававшись в бассейне дворца ( хорошо иметь собственный бассейн на свежем воздухе с подогревом) Хикэри поднялась в свои апартаменты.
К своему неудовольствию обнаружила на столе большую пачку документов к предстоящему Великому Совету Альянса.
Через полчаса сидения за столом и чтения документов она поняла, что ей все это не нравится.
-К Вам Ее Светлость леди Юкки, Его Превосходительство посол граф Коичи Утида и советник императрицы господин Дейчи Масуда,- в кабинет заглянула дежурная фрейлина.
-Проси,- Хикэри зачем-то поправила стоящую на столе малую императорскую печать.

-Граф скажите тут все документы для меня или еще что-то есть?- спросила Хикэри у посла
-Тут все документы которые пришли на ваш адрес из Большого дворца. Рискну предположить что остальное объяснит Вам Его Величество при личной встрече.
-Исходя из того, что я тут прочитала, понятно что мы переходим к агрессивной политике , направленной на уничтожение ряда государств. . Фактически Россия и Германия предлагают Японии поучаствовать в увлекательной игре под названием
"Превратим весь мир в огонь" . Я понимаю, что коварство Англии , которую Альянс собственными руками поднял из небытия, заслуживает самой суровой кары. Но я не очень понимаю за что остальных.
-Я думаю,- осторожно попытался успокоить ее Утида,- вы все можете выяснить у императора. Могу лишь добавить что в общем решение согласовано с императрицей.
-Посол, в Городе и на Совете Альянса нахожусь Я,- Хикэри решила чуть завестись,- вы видите что у меня стоит на столе?
-Да, Ваше Высочество,- Дейчи коротко поклонился императорской печати.
-Так вот МНЕ Его величество Великая вдовствующая Императрица-регент не приказывала все подписывать, не обсудив с Россией и Германией интересы Японии. Она могла мне просто приказать подписать, но она этого не сделала. Следовательно решения буду принимать Я. Разумеется по согласованию с императрицей.
Поэтому я поручаю Вам, Ваша Светлость, и Вам ,советник, просмотреть документы и дать мне заключение о том как нам учесть более правильно интересы нашей страны.
9-го вечером мы собираемся для детального обсуждения нашей позиции. Посол- вы для этого мне не нужны.
-Хорошо Ваше Высочество, но есть одна маленькая тонкость. В Городе находится сиккэн и судя по всему он ожидал, что будет главой делегации.
-Кэйтаро,- почти прошипела Хикэри, нажимая на кнопку вызова фрейлины - договоритесь с ним о встрече на завтра посол, я ему все сама объясню и мне надо ему кое-что вернуть.
Вызовите сёса и старшего моей охраны майора Фукуяму,- бросила она появившейся в дверях фрейлине.
-Будет исполнено Ваше высочество, но только что мы получили письмо императора на Ваше имя,- фрейлина протянула Хикэри запечатанный конверт с вензелем императора.
Пока принцесса читала письмо все присутствующие с любопытством ожидали.
-Юкки,- Хикэри с трудом сдерживала радость,- нас ожидают в Большом дворце в 19.30 на аудиенции в тронном зале дворца Халкеи. Потом ты возвращаешься сюда. Посол, я вас прошу назначить встречу с Сиккэном на завтра на послеобеденное время в Парке Звезд. Ну а вам, советник, самое ответственное- читать и думать. Вечером к вам присоединится Юкки.
-Но Ваше высочество, - граф несколько растерялся,- у нас сегодня вечером запланирован торжественный прием в вашу честь во дворце.
-Ничего страшного, сегодня будет малый прием и на нем будет Леди Юкки,- Хикэри была довольна собой,- а после Совета Альянса устроим торжественный прием и мы с Сумеро Микото его посетим. А еще лучше , если Император согласится, устроим большой бал после приема.
-Это будет очень хорошо и надолго запомнится в столице.- Утида был одобрителен.
-Отлично , вот на этом и порешим. Можете идти господа. Юкки останься, мы поболтаем.
Поклонившись мужчины покинули кабинет.
-К вам сёса Ёкота и майор Фукуяма,- в дверях появилась дежурная фрейлина.
-Зови.
-Вызывали Ваше высочество?- Кохэку уже был в новом мундире.
-Да , сёса, у нас завтра встреча с сиккэном и я хочу отдать ему его вещи, которые мне передала императрица. Я думаю что встреча будет завтра в парке Звезд после обеда.
Офицеры синхронно щелкнули каблуками,- будет исполнено Ваше Высочество. Мы обеспечим безопасность.
Это хорошо. Мы с Юкки после обеда хотим прогуляться по императорскому городу. аудиенция у нас в семь тридцать вечера во дворце Халкеи. Так что после обеда мы едем на прогулку.
На прогулку?
Ну да. Доезжаем до Галатского моста , а далее пешком. Я хочу показать Юкки Великий Город.
Майор с сомнением посмотрел на Хикэри, глянул на невозмутимого Ёкоту и пришел к очевидному выводу.- Хотя это и против правил, но Ваше пожелание будет выполнено. Мы обеспечим безопасность. Но мне кажется целесообразным перемещение на электробусе. Прошу вашего согласия на электробус и с вашего позволения мне нужно отдать необходимые распоряжения.
-Конечно майор идите, насчет электробуса вы вероятно правы,- Хикэри потеряв к нему интерес, перевела взгляд на сёса,- Кохэку, вы обедали? Если нет, то я приглашаю Вас присоединиться к нам с Юкки. Я заказала сегодня левантийский обед. Надеюсь он вам понравится.
-А кто такие левантийцы?- Юкки заинтересовалась ,-я только вроде что-то в наших учебниках по географии читала.
-О! Это весьма интересно,- Хикэри была рада поболтать о своем родном городе,- до освобождения Города в мае 1918 года левантийцами звали потомков итальянских купцов и ремесленников осевших в Константинополе с момента его падения в 1204 году перед крестоносцами. Было их около 10 тысяч и говорили они на итальянском языке и были католиками. Преимущественно они жили в Галате. При Османах старый византийский город был населен турецкой беднотой и там были богатые армянские и греческие кварталы. Зажиточные османы жили на северном берегу Золотого Рога и вдоль пролива Босфор в районе Галаты, там где стояли новые дворцы султанов. В одном из них мы сейчас находимся. Когда 2 мая русские войска подошли к границам города армяне и греки подняли восстание и помогли нашим войскам прорваться за стены города. Но каждый шаг за стену давался с трудом - османы - от богачей до голодранцев которым раздали оружие из арсеналов - выгребли все вплоть до кремневых мушкетов -сражалась как бешеные. Мы завтра сходим в диораму Освобождения и ты сама все увидишь. А севернее жители -османы попытались спастись бегством и переправиться из Галаты на другой берег в Азию, но наш флот уже вошел в Босфор. Нам рассказывали что корабли шли через мешанину тел беженцев, пытавшихся на чем попало переправиться через пролив. Босфор стал алым от крови. Глядя на такое толпы бросились в церкви и начали умолять сделать их христианами. Но почти православные греческие отказывались крестить мусульман,а вот католики совершали массовые крещения, так многие бывшие османы избежали гибели и стали новым народом --левантийцами. Язык у них сейчас турецкий с примесью итальянского, но веру они исповедуют католическую. Всего их сейчас около четырех миллионов. В Константинополе примерно семь сотен тысяч.
Сейчас,- Хикэри заглянула в комт,- в Константинополе около семи миллионов человек, русских более трех миллионов. остальные это левантийцы, греки, армяне, немцы , много приехало японцев, ну и прочих.
-А зачем они принимали христианство?- Юкки была заинтересована.
-29 мая 1453 года в день, когда пал Константинополь,- Хикэри вспоминала историю,- когда были проломлены его стены и погиб последний христианский император Византии, перед тем, как начать последний и решительный штурм святого города, османский султан Мехмет II сказал своей армии: "Всё, что в этом городе есть - ваше. Все, кто в этом городе есть - ваши. Со всем и со всеми поступайте так, как хотите. Мне нужны только дома и стены" .
2 мая 1918 года цесаревич Даниил, отец нынешнего императора, командовавший штурмом; после отказа Энвера-паши сдать город миром - отдал приказ повторяющий слово в слово султанский фирман. Христиан он не касался. 9 мая силы зла были сокрушены и свет Христа снова воссиял над Городом.
Хикэри поймала краем глаза удивленный взгляд Ёкоты.
Я ведь говорю о Городе как русская. Черт! Кто же я? Японка или ...?
-С тех пор мусульманам нахождение в городе запрещено.- Хикэри решила продолжать,- Константинополь входит в число патриарших священных городов России входить в которые мусульманам не разрешается.
Все мечети высочайшим указом разрушены и на их месте разбиты скверы..
исключение сделано для мечетей Мимара Синана и Голубой мечети, которые обращены в храмы. Сегодня я покажу тебе бывшую Голубую мечеть, ставшую Храмом Христа.
А прах представителей династии Османов сожжен и развеян. Исключение составили мавзолеи Сулеймана, Роксоланы и их сына Селима, они обращены в часовни. Но это уже слишком сложная и долгая история ,-Хикэри решила соскочить с темы, благо Юкки вроде ничего не заметила,- пойдемте обедать. Ёкота, я оставляю императорскую печать в сейфе здесь, не откажите в любезности выставить офицерский пост около кабинета и контролировать его посещение. Под Вашу ответственность.
-Разумеется Ваше Высочество, Кохэку щелкнул каблуками.- все будет сделано.

Когда Хикэри вошла в малую императорскую столовую дворца, она, взглянув на обеденный стол, вспомнила , что именно за таким столом сидели гости у Лариных в пушкинском «Евгении Онегине» — тесно, но дружно. Это был классический стол больших дворянских усадеб, за которым хлебосольные хозяева всегда могли усадить даже случайно явившихся, сверх приглашенных, «лишних» гостей. Стол- исполин — широкий, в полтора метра, и длинный — метров на пять, с толстыми, массивными круглыми резными ножками-тумбами примерно по сорок сантиметров в диаметре. Ножек этих было у него восемь. За таким столом свободно помещалось человек десять. Торцы стола были обращены соответственно к широким двустворчатым дверям и к еще более широкому, почти во всю стену, окну. Зал был светлый, радостный, всегда наполненный солнцем и во время ранних завтраков и в обеденное время, так как окно выходило на юго-восток. Прислуга принесла суп в больших фарфоровых супницах с половниками, а второе — в глубоких, закрытых блюдах, и удалилась.
-Разливать суп, брать закуски, второе и гарнир мы будем сами , по-домашнему,- Хикэри решила дать Юкки пояснения, — кто сколько хочет и что хочет. Так что не стесняйся. Спиртного я заказала немного-- нам по бутылке вина, а для Ёкоты коньяк.
Действительно минеральная вода — боржоми и нарзан, спиртные напитки-- шустовский коньяк и каппадокийское вино стояло в середине и на обоих концах стола в запечатанных бутылках. На столе уже заблаговременно были выставлены столовые приборы, хлеб, пряности, овощи и грибы. Первые обеденные блюда в больших судках располагались несколько в стороне на другом столе. Там же стояли стопки чистых тарелок.
Хикэри подошла к судкам, приподняла крышку и, заглядывая туда, вслух для Юкки прокомментировала:
- Ага, суп из египетской чечевицы. Юкки он желтый, но тебе я думаю он понравится… А тут суп из помидоров. Налью я себе томатного,- Хикэри налила, а затем отнесла чашку к столу. Юкки налила себе супа из чечевицы.
-В эти супы пюре удобно добавлять острую специю, называемую по левантийски pul biber - хлопья из сушеного красного перца. Приправа на столе.
-Спасибо, сестра,- Юкки с интересом разглядывала вторые блюда.
- Обрати внимание на Императорский шашлык
Я ела шашлык... -произнес Котенок с напускной важностью.
Такого -точно не едала! Его приготовление -особая процедура! Ведь это особенный шашлык. Для начала требовалось зарезать ягненка, причем двухнедельного возраста, который еще кроме материнского молока ничего не пробовал. При этом их берут только из определенных мест Грузии. Это подарки владетельных грузинских князей столу Императора Всероссийского. Разделывать ягненка требовалось в присутствии главного кухмистера и дежурного врача: малейший дефект на печенке или на легких, и он продукцию не пропускает. Ливер - печень, сердце - все это должно было быть как зеркало. Затем тушу помещали на сутки в холодильник. Только после этого полагалось приступать к приготовлению шашлыка. Меня отец учил, естественно мясо было не то, но вкус был....
Так вот...Мясо нарезается кусочками, укладывается в стеклянную посуду, пересыпается мелко нарезанным луком. Затем заливается белым грузинским вином «Цоликаури». Его присылают вместе с ягнятами. Маринуется мясо где-то часа два. За полтора часа до приготовления выливается в посуду с шашлыком особый приготовленный по дворцовому рецепту кефир средней жирности. Этот кефир тогда отцу дарил повар дворца. За что не знаю. Дарил и ладно. Далее... На два килограмма мяса - литр кефира. За час до приготовления мясо немного подсаливается. Затем нанизывается готовое мясо на специальные мельхиоровые шампуры и жарится. Шашлык подается вместе с Çoban salatası - салатом из овощей с оливковым маслом и винным уксусом.
Еще можно взять на гарнир левантийский Pilav - по-нашему тяхан. Я попросила приготовить его по традиционному японскому рецепту с обжаркой в мясе.
-А рыбы нет?- Юкки была несколько разочарована.
-Нет, левантийцы рыбу не уважают,- Хикэри мельком подумала, что Юкки пожалуй заботится о фигуре,- рыба будет завтра я покажу тебе старый город и византийскую кухню. Вот там рыбы и морских обитателей .... А сегодня мясо. Мясо! Рекомендую шашлык . От ягнятины не толстеют. Или вот еще : Iskender-kebab - нарезанное мясо в томатном соусе... Можешь взять Köfte
Обычные мясные котлетки ... -протянула Юкки и взяла... жареные баклажаны.
Ну точно фигуру бережет. Для НЕГО? Наглая!.. А собственно почему бы и нет... Мне не соперница, а лучше она чем эта прошмандовка Иоко.
Хикэри за раздумьями о...сама не заметила, как взяла аж 3 шампура шашлыка и горку салата.
Ёхоку взял два кебаба и с коньяком спокойно употреблял.
Девушки приговорили бутылочку вкусного каппадокийского вина Turasan.
Когда слуги принесли сладкое Хикэри хватило только на мороженое и на то, чтобы дать рекомендации Юкки по выбору сладостей.



Юкки выбрала кинайф -тонкая лапша в сиропе зажаренная на сковородке с несоленым сыром. Сверху он был украшен вкусным мороженым. Наверное он напомнил ей японские соба или удон
Глядя на то, как Юки уплетает вкусняшку, Хикэри почувствовала угрызения совести.
Может просто рыбу любит , а я сразу подозреваю...

***

Спустя час

Отплывая от пристани дворца Юкки заметила, что над городом гордо возвышались три храма.
-Это храмы Святой Софии и Христа Торжествующего, они стоят рядом на одной площади и Храм Святого Духа.- Хикэри добровольно решила стать для Котенка экскурсоводом.

Катер дворца ошвартовался у пристани Валента с южной стороны Галатского моста.
Вместе с Хикэри и Юкки на прогулку отправились шесть серебряных фрейлин, Ёкота и пара сопровождающих от дворца.
Хикэри сильно подозревала что это далеко не все сопровождающие, но вокруг особо вроде никого и не было.
Все погрузились в электробус и он покатил к площади Святой Софии.
-А ты до отъезда в Японию где тут жила?- Юкки с любопытством глазела в окно.
-Да тут и жила. Я еще с детства привыкла гулять в парке Серальо, что разбит на месте дворца Топкапы.
-А что с ним случилось?
-В двадцатых годах Топкапы разобрали и на его месте сделали парк, восстановив древнюю планировку старого города -времен Феодосия и Юстиниана. Византий стал единственным в мире районом города который является крепостью и в котором обитает в основном элита империи. Мой отец служил в императорской гвардии, а все ее офицеры живут вблизи дворца.
У мамы, княгини Веймарн, был свой особняк в Константинополе, там сейчас родственники, а она оставила мне квартиру в районе Университета.
После 1918 года, думая как теперь заставить город жить, Георгий Великий стал поощрять строительство в Константинополе элитой империи и стал раздавать землю под застройки как членам династии , так и прочей знати, сняв все налоги на застройку и практически никаких налогов на жилье в Константинополе до сих пор нет. Поэтому практически все высшие аристократические дома Альянса имеют в Константинополе свои особняки или квартиры.
-Красиво тут,- Юкки замечталась


София – здесь остановиться
Судил Господь народам и царям!
Ведь купол твой, по слову очевидца,
Как на цепи, подвешен к небесам.

И всем векам – пример Юстиниана,
Когда похитить для чужих богов
Позволила Эфесская Диана
Сто семь зеленых мраморных столбов.

Но что же думал твой строитель щедрый,
Когда, душой и помыслом высок,
Расположил апсиды и экседры,
Им указав на запад и восток?

Прекрасен храм, купающийся в мире,
И сорок окон – света торжество;
На парусах, под куполом, четыре
Архангела прекраснее всего.

И мудрое сферическое зданье
Народы и века переживет,
И серафимов гулкое рыданье
Не покоробит темных позолот.



Собор Святой Софии снаружи выглядел скорее массивным, чем прекрасным.
Из электробуса Юкки, глядя на Храм Святой Софии, видела накрытую куполом массу, казалось что эта куча камней несет в себе нечто хаотическое, но ее ошеломила над входом в храм небесной красоты мозаика, на которой к ногам Богородицы с Младенцем император Юстиниан слагает Святую Софию, воскрешенную им после пожара, а император Константин – город Константинополь. Золотой символ, «два меча», которые избирает империя под покровом Богородицы, чтобы победить мир.
После этого она уже была готова к тому , что при входе внутрь эта куча плинфы и камня обернулась напоенным светом величественным храмом с мудро устроенным, но против ее ожиданий чуждым ей пространством.

Юкки пыталась найти в храме нечто знакомое по храмам синто, но тут не было ничего знакомого или понятного. Это был абсолютно чуждый ей мир.
Непостижимой древностью веяло от колонн, мутно-красных, мутно-малахитовых или голубовато-желтых. Таинственностью были исполнены византийские мозаики. На нее наводили ужас лики апокалиптических шестикрылых серафимов в углах боковых сводов. Строгие фигуры святых в выгибах алтарной стены наводили на мысль о неумолимой силе веры. И страшен в своей суровости возвышающийся среди них образ Спасителя, этого тысячелетнего хозяина храма... Чувствуя себя пигмеем, Юкки почувствовала потерянность среди этой высоты и простора. Над ней – светоносный купол, горячее солнце золотистым потоком льется сверху. И в этом сиянии света Юкки не почувствовала того единения с силами природы, которые всегда были с ней в храмах синто. Тут только свет и его подавляющая мощь.
Однажды Хикэри прочла поэму, в которой Собор сравнивался со скрытой внутри устрицы сверкающей жемчужиной. Сравнение показалось ей неудачным. Снаружи Собор вовсе не был грубым и некрасивым, как устричная раковина, а выглядел попросту невзрачным. Зато его интерьер затмевал блеск любой жемчужины.
Собор не был переполнен – предстояла лишь послеполуденная литургия в самый обычный день, не отмеченный каким-либо религиозным праздником. Хикэри решила помолиться со всеми. Две серебряные фрейлины последовали за ней.
«Здесь, – читала она в одной из хроник, посвященных строительству Собора, – дух облекся плотью». В каком-нибудь провинциальном городке, вдали от столицы, она так никогда и не поняла бы, о чем говорит летописец. В Константинополе пример стоял перед глазами. Но несмотря на знакомый до мелочей интерьер, Собор до сих не переставал поражать.
Поддерживавшие свод стены пробивали десятки окон. Солнечный свет струился в них, разбиваясь о стены. Лучи словно бы отделяли купол от самого Собора. Когда Хикэри увидела это зрелище впервые, она не поверила, что свод и вправду опирается на стены, которые венчает, – скорее уж парит в воздухе, подвешенный под небесами на золотой цепи. Золотые листы, серебряная фольга и перламутр отбрасывали солнечные лучи в самые дальние углы храма, озаряя их почти бестеневым светом. Хикэри глянула вниз и увидела собственное отражение в золотом мраморе пола.
Стены Собора покрывали плитки снежно-белого мрамора, бирюзы и, на западе и востоке, розового кварцита и оранжевого сардоникса, повторяя в камне сияющее великолепие небес. Взгляд невольно скользил в небо все выше, выше, к полукуполам, где мозаики изображали деяния святых, угодных Христу, а от полукуполов не мог не подняться вверх, к центральному своду, откуда взирал на молящихся сам Бог.
Здесь он изображен был не улыбчивым юношей, но взрослым мужем; облик его был суров и печален, а глаза… когда Хикэри в первый раз пришла послушать проповедь в Соборе, она едва не шарахнулась от этих огромных глаз, чей всевидящий взор пронизывал ее насквозь.
Такой взгляд и подобал Христу, каким изображал его свод, – не пастырем, но судией. Тонкие пальцы левой руки прижимали к сердцу массивный том, в котором записаны все добрые и злые дела.
Человек мог лишь надеяться, что добро перевесит, иначе его ожидает вечность в аду, ибо хоть этот Христос и был справедлив, она не могла представить его милосердным.
Христос, смотрящий на нее с купола, несомненно, справедлив, но милосерден ли он? Мало кто посмеет требовать идеальной справедливости – из опасения, что и в самом деле получит ее.
Тессеры мозаики, обрамлявшие голову и плечи Бога, были покрыты золотой пленкой и поставлены чуть неровно. Стоило изменится освещению, или сдвинуться с места смотрящему, как золотой ореол начинал мерцать и переливаться, придавая изображению торжественное великолепие.
Как всегда, только усилием воли Хикэри отвела глаза от лика Христа.
По всей Империи на сводах храмов помещались подобия этого лика. Но ни одно из них не передавало и малой доли этого скорбного величия, этого сурового благородства. Только в Соборе господь воистину направил руку живописца.
Хикэри ощущала тяжесть божественного взгляда. Даже вид ошеломительно прекрасного патриаршего трона из слоновой кости не вернул ее к реальности до конца, пока собравшиеся в храме стояли молча, ожидая начала молитвы.
Она обратила внимание как мощь божественного образа подействовала на Юкки. Та смотрела вверх, пытаясь выдержать взгляд взирающих с купола глаз. Юкки тоже пришлось убедиться, как и множеству других людей, пытавшихся сделать то же самое, что простому человеку такое не по силам.
– Не волнуйся, – тихо произнесла Хикэри, подойдя к Юкки. – Никто не может счесть себя настолько могучим, чтобы противостоять Богу.
Юкки нахмурилась, ее щеки вспыхнули.
– Мы живем в Японии, не боясь никого, и ничему не позволяем запугать себя. А в этом куполе скрыта сила, которая заставляет нас думать, будто мы слабее, чем есть на самом деле.
Ее пальцы сложились в знак, отгоняющий демонов.
– По сравнению с Богом мы все слабее, чем считаем себя, – негромко проговорила Хикэри. – Именно это показывает нам изображение на куполе.
Юкки покачала головой.
Но прежде чем они успели продолжить спор, из бокового придела вышли два священника. Инкрустированные драгоценными камнями кадильницы испускали облачка ароматного сладковатого дыма.
Верующие приветствовали Вселенского Патриарха Максима V, который шел следом за священниками. На нем было шитое золотом одеяние, обильно украшенное жемчугом и драгоценными камнями. Во всей империи лишь одеяние Императора превосходило патриаршее пышностью и великолепием.
Хор мальчиков запел хвалебный гимн Христу. Благостные звуки многократно отражались от купола, создавая впечатление, будто исходят из губ самого Бога. Патриарх, воздел руки, не отрывал глаз от лика Христа.
Прихожане повторили за патриархом символ веры. Эта молитва была первыми словами, которые слышал любой русский, потому что ее обычно произносили над новорожденным; ее же первой учил наизусть ребенок, и ее же верующий слышал перед смертью. Для Хикэри она была столь же привычна, как и форма собственных рук.
Следом прозвучали другие молитвы и гимны. Почти не задумываясь, Хикэри в нужных местах отзывалась вместе с прихожанами. Ритуал успокоил ее; он словно сбросил с души груз мелочных забот и превратил Хикэри в частицу чего-то великого, мудрого и практически бессмертного. Она лелеяла это ощущение принадлежности – наверное, потому, что оно с момента переезда в Японию никогда к ней не приходило...
Хикэри едва не ушла из Собора до начала проповеди. Проповеди, будучи по природе своей индивидуальными и специфичными, разрушала в ней то чувство принадлежности, которое она искала в молитве. Но поскольку ей особо спешить было некуда, Хикэри решила остаться и послушать. Кто посмеет попрекнуть ее за набожность?
– Мне хочется, чтобы все вы, собравшиеся здесь сегодня, – начал патриарх, – задумались над тем, сколь многочисленны и разнообразны пути, коими погоня за богатством угрожает ввергнуть нас в ад. Ибо, накапливая золото, драгоценности и вещи, мы слишком легко начинаем считать их накопление самостоятельной целью в жизни, а не средством, при помощи которого мы обеспечиваем пропитание свое и подготавливаем жизненный путь для нашего потомства.
«Нашего потомства?», – с улыбкой подумала Хикэри.
Ее плеча неслышно коснулся служка.
--Его святейшество хотел после проповеди с вами поговорить. Не откажите в любезности послушать проповедь из императорской галереи.
-Подождите меня на улице после проповеди. Кажется, Патриарх мне хочет что-то сказать,- прошептала она на ухо Юкки. Та кивнула.
Хикэри прошла по узкому коридорчику в отгороженную императорскую нишу,
двери в которую, по преданию, сделаны из дерева Ноева ковчега. Там стояли два трона , императорский из белого и трон императрицы из зеленого мрамора.
-Ты можешь сесть на него, Ольга...- Патриарх вышел из потайной двери.
-Я не императрица,- Хикэри погладила спинку трона,- и меня давно так никто не называл.
- Это имя ты получила при крещении и никто не может его отнять. Для вселенской церкви ты принцесса Ольга. И я , Вселенский Патриарх прошу тебя подумать и вспомнить свою Родину, поскольку Веру ты не забыла. С тех пор, как трон из зеленого мрамора занял свое место, на нем давно никто не сидел. Императрица Шарлотта не очень любила Константинополь, а мать императора императрица Японии Асэми не поменяла веру. Уже скоро десять лет как погибла Маргарита, но император не может забыть свою первую любовь и наша империя живет без императрицы и он (Патриарх ткнул пальцем в трон) тоже ждет ту которая займет свое место рядом с императором. Ты дала нам надежду что император вспомнит о своем долге и императрица России вновь займет свое место рядом с ним.
-Я может быть буду императрицей Японии, но русский трон... Это невозможно! - пробормотала Хикэри.
- За день до твоего прилета по телевидению показали фильм о тебе. То как ты спасла рискуя своей жизнью десятки детей, пусть даже детей преступников, произвело на народ неизгладимое впечатление. Ты ведь в курсе что Асэми выполнила свое обещание? Она помиловала всех детей до двенадцати лет и их матерей. А также всех девушек. Три четверти из помилованных приняли истинную Веру в Токийском Соборе. Ты стала новой Легендой христианства и твоя популярность не только в Японии, но и ТУТ очень велика.
-Ваше Святейшество, я никогда не искала популярности и я верноподданная Его Величества... - растерянно ответила Хикэри. Я люблю его, но я никогда не буду что-либо себе выпрашивать и уж тем более интриговать с целью сесть на трон империи. Все в воле Императора и только его.
-Я лишь скромный монах и не мне судить о путях светских владык.
Однако помните идя по пути власти и о своей Родине , которая ждет вас.
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#26 wizard » 31.05.2018, 17:30

7 ноября 1992 года


Российская империя


Константинополь


Большой императорский дворец


вечер





От Храма Христа к Мраморному морю вместо трущоб османского периода раскинулся огороженный изящной ажурной оградой гигантский комплекс восстановленного из небытия Большого Императорского Дворца.

Большой или Святой дворец в Константинополе оставался главной резиденцией византийских императоров на протяжении восьмисот лет, с 330 по 1081 гг. Он был заложен Константином Великим между Ипподромом и Святой Софией, перестроен Юстинианом и расширен Феофилом. Детей императора, рождённых в Порфирной зале дворца, называли порфирородными.
Восстановлен в 1969-92.
Поскольку часть исторического дворца занял Храм Христа Торжествующего, то Большой дворец восстановлен с рядом отступлений от оригинала--в основном изменения сводятся к частичному изменению местоположения восстанавливаемых зданий и уборке ряда вспомогательных помещений под землю.
К сооружению дворцового комплекса Юстиниан приступил вскоре после восстания Ника, в ходе которого при пожаре пострадала значительная часть построек старых императорских палат Константина. Центральной частью священных палат являлась большая площадь —Августеон, простиравшаяся от храма святой Софии до дворца. После пожара Августеон был расширен и украшен белыми портиками, поддерживаемыми двумя рядами колонн, земля была выстлана мрамором. На площади неподалеку от Золотой колонны, от которой расходились дороги империи, была возведена бронзовая колонна, увенчанная конной статуей Юстиниана. Император был представлен с лицом обращенным к востоку с державой в левой руке и протянутой правой рукой «дабы повелевать варварам», пишет Прокопий. Император был облачен в доспехи, в которых обычно изображался Ахилл
С четырёх сторон площадь окружают постройки — храм св. Софии на севере , Ипподром на юго-западе, на востоке Сенат и Магнаврский дворец и на юге императорская резиденция.
Перед зданием Сената выстроен портик с шестью беломраморными колоннами, украшенный статуями. В термах Зевскиппа, где Константин собрал коллекцию античных статуй, Юстиниан приказал восстановить разноцветные мраморные орнаменты, пострадавшие в пожаре.
При восстановлении Юстинианом Императорская резиденция отстроена заново с пышностью, которую, по словам Прокопия, невозможно передать словом.
Повторная реставрация Большого дворца заняла с 1962 года более 30 лет и владыки России превзошли Юстиниана по пышности и роскоши Дворца.

С юго-западной стороны, под портиками железные двери, которые ведут в сени называемые Халкой.
Двустворчатая бронзовая дверь ведет из ротонды Халки в караульные помещения, называемые портиками схолариев, протекторов и кандидатов. Это обширные залы, служащие помещениями для дворцовой стражи, и, кроме того, они включают парадные комнаты, в одной из которых находится под куполом большой 3-х тонный серебряный крест. Наконец, посредством широкой аллеи, окаймленной колоннами и прорезающей квартал гвардейцев, попадаем в сам дворец, где прежде всего вступаем в большой Консисторион, то тронный зал, в который с трёх сторон ведут двери из слоновой кости, задрапированные шелковыми занавесями. Стены украшены драгоценными металлами, пол убран коврами. В глубине залы на трехступенчатом возвышениями между двумя статуями Виктории с распущенными крыльями трон из ценных пород дерева, покрытый золотом и драгоценными камнями. Над троном возвышается золотой купол поддерживаемый четырьмя колоннами. Рядом с троном стоит золотое дерево, на котором сидят золотые певчие птицы, каждая со своим голосом. Русские механики сумели повторить хитроумное изобретение Льва Математика, и теперь многим казалось, что дерево так и стоит на своем месте с самого девятого века.
Позади трона три бронзовые двери открываются на лестницы, которые ведут во внутренние покои.
Приём в Консисторионе проводится в дни больших праздников, при назначении высших сановников и встрече иностранных послов. Рядом находится церковь Спасителя служившая во времена Юстиниана дворцовой церковью.
Весь описанный комплекс одноэтажный и называется Халкеи, все строения которой фасадами направлены в сторону Августеона.

Из “Большого путеводителя по Константинополю”






Огромные бронзовые двери Тронной палаты медленно распахнулись.

Сидя на императорском троне, Олег Даниилович на краткое мгновение разглядел то, что находилось на улице, и улыбнулся; Сравнивая иногда Тронную палату со столичным Собором, он никак не мог решить, какое из этих строений более пышное и великолепное. Верно, орнаменты в палате не столь цветисты, но к ним добавляется никогда не повторяющееся зрелище богатых парадных дворцовых одеяний вельмож и бюрократов, которые выстраивались двумя рядами вдоль колоннады, идущей от входа до самого трона. Каждую пару колонн разделяли сто ярдов пустоты, наводившие на каждого просителя мысли о собственном ничтожестве и несокрушимом могуществе владык России.

Стоящий рядом с северянами герольд с белым жезлом в руке сделал шаг вперед.

Два золотых леопарда лежащие рядом с троном зевнули, им это процедура была знакома и несколько скучна.

( по традиции на приемах рядом с троном Российских императоров находятся леопарды. На 1992г. пара золотых леопардов, подаренных Е.И.В. королем Таиланда)

Болтовня придворных смолкла, и в наступившей тишине герольд провозгласил:
– Кронпринцесса Империи Ямато Хикэри и благородная Леди Юкио, представляющие империю на Совете Альянса, просят дозволения приблизиться к императору России. – Тренированный голос герольда был легко слышен от одного конца Тронной палаты до другого.

– Пусть Кронпринцесса Империи Ямато Хикэри и благородная Леди Юкио приблизятся, – молвил Император.

– Пусть Кронпринцесса Империи Ямато Хикэри и благородная Леди Юкио приблизятся! – Вырвавшись из мощной груди герольда, эти слова разнеслись над Тронной палатой..

Показавшись сперва крошечным силуэтом на светлом фоне отдаленных дверей, фигурки идущих к трону девушек постепенно увеличивались.
Остановившись на положенном расстоянии от императорского трона, девушки опустились на колени; некоторые из византийских ритуалов были приняты как ритуалы Дворца Российских императоров и нарушать их не дозволялось никому.

– Можете подняться, – произнес с высоты Император.

– Спасибо, Ваше Величество. – Хикэри непринужденно поднялась на ноги.

Воспользовавшись своей привилегией , Император заговорил первым:
-Как прошел перелет?

- Ваш подарок, Ваше величество, великолепен.- Хикэри присела в реверансе,- экипаж действовал безупречно. Я и Леди Юкки благодарим Вас за проявленную милость.

-Рады слышать. На Нас произвела большое впечатление Ваша доблесть, принцесса Хикэри , проявленная в схватке с якудзой, когда Вы, рискуя жизнью, спасли детей. За проявленную доблесть мы решили подарить Вам Рубиновую Тиару и рубиновое колье. Они изготовлены из рубинов которые нам подарил король Бирмы при нашем восшествии на престол.

Среди придворных пронесся шепоток.

Слуги вынесли красивейшую тиару и не уступающее ей по красоте колье..

Тиара была изготовлена в виде венка из роз с лепестками из бриллиантов и розетками из рубинов в центре каждого цветка.

Рубиновые серьги на мне. Это как я угадала

Один из церемониймейстеров помог Хикэри надеть их. По залу пронесся восхищенный шепоток.

В своем белоснежном платье с рубиновой тиарой и колье Хикэри выглядела как истинная императрица.

-Я благодарю Ваше Величество за проявленную милость, но я не заслужила такой щедрый дар,- Хикэри приготовилась к продолжению.

И оно воспоследовало.

-Нам виднее принцесса, Вам отведены покои во дворце Дафна и Мы надеемся Вы не откажетесь быть нашей гостьей во время вашего пребывания в Городе. Сегодня вечером в Триконхе состоится малый бал по случаю визита наследника итальянского трона принца Генуэзского Томмазо. Надеюсь что Вы присоединитесь к Нам. Мы хотели бы открыть бал с Вами.

-Я благодарю Ваше Величество и принимаю приглашение,- Хикэри решила быть немногословной.

Ну а чего тут собственно говорить. Я счастлива. Я очень счастлива. Все всё вроде и так поняли.

-Отлично,- Император был откровенно доволен,- Леди Юкки Мы рады Вас видеть и надеемся что пребывание Вас в Константинополе будет приятным . Мы также надеемся, что нам удастся познакомиться поближе со столь пленительной девушкой....
-Благодарю Ваше Величество за столь лестные слова,- на щеках Юкки играет румянец,- я восхищена Великим Городом и если Великая принцесса даст разрешение, я безусловно встречусь с вами как Вы того пожелаете.

Однако, как выкрутилась.

-Очень хорошо,- Император был в хорошем настроении,- тогда Мы не станем Вас далее задерживать. Встретимся во дворце Дафна.

– Ваше величество. – Девушки вновь встали на колени, потом поднялись и начали пятиться от трона, пока не удалились на достаточное расстояние, уже не оскорбляющее Императора. Сам он не возражал бы, если бы они просто повернулись бы и ушли, но императорское достоинство не допускало столь обычного поведения в Его присутствии.

Олегу иногда казалось, что его должность обладает самостоятельной личностью, к тому же весьма чванливой.

***

Большой Императорский Дворец

3 часа спустя


Позади апартаментов Халкеи возвышается большой дворец Дафна. Комплекс Халкеи связывают с дворцом множество аллей, дворов и галерей.

Малый дворец Сигма был тщательно воссоздан по старинным изображениям, сохранившимся в одной иллюстрированной рукописи начала десятого века. Здесь размещалась императорская коллекция живописи, где были собраны невероятные сокровища — от уникальных античных портретов до знаменитых французских художников девятнадцатого века. Работы российских художников выставлены в Консистории.

Дворец Дафна двухэтажный и имеет два крыла, которые окружают большой двор, часть которого занимает личный манеж императора. Первый этаж строений занимают придворные службы. На втором этаже находятся личные покои императора, в том числе самые роскошные залы палат. Это три залы — «триклиниум Августеос», «восьмиугольная гостиная» и «коитон Дафны». Залы дополняются широкой террасой с которой открывается вид на море. Терраса является частью галереи Дафны, в которой находится статуя нимфы, которую привез Константин из Рима. С другой стороны находится галерея, соединяющая церковь Св. Стефана и Дафну с ложей императора на ипподроме «Кафизма», которая представляет собой дворец, где позади ложи находятся комнаты для приёмов и отдыха. В этой части Палат, как и в Халкеи находятся только приемные и служебные помещения. Для жилья используются Дворец Дафна и дворец находившийся между Дафной и морем — "Хризотриклиниум". Управление императорских дворцов пока не выпустило альбом с их видами. Интересно также что полы украшены в дворцах мозаикой поверженных царей и там среди всего прочего на полу портретные мозаики всех султанов османов.
Комплекс священных палат дополняет уединённый «триклиниум Магнавара», восстановленный с большим великолепием. .

Дворец "Триконх", где даются торжественные балы, похож на фантастический каменный трилистник. Архитектор, несомненно, был вдохновлен европейскими
бальными залами, но все же сохранил план исторического Триконха, стоявшего на этом месте почти тысячу двести лет назад. Три просторные округлые абсиды завершались резными полукуполами-раковинами, переходившими в общий свод, под которым и совершалось бальное действо. Огромные «лепестки» дворца — высокие полуцилиндры, соединенные наподобие листьев клевера, были разделены на ярусы. В среднем построены гостевые ложи в два уровня — в том числе ложи императора и императрицы. В боковых помещаются оркестры, буфеты, уборные и большая бильярдная. Изрядно помучившись с компоновкой столь сложного помещения, зодчий дал полную свободу фантазии, украсив дворец лепниной, позолотой и витражами.

Из “Большого путеводителя по Константинополю”



Прием в честь наследника итальянского трона был в полном разгаре.
На дворе Сигмы гостям демонстрировали древний фонтан с золотой шишкой наверху. По ней струились, вытекая из специальных отверстий, хмельной медовый напиток и три сорта вина. Жидкости, не перемешиваясь, собирались внизу в специальные вместилища. Каждый желающий мог здесь угощаться столько, сколько позволяла крепость его сложения.
Гостям давали ужин в Золотом Триклиниуме, в сопровождении концерта классической музыки. Он проходил в неформальной обстановке: гости переходили от одних столиков к другим, менялись местами, весело беседовали и шутили, образовывали группы и снова расходились; мужчины были без пиджаков, женщины в более или менее коротких платьях. Бурно обсуждали последний скандал в доме английской короны, где жена наследника оказывается имела любовника. У самого императора было много куда более важных задач, чем обсуждение жизни леди Дианы. Он подсаживался за разные столики, вел легкие беседы, порой содержавшие очень весомые намеки, но временами не забывал поглядывать, что делают Хикэри и Юкки.

Бал в Триконхе был в разгаре, гости вовсю веселились, а у Юкки на душе становилось все грустнее, несмотря на то, что многие танцы у нее уже разобрали и почти все ее кавалеры были молодыми людьми из самого высшего света. Но именно это и не нравилось девушке. Она знала: на нее теперь «охотятся» как на богатую невесту, тем более что она еще и красива… ну, по крайней мере, недурна собой…

Отдельное спасибо парикмахерам и стилистам Большого Дворца.

Однако, видно, недостаточно красива и не так умна, чтобы на нее обращали внимание серьезные люди, а не одни искатели выгодной партии: большинство самых умных и красивых мужчин собирала вокруг себя Хикэри — там были ученые, писатели, поэты… Хикэри была в таком наряде, что у любой женщины при виде него захватывало дух: пурпурный шелк с отливом в синеву; юбка, украшенная легкой драпировкой, как будто незамысловатой, но придававшей платью неповторимый шарм; глубоко вырезанный лиф с прихотливым узором из сверкающих бриллиантов; тончайшие кружевные перчатки в цвет платья на божественной формы руках; обнаженные плечи, покрытые теплым золотистым загаром; бриллиантовые шпильки в темных волосах, темные глаза, сияющие еще ярче рубинов, и улыбающиеся губы, за поцелуй которых, наверное, не один мужчина продал бы душу дьяволу… Разве с ней можно соперничать?!..

Император протанцевал с Хикэри открывавший бал полонез и следовавший за ним вальс. А Юкки рассеянно слушала комплименты очередного кавалера и, косясь в сторону большой ложи, где Хикэри блистала в окружении своих поклонников, думала: «Нет, я никогда, никогда не выйду замуж ни за кого из этих искателей богатых невест!.. Как это пошло! Интересно, кто из них посмотрел бы на меня тогда, когда я была просто Юкки и ездила в школу на метро? А теперь и не узнаешь, кто любит тебя саму по себе, а кто — только в приложение к твоим деньгам… Да собственно, а они у меня есть?»

Осознав юмор ситуации Юкки ,как оказалось к месту, звонко рассмеялась, чем весьма порадовала поклонника который ее пытался рассмешить.

Хикэри развлекалась: у ее столика постоянно сменяли друг друга все новые желающие побеседовать с ней — почти одни мужчины. Однако Императора среди них не было, он куда-то вышел.


Спустившись по лестнице и выйдя из дворца Кариан, где жили почетные гости, Президент Федерации Техас Марвин Буш с сопровождающим прошли по небольшой выстеленной мрамором площади и поднялись на одну из террас, занятых императорской резиденцией. Высоко стоящая полная Луна подсвечивала громадную колоннаду Ипподрома. На азиатском берегу Константинополь утопал в мириадах ночных огней, а Босфор в лучах лунного света и отраженного ночного света подсветки светился всеми оттенками фиолетового и синего. Большой Дворец — вернее, огромный архитектурно-парковый комплекс, где зданий, казалось, было больше чем деревьев — четырьмя террасами доходил до самых морских стен. Последние, впрочем, уже давно перестали быть собственно морскими, будучи отделены от воды гранитной набережной, разумеется исключая дворцовые пристани.


Марвин с сопровождающим его гвардейцем вошли в длинный переход, тянувшийся колоннадой ко дворцу Кафизмы, соединенному с императорской ложей Ипподрома.
- Будьте осторожны, - предупредил гвардеец, - здесь бегущая дорожка.
Действительно, ощутив присутствие людей, пол мягко, без толчка пришел в движение и, плавно ускоряясь, понес их вперед. Они зашагали по серой шершавой поверхности, от чего пешее движение сделалось невероятно быстрым.
- Замечательно придумано! - воскликнул Марвин.
- Веление времени! Все ускоряется, - отозвался сопровождающий. - Его величество уже не может позволить себе тратить часы на пышные выходы и передвижения по Дворцу в окружении свиты, а для автомобилей здесь нет простора.
Путники несколько раз меняли направление, переступали с одной живой ленты на другую, поднимались по ступенькам.

-Мы пришли, - гвардеец остановил дорожку и открыл небольшую дверь, за которой оказался лифт. - Дальше вы пойдете самостоятельно. Всего хорошего!
Лифт, похоже, поднял Марвина всего на один этаж. Когда его двери раскрылись, техасец сразу очутился в просторном помещении, отделанном темным красноватым камнем. Высокий сводчатый потолок тонул в полумраке; огромное окно — целую стеклянную стену — закрывали жалюзи из тонких золотистых пластинок. В камине, встроенном в стену справа, весело потрескивали дрова, но жара не ощущалось, откуда-то даже веяло приятной прохладой.

Олег Даниилович сидел в одном из двух кресел возле круглого столика. Когда Марвин приблизился, император поднялся ему навстречу.

- Ну, здравствуй, наконец! - воскликнул он. — Теперь можно не церемониться.
Усадив гостя в кресло, Император поднял заранее наполненный кубок:
- За встречу! Я тебе очень рад!
Выпив, император снова поднялся и сделал шаг к камину. Прозрачный экран отъехал в сторону, и президент сразу ощутил тепло.
- Ты не против камина, я надеюсь? - поинтересовался император, поправил дрова щипцами и вернулся на место. - Жарко здесь не будет, не беспокойся. Просто я люблю смотреть на огонь, когда рядом хороший друг или предстоит серьезный разговор.
- Вот как? - заинтересовался Марвин. - А что на этот раз?
- Представь себе, и то, и другое, - рассмеялся хозяин и вновь разлил по бокалам вино из темной бутылки. - Но давай пока не будем о делах!
- О да, о них ты никогда не любил говорить, скрытник и бука! - съехидничал Марвин.
- Я просто византиец и еще русский, не забывай. Какой же русский станет болтать лишнее?
- О-о, какой ты теперь суровый, - протянул Марвин. - И не подступись! Я, впрочем, - добавил он, - очень хотел тебя спросить: как ты живешь здесь? Во Дворце, среди стольких слуг…! Когда мы с тобой встречались прошлый раз на Майорке, всего этого антуража не было, и ты выглядел вполне беспечным!
- В отличие от тебя, болезного! - воскликнул император. - Ты мне тогда показался постаревшим и осунувшимся, словно прошло не пятнадцать лет, а гораздо больше!
- Президентские интриги, предвыборная гонка, что поделаешь!
- Не знаю, не знаю, - тут настала очередь Олега насмешливо растягивать слова. - Мы этим вещам не обучены: ни в Хьюстоне, ни здесь, конечно, нас в эту премудрость не просвещали… А как живем? Большой Дворец ты уже, я думаю, оценил?
- Да, это грандиозно!
- Согласен, моему деду пришла в голову замечательная идея! Разумеется, здесь все нужно было восстанавливать, но, несмотря на более чем четыреста лет разрушения, сохранилось удивительно много! А Влахерны, конечно, прекрасное место, но, согласись, сырое и нездоровое.
- Я там еще не был.
- Будешь. И оценишь преимущества жизни на мысу, а не в глубине бухты, даже несмотря на то, что рыбных пристаней и складов на Золотом Роге уже нет.
Из комнаты был виден чарующий вид на фиолетовую даль Босфора, подсвеченного из Европы и Азии электрическими светлячками ночного освещения.
- А в общем, жизнь здесь давно идет без резких толчков, - продолжал император. - Главное вовремя понять когда наступает кризис! Хотя здесь я, конечно, очень обязан отцу и, главное, деду… - тут Император поднял глаза к темневшему наверху каменному своду.
- Будто все так просто?
- Очень сложно, очень! Но, видишь ли, мы слишком старый народ и живем в слишком старом государстве, накопили определенный опыт… Ведь ничего нет нового под солнцем!
- А социализм?
- Но ведь и он укрощается, как стало известно всем в 1945 году и мы им не даем об этом забыть!
Император поднялся и зажег четыре свечи в массивном шандале. Стало еще уютнее, ласковый свет заиграл на изысканных серебряных кубках и вазах с фруктами.
- Все-таки мы с тобой договорились до политики! - негромко сказал Олег Даниилович. — Ну, да ничего. Тогда давай о делах сейчас, пока не зашумело в голове, - промолвил он, немного помолчал и начал задумчиво: - Послушай, любезный друг мой, я хочу предложить тебе произвести один старомодный опыт. Он не всегда оканчивается благополучно, но если такое случается, то результат оказывается очень ценным.
- Неужели философский камень? - насмешливо прищурился Марвин. - Я слышал, что в дворцовых подземельях до сих пор витают тени казненных византийскими царями алхимиков прошлого?
- Там витают, витают, не беспокойся, я тебя как-нибудь свожу, - серьезно проговорил император, и даже немного нахмурился. - Но в данном случае я не о призрачных теориях. Как ты относишься к политическим бракам? Они бывают очень удачны порой, не правда ли?
- Хм. Случается. Но если ты…
- Тихо-тихо, подожди, - Император слегка взмахнул рукой, но в этом мановении Марвин почувствовал вдруг неведомую доселе властность. - Мы современные люди, будем рассуждать реально и не станем играть в средневековых деспотов. Я хотел бы, чтобы моя старшая дочь от Пармской герцогини София и твой сын Алекс познакомились, полюбили друг друга и сочетались браком. Безумное желание? Нисколько. Это всего лишь плод жизненного опыта. И тот же самый опят подсказывает мне, что мое желание осуществимо. Пока мы их обручим. Моей дочери 10 лет, твоему сыну 16. Я думаю, что это вполне реально.
- Все это звучит очень интригующе, - промолвил Марвин, выжидающе глядя в глаза Олегу. - Но… почему ты выбрал мое семейство, моего мальчика? Ты позволишь? - он потянулся к пузатой бутылке и вновь наполнил оба бокала.
Благородная рубиновая влага ярко светилась на фоне огня
- Я и не выбирал, собственно, - ответил император и слегка отвернулся в сторону камина, предоставив другу изучать августейший профиль с прямым носом и сосредоточенно подобранными губами. - Выбора-то особо и не было.

По двум причинам.

Первая в том что твой отец Джордж Буш стал президентом Техаса в 1965 году и с тех пор до 1989 года он им был. Потом стал ты. Твой старший брат командует ВВС федерации, средний армией. Фактически ваша семья в шаге от наследственной власти и породнившись с моей династией и родом Бурбонов-Пармских вы имеете все шансы вступить в ряды Альянса подобно династии Хорти как династия Бушей.
Вторая причина переход к наследственной власти в Техасе неизбежен ввиду резких изменений на Американском континенте каковые вскорости воспоследуют.
Я знаю тебя, знаю Алекса. В позапрошлом году на островах он был уже достаточно взрослым, чтобы проявить свои лучшие качества. Тот случай с катером покорил меня…
- О, да! - воскликнул президент. - Об этом потом писали все наши да и ваши газеты!
«Индепенденс» тогда заявила, что опытные каскадеры оценили трюк и не согласились бы повторить его без тренировок.
-Он рыцарь, конкистадор. Он даже не задумался, стоит ли прыгать. Это само собой разумелось, и на берегу Алекс даже не мог понять этого всеобщего восхищения! Но, может быть, сердце нашего Сида уже в оковах? - вдруг вежливо поинтересовался император.
- Не знаю… Нет, думаю, нет, — отозвался Марвин, слегка задумавшись.
- Я в этом не сомневался! Душевные движения таких людей видны сразу, поверь мне. Мальчик пока искренне влюблен только в свои книги и свои боевые искусства — что ж, это нам весьма кстати. София тоже пока не думает ни о каких глупостях, но, знаешь ли… - тут император потянулся вперед и слегка раздвинул тлевшие дрова, те сразу вспыхнули и весело затрещали. - Да, все это до поры до времени. Я предвижу, что лет через пять мою доченьку потянет на приключения, и тяга эта будет неодолимой и все сильнее год от года. Характер у нее такой
- А при их недостатке организует приключения мужу?
- С мужем, дорогой мой, с мужем! - весело подхватил Император. - Но разве Алекс будет против? Он просто тоже до сих пор не вошел еще в авантюрную полосу, но, конечно, не минует ее, поэтому нам с тобой…
- Нам? - встрепенулся Марвин. - Ты уже второй раз произносишь это слово, но я еще не готов сформулировать своего мнения, и…
- Нам, нам, друг мой, - заключил император и потянулся своим бокалом к бокалу президента. - Доверься мне сейчас, как верят друг другу наши страны заключившие договор о союзе!
Перейдем ко второму вопросу. Что ты думаешь про ситуацию между США, ДША и КША?
- Что за вопрос? - президент даже несколько насторожился. - крыса, кошка и собака
-Но почему ты об этом вспомнил? - удивленно воскликнул Марвин.
- Я полагаю, этот вопрос можно решить, - спокойно сказал Император.
- Решить?! - президент чуть не подскочил в кресле. - Но ведь это война! Ваши отношения с Квебеком, с КША, все эти мормоны, плюс полоумные калифорнийцы…
- Мормонов-то мы сейчас будем спрашивать меньше всего, - веско объявил Император. — Все остальное - мы провели переговоры с КША и Квебеком и не позднее лета 1993 года мы атакуем ДША и Калифорнию с целью их полного уничтожения. Сейчас мы ведем переговоры с США об участии в процессе. Но они мнутся и пока нам ничего внятного не говорят. Но в любом случае сил Альянса хватит чтобы уничтожить противника даже в одиночку. Правда не хотелось бы делать из территорий ДША выжженную пустыню. А возмущенных иерархов мормонов я приму после некоторой подготовки… Пожалуй, лучше всего будет залепить уши воском! - рассмеялся император, и на столике появилась небольшая распечатанная амфора.- Рекомендую! Каппадокия, начало 30-х.
- Мне вдруг показалось, что там нефть, - признался Марвин.
- Ну уж нет! Мы ведь не в Техасе! — император попытался изобразить обиду, но глаза его смеялись. - Пусть нефть в золотой чаше подносят Президентам Техаса, нам это как-то не пристало.
- Прекрасное вино! - воскликнул президент.
- Да, очень неплохое.

- Итак, - проговорил Марвин, откинувшись в кресле, - вы готовы кое-кому наступить на горло? Довольно неожиданно! Но почему именно сейчас? Ведь не из-за пограничных споров между Индианой и Кентукки, я полагаю?
- Видишь ли, дорогой Марвин! - дурашливо наморщил нос Олег. - Есть вопросы, которые в политике обсуждать не принято. И даже намекать на них нехорошо. Но мы ведь не просто политики, верно? Поэтому я буду с тобой откровенен почти до неприличия. Мы хотим уничтожить их потому что, как мы считаем, они переродились в паразитические антихристианские государства полностью враждебные нашей цивилизации. Даже само наличие этих образований на планете неприемлемо. В случае дальнейшего их существования цивилизация-паразит закроет нам дорогу в космос, а ты знаешь что для нас экспансия туда единственный выход. И так считаем не только мы..
- Как-как? Что?
Брови президента взобрались куда-то на самый верх лба, словно желая спрятаться в волосах. Впрочем, осмыслить сказанное было действительно трудно.
- Да, ты не ослышался, - император был собран и серьезен. - вот ксерокопия их письма на Совет Альянса…Заверенный перевод естественно.
- Они никогда не вмешивались в наши дела!
- Они просто предупреждают! Впрочем мы дадим тебе методику расчетов которую они нам предоставили, захочешь, поручи ученым университета в Хьюстоне перепроверить, и учитывая что ты знаешь какие извращения легализованы в ДША и в Калифорнии... Это необходимо сделать! Это будет справедливо, символично, и… - тут Император поднялся и, подойдя к окну, слегка коснулся пальцами стекла. - И, пожалуй, отношения в мире между центрами сил сделаются от этого более правильными…Наша планета уже слишком мала для человечества. Так что, господа техасцы, — император обернулся к Марвину, широко улыбаясь, - ваш космический центр будет сильно расширен!
- Как-то очень похоже на выкручивание рук… - задумчиво пробормотал президент.
- Отчего же! Просто на изящную фигуру танца, где кавалер крутит барышню, не выпуская ее нежной ручки.
- Которую та тщетно пытается вырвать!
- Так что же! Это только для приличия, ибо какая же барышня не хочет замуж? - лукаво прищурился Олег Даниилович. - Но сватовство, конечно, будет обставлено пышно и церемонно! Представь себе: потомок российских императоров, а также французских королей и потомок грубых техасцев - появляются в Совете Альянса и объявляют о помолвке между наследниками дома Романовых и Бушей! А тем временем все газеты начинают сплетничать о браке, который должны заключить представители семейств! Помолвка объявлена, впереди символический вход Техаса в Альянс…
- Что ж, не спорю, придумано ловко, - отозвался Марвин. - По-византийски. Не хватает только чего-нибудь изящно-злодейского…
- Разве мы хоть сколько-нибудь более злодеи, чем все остальные? - меланхолически спросил император. - Мы часто даже гуманнее других!
- О да, вы гуманисты! - с жаром воскликнул президент. - Вспомним например взятие Парижа в 1945 и его разрушение. Тогда в Париже что-нибудь живое осталось.?!
- Друг мой, о гуманизме судят не по битвам, а по тому, что происходит после них. На войне законов нет и быть не может! Мы боролись за существование и победили, вот и все. Не важно, какими методами. Но кто бы на нашем месте стал в них разбираться? К тому же, парижские кошки точно выжили…

- Что ж, в этом ты, конечно, прав, - пробормотал Марвин и потянулся своим бокалом к бокалу друга. - За справедливость!
- За долгожданную справедливость! - подхватил император.
- Кстати, по поводу проблем - а как же ядерное оружие ДША там три базы межконтинентальных ракет и 6 АПЛ с ракетами на борту?- вспомнил вдруг Марвин.
-Мы обеспечим безопасность, - решительно сказал Император.
-Да, но ведь они…
-Мы обеспечим безопасность, это технический вопрос! - Император щелкнул пальцами по украшенной странными эмблемами бумаге и его тон уже не допускал возражений.
- Ну, хорошо, — Марвин аккуратно поставил на столик свой бокал, - а что будет, если Алекса с Софией… если ничего из этого не выйдет?
- Комбинация несколько осложнится, но… Хотя, честно сказать, я даже больше болею за их возможные отношения, чем за ядерное оружие Демократов, - признался вдруг Олег.- Могу я иногда побыть просто отцом?
- Конечно можешь! — рассмеялся Марвин. — А то мне уже почти страшно с тобой выпивать! Знаешь, а ведь это прекрасно, когда есть такая возможность быстро менять ипостаси, отдыхать от государственных дел…
- Вот преимущества нашего образа правления!
-Да, и недостатки нашего.
-А знаешь, кстати, что я тебе хочу сказать… - слегка задумался Император. - Ведь это, в принципе, не большая проблема. Думаю, после нашей «интриги» твои акции настолько взлетят вверх, что… Конечно, это все непросто, но ты сам понимаешь…
- Погоди, погоди, - пробормотал вконец ошарашенный президент. — Я, конечно, уверен, что у этих стен предусмотрительно оборваны уши, но…
- И в этом ты совершенно прав!
- Но все же сейчас, наверное, время более приятных разговоров - о женщинах, вине, книгах…
- Как угодно, - отозвался император. - Если тебе и после совсем будет неудобен этот разговор, мы к нему не вернемся. Но имей в виду, что у Алекса есть реальный шанс стать… - тут он задумчиво покрутил пальцами изящную хрустальную ножку бокала, - королем. Или кем-то в этом роде. Я ведь забочусь и о будущем своих будущих внуков!
- Ну, тогда выпьем за будущее и… выпьем! Между прочим, твоя японка сегодня была великолепна как никогда.
- Хикэри, а скорее уже Ольга, будущая первая женщина Империи, - улыбнулся Олег. - И в этом качестве она обладает совершенствами всех женщин сразу.

Добавлено спустя 15 минут 16 секунд:
***

Большой дворец

Кабинет Императора

спустя 2 часа

Дверь тихонько открылась. Он замер, из-под полуопущенных ресниц глядя, как Хикэри тихо вошла и остановилась у двери. Окно было занавешено лишь наполовину, лунный свет падал как раз на принцессу. Хикэри стояла, прижав обе руки к груди и молча глядя на императора, и он даже на расстоянии ощущал, как она напряжена. Он подошел к ней.
- Спасибо! Я никогда не обману тебя, Повелитель, - она взяла его руку и поцеловала в ладонь. - Я люблю тебя.-Хикэри вздохнула и опустила руки, взглянув ему в глаза.- Но я сейчас беспокоюсь о том что я прочитала утром и мне страшно и понимая, что я в любом случае разделю с тобой твое решение, мне все таки хочется понять, зачем мы это должны сделать.
-Разговор будет долгим, может мы его отложим на утро.- император вздохнул,- мы так долго не были вместе.
-Мой государь,- Хикэри встала на колени.-- Я принадлежу вам и готова быть вашей в любую секунду по вашему желанию, но скоро на полях пойдут убивать друг друга наши солдаты и в водах океанов будут умирать наши подданные. Я не могу послать их на смерть не зная зачем я это делаю. Прошу вас объяснить мне все и ничто больше не омрачит мою принадлежность вам.

-Хорошо, нам накрыли легкий ужин тут и мы сначала поужинаем, а затем я тебе все объясню. Но я буду несколько расстроен.

-Для того чтобы принять наказание за то что я расстроила Ваше Величество у меня будет вся ночь и все утро.- Хикэри поднялась с колен.


-Хикаро, ты действительно хочешь этого? - На лице Хикэри застыло недовольное выражение. Спор шел уже более получаса.-- Ты хочешь залить континент кровью? Прошу, владыка, откажись от своей безумной затеи.
- А ты предлагаешь мне что-то другое? - император недовольно кивнул на заваленный документами стол.
- Что угодно, только не массовое применение ядерного оружия, не эти гекатомбы! Или ты хочешь насытить Люцифера? Этого не получалось и у бо...других императоров.
- Что, хочешь сказать, что с этой задачей не справились и более сильные автократоры? - с насмешкой спросил Хикаро. - Ничего и именно поэтому я буду действовать так, как собираюсь, и ты не помешаешь мне.
- Я не хочу тебе мешать. Ты же знаешь, что я всегда буду на твоей стороне, - с болью в голосе проговорила принцесса.
- Знаю. Ты - самый близкий мне человек. - Согласился император. - Только с тобой я могу не притворяться и именно от тебя я ожидаю одобрение моих замыслов. От тебя единственной, - с нажимом закончил он.

Император подошел к шкафу, открыл его и достал большую бутыль с вином и два пузатых цветных стеклянных бокала, привезенных из Ирана.

- Но я не могу поддержать этот кошмар. И никогда его не поддерживала. Ты, я наводила справки у наших военных, талантливый военный и одаренный командир и ты можешь обойтись без массового убийства мирных жителей, но продолжаешь вести себя как маленький ребенок, затаивший обиду на весь мир!
- Так ведь я же, как сказало демократическое SNN- Зло во плоти. Забыло об этом? Ты ведь тоже чудовище, пьющее кровь невинных младенцев. - Он с усмешкой указал на бокал. - Кстати, вино так и называется.
- Кровь младенцев?
- Кровь невинных.

Хикэри пораженно посмотрела на бокал в своих руках.

. А этой, между прочим, уже почти три сотни лет. Последняя оставшаяся в моих погребах "Кровь невинных", я берег ее для особого случая. - Он вздохнул. - Надеялся, если честно, что в этот момент мы не будем ругаться, словно враги.

Понимаешь, базовое противоречие мирового развития упирается в пропорцию "численность населения все время растет, численность ресурсов все время снижается". Даже если еще сейчас не будет в ближайшие десятилетия достигнута критическая масса, она будет достигнута в перспективе все равно. Уже сейчас почти 1 млрд. из 4 недоедает. Постепенно данная проблема будет только усугубляться.

И прими во внимание, что чем выше поднимается человек по лестнице управления и власти в рамках государства, тем меньше на него действуют классические принципы морали и нравственности принятые на обывательском уровне. При этом речь не идёт о девиациях или "особых" пристрастиях, а речь идёт об отношении к человеческой жизни. Ибо то, что для одной семьи смерть одного члена - трагедия, то в масштабах государства не более чем статистический факт. Более того, в рамках этой логики смерь может быть использована как один из политических механизмов, для проведения своих интересов (танкер "Амадей", Луизианский инцидент и нет числа другим подобным примерам начиная с эпох древности).

Учитывая вектор развития мировой политики все равно на текущем историческом этапе человечеству необходимо:
- консолидировать планетарную систему управления , трансформировав её в некий монолит, а не тот рыхлый конгломерат, который имеется сейчас. Что послужит основой - имперская ли форма, диктатура, которая может принять как форму условного "латиноамериканского социализма а-ля Советский Союз со свободой мелкого предпринимательства", так и феодального христианского национализма типа Священного Союза, или конкурентной псевдодемократии как в США с опорой на крупный капитал. Все равно задача формирование единой государственной общности - не так принципиально, на самом деле на базе кого. И в том и другом случае, часть населения пойдет под нож в том или ином виде.
- Решить задачу по продолжению развития и переходу к космической экспансии, а также ускорению исследований в области освоения океана или недр земли на принципиально ином уровне можно только лишь создать макроструктуру, в которой концентрация ресурсов на единицу будет максимальной. А для этого требуется освободить пресловутую ресурсную базу. В противном случае темпы прироста населения в мировом масштабе уничтожат оставшуюся ресурсную базу существенно быстрее, чем её получится реализовать, дабы вырваться за пределы текущего ареала обитания человека.

Абсолютно не важно,в рамках исторического процесса, какое государство будет это делать. Любое государство, которое захочет сделать этот макропроект и вырваться из текущей песочницы будет обречено на "сложные" решения, которые чем дальше затягивается по времени, тем более свирепо и антигуманно будет проходить в будущем.

И да, любое государство решившееся на это неизбежно станет драконом, в этом и трагедия, и шансы человечества на продолжение развития.

- В какой момент мы станем драконом? - голос Хикэри дрогнул.
- В момент, когда я попрошу тебя стать Императрицей России .

Она ахнула и едва не выронила бокал.

- Если ты так хочешь купить мое согласие... - невпопад прошептала она.
- Не глупи, - перебил ее император. - Мне твое согласие ни к чему. Я не изменю решения: все враги Альянса проклянут тот день, когда они пошли на войну с нами.
- Тогда...
- Почему? Я, кажется, уже сказал: ближе тебя у меня нет никого
- Я...это так неожиданно, - бокал в ее руках задрожал. - Мне нужно время...подумать.
- Нет времени. Да, или нет?

Император заглянул ей в глаза и в них увидел ответ. Он дал девушке то, чего она хотела больше всего, и сердце Хикэри принадлежало ему.

- Я согласна.

Император подошел к ней и нежно поцеловал в губы.
- Хорошо. - Шепнул он на ухо Хикэри. - Мы объявим о твоем восшествии на престол императрицы России на следующий день после того как храмы объявят тебя императрицей Ямато - а свадьбу отпразднуем в Дмитриевском Соборе Владимира.
Твоя коронация как императрицы России пройдет в Успенском Соборе .

Бокалы звонко стукнулись, расплескивая драгоценное вино, чьи капли, такие же алые, как кровь, упали на каменный пол, знаменуя собой новый союз.

Из горлышка забулькало густое золотое вино. Император узнал его ароматную сладость.
– Это васпураканское, из погребов Католикоса Армении, – заметил он.

Хикэри сделала глоточек, подняла бровь.
– Да, вино превосходное – сладкое и в то же время терпкое. Она глотнула еще.

– За тебя , моя принцесса. – Олег поднял кубок.
– И за вас, ваше величество. – Хикэри повторила его жест с такой энергией, что несколько капель брызнули на белоснежную скатерть. Глядя на расползающееся пятно, она расхохоталась.– Я просто подумала, что на нашей свадьбе никто не станет искать на простыне пятен крови.

Он обнял принцессу.

– Дай я хоть кубок поставлю.

Гладкая, горячая кожа Хикэри под его ладонью...

– Так ты, значит, все это время спал в гордом одиночестве?- в глазах Хикэри светилось лукавство

– Именно.

– Докажи.

Император зашипел сквозь зубы.

– Да как я, интересно…

Как именно, он понял на середине фразы. В четыре шага он подошел к двери, захлопнул ее, запер, так же торопливо вернулся и стиснул ее в объятьях. Их губы сомкнулись…

Потом, значительно позже, Хикэри прошептала:

– Слезь с меня. Пол тут хоть и теплый, но твердый . А мозаика у меня, наверное, на спине отпечаталась.

Она перекинула через него ногу и откатилась в сторону.

– Так и есть, – заметил он.

– Вот и мне так показалось, – мрачно согласилась Хикэри. Но изобразить раздражение ей не удалось. – Я и не ожидала, что твое доказательство будет таким… бурным.

– Это? – Олег картинно поднял брови. – После столь долгого воздержания – это только начало.

– Хвастун, – ответила она, не отрывая от него глаз. Потом взгляд опустился, а брови взлетели. – Это еще что? – Она протянула руку, пощупать, что это там. Это последовало примеру бровей.

– Не подождет вторая часть доказательства, пока мы не доберемся до спальни? – осведомилась Хикэри, прежде чем они вернулись к прерванному занятию. – Там будет удобнее.

– Верно, – согласился император. – Почему бы нет?
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#27 wizard » 01.06.2018, 17:10

Текст является прямым продолжением предыдущего поста. Рекомендую читать только прочитав еще раз предыдущий пост ( принять или не принять его ваше право), текст опциональный ( авторская редакция) и он о мужчине и его отношении к любящей его женщине.


Когда они вновь оказались за надежно запертой дверью, мелочи перестали беспокоить императора.

Здесь все бы­ло так при­выч­но, так ус­по­ка­ива­ло, что Хикэри не сдер­жа­лась и улыб­ну­лась.

- Я рад, что те­бе здесь нра­вит­ся, — ус­лы­шала она его го­лос.

Принцесса по­вер­ну­лась. Он сно­ва был са­мим со­бой. И она так об­ра­дова­лась, что бро­силась к не­му и креп­ко его об­ня­ла.

- Мой Хикаро, — про­шеп­та­ла она и при­жалась к не­му.

- Я на­пугал те­бя.

Что это? Го­лос его — это го­лос ис­крен­не расс­тро­ив­ше­гося че­лове­ка?


-- Чес­тно -- да. Ты… -- Хикэри под­би­рала сло­ва. -- Ты в… м-м… об­личье владыки Альянса и повелителя России и Японии слиш­ком… не­пере­носи­мо си­яешь Властью.

— Си­яю? — ус­мехнул­ся он.- Но я не хо­тел пу­гать те­бя.

— Знаю. Ве­рю. Но это­му не­воз­можно соп­ро­тив­лять­ся.

Он выг­ля­дел чер­тов­ски тре­бова­тель­ным. Влас­тным.

Его гла­за сколь­зну­ли вниз. Но­вая вол­на возбуждения охватила ее, мяг­ко пуль­си­руя в такт с би­ени­ем сер­дца. И она по­няла, что ра­да Его гос­подс­тву.

Ско­ро все его си­лы, весь его са­мокон­троль, вся его му­жес­твен­ность бу­дут нап­равле­ны на ее удо­воль­ствие. И от од­ной лишь мыс­ли об этом, она пок­расне­ла и по­чувс­тво­вала сла­бость. А ведь он еще да­же не при­кос­нулся к ней.

Пока она раздевалась, он от­вернул­ся, что­бы от­крыть нес­коль­ко ящи­ков, рас­по­ложен­ных за его спи­ной. По­ложив что-то, что имен­но она так и не уви­дела, в кар­ман сво­их брюк, он по­вер­нулся об­ратно к ней, дер­жа в ру­ках неч­то длин­ное, блес­тя­щее и зо­лотое.

Ког­да он при­под­нял это, она раз­гля­дела со­лид­ную зо­лотую це­поч­ку, с подвеской из рубина в фор­ме сер­дца. Кра­сивая. Пот­ря­са­ющая. Без сом­не­ния, ук­ра­шение бы­ло слиш­ком круп­ным, что­бы ока­зать­ся брас­ле­том. Но и слиш­ком ко­рот­ким, что­бы об­вившись вок­руг шеи, под­веска раз­мести­лась в лож­бинке меж­ду гру­дей.

Что он за­думал?


- На­дев это, ты дашь свое сог­ла­сие быть мо­ей. Толь­ко мо­ей. В сек­су­аль­ном пла­не, ты бу­дешь де­лать все, что я ска­жу, ког­да, как и где я ска­жу. Как толь­ко ты при­меришь это ук­ра­шение на се­бя, в тво­ем лек­си­коне ис­чезнет та­кое сло­во, как "нет". Вмес­то не­го, тво­им пос­то­ян­ным от­ве­том бу­дет веж­ли­вое: "Да, Повелитель".

Он при­кос­нулся ру­бино­вым ку­лоном сна­чала к од­ной об­на­жен­ной гру­ди, за­тем к дру­гой. Хо­лод кам­ня, изо­билие ощу­щений, выз­ва­ли у Хикэри тре­пет­ный вздох.

- Мо­жешь го­ворить. Раз­ре­шаю за­дать мне все ин­те­ресу­ющие те­бя воп­ро­сы, преж­де чем ты дашь свой от­вет.

При­над­ле­жать ему? Се­год­ня и до конца жизни? На­вер­ное, имен­но это он и имел в ви­ду.


Хикэри об­ли­зала су­хие гу­бы. Она бы­ла воз­бужде­на до пре­дела, и нуж­да­лась в нем. Ка­кие уж тут раз­го­воры.

- У ме­ня нет воп­ро­сов, Император. Я хо­чу при­над­ле­жать вам.

У него рез­ко учас­тился пульс. Он сглот­нул. По всей ви­димос­ти, эти сло­ва что-то зна­чили для не­го, и тот факт, что он не смог скрыть свою ре­ак­цию, тро­нул ее сер­дце.

- Я то­же хо­чу это­го, моя принцесса.

Его взгляд од­новре­мен­но вы­ражал соб­лазн и вос­хи­щение.

Ла­дони вспо­тели, Хикэри хо­телось сжать бед­ра вмес­те, что­бы об­легчить слад­кую, тя­нущую боль, ко­торую он вы­зывал....

- Ты по­нима­ешь, что, ког­да я на­дену это на те­бя, ты ста­нешь мо­ей, и я смо­гу любить тебя те­бя, ког­да за­хочу?

Да. Хо­рошо. Ско­рее. Ожи­дание уби­вает.


Она быс­тро кив­ну­ла.

- Ты зна­ешь, что твое те­ло бу­дет при­над­ле­жать мне?

Она вновь кив­ну­ла.

Ничто не­из­ве­дан­ное или лю­бая идея, ко­торая при­дет ему в го­лову, не ос­та­новит меня


. Ви­дит Бог, лишь од­ни­ми сво­ими сло­вами он про­буж­дал к жиз­ни ее са­мые тай­ные фан­та­зии, раз­ру­шая зап­ре­ты и внут­ренние барь­еры.

Она стрель­ну­ла в не­го прис­таль­ным взгля­дом, ее сос­ки ста­ли твер­ды­ми как брил­ли­ан­ты.

- Да, мой император.

- Я по­забо­чусь о те­бе. До­верь­ся мне, что­бы поз­нать свои фан­та­зии и воп­ло­тить каж­дую из них в ре­аль­ность. До­верь­ся мне, что­бы по­нять, ког­да те­бе прос­то тре­бу­ют­ся мои объ­ятия.

Ук­рыть­ся в его объ­ять­ях? Слов­но он, что? Под­держи­ва­ет ее? Лю­бит? Он го­ворил так, буд­то мыс­ленно заг­ля­дывал в бу­дущее, нам­но­го даль­ше се­год­няшней но­чи. Или под­ра­зуме­вал, что так бу­дет всег­да...


- По­нят­но?

Его го­лос был мяг­ким, но от это­го не ме­нее тре­бова­тель­ным.

Не очень. Но она слиш­ком сго­рала от не­тер­пе­ния, что­бы спра­шивать.

- Да, мой повелитель.

Не го­воря боль­ше ни сло­ва, он встал по­зади нее и зас­тегнул дра­гоцен­ную под­веску на её шее. Це­поч­ка об­ле­гала шею слов­но ошей­ник, плот­но, но не стя­гивая. А ру­бино­вый ку­лон рас­по­ложил­ся во впа­дин­ке у ос­но­вания гор­ла, быс­тро наг­ре­ва­ясь от её ко­жи.

- Она прек­расно на те­бе смот­рится.

Неж­но про­водя паль­цем по ее ко­же, Хикаро очер­тил кон­тур ку­лона. Его гла­за ни на се­кун­ду не от­пуска­ли ее. Он да­же не мор­гал. В его взгля­де от­ра­жал­ся це­лый мир обе­щаний и гре­хов­но­го пре­вос­ходс­тва.

Хикэри ви­дела императора с раз­ных сто­рон: зло­го, спя­щего, за­щища­юще­го, воз­бужден­но­го. Но он еще ни­ког­да не пред­ста­вал пе­ред ней та­ким неп­реклон­ным собс­твен­ни­ком.

Во рту пе­ресох­ло. Те­перь все, что ей нуж­но бы­ло сде­лать, это до­верить ему своё удо­воль­ствие. Ей хо­телось спро­сить, что он зап­ла­ниро­вал для нее, для них. Но она зна­ла, что это зап­ре­щено. Ей нуж­но до­верить­ся ему.

За­та­ив ды­хание и зас­тыв на мес­те, тер­за­емая ожи­дани­ем, она жда­ла.

- Зак­рой гла­за.

О, что же он за­думал?


Не имея воз­можнос­ти ви­деть, что он де­ла­ет... Хикэри не бы­ла уве­рена, что вы­дер­жит. Но вес колье на шее на­пом­нил ей, что она са­ма да­ла сог­ла­сие на это.

Нах­му­рив бро­ви, Хикаро дал по­нять ей, что­бы она воз­держа­лась от даль­ней­ших ко­леба­ний.

Сер­дце за­билось быс­трее, и она, на­конец, прик­ры­ла ве­ки, скры­ва­ясь от него и все­го то­го, что он, по ее мне­нию мог за­думать. Мгно­вение спус­тя на ее ли­цо лег ку­сочек че­го-то мяг­ко­го и шел­ко­вис­то­го. Император рас­пра­вил это на её гла­зах, пос­ле че­го за­вязал на за­тыл­ке. По­вяз­ка.

Она сглот­ну­ла.

Бо­же мой, он хо­чет, что­бы она прош­ла че­рез это, ни­чего не ви­дя, пол­ностью до­верив­шись ему.

Хикэри сде­лала глу­бокий вдох. Мо­раль­но го­товясь к то­му, что пос­ле­ду­ет даль­ше. Она спра­вит­ся, да­же не смот­ря на то, что ей при­дет­ся иг­но­риро­вать, свой бе­шено сту­чащий пульс. Ей нуж­но сна­чала прос­то по­верить в то, что она все вы­дер­жит.

Хикаро нак­ло­нил­ся бли­же.

Приб­ли­зив­шись, она по­чувс­тво­вала его теп­ло, его за­пах. Все это ус­по­ко­ило ее.

Его гу­бы лег­ко нак­ры­ли ее, на­поми­ная сво­ей неж­ностью мяг­кий ше­пот. Рай­ское бла­женс­тво, при­шед­шее с зап­ретным воз­бужда­ющим сколь­же­ни­ем его язы­ка. Она легла на кровать

- Бла­года­рю за ока­зан­ное до­верие.

Рас­сла­бив­шись, она выг­ну­ла шею, на­де­ясь по­лучить от не­го еще боль­ше по­целу­ев. Вмес­то это­го она по­чувс­тво­вала, как его паль­цы об­хва­тили ее пра­вое за­пястье. Он под­нял ее ру­ку, дви­гая ее на нес­коль­ко дюй­мов впра­во.

Че­рез мгно­вение, вок­руг сво­его за­пястья, она ощу­тила хо­лод­ный ме­талл, пос­ле че­го пос­лы­шал­ся щел­чок. Не да­вит... но и не под­да­ет­ся. Не да­ет по­шеве­лить ру­кой.

То же са­мое император пов­то­рил и с дру­гим за­пясть­ем.

Пос­ле, он та­ким же об­ра­зом ско­вал ее ло­дыж­ки, прис­тегнув их с каж­дой сто­роны сто­ла. В ито­ге, ее ко­лени ока­зались сог­ну­ты, а бед­ра ши­роко раз­ве­дены.

- Вре­мя приш­ло, - про­бор­мо­тал он, - и я уве­рен, пос­ле спра­вед­ли­вой до­ли на­каза­ний, ты на­учишь­ся до­верять мне в пол­ной ме­ре.

Сла­бая нот­ка по­рица­ния в его го­лосе, зас­та­вила нер­вно сжать­ся ее внут­реннос­ти. Да­же без слов, она уже зна­ла, что в ско­ром вре­мени бу­дет на­каза­на. Но, тем не ме­нее, рез­кий шле­пок ру­кой по лоб­ку, стал для Хикэри пот­ря­сени­ем. По ее те­лу прош­ла виб­ра­ция, сос­ре­дото­чив­ша­яся вни­зу жи­вота.

Где-то за ее кли­тором, на­чало на­рас­тать, ни­чем не по­хожее на боль, но­ющее ощу­щение. Отод­ви­гая в сто­рону тре­вогу, же­лание мо­мен­таль­но за­пол­ни­ло ее ра­зум, при­нося с со­бой ди­кую жаж­ду, сжи­га­ющую те­ло и кон­цен­три­ру­ющу­юся меж­ду ее ног.

Хикаро уда­рил сно­ва, на этот раз силь­нее. Боль ста­нови­лась сильной, обо­рачи­вая ее сво­ей не­умо­лимой хват­кой.

Девушка за­куси­ла гу­бу, что­бы сдер­жать стон.

Сле­ду­ющий удар ла­донью по ее лону, был еще бо­лее силь­ным. По все­му те­лу, рас­простра­нил­ся чувс­твен­ный жар. Удо­воль­ствие и боль ста­ли не­от­де­лимы друг от дру­га. Воз­бужде­ние внут­ри все на­рас­та­ло, пос­те­пен­но за­душив го­лос рас­судка.

Из гор­ла де­вуш­ки выр­вался стон, сло­мив­ший ее соп­ро­тив­ле­ние, и за­пол­нивший ти­шину меж­ду ни­ми.

- Еще один раз, и боль пе­реве­сит удо­воль­ствие. Я по­дож­ду... ес­ли ты, ко­неч­но, не нач­нешь сно­ва сом­не­вать­ся. По­няла? Кач­ни го­ловой или кив­ни.

Его ре­зони­ру­ющий го­лос, зас­та­вил ее оку­нуть­ся в но­вую вол­ну же­лания. Сво­им при­сутс­тви­ем, он ог­ра­дил ее от все­го ос­таль­но­го ми­ра, ос­тавляя меж­ду ни­ми лишь ее бь­юще­еся сер­дце, пуль­си­ру­ющее лоно и не­види­мую нить, свя­зыва­ющую их на не­дос­тупном ее по­нима­нию, уров­не.

На­конец, до нее дош­ло, что император ждет от­ве­та. Она кив­ну­ла.

- Хо­рошо. Се­год­ня ве­чером я пред­по­читаю не на­казы­вать те­бя, а по­дарить удо­воль­ствие.

Ша­ги по пар­ке­ту ска­зали ей, что он от­вернул­ся и пе­ресек ком­на­ту. Он ухо­дил?

Хикэри от­бро­сила все зап­ре­ты, ре­шив при­нять то, чем он хо­тел по­делить­ся с ней. Смя­тение ох­ва­тило ее, и она по­пыта­лась бо­роть­ся с око­вами на за­пясть­ях и ло­дыж­ках.

За­тем, звук по-во­ен­но­му чет­ких ша­гов, под­ска­зал ей, что он вер­нулся.

- Ты ни­куда не уй­дёшь. Так же как и я, - про­из­нес он, по­ложив свою го­рячую ла­донь на её жи­вот.

Его при­кос­но­вение бы­ло по­доб­но рас­ка­лен­но­му клей­му, обе­щая еще боль­ше, да­вая клят­ву сде­лать её пол­ностью сво­ей. Хикэри ус­по­ко­илась и ис­пы­тала не­имо­вер­ное об­легче­ние.

Язык Хикаро ос­та­вил мок­рый след на ее на­бух­шей гру­ди. Кон­чи­ком паль­ца, он очер­тил кон­тур соб­лазни­тель­ных вы­резов на ее бюс­те, неж­но об­во­дя
чувс­тви­тель­ную плоть вок­руг оре­олы.

Хикэри выг­ну­лась, приг­ла­шая его, но он про­иг­но­риро­вал это.

- Твои сос­ки темно-ро­зовые, - про­шеп­тал он, опа­ляя го­рячим ды­хани­ем од­ну из нап­ря­жен­ных бу­синок.

- Ког­да ты воз­бужда­ешь­ся, они при­об­ре­та­ют та­кой ми­лый от­те­нок.

Муж­чи­на дер­зко драз­нил ее, поч­ти ка­са­ясь гу­бами ее гру­ди, по­ка его па­лец ри­совал при­хот­ли­вые узо­ры на ее гру­ди, то опус­ка­ясь к жи­воти­ку, то вновь под­ни­ма­ясь.

Её грудь бы­ла нап­ря­жена до пре­дела и кри­чала ему, что нуж­но сде­лать хоть что-ни­будь, что­бы об­легчить не­умо­лимое же­лание, тре­бу­ющее раз­рядки.

- Се­год­ня я хо­чу уз­нать, нас­коль­ко тем­ны­ми мо­гут стать эти пре­лес­тные со­соч­ки.

Преж­де чем она ус­пе­ла по­нять, что это оз­на­чало, его язык сколь­знул по твер­до­му бу­гор­ку один раз, за­тем вто­рой. Он про­делы­вал это не­тороп­ли­во, зас­тавляя ее сер­дце бес­по­рядоч­но бить­ся.

Хикэри зас­то­нала, она не сом­не­валась в том, что он на­мерен­но уби­вал ее сво­ей нес­пешностью.

Мужчина без­жа­лос­тно всо­сал ос­трую вер­шинку, слов­но уми­рал от же­лания съ­есть ее. Его зу­бы ос­та­вили от­ме­тины там, где до это­го бы­ли его об­жи­га­ющие гу­бы. Вол­на удо­воль­ствия сме­шан­но­го с болью взор­ва­лась ощу­щени­ями в её гру­ди, вол­на­ми рас­хо­дясь по все­му те­лу, и раз­го­ра­ясь яр­кой вспыш­кой меж­ду ее ног.

Она ах­ну­ла.

В от­вет, он еще жес­тче уку­сил ее со­сок и на­чал по­сасы­вать его еще ин­тенсив­нее. Но­вая боль прон­зи­ла ее сво­ими ле­дяны­ми уко­лами, зас­тавляя сжать­ся и без то­го, твер­дые вер­шинки.

Она зах­ны­кала

- При­ми боль. При­ми для ме­ня. Я знаю, ты смо­жешь.

По ка­кой-то не­яс­ной при­чине, ей не хо­телось его ра­зоча­ровы­вать. Кив­нув, принцесса сжа­ла гу­бы.

Втя­нув ее со­сок об­ратно в рот, он силь­но сжал его зу­бами, не прек­ра­щая при этом без­жа­лос­тно по­сасы­вать ее ко­жу.

Боль сно­ва прон­зи­ла ее. Но пос­ле­довав­шее за этим удо­воль­ствие, бы­ло шо­киру­ющим и изыс­канным. Хны­канье, ко­торое она из­да­вала до это­го, прев­ра­тилось в сто­ны. Зав­тра ее сос­ки бу­дут ужас­но бо­леть, но это ее не вол­но­вало. Боль, ко­торую он при­чинял, зас­тавля­ла ее па­рить, и од­новре­мен­но дро­жать от стра­ха и сек­су­аль­но­го же­лания. Мгно­вение спус­тя, Хикэри по­чувс­тво­вала как его паль­цы, на­чали кру­тить дру­гой со­сок. Он ущип­нул ее за твер­дый бу­тон, чем выр­вал еще один стон из ее гру­ди. Силь­но по­тянув, он в эту же се­кун­ду уку­сил ее за вто­рой со­сок.

- Вот так, - про­гово­рил Хикаро, отод­ви­га­ясь.

- Пре­лес­тно.

Он драз­нил влаж­ный со­сок мяг­кой по­душеч­кой паль­ца. Удо­воль­ствие, боль, вновь удо­воль­ствие. Гра­ницы меж­ду ни­ми раз­мы­ты. Всё, что она зна­ла, это как силь­но ей хо­чет­ся, что­бы Олег нак­рыл её сво­им те­лом, во­шел в неё и зас­та­вил кон­чить. Хикэри мо­лила Гос­по­да, что­бы император про­вел с ней боль­ше ночей.

При­под­няв бед­ра, девушка из­ви­валась, соб­лазняя его, мол­ча­ливо умо­ляя.

Из его гру­ди выр­вался смех.

- О, ме­ня ис­ку­ша­ют. Но не сей­час. Ещё нем­но­го.

Она из­да­ла но­вый стон про­тес­та, по­ка не по­чувс­тво­вала, как что-то ос­трое с не­боль­ши­ми ме­тал­ли­чес­ки­ми зуб­чи­ками впи­лось в её влаж­ный со­сок. Из её гор­ла по­мимо во­ли выр­вался стон.

- О, Бо­же! - вы­дох­ну­ла она сквозь боль.

- Знаю. Сде­лай глу­бокий вдох. Я ду­маю, ты оце­нишь всю пре­лесть это­го за­жима... ско­рее, чем ты ду­ма­ешь.

Нет. Боль бы­ла ужас­ной, гра­нича­щей с жес­то­костью.

Она сде­лала глу­бокий вдох, но это не по­мог­ло. И вздох­ну­ла еще раз, ког­да Хикаро воб­рал в рот дру­гой со­сок, тот с ко­торым ра­нее иг­ра­ли его паль­цы. Удо­воль­ствие гра­ничи­ло с болью. Ее ло­но за­пуль­си­рова­ло от ощу­щения бо­лез­ненной пус­то­ты внут­ри. По­это­му она выг­ну­лась, не­тер­пе­ливо за­ер­зав бед­ра­ми.

Что со мной про­ис­хо­дит? Я еще ни­ког­да в жиз­ни так не за­води­лась.

Боль, тер­за­ющая за­жатый со­сок, про­ходи­ла по ме­ре то­го, как она при­выка­ла к этим ощу­щени­ям. Пос­те­пен­но на­чало при­ходить оне­мение. Но вни­мание Олега к твёр­до­му ма­лень­ко­му бу­гор­ку во рту ста­ло ещё гру­бее.

- Хикаро! - вскрик­ну­ла она, вон­зившись паль­ца­ми в него.

На мгно­вение он отс­тра­нил­ся от ее гру­ди. И сно­ва уда­рил тыль­ной сто­роной ла­дони по лоб­ку.

По ее те­лу про­кати­лась стре­митель­ная вол­на ощу­щений. Сре­ди них осо­бен­но вы­деля­лось на­рас­та­ющее по­калы­вание, го­товое выр­вать­ся из те­ла по­доб­но кри­ку. В приб­ли­жении над­ви­га­ющей­ся куль­ми­нации, за­кипа­ющей меж­ду ее ног, она при­под­ня­ла бед­ра, пред­ла­гая се­бя сно­ва.

- Ты не так дол­жна на­зывать ме­ня, - про­вор­чал он.

- Повелитель, пожалуйста - она за­дыха­лась.

- Я возьму те­бя, но толь­ко, ког­да сам бу­ду хотеть это­го. Твое же­лание не име­ет со­вер­шенно ни­како­го зна­чения. А те­перь за­мол­чи, ина­че мне при­дет­ся пе­ревер­нуть те­бя и от­хлес­тать по зад­ни­це.

Его сло­ва ли­шили Хикэри на­деж­ды на об­легче­ние. Она силь­нее при­куси­ла гу­бу, ста­ра­ясь сдер­жать стон про­тес­та. Но все ее по­пыт­ки увен­ча­лись ни­чем, по­тому как, Олег сно­ва вер­нулся зу­бами к ее сос­ку и про­дол­жил жес­тко сжи­мать и по­сасы­вать его.

Это бы­ла пыт­ка удо­воль­стви­ем. Изу­митель­ные ощу­щения нас­ла­ива­лись од­но на дру­гое, отс­тра­няя все, что мог­ло хоть от­да­лен­но на­поми­нать ра­зум­ную мысль.

Она пе­режи­вала всё, о чём ког­да-ли­бо меч­та­ла, всё, что ра­нее ка­залось не­воз­можным.

А по­том, дру­гой за­жим впил­ся во вто­рой ее со­сок, про­калы­вая ко­жу, уси­ливая ее ощу­щения. Ог­ненный шар удо­воль­ствия выр­вался из ее гру­ди, про­катил­ся вниз, доб­равшись до ее лона, уси­ливая по­жар, уже и без то­го го­рев­ший там.

Она бо­ялась, что ес­ли Хикаро кос­нется ее вни­зу, хо­тя бы один раз, то она в мгно­вение, вспых­нет как ра­кета, и ей ста­нет уже не важ­но, нас­коль­ко нас­той­чи­во он бу­дет тре­бовать от нее сдер­жаннос­ти. Ее ждет силь­ный ор­газм, нас­толь­ко мощ­ный, что пог­ло­тит ее це­ликом.

Вла­га, ско­пив­ша­яся внут­ри со­чилась вниз по внут­ренней сто­роне её бё­дер. Её те­ло пок­ры­лось ис­па­риной, и она креп­че вце­пилась в простыню. Боль толь­ко уси­лива­лась и уси­лива­лась. Ког­да же она дос­тигнет пи­ка?

- Те­перь эти сос­ки на­сыщен­но темно-крас­ные. Прек­расно, - про­бор­мо­тал он.

Каж­дый вдох был чем-то сред­ним меж­ду сто­ном и свис­том, ког­да Олег ос­во­бож­дал ее за­пястья и ло­дыж­ки. На мгно­вение, она за­дума­лась над тем, что ещё он мог зап­ла­ниро­вать для нее, но по­няла, что это уже не име­ет ни­како­го зна­чения. Он по­дарит ей не­веро­ят­ное нас­лажде­ние. И ра­но или поз­дно, он из­ба­вит ее от этой силь­ной бо­ли, бу­шу­ющей внут­ри. Она с охо­той сда­лась в его ру­ки.

Нак­ло­нив ее го­лову на­зад, он с жад­ностью, впил­ся в её гу­бы. Го­лод­ным, страс­тным по­целу­ем. Хикэри от­ве­тила, встре­чая его на пол­пу­ти.

- Та­кая чер­тов­ски вос­хи­титель­ная и по­кор­ная, ты ис­пы­тыва­ешь мой са­мокон­троль. Ник­то и ни­ког­да не за­водил ме­ня нас­толь­ко силь­но и так быс­тро, - прох­ри­пел он воз­ле её гор­ла, неж­но при­кусы­вая за моч­ку уш­ка.

- Не мо­гу дож­дать­ся, ког­да ока­жусь глу­боко внут­ри те­бя и от­крою те­бе мас­су но­вых нас­лажде­ний.

Она то­же ед­ва мог­ла дож­дать­ся, ког­да император ока­жет­ся глу­боко внут­ри неё. И на­де­ялась, что про­изой­дет это сей­час. Пря­мо сей­час. Он перевернул ее на живот.

Она застонала, ког­да её за­жатые сос­ки соп­ри­кос­ну­лись с простыней, и но­вый всплеск удо­воль­ствия-бо­ли про­нес­ся вниз по её поз­во­ноч­ни­ку к ис­те­ка­юще­му ло­ну.

- Та­кая хо­рошая де­воч­ка. Та­кая по­кор­ная. Хо­чешь, что­бы я взял те­бя?

Хикэри со­вер­шенно не за­думы­валась над тем, что ска­зать, единс­твен­ное, о чем она меч­та­ла в дан­ную ми­нуту, это что­бы император пос­ко­рее из­ба­вил ее от бо­ли.

- Да, мой господин- вы­дох­ну­ла она.

Он поставил ее на колени и за­тем, при­ковав од­ну ее ло­дыж­ку к стойке кровати, он про­вел язы­ком до­рож­ку вверх по ее бед­ру. Все бли­же и бли­же, зас­тавляя ее сер­дце бе­шено ко­лотить­ся.

Она го­рела, то­милась, сто­нала, ког­да его рот приб­ли­зил­ся к ее кис­ке.

Ус­мехнув­шись, он нак­ло­нил­ся, что­бы прис­тегнуть дру­гую ло­дыж­ку, а за­тем ак­ку­рат­но вы­тер внут­реннюю сто­рону бед­ра, пок­ры­того ее со­ками, все еще не пы­та­ясь ус­по­ко­ить ее и без то­го, те­кущее лоно.

Вмес­то это­го он от­сту­пил, опо­вещая ее о сво­ем пе­реме­щении зву­ком ша­гов... От­крыл­ся ящик. Бо­же, по­чему он не по­торо­пит­ся?

- О, да, - про­бор­мо­тал он удов­летво­рен­но.

А за­тем по­вер­нулся к ней.

- Ты зас­лу­жила наг­ра­ду.

Да! Воз­бужде­ние, жаж­да, страс­тное же­лание сме­шались в его сло­вах, про­никая пря­мо в кли­тор, по­сылая тёп­лую вол­ну в её сер­дце. Она бы­ла до глу­пос­ти счас­тли­ва, что по­радо­вала его, и бе­зум­но гор­ди­лась тем, что смог­ла пол­ностью под­чи­нить­ся ему. И ей очень хо­телось по­лучить эту наг­ра­ду. Хикэри тут же на­чала вер­теть поп­кой, пы­та­ясь соб­лазнить его.

- Сто­ило те­бя пох­ва­лить, как ты ста­ла не­пос­лушной.

Его сло­ва соп­ро­вож­да­лись иг­ри­вым шлеп­ком по её за­ду. А смех в его го­лосе зас­та­вил её сжать зу­бы.

- Быстрее мой повелитель, - зас­ку­лила она, зная, что это мо­жет вы­вес­ти его из се­бя.

Но она не мог­ла ос­та­новить­ся. Он за­вёл её слиш­ком да­леко.

Не про­ронив ни сло­ва, император встал по­зади и нак­рыл ее со­бой. Хикэри вновь вон­зи­ла ног­ти в кровать. Но Олег схва­тил её за за­пястья и сно­ва за­фик­си­ровал их.

Не ус­пе­ло в ком­на­те за­тих­нуть эхо от щел­чка пос­ледне­го за­моч­ка, как ему на сме­ну при­шел звук смач­но­го шлеп­ка по ее поп­ке. Жар опа­лил её яго­дицу, спус­ка­ясь вниз к из­ны­ва­ющей кис­ке.
Не­уже­ли, он бу­дет про­дол­жать драз­нить её? Чёрт, она же боль­ше не вы­дер­жит.

- Хикаро. Повелитель..., - ис­пра­вилась она.

- Я-я боль­ше не мо­гу. По­жалуй­ста, возьмите ме­ня.

- Я здесь ре­шаю, ког­да и как это про­изой­дет, - про­рычал он, пре­рывая свои сло­ва оче­ред­ным шлеп­ком по её зад­ни­це.

Внут­ри нее рас­цвел но­вый жар, вы­зывая вне­зап­ный при­лив гне­ва. Не­ожи­дан­но, она по­чувс­тво­вала, как его паль­цы, ощу­пывая её зад­ни­цу, проб­ра­лись меж­ду яго­диц, ка­са­ясь её чем-то хо­лод­ным и жид­ким.

Смаз­ка? О, Бо­же.

Её сер­дце за­рабо­тало, как дви­гатель го­ноч­но­го ав­то­моби­ля. Ведь толь­ко недавно он ска­зал, что на­мерен как сле­ду­ет объ­ез­дить ее. Не­уже­ли он...?

Втор­же­ние двух сма­зан­ных паль­цев в её зад­ни­цу, ли­шило смыс­ла ос­тавшу­юся часть воп­ро­са. Ощу­щение рас­тя­нутос­ти и жа­ра, опа­лило ее ту­гую девс­твен­ную плоть.

Дав­ле­ние соп­ро­вож­да­лось чувс­твом на­пол­неннос­ти. Ее ра­зум за­топи­ло бе­зум­ное удо­воль­ствие по ме­ре то­го, как он мед­ленно пог­ру­жал и вы­тас­ки­вал свои паль­цы из ее те­ла.

- Вот так.

Схва­тив её бед­ро сво­бод­ной ру­кой, он по­тянул ее на­зад, на­сажи­вая на свои паль­цы.

Она зас­то­нала.

- Нра­вит­ся?

Аб­со­лют­но не за­думы­ва­ясь и поч­ти про­тив во­ли, она вы­дох­ну­ла:

- Да.

Его паль­цы за­мер­ли.

- Да ...?

Да, повелитель.

- Прек­расно. Да­вай уз­на­ем, нас­коль­ко ты мок­рая.

Он уб­рал ру­ку с её бед­ра, про­ведя ей вок­руг те­ла Хикэри, нап­равля­ясь пря­мо к вспух­ше­му, ту­гому узел­ку её кли­тора. Она зак­ри­чала, ког­да вмес­те с его пер­вым при­кос­но­вени­ем к ней вер­ну­лось нас­той­чи­вое по­калы­вание в жи­воте. Кру­жение паль­цев вок­руг кли­тора и неп­рекра­ща­ющи­еся пог­ру­жения в ее зад­ни­цу уг­ро­жали за­топить ее ос­тры­ми ощу­щени­ями.

Она по­чувс­тво­вала, как кровь за­буше­вала меж­ду ног, вмес­те с опас­но приб­ли­жа­ющей­ся раз­рядкой. И сжа­лась, пы­та­ясь ос­та­новить­ся, но это бы­ло бес­по­лез­но. Она по­чувс­тво­вала пер­вый тре­пет на­чина­юще­гося ор­газма. Хикаро, во всей ви­димос­ти, то­же.

- Не кон­чай по­ка, - при­казал он, уби­рая паль­цы от её кли­тора и поп­ки.

- Повелитель, по­жалуй­ста. По­жалуй­ста!

- Ты так ми­ло умо­ля­ешь, как я мо­гу от­ка­зать? - про­мур­лы­кал он.

- Но сна­чала я дол­жен...

Он от­сту­пил на мгно­вение, и она зас­то­нала, по­теряв ощу­щение его пря­ной пло­ти над ней, и теп­ла его те­ла, про­никав­ше­го ей под ко­жу.

Сла­ва Бо­гу! Но у неё был лишь миг, что­бы по­радо­вать­ся, преж­де чем он ши­роко раз­дви­нул её яго­дицы.

- Рас­крой­ся мне. Я возьму те­бя жес­тко.

Да. По­жалуй­ста, да!

По­дав­шись бед­ра­ми на­зад, Хикэри рас­сла­била мыш­цы. Его член сколь­зну­л внутрь, на­дав­ли­вая, об­жи­гая. Боль. О, Бо­же... это не­воз­можно, он не вой­дёт.

Вся­кий раз, ког­да он дви­гал­ся, или прос­то ды­шал, ее прон­за­ла боль..

За­тем, прос­коль­знув сквозь ту­гое коль­цо ее мышц, он на­чал мед­ленно про­тал­ки­вать­ся внутрь. Так мед­ленно. Она за­дыха­лась, по­ка он не спе­ша прод­ви­гал­ся впе­ред, все глуб­же и глуб­же про­никая в ее те­ло. Ей ка­залось, что эта пыт­ка бо­лез­ненным удо­воль­стви­ем ни­ког­да не за­вер­шится.

Ког­да она выгнулась, уве­рен­ная, что боль­ше не в сос­то­янии при­нять ни сан­ти­мет­ра его чле­на... Он во­шёл в неё до кон­ца.

- Ты та­кая чер­тов­ски ту­гая, - прос­то­нал он.

Ор­газм всё ещё бу­шевал под ее ко­жей, в ожи­дании еще од­но­го при­кос­но­вения к её кли­тору, ещё од­но­го длин­но­го сколь­же­ния его чле­на.

Он поч­ти пол­ностью вы­шел из нее, но за­тем сно­ва тол­кнул­ся, пог­ру­жа­ясь до упо­ра в ее поп­ку.

По­роч­ное, об­жи­га­ющее нап­ря­жение зас­та­вило Хикэри взвыть. Удо­воль­ствие и боль. Зап­ретные и ска­зоч­ные. О, она мо­жет по­терять се­бя в этих ощу­щени­ях.
Близ­ко. Так чер­тов­ски близ­ко...

В сле­ду­ющее мгно­вение он сор­вал по­вяз­ку.

Она мор­гну­ла. Но те­перь, вер­нувша­яся спо­соб­ность ви­деть боль­ше не при­туп­ля­ла ее ощу­щения от при­кос­но­вений и за­пахов. Сей­час, она увидела зер­ка­ло ря­дом с кроватью и себя с императором в этом зеркале..

- Смот­ри на нас, - при­казал он.

И Хикэри смот­ре­ла, не имея воз­можнос­ти что-ли­бо сде­лать, в то вре­мя как он вхо­дил и вы­ходил из неё, длин­ны­ми, силь­ны­ми сколь­же­ни­ями, на­пол­няя её дур­ма­нящим удо­воль­стви­ем, та­ким го­рячим и та­ким ог­ромным, что она ед­ва мог­ла при­нять его.

Она зах­ны­кала, за­чаро­ван­ная этим ви­дом и тем, как он дви­гал­ся внут­ри нее.

- Скоро я раз­ре­шу те­бе кон­чить.

Хикэри об­ли­зала пе­ресох­шие гу­бы.

Он под­нял ру­ку и неж­но дер­нул за це­поч­ку меж­ду за­жима­ми. Силь­ная боль и эк­стаз прон­зи­ли её воз­бужден­ные сос­ки и скру­тили те­ло.

В сле­ду­ющее мгно­вение, Хикаро сде­лал еще два та­ких слад­ких, мед­ленных, силь­ных уда­ра, вре­за­ясь в нее на всю дли­ну. Хикэри ах­ну­ла и зас­то­нала. Она не мог­ла боль­ше тер­петь.

- По­жалуй­ста, повелитель.

- Поч­ти..., - по­обе­щал он.

Шлеп­нув ее по зад­ни­це, он со­вер­шил се­рию, гру­бых быс­трых тол­чков.

Хикэри зак­ри­чала.

Пос­то­ян­но го­рящий огонь меж­ду ног за­пылал ещё силь­нее.

Черт, по­чему она не мог­ла кон­чить? Бу­шу­ющий по­жар внут­ри неё был силь­нее, чем всё, что она ког­да-ли­бо чувс­тво­вала до это­го. Она дав­но дол­жна бы­ла ис­пы­тать ор­газм. Не­уже­ли её те­ло уже на­учи­лось ждать его ко­ман­ды?

Она зак­ры­ла гла­за, бес­по­мощ­но пы­та­ясь выб­рать меж­ду пот­ребнос­тя­ми те­ла и сво­ими стра­хами.

Осу­дит ли он ее? По­дума­ет, что она раз­врат­ная шлю­ха?

С неж­ным щип­ком Олег уда­лил за­жимы с её сос­ков. Кровь при­лила к ним, и они на­бух­ли, взры­ва­ясь от же­лания.

Да! В это же вре­мя ог­лу­шитель­ные ощу­щения ус­тре­мились к её кли­тору. Од­новре­мен­но с ни­ми, он сно­ва опус­тил ру­ку, его паль­цы па­рили так близ­ко к сре­дото­чию её нер­вов, что она да­же мог­ла чувс­тво­вать жар его рук. Но он все ещё не при­касал­ся к её кли­тору. Хикэри зас­то­нала.

Всё, что ей нуж­но - са­мый луч­ший ор­газм в жиз­ни. Это же Олег. Он по­нима­ет ее фан­та­зии. Бо­лее то­го, на­вер­ня­ка, у не­го бы­ли и свои собс­твен­ные. Он спо­собен дать ее те­лу все, о чем она тай­но меч­та­ла. По­это­му он, обя­затель­но по­может ей прой­ти и че­рез это. Ей нуж­но ве­рить ему.

Да­же эти мысли за­вели её нас­толь­ко силь­но, что поч­ти при­чиня­ли боль.

Очередной удар обже­г ее кас­ка­дом ощу­щений меж­ду ног, взры­ва­ясь ис­кра­ми, го­товы­ми раз­го­реть­ся в нас­то­ящий по­жар за гранью ее во­об­ра­жения.

- Бо­же, да!

Паль­ца­ми Хикаро при­кос­нулся к её кли­тору, силь­ная боль меж­ду ног прев­ра­тилась в жёс­ткий, тём­ный ог­ненный шар, поч­ти ли­ша­ющий ее спо­соб­ности сдер­жи­вать­ся и об­жи­га­ющий ко­жу.

- Кон­чай! - приказал он.

Ощу­щения уси­лились, сме­шались с болью, жгли из­нутри, ког­да она взор­ва­лась, слов­но ты­сяча солнц. Хикэри зак­ри­чала, су­дорож­но сжи­ма­ясь вок­руг него и пуль­си­руя вок­руг его чле­на. Ос­трый пик ор­газма нас­тиг ее с та­кой си­лой, что она по­теря­ла связь с ре­аль­ностью: все, что она зна­ла на дан­ную ми­нуту - это бы­ли император и нас­лажде­ние, ко­торое он ей дос­та­вил, вы­пус­тив на­ружу ее внут­реннее нап­ря­жение нас­толь­ко воз­вы­шен­ным и прек­расным спо­собом, что она ут­ра­тила спо­соб­ность слы­шать и за­была, как ды­шать. Зре­ние за­тума­нилось. А сер­дце го­тово бы­ло выс­ко­чить из гру­ди.

Со­вер­шенно обес­си­лен­ная, она упа­ла на кровать.

Он опять надел ей на глаза повязку и перевернул на спину..

Да­же с за­вязан­ны­ми гла­зами она чувс­тво­вала, ис­хо­дящее от не­го нап­ря­жение.

Сна­чала она по­чувс­тво­вала теп­лое ды­хание на сво­ей ще­ке, за­тем кон­чи­ки его паль­цев об­ве­ли ниж­ний кон­тур ее гру­ди, пос­ле че­го он жес­тко при­сосал­ся ртом к ее сос­ку. Мгно­вен­но жар про­бежал от ее гру­ди к кли­тору. Меж­ду ног ста­ло влаж­но. Удо­воль­ствие бы­ло нас­толь­ко ос­ле­питель­ным, что Хикэри да­же спи­ной ощу­щала теп­ло. Но она не мог­ла сжать но­ги вмес­те, что­бы по­чувс­тво­вать об­легче­ние, так как Хикаро ши­роко раз­дви­нул их и при­вязал.

Ког­да он пе­ремес­тился ко вто­рому сос­ку и про­делал с ним то же са­мое, что и с пер­вым, Хикэри, с при­вязан­ны­ми за­пясть­ями, не смог­ла под­нять ру­ки и при­тянуть его бли­же. Из ее гор­ла выр­вался стон.

Лас­кая ее жи­вотик ла­донью и опус­ка­ясь все ни­же, он, на­конец, наг­ра­дил ее лег­ким при­кос­но­вени­ем. Его паль­цы драз­ня­щими дви­жени­ями кру­жили по ее бед­рам. До тех пор, по­ка он не за­дел сус­та­вами ко­рот­кую по­росль за­вит­ков у нее на лоб­ке.

В ожи­дании не­из­вес­тнос­ти, Хикэри за­дер­жа­ла ды­хание...
что про­ис­хо­дит?

Ее лоно обож­гло его го­рячим ды­хани­ем. Да­аа... то, что нуж­но. Он выс­та­вил на­показ ее жен­скую суть, из­бавляя от не­уве­рен­ности и ком­плек­сов, вы­рывая с кор­нем все по­нятия неп­ра­виль­но­го и зап­ре­щен­но­го, за­меняя их чувс­твен­ной жаж­дой.

Ее кровь, с уд­во­ен­ной ско­ростью по­нес­лась по ве­нам. А ни с чем нес­равни­мое по­калы­вание по ко­же, зас­та­вило ее по­чувс­тво­вать се­бя жи­вой.

По ее спи­не распространился жа­р, ког­да Хикаро лизнул язы­ком ее кли­тор.

Тя­жело ды­ша, она от­ки­нула го­лову на­зад.

- Вот так, - про­бор­мо­тал он.

И лиз­нул ее сно­ва.

- Стань влаж­ной для ме­ня.

За его сло­вами пос­ле­довал неж­ный укус и пог­ла­жива­ние паль­цем... пря­мо там, где она нуж­да­лась боль­ше все­го.

Раз за ра­зом, его паль­цы то и де­ло за­меня­лись язы­ком. Сно­ва и сно­ва. За­тем, нак­рыв ее ртом, он провел язы­ком по ее кли­тору, за­иг­ры­вая, пог­ла­живая, раз­жи­гая. Воз­росшее удо­воль­ствие бы­ло нас­толь­ко ос­трым, что она не смог­ла бы его пе­ребо­роть, да­же ес­ли бы за­хоте­ла. Но мыс­ли о соп­ро­тив­ле­нии, сей­час яв­но бы­ли в кон­це спис­ка ве­щей, тре­бу­ющих тща­тель­но­го об­ду­мыва­ния. Все же, в на­сыщен­ном же­лании, пог­ло­тив­шем ее, при­сутс­тво­вала нот­ка горь­кой ра­дос­ти. Как она бу­дет жить даль­ше, без Хикаро?

От­бро­сив эти мыс­ли в сто­рону, Хикэри сос­ре­дото­чилась на "здесь и сей­час". На же­лании. И сжала пальцы, вон­зи­вшись ног­тя­ми в свои ладони. По­тому что, толь­ко ос­трая боль мог­ла за­тор­мо­зить не­умо­лимо над­ви­га­ющу­юся на нее куль­ми­нацию. Все ос­таль­ное, бы­ло сос­ре­дото­чено на мужчине.

По­это­му, ког­да он ввел в нее сра­зу два паль­ца, она су­дорож­но на­чала хва­тать ртом воз­дух, ед­ва удер­жи­ва­ясь на краю.

- Ты не мо­жешь по­ка кон­чить, Хикэри.

Она всхлип­ну­ла.

- По­жалуй­ста...

- Ска­жи мне еще раз: ты го­това ко все­му, что я для те­бя при­гото­вил?

- Да! Да, повелитель...

Крат­кая се­кун­да ко­леба­ния и пус­то­ты. Пос­ле че­го ее кли­тор обожгла сладчайшая боль.

С не­мило­сер­дной жес­то­костью, боль вни­зу жи­вота уси­лилась, все бли­же под­талки­вая ее к без­дне удо­воль­ствия. Она зах­ны­кала, ког­да рез­ко вспых­нув, скру­тив­ша­яся в шар жаж­да удовольствия, сно­ва под­тол­кну­ла ее к краю, ис­пы­тывая на проч­ность ее са­мокон­троль.

Она ах­ну­ла, ког­да од­на его об­жи­га­ющая ла­донь сколь­зну­ла вниз по ее жи­воту и пог­ру­зилась во влаж­ные за­вит­ки. Кон­чи­ки его паль­цев лас­ка­ла ее кли­тор, в то вре­мя, как паль­цы на­ходи­лись глу­боко внут­ри нее.

Он иг­ра­л на ее те­ле, слов­но на му­зыкаль­ном инс­тру­мен­те, зас­тавляя ее кри­чать. Тре­ние и дав­ле­ние внут­ри, уби­вали ее, ли­шая ее все­го, ос­тавляя лишь но­ющую пот­ребность в уто­лении чувс­твен­ной жаж­ды. Она не мог­ла ни ды­шать, ни ду­мать. И бы­ла не в сос­то­янии что-ли­бо сде­лать, ей лишь толь­ко ос­та­валось пог­ру­зить­ся в ощу­щения, по­доб­но элек­три­чес­ко­му раз­ря­ду, про­бега­ющие по ее те­лу.

- Кон­чи для меня. Сей­час! - пот­ре­бовал Хикаро.

К ее лону, тут же ус­тре­мил­ся по­ток кро­ви, взры­ва­ющий удо­воль­стви­ем те­ло, зас­тавля­ющий ее зак­ри­чать в оше­ломи­тель­ном эк­ста­зе.

- Хо­чешь, что­бы я взял те­бя? тре­бова­тель­но спро­сил он.

- Да, Повелитель.

- Я сде­лаю это, - про­шеп­тал он ей на ухо

При ви­де его дей­ствий, меж­ду ее ног на­бух тя­желый узел же­лания, ко­торый уве­личил­ся еще боль­ше, ког­да Хикаро поз­во­лил ей по­чувс­тво­вать внут­ри па­ру дюй­мов его чле­на, пос­ле че­го без­жа­лос­тно ос­та­новил­ся.

Об­лизнув гу­бы, она по­чувс­тво­вала, что по ее спи­не ка­тились ка­пель­ки по­та, а ее ра­зум на­ходил­ся в сос­то­янии, не спо­соб­ном от­ве­чать на пот­ребнос­ти ее те­ла. Му­чения вы­ходи­ли прак­ти­чес­ки за рам­ки воз­можно­го.

- Хо­рошая де­воч­ка, - пох­ва­лил он, глу­боко вре­за­ясь в нее чле­ном и упи­ра­ясь го­лов­кой в ее мат­ку, по пу­ти за­девая чувс­тви­тель­ную точ­ку внут­ри, зас­тавляя ее сто­нать, кор­чить­ся и из­ви­вать­ся.

Но­вая вспыш­ка по­хоти прон­зи­ла ее, слов­но свер­ка­ющая, на­кален­ная до­бела мол­ния.

Пыт­ка удо­воль­стви­ем все тя­нулась и тя­нулась. Она бы­ла в ог­не, уто­пала в по­хоти и от­ча­ян­ной аго­нии. Ее сос­ки бо­лели, кли­тор кри­чал о вни­мании. И она меч­та­ла о том, что­бы кончить с повелителем од­новре­мен­но. Бо­же, она схо­дила с ума, от од­ной лишь мыс­ли об этом.

Од­на ру­ка Хикаро сжа­лась на ее бед­ре, в то время как дру­гая, проб­равшись сквозь ее влаж­ные за­вит­ки, при­жалась к кли­тору, на­чиная его те­реть и вы­рывая тем са­мым крик из ее гру­ди. Жаж­да нас­лажде­ний прак­ти­чес­ки зас­та­вила ее взор­вать­ся в куль­ми­нации.

- По­ка нет, - пре­дуп­ре­дил он го­лосом, нап­ря­жен­ным, поч­ти до не­уз­на­ва­емос­ти.

И ос­ла­бил свои длин­ные, глу­бокие, раз­ме­рен­ные уда­ры.

- Нет! зап­ро­тес­то­вала она.

Прок­лятье, да как Повелитель может так пос­ту­пать с ней?

Она сод­ро­галась. Он свя­зал ее по­хотью. Но раз­ве не это, бы­ло ее фан­та­зи­ей?

- Хикаро!

- Для те­бя - Повелитель, - про­рычал он, на­пом­нив ей - и силь­но уда­рив по зад­ни­це, он неж­но ущип­нул ее за кли­тор.

Хикэри зак­ры­ла гла­за.

Ей сле­дова­ло бы чувс­тво­вать се­бя ос­кор­блен­ной. На­ходить­ся в ярос­ти от то­го, что он ко­ман­дует, кон­тро­лирует, и от­ка­зыва­ет ей. Но... нет. Она бы­ла воз­бужде­на, как ни­ког­да в сво­ей жиз­ни.

На что в наг­ра­ду, он сно­ва пог­ру­зил­ся в нее и про­дол­жил ка­сать­ся паль­ца­ми ее на­бух­ше­го кли­тора, на этот раз уже пок­ры­тыми ее со­ками.

Она вскрик­ну­ла. Бо­же, это бы­ло слиш­ком. Слиш­ком мно­го и слиш­ком силь­но.

Она пог­ру­жалась в ад­скую без­дну рас­ту­щего же­лания, уг­ро­жа­юще­го об­жечь ее те­ло ог­нем и взор­вать­ся ты­сячей час­ти­чек удо­воль­ствия, уно­ся прочь ее здра­вомыс­лие.

Слов­но по­чувс­тво­вав приб­ли­жение ее ор­газма, Хикаро сно­ва сба­вил темп. Хикэри зах­ны­кала. Ей нуж­но бы­ло кон­чить.
И как мож­но быс­трее, черт возь­ми. Пря­мо сей­час!

Все вы­ше, вы­ше, и вы­ше, она не то что взби­ралась по сту­пень­кам лес­тни­цы воз­бужде­ния, она бук­валь­но взле­тала к са­мой вер­ши­не. Внут­ри нее на­рас­тал вихрь куль­ми­нации, от че­го Хикэри застонала, уже го­товясь к то­му, что­бы вып­леснуть свое нап­ря­жение на­ружу.

- Не кон­чай, - скомандовал он.- Я не раз­ре­шал те­бе.

Он что из­де­ва­ет­ся над ней?!
Хикэри в от­ча­янии пот­рясла го­ловой. Она не мог­ла ос­та­новить­ся. Прос­то не мог­ла. Но ког­да Олег шлеп­нул ее по зад­ни­це, Хикэри ин­стинктив­но по­чувс­тво­вала же­лание по­вино­вать­ся ему.

По­чему, черт возь­ми? Она же хо­тела кон­чить. Но еще боль­ше, ей хо­телось уго­дить ему. По­это­му Хикэри нап­ряглась, пы­та­ясь не чувс­тво­вать про­ис­хо­дящее и ос­та­новить свое те­ло преж­де, чем оно дос­тигнет пи­ка.

Она обернулась и посмотрела на него взглядом пол­ным моль­бы и же­лания. Но он толь­ко по­качал го­ловой, обе­щая взгля­дом сво­их глаз боль­ше­го - го­раз­до боль­ше­го... поз­же.

Она застонала.



За ее спи­ной, Хикаро, схва­тив­шись за ее бед­ра, про­дол­жал вре­зать­ся в нее с ин­тенсив­ностью пор­шня, зас­тавляя ее са­му за­мя­укать от нап­ря­жения. В ее кли­торе пуль­си­рова­ла ба­рабан­ная дробь же­лания.

- Мож­но я кон­чу? По­жалуй­ста...

- По­ка нет. Я ска­жу, ког­да мож­но.

- Я не мо­гу ос­та­новить­ся, - она за­дыха­лась, хва­тая ртом свой сле­ду­ющий вдох.

- Это слиш­ком....

- Ты смо­жешь, и ты сде­ла­ешь так, как я ска­зал, - пот­ре­бовал Хикаро.

Бур­ля­щий внут­ри ор­газм все на­рас­тал и на­рас­тал, прев­ра­ща­ясь в неч­то, не под­да­юще­еся ее соз­на­нию. И ско­рее все­го, ког­да он все-та­ки до­гонит ее, она прос­то ум­рет.

- Кон­чай! - приказал император.

Но она уже на­чала. И уже нич­то не мог­ло удер­жать ее от раз­ле­та­юще­гося на мил­ли­оны жгу­чих ку­соч­ков взры­ва. Она не сто­нала и не вскри­кива­ла. От на­каты­ва­ющих на нее волн, схва­тив­шись ру­ками за прос­ты­ни, она вы­ла... дол­го и гром­ко.

Куль­ми­нация ее ор­газма, бы­ла нас­толь­ко силь­ной, что у нее пе­рех­ва­тило ды­хание. Внут­реннос­ти све­ло су­доро­гой. И вмес­те с ба­рабан­ной дробью, и от­да­юще­гося в ушах сер­дца, ее ог­лу­шило го­ловок­ру­жение. Бо­же, она уми­рала. Пря­мо здесь, в этом дворце, она рас­сы­палась на мно­жес­тво мел­ких ос­колков, ко­торые уже ни­ког­да не смо­жет соб­рать вмес­те. Но ей бы­ло все рав­но.

Император развязал ее запястья и лодыжки, сгреб Хикэри в охап­ку и при­тянул к се­бе. Олег креп­ко об­нял ее, нас­толь­ко креп­ко, что ка­залось, и вов­се не со­бирал­ся от­пускать ее. Это бы­ло имен­но тем, в чем Хикэри так нуж­да­лась. Она свер­ну­лась ка­лачи­ком и ут­кну­лась ли­цом ему в шею. В шею то­го, кто на всю жизнь стал ее Повелителем. И ус­ну­ла, приг­ревшись в его креп­ких и неж­ных объ­яти­ях. И чувс­тво­вала сквозь сон, как он при­жима­ет­ся гу­бами к ее во­лосам и лас­ко­во пог­ла­жива­ет спи­ну…
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#28 wizard » 14.06.2018, 23:20

7 октября 1992 года
Российская империя
Константинополь
Дворец Эдзо
вечер

.
Вечером Кейтаро сообщили о том, что в Константинополь прибыла кронпринцесса Хикэри и она вызывает его на встречу завтра в парк Звезд после обеда. Его несколько озаботила задержка с извещением о назначении девчонки главой делегации на Совет Альянса, но в конечном итоге у него уже все готово и ни император , ни его шлюшка ничего изменить не могут. Значит, Асэми предала меня, подумал сиккэн. Впрочем, это не было таким уж неожиданным. Бывшая любовница придерживалась наивной точки зрения относительно честности правительства, а ее премьер-министр Такаги верил в чистоту в управлении государством. Как типично для них, что они испытывают ностальгию по тому, чего никогда и не существовало. Разве можно сомневаться в том, что политические деятели нуждаются в руководстве и поддержке со стороны таких людей, как он, Кейтаро. Разумеется, политики должны проявлять должное уважение к своим истинным хозяевам и повиноваться их воле. В конце концов, их за¬дача заключается всего лишь в том, что¬бы стремиться к сохранению благосостояния, с таким трудом завоёванного для Японии людьми, подобными Кейтаро. Если бы страна полагалась только на правительство, где бы сейчас она находилась? Но у таких людей, как Асэми, нет ничего, кроме идеалов, ведущих в тупик. А простые люди — что они знают? Что могут? Они знают и могут лишь то, что говорят им те, кто сумели подняться выше их, и признавая своё место в жизни, выполняя порученные им задания, они достигли процветания как для себя, так и для своей страны. Разве это непонятно?
Мы потребуем возвращения к средневековым обычаям, когда страной правили аристократы, передававшие власть своим потомкам. Эта система правления оправдывала себя уже на протяжении двух тысячелетий. Нет, именно такие люди, как он, Кейтаро Ходзё-Фукадо, помогли Японии достигнуть теперешнего величия, превратили её в могучую промышленную державу..
Совершенно очевидно, что для Асэми не осталось выбора, кроме как уйти с дороги или подчиниться своему мужчине. Но она оказалась слишком упрямой. А теперь она вступила в заговор, чтобы лишить свою страну предоставившейся ей исторической возможности достичь подлинного величия. Почему? Да потому, что путь, избранный Кейтаро для Японии, не соответствовал ее глупому женскому эстетическому представлению о плохом и хорошем — или потому, что она сочла такой путь слишком опасным, не понимая, что достигнуть подлинного величия без риска невозможно.
Ну что ж, я не могу допустить этого, сказал себе сиккэн и протянул руку к телефону.

***

8 ноября

Пристань Буколеон

Полпервого ночи


На берегу Мраморного моря в разрыве стен стоит парадная императорская пристань Буколеон.
Дворец Буколеон был восстановлен в течение 1969--82 годов, а его отделка заняла еще почти 10 лет.

Дворец Вуколеон - это часть Большого дворца Константинополя. Изначально, в 4 в. н.э., на этом месте располагался дворец Ормизда, специально построенный для беглого персидского принца, когда он получил в Константинополе политическое убежище. Дворец постоянно перестраивали императоры Юстиниан I, Василий I, Никифор Фока.
Из “Большого путеводителя по Константинополю”


Юкки спустилась по лестнице дворца Буколеон, вышла на пристань и поднялась на палубу катера, который должен был отвезти ее во дворец Огня.
Заурчали двигатели и катер, отойдя от пристани, вышел в ночной Босфор.
Луна подсвечивала переливающуюся пурпуром громаду Большого дворца. На азиатском берегу Константинополь утопал в ночных огнях, а Босфор в лучах лунного света и отраженного ночного света подсветки светился всеми оттенками фиолетового и синего.
Примерно через полчаса катер пришвартовался к пристани дворца Огня.
Встречающие, а их было немного, ждали ее на пристани.
Ёкота протянул руку и помог ей перейти но пристань с борта катера.
От группки придворных отделился посол и отвесил вежливый ( Юкки показалось что очень вежливый) поклон.
-Гости приглашенные на малый прием уже ждут Вас
-Прошу нас простить , Его величество только что покинул бал. -Юкки была несколько смущена. Нас ждали, а мы...- Раньше его уйти было невозможно.
-Что вы, Ваша Светлость. Мы смотрели прямую трансляцию с бала. Она шла по всем каналам. Только императрицы России могут одевать пурпур и то что Её высочество Принцесса Хикэри надела пурпурные одежды, и Его Величество открыл с ней бал, наполнило наши сердца гордостью за Ямато. Император тем самым объявил городу и миру о том, что скоро на престол России взойдет императрица. И то что ею будет Хикэри ,-это великая честь для нашего народа.
Юкки только сейчас сообразила, что пурпур это цвет русских императоров и открывают бал всегда император и императрица.
Она будет императрицей России? А Японии? А отбор? Я же поклялась? Или?...?
Мысли у Юкки хаотически заметались. Посол, видимо почувствовав ход ее мыслей, наблюдал за ней с интересом.
-Я думаю,- строго сказала Юкки,- что пока нет официального сообщения нам следует оставить свои мысли при себе и руководствоваться волей Великой Вдовствующей Императрицы-регента. А ее точка зрения Вам и Мне известна.
-Разумеется, Ваша Светлость,- посол был обязанно вежлив.


***

8 ноября 1992 года

Дворец Дафна

Спальня императора

утро


Хикэри завтракала в одиночестве. В это утро она и император проснулись вразнобой: Олег встал раньше и уехал к патриарху.
Окончательно проснувшись Хикэри приказала подать завтрак себе в покои. Она сидела на террасе, рассеянно смотрела на море и медленно ела из ониксовой мисочки подслащенный вишневым вареньем йогурт. Утро вызывало у нее чувство, сходное с тем, что пробуждает первый прохладный день после жаркой летней поры, когда внезапно ясно ощущается близкое дыхание осени, — прозрачная легкая грусть, по своему приятная и успокаивающая.

После завтрака она решила выбрать платье к сегодняшнему посещению ипподрома и выбрав , долго никак не могла решить, какие серьги и ожерелье больше подойдут к ее платью из серебристого шелка. Белое золото с бриллиантами или рубины, темные, как ее глаза?.. За спиной в зеркале отражалась широкая арка, за которой начиналась терраса. Стройные платаны, едва дотянувшись до перил балкона своими верхушками, приветливо шевелили уже опадающей листвой.

Хикэри медленно отвернулась от зеркала и в задумчивости сделала несколько шагов в сторону террасы. Открывавшийся отсюда вид никогда не мог наскучить. Серебристо-голубая искрящаяся морская поверхность, усеянная рыбацкими лодками и кораблями, размытый в утреннем мареве Халкидон, далекие белесые холмы с гребенками небоскребов, иглами труб и телевышек… Деревья сбегали вниз по холму древнего Акрополя к буроватым морским стенам, что отделяли дворцовый парк от сверкавшей на солнце Пропонтиды. В воздухе носились крики чаек и пряные ароматы сада, с которыми спорил морской бриз, пахнувший водорослями, свежей рыбой и — едва уловимо — пароходными дымками.

Хикэри обрадовала тишина этого уединенного уголка, куда почти не проникал шум огромного Города — за исключением, конечно, вездесущих чаек и сирен громадных кораблей, входящих в Босфор. Она бросила взгляд на часы в углу, и опять шагнула к зеркалу. Тень досады скользнула по ее лицу: остался час до Начала гонок на ипподроме, а она все еще не готова! Конечно, без нее с императором финальные гонки на Ипподроме не начнут, но ей и самой не терпится увидеть древнюю забаву Города и поздравить того , кто получит Великий приз Ипподрома…
А вручает его всегда императрица.

Снова оглянувшись на сверкающее море, она, наконец, остановила выбор на алмазах. Подойдя совсем близко к зеркалу, она пристально всмотрелась в свое отражение.
Мне уже скоро восемнадцать лет!
Гладкая кожа, покрывшаяся ровным персиковым загаром, свежий румянец, четко очерченные губы, чудесные густые темные волосы…
Как бы мама была рада увидев сейчас уже почти взрослую дочь!
Хотя почему почти?

Хикэри вспомнила прошлую ночь и мило покраснела.
Вздохнула и, в последний раз оглядев себя в зеркале со всех сторон, чуть вздернула подбородок и вышла из покоев — до начала приема оставалось всего несколько минут, а ее путь лежал почти в противоположный конец Большого Дворца, и она рисковала опоздать, даже несмотря на бегущие дорожки.

Она обожала еще с детства лошадиные бега, особенно Золотые бега Ипподрома.
На осенние Золотые бега Ипподрома съезжался весь бомонд, «Аэрофлот» пускал дополнительные рейсы, но и тогда самолетам порой случалось ожидать разрешения на посадку, кружа над Пропонтидой. Помимо самих колесничных бегов, публику ожидали цирковые представления, званые обеды, балы, круизы по Босфору, театральные постановки, ночные фейерверки и еще много всего веселого и интересного.

Несмотря на неформальную атмосферу, во время этих празднеств происходило множество деловых знакомств, нередко приводивших к выгодным контрактам. Но этим занимались в основном мужчины, а женщины развлекались — и, к счастью, у них не было недостатка в кавалерах, которым не нужно было решать слишком много серьезных вопросов: Ипподром собирал самых умных, самых блестящих и остроумных людей со всего света — знаменитых ученых и писателей, ректоров университетов и академий, лауреатов Императорской премии… Здесь всегда было, с кем поговорить, кого послушать, с кем посостязаться в острословии — и столица расцветала в дни Ипподрома, как никогда!..

Рядом с храмом Христа стоит восстановленный Ипподром
Полностью восстановлен из небытия в 1952-61 гг.
Ипподром украшает знаменитая квадрига, вывезенная в 1204 году в Венецию и возвращенная в 1924 году. Сейчас из-за загрязнения воздуха установлена копия. Оригинал находится в Археологическом музее

Змеиная колонна , стоящая на ипподроме была привезена из дельфийского святилища Аполлона в Греции в 326 году по приказу императора Константина Великого. Колонна символизировала победу 479 года до н. э. греческих городов-государств над персами при Платеях. В оригинале эта колонна, высотой 6,5 метров, состояла из трёх переплетенных змей и была увенчана трехногой золотой чашей, причём сами змеи были вылиты из бронзовых щитов павших персов. Чаша была утеряна в античные времена, а змеиные головы были разбиты в 1700 году. В византийские времена колонна использовалась в качестве фонтана и имела 29 ажурных углублений на бронзовом основании.
Полностью фонтан был восстановлен в 1943 году.

Обелиск Константина (Ипподром)— 32-метровый византийский обелиск, который стоял на константинопольском ипподроме уже в X веке, когда его реставрировал император Константин Багрянородный. Он был обшит позолоченными бронзовыми плитами с изображениями военных побед Василия Македонского и увенчан шаром.
При разграблении Константинополя крестоносцами всё это убранство было утрачено (по-видимому, подверглось переплавке). Во времена султанов обелиск пришёл в плачевное состояние, ибо юные янычары взбирались на вершину сооружения для того, чтобы продемонстрировать свою ловкость и бесстрашие. Полностью восстановлен в 1976 году.

Ипподром вмещает 100 тысяч человек.
Строительство ипподрома в Римской Империи тянулось веками, при этом были использованы все известные строительные технологии. Восстановление ипподрома длилось почти 25 лет , с 1935 по 1960 год. Построенный по образцу знаменитого римского амфитеатра Циркус Максимус, Константинопольский ипподром имеет около 500 метров в длину.
Местность, где он был построен, имела большой наклон. Были возведены арочные опоры, чтобы создать ровную поверхность. Строители возвели множество постепенно понижающихся арочных опор. Под арками располагаются магазины и кафе. На этом основании расположили два яруса колонн, более 30 каменных рядов для зрителей окружают арену.
Императоры и сопровождающие его лица находятся в императорской ложе, называющейся Кафизма.
Колесничие делятся на синих, зеленых, красных и белых. Разногласия по поводу колесничных гонок в Византии могли вылиться в политическую баталию, сейчас разумеется это просто традиция.
Из “Большого путеводителя по Константинополю”


Утро выдалось ясное и довольно свежее. Ветер нес легкие облачка высоко в небе, шелестел листвой громадных кипарисов на улицах и гнал легионы мелких волн по челу Пропонтиды, играл императорскими штандартами, поднятыми высоко над трибунами ипподрома. Черные орлы на золоте выглядели сегодня совсем не хищно и были похожи на болельщиков, дождавшихся любимого зрелища. На флагштоках пониже трепетали разноцветные флаги стран, откуда прибыли именитые гости.

Народ начал собираться на площади Ипподрома еще рано утром. Но лишь только рассветало, начинал действовать строгий запрет на веселящие напитки, и их продажа в ближайших окрестностях прекращалась. Тогда нетерпеливым и немного сонным болельщикам оставалось лишь любоваться на огромный эллипс древнего сооружения, который после выключения подсветки становился розовым в лучах восходящего солнца.
Два яруса мощных пилонов поддерживали трибуны. Стены были сложены из серого камня с широкими прослойками потемневшего кирпича. Внешний облик полукилометрового цирка соответствовал облику при Константине Великом..
Одним достаточно существенным новшеством в оформлении цирка стали деревянные скамьи со спинками, укрепленные на каменных ступенях трибун: теперь зрители могли наблюдать бега с достаточным комфортом. Конечно, со временем под действием погоды и буйства азартных болельщиков сиденья из дерева приходили в негодность, но за их состоянием следили — при ипподроме существовала специальная мастерская, которая занимались починкой скамей.

Длинная восточная сторона ипподрома примыкала к Большому Дворцу, откуда по специальным переходам появлялись знатные гости, Министры, Патриарх и сам Император. Все свободные помещения под арками нижнего яруса были заняты кофейнями и сувенирными магазинчиками.

Из-за воскресной службы в Великих Храмах церемония открытия была назначена на полдень, но прилегающие улицы были уже с десяти заполнены народом. Горожане с билетами спешили поскорее протиснуться к своим скамьям, зачарованные туристы глазели по сторонам, как будто не в силах поверить, что перед ними сокровища тысячелетней Империи — Августеон с портиками, летящий купол Святой Софии с громадным резным крестом, колонна со статуей Юстиниана, грозно простирающего руку к востоку…

Те же, кому билетов не хватило или кто не имел возможности их купить, готовились наблюдать действо на больших экранах, которыми были уставлены Августеон и Форум Константина. Экраны имелись и в других частях Города, а также на малых ипподромах — Мамантовом и Аспаровом, где болельщикам еще легче было представить себя в центре бегов. Словом, вся столица Империи превращалась на время Ипподрома в зрительный зал, где люди сидели, ходили, спорили, покупали еду и напитки у разносчиков, ссорились и держали пари.

Юкки и сопровождающие ее фрейлины, прошли через южные ворота и предъявив документы , очутились в прохладном каменном коридоре, который вел в Императорскую Кафизму. Коридор окончился лестницей, приведшей их на самый верх в императорскую ложу. Лучше всего был виден обелиск Константина Порфирородного, покрытый блестящими бронзовыми пластинами — точь-в-точь такими, какие ободрали с него когда-то крестоносцы.

Ровно в одиннадцать часов послышался перезвон колоколов, возвещавших об окончании торжественной службы в Святой Софии и о том, что уже скоро император, после легкого завтрака, начнет торжественное шествие по дворцовым переходам.

Колокола еще не смолкли, когда растворились ворота расположенного в полумиле от ипподрома гвардейского манежа, и оттуда под плавные переливы Марша Бессмертных стали вытягиваться эскадроны блестящей конницы. Константинопольские кирасиры были разбиты на подразделения по цвету лошадей — гнедые, белые, рыжие, вороные и соловые. Сюда мечтали попасть служить военнообязанные юноши из самых богатых семей, но командующий гвардейским Константинопольским корпусом, зная отношение императора к аристократам, чаще отдавал предпочтение деревенским здоровякам из Каппадокии и Вифинии.

Первый эскадрон сверкал панцирями и шлемами времен римского принципата, второй был обмундирован скромнее, в стиле эпохи войн Византии с арабами, на третьем синели латы времен крестовых походов, четвертый щеголял кирасами, напоминавшими о Наполеоновской эпохе. Всадники последнего эскадрона красовались в форме времен Освобождения. Конники ехали шагом по запруженной народом улице, и далее через Августеон — в ворота ипподрома. Солдаты были веселы и с явным удовольствием ощущали взгляды тысяч глаз. Обычно они несли охранную службу на внешнем контуре Дворца, и большие праздники среди армейских будней были для них праздниками вдвойне. Правда императору давно намекали, что дворцовая гвардия на лошадях, стоит слишком дорого, но сегодня никто бы не усомнился в ее полезности и даже ценности.

Императорские Константинопольские кирасиры всегда открывали Золотые бега Ипподрома и уже стали частью легенды. Неспешно обогнув арену в колонне по трое, они покинули ее, только трубачи спешились и заняли места над главными колесничными воротами.
Из ворот манежа, тем временем, показалась колесничная процессия. Ведущий актуарий, появившийся на всех экранах, объявил зрителям, что сейчас по арене продефилируют победители прошлых заездов. Актуарий — высокий представительный мужчина с волосами до плеч и в белой парадной тунике — стоял в пустой пока ложе Кафизмы, и камеры сначала были направлены на него, но затем быстро сосредоточились на возницах, проплывавших вдоль трибун под радостный гул толпы. Почти все они были в серебряных наградных касках. Заметны были и каски позолоченные, принадлежавшие обладателям Великого приза.

Тем временем в ложах стали появляться высокопоставленные гости — благородные короли и принцы Альянса и Священного Союза. Актуарий громко и церемонно представлял каждого, а публика приветствовала аплодисментами тех, кто был ей особенно приятен.

Из отдельного входа появились димархи и виднейшие представители цирковых партий в одеждах своих цветов. Для них специально выделили по ряду скамей на каждой трибуне — красная, синяя, зеленая и белая полосы раскрасили людской муравейник длинными мазками.

В этот момент раздался рев труб, и на плоской крыше Кафизмы появилась знаменная группа. Восемь подтянутых знаменосцев в парадных мундирах вынесли императорский штандарт и несколькими четкими движениями подняли его на флагшток. Весь ипподром уже был на ногах.

Гимн Империи был написан в середине века. Юкки несколько раз слышала эту величественную мелодию, но только сейчас осознала, насколько она захватывает человека, стоящего на трибуне ипподрома и вливающего свой голос в многотысячный хор.

Россия — священная наша держава,
Россия — любимая наша страна.
Могучая воля, великая слава —
Твоё достоянье на все времена!

Славься, Империя наша Российская,
Веры Христовой оплот вековой,
Предками данная мудрость народная!
Славься, страна! Мы гордимся тобой!

От южных морей до полярного края
Раскинулись наши леса и поля.
Одна ты на свете! Одна ты такая —
Хранимая Богом родная земля!

Славься, Империя наша Российская,
Веры Христовой оплот вековой,
Предками данная мудрость народная!
Славься, страна! Мы гордимся тобой!

Широкий простор для мечты и для жизни
Грядущие нам открывают года.
Нам силу даёт наша верность Отчизне.
Так было, так есть и так будет всегда!

Славься, Империя наша Российская,
Веры Христовой оплот вековой,
Предками данная мудрость народная!
Славься, страна! Мы гордимся тобой!

Пел, казалось, весь Город. Даже самые легкомысленные гости перестали посмеиваться и, уткнувшись в буклеты, старательно выпевали незнакомые слова.

При звуках гимна в ложе Кафизмы появился император, опустился на приготовленный для него малый трон, и — единственный из всех — дослушал гимн сидя.

За императором появились Хикэри, кронпринц Германии Фридрих, под руку с ним шла Кая Косаки (Юкки протерла глаза...Кая, увидев ее, приподняла бровь) принц Генуэзский Томмазо, президент Техаса Марвин Буш и несколько избранных, по обычаю, высокородных гостей. Ими оказались главы нескольких держав Альянса со своими семьями, в том числе король Словакии Томаш, его внука посадили рядом с Юкки.

Последние строки гимна окончились громовым "Ура!"

Тем временем, началась жеребьевка. Рыжий человек в красном одеянии поднял над головой большую чашу, наполненную белыми шариками, и подошел к Хикэри. Та стала по одному вынимать шарики и опускать их в поданный ей высокий и узкий стакан. Когда двенадцать шариков уместились в нем стопкой один над другим, рыжий, поклонившись, отошел от ее высочества и поставил стакан на столик. Миг — и шарики вспыхнули фиолетовым светом, отчего на них ясно стали видны крупные римские цифры.

— Первые три забега! — громко провозгласил мужчина, вынимая шарики один за другим. — Синие: Александр Михайлов, первая дорожка! Зеленые: Михаил Нотиев, вторая дорожка! Красные: Василий Федоров, третья дорожка! Белые: Георгий Митрофанов, четвертая дорожка!

Трибуны взорвались восторженными криками, причем больше всего, как показалось Юкки, горячились красные.

Со второй чашей рыжий подошел к Юкки. Она протянула руку и стала один за другим опускать в стакан шарики с невидимыми номерами.

Из ворот манежа, тем временем показались одна за другой, колесницы первой четверки участников соревнований. Проезжая по улице к воротам Ипподрома, возницы успевали перекинуться парой слов со стоявшими в толпе друзьями или поймать букетик, брошенный какой-нибудь юной особой. Дальше их ждала яркая площадь, наполненная разодетым народом, флагами, цветами и аппетитными запахами.

Как только колесницы заняла свои места в арке стартовой башни, актуарий взмахнул белым платком. Канат, перегораживавший все четыре проезда, упал, и кони рванулись вперед. Бега начались.

Тяжелые квадриги разогнались не сразу. Видно было, как напряглись лошадиные спины, как сжались возницы, словно желая помочь великолепным животным. Но колесницы быстро набрали нужную скорость и понеслись по каменистым дорожкам колесо к колесу.

Юкки смотрела на арену во все глаза. Колесницы уже приблизились к сфенде ипподрома, и им нужно было поворачивать. Ее тянуло зажмуриться. Она не представляла, как можно на такой скорости заставить четырех лошадей уклониться в сторону. Казалось, они врежутся в трибуны и на этом все закончится. Она не спускала глаз с Василия. Тот стоял на своей колеснице, напряженно сжимая поводья и смотрел вперед, чуть наклонив голову. Он был сейчас необычайно красив. Ремешок красной каски туго охватывал упрямый подбородок, красный пробковый жилет был похож на панцирь. А мощные загорелые руки были, кажется, вылеплены с античной статуи.

«Эх, если б ему еще волосы подлиннее!» — подумала Юкки и тут же мысленно усмехнулась: однако, что за мысли ее посещают?..

Между тем белый возница стал немного притормаживать, зеленый шел с ним вровень, а синий, кажется, увеличил скорость — по крайней дорожке ему было удобнее всех поворачивать, но и путь предстояло пробежать больший, чем другим. Но всеобщее внимание захватил Василий: он вдруг резко рванулся вперед и, обогнав синего и зеленого, занял короткую первую дорожку! Трибуны взорвались криками и свистом.

Запряжки понемногу выстроились в цепочку, которая медленно удлинялась. Юкки почти физически чувствовала, как вибрирует арена под копытами шестнадцати лошадей, как колеса стирают в пыль мелкие камешки. На поворотах Василий сильно отклонялся влево, закладывая на своей квадриге крутые виражи. Казалось, он вот-вот чиркнет каской по каменному полукругу. Пока что никто не мог его обогнать.

«Нам отсюда хорошо думать, когда все видно, — пронеслось в голове у Юкки. — А каково там, на колеснице, когда нужно и править, и спиной чувствовать противников?!..»

Трибуны ревели. Впереди шел Федоров, и сразу за ним — Нотиев. Синие и белые заметно отстали. Иногда от непривычного шума Юкки даже казалось, что наступила глубокая тишина, и тогда запряжки казались ей диковинными жуками, медленно ползущими по песку.

Василий выиграл первый забег! На финишной прямой Нотиев попытался было, по привычке, обойти соперника, но с его коней уже летела пена, и колесница зеленых пришла к финишу второй, опоздав на пять секунд. Зрители чествовали победителя древним приветствием, которое возглашалось на ипподроме уже много столетий:

— Прекрасно прибыл, несравненный возница!

Во втором заезде Нотиев, переменив коней, попробовал было повторить трюк Федорова, но, видимо, занервничал, ошибся и снова отстал. Третий заезд тоже выиграли красные. Трибуны кипели. Юкки, забыв про все на свете, прыгала от восторга, когда Федоров в третий раз оборвал финишную ленточку. Болельщики синих, зеленых и белых были явно разочарованы. Особенно те, кто ставил на Нотиева!

Император снова красовался в Кафизме. Непростая обязанность, но уже последний день бегов, великая гонка заканчивается — какое счастье! Ипподром привычно ревел, квадриги, круг за кругом, наматывали невидимые нити на невидимую прялку. Если в другое время Олег нашел бы в себе силы заинтересоваться происходящим на арене, то сейчас это было невозможно, слишком много событий впереди. С народа достаточно простого присутствия его золоченой статуи, кому есть дело до того, о чем он думает!

Но о чем же? Ольга сегодня прекрасна, сидит рядом и временами поворачивается к нему, смотрит влюбленными глазами. Азарт горячит ее, прелестный румянец на щеках, и эта рубиновая подвеска на шее… О да, он любит, когда она носит Его знак, знак своей принадлежности.

Но вот он, наконец, последний забег! Иван Месков, Александр Михайлов, Михаил Лемов, Василий Федоров . Зрители уже устали кричать и петь, замерли, ждут последнего круга. Ипподром притих, даже стал слышен стук копыт и железных колес. Но вот он, последний круг! Впереди Федоров. Трибуны взрываются, словно повинуясь незримому знаку. Они уже отдохнули и сейчас выплеснут все, что накопилось за эти семь дней. Это крещендо вот-вот будет приветствовать победителя…

— Ваше величество, важные новости!

Рядом генерал-адъютант, наклонился, протягивает бланк донесения.
Видимо, что-то действительно важное, раз в такую минуту… Впрочем, какая разница, кто победит!

Олег быстро пробежал глазами бумагу. В донесении сообщалось, что 15-я воздушно-десантная дивизия в составе 35-й,38-й и 56-й десантно-штурмовых бригад успешно осуществила высадку парашютным способом в районе столицы затерянного в горах Гималаев (граница Тибета и Бутана) королевства Сонмарг и после ожесточенного 9-часового боя овладела аэродромом и городом Янг-дунг , который является столицей королевства. Длительность и ожесточенность боя объясняется наличием в районе боестолкновения Колдстримской бригады королевской гвардии Англии и отборного отряда гвардейцев Сонмарга с тяжелым вооружением. В настоящий момент на аэродром перебрасывается посадочным способом 40-я тяжелая штурмовая бригада и 345-й штурмовой инженерно-саперный полк с спецбоеприпасами. Остатки колдстримцев прорвались в монастырь Менри , где находится Королевский Уэссексский йоменский полк и гвардия Сонмарга вместе с фанатиками Бон. Помимо высших иерархов данной ветви Бон и короля Сонмарга в монастыре находится герцогиня Корнуэльская и герцоги Йоркский и Глостерский. Последний возглавляет оборону. ВВС Самарии оказывают помощь десантным частям России. Кфиры бомбят укрепления Сонмарга . Однако противник ведет плотный зенитный огонь и применяет ПЗРК. 2 Кфира сбиты, летчики спасены.
На захваченный аэродром перебрасывается 23-я смешанная авиационная бригада.
Император , закончив чтение, аккуратно сложил листок и вернул его генерал-адъютанту
-Далай-лама выразил протест английскому королевству в связи с незаконным нахождением войск Англии на территории Тибета.- коротко доложил Виктор Николаевич.
- Десантники возились целых девять часов! - тихо и с некоторой досадой воскликнул император, строго глянув на генерала.
Тот развел руками: "Английская гвардия умеет умирать за своего короля"…
-Так вот почему так внезапно улетел в ДША сегодня утром британский премьер? - хмуро поинтересовался император.
- Возможно, государь, - подтвердил Виктор Николаевич. - Нами захвачена супруга наследника принцесса Диана и два ее сына. Также захвачен принц Кентский. Принц Уэльский Карл ушел, сумел вылететь на своем самолете, бросив жену, любовницу и детей.
- Скверно! Пусть вводят в бой 8-ю тяжелую штурмовую бригаду и 130-й десантный инженерно-саперный полк. И все надо закончить до послезавтра. Диана мне нужна завтра .
Необходимо захватить всех членов королевской семьи Англии живыми и по максимуму спасти детей которых привезли для жертвоприношения. Сонмарг мне не нужен.

— Сегодня в шесть вечера, совещание аналитических групп Генерального штаба и МИДа. Подготовить ноту ДША о крайней нежелательности вмешательства. Что делать с Англией, решим вечером… Да, передайте начальнику ГШ, что если он считает нужным немедленно принять подготовительные меры в армии и на флоте, то я не против. Действуй!
-Будет исполнено Ваше Величество.- генерал-адъютант покинул Кафизму

Напряженно застыв на троне, Олег почти не слышал, как взорвались трибуны, когда Великий приз Ипподрома выиграл Василий Федоров. Он очнулся только когда сияющая Хикэри схватила его за руку, что-то радостно крича. Да, сейчас нужно будет вручать приз. Она наденет на Василия венок, а император подаст ему золотую каску… Вот возница уже поднимается наверх, усталый, запыленный, еще дрожащий от возбуждения. Жмет протянутые руки, отвечает невпопад…

«Так вот, значит, — думал император, — какой мировой пасьянс… Покатился шарик вниз… Интересно, в ту ли сторону?»
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#29 dobryiviewer » 14.06.2018, 23:43

Можно пожелание?
Если всё по византийскому образцу, может и вместо бригад и полков легионы, турмы, алы,....?
dobryiviewer M
Новичок
Возраст: 64
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 494 (+504/−10)
Лояльность: 2576 (+2604/−28)
Сообщения: 711
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 7 лет 8 месяцев
Имя: Попов Евгений

#30 wizard » 15.06.2018, 00:15

***

8 ноября 1992 года
Японская империя
Токио
2. 04 по Токийскому времени
(7 ноября 18.04. Константинополя )


Цель представляла собой виллу в окрестностях Токио. Вертолет флота "Сикорский -66" подлетел к поселку с юга, и теперь пилот развернул свою машину, стараясь найти освещённое окно. Вот, наконец. Это не электрический свет в комнате, подумал пилот, скорее включённый ночник. Впрочем, в данном случае и этого достаточно. Он воспользовался режимом ручного наведения, чтобы замкнуться на огоньке.
Глава концерна Асано Дейчи Асано пытался понять, что заставило его оказаться замешанным в это дело, но всякий раз приходил к одному и тому же ответу. Он вложил средства в слишком большое количество предприятий и потому был вынужден вступить в союз с Кейтаро. Но где сейчас его друг? В Константинополе? Почему? Он нужен им здесь. Кабинет министров во главе с Такаги уже несколько дней игнорировал мнение советников сиккэна и министры начали думать независимо, сами по себе, а это было уже плохо.
А что, если… что, если император не отступит? Сиккэн заверил всех, что он будет вынужден сдаться, но ведь он также заверил их, что может вступить в союз с Священным Союзом, однако где они? Квебек открыто выступил на стороне Альянса, а Англия молчит.. Теперь отступать нельзя. Необходимо победить, потому что в противном случае всем им угрожает крах… даже более страшный, чем тот, что едва не разорил его промышленно-финансовую корпорацию в результате принятого им ошибочного решения влезть в Калифорнию. Ошибочное решение? — спросил себя Дейчи. Да, но ему удалось устоять, благодаря тому что он вступил в союз с Кейтаро, и если только сиккэн поскорее вернётся в Токио и поможет верным дзайбацу навести порядок в правительстве, может быть, тогда…
В пятнадцати секундах от цели пилот вертолета включил инфракрасный лазер, применявшийся для наведения противотанковой ракеты. Сейчас вертолетом управлял автопилот, что позволяло лётчику вручную вести ракету к цели.
Свет в спальне был выключен, и в последнюю секунду Асано заметил жёлтое сияние. Отражение? От чего? Он повернул голову и увидел жёлтый полукруг пламени, приближающийся к его окну, за мгновение до того, как ракета ударила в стену рядом с кроватью.

Командир бригады "Черных воронов" Принц Мамору как раз выходил из здания штаба Токийской Армии после продолжительного разговора с ее командованием . Завтра он встретится с другими патриотами Японии и предложит покончить с всевластием России. У его страны есть ядерное ору¬жие и самим фактом обладания такого оружия Япония достойна права на самостоятельное развитие. Пусть братец тешит себя мыслью о том что он руководит Японией. Но совсем скоро ему суждено понять всю глубину своих заблуждений.
Уличный нищий? Что он делает у штаба армии ночью? — тревожная мысль о неведомо как оказавшемся рядом с ним и его офицерами оборванце пришла ему в голову. И тут все рядом внезапно озарилось яркой вспышкой.
Что это? — хотел спросить Мамору, но зрение и слух исчезли и наступила темнота.

***

8 ноября 1992 года

Японская империя

Остров Кюсю

6 часов утра по Токийскому времени

(7 ноября 22 часа Константинополя)


Воздух под ни¬ми был чистым и прозрачным, хотя на высоте пятнадцать километров виднелись клочья перьевых облаков. Три тройки бомбардировщиков Ту-22 шли прямо к цели.
Полковник Михаил Захаров, командир эскадрильи бомбардировщиков глядя вниз, увидел огни движущегося поезда у входа в ущелье, по которому им предстояло нанести бомбовый удар.
Радиолокатор под носовой частью его самолёта нацелился на участок земли далеко внизу, следуя указаниям спутниковой навигационной системы, и мгновенно определил положение бомбардировщика по отношению к известным наземным ориентирам, находившимся в памяти компьютера. Затем самолёт накренился, повернул вправо и через две минуты повторил манёвр.
— Начинаю первый заход на цель, — объявил пилот. Всего на земле находилось двадцать точечных целей — пусковых шахт, говорилось в разведданных, и полковник с удовлетворением подумал, что нужно уничтожить эти ненавистные сооружения, даже ценой жизни других людей. В операции принимали участие 9 бомбардировщиков, и его самолёт, как и остальные, нёс всего восемь трехтонных бомб. Общее число бомб, доставленных бомбардировщиками для проведения операции, составляло 72, причём на каждую пусковую шахту предназначалось по три бомбы, а остальные 12 нужно было сбросить на последнюю цель. У каждой бомбы попадание в пределах четырех метров от точки прицеливания составляло девяносто пять процентов — очень высокая точность, но при этой операции всякое отклонение недопустимо. Правда, из теоретических расчётов следовало, что при трех бомбах, сброшенных на одну цель, вероятность промаха ничтожна.
Сейчас бомбардировщик летел под контролем компьютера и пилот мог взять управление на себя лишь в том случае, если случится что-то угрожающее. Полковник снял руки со штурвала, опасаясь случайным прикосновением нарушить процесс, требующий куда большего искусства, чем человеческое.
— Как функционируют системы? — спросил он по каналу внутренней связи.
— Нормально, — коротко ответил офицер комплекса электронного противодействия. Он не отрывал взгляда от приборов космической навигационной системы, принимавшей сигналы с четырех спутников, которые несли атомные часы. Космическая навигационная система определяла точное положение бомбардировщика в трех измерениях при данных о курсе, скорости и ветровом сносе, вносимых бортовыми системами. Полученная информация автоматически вводилась в компьютерную память бомб, уже запрограммированных на точные координаты целей..
— Открываю бомболюки! — послышался голос второго пилота.
Первая бомба отделилась от самолёта.
Через две секунды четвертая бомба отделилась от самолёта, и бомболюк закрылся..
Их было четыре, самые «умные» из всех «умных» бомб стремительно падали вниз, но всё-таки не так быстро, как пикирующий истребитель. Каждая из бомб «знала», где она находится во времени и в пространстве, «видела» свою цель. Бортовая навигационная система бомбардировщика сообщила им необходимые данные: координаты этих целей, снятые с карт, скорость и курс самолёта, и на основании этой информации компьютеры внутри самих бомб рассчитали местоположение своих запрограммированных целей. Теперь, падая вниз, они соединили направление полёта с невидимыми точками в трех-мерном пространстве и не могли пролететь мимо.
Яркий свет на земле объяснил полковнику происходящее. Захаров увидел вспышки, отражающиеся от скалистых склонов, и знал, что казармы бригады охраны превратились в пыль вместе со спящими там солдатами. .
— Исходная точка номер два, — произнёс второй пилот, и командир самолёта вернулся к действительности.
— Отличный наземный ориентир, — послышался голос офицера комплекса электронного противодействия.
На этот раз Захаров отчётливо видел его — широкая гладкая поверхность темно-синего цвета, резко отличающаяся от изломанного, более тёмного грунта окружающих гор, и бледная дуга стены, сдерживающей её. Виднелись даже огни электростанции.
— Открываю бомболюк.
Самолёт подпрыгнул на несколько метров, когда оставшиеся бомбы упали вниз. Компьютер автоматически ввёл поправку, выровнял бомбардировщик, и он снова повернул вправо, на восток.
Последние 12 бомб были нацелены на плотину гидроэлектростанции в верхней части ущелья. Они были запрограммированы таким образом, чтобы попасть в цель от основания и до вершины железобетонного сооружения, причём место и момент взрыва имели ничуть не меньшее значение, чем у тех бомб, что поразили пусковые установки. Невидимые и не услышанные никем, они летели вниз на расстоянии десятков метров одна от другой.
Плотина гидроэлектростанции имела сто тридцать метров в высоту, почти такую же толщину у основания и сужалась к верхней части, составляя у водослива всего десять метров. Она была построена с таким расчётом, чтобы противостоять землетрясениям, столь частым в Японии, и сдерживать колоссальную массу воды, скопившейся в водохранилище. Гидроэлектростанция уже тридцать лет снабжала электричеством весь регион.
Бомбы попала в плотину на семьдесят метров ниже водослива. Летевшие с огромной скоростью, в корпусе из закалённой стали, она проникли в глубь плотины на пятнадцать метров и лишь потом взорвались.
Когда исчезло облако дыма и пыли, на смену ему пришли брызги и туман от потока воды, хлынувшей через образовавшуюся в плотине 60-тиметровую брешь. Река, заново родившаяся после трех десятков лет вынужденного заточения, огромной стеной уже мчалась вниз по руслу, прорезанному ею в скалах за сотни тысячелетий.
Немногочисленные выжившие солдаты и офицеры находившиеся на постах охраны у входа в ущелье услышали шум, доносившийся из ущелья и из ущелья вырвалась белая стена воды. Их панические крики никто не услышал. Только одному солдату удалось спастись, взобравшись на крутой склон, прежде чем тридцатиметровый вал воды смел остатки ракетной позиции.¬.
В двухстах километрах над головами гибнущих пролетал по своей орбите с юго-запада на северо-восток разведывательный спутник. Все девять камер, направленных вниз, наблюдали за колоссальным потоком воды.

***
8 ноября 1992 года
15.00
Константинополь
Шале звезд
Звёздный дворец — дворцово-парковый комплекс в Стамбуле, служивший главной резиденцией османских султанов со времён Абдул-Хамида II.
Абдул-Хамид покинул приморский дворец Долмабахче из страха перед внезапным нападением флота враждебной державы. Он поручил итальянскому архитектору Раймондо д’Аронко расширение царской усадьбы в Йылдызе, изначально обустроенной Абдул-Меджидом I и расположенной в менее уязвимом месте.
Сквер между дворцами Звезд и Огня занимает парк звезд, засаженный экзотическими деревьями и цветами. В нём сохранились Мальтийский павильон Абдул-Азиза, спроектированный Бальянами в разгар придворного увлечения формами европейского барокко, дворец-«шале» с перламутровой гостиной кайзера Вильгельма II, придворный театр и фарфоровая мануфактура. В настоящий момент одна из императорских резиденций в Константинополе.
Из “Большого путеводителя по Константинополю”



Император, Хикэри и Юкки обедают в шале звезд.
На обед был подан шипящий рисовый суп с омарами, три сорта сыра, множество салатов, белое вино в кувшинах. Но главным блюдом был, конечно, огромный налим, обложенный маслинами с вареным в вине рисом.

Обед закончился и слуги убрали стол.
-Ты сегодня здесь встречаешься с сиккэном,- Император был деловит,- но перед этим ты должна узнать что он сотворил и куда собрался вести страну.
Вошедшие офицеры раздали девушкам документы и те углубились в чтение.
Через некоторое время Хикэри с раздражением отшвырнула документы.
-Именно об этом сообщил мой отец?
-Да!
-Я убью его лично и меня никто не остановит, - Хикэри с яростью схватила нагамаки и положила его рядом собой,- Фукадо отправится к демонам стали в ад.
-Сестра,- Юкки была на удивление разумна,- если бы сиккэна можно было убить как якудзу, то Его Величество убил бы его давно. Думаю, что он был неприкасаем до определенного момента. Этот момент настал?
-Ракеты сегодня ночью уничтожены, - сообщил император
-Ваше величество уверен? - спросила Юкки.
- Вот, Ваша Светлость, - адъютант положил на стол три фотографии, только что доставленные из Константинопольской штаб-квартиры ГРУ.
- Так выглядели пусковые установки прошлым днем.- Вообще-то на снимке ничего не было видно, за исключением замаскированных постов охраны у входа в ущелье. На втором снимке виднелось больше подробностей. Это была черно-белая радиолокационная фотография, но она подверглась компьютерной обработке. Её объединили с другим снимком, чтобы представить более чёткое изображение комплекса шахтно-пусковых установок. — А вот этот снимок сделан два часа назад,- и адъютант указал на третью фотографию.
-Но здесь все¬го лишь озеро.- Хикэри посмотрела на императора, удивлённая увиденным.
-Установки на пару десятков метров затоплены водой и останутся в таком виде ещё часов десять, пока вода не схлынет, - объяснил император. - Все ракеты уничтожены…
- И сколько человек вместе с ними? - спросила Юкки.
-бригада спецназа "Белые фазаны " гвардии сиккэна почти полностью и обслуживающие расчеты вместе с техническим персоналом. Больше четырех с половиной тысяч, - сообщил адъютант.
.- Другого способа не было, Ваше Величество?- Хикэри произнесла вопрос без внутреннего содрогания и сама себе немного удивилась.
Привыкаю мыслить большими числами?
Император отрицательно покачал головой.
-Понимаю. Ты уверен, что все ракеты уничтожены?
- На снимках, сделанных перед тем, как вода прорвала плотину, отчётливо видно, что семнадцать пусковых шахт несомненно уничтожены прямыми попаданиями бомб. Ещё одна тоже, по видимому, разрушена, а насчёт двух нам ничего не известно, хотя они наверняка пострадали от взрывов. Люки, изолирующие ракеты в шахтах, не выдержат такого напора воды, а баллистические ракеты слишком хрупки, и хлынувшая в шахты вода выведет их из строя. К этому нужно прибавить бесчисленные тонны скальной породы и обломков плотины, унесённые потоком. Ракеты уничтожены так же определённо, как если бы по пусковым установкам нанесли удар ядерными бомбами, а нам удалось провести операцию, не прибегая к ним. -Император сделал паузу. -Флот Японии , ГРУ нашего Генштаба и Особый департамент провели большую работу.
- Ну что ж, похоже, они хорошо справляются со своими обязанностями? — Вопрос Юкки прозвучал чисто риторически. Было очевидно, что она испытывает облегчение, узнав об успешном завершении операции. - Что дальше?
- Дальше мы постараемся уладить эту проблему раз и навсегда.,- император был краток, -включите сиккэну связь. И Хикэри-- постарайся не махать нагамаки при его появлении.
И твоя встреча с сиккэном может состояться в другом месте.
-Слушаюсь,- адъютант вышел из комнаты

***

Константинополь
Дворец Эдзо
17 часов


Сиккэн заслушивает доклад секретаря
-Всё кончено, господин!
-Кого ещё им удалось убрать? - спросил Кейтаро.
- Матцуду, Итагаке они убили всех наших советников, кто стояли за каждым министром, кроме Мураками, но он всегда был верным псом императрицы.
-Дядя, пора положить этому конец.- Мисато Фукадо пытается донести до сиккэна весь ужас ситуации.- Позвони императору и скажи, что ты сдаешься. Посмотри в окно. дворец окружен. Наша связь работает с такими перебоями.
- Нет! - выкрикнул Кейтаро.
- Как ты не понимаешь? Твои ракеты уничтожены и…
-У меня остались 4 боеголовки, спрятанные в тайных местах и коды их нейтрализации знаю только я.
-Не будь таким наивным дядя, если мы пойдём на это, ты ведь знаешь, что сделают с нами палачи императора?- Невысокую хрупкую Мисато передернуло от представления о...
- Они не осмелятся на такой шаг.
- Ты утверждал, что императору не удастся найти ракеты. Ты утверждал, что даже если найдут не сумеют их захватить или уничтожить. Ты говорил, что императору не под силу скрытно нанести тебе удар. - Мисато перевела дыхание. - И во всех случаях ты ошибся. Теперь ты должен сдаться, и я больше не хочу тебя слушать.
- Они никогда не получат скрытые боеголовки.
- Можешь говорить что угодно, дядя. Я отказываюсь поддерживать тебя.
- Тогда выходи из дворца и сдавайся! Похоже я недооценил императора и Асэми. Но это далеко не конец. У меня по-прежнему осталась свобода манёвра. Но пока я готов вы-кинуть белый флаг. Но сначала я кое-кого найду...

-Мне нужна ваша помощь, - настойчиво повторил Кейтаро.
-В чём она будет заключаться? - Что¬бы отыскать премьер-министра Англии Каллагена, сиккэну потребовался почти час, и вот теперь голос англичанина был таким же холодным, как и лондонские туманы.
— Я могу вынудить императора отпустить меня в Лондон на моем самолёте и вылететь прямо…
- На это могут посмотреть как на недружественный акт в отношениях между нашими странами. Но, после сегодняшнего, думаю что вы нам лишним не будете.
-Я рад, что мы союзники.
- Союзники? В чём? - удивлённо спросил Каллагэн. - Вы - беглец и изменник своему государю. Я - премьер-министр своего короля Георга VI.

Дворец Эдзо
спустя примерно 40 минут
Дверь в кабинет Кейтаро распахнулась, и в сопровождении трех офицеров лейб-гвардии Японского полка и Ёкоты вошла кронпринцесса Хикэри.
- Слушаю. В чём дело? - бросил Кейтаро ледяным тоном.
-Ты арестован по приказу Его величества - голос Хикэри был яростно холодным. Её рука легла на рукоять нагамаки.
-По какому обвинению?
- ты убил моего отца и всю семью, но на виселицу пойдешь как предатель.
Кейтаро с трудом перевёл дыхание. Он посмотрел на офицеров, стоявших теперь по обе стороны от Хикэри. В их глазах он не увидел сочувствия. Значит, всё кончено. Этим роботам дали приказ, но они не в состоянии понять побудившие его мотивы. Однако у них осталось, может быть, понятие чести.
- С вашего разрешения мне хотелось бы побыть несколько секунд одному. - Смысл такой просьбы был очевиден.
- В подземную тюрьму Влахерны я доставлю тебя лично, живым,- отчеканила Хикэри,- указом Его величества вы лишены титулов Сиккэна Ямато, князя Эдзо и Маркиза Южно-курильского. Теперь ты простолюдин Кейтаро Фукадо.
— Но…
— Извините, Кейтаро-сан, но вам не удастся таким образом уйти от наказания. - Ёкота сделал жест, офицеры подошли к сиккэну и защёлкнули на его руках наручники.

***

Спустя 2 часа.
дворец Дафна

Постепенно темнело, и на место солнечного сияния заступало сверкание разноцветных фонариков, придавая таинственное очарование обширным площадкам, уступами располагавшимся на берегу пролива, чье название уже много столетий было связано с Городом трех морей и двух континентов, невиданными богатствами, коварными политическими интригами, неслыханными торговыми выгодами и разнообразными развлечениями
Перед ужином Хикэри снова пообщалась с разными гостями и гостьями, которые, по ее представлениям, могли «чувствовать себя заброшенными», а после ужина начались танцы. Танго всегда казалось ей дерзким танцем, но она любила его еще со школьных времен, когда ее часто называли «царицей танго» — так лихо она отплясывала его на школьных. В последние год Хикэри в связи со всеми печальными событиями почти не танцевала.
Ее учитель танцев называл танго «танцем настроения», танцем интуиции, который может стать «истинным танго» не просто при согласованной и безупречной технике движений, но лишь в том случае, когда удалось станцевать творчески. Хикэри любила вести игру с партнерами по танцу, словно поддаваясь их настроению, а затем неожиданно показывая, что это ничего не значило, но сначала это были еще во многом детские и наивные игры, а потом у нее не оказалось времени, чтобы дойти до чего-то более серьезного.
Когда они закружились по залу в приглушенном свете люстр, Хикэри сразу ощутила, что Олег начал импровизировать — правда, совсем чуть-чуть и как бы ненавязчиво. Но стоило ей ответить на эту легкую импровизацию и показать , что она приняла его приглашение к творческому танцу, как остановиться уже стало невозможно. Все ее чувства поневоле обострились, она старалась уловить его настрой, попасть в задаваемый им ритм, но настроение, читавшееся в его танце, одновременно опьяняло и пугало ее: страсть и желание — она ясно ощутила этот посыл … Хикэри ощутила, каким страстным и в то же время невероятно нежным, уверенным в себе и одновременно предупредительным, неукротимым и восхитительно дерзким может быть этот мужчина — и танец с ним внезапно превратился в балансирование над пропастью. Рассудок говорил девушке, что во всем этом есть что-то неприличное, что-то преступное, идущее против всех правил, разрушающее все преграды… Но она впервые за много лет танцевала танго, не ощущая никакого «привкуса корректности», и это было настолько волшебное чувство, что Ольга даже не попыталась восстановить сметенные внезапным вихрем барьеры, успокоив себя мыслью, что «это всего лишь танец» и в любом случае она может пожурить императора за такое «хулиганство» потом…
Но потом оказалось, что никакие упреки уже невозможны. Сила экспрессии, которую император задал танцу, была такова, что он превратился почти в чистую импровизацию: он вел — и августа следовала за ним, совершая такие движения, о каких еще за мгновение до того и не помышляла, он предлагал — и она не отказывалась, он был дерзок — и она уступала, он смотрел ей в глаза — и она улыбалась ему… Как же можно было после этого упрекнуть его в чем-либо, если она сама поддержала его во всем?! Оставалось только сделать вид, будто ничего не произошло… Но, собственно, что произошло? Ведь это танго! Всего лишь танец, который и положено танцевать с экспрессией… Разве из этого следует что-нибудь большее, что может продолжаться, когда смолкнет музыка?..

***

Отворив запертые двери, Император обнаружил, что слуги не только застелили кровать, но и оставили на столике кувшин с вином и два кубка.
Он улыбнулся и крепко запер за собой дверь.
– Ты мне не поможешь расстегнуться? – спросила Хикэри, поворачиваясь к нему спиной.
– Надеюсь, что снять его мне удастся немного быстрее.
Так и оказалось, хотя слово «немного» оказалось к месту – чем больше расстегивал император, тем больше его занимала нежная кожа под платьем, а не оставшиеся застежки. Но наконец труд был завершен. она обернулась, и они слились в страстном поцелуе.
Потом она раздевала его так же неторопливо, но Олег отнюдь не возражал.
– Этот салат из фиг и орехов сработал лучше, чем можно подумать, – с совершенно серьезным видом заметил царь.
Ольга чуть не кивнула, потом фыркнула и ткнула его пальцем под ребра. Хикаро сгреб ее в охапку и отнес на кровать..
Когда они кончили вместе , стоная и задыхаясь, она окунулась в море покоя и на нее снизошло благословенное умиротворение.
- Да! - в ее голосе смешалось все: и боль, и жажда, и любовь... и чувство завершенности.
- Я люблю тебя, - тяжело дыша, произнес он ей на ухо.
- Скажи мне...
- Да! Да, я люблю тебя.
Когда они затихли, Олег просто держал ее на коленях, баюкая. А Хикэри обнимала его за шею и довольно мурлыкала. Потом подняла голову и долго разглядывала.
Он обхватил своими ладонями ее лицо, а потом поцеловал в лоб.
- Мне так хорошо, — прошептала Хикэри.- А ты снова будешь любить меня?
- Да, - император рассмеялся. - Мне нравится, что ты меня хочешь, маленькая.
- Как я могу не хотеть тебя? - удивилась Хикэри. - Это невозможно. А теперь люби меня до... Да неважно! До чего и как угодно!

Добавлено спустя 10 минут 39 секунд:
Легионы есть, просто они в тех войсках которые в данном романе не упоминаются.
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#31 wizard » 29.06.2018, 00:06

В Японии и Китае надо опираться на женщин, только с разной мотивацией.
Чтобы Япония была верна и не ударила в спину надо опираться на женщин.
Чтобы в Китае было на кого опереться надо опираться на женщин

До окончания 4 книги Японского Цикла осталось 7 глав. Потом тут же пойдет выкладка 5 книги "Пламя Хоодо" и если администрация разрешит, то в новой теме пойдет выкладка 1 книги Китайского цикла "Слезы Феникса".
http://images.china.cn/attachement/jpg/site1005/20091119/00115b52c3100c6f500c33.jpg
Юэ Сун
Музыкальные иллюстрации к китайскому циклу
http://mod.cri.cn/rus/download/zt140526yy.mp3
В последней главе "Снегов Хоодо" встретятся героини двух циклов.
https://st.kp.yandex.net/im/kadr/1/2/4/kinopoisk.ru-Keiko-Kitagawa-1248766.jpg
Хикэри это она в 3 главе
https://img06.rl0.ru/afisha/e945x540q85i/s5.afish ... b006-0e999e54e2cb/p_F_main.jpg
Школа

Японский цикл состоит по задумке из 6 книг. Три про Акеми Фукадо( 1 книга, 2 и 3) -- 1904--1910гг и Три про Хикери, 1992-1993гг(4-я, 5-я и 6-я)

4 книга про Георгия выйдет до конца года
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#32 wizard » 14.07.2018, 00:08

На Самиздате выложил полную 3 главу Снегов Хоодо. Ранее было выложено менее половины.
Иоко персонаж интересный и сквозной во всей трилогии.

http://samlib.ru/k/kasatkin_o_n/sh-3.shtml
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#33 wizard » 17.07.2018, 16:25

Я выкладываю тут книги в хронологическом порядке, поэтому если что-то вставляется, то буду давать ссылку на СИ. Просто чтобы тут был пусть не полный, но зато удобный для чтения вариант.
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#34 wizard » 24.07.2018, 00:33

Константинополь
Размеры города 150 км с запада на восток и 50 км с севера на юг.
Население около 7 миллионов человек
Входит в число 5 столиц Российской Империи уступая Москве(12 млн.), Санкт-Петербургу(9 млн.) и превосходя Киев (4 млн.) и Владимир (3 млн.).
Административно делится на регионы(Византий, Галата, Левант, Запад, Халкедон), которые в свою очередь делятся на районы.
Транспорт Константинополя:
2 автомобильных моста через Босфор.
Мост Георгия Великого
Мост Даниила Первого
Паромная переправа Галата --Халкедон. работает с 7 утра до 23 часов
Железнодорожный туннель под Босфором ( построен в 1987г.)
Метротуннель под Босфором (построен в 1991г.)
Общественный транспорт представлен
1. троллейбусами
2. автобусами. В регионе Византий электробусы.
3. полуметро 19 века Тюнель и старый трамвай эта связка позволяет добраться в Галате от Золотого Рога до площади Комнинов
4. Метро Аэропорт--Запад-- Галата--Левант/Халкедон
5. Легкое метро Византий--Аэропорт ( изолированная ветка)
В Константинополе три вокзала --Московский , Халкедонский на азиатском берегу Босфора и Левантийский в регионе Халкедон в азиатской части Константинополя, соединенный железнодорожной веткой с туннелем с Европейским берегом и Московским вокзалом
2 аэропорта -- Георгия Великого (пассажирский) и Левантийский (грузовой и чартерный).
На севере региона Левант есть воздухоплавательный порт, а в Золотом роге гидроаэропорт для гидроавиации.

Регион Византий,
включает в себя Константинополь доосманского периода внутри границ стен Феодосия.

Дворцовый комплекс Влахерны ( иллюстрации на СИ)
1. Церковь Влахернской иконы Божьей Матери
2. Часовня Георгия Победоносца
3. Дунайский Дворец
4. Дворец Океана
5. Дворец Анастасия
6. Дворец Алексея Комнина
7. Донжон. Помещения охраны дворца
8. Императорские бани
9. Дворец Мануила Комнина
10. Часовня
11. Немецкий Дворец
12. Башня Ангелов. Императорская тюрьма
Дворец Влахерна ( греческий : τὸ ἐν Βλαχέρναις Παλάτιον ) императорская резиденция в северо-западной части Патриаршего района региона Византий Константинополя.
Влахернский Дворец (дворец Анастасия) был построен около 500 г. н.э. Несмотря на то, что главной императорской резиденцией в IV-XI веках был Великий Дворец в восточной части города, Влахернский дворец также использовался как императорская резиденция. В то время он включал в себя несколько структур: триклиний Анастасия или Анастасиакос ( Τρίκλινος Ἀναστασιακός ), названный в честь императора Анастасия I (т. 491-518), который построил его, триклиний океана или Океанос ( Τρίκλινος Ὠκεανός), а также триклиний Дуная( Τρίκλινος Δανουβιός ).
В конце XI века император Алексей Комнин (1081-1118) переехал в дворец Влахерны, сделав его главной резиденцией. Он и его внук Мануил (1143-1180) провели там большие строительные работы, укрепили дворцовый участок и возвели новые дворцы. При Мануиле I была построена наружная крепостная стена , и несколько великолепных новых дворцов.
При освобождении города в 1261 г. династия Палеологов сделала Влахернский дворец своей основной резиденцией. Дворец Палеологов был построен в месте примыкания Феодосиевых стен. Он был сильно поврежден в 1453 году и при реконструкции дворца Влахерны его решили не восстанавливать. остальные дворцы при османах были полностью уничтожены.
После Освобождения было принято решение о воссоздании Влахернского комплекса дворцов как императорской резиденции. Восстановление заняло почти 15 лет-- с 1937 по 1952 год. В настоящий момент комплекс Влахерны используется как служебный императорский дворец.
В Дунайском дворце и Дворце Океана находятся служебные резиденции военного и морского министров при их пребывании в Константинополе.
Дворец Анастасия отведен под резиденцию Цесаревича Всероссийского, Дворец Алексея Комнина используется как резиденция императорской семьи.
Дворец Мануила Комнина используется как резиденция Председателя Совета Министров Российской империи при его пребывании в Константинополе.
Немецкий дворец используется как место проведения Совета Альянса и резиденция почетных гостей.

Из "Большого Путеводителя по Константинополю."

***

9 ноября 1992 годо
Российская империя
Константинополь
Комплекс Влахерны
Дворец Алексея Комнина
9 часов утра


Марвина с супругой можно видеть чуть внизу справа, даже не поворачивая головы. Президентша Техаса ерзает и вертит любопытной головой — настоящая куропатка. Марвин один раз оглянулся в сторону императора и приветливо кивнул.
Хорошо что я ему предложил утреннюю прогулку в подземелье Манган Дворца Алексея Комнина.
Император повел туда друга после того, как Хикэри отправилась во Дворец Огня готовиться к заседанию Совета Альянса.
Впрочем, друзья только немного постояли в первом сводчатом зале, освещенном тусклыми двухрожковыми светильниками.

— Помнишь, ты спрашивал, витает тут кто-то или нет? — спросил друга император.

Тот торопливо пожал плечами. Или поежился — было довольно холодно. Олег подошел к большим напольным часам, стоявшим возле черного провала подземного коридора.

— Кстати, вот часы с гирей, смотри, я тебе тоже обещал показать.

Император поставил стрелку на полночь и потянул цепь. Массивная чугунная шишка поползла вверх с металлическим скрежетом. Часы ожили и звонко пробили назначенное время. В тот же миг во мгле галереи возникла странная светящаяся тень. Не давая разглядеть себя, она быстро удалилась, став белой точкой и исчезнув прежде, чем Марвин успел что-то сказать. Впрочем, вздрогнуть он успел. Потом хмуро взглянул на друга и неожиданно рассмеялся.
- Это что, твой домашний цирк? Хороший трюк!
- Смотри! - серьезно ответил император и, вынув из кармана захваченный из бильярдной шар, пустил его по полу коридора.
Шар покатился вниз, подпрыгивая по неровным плитам. Датчики, как всегда, реагировали с опозданием, коридор освещался метр за метром, но шара не было видно, он постукивал о камень где-то впереди, пока не отклонился в боковую галерею. Лампы стали постепенно гаснуть.
- Пойдем поищем? - предложил Олег весело.
- Что-то не особо туда тянет, - глухо отозвался Марвин и судорожно сглотнул.
- Это с непривычки. Там совершенно безопасно, уверяю тебя! Ну, пойдем тогда, выпьем чего-нибудь для закрепления впечатлений.
Они вернулись в Большой Дворец уже к 10 утра.

***

Дворец Дафна

Кабинет Императора


Ненадолго припав к кубку сладкой мадеры, Марвин спросил друга несколько тревожным голосом:
-Ты в самом деле веришь, что мы что-то видели?
- Какая разница, верю я в это или не верю? В этом Городе приходится допускать самые неожиданные вещи. Так легче адаптироваться…
«Бедный Марвин! Может быть, это для него было слишком жестокое испытание? Он, наверное, только-только начал понимать как серьезно то, что мы затеяли. Да, друг мой, мир наш целен, и все в нем взаимосвязано. Если хочешь быть крупной фигурой на доске, привыкай к тому, что каждая твоя фантазия может воплотиться…»
И расстановка сил перед игрой явно не в пользу Британии — встречи и договоренности, достигнутые за последнее время, это гарантируют. Немецкие войска впрочем уже готовы выходить на позиции в Шотландии для вторжения. Однако надо не допустить повторного объединения Шотландии и Англии. Нет, уж лучше пусть останутся две страны!
Впрочем "братец" Александр под немцев не ляжет, а Англию я отдаю им. Так что...
Кстати, шарик нужно найти, а то хранитель бильярдной расстроится, а ведь он не виноват.
— Ну что, господин президент, обдумали вы мои предложения? — спросил император друга, принимая деловой тон.
— Не скрою, породниться с такой блестящей династией мне было бы приятно, — широко улыбнулся Марвин. — Знаешь, мой сын...
Хорошо, тогда перейдем к более скучным вопросам. Меня в данный момент интересует высокая политика. Или, если угодно, более приземленные вещи.
- То есть уничтожение ДША?
Император едва заметно кивнул и посмотрел на друга выжидающе.
- Да, я об этом тоже подумал, - ответил тот. - Боюсь, реакция Британии будет... Ты полагаешь, им понравится эта идея?
Император презрительно ухмыльнулся:
- Ты мне можешь назвать хотя бы три идеи, которые пришлись бы им по вкусу за последние двести лет? Их главная задача - расшатать вселенную, нарушить равновесие, существующее со времен нашего с Германией Альянса и...
- Ох уж это ваше равновесие! - ворчливо перебил Марвин. - Оттяпали немцы пол-Европы, а потом стали косточки выплевывать обсосанные.
- Не стоит драматизировать, - засмеялся Олег. - они лишь воссоединили свое государство.
- Да, Альянс каждому даст воздух, воду и место для могилы...
- Чего же тут ворчать? Нет бы жить и радоваться!
- Это все так, не спорю, — согласился Марвин. — Но ведь каждому хочется большего?
- Нет. Не каждому, - спокойно возразил император. — Моему отцу и моему регенту не хотелось большего, чем было получено по итогам войны 42-45 гг. Нам хватало своих проблем, и мы были самодостаточны. Если угодно, на протяжении более 40 лет Альянс исповедовал государственный аскетизм.
- Ах, как это по-православному, - улыбнулся техасец.
- Именно! - задорно дернул головой император. - На таком уровне аскетизм и должен существовать.
- Разумеется. Англии и ДША оклемались и буйный нрав не дает им успокоится, у них все время искания... Не ко благу!
- Это так, - согласился Марвин, - но я ведь с этого и начал.
- Правильно начал. Только я предлагаю все-таки смотреть на проблему шире. Пойми, Британия сейчас наконец-то вырастила себе достойного стратегического партнера — Демократические Штаты Америки! Та же буйная кровь, тот же характер, та же жажда наживы под дымовой завесой политкорректности и толерантности. Вот этот альянс вполне способен расшатать равновесие... И помешать нам выйти в космос.
- Но мы уже давно в космосе! - воскликнул Марвин. - Первый планетолет ушел к внешним планетам в 1969 году! Почему сейчас? Или вы наконец то создали термоядерный реактор?
-Многолетние усилия немецких и наших ученых привели к созданию прототипа термоядерного ректора в лабораториях Новосибирска и Института Макса Планка в Галле.
И месяц назад Герцогиня Пармская сообщила что в лаборатории Ферми в университете Пармы заработал прототип холодного термоядерного реактора. Теперь мы можем решить все проблемы с энергией на планете. Наши проекты в точках Лагранжа и на Луне отныне получают прочную энергетическую базу. Не сразу конечно...
- Альянс останется монополистом?- техасец похоже просчитывал на сколько упадет нефть...
- Ты смеешься?- император был несколько удивлен.- В одиночку звездная экспансия даже Альянсу не под силу. Достаточно того, что мы после уничтожения ДША и принятия исчерпывающих мер по недопущению подобного, не будем делать из нашего изобретения секрета и готовы распространять технологии. Впрочем я тебе могу точно сказать что и Советский Союз и США также близки к созданию прототипов термоядерного реактора. ДША и Британия, как ты знаешь, сделали ставку на биологию и совсем запретные вещи. Но ближе к делу, дорогой мой. На грядущем Совете Альянса нам необходимо продемонстрировать союзнические отношения. Это самое главное, к конце концов.
После уничтожения ДША его территория будет почти полностью поглощена США и разумеется Квебек и КША получат свою долю, поэтому нам нужен мощный Техас, который не даст им сцепиться между собой на континенте.
- Ну да, особенно если учесть, что англичанам и демократам никаких нарушений международного права пока нельзя поставить на вид!
- Именно в отношении демократов это справедливо, в отношении Британии уже нет. Исчерпывающие доказательства будут сегодня представлены на совете Альянса. Англия умрет. Ее династия перешла черту за которой уже прощения нет. Ни ей , ни стране.
- То есть как это? - опешил президент. - Значит, для тебя предполагаемый брак моего сына с твоей дочерью - всего лишь...
- Благоприятный фон для построения многоходовой комбинации, - закончил император. - Это очень важно. Но согласись, было бы гораздо хуже, если бы он был ее условием.
Марвин хотел еще что-то сказать, но появившийся адъютант срочно попросил императора ответить на звонок начальника Генерального штаба.
Извинившись император снял трубку ВЧ.
- начальник Генерального штаба генерал армии Сазонов. Разрешите доложить обстановку в Сонмарге.
-Докладывайте
- 15-я воздушно-десантная дивизия в составе 35-й,38-й и 56-й десантно-штурмовых бригад при участии 40-й тяжелой штурмовой бригады и 345-го штурмового инженерно-саперного полка успешно осуществила после применения двух нейтронных боеприпасов малой мощности ночной штурм монастыря Менри и в настоящее время осуществляет зачистку местности от разрозненных отрядов Сонмарга. Остатки Колдстримской бригады и Уэссекских йоменов сдались. Гвардия короля Сонмарга уничтожена ввиду отказа сдаться. Уничтожено также около 3 000 фанатиков Бон, которые использовали тактику самоподрывов вместе с нашими военными. Герцогиня Корнуэльская и герцоги Йоркский и Глостерский захвачены. Самолет с Дианой вылетел рано утром и должен скоро прибыть в Константинополь. По его маршруту обеспечено непрерывное прикрытие истребителями. На аэродром Сонмарг переброшена 23-я смешанная авиационная бригада. Она приступила к воздушному патрулированию района. И еще..
-Что еще?
- часть монастыря нам недоступна ввиду запрета священников дивизии которые вызвали отряд Хранителей Веры. Он вылетел из Москвы час назад. В недоступной части находятся кельи некромантов и демонологов секты. Священники утверждают что там абсолютное зло и туда запрещено входить. Они приказали ждать монахов братства Хранителей Веры
На подходе 12-й отдельный моторизованный батальон "Снежных барсов" (гвардейские части горных стрелков Тибета) с жрецами и демонологами Лхасы. Они открытым текстом на нашей волне просят не входить утверждая что там крайняя опасность.
- Ожидайте их и не суйтесь куда не стоит. Что с вооруженными силами Англии и ДША?
- В ДША тишина, уровень готовности обычный. В Англии объявлена полная боевая готовность. Их ракетоносцы в море не вышли и возможно будут стрелять прямо от пирсов. Мы привели силы ПВО в полную готовность.
-Предупредите их что в случае атаки их страна будет стерта с лица планеты. При попытке выхода ракетоносцев атаковать без предупреждения. Что с детьми?
-Спасено около 270 детей. Это из полутора тысяч. Остальных уже успели принести в жертву. выжившие в очень плохом состоянии. Над некоторыми священники читают молитвы об изгнании бесов, в основном это те которых нам удалось вытащить из залов обряда. Разворачиваем полевой госпиталь. Вылетели детские врачи из Константинополя, Москвы и Санкт-Петербурга. Борта из Владимира , Оренбурга, Верного, Ташкента и Киева взлетят через 3-4 часа. Борт из Самарии на подходе.
-из 1500 всего 270? Отберите примерно 10-20 детей которые могут перенести перелет и доставьте их вместе с захваченными членами английской династии в Константинополь к завтрашнему утру. Обеспечение безопасности перелета под вашу ответственность. Ожидаю следующего вашего доклада в 23 часа. До свидания.
Император положил трубку и обернулся к Президенту Техаса. Тот, посмотрев на лицо владыки России, решил что пожалуй стоит мелкие детали обсудить после Совета Альянса.

***

В 9 часов утра Хикэри и Юкки в сопровождении охраны и серебряных фрейлин вступили на мраморный помост Форума Константина.


Площадь (Форум) Константина Великого
Форум Константина был построен в 328 году при основании Константинополя. Установленная в центре 35-метровая колонна императора Константина I Великого (пр. 306—337) была торжественно открыта 11 мая 330 года. Её увенчивает золотая статуя императора Константина в образе Аполлона. В 1150 году во время сильной бури статуя и три верхних барабана колонны обрушились, и вскоре император Мануил I Комнин (пр. 1143—1180) водрузил на вершину колонны крест. В ходе разграбления Константинополя крестоносцами колонна была сильно изуродована. В 1453 году, когда город захватили турки-османы, крест незамедлительно сбросили с колонны. В 1779 году, после сильнейшего пожара, почерневшая и растрескавшаяся колонна была укреплена дополнительными железными обручами. На форуме находился самый бойкий и дорогой рынок города. Здесь велась оживленная торговля мехами, шёлком, льном, кожей и одеждами, а также свечами и конской сбруей. Форум был не только местом скопления торговцев и нищих — на нём также шла бурная общественная жизнь. Площадь находилась в хорошем состоянии вплоть до Четвёртого крестового похода, в ходе которого крестоносцы из Европы захватили и разграбили Константинополь в 1204 году. Форум Константина также подвергся разграблению и был уничтожен пожаром, охватившим город.
Форум Константина полностью восстановлен в 1976 г.
Форум имеет овальную форму: с севера и юга он окружён двухъярусной полукруглой колоннадой, а с запада и востока располагаются две большие монументальные арки из белого мрамора, соединяющие площадь с главной улицей города.

В левом портике форума находится часовня Пресвятой Богородицы, построенная императором Василием I (пр. 867—886) в первые годы его правления. Рядом с ней торгуют церковной утварью. Форум украшен многочисленными античными статуями: среди них фигуры дельфина, слона и гиппокампа, статуи Палладиума, Фетиды и Артемиды, а также скульптура «Суд Париса», статуи Посейдона, Асклепия и Диониса.
Из "Большого Путеводителя по Константинополю."


Полированные камни Форума Константина сверкали и дышали жаром, от них рябило в глазах. И дело было не только в блеске, но и в том, что здесь был собран мрамор самых разных оттенков — от древнейших камней, серых и источенных непогодой, до современных вставок, которые хоть и подбирались по цвету, но все же явственно выделялись на общем фоне.
-...вот так и родилась идея восстановления Форума,- Хикэри обвела рукой площадь,- с чего, собственно, и началась научная реконструкция исторической части Константинополя. Вся позднейшая застройка в этом районе была разобрана, после чего открылись следы древних портиков и зданий. Конечно, о пропорциях большинства из них оставалось только догадываться, но все же удалось воссоздать правильный овал колоннад, два арочных проезда, соединявших Форум со Средней улицей, и два храма — Богоматери и святого Константина. Позже возвели здание верхней палаты Синклита — в память о том, что в былые времена он собирался где-то здесь. Из портиков были и выходы к Императорской библиотеке, Археологическому и Музею Осады и Освобождения.
Беломраморная «чаша», к которой со Средней улицы вели два широких лестничных схода, конечно, затрудняла движение, поэтому двумя кварталами севернее проложили параллельный проспект, а древнюю дорогу от Августеона до Форума Константина и дальше до Форума Быка сделали пешеходной зоной.
В музее есть диорама Осады о событиях 1453 года и диорама Освобождения об освобождении Города от власти тьмы.
Музей Осады и Освобождения пришлось на несколько часов закрыть для обычных посетителей — жест не очень вежливый, зато экономия времени. Хикэри и Юкии долго бродили по пустым залам, задерживаясь у некоторых стендов.
Восковые фигуры, изображавшие турок и защитников Города в полном вооружении, показались Юкки наивными. Зато ее очень заинтересовала древняя артиллерия — огромные турецкие бомбарды, склепанные из длинных полос, и изящные бронзовые орудия, которыми были вооружены башни Константинополя.
- А у турок ведь была еще какая-то громадная пушка?
- Ну да, только стреляла раз в три дня и не особо метко. Вокруг нее слишком много легенд. Скорострельные орудия наносили гораздо больше вреда!
- А где похоронен император Константин ?
- В церкви Роз в Патриаршем районе Византия.- Хикэри была отчего то серьезна.- По традиции после Советов Альянса его участники посещают Храм, чтобы отдать дань уважения последнему императору Византии. Так что ты его гробницу увидишь 14-го ноября.
Грандиозная панорама осады впечатлила Юкки больше всего. Она стояла на смотровой площадке и смотрела на бесконечную каменную стену, местами разрушенную, но не поверженную. Всюду по равнине двигались турецкие войска.
Закончив осмотр диорамы Осады они перешли в залы диорамы Освобождения.
— Это и есть знаменитое послание Даниила? — спросила Юкки у Хикэри, остановившись перед витриной с положенным под стеклом листом с гербом Российской империи.

— Да. Он обратился к войскам накануне штурма и его текст был очень похож на обращение Мехмета Завоевателя. 29 мая 1453 года в день, когда пал Константинополь,- Хикэри вспоминала историю,- когда были проломлены его стены и погиб последний христианский император Византии, перед тем, как начать последний и решительный штурм святого города, османский султан Мехмет II сказал своей армии: "Всё, что в этом городе есть - ваше. Все, кто в этом городе есть - ваши. Со всем и со всеми поступайте так, как хотите. Мне нужны только дома и стены" .
-"Все мусульмане которые есть в этом городе ваши. Все что в этом городе есть у мусульман ваше. Забирайте у них все и делайте с ними что хотите. Константинополь будет христианским",-Юкки прочитала текст обращения Даниила к войскам,- но это очень жестоко и что потом было с мусульманским населением?
- Часть из них, в основном мусульмане Галаты, спаслась перейдя в христианство в католических храмах. 2 мая Даниил начал штурм города, к исходу 3 мая Галата и дворцы султанов пали, в проливы вошел Черноморский флот и в ночь крови с 3 на 4 мая он заблокировал Босфор. Азиатскую часть взяли 5 мая. Султан сдался вечером 3 мая во дворце Долмабахче. Но древний Византий турки отстаивали до конца. Населению, а это в общем в основном были бедные мусульманские районы раздали оружие. 2 мая армяне и греки в своих кварталах подняли восстание и к исходу 3 мая русские войска прорвались за стены города. И именно в районе ворот Святого Романа. Неделю шли уличные бои. Дети кидали камни в солдат, турчанки бросались с кинжалами. Наши войска взрывали огнем артиллерии кварталы и шли вперед. Пленных в Византии почти не было. В память об этом над воротами святого Романа стоит статуя Ангела с окровавленным мечом.
- Ангел Альянса!- Юкки была немного ошарашена спокойным тоном Хикэри.
- Может и ангел, - задумчиво согласилась Хикэри. - А может, и нет. Но то , что Россия безжалостна к врагам, это факт общеизвестный. И хорошо что Россия , Германия и Япония в Альянсе... Впрочем вспомни свой проект по нашим новым приобретениям. Тебе не кажется что мы такие же?
-Если честно, то да...-подумав ответила Юкки.- наши народы должны жить хорошо и я про это подумала. Ты одобрила...
- Ладно, я с тобой согласна, но чувствую ты уже переполнилась впечатлениями, пошли позавтракаем.- Хикэри решила сменить обстановку,- я покажу тебе интересное местечко.
***

За Хикэри и Юкки бесшумно закрылись стеклянные двери, и они очутились в недрах «Мега-Дома». Здесь было прохладно, но людно и шумно. Сразу запахло рыбой, разогретым маслом и свежей зеленью. Юкки недовольно поморщилась — она не любила сильных запахов.

— Пойдем-пойдем! Увидишь, здесь очень мило! — подтолкнула ее Хикэри.

Главный столичный «Мега-Дом» располагался в двух шагах от Форума. К нему вел широкий проход, начинавшийся от южного портика. «Мегу» давно уже полюбили туристы, гуляющие по главной улице, и, конечно, завсегдатаи Ипподрома, наводнявшие его в праздничные дни. «Мега-Дом» занимал просторное здание, построенное специально для «быстрой еды». Конечно, архитектор не по своей воле ограничился двумя ярусами — но что было делать! Приходилось вписывать заведение в формат одной из главных имперских площадей. Зато внутри фантазия зодчего разыгралась вовсю: здесь были общие залы, отделанные досками в морском стиле, уютные уголки на несколько столиков и даже трапезные, где посетитель мог пообедать в относительном уединении — длинные столы были придвинуты там вплотную к высоким мраморным перегородкам и дополнительно разделены на небольшие отсеки. К одному из таких отсеков и направились друзья. Хикэри вызвала сенсорное меню.
- Смотри, все просто.
Она потыкала пальцем в названия блюд, которые Юкки даже не успела прочесть, и вставила в гнездо банковскую карточку.
- Сейчас, две-три минуты, и наша рыбка приплывет пневмопочтой прямо сюда. И никакой толкотни!
Юкки усмехнулась:
- Да, техника! Но, ты знаешь, мне все же это не по душе. Еда - дело интимное, ее должен готовить старый повар, и чтобы верный слуга строго по расписанию подавал обед на фамильном фарфоре… А чем есть вот так, лучше вообще не есть.
- Ой-ей! - расхохоталась Хикэри. - Откуда у тебя такое? Ты же в школе ела только в путь?
- Так мы же вроде не в школе!
- Но ты пока не принцесса! Хотя скоро мы вместе будем веселыми японскими принцессами!
Юкки поняв ,ЧТО сказала Хикэри немного отключилась...
Что?! Она сказала мы вместе?? Она понятно...Но я? А куда?! Пресветлая....
- Ладно-ладно, не обижайся, я же шутейно! Не хочешь - не ешь, разве тебя заставляют? - Хикэри заметив , что Юкки не здесь, ткнула ее в бок пальцем .- Ты же не по своей воле сюда притащилась, а по моей. Ну, вот и воспринимай хорошую рыбу в хорошем месте.
В этот момент два теплых контейнера с тихим звоном выскочили из раздаточного шкафчика. В них были белые булки, из которых торчали хвосты жареных ставридок, обернутые листьями салата. К блюду прилагался пакетик с лимонным соком и маленькая бутылка пива «Эфес».
Пахли они аппетитно, и Юкки невольно сглотнула.
- Давай-давай, ешь, не изображай вдовствующую императрицу в отставке, - сказала Хикэри, открывая «Эфес». — Небось, с утра голодная, я то рано за тобой приехала.
-Пиво вроде алкогольное, а я не пью - Юкки с сомнением осмотрела запотевшую бутылочку.
- У меня есть предчувствие, что именно твоя бутылка безалкогольное пиво, - хохотнула Хикэри. — Давай, за твой удачный дебют на Совете!
Дебют?
- Я думала, что докладывать будешь ты?- Юкки растерялась подобному повороту…
- Я говорила с Сумеро Микото и с Великой Вдовствующей Императрицей-матерью,- Хикэри перешла на официальный тон,- и мы сошлись во мнении, что по ряду причин выступать от имени Японии на Совете Альянса будешь ты. Естественно я по прежнему глава делегации. Это воля Сумеро Микото, императрицы и (Хикэри немного запнулась)...моя.
Юкки опустилась на колени рядом с Хикэри.
-Я выполню приказ и я помню о своей клятве верности тебе. .
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#35 wizard » 24.07.2018, 00:51

***

9 ноября 1992 года
Информационное сообщение Информационного телеграфного агентства Российской Империи (ИТАРИ)


"Сегодня , 9 ноября 1992 года в Константинополе состоялось первое заседание Совета Альянса.
На Совете Альянса присутствуют :
от Российской Империи--Его Величество Император Всероссийский Олег Даниилович;
от Германской Империи- Его Величество Германский Император и король Пруссии Адальберт II и Его Императорское и Королевское Высочество Наследный Принц Германский и Прусский Фридрих;
от Японской Империи- Её Императорское Высочество Кронпринцесса Хикэри и Её Императорское Высочество Принцесса Императорского Дома 3 ранга Юкки.
В качестве почетных гостей и наблюдателей на Совете присутствуют:
Его Королевское Высочество Наследный Принц Королевства Квебек Генрих, Его Королевское Величество Король Шотландии и Островов Александр IV, Его Королевское Величество Король Венгрии Иштван VI, Его Королевское Величество Король Словакии Томаш, Его Королевское Высочество Наследный Принц Италии Принц Генуэзский Томмазо, Его Высокопревосходительство Президент Техаса Марвин Буш.
Собравшихся благословили Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Патриарх Константинопольский Максим V.
Перед началом заседания Е.В. Император Всероссийский проинформировал собравшихся о помолвке свой дочери принцессы Софии и сына Президента Техаса Александра Буша.
Собравшиеся поздравили Е.В Императора Всероссийского и Президента Техаса и выразили надежду на скорое вступление Техаса в ряды благородных членов Альянса.
Затем Его величество Император Всероссийский проинформировал высоких членов Альянса и Священного Союза о проведении Российской империей, Тибетом и Республикой Самария совместной операции по пресечению глобального жертвоприношения проводимого членами королевской семьи Англии на территории вассального Тибету королевства Сонмарг при участии темных жрецов секты Бон.
Как известно Английское королевство проводит политику отбора детей у низших слоев общества для принудительного заселения Австралии. Всего за последние 10 лет таким образом на территорию Австралии было перевезено около 20 000 детей. Однако как стало известно разведке Российской империи часть детей была направлена для принесения в жертву на территории монастыря Менри секты Бон королевства Сонмарг. Российская империя при подтверждении данных фактов приняла исчерпывающие меры для пресечения актов некромантии и сатанизма. Территория королевства Сонмарг взята под контроль вооруженными силами России, Тибета и Самарии. Там сейчас проводится работа Орденами РПЦ и силами правительства Далай -Ламы по обезвреживанию вызванных членами королевской семьи Англии демонов и упокоению мертвых поднятых ими. Общее число детей принесенных в жертву оценивается примерно в 4 000 душ. На территории монастыря вскрыты гигантские захоронения принесенных в жертву детей. Российской империей сдалась принцесса Уэльская Диана и ее сыновья. Они попросили убежища у Е.В Императора Всероссийского. Собравшимся членам Совета Альянса и гостям были предъявлены доказательства совершенных королевской семьей Англии жертвоприношений для овладения искусством некромантии и демонологии с целью впоследствии применить эти знания против монархов Альянса и Священного Союза и восстановить Британскую Империю. Многочисленные видеозаписи свидетельствующие о проведении массовых детских жертвоприношений повергли в ужас и негодование членов Совета Альянса.
На Совете выступила принцесса Уэльская Диана. Она подтвердила факт массовых жертвоприношений и описала факты которые слишком омерзительны чтобы указывать их для широкой публики.
Совет Альянса единогласно потребовал от всех членов правящей королевской семьи Великобритании до конца ноября 1992 года прибыть в Москву для покаяния и безоговорочно предать себя в руки Звездного суда, каковой рассмотрит их прегрешения и определит меру их наказания.
Совет Альянса принял решение о передаче Принцессы Дианы и ее сыновей под покровительство Е.В. Императора Всероссийского с последующей передачей их Русской Православной Церкви для покаяния и искупления вины.
Совет Альянса принял решение заслушать на следующем заседании спасенных детей и захваченных членов королевской семьи Англии для более полного понимания ситуации, а так же провести экспресс-тесты ДНК сыновей принцессы Дианы с целью подтверждения ее признательных показаний.
Принято решение направить в район операции членов ордена Доминиканцев и рыцарей ордена Св. Иоанна Римско-католической церкви и пригласить на следующее заседание Святейшего папу Римского.
Патриархи Московский и Константинопольский согласились с данным предложением и в свою очередь предложили привлечь ряд иерархов Православного мира.
Во второй части заседания Совет Альянса рассмотрел вопрос о развитии биологической науки и постановил прекратить все работы по клонированию человека и животных и строго контролировать работы с генами.
Затем во второй части заседания был заслушан доклад Её Высочества принцессы Юкки о разрешении некоторых проблем Японской империи и решено создать рабочую группу для скорейшего рассмотрения этого вопроса на следующем заседании 11 ноября.
На этом первое заседание Совета Альянса закончилось."

***

9 ноября 1992 года
Константинополь
Дворцовый комплекс Влахерны
Башня Ангелов
19 часов 45 минут

У нее ледяные глаза, большие и тёмные, они кажутся сухими и смотрят не отрываясь на него, а может, просто в его сторону, подумал бывший сиккэн. Какими бы ни были эти глаза, догадаться, что скрывается за ними, кроме ненависти, невозможно.
Кейтаро встал и подошёл к книжной полке. Хикэри тут же повернулась, и ее глаза уставились на него. Сука, не оглядываясь, подумал Кога, выбирая книгу, бдительная и злобная, особенно при поддержке ещё четырех охранников, двое из которых сейчас стояли рядом с ней.
Возможно, она просто шлюха Хикаро, а я кретин, но ее следует опасаться.
Действительно, Хикэри походила на сторожевую овчарку. Неподвижная и на первый взгляд словно оцепеневшая, на самом деле она была подобна сжатой пружине, готовая в любой момент вскочить и пустить в ход нагамаки на рукояти которого лежала ее рука. Вела она себя вежливо, но только до тех пор, понимал Кейтаро, пока выполняются ее требования, а они были простыми- сидеть тихо до прихода Его Величества и не дать ей повода искрошить его в куски. Было ясно, насколько она опасна, так что будить в ней зверя было чистым безумием. Бывший сиккэн ощущал стыд от мысли, что боится ее. С другой стороны, он испытывал страх перед ней именно потому, что был умным и осторожным человеком, не желающим упускать единственный шанс на спасение — каким бы крохотным этот шанс ни был — на безнадёжную схватку, в которой не сможет победить.
Теперь он особенно остро осознал это и испытывал горечь от того, что, посвятив свою жизнь возвышению Ямато, потерпел неудачу. И вот он здесь, в башне Ангелов, под охраной тюремных псов русского императора. Разумеется, его отпустят и дадут улететь в Англию, когда он выдаст все боеголовки, став свидетелем того, как его страна полностью окажется во власти того, кого он всю жизнь не считал за равного себе противника. И он будет бессилен что-либо предпринять...

***

Башня Ангелов.
спустя 25 минут

- Ты идиот и предатель, - сказал Хикаро.
- Я патриот, - ответил Кейтаро. - Благодаря моим усилиям наша страна могла стать по-настоящему независимой. Я снова сделал бы её великой.
Взгляды двух мужчин встретились.
- Вы нарушили узы дружбы с главным союзником и наиболее важным торговым партнёром, могли ввергнуть нашу страну в пучину эко¬номи¬чес¬ких бедствий, из-за вас погибли люди. Вы незаконно подчинили себе правительство Японии и готовили свои войска к междоусобной войне.
Кейтаро кивнул, словно признавал правильность слов императора.
- Хай, я действительно сделал все это, причём от меня не потребовалось особых усилий.
Время от времени все нуждаются в твёрдой руке.- Почти все, подумал он, но промолчал. - Если бы мне удалось все это завершить, то у нас была бы полностью интегрированная экономика, два надёжных и могучих союзника, и со временем наша торговля снова расширилась бы, потому что мир нуждается в наших товарах.
- Неужели вы настолько плохо знаете Америку и Англию? - вырвалось у императора. - Они никогда не согласились бы с возвышением нашей империи! — царь сделал паузу. - А ваш план относительно России - вы действительно считаете, что…
- Что Китай после убийства императора и установления республики поможет Японии? - улыбнулся Кейтаро. - Китай бы занял твои войска и России было бы не до нас...
- Фукадо, - прервал его Хикаро, вежливо и спокойно, потому что привык именно так вести разговор, - в политике вы разбираетесь очень плохо. И это привело вас к катастрофе.
- Ну что ж, в любом случае вам придётся отпустить меня, иначе я не выдам вам мест хранения 4 боеголовок, каждой из которых хватит для испепеления Токио, - заметил Кейтаро. - Мы увидим, насколько я неграмотен в политических вопросах и заодно сумеете ли вы справиться с ДША и Англией одновременно. Я передам адрес двух боеголовок до взлета, а еще двух после взлета, но вместе со мной должна полететь заложница которой ты дорожишь, например она.- Кейтаро указал на Хикэри.
- Этого удовольствия я тебе не доставлю, - холодно заметил император.- Ты получишь другого заложника который ценен для меня и мое слово. Но ты подпишешь признание в котором признаешься что сотрудничал с королевской семьей Англии. В противном случае тебя ждет клиника Кавасаки, а затем публичная казнь не только тебя , но и твоего сына и твоей племянницы. И их судьба обсуждению не подлежит в принципе.

***

Константинополь
Золотой дворец
22 часа 35 минут


"Золотой дворец (Долмабахче)
Строился в 1842-53 гг. для Абдул-Меджида I, который стал тяготиться средневековым дворцовым комплексом Топкапы и желал иметь дворец в стиле барокко, способный соперничать в изысканности с европейскими резиденциями XVIII века. В качестве архитекторов выступали армяне из семейства Бальянов. На украшение Хрустальной лестницы и прочих интерьеров ушло 14 тонн золота, а общая стоимость строительства превысила пять миллионов золотых фунтов. Среди основных достопримечательностей — подаренная королевой Викторией люстра из богемского стекла, весом почти в пять тонн, и собрание картин Айвазовского, которые художник исполнил по заказу султана. За несколько десятилетий дворцовый комплекс, первоначально скромный по размерам, разросся до того, что занял 45 тыс. кв. метров.
После Освобождения с 1918 по 1992 год был резиденцией Императоров Всероссийских.
В марте 1992 года подарен Германскому Императору и сейчас является резиденцией Императоров Германии."
Из "Большого Путеводителя по Константинополю."

Посреди просторного зала, погруженного в темноту, едва рассеиваемую отдельными светильниками, плавно двигалась высокая девушка, с длинными темными волосами. подвязанных в высокий хвост красной лентой
- Ха! - на выдохе, по всем правилам, с полным упором на стопу, она рубанула воздух бокеном.
Черное хакама с легким хлопком едва поспело за стремительным движением, высокая грудь под белым кимоно тяжело вздымалась, видимо она тренировалась уже давно.
Шаг назад.
- Ха! - вновь хлопнула ткань.
Она занималась уже час, пытаясь взять под контроль бушующие чувства. Получалось надо сказать, неважно. События шли просто какой-то лавиной и не было ни минуты передышки. Сначала молодой человек с которым она познакомилась оказался кронпринцем Германии, затем она сама того не подозревая почему-то(ну почему... Потому что отказать Императору Ямато невозможно, а это был почти приказ отдаться кронпринцу) оказалась в его постели, а с утра поняла что влюбилась по уши. А когда поняла что и у него есть чувства к ней, то влипла окончательно. Да сейчас она принцесса императорского дома 3 класса и официальная невеста кронпринца, но спокойная жизнь ей явно не угрожает. Эта новенькая, Хикэри, подруга и подстилка извечного врага Такаги выкинула совершенно неожиданный ход. Сначала оказалась в постели самого Сумеро Микото ( как ей это удалось??). Затем взяла под опеку девушку-изгоя из своего класса. Бывает. Везде есть свои отстающие, которых толпа тупых школьников радостно начинает гнобить, со всей возможной фантазией. Так было и будет всегда. Некоторые из изгоев прыгали с крыш, не вынося позора издевательства. Иные находили себе защитников. Тоже бывает. Сама Косаки была цельной, сильной личностью, и никогда не утверждалась за чужой счет. Кая вспомнила русское выражение "С меня довольно сего сознания". Не в последнюю очередь она презирала Саю именно за это. Жаль, но новенькую очень не удачно распределили прямо в класс Такаги, где она быстро попала под ее влияния. Не было никакой возможности выполнить просьбу отца и подружится с Накамото. Но последние события ошеломляли. Сперва можно было подумать, что Хикэри защищает одноклассницу исключительно, что бы бросить ей вызов. Но нет, кроме единственной стычки, после которой ей на дом привезли уаз вдовствующей императрицы о необходимости мира в императорском Доме, а затем она на следующее утро срочно улетела в Берлин и не увидела развития событий. А оно впечатлило как бы не всех. Хикэри схлестнулась во всей школой, а Такаги не сделала не единого движения для помощи подруги. Но и сама Хикэри отлично справлялась. На каждые удар она отвечала двумя. Противостояние начатое с мелких уколов вроде обливания водой, а завершилось разгоном толпы и арестом трех учащихся. По странному совпадению, наиболее активных противников новенькой. Это внушало уважение. Всех троих она хорошо знала и тоже недолюбливала. Пустые личности, напрасно прожигающие жизнь… А когда Хикэри появилась так эффектно в школе в ранге принцессы, выше которой только император и его мать, к уважению присоединился страх. А теперь и император Германии и вдовствующая императрица Японии по сути приказали ей примириться с Хикэри любым способом и их можно понять. И судя по сегодняшнему заседанию Совета ничтожная Юкки тоже обернулась ястребом. Но как с ними примириться?..
Погруженная в свои мысли девушка не заметила, как классическая японская дверь, тихо сдвинулась в сторону, пропуская в зал темную фигуру. Девушка с длинными темными волосами, неслышно ступая по полу, и остановившись у края покрытия, выполнила традиционный поклон.
- Восхищаюсь твоей настойчивостью. – раздавшийся голос заставил тренирующуюся принцессу развернуться и замереть в защитной стойке. Но вошедшая продемонстрировала пустые ладони.
- Добрый вечер.
- А он точно добрый? – осведомилась Косаки, чуть расслабляя руки, но не теряя бдительности.
- В целом, это зависит от тебя…
- Зачем пришла?
- Не поверишь, заключать мирный договор.
- Действительно, не верю. – Кая оглядела вошедшую.
Обычное черное хаками, вопреки традициям было дополнено черным кимано, за поясом которого, был небрежно заткнут тренировочный меч. Причем, одна рука поддерживала его, давая возможность быстро его выхватить. Длинные волосы пришедшей были собраны в косу и обмотаны вокруг шеи. Губы были тронуты легкой улыбкой, а глаза неотрывно следящие за ней в полутьме зала казались бездонными колодцами. Все это производило впечатление, далекое от мирных переговоров.
- Решила со мной поспаринговаться?
- Ну, изначально я хотела только поговорить. Но разве наши проблем требуют решения в бою?
- А это уже зависит от тебя…
- Лично я целиком за мир.
- Тебя послал Сумеро Микото?
- Меня никто не посылал. Я сама кого угодно могу послать.
Не смотря на напряженную ситуацию, Кая усмехнулась.
- В это верю. Кстати, ты рассорилась со своей подругой?
По лицу собеседницы пробежала тень недовольства.
- Не уверена, что она вообще была моей подругой. Совместная постель не повод для знакомства…
- Хотелось бы тебе верить, но не могу.
- Жаль, но я ожидала подобное. Могу предложить другой вариант.
- Какой?
- Сразимся. Как говориться, когда самурай не знает что делать, он делает шаг навстречу опасности.
- Хорошо. – после минутного поиска подвоха согласилась Кая. – Здесь, сейчас.
- Разумеется здесь, сейчас. Условия?
- Проигравшая выполнит все, что ей скажет победитель.
- Предлагаешь поставить на кон себя? Согласна. Только пожелания в рамках разумного. Никаких там, переспать с кем бы то ни было, пройтись голой по дворцу или что-либо в этом духе. Ты же понимаешь что мы себе в общем уже не принадлежим.
- Разумно. Слово?
- Даю слово.
- Даю слово. Начнем.
- Пожалуй.
До смерти дуэль не планировалась, так что девушки экипировались в защитное снаряжение, взяли по учебному мечу с рукоятью, рассчитанной на хват как одной, так и двумя руками, и прямым увесистым клинком.
- Начали.
Разошлись и начали выписывать вокруг друг друга круги - никто не решался атаковать первым. Мимоходом Хикэри анализировала обстановку - напасть первым? Да нет, спасибо предоставим эту честь полурыжей...

Хикэри оказалась права и Кая сократив дистанцию, обрушила на нее мощный удар.
Хикэри увернулась и тут же отразила ещё серию рубящих и колющих ударов, которые обрушила на нее противница.
Но давать лишних шансов на победу она ей не собиралась.
По венам привычно разлилась холодная ярость, время стремительно замедлялось, превращаясь из вязкого киселя в застывший янтарь. Нечестно, разумеется.
Контратака! Удар, удар, удар... Косаки пропускает один, другой... Она сражалась со всем мастерством, заработанным в длительных тренировках, защищая свою честь. Тщетно, всего этого оказалось мало, против скорости кронпринцессы.
Хикэри обрушила сильный удар, который в иных обстоятельствах развалил бы каю от плеча до пояса. Она, выставив лезвие меча, пытается остановить удар. Бесполезно. Меч просто вылетает из ее руки, а следующий удар отправляет ее на пол.
Пробуждение было ужасным. Последние, что Кая помнила, это резкие вспышки боли, в ноге и руке, вылетевший меч и пол гостеприимно приглашающий отдохнуть. И осознание поражения. Теперь ее жизнь по сути принадлежит Хикэри по праву победительницы. И хорошо, если она действительно изменилась. Но даже если и так, хорошего от нее ждать не приходиться. Слишком откровенные взгляды, та бросала при встрече. Впрочем, это она и так знала. А не сдержать слово…
Вспомнился давний разговор с отцом.

- Ты знаешь, что есть у человека? - мужчина требовательно взглянул на девушку.
- Имя, честь, семья.
- Правильно, - слегка кивнул тот, - отбери что-нибудь из этого, и человека не станет. Появится мертвец!

Не сдержать слово… Лишиться чести. Нет! Она сильная и выдержит все, что угодно! Тем более договор перед боем исключал худшие варианты.
Что-то влажное прошлось по лицу, отодвигая волосы в сторону. Проморгавшись, девушка поняла, что лежит на полу. А над ней с озабоченным видом склонилась недавняя противница. Убедившись, что она пришла в себя, та выставила вперед ладонь с двумя пальцами.
- Сколько пальцев?
- Очень смешно. – Косаки предприняла попытку встать, но на пол – пути была подхвачена и аккуратно придержана.
- Да ладно, всегда хотела это сказать. А ты меня напугала. Уже хотела бежать за врачом.
- Спасибо, - Кая сдержанно поблагодарила победительницу. Пусть она проиграла, но это не повод истерить и оскорблять других.
- Сама до раздевалки и дома доберешься или помочь? – Кая, постоянно держа лицо Хикэри в поле зрения, с удивлением поняла что та, действительно хочет ей помочь.
- Сама доберусь.
- Как хочешь. Да, держи. – рука протянула карточку.
- Что это?
- Пропуск во Дворец Огня. Заходи завтра, ближе к вечеру. Поговорим, обсудим твой проигрыш. Спокойной ночи.
– Да, - мелькнула мысль в голове у Кая, скорей всего она озаботилась моим состоянием, только из-за того, что боится задержки с получением своего приза.

Выйдя из зала Хикэри довольно потерла руки. Все шло просто отлично! От восторга она подкинула телефон, и поймав его тут же набрала номер.
- Котенок, какие планы на завтрашний вечер? Никаких? Чудно. Так, значит после заседания рабочей группы заходи ко мне в покои. Ты пригласила военного атташе? Ну ладно, приходи чуть позже.

***

10 ноября 1992 года
Константинополь
Дворец Огня
18 часов 40 минут.

Зашедшая Кая, к удивлению Хикэри, прошла мимо нее с гордо поднятой головой, храня при этом ледяное молчание. Оказавшись в зале, она не проронив ни слова, сбросила пиджак на софу. Склонив голову Хикэри наблюдала, как пальцы Косаки быстро расстегивали блузку. Но судя по сжатым губам, такой своеобразный стриптиз ей удовольствия не приносил. Скорей наоборот. Вот следом за пиджаком легла блузка и юбка. Пожалуй, стоило притормозить разошедшуюся девушку, которая стремительно бежала впереди паровоза, но открывшаяся картина, была очень приятна взгляду.

Твердая трешка груди идеальной формы была прикрыта самым обычным лифчиком, а если бы ее еще в кружевной…
Заставить ее примерить один из моих? Ну, так, для эстетического наслаждения. А плоский животик…
И это не говоря уже про на редкость ровные для японки ножки, которые девушка сейчас освобождала от гольфов. Тем временим, гольфы легли рядом с уже снятой одеждой. Даже в такой ситуации, Кая осталась истинной дочерью Японии и аккуратно складывала одежду, вместо того, чтобы просто ее кинуть. Оставшись в одном нижнем белье, девушка на мгновение замерла, но собравшись, завела руки за спину, освобождая грудь от бюстгальтера. За открывшуюся мне картину все парни школы( да и многие из дворца) не задумываясь отдали бы руку. Левую. Правая им бы очень пригодилась. Оставшись в одних трусиках, девушка прикрыла грудь руками и с ожиданием смотрела на Хикэри. Может, сказать ей, что можно одеваться?
- Ну, давай! Чего ждешь? – не сдержавшись прошипела Косаки. – Или мне еще на колени стать? Не дождешься!
Надо было ее остановить раньше. Но такое прерывать такое завлекательное зрелище было преступлением.
- Косаки, - осторожно начала Хикэри. – видишь, ли…
- Ой! – вскрик и шлепок сумки об пол заставили меня и Каю развернуться к двери.
Так и есть, вспомнила Хикэри, она забыла закрыть дверь, и Юкки свободно зашла в гостиную в самый интересный момент. Сейчас Юкки стояла в изумлении переводя взгляд с нее на голую девушку и обратно.
Хикэри проглотила вертящееся на языке выражение «Это не то, что ты думаешь», она любила ставить других в глупые ситуации, но сейчас оказалась в такой же.
Надо отдать Котенку должное, при виде такой картины, додумавшись до совершенно не верного вывода, она отреагировала мгновенно. Бросившись вперед, она героически прикрыла Каю собой. Забавно было смотреть, как такая малышка защищает девушку, выше ее на голову.
- Не надо! – решительно выдала Юкки.
- Не надо, чего? – поняв ход ее мыслей, Хикэри уже откровенно веселилась. Приходилось бороться с собой, что бы не начать улыбаться.
Нет, такое нарочно не придумаешь, специально не подстроишь.
Реакция подруги была просто превосходной.
- Не надо делать ей больно! Вы не такая как они! – храбрый котенок, сама пережившая подобное, сейчас пыталась спасти Каю от издевательств, а свою лучшую и единственную подругу от падения.
- Котенок, - вкрадчиво уточнили Хикэри , - а с чего ты решила, что я буду ей делать больно?
Ками, как же двусмысленно прозвучала фраза.
Да, раньше, я бы занялась бы кое-чем приятным с Косаки, но не теперь.
- Но она же раздетая… - Китоми оглянулась назад в поисках поддержки. И не нашла ее. Кая, стоя в одних трусиках, выглядела полностью одетой и по … королевски?
Ну а собственно, она как и ты принцесса императорского дома, положение обязывает
И при этом одаривала Хикэри взглядом побежденной, но не сломленной королевы.
Хикэри успела закрыть лицо ладонями, прежде чем из глаз от сдерживаемого смеха брызнули слезы. Сидела и чувствовала как подрагивают плечи.
- Кронпринцесса? Вы плачете? Вам больно? – Перепуганная подруга метнулась к ней.
- Юкки…. – она отвела ее ладошки от себя. – Я плачу не от боли, а от смеха.
- Ааа?! – Котенок натурально подвис.
- Косаки… - почти простонала Хикэри, вытирая слезы. – Ты только не посчитай это за оскорбление… Ну кто, кто тебе сказал раздеваться? Я же просила просто прийти и поговорить….
Ее слова пробили броню безразличия и высокомерия. Миг и девушка стала стремительно прятать всю, ту красоту, которую только что выставила напоказ. Раз, два и она полностью одета.
- Значит просто поговорить… - процедила Кая, одарив Котенка странным взглядом.
- Можем поговорить сложно… - Хикэри пожала плечами. Заметив, что девушка явственно глянула в сторону выхода, со вздохом напомнила. – Ты же дала слово. Сядь пожалуйста, а?
Из Каю словно выпустили воздух.
Надеюсь, она не сильно оскорблена и сможет воспринимать все то что ей скажут.
Дождавшись когда она займет предложенное место, Хикэри просит подругу.
- Котенок, принеси пожалуйста пару тюльпанов
- Сделала из нее прислугу днем и игрушку ночью? – язвительно поинтересовалась Косаки.
- Разве можно спать с младшей сестрой, Косаки? И давай обойдемся без оскорблений, хорошо?
- Извини… - Кая процедила самый минимум извинений.
Вернувшейся Котенок к моему удивлению принесла три бокала.
- Не поняла… А зачем третий бокал?
- Я с вами… - мелкая уставилась в сторону, старательно избегая ее взгляда.
- А ты маленькая.
- Не правда! У нас разница в возрасте всего два года! тебе 18 скоро , а мне 16.
- Что пить будем? Саке?– мрачно осведомляется полу-рыжая с кислым лицом. Видно, лимит ее переживаний оказался выбран до дна. Представьте себе, приходите на собственную казнь, с мыслью достойно умереть, а у вас спрашивают, какого вы приперлись и пинком отправляют домой. По такому поводу можно выпить покрепче пива.
- Это в другой раз. – На столе появляются бутылка отличного коньяка и коробка шоколада.
Кая одарила Хикэри жалостливым взглядом.
- Пресветлая, с кем ты меня свела… Тебя что, совсем не учили этикету?
-Косаки, - невозмутимо открывает бутылку, - учили, но давай сегодня им пренебрежем?
- Наливай…
- И мне тоже! – пискнула Юкки.
- Юкки! А я говорила, что тебе нельзя!

Котенок временно получившая себе европейский разрез глаз не могла вымолвить ни слова.
- Запей, что ли?
- Плебейство! – злорадно подытожила происходящие Кая.

- Накамото! Кто, ну кто тебя так учил пить благородный напиток?
- Косаки, суть не в том, что говорит этикет по данному поводу. Главное — понять, как пить коньяк, чтобы познать его лучшие стороны, раскрыть его аромат, вкус и послевкусие.
- Какое оправдание своему невежеству!

- Еще будешь?
- Наливай, чего уж там!
- Юкки, а ты?
- А я не буду!
- Почему это?!
- Здесь должен быть хоть одни здравомыслящий человек!
- Котенок, я на тебя плохо влияю…
Принявшая на грудь Косаки оказалась вполне нормальной девчонкой, даже слегка бесшабашной. И очень общительной.
- Так зачем ты меня пригласила?
- Мириться, разве нет?
- У тебя интересный способ мириться. Сначала наставить синяков, а потом напоить…
- Ну, во-первых, великодушие должно быть подкреплено силой. А во-вторых, мы еще не пьяные.
- Косаки…
- Давай лучше по имени…
- Ага… Ну сама подумай, как я могла подойти к тебе и предложить дружбу? Ну не в том мы возрасте , что бы сказать давай дружить…
- А как я могла к тебе подойти, если рядом с тобой всегда ошивалась это кошкина дочь?
- Это точно.
- Что точно?
- Да точно она кошкина дочь. И стерва. И вообще.

- Хикэри, я предупреждаю в последний раз! Как это можно не знать?! Я займусь твоем воспитанием! И воспитанием твоей младшей принцессы!
- Ловлю на слове… Это сколько мы уже выпили?

- Это все потому, что японские школы фехтования никогда не соперничали с европейскими! Там любой скажет, что катана это слегка измененная кавалерийская сабля и нет ничего глупей, чем вооружать ей пехоту.
- Да кого волнует мнение гайдзинов? Ты бы еще двуручный меч за образец взяла бы!
- Нее… Зачем он в Японии? Тут то и доспехов из металла не было… Больше из камыша…
Что им рубить?
-Хикэри, а о чем вы спорите?
- О преимуществах и недостатках клинкового оружия…
- Может, вам хватит пить? Вы уже выпили достаточно.
- Юкки, ты с чего это взяла?
- Вы обсуждаете оружие. Значит, пьяны.

- Одиночество? – несмотря на выпитое, Кая смотрела на Хикэри и Юкки трезвыми глазами.
- Что вы можете знать о нем?
- Но…
- Одиночество девушки, у которой в Берлине только соперницы. Одиночество наследной принцессы, которая никому не может доверять полностью. Одиночество девушки, которой иногда просто страшно в чужом дворце..
По щеке Кая скатилась одинокая слеза. Для выдержанной аристократки это было равносильно истерике.
Юкки импульсивно подалась вперед, обнимая ее.
- А мы тебя не бросим! Я тоже была одна, но появилась Хикэри. Она очень хорошая подруга! У вас столько общих интересов, что вы непременно подружитесь!

Кая от выпитого отключилась гораздо раньше. Даже ускоренный обмен веществ Хикэри, не справлялся с опьянением. Количество банально перешло в качество.
Кая права, действительно плебейство. Впрочем, она была тоже хороша.
Сейчас она второй раз лишалась одежды. Только в это раз ее раздевала Хикэри.
По себе знаю, как паршиво проснуться после пьянки в одежде.
- Кронпринцесса, а вы не собираетесь… - Юкки с подозрением наблюдала за ее действиями.
- Ты ничего не понимаешь малышка…. Она – Богиня. И возжелать ее, даже самым возвышенным образом, есть страшное святотатство.
- Вам больше не стоит пить!
-Ага. И меньше тоже..
Темнота… Только кровать слегка качается…

Пробуждаться не хотелось, было тепло и приятно. И ощущение удовольствия после хорошо сделанной работы. Но солнечный луч как обычно имел свое, наглое мнение, светя прямо в правый глаз. Ааа, все в порядке. Это просто распущенные волосы Каю вбирали в себя свет утреннего солнца. Но сама проснувшаяся девушка выглядела крайне неважно. Крепко зажмуренные глаза, страдальческое выражение лица и прижатые к вискам ладони. Знакомые симптомы. Сама же Хикэри такого не ощущала. Ну, легкая слабость не в счет.
- Кая, ты как? – осторожно касается ее рукой.
- Накамото… Уйди… Как же мне плохо.. – прошептала девушка. Даже ее голос стал хриплым и не приятным.
- От лежания лучше не станет…
Закончить не дала Кая, страдальчески выгнувшись и зажав рот ладонью.
Ее пришлось тащить в ванную, ибо она изволила испытывать тошноту. Девушка едва держалась на ногах и норовила повиснуть на Хикэри.
Каю тошнило по черному. А она, как виновница всего произошедшего, эту страдалицу умывала и вытирала.
Вечер удался.
Всё, для королев и принцесс теперь будет сухой закон!
Одно хорошо - от всего этого Косаки оклемалась.
- Накамото... - проскрипела девушка.
И этот стон у вас песней зовётся? А с голосом-то у вас, ваше высочество – Ох,бяда,бяда огорчение.
- Я за нее, - подтвердила Хикэри, поддерживая её за талию.
Приступаем к водным процедурам. Но сперва пришлось закончить начатое вчера. В смысле избавить девушку от нижнего белья… И самой избавиться от вчерашней одежды.
- Куда ты меня?...
- В постель дорога. А куда еще после вчерашнего?
- Я не помню вчерашнего, но чую - ты врёшь, - данное заявление она подкрепила попыткой вырваться - Отпусти меня, извращенка!!
- Сейчас, сейчас… - заботливо впихивает ее в душ. Осталось только…
- Мамочка… - прошептала ей на ухо Косаки, когда на них обрушился поток ледяной воды. Девушка впилась в нее как в спасательный круг. Подождав пол-минуты Хикэри переключила поток воды на горячий. И опять на холодный.
И еще несколько раз.

После душа пришедшая в себя Косаки обрушила на нее вялый поток претензии. Мол, она ее споила, она из-за меня потеряла лицо и вообще, опозорена.
- Не переживай, никто тебя не видел. А мы не проболтаемся. – заверила ее Хикэри. И между прочим, где Котенок?
- А где моя одежда? – завернутая в полотенце девушка мрачно оглядывала комнату. Одежда бесследно исчезла.
Будем надеяться, что не с концами.
А пока пришлось выделить Каю новое белье и кимоно. И срочно бежать в столовую, после водных процедур у них разыгрался дикий аппетит. К их удивлению там уже был подан обильный завтрак. Быстро действующая палочками Косаки вернула большую часть своего обычного вида. Пусть она была толком не причесана и не накрашенная, но даже в таком виде девушка была очень привлекательна, какой то домашней красотой. И чувствовалось что и к Хикэри она все таки отношение изменила. А вернувшаяся вместе со слугами несущими выстиранную и выглаженную одежду наглеющий по часам Котенок, пресек попытку выговора в зародыше.
- Хикэри, я помню что вы говорили. Я не должна быть вашей служанкой, должна иметь собственное мнение… Но кто-то должен был все указать слугам! И я с утра переговорила с Его и Ее величествами и утвердила документы по сегодняшнему заседанию Совета.
Она еще и поговорить с Токио успела…
-Так, сегодня до Совета никуда не идем, ничего не делаем. Надеюсь, ни у кого неотложных дел нет.

Шикарная у меня ванна. Большая, круглая. Как раз с комфортом хватило для троих. Сидим, плескаемся. Кая, удобно откинувшись и раскинула руки на бортик ванной. От этого ее соски провоцирующее торчат из воды. Хорошо, тепло, приятно и вид замечательный. И Юкки без одежды выглядит очень даже привлекательно. Все такое маленькое, аккуратное и гладкое.
Эх, девочки, где вы раньше то были? Такое развлечение можно было замутить.
Последние десять минут неспешно обсуждаем, как нам мирный наш договор представить широкой публики. Что бы всем было хорошо. Кроме, Саю наверное. Уж она то просто взбеситься. Когда Хикэри спросила у Каю, чего за терки у нее с Такаги, та глядя в потолок витиевато ответила – « семейная вражда, возникшая из-за давнего спора». Угу и понимай как хочешь.
- Кая, а какие у тебя планы?
Девушка лениво открыла глаза и ответила.
- выйти замуж за кронпринца Германии. – И тут же закрыла глаза откидываясь обратно. Ну чисто кошка пригревшаяся на солнце. Так и хочется ее погладить.
- Это понятно. А дальнейшие планы?
- Поступлю в Берлинский университет. Закончу его. Буду помогать мужу. Рожу детей. Довольна? – За время нашего короткого знакомства она уже поняла, что игнорировать Хикэри гиблое дело.
- Хватило бы и первого пункта… Я это к чему? А к тому, что мы будем часто встречаться.
- Спаси меня Лучезарная Аматерасу от такого.
- Такого как вчера больше не будет – заверила ее я. – Не хочу что бы ты писала в дневнике что-то вроде:
Понедельник. Пила с императрицей России.
Вторник. Чуть не умерла.
Четверг. Опять пила с императрицей России.
Пятница. Лучше бы я умерла во вторник.
Не мудреный анекдот вызвал смех собеседниц. Правда, как мне показалось, Котенок смеялась не слишком весело.
- Что не так Юкки?
Котенок подобралась ко мне ближе и прижавшись ко мне, тихо пожаловалась.
- Вы выйдете замуж и станете императрицами. А я выйду замуж за того кого мне подберет Ее величество. Она обещала.. И наша дружба закончиться. Я буду слишком ниже вас.
- Котенок…
- Не надо Хикэри. Это сейчас вы можете игнорировать правила. Пока еще все неформально. А потом…
Девушка подавленно замолчала.
Действительно, Noblesse oblige в действие.
Вздохнув, Хикэри посадила маленькую девушку себе на колени.
Странно, даже прижавшиеся ко ней маленькие груди, не вызвали ни какого отклика, словно у нее на руках действительно маленькая сестренка, которую надо защищать.
- Юкки, у тебя будет отличная жизнь. И ты вполне сможешь поднять честь своей семьи на недосягаемую высоту.. И потом подожди немного, императрица не так проста и я знаю, что она хочет и думаю, что она это получит. Наверное...
Вскоре немного утешенного Котенка удалось отправить в ее покои. Правда, перед этим она опять высказывала традиционное мнение. "Так нельзя, я не могу этого исполнить." Пришлось заверить ее, что это не подарок, а в некотором смысле ее долг как младшей принцессы. Потом отработаешь..
Ага, если меня не убьют раньше… Теперь маловероятно, но все таки. Но вот то, что мне дадут порулить государственной махиной действительно за гранью разумного. Но если вдруг, то у меня будет фанатично преданный человек.
- Ну и зачем? – обратила на себя внимание Кая.
- Кадры решают все! И готовить их надо заранее. – поделилась Хикэри истиной, известной каждому русскому. – И поскольку я ее спасла, то обязана заботиться о ней
- А зачем ты ее отправила в ее покои? – внезапно Косаки оказалась рядом со мной. - Может, для того что бы развлечься и не шокировать девочку? – Красавица уже сидела у Хикэри на коленях и смотрела в глаза, положив руки ей на плечи.
Не дождавшись от Хикэри реакции на такую провокацию, она придвинулась еще ближе. Теперь соски Каю тёрлись о ее грудь, лобок прижался к животу Хикэри, а губы замерли в сантиметре от ее лица.
Соблазнительно, черт возьми! Но если все идет прекрасно, то вы явно чего-то не замечаете. И право же не стоит портить в зародыше дружеские отношения постелью. С Такаги я это уже прошла.
- Кая… - чуть отстраняюсь, а дальше некуда! Бортик ванной за спиной. - Будь добра, слезь с меня.
По лицу девушки пробежала довольная улыбка.
- А разве я тебя не привлекаю? Ты на меня так смотрела при каждой встречи.
Я и на Саю так смотрела, и еще на десяток девушек, и что это дало?
- Очень привлекаешь. И именно поэтому слезь.
Над водой мелькнули ножки и темный треугольник и снова скрылись под водой. На сей раз Косаки села рядом со ней.
- Хорошо.
А вдруг она оскорбилась, что ей пренебрегли, а ее соперницей нет?
- Кая...
- Если бы ты полезла ко мне целоваться, я бы тебя утопила. – с усмешкой сообщила довольная девушка.
- В самом деле?
- Нет конечно. Но полностью доверять после такого я бы не стала.
- Извини, но ты как бы меня сильно провоцировала.
- Ты молодец.- Косаки ободряюще улыбнулась и протянула руку.
- Друзья?
- Не сразу.
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#36 wizard » 14.08.2018, 14:55

***

11 ноября 1992 года
вечер
Информационное сообщение Информационного телеграфного агентства Российской Империи (ИТАРИ)

"Сегодня , в 12 часов 11 ноября 1992 года в Константинополе открылось второе заседание Совета Альянса.
На Совете Альянса присутствуют :
от Российской Империи--Его Величество Император Всероссийский Олег Даниилович;
от Германской Империи- Его Величество Германский Император и король Пруссии Адальберт II и Его Императорское и Королевское Высочество Наследный Принц Германский и Прусский Фридрих;
от Японской Империи- Её Императорское Высочество Кронпринцесса Хикэри и Её Императорское Высочество Принцесса Императорского Дома 3 ранга Юкки.
В качестве почетных гостей и наблюдателей на Совете присутствуют:
От Священного Союза: Его Королевское Высочество Наследный Принц Королевства Квебек Генрих, Его Величество Испанский Император Карл V, Его Высокопревосходительство Первый Консул Конфедерации Штатов Америки г-н Роберт Макдоннелл;
От Великого Альянса: Его Величество Король Шотландии и Островов Александр IV, Его Величество король Швеции Карл XVI Густав, Его Величество Король Венгрии Иштван VII, Его Величество Король Словакии Томаш, Его Королевское Высочество Наследный Принц Италии Принц Генуэзский Томмазо.
В качестве почетного гостя на Совете Альянса присутствует Его Высокопревосходительство Президент Техаса Марвин Буш.
Собравшихся благословили Его Святейшество Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Его Святейшество Патриарх Константинопольский Максим V. Свое благословение Совету Альянса прислал Его Святейшество Папа Римский Бенедикт XVI.
Затем Его величество Император Всероссийский проинформировал высоких членов Великого Альянса и Священного Союза о завершении проведения Российской империей, Тибетом и Республикой Самария совместной операции по пресечению глобального жертвоприношения проводимого членами королевской семьи Англии на территории вассального Тибету королевства Сонмарг при участии темных жрецов секты Бон.
Как известно Английское королевство проводило политику отбора детей у низших слоев общества для принудительного заселения Австралии. Всего за последние 10 лет таким образом на территорию Австралии было перевезено около 20 000 детей. Однако как стало известно разведке Российской империи часть детей была направлена для принесения в жертву на территории монастыря Менри секты Бон королевства Сонмарг. Российская империя при подтверждении данных фактов приняла исчерпывающие меры для пресечения актов некромантии и сатанизма. Территория королевства Сонмарг взята под контроль вооруженными силами России, Тибета и Самарии. Там заканчивается работа Орденов РПЦ и сил правительства Далай-Ламы по обезвреживанию вызванных членами королевской семьи Англии демонов и упокоению мертвых. Взят живым верховный жрец школы Бон Дру наместник монастыря Менри Лобсанг Вангчуг и наследный принц королевства Сонмарг. Король Сонмарга покончил жизнь самоубийством. Находившиеся в Сонмарге принцесса Уэльская Диана и герцог Йоркский попросили убежища у Е.В. Императора Всероссийского. С боем были взяты в плен герцог Глостерский и любовница принца Уэльского герцогиня Корнуэльская Камилла.
Самому принцу Уэльскому удалось бежать бросив жену и любовницу.
Демоноборцам Братства Слова Господня удалось взять живыми двух некромантов и мага-демонолога монастыря. В настоящий момент они находятся в специальном помещении в подземелье башни Ангелов в условиях исключающих любую возможность проявления ими своей сущности слуг Зла. Также пленены более 600 военнослужащих королевской гвардии Англии.
Общее число детей принесенных в жертву оценивается примерно в 4 000 душ. На территории монастыря вскрыты гигантские захоронения принесенных в жертву детей. В ходе операции удалось спасти 278 детей которые находятся в ужасном физическом и духовном состоянии. На территории Сонмарга развернут полевой госпиталь.
Собравшимся членам Совета Альянса и гостям были предъявлены доказательства совершенных королевской семьей Англии жертвоприношений для овладения искусством некромантии и демонологии с целью впоследствии применить эти знания против монархов Альянса и Священного Союза и восстановить Британскую Империю. Многочисленные видеозаписи свидетельствующие о проведении массовых детских жертвоприношений повергли в ужас и негодование членов Совета Альянса. Членам Совета и гостям были продемонстрированы вещественные доказательства злодеяний. Был показан трон наместника монастыря из человеческих костей и жезлы некромантов набалдашниками которых служили головы детей. Особый ужас у собравшихся вызвал жезл которым пользовалась для вызова демонов Герцогиня Корнуэльская Камилла. Вид костяного жезла на котором была закреплена голова девочки, белокурые волосы которой падали на искаженное ужасом мертвое лицо, вызвал у всех без исключения собравшихся ужас и глубокое возмущение деятельностью королей Англии. К своему горю наследный принц Квебека узнал в девочке внучку своего друга герцога Сомерсетского, который, как выяснилось, за отказ поклонится дьяволу был принесен со всей семьей в жертву демонам.
После этого заседание по решению глав Альянса было прервано для заупокойной службы по мученикам .
Заупокойная служба по мученикам была проведена для глав Альянса в соборе Святой Софии и для членов Священного Союза в храме Христа Победителя. Ее проводили Святейшие патриархи Московский и Константинопольский.

Во второй части заседания выступили Принцесса Диана и герцог Йоркский. Они подтвердили факт массовых жертвоприношений и описали факты которые слишком омерзительны чтобы указывать их для широкой публики.
За тем были допрошены Герцог Глостерский и герцогиня Корнуэльская.
Если герцог Глостерский раскаялся в совершенных злодеяниях и выразил готовность предстать перед судом за дьяволопоклонничество и соучастие в человеческих жертвоприношениях, которые он проводил вместе с принцем Уэльским Чарльзом, то герцогиня Корнуэльская Камилла подтвердив свое участие в ритуалах дьявола и человеческих жертвоприношениях не только не раскаялась, но и пыталась воззвать к демонам прямо в зале Совета. После этого она была немедленно удалена из зала Совета и препровождена в надлежащее помещение. Решением Совета Альянса герцоги Йоркский и Глостерский, принцесса Уэльская и герцогиня Корнуэльская, а также прочие пленные переданы для дальнейшего дознания Братству Слова Господня Русской Православной Церкви.
Были заслушаны показания некоторых спасенных детей которые были в силах дать показания на Совете Альянса.
Ниже приводятся показания спасенной девочки Салины Ивлин.
Допрос проводился в присутствии монахинь монастыря Панагии Одигитрии.
"- Из нашего детского дома в Ливерпуле отобрали кроме меня еще 20 детей в начале августа, - рассказывала Салина. - Семь девочек и тринадцать мальчиков. Все мы были добрыми прихожанами нашей Англиканской Церкви. До октября нас проверяли по здоровью, делали какие-то исследования и хорошо кормили. Нам сказали что мы поедем в Австралию, где потом и будем жить. Мы знали что в Австралии хорошо, так как из нашего детского дома многих туда увезли и им там нравилось. Двадцать пятого октября в три часа ночи нас подняли и собрав повезли на аэродром.
Ехали мы несколько часов и когда приехали нас отвели в ангар где было еще много детей, сколько точно я не могу сказать, но наверное около 200. мы там проведи день и ночью нас погрузили в самолет.
Летели мы долго , а когда прилетели то выйдя мы поняли что это не Австралия. на горизонте были гигантские горы и кругом были военные с собаками. там были не только азиаты , но и англичане. Нас построили в колонну и повели под конвоем в город. несколько ребят попытались бежать, но их растерзали собаки. Нам стало очень страшно и больше никто не пытался сбежать. мы пришли к горе у подножия которой лежал город, а на вершине горы был монастырь. Он был очень черный и страшный. Когда мы подошли к горе , там открылись ворота и нас завели внутрь. Потом нас посадили в открытые вагоны с лавками и повезли внутрь горы. Мы приехали в какую-то пещеру и нас отвели в камеры в горе. В нашей камере было шесть девочек. Мы очень боялись и молились Господу Богу и Деве Марии. Утром нас отвели в зал в глубине горы, где на полу была вырезана в камне гигантская пятиконечная пентаграмма. На верхушке каждого луча в полу было отверстие.
рядом с каждым отверстием был большой камень с кольцами. на них положили пять голых мальчиков и стали их мучать, а нас приковали по периметру зала. Нас было приковано примерно 40 детей. Мальчики так кричали. Мы плакали. Потом от них стали отрезать куски мяса и жарить их на огне который появился в центре пентаграммы. Потом мясо сложили на поднос и стали обносить нас предлагая съесть. Они говорили что Христос умер и на Земле властвуют демоны и если мы вкусим мясо то признаем демонов своими повелителями и избегнем смерти. Те, кто согласился и съел кусочек , но их было человек пять не больше, были освобождены от оков и ушли вслед за жрецами вглубь горы и мы их больше не видели. Даже один мальчик от которого отрезали мясо, захотел съесть кусок. Ему дали и когда он съел, то его отвязали и вынесли из зала. Но мы все молились Богу о спасении души. Нас стали бить, потом отвязали и избитых отволокли в камеры.
А тех ребят, кого пытали, сбросили в отверстия и оттуда донеслись их стоны и довольное уханье и над отверстиями и в центре пентаграммы заклубилась тьма.. И мы поняли, что в отверстиях кто-то был. Нам всем было по 12-14 лет и нам было очень-очень страшно и когда мы вернулись в камеру, то мы поняли что умрем все и долго плакали.
Через два дня это повторилось.
Нам сказали что это последняя возможность отречься от Христа и встать на сторону Сатаны. На этот раз от Христа отреклись человек 7 или 8. Они ушли и тогда ребят которые были распяты на камнях сбросили в колодцы. То, что клубилось над жертвенником стало приобретать форму некоего существа красного цвета. Мы поняли что пришел конец. Но тут наверно десять или чуть больше девочек католичек запели молитву против дьявола "Exorcizamus te..." и то существо, что было в пентаграмме рассеялось. Жрецы очень ругались и убили их. а нас оттащили в камеры. Потом нас только били и насиловали и мы потеряли счет времени и молились чтобы господь взял нас к себе. я не знаю сколько прошло дней, но однажды нас с Кэти утащили в комнату где была пентаграмма на полу и в центре ее отверстие почти полностью наполненное кровью. Нас привязали к камням рядом с отверстием и Кэти начали резать ножами чтобы ее кровь лилась в отверстие. Она так кричала а я плакала потому что поняла что сейчас умру. Но тут я заметила что через стену начал пробиваться свет. Жрецы завопили громче и стали мучить Кэти чтобы она кричала. Но свет становился все ярче и тут они сбросили ее в отверстие и я прямо услышала как что-то скрежеща когтями стало подниматься по трубе в комнату. Жрецы подошли с ножами ко мне, но тут стена исчезла и в свете появились священники и воины с крестами на яркой броне. Жрецы направили на них свое оружие, но лучи тьмы лишь скользили по их светящейся броне. Воины убили жрецов и из их тел вырвалась тьма. священники стали читать молитву и тьма рассеялась. Потом они что-то бросили в колодец и оттуда вырвался сноп истинного Света и я поняла что они убили то, что поднималось.
Потом один из воинов развязал меня , взял на руки и вынес из комнаты.
Из нашего детского дома уцелели только три девочки вместе со мной.
Я очень рада что спаслась и всегда буду молиться за воинов Христа.
Клянусь спасением моей души и святой Девой Марией что все рассказанное мною правда."
Решением Совета Альянса все выжившие дети будут взяты на воспитание правящими семьями Альянса для воспитания их в духе Христианства и верного служения Альянсу.
Совет Альянса единогласно потребовал от всех членов правящей королевской семьи Англии до конца ноября 1992 года прибыть в Москву для покаяния и безоговорочно предать себя в руки Звездного суда, каковой рассмотрит их прегрешения и определит меру их наказания. В случае если королевская семья не сдастся, то Альянс начнет крестовый поход против Англии для сокрушения демонопоклонников. Если войска Англии окажут сопротивление, то весь английский народ разделит судьбу своей правящей династии. Таково решение Альянса.
По решению Совета Альянса все дипломатические отношения между Альянсом и Англией прерваны с 12 ноября и все дипломаты Англии должны покинуть все страны Альянса в течение 24 часов. Совет Альянса принял к сведению заявление Испанского Императора о поддержке Испанией и Священным Союзом решения Альянса и об исключении Англии из Священного Союза с разрывом всех отношений между Англией и Священным Союзом с 12 ноября.
Совет Альянса по согласованию со Священным Союзом сформировал судебную коллегию Звездного Суда для суда над королевской династией Англии. В ее состав вошли:
Председатель - Е.В. Германский Император Адальберт II, члены суда- Е.В. Король Швеции Карл XVI Густав и от Священного Союза- Е.В. Испанский Император Карл V.
Принято решение согласится с предложением Святейшего папы Римского о направлении в Сонмарг членов ордена Доминиканцев и рыцарей ордена Св. Иоанна Римско-католической церкви, а также привлечь к дознанию опытных следователей из Ордена Св. Доминика.
Затем в третьей части заседания был заслушан доклад Её Высочества принцессы Юкки о разрешении некоторых проблем Японской империи.
Решением Альянса Японской империи передается для расселения своих подданных Восточная Бенгалия и Северо-Восточные провинции Северо-Индийской Империи в границах которые устроят Японскую Империю. Германская империя как сюзерен Северо-Индийской империи сообщит ей о решении Альянса и проконтролирует безусловное выполнение решения.
такова Воля Альянса
На этом в 17 часов 11 ноября второе заседание Совета Альянса закончилось"

***

11 ноября 1992 года.
Константинополь
Аэропорт им. Георгия Великого
Зал прилета для официальных делегаций
18 часов 15 минут


Хикэри встречает в аэропорту гвиби Кореи, которую зачем-то срочно вызвал Император.
Ну не доложил он мне, досадно. Но я в общем и не спрашивала.
Насколько она помнила- гвиби это титул наложниц Императора даваемый им своим наложницам из Китая и Кореи. Из Китая вроде бы любовниц у Хикаро не было, а корейская вот сейчас прилетает. Особо дальше она читать справку подготовленную Ёкотой не стала.
Прилетает и прилетает. Я в общем уже почти Императрица двух стран и мне гвиби не соперница. Его сын у нее, это не есть хорошо, но он кимчхи и в общем наверное не стоит беспокоиться. А в случае чего...В общем встретить и проводить. А вечером...
Хикэри по кошачьи потянулась, покосилась на Ёкоту и поудобнее устроилась на подоконнике. Её забавляло потаенное возмущение шокированной такой вопиющей небрежностью к правилам свиты.
-Ваше высочество, самолет гвиби приземлился. Она будет в течение 20 минут.
Может вам занять место на троне?
-Мне и тут неплохо,- Хикэри покосилась на трон стоящий на возвышении,- не стоит раньше времени все усложнять. Выйдет , разберемся.
-Как прикажете,- Екота отошел к группе свитских.
Через 20 минут появилась группа девушек в сопровождении охраны.
Шедшая в центре девушка в придворном костюме огляделась по сторонам и, заметив Хикэри, в сопровождении фрейлин направилась к ней.
Хикэри с удивлением узнала в ней свою подругу по приключениям в Кабуки-тё Чхун Ри.
- Я, принцесса-гвиби Чхун Ри Королевства Корея, приветствую Ваше Императорское Высочество Кронпринцессу Империи Ямато Хикэри,- у Чхун Ри, произносящей приветствие с серьезным тоном, в глазах пляшут чертики,- поздравляю Вас с великой честью стать императрицей России.
- Брось формальности, Ри,- Хикэри соскакивает с подоконника,- поехали в Большой Дворец. Нас там ждет наш повелитель. Поговорим в машине.
-Хорошо, но сначала я представлю тебе своего сына, принца Кореи Ким СёХона.- Ри принимает на руки от фрейлины двухлетнего малыша, который таращится на Хикэри с некоторой опаской.- Поздоровайся с тетей, Сё.
Малыш с подозрением смотрит на Хикэри и отворачивается к маме.
-Какой симпатичный, несколько фальшиво умиляется Хикэри,- весь в маму.
-Да и от папы тоже есть много. Такой же упрямый,- Ри передает сына фрейлине.-
Ладно будем считать что представила, поехали.
В машине особо поговорить не удалось. Хикэри рассказала то, что по ее разумению можно было рассказать о Совете Альянса. Ри выслушала и поблагодарив уставилась в окно. Настроение у нее очевидно упало.
Приехав они поднялись в малую гостиную дворца Дафна, где их уже ждал Хикаро.
-Спасибо Хикэри, что встретила и довезла. Ты можешь съездить в Влахерны, там Юкки во дворце Океана беседует с военным и морским министром о границах ваших приобретений.
- С вашего разрешения , государь, я пойду в свои покои,- Хикэри решила отдохнуть,- Юкки справится и без меня.
-Как скажешь, тогда мы ждем тебя в 22 часа в малой столовой. у нас почти семейный ужин. Гости будут но немного, а мне с Ри надо поговорить.
мы? Ха...

***

22 часа
Большой дворец
Малая столовая


Император удобно расположился во главе роскошного стола — в компании Марвина, его супруги, Хикэри, Ри и двух веселых старичков-придворных, которых обычно приглашали ради умения развлекать общество средневековыми анекдотами. Приборы подали серебряные. Хозяин просто знал, что его друг Марвин предпочитает классический антураж. На огромных блюдах дымилась свежеприготовленная рыба, в том числе любимый императором сом под грибным соусом, в кубках благоухало вино, фрукты громоздились уступами в тяжелых вазах. Столовая открывалась на улицу застекленной верандой, внутри увитой зеленью, сквозь которую сверкала сабля Золотого Рога и неясно синел подсветкой огромный Город. Впрочем, современность не была до конца изгнана с обеда. В дальнем углу комнаты на большом телеэкране беззвучно неслись колесницы, рукоплескали зрители, порой мелькал бесстрастный, как всегда, Олег- показывали лучшие моменты заключительной гонки.
Босфор с высоты дворца казался рекой, даже как будто не особенно широкой, а местами покатые гребни холмов превращали его в узкую синюю полоску. Иллюзию разрушали только мост Георгия Великого, в свете подсветки он казался алым — огромное сооружение, равных которому в мире были единицы, отсюда казалось почти игрушечным — и миниатюрные фигурки медленно плывущих кораблей: сразу становилось понятно, что там, внизу, не какая-то речушка, а морской пролив, просто до него было далеко. Но окутанный легкой дымкой мыс Серальо с возвышающейся над всем Святой Софией, казался при этом столь близким — вот только руку протянуть…


В этот вечер и Хикэри и Ри были одета «по-античному» — в последние десятилетия туники в Империи не выходили из моды и в тех или иных вариантах всегда присутствовали среди женских нарядов. Легкие платья из белого шелка у Ри и пурпурного у Хикэри, без рукавов, схваченные на плечах золотыми застежками, а под грудью перевязанное синей лентой в тон рубинов, украшавших изумительной работы колье и серьги кронпринцессы ( У гвиби серьги были с аквамаринами и прекрасно сочетались с белым), доходили девушкам до щиколоток, струясь множеством складок. Материя была такой тонкой, что повторяла каждый изгиб тела, шевелилась от дыхания. Шелк казался прозрачным, однако на самом деле это была иллюзия — впрочем, только еще больше разжигавшая воображение…

Но, глядя, как колеблется при дыхании шелк на груди Хикэри, как поблескивают тонкие золотые браслеты на ее обнаженных руках, как светится изнутри ее бархатная кожа, как подрагивают в улыбке ее губы и весело блестят темно-карие глаза удивительно насыщенного оттенка, Хикаро с трудом мог поддерживать светский разговор с Марвином.
Так, черт возьми, но можно ли от него требовать иного? В конце концов, он не ангел непорочности! Он любит эту женщину и хочет обладать ею.
Он перевел взгляд на Ри, та была также восхитительна и обаятельна как и 5 лет назад, когда он выбрал ее из предложенных ему дядей, королем Кореи, Александром.
С тех пор она много раз удивляла его своими выходками, приводившими порой королевский двор Кореи в бешенство.
А может она просто чувствовала что все так закончится и торопилась жить?
Последнее ее условие поставило его в тупик, но подумав, он согласился. Рисковать Хикэри он уже права не имеет.

***
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#37 wizard » 26.08.2018, 18:31

12 ноября 1992 года
Константинополь
Большой дворец
9.30 утра.

Проснувшись Хикэри еще раз подивилась способности императора вставать так чтобы не разбудить ее.
И как только он ухитряется вставать так чтобы я ничего не слышала?
Накинув халат и вызвав слуг она подошла к столику на котором уже был сервирован завтрак.
Выпив чашку кофе и съев омлет она решила узнать у слуг где император и Ри..
-Его величество и гвиби гуляют по парку,- служанка принялась сноровисто облачать Хикэри,- государь просил вас одеться потеплее. Потом вы едете в аэропорт.
Одевшись Хикэри спустилась в парк и быстро обнаружила стайку придворных стоящих у входа.
Его величество и Его высочество гвиби ждут Вас, Ваше высочество - сотрудник охраны пропустил ее в парк.
Увидела она их издалека. Они медленно шли по парковой аллее.
Подойдя, Хикэри с удивлением увидела, что Ри одета весьма легко.

-Сестра Ри, на улице весьма прохладно. Ваше Величество, почему вы позволили Ри так легко одеться.,- Хикэри обратила негодующий взгляд на императора.
-Не гневайся кронпринцесса,- Ри была отчего-то грустна и немного подавлена.- Государь сказал мне что в парке еще цветут ромашки и хризантемы и я не удержалась. В Корее практически нет ромашек, а они всегда напоминали мне о Его величестве. Я нарвала букет из них. Ты не будешь возражать что я попрошу Его Величество поставить их около Вашей кровати?
Да что с ней такое?
-Хикаро, что ты сделал с Ри,- Хикэри решила ободрить подругу,- я никогда не видела ее такой ... Сестра, приободрись, что случилось и почему ты такая грустная?
-Ничего он не сделал, просто у каждого из нас есть время исполнять долг.- Ри выпрямилась и посмотрела на царя,- Ваше величество, я пойду поставлю цветы в вазу и оденусь для поездки. Хикэри...- не дожидаясь ответа Ри коротко поклонилась им обоим, развернулась и ушла.
-Пойдем во дворец и подождем ее в столовой. Обедать вряд ли будем, так что тебе надо плотно поесть.
Завтрак прошел в просто похоронной атмосфере. Хикэри не понимала что собственно происходит. Гвиби служанка принесла малыша, она покормила его кашей, затем погладив по голове, отдала служанке цепочку с медальоном и отпустила ее с сыном. Император, глядя на нее, не проронил ни слова за весь завтрак.
По дороге в аэропорт Ри молча глядела в стекло и не реагировала на все попытки Хикэри ее разговорить. Император говорил по телефону кажется с королем Португалии.
Закончив разговор, он обратился к Ри,- король согласен. Я выпущу указ после того как мне доставят отказ от прав на престол Кореи его сына.
Ри не поворачивая головы коротко кивнула.
На летном поле Хикэри увидела самолет сиккэна , а вскоре увидела и его. Кейтаро вместе с племянницей подвели к императору.
- Вы нашли две боеголовки, о которых я сообщил в знак моих добрых намерений?- Кейтаро решил очевидно похамить,- как я понял, гвиби меня сопровождает. Я надеюсь что все произойдет как мы договаривались , а не как с Маргаритой.
-Не беспокойся, вместе с вами летит английский посол и члены посольства.- на лице императора проблескнула ненависть,- мы производим обмен. Как только взлетят наши, взлетит и твой борт. Да, и все что ты дядя сказал подтвердилось. Обе боеголовки найдены.
-Ваше Величество, наш борт в Лондоне вылетел,- адъютант был краток.
-Хорошо. Кейтаро, можешь идти, сейчас к тебе присоединится твоя племянница и члены английского посольства. Экипаж там твой.
-Ваше величество,- племянница сиккэна Мисато Фукадо падает к ногам императора,- я прошу Вас разрешить мне остаться в Японии. Я виновата, но он мой дядя, и я не могла предать род Фукадо. Прошу оставить меня на родной земле. Я верю в милость Вдовствующей Императрицы -матери и ,- она покосилась на Хикэри ,- Великой принцессы.
-Можешь остаться, если хочешь,- Кейтаро не спрашивая никого молча идет к самолету.
-Если ты решаешься отдаться на милость моей матери и Хикэри, то я не возражаю.- император был краток,- уведите ее и позовите королевского посла.
-Ваше Величество,- посол Англии граф Родрик Брейтвейт бледен , но держится гордо,- мой король уполномочил меня передать вам, Ваше величество, что он не признает решения Альянса и будет защищать честь королевства и свободу Англии.
-Посол,- император откровенно издевается.- я слышал, что мой брат король Георг назначил некоего сквайра Джеймса Кэмерона премьер-министром. Это так?
-Да, Ваше величество, сэр Кэмерон стал премьер-министром.
- К нам просочилась информация о Кэмероне, что в процессе инициации в одной из закрытых школ Великобритании у него, был секс с головой дохлой свиньи. Ритуалы посвящения очень странные в школах Англии. И мой брат король делает странный выбор премьер-министра. Вряд ли кто будет с ним из министров Альянса общаться...
-Вы шлете инструкторов в южный Китай. Там погибают наши ребята, помогающие законному императору Китая. Ваш новый премьер трахает дохлую свинью. Ваш кронпринц убивает детей и подкладывает жену под демонов.- Хикэри с яростью прерывает императора,- Англия проклята богами. И вы ещё и за предателя Кейтаро ответите. Япония полностью одобряет все что решат Германия и Россия.

-Но я сейчас прошу вас, посол, запомнить что я скажу и передать моему брату королю Георгу следующее,- Император как ни в чем не бывало продолжил говорить,- если с моей гвиби все будет хорошо и она благополучно вернется домой, то я отпущу герцога Йоркского и тех гвардейцев , кто не замешан в убийствах детей, а их вроде большинство.
Если же она погибнет, то я клянусь превратить в ее погребальный костер Лондон и участь Парижа вам покажется доброй сказкой.
-Российско-британские отношения никогда не были очень близкими.- посол пытается сохранить спокойствие,- особенно если сравнивать отношения между нами и, к примеру, Францией, которую вы уничтожили, и нами и Россией. У России тоже исторически складывались более тесные отношения с другими европейскими странами, но не с Великобританией. Однако мы всегда играли по правилам и соблюдали некие джентльменские правила. Я все передам королю.
-Идите посол,- царь поворачивается к Чхун Ри.
Сэр Родрик коротко кланяется императору и идет к самолету.
-Чхун Ри мне очень жаль, что так все получилось.
Нагамаки с шипением вонзается в щель между плитами аэродрома.
-Повелитель,- Хикэри опускается на колени,- у Ри маленький ребенок, мы не можем посылать мать Вашего сына на подобные дела. Прошу вас, оставьте ее с сыном, я готова полететь с предателем в Лондон и встретить там свою судьбу.
-Встань Хикэри,- Ри мягко поднимает ее,- будущей повелительнице двух стран не подобает стоять на коленях. Я знала что этот день рано или поздно придет. Маргарита выполнила свой долг, теперь моя очередь. Я попрошу тебя как будущую повелительницу Альянса позаботиться о моем сыне. Отец обещал ему корону Кореи и я надеюсь что ты, когда придет срок, ему об этом напомнишь.- гвиби в окружении своей свиты идет к самолету.
-Ри, я клянусь тебе, твой сын будет королем! - Хикэри начинает тихо плакать.
Принцесса оборачивается и прощальная улыбка скользит по ее губам.

Император обнимает Хикэри и они молча вместе смотрят как самолет сиккэна выруливает на взлетную полосу, взлетает и исчезает в небе.


***

Большой дворец
14 часов дня

- Ваше величество я хочу с вами поговорить. Так нельзя,- расстроенная Хикэри требовательно смотрит на императора.
-У политики свои законы. Иногда приходится жертвовать не только пешками.- Хикаро явно недоволен собой,- речь шла о 4 боеголовках которые этот псих спрятал в городах моей и твоей страны. Первые две мы нашли в Киото и Осаке. если бы он их взорвал то число жертв было бы более 200 тысяч. Вторые две обнаружены в Токио и Нагасаки. Сейчас их деактивируют. Если бы он их взорвал, то как я потом смог бы смотреть в глаза своих подданных. В политике при отсутствии выбора происходят иногда жуткие вещи, поэтому принимаемые решения порой просто ужасны. Мне иногда становится страшно от осознания сделанного... Я бы хотел чтобы ты никогда такого не увидела. Но мы допустили ошибку. Сиккэн недооценил меня и я его на этом поймал. Погибли тысячи верных ему людей. Но они были моими подданными и это моя вина. Я недосмотрел и как выяснилось я его недооценил. Крыса прогрызла решетку. Как результат у меня был выбор или гекатомбы в городах или одна жизнь. Но я все таки надеюсь вытащить Ри. В конечном итоге не самоубийцы же в правительстве Англии.
-Неужели все так страшно? Я слышала от отца, что политика занятие гораздо грязнее чем война. Тут все могут оказаться врагами, даже те кого ты считал своими лучшими друзьями. Нельзя остаться чистым занимаясь политикой... А что будет если она погибнет? Ты был серьезен говоря о Лондоне?
-Сама подумай. Человеку свойственно проявлять милосердие, но политика отбирает человечность. Люди меняются. Просто я на троне с 4 лет. Я вырос зная что никому не могу доверять, а кому я доверял погибали ради меня . Сейчас я доверяю только гвиби, тебе и частично своей матери и все. Ри скоро уйдет и мы останемся одни...
- Почему ты ее хоронишь? Разве Англия рискнет своей столицей.
- Они в своей страсти к демократии и ненависти ко мне перешли грань за которой начинается потеря контроля. Скорее всего они сами себя убедят что я не рискну.
А потом я сожгу Лондон. Вместе с жителями. Мой дед сжег Париж и там сейчас великолепный парижский лес и несколько монастырей и все. Но он выселил жителей .
Я его превзойду. Когда-то в 9 веке родились почти все христианские державы --Германия, Англия, Франция, Россия и многие другие. Мой дед стер с лица земли Францию. Я вместе с Германией уничтожу Англию. Мне жаль что вот так их история закончится.
Когда мне было 16 и регенты отдали мне власть, я считал, что всегда прав и что мои враги должны умереть. Взяв власть крутился как белка в колесе, чтобы стабилизировать страну и навести в ней желаемый порядок. Регенты все таки не полноценный монарх и страна за период длительного почти 12-летнего регенства сильно разболталась. Мне пришлось убить много людей, но я никогда не мучился кошмарами.- Хикаро вздохнул и Хикэри увидела как же он реально устал,- я уже более 10 лет у власти и у меня стали появляться сомнения, колебания и даже сожаление, иногда думаю о том сколько хороших людей погибли просто как побочный результат моих решений. А для других и смерть была недостаточным наказанием и я не смог наказать их так как они заслужили. Идем,- император берет Хикэри за руку и ведет ее к небольшому дому в глубине двора.
Хикэри переступает порог дома с некоторой опаской.
-Все сомнения и сожаления испытываемые мною при управлении страной находятся здесь.- Хикаро прикладывает ладонь к стене и стена разъезжается в стороны. Они входят в большой зал.
В глубине у противоположной стены на гигантском троне сидит фигура в доспехах сёгуна. В нишах стоят фигуры в доспехах воинов средневековой Японии. Справа и слева на подставках стоят горящие масляные лампы. Много ламп стоит и на ступеньках у подножия трона.
Хикэри проходит внутрь зала и останавливается у подножия трона. Она осматривается вокруг.
ламп много. Очень много. Они так ярко освещают зал...
- Что это за место? Ты сам зажег эти лампы?
- Этот дом мой отец построил для моей матери императрицы Асэми. Тут был алтарь Сусаноо. Это его статуя на троне. Потом она забросила этот дом и я его превратил в то, что ты видишь. Лампы? Некоторые зажег я, некоторые мои друзья, а некоторые люди умершие у меня на руках. Когда вследствие моих решений умирал человек и я испытывал сожаление и скорбь, я зажигал лампу. Но я и не заметил что их стало так много. Надеюсь их не прибавится. - Император, взяв масленку, деловито пополняет масло в лампах.

Хикэри молча берет чистую лампу, заливает туда масло, устанавливает на ступени трона и зажигает ее.
- Ри, мне очень жаль что все так получилось. В следующей жизни я обязательно поменяюсь местами с тобой. Если ты решишься отомстить, то я приму твою месть без колебаний...- на глазах у Хикэри появляются слезы,- как бы я хотела больше никогда не зажигать тут лампы.
Император подходит к ней и обнимает за плечи.
-Ты хочешь провести тут всю ночь?
-Тут мои враги, мои друзья , мое прошлое...моя память,- Хикаро нажимает на что-то под лампой зажженной Хикэри и в открывающееся гнездо вставляет фотографию Чхун Ри. -Это фотография какой она была пять лет назад, когда я впервые увидел ее.

Мне было 22 когда мне нужно было выбрать гвиби Кореи. Король пригласил меня на отбор.. Девушки все были такие милые и очень застенчивые, кроме нее. Она уселась на ограждение балкона и смотрела на все сверху. Король прикрикнул на нее и приказал спуститься. Она засмеялась и спрыгнула. Я ее поймал. Ри совсем не боялась и меня это так поразило, что я выбрал ее. И никогда не жалел. Я надеюсь ты поймешь меня и сумеешь заменить ему мать. Кроме меня и тебя у него никого нет.
- Я постараюсь выполнить ее волю и воспитаю ее сына вместе с вами, но мне не нравится это место, Ваше Величество,- Хикэри только сейчас поняла что она дрожит от странного холода,- вокруг столько огней, но они источают лишь могильный холод, пробирающий меня до костей. Кажется что больше одиноких призраков тут ничего и нет.
-Пройдет время и ты привыкнешь, но мне сообщили что приехала Юкки и я сказал чтобы ее проводили сюда.

* * *

Пару минут спустя.

- Хикэри, Косаки бросает тебе вызов!! – Влетевшая в зал Юкки, оповестила не только ее, но и императора. Впрочем Юкки была так возбуждена, что толком даже не поняла куда ее привели.
- Где, когда? – Хикэри прячет улыбку. Вызов заранее запланирован, нужные сплетни по Константинополю распространяются быстрей электромагнитной волны в вакууме.
- Она просила тебя подождать ее здесь. Она едет сюда с кронпринцем Германским.
-Хикэри, в этом доме есть подземный этаж. Там зал для фехтования,- император несколько рассержен.- Ты так с ней и не помирилась?
- Все в порядке Ваше величество. Никто никого не убьет. Вы пойдете? – Обеспокоенно спросила Хикэри.
Мы с Косаки мирный договор не рекламировали. Котенок тем более не торопилась оповещать город и мир. Субординация наше все. Для нее все было просто и ясно. Есть старшая сестра, которая все решит и сделает как можно лучше.
- Разумеется. – бросил Хикаро. – Разве можно игнорировать вызов? Ты с ней наверняка справишься! Главное не покалечь.
На поединок собралась приличная толпа придворных... Традиционный зал для фехтования вместил всех кто имел право туда войти, у всех остальных внезапно появились дела поблизости. У некоторых придворных в руках мелькали камеры, готовясь запечатлеть главный поединок года.
- Хикэри, не вздумайте улыбнуться! – прошептала на ухо Юкки, посвященная в шутку.
- Не бойся, Котенок. Я очень хочу увидеть лица наших мужчин.
Кажется нахожусь на съемках самурайского боевика… С собой в главной роли.
Ну вот, все приготовления завершены, народ разбежался по краям татами, не желая упускать такое зрелище.
Хикэри с Каей разошлись на положенном расстояние и замерли глядя друг другу в глаза.
Минута, вторая… Нарастающие недоумение витающие вокруг можно было потрогать руками. Ну же… Кая едва заметно кивнула. И раз… Отрепетированным движением, Хикэри одновременно с Каей выполнили глубокий поклон друг другу, развернулись и разошлись. Народ замер.
Ну вот, теперь и Косаки научилась шокировать всех вокруг.
Фридрих после некоторой растерянности засмеялся. Император улыбнулся. передал какой -то ящичек кронпринцу и пошел к лифту. Когда за ним закрылись двери лифта, Хикэри вспомнила про Ри. Фридрих подойдя к ней, передал ей ящичек.
Хикэри открыла его. Там лежал уже немного увядший венок из хризантем и ромашек.
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#38 wizard » 05.09.2018, 02:31

До окончания Снегов Хоодо осталось три главы,видимо закончу к следующим выходным.
Потом будет писаться Георгий 4 книга. 1 глава примерно в конце месяца если настроение будет.
Он тяжелый роман, считать надо.
Более легкие Пламя Хоодо и Слезы Феникса пойдут с сентября.
Средний темп пока по одной главе в месяц всех трех.
Пламя Хоодо-- конец ноября 1992 года--март 1993
Германские и шотландские войска вторгаются в Англию.
Виккерсы и леопарды против Чифтенов, Император обещал погребальный костер своей гвиби.
В Японии проблемы.
Хикэри возьмется за пистолеты и опять ее меч будет пить кровь.
Много крови мало любви.

Слезы Феникса
Начало китайского цикла.
Ноябрь 1992--март 1993
Он идет параллельно Пламени.
Юэ Сун и Лань Вэй девушки из Ханчжоу стараются выжить в огне восстания охватившего Южный Китай.

https://ok.ru/video/393923332784
Видеозаставка китайского цикла

Если не завтра-- аудиозаставка
http://xtremex3.com/choice/169087331.29 … -ne-zavtra
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

#39 wizard » 21.09.2018, 15:14

13 ноября 1992 года
Российская империя
Константинополь
10 часов 20 минут


Император, сидя на диване под навесом, защищавшим среднюю часть палубы от солнечных лучей( ноябрь выдался в этом году на удивление солнечным и теплым), разговаривал с техасцем и поглядывал на Хикэри, которая стояла на корме большой прогулочной яхты, опершись на перила, рядом с Юкки. Посещение музеев в промежутках между утренними и вечерними мероприятиями не предусматривало особой формы одежды, и на Хикэри под расстегнутой курткой был голубой брючный костюм, на ногах туфли на небольшом каблучке. Юкки выбрала также брючный костюм и в накинутой сверху куртке она была похожа на младшую сестру Великой Принцессы. С начала поездки они весело болтали, и до императора даже долетали отдельные фразы, из которых можно было заключить, что беседа шла на литературные темы. Но потом иногда то Хикэри то Юкки бросали взгляд на императора и одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять, что не стоит вторгаться в их разговор: они явно были чрезвычайно увлечены беседой… О нем?
Судно двигалось не спеша, меняя галсы и приближаясь то к одному берегу, то к другому. Капитан старался показать гостям все красоты великого Города. Золотой Рог только на закате становился по-настоящему золотым, а сейчас его стоячие воды были зелены, непрозрачны и — что ж поделать — слегка отдавали болотом. Впрочем, на них мало кто обращал внимание, уж больно захватывающие виды открывались по берегам. Слева тянулась городская стена с башнями, над которой нависали холмы, сплошь покрытые красными крышами, куполами храмов и дворцов, украшенные статуями на высоких колоннах. С воды были прекрасно видны ансамбль Влахерн, где здания и храмы карабкались по холмам наверх, опираясь на арки, выступы и контрфорсы. С каждым поворотом яхты картина менялась, пропадали из вида одни постройки, появлялись другие, и оторвать глаз от картины царственного Города было совершенно невозможно. На правом берегу раскинулся Галатский регион, подобный клубку сладкой белой ваты, накрученной на веретено древней башни-маяка. Дальше тянулись предместья, зеленевшие парками и садами роскошных вилл. Кое-где над ними виднелись купола церквей.

По оживленному лицу принцесс было понятно, что беседа доставляет им огромное удовольствие: Хикэри то смеялась, то просто улыбалась, то вскидывала брови, Юкки иногда морщила нос, совсем как девочка, или чуть приоткрывала губы, слушая великую принцессу, которая явно была в ударе… Все это, хотя они разговаривали у всех на виду, придавало их беседе почти интимный характер, что несколько не нравилось императору.
Наблюдая за Хикэри, насколько это позволял ход его собственного разговора с Марвином, Олег пытался понять что в ее улыбке таилось нечто особенное. Он гадал, что делала она вчера после фехтовального зала, когда он поднялся в зал Сусаноо, а Хикэри отправилась с Юкки в Исторический музей. Он не мог отделаться от ощущения, что с Хикэри после аэродрома произошло нечто такое, чего он в своих расчетах возможно не учел…
Мысли императора легко покинули сферу международных отношений. Блистать и нравиться было для Хикэри так же естественно, как дышать, и если она при этом любит его, то что ужасного будет в ее развлечениях? Разве она виновата, что Олег предпочитает шахматы танцам, классическую литературу современным романам и уединенный отдых в маленьком дворце на Халки званым ужинам с фейерверками на берегу Босфора? Не хочет ли он запереть ее в золотую клетку и приставить к ней стражей-евнухов?!..
Их характеры, интересы и жизненное кредо действительно во многом не совпадали. Порой император размышлял, почему из всех кандидаток, с которыми он общался в течение многих лет после гибели Маргариты, именно Хикэри настолько свела его с ума, что он влюблен в нее как мальчишка, — и ответ на этот вопрос в конечном счете сводился к древнему изречению: «противоположности сходятся». Со временем ему придется доверять ей, он уже понял, что при ее характере и темпераменте ей нужна определенная свобода самовыражения, и если б он вздумал давить на нее и требовать, чтобы Хикэри вела себя сдержанно и ограничила свое общение, она бы увяла, как цветок без воды, тем более что со своими подругами она могла общаться на такие темы, которые Олегу были не слишком интересны.

Медленно доплыв до места, где Золотой Рог окончательно обмелел и позволил явиться на своей поверхности островкам, покрытым ярко-зеленой травой, судно развернулось и поплыло обратно. Теперь далеко впереди был виден голубой Босфор, разделивший континенты, туманные холмы на азиатском берегу, и парившая над Городом Святая София — еле заметное золотистое пятнышко, которое, однако, сразу находил внимательный глаз.

Наконец, яхта пристала у Галатского моста. Император поднялся и направился к трапу, за ним последовала Хикэри и остальные гости.
- Ваше Высочество,- к Хикэри подошел начальник охраны,- нотариус предупрежден и ждет Вас. Маршрут и квартира проверены.
- Я, Ваше Величество, решила воспользоваться выходным в Совете и решить вопрос с моим наследством в Городе! - Хикэри улыбнулась императору.- Плаванье было поистине чудесным, но теперь с Вашего разрешения я Вас покину.

- Ваше Величество, вы только не сердитесь, но я уговорила Ее Высочество взять меня с собой, — в голосе Юкки зазвучали кокетливые нотки.

- Как можно, маленькая принцесса! Сердиться на это было бы преступно!

Юкки поклонилась и ничего не ответила, но императору явственно представилось, как эти двое за его спиной с улыбкой переглянулись…

***
через полчаса

Прибывшие к нотариальной конторе офицеры охраны проводили Хикэри к нотариусу. Тот внимательно, демонстрируя невозмутимость, и оглядел Хикэри. Затем извлек из ящика стопку бумаг. Хикэри моментально обратилась в слух.
Нотариус хорошо поставленным тоном зачитывал последнюю волю матери. Из этих бумаг вышло, что ей отходит большая квартира на бульваре Георгия Великого и счет для ее содержания. Нотариус передал ей документы на квартиру и ключи. Затем вручили конверт, адресованный лично ей. Под взглядами охраны она уложила его в сумку. Читать личное нужно в уединении.
В машине она достала конверт из сумки и вскрыла его. Было грустно читать строчки, наполненные теплом и любовью. Увы, хоть тревога и опасение еще явственнее проскальзывали в этом письме, указания на источник опасности все таки не было.
--Ёкота, на квартиру мы поедем не сегодня. Сейчас едем в Храм Святой Софии.
Из Святой Софии Хикэри отправилась на ипподром. Возле стартовой башни ее должна была ждать Юкки, которая намеревалась прогуляться по Городу. Хикэри решила что ей тоже не мешало расслабиться после всей суеты прошлого дня.

В толпе у главных ворот ипподрома она едва нашла Юкки. Та стояла, прислонившись к стене, и меланхолично наблюдала за движением встречных потоков нарядных горожан. Они шли посмотреть на выступления вольных артистов. Сквозь проездную арку было видно, что над ареной натянут канат, по которому медленно двигается человек в телесном трико, несущий на плечах двух мальчиков. На подмостках возле Спины кривлялись мимы, оттуда временами доносился раскатистый хохот.

- Пошли! - сказала Юкки, отлепляясь от стены. - Мне здесь уже надоело, поищем что-нибудь поинтереснее.

Хикэри заметила, что на Юкки в ее светлозеленом костюме неприязненно косятся те, кто причислял себя к победившим «красным». Они веселились вовсю и, кажется, не прочь были выяснить отношения со всеми синими, зелеными и белыми вместе взятыми. Но потасовки с серебряными фрейлинами и телохранителями принцесс , которые явно показывали свое присутствие, сегодня не входили в планы празднующих "красных".

Принцессы медленно преодолели запруженную веселым народом площадь и углубились в переулки. Здесь тоже было людно и шумно. Окна и двери всех гастрономических заведений были распахнуты, на тротуарах стояли столики, и ни один стул не пустовал. Повсюду что-то жарилось и пеклось, варилось и тушилось, восхитительные ароматы смешивались с запахами разогретого за день камня, дерева, цветов, росших прямо на улице в огромных горшках, кофе, хлеба и пряностей. Невысокие чистенькие домики с долей ужаса глядели на проплывавшую внизу толпу. Кое-где из окон выглядывали любопытные, но смотреть пока было особенно не на что.

На небольшом перекрестке, в центре которого красовалась клумба со статуей, было куда интереснее. Здесь заканчивалась безалкогольная зона, и они, купив у мальчишки по бутылочке ледяного «Олимпа» (Юкки решила все-таки не отставать от подруги и выпить алкоголя) и по пакетику соленых креветок, оседлали подходящий парапет и погрузились в созерцание. На площади было довольно шумно. У самой клумбы стоял жонглер, крутя над запрокинутой головой с десяток стеклянных амфор. Неподалеку другой трюкач вращал вокруг себя длинный шест с горшками на концах, откуда вырывались длинные языки пламени. В крошечном палисаднике примостился стеклодув со своими трубками и горелками, вокруг него были разложены на продажу стеклянные диковинки. Сновали продавцы лепешек, жареного мяса и сыра.

Справа доносилась мелодия флейты, слева — ритм литавров и барабана, там, видимо, танцевали. Перезвон колоколов призывал загулявших прихожан к трехчасовой молитве. Было уютно и немного таинственно.

Хикэри сделала несколько больших глотков из своей бутылочки и неожиданно прервала молчание:
- Сегодня вечер приключений, запомни его на всю жизнь!

Они быстро сунули пустые бутылки небольшому бродяжке из тех, что ходят в праздничные дни с пластиковыми корзинами на спине и животе.

Улица постепенно спускалась вниз, в переулках по левую руку порой мелькало море. Принцессы двигались в сторону императорского порта.
Улица сузилась. Здесь начинался квартал богатых особняков. Все они была ярко освещены, и в их ворота по временам впускали толпы разодетых артистов, акробатов и просто трюкачей. Гремела разностильная музыка, где-то явно играли в медведя. Редкие автомобили приветствовали горожан пронзительными гудками.

- Эх, хорошо им здесь веселиться! - воскликнула Юкки.

- Им-то хорошо, а монахам здешним я не завидую, - отозвалась Хикэри, махнув рукой куда-то в сторону. - А уж про Сергие-Вакховых вообще молчу! Как они выживают около ипподрома, непонятно.

- Наверное, залепляют уши ватой, - сострила Юкки.

Улица вылилась в обширный сквер. Там уже горели уличные фонари и переносные лампы. Вдоль дорожек стояли длинные столы, вокруг них толпилась гуляющая публика и суетились люди в красной униформе. Дело явно шло к раздаче съестного.

- Что-то я проголодалась, - решительно заявила Хикэри.

- Может пойдем отсюда, а? - взмолилась Юкки. - Что-то меня эти бесплатные блюда смущают…

- Сразу видно, что ты не местная, - засмеялась Хикэри. - Бесплатная еда это прекрасно. Вот когда появляется бесплатная выпивка, это другое дело, это очень подозрительно и всегда неспроста. Кстати, о выпивке!

Она покрутила носом и потянула подругу к огромной бочке, возле которой стоял усатый анатолиец. Вино здесь разливали в высокие пластиковые бокалы.

- Щедрее лей, чтоб помнила, что пила! - подмигнула Хикэри селянину, и тот, что-то одобрительно бормоча, наполнил высокий бокал до самых краев.

Расплатившись, девушки разжились у гостеприимных красных парой лепешек с жареным мясом и сыром и расположились, как многие другие, прямо на траве.

Вокруг царило невероятное веселье. Вдалеке звучал старинный военный марш, но крики разносчиков и зазывал из импровизированных лавочек покрывали и звуки литавр, и громкие здравицы подгулявших "красных". Всюду сновали разодетые барышни с мороженным и без, прохаживались семейства с детьми и животными, гвардейцы в парадных, белых с золотом мундирах, развязные туристы. Неподалеку длинноволосые юноша с девушкой пели под гитару веселые куплеты.

- Эх, хорошо что всего этого не видят благочестивые монахи! - воскликнула Хикэри, сделав пару хороших глотков. - они, пожалуй, только расстроились бы лишний раз. Сказали бы, что все вульгарно, негигиенично и вообще распущенность нравов.

Они выпили еще красного терпкого вина.

- Кстати, о жарких странах, - сказала Хикэри. - Я давно хотела тебя спросить: кто тебе посоветовал выбрать Восточную Бенгалию?

- Прочитала об очередном успешном провале индусов под Даккой, заинтересовалась и поняла что эта земля нам японцам будет в самый раз, лучше все равно ничего нету. А так территория почти равная Японским островам.

- Это уже на практике будем выяснять, благо желающих будет достаточно и повоевать и похозяйствовать на новой земле Ямато... Ты умная и решительная, это хорошо. И у меня для тебя есть новость,- Хикэри огляделась по сторонам,- завтра я надеюсь, ты будешь служить нашему повелителю. Дня три в твоем распоряжении.

Хикэри взмахом руки с зажатой лепешкой прервала попытку Юкки вскочить.

- Не благодари, ты становишься фигурой в политике двух стран и кто знает чем все это закончится. Хикэри вспомнила Ри и взгрустнула.

- Великая Принцесса я помню о своей клятве и никогда ее не нарушу, не надо гневаться на меня.- Юкки откровенно перепугалась.

- Да причем тут ты,- Хикэри встряхнулась,- я вспомнила Маргариту и еще одну девушку, если император захочет он тебе расскажет. Ну или я потом.

За разговором они и не заметили, как к ним приблизилась немолодая дама весьма подозрительной наружности.

- Девочки! - сказала она глухо. - Дайте закурить… ну, или хоть винца хлебнуть.

Хикэри сделала большой глоток и протянула ей свой бокал, где оставалось еще изрядно.
- Держи! А мы побежали.

- Куда? - встрепенулась Юкки.

- Кататься на лодке по Цистерне,- Хикэри увидела недоумение в глазах подруги,- Рядом с Софией расположена Цистерна, подземное водохранилище. построенное византийцами в 532 году и вмещающее уйму воды. Вода поступает сюда по акведуку из Белградского леса. В свое время это было одно из самых крупных и хорошо сохранившихся древних подземных водохранилищ Константинополя. В нем хранился резерв питьевой воды на случай засухи или осады города, доставлявшейся по водопроводу и акведукам.
Сейчас там прогулочный центр. Плаваешь на лодке, а тебе играет классическая музыка.
-Наверное интересно, -с сомнением протянула Юкки.

- А почему этих вот, - Юкки кивнула назад, когда они немного отошли, - не заставить хоть мусор, что ли, убирать?

- Во-первых, это не романтично. Во-вторых, мусорщиков хватает. В-третьих, они и так убирают мусор. По-своему.

- В каком смысле?

- А в таком, что подгуляет какой-нибудь солдатик или клерк, разойдется, и потянет его на подвиги, а подвиги тут как тут. Не самый лучший способ, но когда шлюх слишком усердно гоняют с улиц, они переселяются во дворцы, а нам это не надо!

После катания на лодках по подземному озеру неторопливая прогулка скоро привела принцесс на набережную Ликоса. Уже стемнело, над Городом висело темно-синее небо, по которому в разных направлениях двигались огоньки самолетов. Отсюда было видно море и древний порт Феодосия — там все сверкало огнями. На набережной шло гуляние. Орда студентов устроила хоровод и весело топала ногами под звуки диковинных дудок и тарелок. Не задерживаясь, подруги пересекли мостик над более чем скромной речкой — Ликос начал пересыхать еще в средние века, и теперь городским властям приходилось постоянно поддерживать его существование, все-таки историческая водная артерия! — и оказались на портовой стороне. Здесь уже чувствовалась другая атмосфера. Появились полицейские, важно расхаживающих по трое и по пятеро. Но принцессы, конечно, не намеревались углубляться в портовые переулки, а сели в незаметно подъехавший электробус, который повез их по ярко освещенным улицам в сторону пристани на Золотом Роге, где их уже ждал катер..


***

13 ноября 1992 гола
Константинополь
Патриархат
16 часов 40минут


- В том и суть. А хорошему хозяину, отче, приходится думать, куда приспособить каждую палку и каждый камень. Все может сгодиться. Но, как я могу догадываться, - тут император поднялся с кресла и едва заметно потянулся, - тебе, монаху, не должна особо нравится идея о том, что церковную жизнь можно приблизить к обычному человеку? Ты-то, полагаю, всем доволен? Но, как умный человек, ты все же должен понимать, что все очень и очень неблагополучно.

- Государь, уверяю тебя, что мне, даже как монаху, нравится далеко не все, - задумчиво ответил патриарх Константинопольский Максим. - Но с переменами нужно быть очень осторожным. Великим державам приличествуют многие достоинства, не то чтобы непременные все сразу, но в совокупности слагающиеся в величие. Большое государство не живёт без большого стиля. Как не живёт без него попросту успешное или претендующее даже не на успех – на долгое существование. Если царства не погибают в бою, то гибнут оттого, что их не уважают подданные.
Большой государственный стиль – это линия, от которой отсчитываются координаты всей остальной принятой в обществе эстетики. Праздничная одежда дворовых, конечно, беднее и аляповатее парадного костюма барина, но если барин вечно имеет вид, средний между Ноздрёвым и Плюшкиным, ни на Страстной, ни на Пасхе благолепия в доме не жди.
Большой государственный стиль – это очарование самой идеей государственности, утверждающее радостную верность национальному и утешающее, примиряя с несовершенством воплощения. Се форма, от коей бессмысленно требовать полного соответствия содержанию, но сама она довершает это содержание.
Не менее важно и самопредставление от противного. И это противное – опять же образ Рима.
Франция была любимой дочерью католической Церкви, первая католическая держава после впадшего в ничтожество Рима. Революции убили душу Франции и она исчезла.
Германия, в свою очередь, – настоящая, ожившая в новой плоти суровая Римская империя, не чета ветхому италийскому Риму. Никому, по мнению немцев, не дано так постичь вершины греческого и римского духа, как им самим. Той Германии уже нет, как нет и той Австрии, они обе сгорели в огне революции 1920, но нынешняя Германия светится отражение тех бюргерского и творческого начал, которые взросли на почве самостояния Священной Римской империи германской нации.
Британия, при всей своей самодостаточности, – вполне себе альтернатива Римской республике, Рим, не изгонявший надолго царей. Но то что сотворили ее правители говорит о том что скоро и она исчезнет навсегда.
Итальянское королевство – новый Город, построенный поверх легендарного, более не правящего миром.
Испания из альтернативной Римской империи, построенной на новом месте и так же рассыпавшейся, осталась альтернативным Городом и образцом для других Городов.
Россия неся в себе римский стержень, стала подлинным Третьим Римом и он должен превзойти первые два
Однако, вспоминая, как европейские государи и рыцари высокого средневековья и ренессанса сравнивали себя с Карлом Великим и Роландом, мы не глумимся над тем, что они-де по невежеству стремились вернуться в медвежье раннее средневековье, да и сами были неровня нам, чистеньким и просвещённым. Мы понимаем, что они брали за идеал своей мирской жизни общие очертания великой эпохи и те детали, что, видимо, не случайно сохранились, оплодотворяя творческое воображение. Ищущие в Риме образец берут за основу не рабство и узаконенное неравенство, не хищничество и подобострастие, не застой, восторжествовавший в замкнувшейся системе, не беспощадную ревность к ближним и не слабость перед лицом новых внешних сил. Они понимают несовершенство человеческой природы и превратность судьбы. Рим велик для них ещё и тем, что вместе с Библией вводит слабого человека и прозаическое общество в вечность временных лет, во вселенское пространство спора враждующих начал.
России как новому воплощению Рима принадлежит весь Рим, от Энея до Константина XI, и распоряжаться им она вольна к лучшему расположению духа – ведь никому не придёт в голову сомневаться, прилично ли немцам и другим европейцам вдохновляться далёкой историей, если в ней была и трусость перед норманнами, и бессилие перед англичанами, и высокомерие королей, и подлость революции.
Вопрос в акцентуации. Думается, после всего пережитого, и в преддверии выхода нашей цивилизации из того уютного домашнего домика, где мы жили тысячелетия, России следует обратиться к образу борящегося со стихией христианского Рима и представить, каков он был бы, если бы выдерживал все удары.
Так, после классицизма, ампира, николаевского классицизма, переходящего в тоновский неовизантизм, византийского элемента в русском стиле, модерна, нового ампира и русской готики начала и конца 30-х с последующим за ней новым классицизмом новое архитектурное слово напрашивается в неороманском средиземноморском стиле.
Я буду надеяться что храмы в неороманском стиле будут освещены не только светом нашего Солнца, но и светом чужих звезд.
- Бесспорно. Но, что ты думаешь о проповедях митрополита Ираклийского Кирилла? — спросил вдруг император.

Максим покачал головой:

- Слишком быстро он поднимается. Боюсь, закружится голова…

- Хорошо, поглядим. Отдыхайте Ваше Святейшество, а мне еще надо кое с кем встретиться.

Слегка поклонившись, император подошел к двери, но на пороге обернулся и внимательно посмотрел на патриарха.

- Я могу тебе чем-то помочь, Святейший?

Но тот только покачал головой и устало прикрыл глаза.

***

через час

Олег лежал на влажном разогретом мраморе и рассматривал цветные стеклышки, вставленные в звездчатые окна высокого купола. Из одежды на нем было только белоснежное пушистое полотенце вокруг бедер, прикрывавшее ноги до колен. Омар прилег с другой стороны каменного восьмиугольника, головы друзей оказались близко, так что можно было вести тихую беседу. Если бы кто-нибудь в этот момент забрался на крышу бани и заглянул вниз, фигуры парильщиков напомнили бы ему стрелки часов, показывающих что-то около пяти: пожилой, невысокий, весьма плотный левантиец и молодой, высокий, худощавый император…

— Хорошо у тебя! — пробормотал царь. — Главное, спокойно…

— Отдыхай, отдыхай, — отозвался Омар. — А повара пока потрудятся!

— Ты их особо-то не мучай, у меня еще часа три, не больше…

Имение, которое любил навещать император в редкие свободные часы, располагалось на самом острие Золотого Рога — там, где бухта мелела и суживалась, превращаясь в небольшую речку. Владения «Повелителя рыб», как часто называли хозяина, окружала невысокая живая изгородь, тянувшаяся почти на две мили. Здесь было все — дом, личная баня, гараж, аккуратная ферма и даже маленькая картинная галерея. Что и говорить, никто бы не признал сейчас в дородном и вальяжном Омаре Шарифе щуплого юношу, который сорок лет назад стоял на камнях Августеона в ожидании праздничного императорского выхода. По стародавнему обычаю представители городских «цехов» — если только это понятие еще имело право на существование — держали в руках образцы товаров, которыми могла гордиться Империя. Проще всех было кожевникам, чья продукция шла у туристов нарасхват: они несли на длинных шестах изящные сапожки и кошельки. Корабелы хвастались пластмассовыми моделями катеров и скоростных паромов. Труднее было торговцам снедью: в толпе их подносы часто рассыпались, поэтому те, что побогаче, заказывали роскошные пластмассовые натюрморты, ярко раскрашенные и весьма аппетитного вида, но без вкуса и запаха. И весьма странно смотрелся в толпе «чревоугодников» смуглый молодой человек со сросшимися бровями и упрямым взглядом карих глаз, державший перед собой блюдо, источавшее ароматы жареной рыбы, зелени и лимона. Оно было уставлено картонными коробочками, и из каждой выглядывал хвост жареной ставридки, пучок зелени и краешек румяной булки. На коробочках красовалась надпись «Мега-Шар» на фоне голубого силуэта Константинополя. Соседи с удивлением косились на юношу, но каково же было их изумление, когда проходивший под шум музыки и гром хоров император Даниил вдруг повел носом, остановился и с интересом поглядел на Омара.

— Что это у тебя, друг? — спросил он.

- Еда для тех, кто спешит, государь…

- Ах, американское изобретение, улыбнулся Даниил.

- Нет-нет, - засмущался молодой человек, - у них быстрая еда с каждым днем дороже, вредней и безвкусней, наша будет гораздо лучше…

Император чуть шевельнул бровью и проследовал дальше, но уже к вечеру Омар получил приглашение на аудиенцию - большую красно-лаковую открытку. Он быстро нашел общий язык с Даниилом. Молодой левантиец подкупал почти детской наивностью, сочетавшейся с природной добротой, открытостью и серьезностью. На Омара действительно можно было положиться, и скоро коробочки «Мега-Шара» стали мелькать во всех прибрежных городах Империи, затем добрались и до озерных местностей — всюду, где обреталась рыба.

- Ведь все очень просто! - объяснял левантиец. - Рыба должна быть свежей - раз, и масло нужно почаще менять - два. За этим будем следить. И пусть потом за нами угонятся те, кто кладет сосиски из крахмала в ватные пирожки!

Действительно, не прошло и нескольких лет, как босфорские ставридки, раскрытые, как книжка, и зажаренные до хрустящей корочки, стали известны всему миру. Впоследствии Омар сумел стать и молодому императору близким другом.
Разглядывая довольно неуклюжие звездочки, прорезанные в белом своде бани, Олег думал о том, в какой архаической среде порой приходится существовать российскому императору. Вот эти смешные окошки в хамамах левантийцы делают уже лет восемьсот, не меньше. Только в том и разница, что стекла в них теперь вставляют прозрачные, а не из мутного киселя, как в старой Пруссе.

Император приподнялся и поманил пальцем банщика — молодого левантийца в форменном полотенце до колен. Тот быстро поднес тазик с мыльной пеной и принялся намыливать августейшее тело, попутно растирая его жесткой перчаткой. Это называлось «кесе» - древняя процедура, которую раньше совершали над воинами, вернувшимися из похода.

«Хорошо было им! - подумал Олег. - Они хотя бы знали, когда война окончена и можно позволить соскрести с себя старую кожу. А мы сейчас живем в преддверии Великого похода, похода которому не будет конца…» Император почувствовал, что приятные воспоминания готовы рассеяться, уступив место невеселым думам и тупой деревянной боли под сердцем. Он встряхнулся. Не время думать о плохом. Нужно максимально расслабиться.

- Три, три, не жалей! - ободрил он банщика, который и так старался вовсю.

***

Константинополь
19 часов


Праздничная служба в Андреевском храме началась довольно рано, однако народу собралось непривычно много. Владыка Кирилл не служил, только присутствовал в алтаре, а в конце литургии вышел произнести проповедь. Говорил он, как всегда, живо и образно, так что прихожане слушали, затаив дыхание. Начав с жития мученика, он плавно перешел к необходимости бороться и страдать за веру в нынешние «последние времена».

— Уже Агнец снимает печати с книги последних судеб человечества, — вещал он, — уже близится великий день гнева Его, и мы должны быть готовы к испытаниям, грядущим на вселенную! Мы — подданные православной Империи, это наш долг! И если наше государство не всегда стоит на высоте своих задач, это не освобождает нас от ответственности за их решение. Мы — соль земли. И мы знаем, что там, где много соли, не пробьются уже никакие ростки. Я подразумеваю ростки неверия, теплохладности, безразличия к судьбам Вселенской Церкви! Но для того, чтобы нас услышали, наша церковь должна измениться, должна почувствовать свою силу и заявить о ней во всеуслышание! Но пока мы молчим, точно соляные столпы. В мире тяжелая обстановка, английские правители осознали свою силу и призывают демонов Востока , глядя на нас с жадностью и ревностью! В Альянсе и Германия и Япония навязывают нам свой еретический образ жизни, взращенный, к тому же, на чуждых нам ценностях. И поэтому вместо оправославления всей нашей жизни мы видим только ее обмирщение, поклонение материальным благам. Это они, японцы, подсовывают нам в императрицы православного царства язычницу! А к чему это ведет? К несбыточным мечтаниям о каком-то прости господи, космосе! Не о не пойми каких племенах нелюдей под светом не божьих звезд надо думать, а о душе и о вере Христовой…

Пожалуй единственным, кто не особо прислушивался к словам митрополита, был его келейник. Он поминутно выбегал из алтаря, шептался с какими-то женщинами, протискивался на улицу с телефоном в руке.

Между тем на площади перед храмом постепенно собиралась толпа. Подходили нарядные дамы в прозрачных платочках, бородачи с блестящими глазами, длинноволосые молодые люди, суровые старушки в черном. Перед оградой храма стояло уже около сотни человек, все явно чего-то ждали. Многие мужчины держали в руках большие иконы или шесты, обернутые тканью.

- Нам нужда модернизация, - звучал в динамике голос Кирилла, - нам нужно больше образовательных программ, специальных православных школ, детских садов, и даже институтов, где истинно-верующие не подвергали бы свою веру испытаниям, не смешивались бы с представителями других исповеданий. Но для этого необходимы средства, и всем сейчас нужно больше жертвовать на церковь. А по совести сказать, и наше государство должно поддержать ее в такой критический момент. Давно пора пересмотреть политику помощи приходам и монастырям, пора вернуть из музеев древние чудотворные иконы и святыни. Только когда они вернутся в храмы и к ним потекут паломники со всего мира, мы сможем в полной мере ощутить благодатную помощь свыше! И вот, я прошу вас сегодня, сейчас, приложившись ко кресту, пройти до ипподрома и засвидетельствовать нашу верность православию. Именно сейчас, когда внимание всего мира занимает Совет Альянса, наше молитвенное стояние будет воспринято всеми с должной серьезностью. Встань за веру, российский народ!..

Люди на улице внимательно слушали проповедь и негромко переговаривались

Окончив проповедь, митрополит Кирилл приготовился давать прихожанам крест, но вдруг заметил, что стоящий у солеи Димитрий отчаянно машет руками. Нахмурившись, Кирилл шагнул в его сторону и негромко спросил:

- В чем дело?

- Владыка, вы там очень нужны. Немедленно. Поверьте, это очень срочно. Вас ждут в притворе.

Выйдя на улицу через южную дверь, Кирилл прошел по пустынному дворику, обогнул храм и направился к западному входу. Очень удивили его закрытые ворота и отсутствие людей перед храмом. Быстро войдя в притвор, митрополит огляделся: десяток нищих, две старушки за свечным ящиком… и больше никого.

«Что происходит?» - подумал Кирилл и дернул за ручку тяжелую храмовую дверь. Та не поддалась, хотя изнутри ее вроде бы тоже дергали, пытаясь открыть. Похолодев от дурного предчувствия, митрополит выскочил из притвора и бросился к боковому входу. И только тут заметил стоящую в переулке за оградой патриарший АМО-114П… В отчаянии рванув алтарную дверь, Кирилл понял, что и она заперта.

«Продал… С потрохами продал, негодник…» - пронеслось у него в голове. Изнутри между тем уже доносился мощный бас патриаршего архидиакона, читавшего великую ектению.

- Владыка, вы оторвете ручку и можете пораниться, - раздался вдруг за спиной Кирилла вкрадчивый голос.

Обернувшись, митрополит увидел кротко улыбающееся лицо архиепископа Иоанна, великого магистра Ордена Слова Господня.

- Владыка, там вас сейчас не ждут, - продолжал тот, - но ждут в другом месте. Надеюсь, вы не откажетесь проехать со мной?

Кирилл промычал что-то невразумительное, но, быстро овладев собой, спросил:

- На чем же мы поедем?

- А вот на этой колеснице, - ответил Иоанн, плавным жестом указывая на патриарший автомобиль.

- Но…

- Святейший не обидится, он благословил нас немного покататься.

- Это слишком большая честь для меня! - воскликнул Кирилл.

- Ну что вы, владыка, вы же митрополит славной Ираклии! Кому же, как не вам, должна была выпасть честь проехаться в патриаршем экипаже?

- А может быть, в другой раз? - поинтересовался Кирилл, понемногу набираясь храбрости.

Кулаки его сжались, и он осторожно огляделся, пытаясь выяснить, сопровождает ли кто-нибудь Иоанна. Да, его сопровождали…

- Полагаю, неразумно будет отклонять приглашение августейшего. Он ведь может в другой раз его не повторить, - продолжал Иоанн тем же вкрадчивым тоном, в котором опытный Кирилл уловил глубоко скрытую угрозу, тем паче что исходила она от главного инквизитора Церкви.

Садясь в машину, митрополит пытался понять, хорошим или плохим знаком является столь внезапное приглашение на аудиенцию. «Что не сразу в монастырь Ордена — хорошо, а что к императору — плохо. И то, что Иоанн, а не какой-нибудь епископ, — хорошо… Эх, вот что разоблачиться не дали, это, скорее, плохо! Еду в саккосе, как попугай, у всех на виду, в патриаршей машине…»

Димитрий между тем стоял на углу одного из переулков и издали наблюдал за митрополитом, который неуклюже, боком, забирался в лимузин.

Внезапно зазвонил телефон. У звонившего был строгий голос, строгий и властный.

- Молодец, - услышал Димитрий. - Все правильно сделал, как учили. Теперь же изволь исчезнуть отсюда. Чтобы никто тебя больше в столице не видел. Мерзкая история у вас с той гречанкой вышла, ой мерзкая! Ну, да ладно. Она теперь забыта. Заслужил. Считай, что опять честный человек - насколько тебя хватит, конечно. И избавь от себя Город.

- Да, но как же…

- А очень просто, - перебил голос. - Только не говори, что придется на паперти стоять, деньги на дорогу выпрашивать. Не прибедняйся, не зли меня. Прощай - надеюсь, навсегда.

Тем временем патриарший лимузин нес Кирилла в сторону Дворца. В районе Августеона было уже достаточно людно, и собиравшиеся болельщики с удивлением разглядывали митрополита в облачении, смущенно восседавшего на патриаршем сидении. Около самого ипподрома машина въехала в невысокие ворота и остановилось посреди крытого дворика. Иоанн с Кириллом долго шли по полутемному коридору, потом поднялись по лестнице. Магистр ввел пленника в большую комнату без окон, но зато ярко освещенную и сверкавшую мрамором. У стены стояло несколько кресел.

- Здесь вам придется подождать, владыка. Желаю здравствовать, - вежливо проговорил Иоанн и, слегка поклонившись, исчез за дверью; тихо щелкнул замок.

Устроившись в кресле, митрополит Ираклийский предался невеселым размышлениям. Он чувствовал себя одиноким и всеми покинутым, даже преданным. Еще час назад он рассчитывал явиться к ипподрому во главе тысячной толпы и предъявить требования, а сейчас… Что его ждет? Суд? Изгнание? Прежде всего - томительное ожидание и полная неизвестность. Гадать бессмысленно, остается только следить за сложными переплетениями красных прожилок на белом камне. Он попробовал молиться, но молитва не шла ему на ум. Нет, спать нельзя! Сколько же это будет длится? И как тут тихо и покойно…

Митрополит очнулся от негромкого мелодичного звона и сразу вскочил на ноги. У дальней стены стоял невысокий трон, где восседал император.

- Государь! - воскликнул Кирилл, склоняя голову.

- Ну, здравствуйте, преосвященнейший владыка, - ответил Олег, пристально глядя на него. - Вы, конечно, не обиделись на наше настойчивое приглашение? Ведь вы вроде и сами собирались придти? Понравилось ли вам разъезжать в патриаршей колеснице? Запомните хорошенько это ощущение, потом всегда будете вспоминать.

— Государь, я… — начал было Кирилл и осекся, встретившись с тяжелым и холодным взглядом императора.

- Я все про вас знаю, не будем терять времени, - не спеша проговорил тот. - Вы хотел испортить людям праздник, выставить нас гонителями веры, попирателями всяких прав… Только зачем это вам, владыка?

- Государь… ведь вам известно, что мы заботимся о монашестве…

- И духовной жизни? Оставьте, владыка, не нужно об этом здесь. О духовной жизни заботитесь, а из-за вас пришлось святейшего беспокоить, от молитвы отрывать. Нет ли здесь противоречия?

- Я не хотел его беспокоить, государь…

- Так чего же вы хотели? Может быть, той же монашеской жизни? Высоких состояний, озарений? Чего? Пожалуй, если угодно, можно вам и духовную жизнь обеспечить. К примеру, в Соловецком монастыре. Хотя, - император поглядел на побледневшего Кирилла несколько задумчиво, - я вижу, такая перспектива вас отчего-то не прельщает.

- Государь, вы ведь знаете… - Кирилл закашлялся, в горле у него пересохло. - Искушения даны нам для того, чтобы…

- Оставьте кривляние для своих почитательниц. Я с вами о важных делах говорю.

Митрополит понурился. Опустив голову, он внимательно изучал изысканный каменный узор наборного пола. Потом медленно поднял глаза на императора.

- Да, государь, мне не под силу монашеское житие. Оно сейчас очень немногим под силу, это не секрет. Но я вижу свою задачу в другом. Я хочу, чтобы церковь была сильной!

- А для чего вам это нужно, владыка? - вскинул брови император. - Чего же вам еще не хватает? Чего? Может быть, все дело в том, что вы сами хотите быть сильным при этой сильной церкви? Говорите же, я жду правды.

- Да, я этого хочу, - выдавил из себя Кирилл. - Хотел…

- Прекрасная откровенность. Но для чего вы этого хотите? Неужели только для более роскошной жизни? Хотите дворец на берегу, много власти? Чтобы толпы встречали вас у ворот? Думаете, в этом счастье? Ошибаетесь, владыка. Счастье это когда у тебя есть близкие люди, друзья, которые тебя не предадут. Но, похоже, счастливым вам быть не грозит.

- Я надеялся… я надеялся, что на большом пути найдутся и верные соратники…

- И искали их среди тех, кто слетался на ваши пиры и лекции с угощениями? Пустое занятие! Вы думали, что собираете общество единомышленников, а построили механизм, которому сами вы не нужны. Если вы теперь попадете к своим ближним, духовным и искренним, в шестеренки, они же вас и размелют в муку.

- Похоже вы правы, государь, - пробормотал Кирилл.

- В этом уж - несомненно. Да мне и сложно не быть правым, ведь всем видно, что вы берете в соратники откровенных мерзавцев. И это для вас не секрет, ведь так?

-Так. Но мерзавцы порой очень талантливы. И поскольку я ставлю нестандартные задачи, мне нужны нестандартно мыслящие люди… Их не так легко найти.

- А не приходило ли вам в голову, что надо потерпеть? Если ваши, как вы говорите, задачи, так хороши, то должны найтись и люди. А если нет - то, может быть, и не стоит гнаться за колесницей? Ведь это просто и даже как будто в рамках обычной аскетики.

- Да, но…

- Не терпится, да? Тогда, может быть, вообще не стоило начинать? Ведь вреда вы уже принесли немало. Я читал ваши давние проповеди, владыка, в них было много полезного. Вы заботились о людях, о том, чтобы говорить с ними человеческим языком - и во что все это вылилось?

- Вред - понятие весьма относительное, августейший, - заметил Кирилл. - Почти все те люди, которых я, так сказать, сбил с пути истинного, до того в церковь и не захаживали. Ведь сколько у нас настоящих христиан, государь? Двадцать пять, тридцать процентов, никак не больше. Есть поле для деятельности! Вам легко рассуждать о церковных делах, государь! - воскликнул Кирилл. - А вы думаете, многие люди по-настоящему хотят что-то понять и Кого-то встретить? Единицы! Да и то, чтобы их отыскать, нужно пропустить через себя сотни, тысячи прихожан! Поэтому я и считаю, что чем больше их будет, тем лучше. И не важно, чем их привлекать - чудесами, байками или бубликами с маком. Это руда, которую нужно перелопатить, чтобы найти бриллианты, но потом она все равно пойдет в отвал. Из человеческой биомассы все равно только единицам дано что-то понять!

- И… спастись? - холодно поинтересовался император.

- Вы сами знаете, августейший.

- Возможно.

- Святые отцы говорили, что спасается один из десятка тысяч.

- Теперь уже, наверное, из миллиона? Не так ли? - спросил император, и вдруг посмотрел в глаза митрополиту сурово, пристально и грозно, словно хотел извлечь нужный ответ с самого дна его души.

«Все-таки в монастырь, в самом лучшем случае…» - пронеслось в голове Кирилла.

- Вероятно, - пробормотал он.

Он вдруг ощутил страшную усталость, захотелось опуститься прямо на прохладный пол и обхватить голову руками.

- И… вы в это верите?

- Нет, государь, - неожиданно ответил Кирилл и бессильно улыбнулся.

- Присядьте, владыка, в ногах правды нет, - распорядился Олег.

Оглянувшись, митрополит обнаружил, что успел на несколько шагов отойти от своего кресла. Он попятился и, не сводя с глаз с императора, опустился на мягкое сиденье.

- У вас было много здравых идей, владыка. Я не про ваши теперешние брошюрки и демонстрации, конечно, а про то, что было раньше. Про переводы, про стихотворные службы. Они были действительно хороши, доходчивы.

- Я надеялся представить тот проект святейшему и на собор, но покойный патриарх…

- Да, был чрезвычайно консервативен. А зря. Никому от этого пользы не было. Сейчас, конечно, более благоприятной момент, церковная мысль чего-то ищет. Если бы вы вели себя иначе, вы бы могли… Эх, владыка, владыка!

- Я все понимаю, государь… Могу я спросить, что со мной будет?

- Не знаю, все зависит от вас. Для суда вы натворили достаточно. По крайней мере, святейший так считает.

Чуткий Кирилл насторожился:

- Так что же тогда от меня зависит? Я могу дать твердое обещание…

- Думайте, думайте, владыка! Вы ведь человек образованный, просвещенный. Знаете ли вы, как выйти отсюда?

- Только если проделать весь путь назад… Я мог бы… изменить направление своей деятельности. Мне и самому жалко, что пришлось забросить стихи из-за телепередач и прочего…

- Хорошо, продолжайте.

- Я мог бы принести покаяние.

- Это касается вашего духовника, не меня. Мне ваше покаяние не нужно. Но императору нужно, чтобы вы обратились к своим сторонникам и объяснили им, что ошибались. Что никто не собирается принижать Церковь. И что всем вам стоит больше наблюдать за своими поступками, а не за политикой. Пока этого будет достаточно. Отец Никанор и ему подобные, наверное, в вас разочаруются, но это не беда. Ступайте, владыка, и подумайте хорошенько. И запомните: патриархом вам не быть. Не каждому дано взойти на Московскую кафедру, а затем на кафедру Святой Софии.

***

Информационное сообщение Информационного телеграфного агентства Российской Империи (ИТАРИ)

"Сегодня , в 12 часов 14 ноября 1992 года в Константинополе открылось третье заключительное заседание Совета Альянса.
На Совете Альянса присутствуют :
от Российской Империи--Его Величество Император Всероссийский Олег Даниилович;
от Германской Империи- Его Величество Германский Император и король Пруссии Адальберт II и Его Императорское и Королевское Высочество Наследный Принц Германский и Прусский Фридрих;
от Японской Империи- Её Императорское Высочество Кронпринцесса Хикэри и Её Императорское Высочество Принцесса Императорского Дома 3 ранга Юкки.
В качестве почетных гостей и наблюдателей на Совете присутствуют:
От Священного Союза: Его Королевское Высочество Наследный Принц Королевства Квебек Генрих, Его Величество Испанский Император Карл V, Его Высокопревосходительство Первый Консул Конфедерации Штатов Америки г-н Роберт Макдоннелл и Его Королевское Высочество Штатгальтер Южно-Африканского Союза Иоанн де Клерк ;
От Великого Альянса: Его Величество Король Шотландии и Островов Александр IV, Его Величество король Швеции Карл XVI Густав, Его Величество Король Венгрии Иштван VII, Его Величество Король Словакии Томаш, Его Королевское Высочество Наследный Принц Италии Принц Генуэзский Томмазо.
В качестве почетного гостя на Совете Альянса присутствует Его Высокопревосходительство Президент Техаса г-н Марвин Буш.
В качестве свидетелей на Совете Альянса присутствуют Великий Магистр Ордена Рафаила Русской Православной Церкви архиепископ Мелентий, Великий Магистр Ордена святого Архангела Михаила Русской Православной Церкви архиепископ Николай, Великий Магистр Ордена Слова Господня Русской Православной Церкви архиепископ Иоанн, Великий Магистр Ордена гласа божия Русской Православной Церкви архиепископ Вениамин, Великий Магистр Ордена Иоаннитов Римско-католической церкви и Великий Магистр Тевтонского Ордена Римско-католической церкви.

Собравшихся благословили Его Святейшество Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Его Святейшество Патриарх Константинопольский Максим V.
Затем Его величество Император Всероссийский проинформировал высоких членов Великого Альянса и Священного Союза об итогах проведения Российской империей, Тибетом и Республикой Самария совместной операции по пресечению глобального жертвоприношения проводимого членами королевской семьи Англии на территории вассального Тибету королевства Сонмарг при участии темных жрецов секты Бон.
Как известно Английское королевство проводило политику отбора детей у низших слоев общества для принудительного заселения Австралии. Всего за последние 10 лет таким образом на территорию Австралии было перевезено около 20 000 детей. Однако как стало известно разведке Российской империи часть детей была направлена для принесения в жертву на территории монастыря Менри секты Бон королевства Сонмарг. Российская империя при подтверждении данных фактов приняла исчерпывающие меры для пресечения актов некромантии и сатанизма. Территория королевства Сонмарг взята под контроль вооруженными силами России, Тибета и Самарии. Там заканчивается работа Орденов РПЦ и сил правительства Далай-Ламы по обезвреживанию вызванных членами королевской семьи Англии демонов и упокоению мертвых. Взят живым верховный жрец школы Бон Дру наместник монастыря Менри Лобсанг Вангчуг и наследный принц королевства Сонмарг. Король Сонмарга покончил жизнь самоубийством. Находившиеся в Сонмарге принцесса Уэльская Диана и герцог Йоркский попросили убежища у Е.В. Императора Всероссийского. С боем были взяты в плен герцог Глостерский и любовница принца Уэльского герцогиня Корнуэльская Камилла.
Самому принцу Уэльскому удалось бежать бросив жену и любовницу.
Демоноборцам Братства Слова Господня удалось взять живыми двух некромантов и мага-демонолога монастыря. В настоящий момент они находятся в специальном помещении в подземелье башни Ангелов в условиях исключающих любую возможность проявления ими своей сущности слуг Зла. Также пленены более 600 военнослужащих королевской гвардии Англии. Установлена принадлежность более 200 из них к сатанинским сектам тибетского толка Бон.
Общее число детей принесенных в жертву оценивается примерно в 4 000 душ. На территории монастыря вскрыты гигантские захоронения принесенных в жертву детей. В ходе операции удалось спасти 278 детей которые находятся в ужасном физическом и духовном состоянии. На территории Сонмарга развернут полевой госпиталь.

Однако присутствующий на заседании магистр приората Англии Ордена Иоаннитов граф Фредерик Спенсер внимательно выслушав доклад, вызвал обвинителей на божий суд по поводу злодеяний в которых обвинена королевская семья Великобритании. Об удовлетворении данного требования Альянсу было предоставлено ходатайство Священного Союза. По решению Совета Альянса Божий Суд состоится по правилам Джетан 15 ноября 1992 года на поле Джетан амфитеатра Флавиев в парке Серальо.
такова Воля Альянса
На этом в 17 часов 14 ноября третье заключительное заседание Совета Альянса закончилось. Затем Члены Совета Альянса и уважаемые гости совершили торжественный молебен в церкви Роз, где покоится последний император Византии святой мученик Константин XI, павший в бою при падении в 1453 году Константинополя."
wizard M
Автор темы, Новичок
Аватара
Возраст: 53
Откуда: москва
Репутация: 450 (+452/−2)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 184
Зарегистрирован: 30.07.2017
С нами: 1 год 1 месяц
Имя: Олег

Пред.

Вернуться в "Песочница"