Самум: Акадская осень

Описание: ...для тех, кто только начинает...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#141 Road Warrior » 10.11.2022, 19:38

Ребят, после длительной паузы (не буду говорить, почему, но причина была объективная) мы продолжаем - книга, если успеем, выйдет в первом квартале следующего года.

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#142 Road Warrior » 11.11.2022, 11:26

10 сентября 1755 года. Микмакская деревня Лнуи Мникук.
Андрей Новиков, переводчик.

Наша миссия к местным индейцам-микмакам состояла из членов Совета племени под началом верховного вождя того, что осталось от некогда гордого союза племён конестога* (* самоназвание сасквеханноков) – Ванахеданы из клана Черепах. Мы – это Ванахедана, члены Совета племени, Хас – военный его вождь, Аластер Фрейзер, он же Волчонок, не так давно назначенный заместителем военного вождя, и я, Андрей Новиков, он же Хитрый Барсук. Пусть я наполовину русский, наполовину мохок, но когда-то моему отцу было дозволено поселиться в деревне, и я с тех пор тоже конестога из Аткваначуке. Или не совсем – главное у конестога – к какому клану ты принадлежишь, а кланы у нас определяются сначала по матери, а после бракосочетания по супруге.

Да и не очень-то я был на них похож, если честно. Настоящие сасквеханноки высокие, статные, хотя красоту их лиц почти у всех съела оспа. Я был не менее высоким, чем они, и кожа моя была смугловатой, но глаза и у меня, и у моей сестры были светлее, чем обычно у индейцев, а волосы не чёрные, а, как говорят французы, каштановые* (* русское слово «шатен» происходит от французского «châtain», что и означает «каштан»).

Микмаки, хоть тоже индейцы, выглядели совсем по-другому – невысокие, плотные, да и лица были более тёмными, чем у конестога. Впрочем, одеты они были, как и мы, в костюмы из оленей кожи, пусть несколько другого покроя, а на голове у большинства было по единому перу, только у обоих вождей было по нескольку перьев какой-то из местных птиц. А те, кто помоложе, нередко щеголяли в европейского вида шляпах.

Меня позвали по одной очень простой причине – я был единственным членом племени, кто хорошо говорил по-французски, а среди микмаков очень немногие знали хоть пару слов по-английски. Языки же племён – конестога и микмакский – были совсем непохожи друг на друга.* (* Конестога принадлежал к ирокезским языкам, микмакский – к алгонкинским, и разница между ними сравнима с таковой между японским и русским).

Нас предупредили заранее, чтобы в начале никто ничего не говорил. И действительно, нас встретили вожди племени – я знал, что первого из них звали Китпу, «орёл» – и жестом указали на место посередине деревни, где было подготовлено дерево для костра. Затем сначала Китпу, а затем и другие вожди уселись вокруг костра – точнее, все, кроме человека в странной одежде, вышитой бисером, и в чем-то вроде короны, какую носит король Франции на парадных портретах, на голове. Вот только корона эта была из металлических и костяных пластин, и с неё свешивались длинные связки бисера.

Мы уселись вокруг кострища, после чего шаман – никем другим человек в странной одежде быть не мог – удалился в шалаш и вернулся с палкой, на конце которой горел пучок травы. Этой палкой он зажёг костёр, а, когда тот разгорелся, вернулся в шалаш и на сей раз принёс длинный вышитый замшевый мешочек и ещё один, поменьше, первый из которых он передал Китпу, а затем не спеша занял место справа от первого вождя.

Тот достал из длинного мешка старую, видавшую виды чашу трубки из коричневого камня с тремя дырочками внизу, вставил в неё длинный чубук, и не спеша наполнил её смесью табака и каких-то трав из второго мешочка. Затем взял лучину, поджёг её от костра, и раскурил трубку, после чего бросил лучину в костёр. И, наконец, сделав ещё одну затяжку и повернув трубку в сторону Ванахеданы, бережно протянул её нашему вождю.

Тот сделал не спеша несколько затяжек, затем таким же манером передал её Хасу. Трубка пошла по кругу, а когда я, наконец, передал её шаману, который докурил её, бережно затушил и высыпал пепел в костёр.

И лишь теперь Китпу заговорил на неплохом французском:

– Добро пожаловать, пришельцы! Маниту* (* хоть в книгах и фильмах об индейцах их верховное божество везде именуется Маниту, на самом деле это имя происходит именно из языка микмаков – первых, кто встретил бледнолицых в Северной Америке – и примерно так же именуется у других племён, говорящих на языках алгонкинской семьи. У других племён своя религия и свои имена богов.) заповедал нам, что все мы – братья, и что каждого гостя надлежит принимать соответственно. Особенно если они попали в беду.

Я перевёл, а Ванахедана прижал руку к сердцу и ответил:

– Мы благодарны тебе, вождь Китпу, и твоим людям. Наш народ, некогда весьма многочисленный, обманом перебили бледнолицые, а оставшиеся пять деревень поумирали от оспы, которую принесли нам бледнолицые торговцы на заражённых одеялах. Те, кто выжил, поселились в деревне Аткваначуке, которую нам также пришлось оставить, хотя мы сумели убить немало из тех, кто пришёл, чтобы убить нас. Но без помощи Стремительного Волка из клана Волка – он показал глазами на Хаса – который со своими бледнолицыми, именуемыми русскими, пришёл на помощь, а затем стал нашим военным вождём, мы бы все погибли. Не только воины, но и женщины, и дети.

– Маниту угодно, чтобы людям, попавшим в беду, нужно помогать. И мы обсудили на совете вождей, что мы готовы позволить вам поселиться среди нас, а, если вы этого захотите, то и принять ваш род в своё племя и выделить вам место для проживания.

– Благодарю тебя, Китпу, – Ванахедана вновь прижал руку к сердцу. – Что скажете, члены совета?

Все трое по очереди прижали руку к сердцу и сказали «хе-хе»* (* «да» на языке конестога), после чего верховный вождь сказал:

– Мы с радостью принимаем ваше предложение. Но мы здесь не только поэтому. Англичане истребили наше племя и отобрали у нас наши земли. Мы хотели бы, чтобы ваши земли остались домом микмаков и акадцев, которые жили в мире и согласии до прихода англичан. Но об этом вам расскажет наш военный вождь, Стремительный Волк, известный среди русских как майор Хасханов. – И он, вновь прижав руку к сердцу, посмотрел на Хаса.

– Я, Стремительный Волк, известный среди русских, как Хас, благодарю тебя, Ванахедана, и тебя, Китпу, за твоё гостеприимство, да продлит Маниту дни твои и всего твоего племени, – заговорил Хас, также с рукой у сердца. – По рождению я не индеец, я бледнолицый из далёких краёв, именуемых Россией. Мой отец – из племени, именуемого чеченцами, а среди предков моей матери – самые разные народы. Мои люди также из разных племён, живущих в России, но все они называют себя русскими. А теперь я принят в клан Волка гордого народа конестога.

Волею случая мы попали в края, где ранее обитали конестога, и мы все вместе смогли разбить англичан и их союзников не раз и не два. Но у англичан сладкие речи, их становится всё больше, и они отберут у вас ваши земли, а ваших людей кого поубивают, кто умрёт от принесённых ими болезней, а кого запрут на самых для них бесполезных клочках земли, именуемых резервациями. Наша задача – не допустить этого. Пусть русские, микмаки и акадцы живут вместе в мире и согласии.

Но, как говорил один наш мудрец, хочешь мира – готовься к войне. Пока англичане находятся в Акадии, мира не будет. Мы хотим изгнать англичан из Акадии – и мы это сделаем.

Я перевёл, и Китпу начал переговариваться со своими вождями на своём языке. После чего он повернулся к нам и сказал:

– Благодарю тебя, Хас, и твоих людей. Мы с радостью поможем вам, чем можем, ибо сам Маниту благословил нас на это, о чём вам расскажет Ткоквеж – и он показал глазами на шамана.

– Две луны назад мне пришло видение, – заговорил человек в странной короне. – Я увидел полчища огромных красных крыс, вышедших из моря на нашу землю. Они набросились сначала на наши огороды, а затем и на нас самих. Мы дрались, как могли, но крысы были сильнее, и их было слишком много.

Когда я подумал, что всё уже кончено, из-за другого моря пришла большая лодка с бледнолицыми. Я подумал, что они нас добьют, но они сразу же стали с нами плечом к плечу и погнали крыс обратно в море, перебив их столько, что берега Эпеквитка – так мы именуем свой остров – стали красными и от их трупов, и от их крови.

И я услышал голос Маниту: «Это – братья твои из-за далёкого моря, они не причинят моему народу зла, только добро.» О чём я и рассказал тогда и Китпу, и другим вождям.

– Поэтому мы сделаем всё, о чём вы нас попросите, – продолжил уже Китпу. – И если вам нужны воины, наши молодые люди пойдут с вами и с радостью отдадут свои жизни.

– Мы будем благодарны за ваших воинов, – кивнул Хас. – Вот только сначала мы их научим воевать так, чтобы, как сказал один человек, не они отдавали свои жизни, а наши враги. И чтобы крысы навсегда ушли с наших земель. И чтобы здесь ещё много-много лет жили бок о бок микмаки, акадцы и русские.

– Тогда, О друзья мои, идём в шалаш, где наши женщины приготовили нам скромный ужин. За ним и обсудим всё, что нам нужно будет сделать в ближайшее время.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18881 (+18950/−69)
Лояльность: 1435 (+1435/−0)
Сообщения: 10788
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 12 лет
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#143 Uksus » 11.11.2022, 15:58

Road Warrior писал(а):передал её шаману, который докурил её, бережно затушил и высыпал пепел в костёр.

Он.

Иначе предложение получается незаконченным: ...докурил её, бережно затушил и высыпал пепел в костёр... И-и-и?.. Дальше-то что?

Добавлено спустя 6 минут 41 секунду:
Road Warrior писал(а):Тот достал из длинного мешка старую,
Road Warrior писал(а):Тот сделал не спеша несколько затяжек

Вместо второго - наш вождь.

Добавлено спустя 2 минуты 5 секунд:
Road Warrior писал(а):– Маниту угодно, чтобы людям, попавшим в беду, нужно помогать.

Таки лишнее.

Добавлено спустя 3 минуты 30 секунд:
Road Warrior писал(а):– Тогда, О друзья мои,

Маленькая.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#144 Road Warrior » 11.11.2022, 19:37

3 ноября 1755 года. Акадия, форт Босежур.
Сержант от артиллерии Анри-Пьер Делёз.


Проснулся я, как обычно, когда сквозь крохотные оконца, расположенные у самой крыши, просачивался первый свет. Привык, знаете ли – когда в форте хозяйничали настоящие английские росбифы, то примерно в это время раздавался стук в дверь, а затем и вопли на английском – «вставайте, проклятые лягушатники!» Делали это, конечно, колониалы из Массачусетса – «лобстеры» подобной работой не занимались – но полковник Монктон был любителем железной дисциплины. А ровно через полчаса всех, включая больных, выгоняли на работы – и горе тем, кто не вышел на улицу, их избивали до полусмерти. Не до смерти – надо же кому-то было работать, восстанавливать повреждённые постройки, укреплять валы и частоколы, разгружать корабли с припасами… Именно поэтому, так мне кажется, нас до сих пор не отпустили – в нарушение условий капитуляции, согласно которым нас должны были немедленно отправить в Луисбург. Офицеров в конце концов отпустили, и то не так давно, а мы до сих пор живём в одном из складских помещений и спим на земляном полу. До недавнего времени хотя бы было тепло, а сейчас, когда резко похолодало, жизнь стала и вовсе невыносимой.

А ещё где-то месяц назад Монктон куда-то ушёл с большей частью своих вояк, включая практически всех росбифов; именно нам пришлось тогда загружать корабли, на которых они ушли. На следующий день за нами пришли лишь часа через полтора после рассвета – надо же самим вертухаям сначала проснуться и позавтракать. Зато кормить стали намного хуже и реже, а если били, то нередко до смерти. И почти каждый день умерших от болезни, холода и побоев нам приходилось хоронить в полях у Босежура, повторяя про себя молитвы за упокой души умерших и крестясь на то место, где недавно ещё в посёлке Бобассен возвышалась колокольня собора.

Умыться было негде, а нужду можно было справить в бывшей кладовке в дальнем углу. Переступая через тела моих товарищей, я отправился в этот самый наш неофициальный нужник. Увы, умыться было негде, побриться тем более, и все мы выглядели хуже, чем нищие на нашей французской родине – исхудавшие, заросшие, кутающиеся в лохмотья, в которые превратилась наша форма. Но сегодня был хотя бы один повод для радости – ни единого трупа я не увидел.

Да, ещё недавно мы жили в каких-никаких, но казармах, питались не то, чтобы хорошо, но довольно-таки сытно, и даже могли себе время от времени позволить пару кружек пива и визит к девочкам в Бобассене. На вино денег не хватало даже мне, с моей сержантской зарплатой – стоило он в этих краях совсем недёшево, разве что то приторно-сладкое пойло, которое иногда делают из местного винограда. Но орудия нам подвезли лишь за несколько дней до начала боевых действий, а боеприпаса почти не было, кроме как для устаревших мелкокалиберных пушек. И когда росбифы начали нас обстреливать из Бобассена, наши ядра долетали хорошо если половину дистанции между нами и ними. Я скрежетал зубами – дай мне достаточно пороха и нормальные ядра, и мы с ребятами показали бы врагу. Англичане, кстати, потом привезли и ядра, и порох, и банники – я знаю, ведь нам пришлось всё это выгружать, а затем, вместе с частью орудий, вновь затаскивать всё это на корабли, которые куда-то ушли.

Сегодня же вместо побудки я неожиданно услышал выстрелы – сначала в основном ружейные, но время от времени раздавался гром артиллерии. А потом всё стихло, и через некоторое время я услышал голос сначала на английском, а затем и на родном французском языке:

– Есть здесь кто?

– Да, – закричал я. – Пленные французы.

Нас накормили, переселили в одну из казарм, а тех, кто был особенно болен, осмотрел русский врач. Именно русский – хотя большинство наших освободителей были французами, но командовали ими откуда-то взявшиеся русские, да благословит их Господь! А потом, когда нам предложили вступить в «Акадскую армию», вызвались все, даже тяжелобольные.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18881 (+18950/−69)
Лояльность: 1435 (+1435/−0)
Сообщения: 10788
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 12 лет
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#145 Uksus » 11.11.2022, 22:03

Road Warrior писал(а):Умыться было негде, а нужду можно было справить в бывшей кладовке в дальнем углу.
Road Warrior писал(а):Увы, умыться было негде, побриться тем более,

Первое лучше на фиг.

Добавлено спустя 55 секунд:
Road Warrior писал(а):с моей сержантской зарплатой – стоило он в этих краях

ОнО.

Добавлено спустя 1 минуту 31 секунду:
Road Warrior писал(а):разве что то приторно-сладкое пойло,

Лучше разве ТОЛЬКО.

Добавлено спустя 2 минуты 11 секунд:
Road Warrior писал(а):наши ядра долетали хорошо если половину дистанции между нами и ними.

Или ...ПРОЛЕТАЛИ хорошо..., или ...НА половину...
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#146 Road Warrior » 18.11.2022, 12:31

Прошу прощения, прод скопилось много, но я преступно пренебрегал своими обязанностями (и то, что был аврал на работе, меня не оправдывает...) Буду их теперь ускоренно выкладывать.

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#147 Road Warrior » 18.11.2022, 12:52

5 ноября 1755 года. Париж.
Государственный секретарь по иностранным делам Антуан Луи Руйе граф де Жуи.


Война еще не была объявлена, но боевые действия шли уже и на суше, и на море. Британцы, верные своей подлой манере, нападали без предупреждения на наши корабли. И не только на торговые.

Еще в июле британская эскадра в заливе Святого Лаврентия внезапно атаковала и захватила два больших французских военных корабля. Государственный совет королевства, собранный по этому поводу, смог лишь констатировать тот факт, что наш флот слабее английского и не может дать достойный ответ на пиратские нападения британцев. Морской министр королевства Жан-Батист де Машо, который пользовался покровительством маркизы де Помпадур, предлагал принять срочные меры для усиления флота. Де Машо, который до этого был Генеральным инспектором финансов короля Людовика XV, показал, что он, несмотря на то что ни дня не служил на флоте, неплохо знает свое дело. Но его слова остались гласом вопиющего в пустыне. Тем более что усиление флота было связано с дополнительными расходами, а королевская казна, как всегда, была пуста. Вот если вооруженное столкновение с Англией произойдет на суше…

Только в наши колонии, где британцы вели себя нахально и при малейшей возможности нападали на французские поселения и фактории, войска из метрополии могли попасть лишь по морю. А там господствовал британский флот. В Европе же наиболее уязвимым местом, можно сказать, ахиллесовой пятой Британии был Ганновер. Именно оттуда была родом нынешняя правящая династия королей Англии. В 1714 году ганноверский курфюрст Георг Людвиг, который был правнуком короля Якова I, был приглашен на вакантный после смерти королевы Анны престол в Лондоне. Но при этом он продолжал оставаться курфюрстом Ганновера. И его сын, король Георг II, дорожил владениями своих предков, пожалуй, даже больше, чем землями своего королевства.

Понимая, что на континенте английские войска вряд ли смогут оказать серьезное сопротивление армии короля Людовика XV, британцы искали на континенте силу, которая могла бы защитить Ганновер от нашего нападения. И тут совершенно неожиданно прозвучало слово – Россия… Казалось, где эта дикая варварская страна, и где Ганновер? Но ответ на этот вопрос был довольно прост.

Российский канцлер Бестужев, еще в 1713 году поступивший на службу ганноверскому курфюрсту Георгу Людвигу, позднее вместе со вновь испеченным английским королем перебрался в Лондон. Там он принял участие в интригах, связанных с бегством в Австрию опального сына русского царя Петра, принца Алексея. Он даже написал тому письмо, в котором клялся будущему российскому монарху в преданности и готовности служить ему верой и правдой. Правда, когда Алексея изловили и казнили, Бестужев смог замести следы и избежал расправы грозного царя Петра. В 1717 году он вернулся из Лондона, привезя с собой в Россию страсть к деньгам, интригам и выпивке. Именно из-за его коварных происков был удален из России наш посланник маркиз Шетарди, который до этого пользовался невиданным расположением русской императрицы Елизаветы. Дело доходило до того, что придворные в Санкт-Петербурге первыми кланялись царице, а вслед за ней поклоном приветствовали маркиза Шетарди.

Я прознал, что Бестужев готовит союзный трактат с Англией, по которому Россия обязуется выставить пятидесятитысячное войско для защиты Ганновера – понятно, от кого. Но не все так плохо – вице-канцлер Воронцов был страстным франкофилом. Эх, если бы нам удалось сместить со своего поста Бестужева и убедить русскую императрицу назначить на его место вице-канцлера Воронцова! Надо будет срочно направить в Петербург опытных дипломатов, которые смогли бы переиграть мерзавца Бестужева.

Но будь проклят этот «Секрет короля»! Происки маркиза де Брольи, посланника нашего короля в Варшаве, который ненавидел Россию и русских, мешали нашим дипломатам наладить нормальные отношения с тем же вице-канцлером Воронцовым. Брольи как-то раз сказал: «что до России, то мы причислили ее к рангу европейских держав только затем, чтобы исключить потом из этого ранга и отказать ей даже в праве помышлять о европейских делах… Пусть она впадет в летаргический сон, из которого ее будут пробуждать только внутренние смуты, задолго и тщательно подготовленные нами. Постоянно возбуждая эти смуты, мы помешаем правительству московитов помышлять о внешней политике».

Безумец! Ведь только в России я видел спасение от тех напастей, которые ожидают нашу милую Францию в грядущей европейской войне. Этот самый Брольи послал в Россию своего агента – некого маркиза Шевалье д`Еон де Бомон, который был умен, но ум свой употреблял не всегда на благо Франции. А теперь представьте, каково будет работать нашим дипломатам, которые не могут даже знать, с какой стороны они получат удар – со стороны агентов канцлера Бестужева или со стороны «Секрета Короля».

Я тяжело вздохнул. Ужасно, когда чувствуешь приближение катастрофы, и не можешь ничего сделать. У меня все не выходили из головы сообщения о странных делах, происходящих в Квебеке. Нет, речь шла не о вооруженных стычках наших войск с британцами. Тут было все понятно – как говорится, на войне, как на войне. Непонятными для меня оставались русские, которые уж слишком по-хозяйски ведут себя на земле, которая пока еще принадлежит нашему королю.

Они потребовали за свою помощь в борьбе с британцами остров Святого Иоанна и остров Кап-Бретон. Отдавать в чужие руки территории, над которыми развевается французский флаг, конечно, не совсем приятно. Но, с другой стороны, за все приходится платить. Русских меньше всего интересуют деньги. Тем более что у нас их и без того не хватает. А земли – так мы скорее всего не сможем их удержать, и они и без нашего согласия в самое ближайшее время окажутся под властью британцев.

А так у нас появляется шанс – небольшой, но все же… Лишь бы туда не сунул свой длинный нос «Секрет Короля». Если маркиз де Брольи, который ненавидит всех русских, вмешается в наши заморские дела, то тогда все попытки удержать Новую Францию пойдут прахом.

Во рту у меня пересохло от волнения. Я взял со стола графин и налил в стакан воды. Боже мой! Почему люди, коим Господь доверил править нашей милой Францией, такие мелочные и тщеславные! Из-за их капризов и прихотей мы теряем то, что было добыто стараниями французских воинов, моряков и отважных путешественников. И ведь потерянное нам вряд ли удастся вернуть. Мне хорошо известна цепкость и алчность англичан, которые, словно их бойцовые собаки, вцепляются в добычу, и никакая сила не может их оторвать от нее.

В груди у меня закололо. Я выпил еще немного воды и прилег на диван, стараясь хотя бы на полчаса забыть о всех моих делах и заботах. Незаметно для себя я задремал… Разбудил меня мой секретарь, который вошел в мою комнату и легким покашливанием обозначил свое присутствие.

– Мсье, только что получено письмо от нашего человека из Квебека. Вы велели, как только оттуда придут какие-либо известия, сразу же докладывать о них вам.

– Правильно, Симон, именно так я и велел поступать. Дайте мне письмо, и можете идти. Мне надо немного побыть одному…

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18881 (+18950/−69)
Лояльность: 1435 (+1435/−0)
Сообщения: 10788
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 12 лет
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#148 Uksus » 18.11.2022, 13:16

Road Warrior писал(а):Понимая, что на континенте английские войска вряд ли смогут оказать серьезное сопротивление армии короля Людовика XV, британцы искали на континенте силу, которая могла бы защитить Ганновер от нашего нападения.

Второе лишнее.

Добавлено спустя 1 минуту 26 секунд:
Road Warrior писал(а):поступивший на службу ганноверскому курфюрсту Георгу Людвигу,

...на службу К ганноверскому...

Добавлено спустя 1 минуту 19 секунд:
Road Warrior писал(а):Бестужев смог замести следы и избежал расправы грозного царя Петра.

На фиг!

Добавлено спустя 4 минуты 1 секунду:
Road Warrior писал(а):Непонятными для меня оставались русские, которые уж слишком по-хозяйски ведут себя на земле, которая пока еще принадлежит нашему королю.

...русские, уж слишком по-хозяйски ведуЩИЕ себя на земле, которая пока еще принадлежит нашему королю.

Добавлено спустя 1 минуту 35 секунд:
Road Warrior писал(а):Разбудил меня мой секретарь, который вошел в мою комнату и легким покашливанием обозначил свое присутствие.

Лишнее.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#149 Road Warrior » 19.11.2022, 05:22

3 ноября 1755 года. Берлин, дворец Сан-Суси.
Генерал-майор Кристоф Герман Манштейн.

Приглашение срочно явиться к королю не стал для меня неожиданностью. Его Величество десять дней назад вызвал меня и дал поручение – с помощью моих людей, оставшихся в России, попытаться узнать что-либо о русских, которые в Новом Свете вместе с французами вступили в бой с британцами и разбили войско генерала Брэддока. При этом сам генерал был убит. Для меня не было новостью то, что в заморских владениях короля Людовика уже давно идет война британцев с французами. Но вот появление там русских, причем не каких-то там колонистов, а военных, сказать по чести, удивило меня.

После моего спешного отъезда, а, точнее, бегства прошло уже одиннадцать лет. Императрица Елизавета, испытывавшая ко мне стойкую неприязнь за то, что я был адъютантом ненавидимого ею фельдмаршала Миниха, грозила привлечь меня к суду, как дезертира* (*и действительно, в 1756 году Манштейн заочно был предан военному суду и приговорен к смертной казни). Для меня было горько то, что русские власти пытались отыграться за мои грехи – вольные и невольные – на моих престарелых родителях, которые жили в Ревеле.

А ведь мой отец, родом из Богемии, поступил на российскую службу еще при царе Петре Великом. Он женился на шведской дворянке, жившей в Лифляндии. Сам же я родился в Петербурге в 1711 году и считал себя больше русским, чем немцем. В 1736 году я, послужив немного в прусской армии, приехал к родителям в Ревель и по настоянию отца поступил на российскую службу. Я доблестно сражался под знаменами русской армии в Крыму, под Очаковом, и в Швеции, был несколько раз ранен.

А обозлилась на меня императрица за то, что я по приказу фельдмаршала Миниха принял участие в аресте бывшего фаворита императрицы герцога Бирона. Видимо ей не понравилось то, что мы, немцы, влезли не в свое дело. И после первого ареста – меня, правда, тогда оправдали – поспешил покинуть Россию.

Сейчас я служу королю Фридриху, который высоко ценит мое знание России и не стесняется советоваться со мной, когда дело касается всего, что связано с этой огромной и могучей страной.

Да, у меня остались знакомые в Санкт-Петербурге и Ревеле, поэтому, получив задание от короля, я попытался с ними связаться и узнать что-либо о таинственных русских, которые так помогли французам в Новом Свете. Мне удалось получить кое-какую информацию, но все же сведений оказалось так мало, что я даже не знал, что и докладывать королю.

Его Величество принял меня в своем кабинете. Он сидел в своем любимом кресле и внимательно читал какую-то бумагу. На лице его я заметил недоумение – сказать по правде, нечасто мне приходилось видеть короля удивленным и озадаченным.

– О, мой верный Манштейн! – воскликнул король, оторвавшись от бумаги, которую он только что тщательно изучал. – Я догадываюсь, что вам не удалось узнать ничего нового о русских, которые неизвестно откуда появились в окрестностях Квебека. Мне тут сообщили подробности разгрома отряда генерала Брэддока при… – король на минуту взглянул в бумагу, которую держал в руках, – при Мононгахеле. Ну и название, язык сломаешь!

Так вот, сражение происходило не совсем так, как это принято. Французы и русские буквально засыпали британцев пулями, уничтожив большую их часть, так и не доведя дело до рукопашной схватки.

– Так и наши солдаты, Ваше Величество, – заметил я, – стараются не доводить дело до штыковой схватки. Они стреляют быстрее своих противников, поражая их не только пулями, но и своим бравым видом.

– Манштейн, – досадливо отмахнулся от меня король, – вы ведь прекрасно понимаете, что я имею в виду. Одно дело палить плутонгами, практически не целясь, так как через клубы порохового дыма не видно, куда летят пули. Другое дело – стрелять так, чтобы каждым выстрелом убивать врага. Именно так стреляли французы и русские в том сражении. И если нам придется столкнуться с ними на поле боя… Манштейн, вы, наверное, понимаете, чем это нам грозит?

Я покачал головой.

– Ваше величество, но мои информаторы в России ни о чем подобном мне не докладывали. Солдаты русской армии меньше полагаются на стрельбу из мушкетов, а больше на штыковой бой. Поверьте мне, это еще более опасно, чем пальба плутонгами…

– Вздор, Манштейн! – король резко вскочил со стула и принялся расхаживать по своему кабинету. – В конце концов меня больше интересует, на чьей стороне будет Россия в будущей европейской войне. Англия и Франция уже воюют. Моя коронованная сестрица Мария-Терезия все никак не может меня простить за то, что я забрал у нее Силезию. Сейчас ко мне зачастил британский посол, который склоняет меня к тому, чтобы в будущей европейской схватке Пруссия оказалась на стороне Англии. Как обычно, британцы сами постараются остаться в стороне от схватки, зато за них будет воевать их золото.

Манштейн, я слышал, что русский канцлер Бестужев находится под сильным влиянием британского посла Уильямса. Король Георг обещает выплатить России немалую субсидию, если русские войска возьмут под охрану Ганновер – наследственное владение королей Англии. И знаете, Манштейн, от кого русские должны были защищать Ганновер?

Его величество сардонически ухмыльнулся:

– От меня должны защищать!

У меня голова пошла кругом.

– А что же от вас, Ваше Величество, желают британцы? За что они вам предлагают деньги?

– Манштейн, вы ведь умный человек. Британцы желают, чтобы Пруссия разорвала свой давний союз с Францией. Мы же хотим оказаться в одной команде с Россией. Тогда в будущей войне с Австрией мы можем не бояться удара с востока.

– Я понял вас, Ваше Величество! Вы хотите, словно карты, перетасовать все уже сложившиеся европейские альянсы. И тот пасьянс, который вами будет сложен, поможет нашей Пруссии заполучить неплохую добычу.

– Вот именно, Манштейн! И потому известия, полученные мною из Нового Света, весьма меня смущают. Скажите, Манштейн, у вас есть свои люди в Квебеке? Ведь в тех краях селились выходцы из германских княжеств и герцогств. Может быть, вам удастся узнать что-либо о таинственных русских? Поверьте, мысли о них мне никак не дают покоя.

– Ваше Величество, – сказал я. – Помнится, что во время моей службы в России я познакомился с одним негоциантом, который примерно в одно время со мной покинул ставшую негостеприимную для нас страну. Звали его Михаэль Крамер. Примерно год назад я узнал, что мой знакомый из Кёнигсберга, где он обосновался, перебрался в Квебек.

Король, услышав слово «Квебек», встрепенулся.

– Это интересно, Манштейн, очень интересно. Не могли бы вы связаться с этим Крамером и узнать у него поподробнее как можно больше об этих русских. Поверьте мне, это очень важно! Ступайте, я вас больше не задерживаю!

Я щелкнул каблуками, показывая, что слова моего короля – боевой приказ, который следует выполнить во что бы то ни стало… Только как мне найти Крамера в Новом Свете? В тех диких местах легче, наверное, найти иголку в стоге сена. Нужен человек, который хорошо знает русский, английский и французские языки. Кроме всего прочего тот, кого я направлю на поиски Крамера, должен быть умен, храбр и находчив. То есть, для начала мне требуется найти такого человека. А уж потом постараться отправить его в Квебек…

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18881 (+18950/−69)
Лояльность: 1435 (+1435/−0)
Сообщения: 10788
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 12 лет
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#150 Uksus » 19.11.2022, 06:18

Road Warrior писал(а):Приглашение срочно явиться к королю не стал для меня неожиданностью.

СталО.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#151 Road Warrior » 19.11.2022, 16:02

Uksus писал(а):Да, я зануда, я знаю...
Ну уж. Премного благодарны за корректуры и за помощь. :co_ol:

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#152 Road Warrior » 19.11.2022, 16:05

10 ноября 1755 года. Атлантический океан. Борт корвета флота короля Людовика XV «Сен Бернар».
Пьер де Риго де Водрёй де Каваньял, маркиз де Водрёй-Каваньиаль, новоназначенный губернатор Новой Франции.


Наконец-то на небе вновь появилось солнце после двух дней кромешного ада. Огромные, как собор Нотр-Дам, волны, сильнейшие ветра, дождь, идущий не только сверху, но и параллельно земле, то есть морю, и заливающий мою каюту сквозь щели в ставне…

В какой-то момент ветер неожиданно стих, и я сделал большую ошибку – открыл тяжелую створку, закрывавшую иллюминатор. Сияло солнце, истошно кричали чайки, дождя почти не было, и я подумал, что шторм кончился. Но тут снова неожиданно подул сильнейший ветер, и пол каюты затопило. Не знаю уж, каких усилий нам с моим верным слугой Сильвестром стоило захлопнуть ставню и закрыть задвижку… Потом мне рассказал капитан Дюмонт, что там, где было ясное небо, находился «глаз урагана» – самый его центр.

К счастью, наш корвет «Сен-Бернар», названный так в честь святого Бернарда Клервоского, с честью вышел из этого испытания, потеряв лишь одну из трех мачт. Но еще во время шторма мы оторвались от четырех фрегатов эскорта, сопровождавших нас. Где они, не знал никто, хотя мы все надеялись, что и они сумели пережить этот страшный шторм, пришедший с юго-запада, и мы их непременно увидим если не по пути в Луисбург, то в самом этом порту – именно там было назначено место рандеву. Оттуда «Сен-Бернар» должен будет отправиться к устью Святого Лаврентия в сопровождении двух фрегатов, а потом – уже один – по реке в Квебек, мой родной город – и родной город моей супруги, Жанны-Шарлотты де Флёри Дешамбо, ставшей маркизой де Водрёй-Каваньиаль.

Познакомился я с ней в Луизиане, куда меня Его Величество король Людовик XV назначил губернатором в далеком 1742 году. Она рано вышла замуж и рано овдовела, после чего весьма успешно занялась коммерцией – для дворянки в метрополии такое считается постыдным, но в колониях подобное было в порядке вещей. Несмотря на то, что она была старше меня на пятнадцать лет, я влюбился в нее с первого взгляда, и мы вскоре поженились. Хоть злые языки и утверждают, что я сделал это из-за ее денег, это не так – жалования губернатора мне вполне хватало, чтобы жить и ни в чем себе не отказывать. Единственное, о чем я сожалею – так это то, что у нас не может быть детей, ведь уже тогда ей было пятьдесят девять лет…

Четыре года назад она поделилась со мной своей сокровенной мечтой – встретить свой семидесятый день рождения в метрополии. И годом спустя, после того как я передал все дела моему преемнику Луи Билуару, мы отправились в Гавр, а оттуда в Париж. К моей радости, Жанна-Шарлотта сразу же была принята при дворе, и если ее отношения с Марией Лещинской, супругой Его Величества, были достаточно доброжелательными, но не особенно близкими, то с мадам де Помпадур она очень быстро нашла общий язык.

Я же не большой любитель придворных интриг, и мне хотелось заняться хоть чем-то полезным, но все мои прошения к Его Величеству хоть и принимались благосклонно, но не приводили ни к какому результату. Но в один прекрасный апрельский день супруга мне сказала, что меня хочет видеть мадам де Помпадур. Я не знал, чего ожидать, но официальная фаворитка короля – хотя, как мне рассказала супруга, любовницей она уже не являлась – достаточно быстро взяла быка за рога:

– Маркиз, у меня к вам огромная просьба. Маркиз Дюкень хотел бы вернуться во Францию после многих лет жизни в Квебеке. Время сейчас сложное, вот-вот может разразиться очередная война, и там нужен человек, который не только хороший администратор – а вы себя блестяще проявили в Новом Орлеане – но и знаком с местными реалиями. И именно вас я хотела бы порекомендовать Его Величеству на этот пост.

– Благодарю вас, мадам герцогиня!* (*мадам де Помпадур получила этот титул в 1752 году) – все, что я смог из себя выдавить, а про себя подумал испуганно, что мне скажет на это Жанна-Шарлотта, которой жизнь во Франции очень даже нравилась.

– Не бойтесь, – улыбнулась фаворитка короля. – Моя подруга Жанна-Шарлотта считает, что вам здесь попросту скучно. Поверьте, работа в любом министерстве была бы не менее нудной, а более или менее интересные места все уже заняты. И, да, ваша супруга согласна проследовать с вами в Новую Францию! А через пять-шесть лет вы с ней вернетесь в Париж, и я попробую подыскать вам что-нибудь поинтереснее в столице королевства.

Я низко поклонился и еще раз поблагодарил всесильную фаворитку, после чего отбыл домой. А через три дня меня вызвал к себе король и сделал мне то же самое предложение, и на сей раз я не раздумывал ни секунды. На вопрос, когда я смогу отбыть в Квебек, я ответил королю:

– Ваше Величество, имело бы смысл сделать это как можно скорее. Ведь мне следует не только добраться до Квебека, но мне еще нужно будет принять дела у маркиза Дюкеня, чтобы маркиз мог вернуться во Францию в этом году. С сентября по ноябрь часто штормит, а в декабре залив Святого Лаврентия и одноименная река покрываются льдом.

– Маркиз, увы, сейчас не самое безопасное время. Мне доложили, что передвижения корпуса английского генерала Брэддока могут означать только одно – вот-вот начнется война в наших американских колониях, и вашему кораблю необходим сильный эскорт. Поговорите об этом с графом д’Арнувилем.

Я поблагодарил Его Величество и направился в приемную государственного секретаря военно-морского флота и колоний, Жана-Батиста де Машо, графа д’Арнувиля. Настроение у меня было скверное – вскоре после нашего приезда в Париж я уже ходил на прием и к государственному секретарю военно-морского флота, и к таковому войны, и иностранных дел… Везде мне вежливым, но довольно высокомерным тоном не очень вежливо сообщили, что для меня вакансий нет и в ближайшее время не ожидается. Конечно, тогда флотом заведовал Антуан Луи Руйе, граф де Жуи, который теперь заведует иностранными делами, но я ничего хорошего для себя не ожидал. Ведь, как мне тогда сказала Жанна-Шарлотта: «А что ты удивляешься? Мы для них – пара экзотических колониальных зверьков, родившихся в диких краях. А еще у тебя нет любовницы, а у меня – любовника, а это среди придворных считается неприличным. Да, ко всему прочему, мои деньги я заработала в коммерции, что для здешнего дворянина стыд и позор.»

Но д’Арнувиль принял меня вполне дружелюбно – судя по всему, с ним успела поговорить мадам де Помпадур.

– Маркиз, до конца июня должны быть готовы три новых фрегата – их как раз строят в Гавре в рамках программы обновления флота. Я могу вам выделить еще «Сент-Огюстен» – так именуется один фрегат старой постройки – и корвет «Сен-Бернар» – у него осадка позволит пройти до Квебека по реке. А фрегаты доставят солдат, вооружение и боеприпасы в Луисбург. Маркиз Дюкень сможет вернуться во Францию на «Сен-Бернаре» в сопровождении «Сент-Огюстена». Загрузка должна закончиться не позднее середины июля – это только в том случае, если военное министерство сделает все вовремя.

– Благодарю вас, граф! Вот только хотелось бы отправиться в путь не позднее конца июля.

– Надеюсь, что это будет возможно, маркиз. Если что изменится, я немедленно дам вам знать.

Д’Арнувиль сдержал свое слово – эскадра была готова к походу уже в начале июля. Но, как он и опасался, подкачало военное министерство – не было ни солдат, ни грузов, а когда они наконец появились, пришло сообщение из Квебека о победе при форте Дюкень – и про сдачу обоих фортов на перешейке Шиньекто.

Но более всего Его Величество озаботили сведения о неизвестно откуда появившихся в Америке русских и про обещание маркиза Дюкеня отдать им остров Святого Иоанна и Королевский остров в обмен на возвращение Босежура и Гаспаро. Именно это обещание и вызвало жаркие споры среди советников короля, о чем моей супруге поведала мадам Помпадур. По ее словам, одни – она в том числе – считали, что лучше пожертвовать малым, чем потерять все, другие же – имелись в виду, как я понял, круги, близкие к королеве Марии Лещинской и «Секрету короля» – долдонили, что «дай русским палец, они откусят руку»* (*как ни странно, эта пословица на французском звучит практически так же, как и на русском). А наше отправление все откладывалось.

В начале сентября я со вздохом сказал моей любимой супруге:

– Милая, море становится слишком бурным в это время года. Лучше я отправлюсь один, а ты присоединишься ко мне в следующем году.

На том мы и порешили. И двадцать восьмого сентября мы с ней обнялись у трапа «Сен-Бернара» в Гавре – после того, как три разных гонца передали мне три разных конверта с наказом вскрыть их только после того, как корвет поднимет паруса. Я долго стоял и махал Жанне-Шарлотте, и на душе у меня было весьма неуютно – я не представлял себе жизни без нее, даже на столь короткий срок. И лишь когда берег скрылся из глаз, я спустился в свой кубрик, который я делил со своим старым слугой Сильвестром, и один за другим открыл конверты.

Первые два меня ошарашили. Обе бумаги были подписаны Его Величеством, но в одной из них мне было приказано «ни в коем случае ничего не отдавать этим русским», а в другой «выполнить обещание маркиза Дюкеня и отдать русским два острова, кроме порта Луисбург, если они освободят Западную Акадию и форты Босежур и Гаспаро». В некотором смятении я открыл третий конверт, пахнувший духами. В нем лежала небольшая записка, написанная бисерным женским почерком: «Маркиз, поступайте, как сочтете нужным. Ваш друг Жанна-Антуанетта Пуассон.»

Я вспомнил, что именно так звали маркизу де Помпадур в девичестве. Ну что ж, подумал я, послушаем ее – кто лучше нее знает, о чем думает король. К тому же она мне плохого не предложит…

Сначала вояж наш был достаточно приятным – попутный ветер, ласковое солнце, небольшое волнение, не более того. Я даже успел подумать, что зря я не взял с собой Жанну-Шарлотту, пока не разразился этот страшный шторм. Сейчас я благодарю Бога, что Он оградил ее от подобной участи… Ведь ей уже семьдесят три года, и подобные испытания – не для нее.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18881 (+18950/−69)
Лояльность: 1435 (+1435/−0)
Сообщения: 10788
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 12 лет
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#153 Uksus » 19.11.2022, 16:32

Road Warrior писал(а):К счастью, наш корвет «Сен-Бернар», названный так в честь святого Бернарда Клервоского,

Макс, если в названии корвета имя святого пишется без "д", то и дальше лучше без неё. Во всяком случае, когда повествование от лица француза.

Добавлено спустя 1 минуту 9 секунд:
Road Warrior писал(а):именно там было назначено место рандеву.

Лишнее.

Добавлено спустя 5 минут 52 секунды:
Road Warrior писал(а):и к таковому войны,

Это как?
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#154 Road Warrior » 19.11.2022, 16:41

Uksus писал(а):Макс, если в названии корвета имя святого пишется без "д", то и дальше лучше без неё. Во всяком случае, когда повествование от лица француза.
Сложный вопрос. У нас есть знакомая в Германии по фамилии Heine. Когда-то она учила русский (она из Западной Германии, ежели что) и, как она рассказывала, приехав в Москву, говорила всем с улыбкой: "Моя фамилия Хайне, как у Генриха Гейне"...

Просто Бернард Клервоский - именно так его именуют на русском.
https://bigenc.ru/religious_studies/text/1860929

Альтернатива - Бернар де Клерво (Bernard de Clairvaux) со сноской... Вопрос, что лучше.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18881 (+18950/−69)
Лояльность: 1435 (+1435/−0)
Сообщения: 10788
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 12 лет
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#155 Uksus » 19.11.2022, 16:43

Road Warrior писал(а):озаботили сведения о неизвестно откуда появившихся в Америке русских и про обещание маркиза

Либо совсем на фиг, либо ...ОБ обещаниИ...

Добавлено спустя 3 минуты 51 секунду:
Road Warrior, Макс, тут фокус в том, что рассказ идёт от лица француза, а не русского. Можно было бы через "д", если бы рядом не стояло название корвета. Или если бы рассказывал русский. А так - :nez-nayu:


Road Warrior писал(а):Вопрос, что лучше.

Альтернатива.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#156 Road Warrior » 25.11.2022, 22:03

4 ноября 1756 года. Российская империя. Санкт-Петербургская губерния, Копорский уезд, мыза Усть-Рудица.
Профессор химии Михаил Васильевич Ломоносов.


В подаренную государыней-императрицей мызу Усть-Рудица я заезжал довольно часто. Столичный город с его склоками и интригами порой так надоедал мне, что весь свет делался мне не мил. А здесь, в Усть-Рудице, мною была открыта небольшая фабрика, где мастеровые из числа местных крестьян изготовляли разные предметы и украшения из цветного стекла и смальты. Наука – наукой, но ведь мне надобно было кормить семью. Ведь после того, как воспользовавшись моей горячностью подлец Миллер*(*Герхард Фридрих Миллер – русско-немецкий историограф, естествоиспытатель и путешественник. Будучи научным оппонентом Ломоносова, Миллер часто использовал против Михаила Васильевича не совсем честные приемы) добился, чтобы меня лишили кафедры химии, мне пришлось найти новые способы заработка. И фабрика в Усть-Рудице приносила мне стабильный доход – сделанные на ней украшения пришлись по нраву петербургским дамам.

Я же продолжал здесь, на лоне природы, свои опыты со смальтой, пытаясь заново открыть утерянные секреты римской мозаики. Несколько выполненных мною мозаичных портретов по достоинству оценили вельможи из числа приближенных императрицы. Понравились они и Ивану Ивановичу Шувалову, моему благодетелю, который, собственно, и попросил царицу Елизавету Петровну подарить мне мызу Усть-Рудицу и четыре соседние с ней деревеньки – Шишкина, Калищи* (*ныне это город Сосновый Бор, известный своей АЭС), Перекули и Липова. Населяли их местные чухонцы, народ тихий и работящий. Я предложил им работу на своей фабрике, и хорошо платил мастерам, которые быстро освоили производство бисера и разных стеклянных женских украшений.

В Усть-Рудицу ко мне в гости часто заглядывал Иван Иванович Шувалов, с которым мы вели порой долгие и горячие споры о судьбе нашей любимой страны. Я знал, что Иван Иванович пользуется благосклонностью императрицы, и надеялся на то, что мои слова через него дойдут до ушей государыни.

Вот и сегодня мы засиделись с ним допоздна, беседуя о том, что происходило сейчас в другом конце света – в далекой Канаде, стране в Америке, колонизированной французами, у которых жадные и бессовестные англичане пытаются ее отобрать. К сожалению в нашем несовершенном мире такое происходит часто – более сильные отбирают то, что им захочется у слабых. Только вот одно смущало меня и Ивана Ивановича – в спор французов с англичанами вмешались неизвестно откуда появившиеся в тех краях русские. И не просто волонтеры, которые по велению своего сердца присоединились к обижаемым британцами французам, а целая военная команда. Из Парижа и Лондона докладывают, что, по сведениям от тамошних придворных, те, кому удалось повидать этих людей в деле, в один голос говорили о том, что лучших бойцов, чем эти русские, они не встречали.

Мы сошлись с Иваном Ивановичем на том, что русские во все времена были отличными воинами. Но откуда они появились во французских владениях в Новом Свете? Иван Иванович попробовал разузнать в Военной коллегии о загадочных русских военных, но там ничего о них не знали. Да и откуда им там взяться?

– Я ничего не понимаю, Михаил Васильевич, – задумчиво произнес Шувалов, отхлебывая чай и вытирая платком пот со своего высокого лба, – только чувствую за всем этим стоит некая великая тайна. А коль дело касается наших с вами соотечественников, то тайну сию требуется пренепременно разгадать, и чем раньше, тем лучше.

– Вы правы, Иван Иванович, и очень жаль, что в тех краях у нас нет верных людей, которые могли бы выяснить, что в рассказах о русских из Новой Франции правда, а что нет. Может быть Михаил Илларионович Воронцов нам поможет? Ведь в его делах иностранных порой участвуют люди неприметные, которые без огласки собирают нужные державе нашей сведения.

– Вице-канцлер сейчас занят другими, не менее важными делами. Решается вопрос войны и мира. В Европе вот-вот начнется война Пруссии с Австрией. Императрица Мария Терезия все никак не может простить прусскому королю Фридриху то, что тот отобрал у нее Силезию.

– Да, война за Силезию прибавила задора и наглости молодому прусскому королю, и теперь его трудно будет остановить. Франция в ту войну была союзницей Пруссии. А вот в этот раз...

– А что, союз короля Людовика XV и короля Фридриха II может расстроиться? – спросил я. – И кто остановит этого берлинского задиру, который рвется повоевать?

– Боюсь, Михаил Васильевич, – вздохнул Шувалов, – что воевать с Фридрихом Прусским придется нам. Во всяком случае, об этом днем и ночью твердит канцлер Бестужев. И государыня все больше и больше склоняется к его доводам. Этот бессовестный и продажный человек, как мне удалось узнать, получил немало золота от британцев, дав им взамен обещание склонить Россию к вступлению в войну на стороне Британии. Точнее, мы обязаны будем выставить целую армию, которая возьмет под охрану Ганновер – наследное владение английских королей.

– Значит, Бестужев хочет торговать русской кровью, втягивая отечество наше в войну, которая нам абсолютно не нужна?! – В глазах у меня потемнело, и к горлу подступила дурнота.

Иван Иванович вздохнул, и развел руками – дескать, я тоже не в восторге от всего этого, но что я могу поделать.

– Но ежели мы станем союзными Англии, нам придется воевать с Францией, которую уже сейчас британцы пытаются вытеснить с ее заморских владений, – сказал я.

– Дипломатический пасьянс складывается весьма сложный. Лучший вариант – вообще ни с кем не воевать, и наблюдать за всем происходящим издалека, предложив воюющим державам медиацию* (*посредничество). Ведь как говорится в Святом Писании: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими»* (*Евангелие от Матфея). Только канцлер Бестужев сделает все, чтобы втащить Россию в войну. Он скорее умрет, чем вернет британцем полученное от них золото.

– Выходит, что война неизбежна?

– Увы, мой друг. Даже я не смогу помешать Бестужеву. Императрица выслушивает мои доводы, но поступает по-своему. Точнее, так, как ей советует канцлер.

– Иван Иванович, я видел армию прусского короля, и хочу вам сказать, что воевать с ней нам будет нелегко. Прольется много русской крови. Конечно, мы будем побеждать супостата, но пользы от наших побед мы не обретем. Наш путь предначертан Господом – Россия должна двигаться на Север и Восток. На землях еще не заселенных людьми, мы обретем свое могущество. Корабли наши будут двигаться в Америку, и основывать там русские поселения. И потому было бы очень важно узнать наконец – что там за люди воюют вместе с французами против англичан в Квебеке. Можем ли мы им помочь, и какую пользу для государства Российского мы сможем получить от короля Людовика за то, что они сделали для него.

– Я понимаю вас, Михаил Васильевич, – задумчиво произнес Шувалов. – Обещаю, что сделаю все возможное для того, чтобы разузнать как можно больше о происходящем в Новом Свете. Мне кажется, что знакомство с русскими союзниками французов может принести нам немалую пользу. Что же касается канцлера Бестужева, то власть его, конечно, велика, но не беспредельна. Придет время, и он будет отправлен в отставку, а его место займет человек, который станет достойно защищать интересы нашей державы и государыни Елизаветы Петровны. Давайте наберемся терпения и немного подождем.

– Хорошо, Иван Иванович, – я протянул руку Шувалову. – Считайте меня вашим искренним другом и союзником. А загадку русских из Квебека мы с вами, как вы изволили выразиться, пренепременно решим.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18881 (+18950/−69)
Лояльность: 1435 (+1435/−0)
Сообщения: 10788
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 12 лет
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#157 Uksus » 25.11.2022, 22:12

Road Warrior писал(а):Столичный город с его склоками и интригами порой так надоедал мне, что весь свет делался мне не мил.

Второе лишнее.

Добавлено спустя 1 минуту 24 секунды:
Road Warrior писал(а):Наука – наукой, но ведь мне надобно было кормить семью.

Без дефиса.

Добавлено спустя 5 минут 58 секунд:
Наблюдается нехватка запятых. Катастрофическая.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#158 Road Warrior » 27.11.2022, 02:00

10 ноября 1756 год. Российская империя. Петергоф. Большой дворец.
Императрица Елизавета Петровна.


Через пять лет после моего рождения батюшка велел построить на берегу Финского залива небольшой дворец, напоминавший ему столь любимую его сердцу Голландию. Он назвал его «Монплезир», что в переводе с французского означает «мое удовольствие». Батюшка по утрам выходил из дворца к самой кромке воды и в подзорную трубу разглядывал Кронштадт и корабли, идущие в основанную им новую столицу России – Санкт-Петербург. В хорошую погоду он прогуливался по «Променаду» – прибрежной террасе, вымощенной красным кирпичом.

Мне очень нравились эти места, а вот «Монплезир» не нравился. Я не любила сырой ветер, который дул с моря, плеск воды у стен дворца и тесноту комнат, более подходящих для домов скупых голландских купцов. Поэтому, став императрицей, я велела перестроить старый царский дворец в Верхнем парке на манер Версаля. Франция мне всегда нравилась. Архитектор Бартоломей Растрелли сразу понял, что я хочу, и за семь лет перестроил старое здание, превратив его во дворец, куда мне было бы не стыдно пригласить иностранных послов.

Сегодня, слава Богу, гостей у меня быть не должно. К тому же вчера я засиделась допоздна со своим милым дружком Иваном Ивановичем Шуваловым и вице-канцлером Воронцовым. Поначалу разговор у нас был шутейный, но потом как-то так получилось, что мы заговорили о серьезном. А именно, как нам поступить, чтобы не оказаться втянутыми в большую европейскую войну.

– Матушка императрица, – с жаром доказывал мне вице-канцлер, – ну к чему нам воевать? Вроде и противников у нас нет таких, кои угрожали бы безопасности нашей державы. Последняя война у нас была со Швецией, да и ту начала не ты. К тому же шведы ее проиграли начисто, чуть не потеряв всю Финляндию. Эх, надо было ее забирать у них, тогда бы эти «шляпы»* (* «шляпами» в Швеции называли сторонников конфронтации с Россией. Сторонников же добрососедских отношений с Петербургом в Швеции называли «колпаками») из Стокгольма не задирали бы на нас хвост.

– Того, что прошло, уже не вернешь, – я потерла виски, которые снова начали ломить. – А ведь мы могли создать тогда Финское королевство, посадив на трон моего племянника Петра. Ведь он был, как-никак, внучатым племянником шведской королевы Ульрики Элеоноры и короля Карла XII. После смерти королевы Ульрики сын моей сестры Анны был единственным живым родственником шведских монархов.

– Но, матушка, – покачал головой Воронцов, – не ты ли решила сделать из герцога Карла Петра Гольштейн-Готторпского своего наследника? Не лучше ли ему было бы сидеть на троне в Або?

– Я решила, Михаил Илларионович. И сейчас не раз уже жалела об этом. Но, что сделано – то сделано.

– А ведь как все хорошо складывалось, – вздохнул вице-канцлер. – И финны готовы были с радостью принять герцога в качестве своего короля, и сам герцог был не против стать королем Финляндии. Под нашим, конечно, покровительством. Даже этот мизерабль Бестужев с сочувствием отнесся к идее создать новое королевство, которое стало бы буфером между Россией и Швецией. Глядишь, нам со Стокгольмом и воевать бы больше не пришлось бы.

– А что, шведы желают повоевать с нами? – спросила я у Воронцова.

– Шведские «шляпы», впрочем, как и «колпаки», продажны, как все политики, – вздохнул Воронцов. – Получат они субсидию от французов или от англичан, и начнется война. А повод всегда можно найти.

– Это так, – я повертела в руках хрустальную табакерку – подарок французского короля Людовика. – Только наш канцлер Бестужев продажен не меньше шведов. Только и смотрит по сторонам, от кого бы получить пансион.

– Это, матушка, не только у нас – во всем мире такое творится, – развел руками Воронцов. – Бессребреников нынче днем с огнем не найти. Тут главное, чтобы за деньги не продать интересы своей державы.

– Да, только не все могут преодолеть искушение дьявольское, – я перекрестилась на икону Смоленской Божьей матери, висевшую в моей комнате, и вслед за мной то же самое сделали мои гости.

– А все-таки зря мы тогда не сделали твоего племянника, матушка, королем Финляндии, – вздохнул Воронцов. – Ведь все уже было готово – финские бароны были согласны, и уже начали собирать делегацию, которая в Петербурге должна была просить у тебя, матушка, дозволения посадить на престол в Або твоего племянника. Скажу больше, я потом узнал, что и в Стокгольме поговаривали о том, чтобы сделать герцога Гольштейн-Готторпского королем Швеции. А что, он, как лютеранин, им вполне подходил. К тому же, с помощью Швеции, а, может быть, и России, он отвоевал бы у Дании свои наследные владения, захваченные датчанами.

– Да, Михаил Илларионович, я помню, как шведская делегация прибыла в Петербург, чтобы попросить у меня разрешения посадить на трон королей Швеции моего племянника. Но я уже объявила его своим наследником. Вы, друзья мои, не должны забывать, что здоровье у меня уже не то, что было раньше, и потому мне не следует забывать о том, кто займет мое место на престоле российском после моей смерти.

Воронцов и Шувалов дружно замахали руками, дескать, матушка, к чему такие разговоры. Но я точно знала, что за спиной моей уже перешептываются некоторые придворные, обсуждающие мою возможную кончину. Конечно, не очень-то хочется отправляться на тот свет, но все люди смертны, даже цари.

– А что, матушка, – осторожно спросил меня вице-канцлер, – по твоему разумению цесаревич Петр Федорович не гож для того, чтобы наследовать престол российских императоров?

– Эх, Михаил Илларионович, вздохнула я. – ну не подходит он для того, чтобы править Государством Российским. Сколько он уже прожил в России, а так и не стал русским. Он немец как по воспитанию, так и по духу. Боюсь, что станет он править Россией, как своей Гольштинией, и закончит плохо. К тому же жена у него сама готова мужнину корону перехватить и себе на голову надеть. Одно радует – родился наследник у них, Павел Петрович. Хотя и мал он, но воспитатели не могут нахвалиться – и умен он и боек.

– Вот в том-то и беда, матушка, – вздохнул вице-канцлер, – что Павел Петрович еще мал. Пока он повзрослеет, много воды утечет. Но, даст Бог, все будет хорошо. Мы о вашем здравии каждый день Господа молим.

Шувалов, Воронцов и я снова перекрестились на икону Божьей матери, под которой горела неугасимая лампада. На душе у меня стало легче. С такими друзьями старинными, которых я знала еще тогда, когда была великой княжной, и жила в бедности и забвении во дворце своем деревянном рядом со Смольной слободой, я не пропаду.

Как жаль, что многие из тогдашних друзей сердешных сгинули неведомо где. Помню, был такой Кузьма из моей деревеньки в Кончанском. Бойкий был парень, крепкий. Только недруги мои забрили его на службу военную, где он и сгинул без следа. Сердце мое сжалось от грусти и печали. А, хорош был, Кузьма, хорош! Жаль его. Надо будет поставить свечку на помин его души в церкви дворцовой. А если он жив? То грех большой ставить свечку поминальную по живому человеку. Нет, просто помолюсь за него. А там Господь разберет – жив он или нет.

Заметив, что я о чем-то задумалась, гости мои стали со мной прощаться. И дело – было уже далеко за полночь, и глаза мои слипались от усталости и забот.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18881 (+18950/−69)
Лояльность: 1435 (+1435/−0)
Сообщения: 10788
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 12 лет
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#159 Uksus » 27.11.2022, 05:52

Road Warrior писал(а):я потерла виски, которые снова начали ломить.

НачалО.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9877 (+10189/−312)
Лояльность: 28709 (+29464/−755)
Сообщения: 4010
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#160 Road Warrior » 28.11.2022, 03:12

11 ноября 1755 года. Королевство Пруссия. Берлин.
Генерал-майор Кристоф Герман Манштейн.


Да, нелегкую задачку задал мне мой король. Я с ног, сбился, разыскивая среди моих людей того, кто смог бы беспрепятственно добраться до Квебека, найти там торговца по фамилии Крамер (а таковых, я уверен, в Новом Свете не один десяток), и попробовать разузнать у него что-либо о таинственных русских, которые правят бал в тех местах.

С меня сошло семь потов, пока я подобрал кандидатуру, которая, по моему мнению, вполне годилась для отправки в опасный и трудный вояж. Генрих Краузе был еще сравнительно молод – ему в этом году исполнилось только тридцать пять лет, но он уже успел натворить немало такого, о чем с восхищением рассказывали за кружкой доброго пива прусские искатели приключений.

Краузе родился в России в семье честного немецкого часовщика, приехавшего в эту северную страну с целью заработать там хорошие деньги. Действительно, ремонт часов, как карманных, так и кабинетных, приносил Отто Краузе неплохой доход. Только его сына, к большому сожалению отца, мало интересовали часовые шестеренки и пружины. Он считал, что пословица «Handwerk hat einen goldenen Boden»* *(дословно: «у ремесла золотое дно» – эквивалент русского выражения «ремесло – золотой кормилец») не для него. Правда, руки парня были ловкие, а голова – светлая. Он неплохо разбирался в механизмах, только вместо починки часов, предпочитал вскрытие замков, которыми добропорядочные жители русской столицы закрывали свои дома и сундуки.

Так что к пятнадцати годам Генрих стал весьма уважаемым среди петербургских жуликов специалистом своего дела. Его брали в помощь самые известные воры Петербурга. Поговаривали, что он даже имел дело со знаменитым московским вором Ванькой Каином, только это было мало похоже на правду.

Кончилось же все так, как и должно было кончиться. Генриха поймали сыщики генерал-полицмейстера Василия Салтыкова. И отведать бы воришке кнута, да дружки его подкупили караульных и организовали парню побег из каталажки. Генрих Краузе понял, что в России ему теперь будет очень неуютно, и подался за границу. Он добрался до вольного города Гамбурга. Там всегда хватало людей, которые жили на деньги, добытые преступным путем.

В Гамбурге Краузе познакомился с местными контрабандистами, выучил французский и английский языки, и занялся коммерцией. По чужим сундукам он теперь не лазил, а вот проворачивать рискованные финансовые операции, которые в случае удачи приносили ему немалую прибыль, Генрих умел довольно неплохо.

Коммерсант, который по роду своей деятельности путешествует по разным странам и заводит там полезные знакомства – это лучшее прикрытие для шпиона. Один из моих агентов рассказал мне о Краузе. Одиссея моего земляка – а я ведь тоже появился на свет в России – заинтересовала меня. Мне организовали с ним встречу в одном из гамбургских кабачков, где я познакомился с Генрихом лично и составил о нем самое благоприятное впечатление.

Он признался мне, что жизнь жулика, которая рано или поздно закончится каторгой, а то и виселицей, уже изрядно ему поднадоела.

– Поймите, мой друг, – задумчиво произнес Краузе. – С годами человеку хочется покоя. Хочется завести семью, иметь крышу над головой. Я хотел бы начать свое дело, заняться торговлей. Только время сейчас неспокойное, и в любой момент мой корабль с товарами может захватить капер, объявивший, что я везу контрабанду. И тогда все мое добро вместе с кораблем будет конфисковано по решению призового суда, который не прислушается в моим доводам, потому что он имеет немалую долю с продажу незаконно захваченного имущества.

– А не хотели бы вы оказывать небольшие услуги Прусскому королевству? – спросил я. – О, это совсем безопасно. Зато за добытую вами информацию вы могли бы получать хорошие деньги. Риска в такой работе почти и нет – ведь о том, что вы послали весточку в Берлин на имя некоего Пауля Гофмана, никто и знать не будет.

– Гм, – Краузе задумчиво почесал подбородок, – а почему бы и нет? Я готов даже и рискнуть, если мне хорошо за это заплатят.

Так Генрих начал работать на нашего короля. Все были довольны – Фридрих с большим интересом изучал полученного от Краузе информацию о состоянии дел в государствах, с которыми граничила Пруссия. А мой агент благодарил нашего доброго короля за деньги, которые регулярно и своевременно доставлял ему наш доверенный человек.

Я вспомнил, что Краузе как-то раз в разговоре упомянул Квебек. Дескать, по каким-то там своим делам ему довелось один раз побывать в тех краях, где он провернул хороший гешефт, сумев приобрести там партию бобровых шкурок. Почему бы Генриху еще разок не сплавать в те края?

Риск в таком путешествии, конечно, был. Боевые действия между англичанами и французами шли уже не только на суше, но и на море. Но воюющие стороны до поры до времени старались не трогать торговые корабли нейтральных государств. Пасьянс, в котором четко и ясно определились бы участники будущей войны, еще не сложился. Потому-то купеческий корабль под флагом Швеции или того же Гамбурга имел шансы благополучно добраться до берегов Нового Света. А там Генрих, который знал несколько языков и был парнем не промах, мог объехать все крупные города Квебека и найти в одном из них Михеля Крамера. Или русских, с которыми он, хорошо знающий их язык, сумел бы познакомиться поближе.

Сказано – сделано. Посланный в Гамбург человек передал мою весточку Краузе. Вскоре он уже был в Берлине, и внимательно слушал меня.

По его лицу было трудно понять, понравилось или нет мое предложение. Он умел, не проявляя особых эмоций выслушать собеседника, а уж потом дать ему ответ. Вот и сейчас он внимательно смотрит на меня, думая о чем-то о своем.

Когда я закончил, Генрих вздохнул, и на несколько секунд прикрыл глаза рукой. Потом он зачем-то поправил свою шляпу, и коротко ответил:

– Я согласен.

Но Краузе запросил за свою услугу достаточно солидную сумму. Впрочем, он обосновал свое требование тем, что обстановка в Квебеке, куда ему следовало отправиться, очень сложная и опасная. Со дня на день там могут начаться полноценные боевые действия, и нанять охрану для себя во время следования из одного города в другой будет стоить немалых денег.

Я согласился, помня о том, что король, давая мне это поручение, особо подчеркнул, что сведения о русских в Квебеке для него очень важны. Так что скупиться в этом деле не следовало.

Генрих, получив от меня увесистый мешочек с золотыми и серебряными монетами, повеселел и начал излагать план своих дальнейших действий. Прежде всего он решил отправиться в Кёнигсберг, где жил Крамер, и попытаться расспросить его знакомых, не слышали ли они от отбывшего в Квебек коммерсанта, где именно он собирался обосноваться в Новом Свете. Исходя из полученных сведений, можно будет подыскать корабль, который доставит моего агента в нужное место.

– Если сей Крамер общался с русскими, воюющими против англичан, то, скорее всего, это происходило там, где нет англичан, – сказал Краузе. – Таких мест во французских колониях сейчас не так уж много. Круг поисков сужается. Возможно, что мне придется выдать себя за русского – так будет легче обратить на себя внимание тех, с кем бы вы хотели познакомиться поближе.

И еще – не мешало бы мне получить бумагу, в которой подробно бы разъяснялось, что мне делать и о чем говорить с русскими, если встреча с ними в конце концов состоится. В противном случае это дорогостоящее и рискованное мероприятие не принесет никакой пользы. В указанной бумаге неплохо было бы указать и мой статус – ведь одно дело, когда разговор будет вестись с простым негоциантом, который рискует своей шкурой ради прибыли, и совсем другое – если перед русскими предстанет хотя и неофициальный, но все же эмиссар короля Пруссии.

Я согласился с доводами Краузе и обещал ему раздобыть такую бумагу. Кроме того, мне неплохо было бы еще раз поговорить с королем, чтобы более точно определить те вопросы, которые нужно было бы задать русским во время встречи.

Пока же Генрих Краузе отправился в Кёнигсберг, снабженной грозным документом за подписью главы канцелярии короля Пруссии с требованием оказывать предъявителю сей бумаги необходимое ему содействие и беспрекословно выполнять все его требования.


Вернуться в «"Песочница"»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 7 гостей