Самум: Акадская осень

Описание: ...для тех, кто только начинает...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#1 Road Warrior » 02.10.2020, 15:14

Продолжение "Вежливых людей" (которые выходят под названием "Самум: Между львом и лилией")

Добавлено спустя 1 минуту 20 секунд:
Пролог.

Подмосковье, 20... г.
Командир группы майор Хасханов, позывной «Самум».


Этот санаторий Самум нашёл случайно, когда листал поисковик в интернете. Близился Новый год и хотелось его вместе где-нибудь отметить. Санаторий когда-то принадлежал академии наук СССР, а теперь перешёл по наследству РАН. Самум проехался туда с Лёней посмотреть и увиденное, так же как и цены, его устроило. Пришлось выгребать группную кассу и платить аванс.

На улицах лежал снег, светило солнце, по улицам торопились куда-то по своим делам люди, и Хас кайфовал от ощущения умиротворения, которое захлестнуло его от увиденного. Немного портило картину то обстоятельство, что на Новый год Хас попадал прямиком из наряда по отделу. Вообще-то группники в наряды не ходили, но Хас до сих пор числился «ВРИО», потому тащил лямку наравне со всеми.

В наряд на НГ попали Береза и Кедр, молодые лейты из группы Ветра. «Хвойно-лиственные», «два дуболома» - это неполный перечень эпитетов, которыми их награждали местные острословы. Парни не обижались, благо терпения у них хватало на дюжину. Жребий, по обычаю, тянули все на равных, группники в том числе, но судьбу не обманешь. Сначала Кедр вытянул короткую спичку, которая означала дежурного, а затем, под общий смех, Береза вытянул ещё одну короткую спичку помощника. Все лишний раз посмеялись тому, что чего быть, того не миновать и разошлись по своим делам...

* * *

Хас сдал наряд Кедру, они доложили о приёме-передаче начальнику отдела, и Хас пошёл заводить машину и переодеваться. Майра уже была в гостях у Рустама с Аидой, они же должны были привезти ее в санаторий. Рустам был одним из немногих, кто не относился к группе и кому, тем не менее, было предложено встретить Новый год в своей компании.

Переодевшись, Хас достал два заранее припасенных пакета с едой и напитками. По традиции, парням, которые заступали на «фишку» по праздникам, группа скидывалась на «стол». Лейты были не из группы Самума, но из того же отдела, поэтому Хас не считал зазорным купить им пакеты с едой за свой счёт. Весело мурлыкая себе под нос «Новый год к нам мчится...», он заскочил в рубку дежурного, оставил ошеломлённым и обрадованным офицерам еду и напитки, и направился к своей машине ...

* * *

Когда он вломился в парилку, его присутствие встретили одобрительным гулом. Леня сразу отодвинулся в сторону, освобождая ему место, и Хас плюхнулся на горячую лавку, блаженно откидываясь на стенку... В 23:45, они всей группой, вместе с жёнами, подругами и детьми, распаренные и румяные, сидели за праздничным столом. Ведущий очень задорно вёл вечер, сыпя шутки и прибаутки, парни с девчонками отрывались как могли.

Ближе к 4 утра Хас взял Майру за руку и, откланявшись остававшимся ещё за столом ребятам (коих осталось совсем немного), они пошли в свой номер. Майра была немного пьяная от выпитого алкоголя и потому вела себя достаточно раскованно по сравнению со своим обычным поведением. Хас, на которого алкоголь не действовал от слова «вообще», несмотря на любое выпитое количество, сохранял ясность мыслей, но тоже был приятно расслаблен выпитым. Он вытянулся на кровати и с любовью посмотрел на Майру. Она улыбнулась своей очаровательной улыбкой, которую так любил он, и потянулась к нему. Поцелуи, объятия, прикосновения... Они проваливались в это море любви и тонули в нем...

Это был их последний Новый год с Майрой....

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18521 (+18590/−69)
Лояльность: 1394 (+1394/−0)
Сообщения: 10668
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#2 Uksus » 02.10.2020, 16:27

Road Warrior писал(а):что чего быть, того не миновать и разошлись по своим делам...

ЧеМУ.
Чему быть, того не миновать.

Добавлено спустя 3 минуты 36 секунд:
Road Warrior писал(а):оставил ошеломлённым и обрадованным офицерам еду и напитки,

Не. Лучше как-то по-другому. В крайнем случае, если ничего лучше не придумается, просто пакеты.

Добавлено спустя 57 секунд:
Road Warrior писал(а):откланявшись остававшимся ещё за столом ребятам (коих осталось совсем немного),

Самым стойким.

Добавлено спустя 1 минуту 14 секунд:
Road Warrior писал(а):потому вела себя достаточно раскованно по сравнению со своим обычным поведением.

...более раскованно, чем обычно Хм?

Добавлено спустя 1 минуту 26 секунд:
Общее впечатление: нуждается в допиливании и шлифовке.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#3 Road Warrior » 03.10.2020, 22:28

1 сентября 1755 года. Река святого Лаврентия. Борт фрегата "Аретюз".
Лейтенант Аластер Фрейзер, командир Шотландских рейнджеров.


На севере, чуть подернутые дымкой, виднелись невысокие горы, поросшие лесом. На юг до горизонта простиралась водная гладь, а за кормой, на востоке, тут и там красными сполохами пестрели клены на Орлеанском острове. Кончилось наше время в Квебеке... Теперь эскадра из шести кораблей - четырех фрегатов и двух шлюпов - идет в Порт-ля-Жуа на южном берегу острова святого Иоанна. Там нам предстоит создать полк из акадцев - французского населения тех мест - и отвоевать форты Босежур и Гаспаро на перешейке Шиньекто, вероломно захваченных в июне англичанами. Но, пока мы на борту корабля, у меня появилась возможность отдохнуть и осмотреться.

- Это уже море? - спросил я у пробегавшего мимо матроса.

Тот еле подавил смех:

- Нет, конечно, господин русский офицер. До моря еще больше суток ходу. А что южного берега не видно - так река широкая. Здесь - четыре лье*, (*около шестнадцати километров) а потом будет еще шире.

Господин русский офицер... Кто бы мог три месяца назад подумать, что я - сержант нью-йоркских скаутов, да еще и на четверть индеец, стану русским лейтенантом... Взяли меня в плен в бою у Аткваначуке, далеко на юге, недалеко от того места, где быстрая Джуниата, спустившаяся с Аппалач, впадает в широкую и сонную Сасквеханну. Оказалось, что в деревне этой жила моя родня по матери - но единственный, кого я убил, был человек, много лет назад надругавшийся над мамой и оставивший ее умирать. А меня спас от смерти русский полковник Хасханов - тогда он был майором, точнее, морским капитаном третьего ранга; он предложил мне искупить вину перед своим родом. А после того, как я был ранен в битве при Медвежьих горах, и более серьезно - при Моногахеле, он меня спросил:

- Сержант, вы показали себя очень хорошо. Мы решили предложить вам перейти в русское подданство.

Я долго не раздумывал. Всю жизнь я был чужим - для англичан, потому что был на четверть индейцем, да и отец мой был шотландцем-католиком; для сасквеханноков, потому что я был на три четверти белым; даже в нью-йоркских скаутах я не раз слышал, как за моей спиной меня обзывали полукровкой, хотя в лицо меня никто никогда не рискнул бы так назвать. Но русские были совсем другими; у них все были своими, а один из них, майор, а теперь подполковник Жумашев, с позывным Руссо, выглядел почти как индеец, разве что глаза его были более узкими.

По словам Хаса, один из их офицеров сказал, что все равно, какой у тебя цвет кожи или разрез глаз - для врага все мы русские. И я себя уже начал ощущать русским. Единственное, что меня огорчает - это то, что русский язык дается мне с трудом, но я его учу, как могу, и даже уже могу построить простое предложение, пусть не без ошибок, но так, что меня понимают, особенно на военную тему.

А чин я получил как бы авансом. Дело в том, что губернатор Новой Франции Мишель-Анж де Миннвилль, маркиз Дюкень, предложил произвести Хаса в полковники, а его людей кого в подполковники, а кого в майоры. Иначе, по его словам, любой французский офицер выше по чину не будет воспринимать его людей всерьез - по крайней мере, поначалу. Хас поблагодарил маркиза и признал правоту его слов, но решил, что, как вышестоящий русский офицер на американском континенте, сделает это лучше самолично. Именно тогда я стал лейтенантом армии Русской Америки и получил задание создать из шотландцев, бежавших в Квебек после неудачного восстания в поддержку Чарльза Стюарта, отдельный отрад рейнджеров при Шотландском батальоне.

С шотландцами договорились так - они будут служить нам верой и правдой, а потом те, кто захочет, смогут, как и я, стать русскими подданными. Другим же позволят взять с собой выданное им оружие и вернуться в родную Шотландию для дальнейшей борьбы против английских оккупантов. Ребята они храбрые, но у них хромает дисциплина, да и воюют они неважно. Моя задача - обучить своих ребят ведению боя с элементами колониальной, индейской и русской тактики, меткой стрельбе из-за укрытий, ближнему бою с использованием ножа, пистолета и томагавка, устройству засад и многому другому. Кое-что из этого я уже умел, другому научился у русских, а также у майора де Ланглада - как и меня, человека с примесью индейской крови - и его индейцев. А потом опыт, полученный с шотландцами, будет перенят при создании других таких же отрядов, из французов-акадцев и акадских индейцев.

Желающих вступить в отряд было более полутора сотен. В самую первую минуту я явственно услышал, как один из желающих, увидев меня, сказал своему соседу по-гэльски, показывая на меня:

- А это что за обезьяна?

Гэльскому меня сначала учил папа, а после его смерти мой приемный отец, Джон Манро. Так что я ответил на том же языке:

- Ну что ж, покажи обезьяне, что ты умеешь.

- Ты говоришь по-гэльски? - вытаращил на меня глаза наглец.

- Я на три четверти шотландец, - ответил я. - Давай, выходи, посмотрим, что ты умеешь. Без оружия.

Ростом я около шести футов* (* 183 сантиметра), но мой оппонент был меня на полголовы выше и намного шире в плечах. Я подождал, пока он замахнется, и пробил ему сначала в корпус, а потом в подбородок, и он рухнул на землю. Я посмотрел на столпившихся:

- Ну что, кто-нибудь еще считает, что ваш будущий командир - обезьяна?

Единственным, кто ответил, был человек, стоявший чуть правее, причем заговорил он на шотландском английском, на котором общаются в равнинной Шотландии:

- Простите меня, сэр, но здесь не у всех есть гэльский.

Я повторил свой вопрос по-английски, но желающие не появились. А тот, кого я тогда нокаутировал, потом подошел ко мне и сказал:

- Простите меня, лейтенант, я был неправ и приношу свои извинения. Скажите, а как ваше имя?

- Аластер Фрейзер-младший.

- Не родня вы Аластеру Фрейзеру, который бежал после... недоразумений с Кэмпбеллами почти тридцать лет назад?

- Это был мой отец. Он умер от оспы.

- Тогда мы с вами кузены - меня отец назвал в честь вашего отца. Я тоже Аластер Фрейзер.

Аластер-второй, как его прозвали в отряде, показал себя очень неплохо в первые три недели и стал одним из тридцати трех счастливчиков, которых я зачислил в рейнджеры; других перевели в пехотные роты Шотландского батальона. Они еще не знают, как им «повезло» - когда мы достигнем острова святого Иоанна, то, что мои рейнджеры пережили в Квебеке, покажется им раем на земле. Как мне рассказали, один великий русский полководец написал: «Легко в учении — тяжело в походе, тяжело в учении — легко в походе»*. (* Суворов в «Науке побеждать» написал именно так, а не «Тяжело в учении, легко в бою».) Нечто подобное постоянно повторял и лейтенант Джонсон, который командовал нашим отрядом скаутов, и который погиб в числе всех остальных моих сослуживцев по вине виргинского подполковника Джорджа... то ли Варрингтона, то ли Ватсона, уже не помню*. (* Про битву при Аткваначуке и конец Джорджа Вашингтона см. "Самум: Между львом и лилией", предыдущую книгу в этой серии). Это же стало и моим девизом.

Прозвенел корабельный колокол - обед. Я еще раз огляделся и спустился в кают-компанию. Заодно можно будет обсудить некоторые идеи с Хасом и его людьми.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18521 (+18590/−69)
Лояльность: 1394 (+1394/−0)
Сообщения: 10668
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#4 Uksus » 04.10.2020, 05:48

Road Warrior писал(а):как я был ранен в битве при Медвежьих горах,

В.

Добавлено спустя 25 минут 7 секунд:
P.S. Это если Медвежьи горы - именно горы, а не населённый пункт с таким названием.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#5 Road Warrior » 12.10.2021, 18:08

Не прошло и года с момента окончания первой книги, и она вышла в свет. До того по сети гуляла куча пиратских версий, и даже четыре аудиокниги...

Вот обложка первой книги. Конечно, индейцы мало похожи на того, что нам известно про сасквеханноков, но такова, как говорится, их селяви.

Изображение

И теперь вновь начинается работа над второй. Прошу прощения за опоздание...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#6 Road Warrior » 15.10.2021, 17:36

2 сентября 1755 года. Квебек.
Кузьма Новиков, он же Ононтио, кузнец и представитель русских в Новой Франции.

Вот я и снова в том городе, где начались все мои злоключения, и откуда я, аки тать в нощи, бежал, спасаясь об французских стражников. Грех был на мне, грех убийства ближнего своего, хотя, сказать честно, тот англичанин, которого я прибил тяжелой кружкой в кабацкой драке, был плохим человеком. Теперь, по прошествии стольких лет, здешние власти вряд ли узнают во мне того молодого и бесшабашного парня, каким я был двадцать лет назад. А, если бы и узнали, то вряд ли строго спросили бы за убийство английского моряка. Сейчас Франция воюет с Британией, и счет убитым с обеих сторон идет уже на тысячи.

Тогда, двадцать лет назад, я толком и не рассмотрел Квебек. Не до того мне было. А сейчас, когда мне не надо было думать о том, как бы спасти свою голову, я без спешки прошелся вместе с Василисой по улицам города, и посмотрел, как здесь живут французы, отправившиеся за море в поисках счастья и удачи.

Квебек был городом небольшим – куда ему до нашего Петербурга. Как мне сказал мой друг Жером, проживало в нем девять тысяч человек. Это не считая моряков, которые приходили в Квебек на кораблях, и крестьян с окрестных деревень. А деревень вокруг Квебека было немало. Люди селились рядом с городскими укреплениями, чтобы в случае опасности укрыться от неприятеля. Ведь не только индейцы могли напасть на Квебек – англичане, с которыми французы все время воевали, тоже не прочь были захватить стольный город Новой Франции. Как мне рассказали, в 1690 году тогдашний губернатор Массачусетса Вильям Фипс со своими головорезами попытался захватить Квебек, но французы разбили его войско, и он вынужден был отправиться восвояси.

Как и везде, богатые жили в красивых каменных домах, а бедные, коих в Квебеке было большинство, ютились в лачугах. Улицы были узкими и грязными. Бедняки жили в основном в пригородах Сен-Жан и Сен-Рош, богатые – в центре. Здесь сто с лишним лет назад был построен дом для губернатора Новой Франции, казармы для солдат, мэрия, храм, а также монастыри августинок и урсулинок. Было и два рынка, на которых крестьяне продавали то, что они вырастили на полях, а купцы – товары, привезенные из Франции.

А город мне понравился. И люди здесь жили хорошие. Мы остановились с Василисой у младшего брата моего старого друга Жана. Тот не раз мне говорил, что если судьба занесет меня в Квебек, то я могу рассчитывать на гостеприимство его брата, который обосновался в столице Новой Франции и ведет там торговлю с индейцами. Для того, чтобы Жером узнал, от кого я, Жак дам мне свою табакерку с затейливым вензелем.

– Ты покажи ее Жерому, – сказал мне Жан, – он сразу все поймет.

Почтенный негоциант Жером Омон жил в центре Квебека в красивом двухэтажном каменном доме. Увидев этот дом, я поначалу оробел – пустит ли его хозяин нас на порог. Ведь одеты мы с Василисой были бедно. Да и где нам было приодеться – ведь мы почти все время были в пути, и часто ночевали в лесу у костра.

Но, Жером, увидев табакерку брата, встретил нас сердечно. Он предложил нам две комнаты в своем доме, и даже поначалу отказался брать с нас плату за проживание. Когда же я отсчитал ему несколько золотых гиней с изображением короля Георга II, Жером заявил, что для нас в его доме всегда будет накрыт стол, а служанки будут ухаживать за нашей одеждой. При этом он внимательно осмотрел нас, и покачал головой.

– Мсье Косма, извините меня, но вам и вашей очаровательной дочери следовало бы заказать новую одежду. Ваша… – тут он немного замялся, но потом все же решился сказать, – изрядно поизносилась.

Поймите меня правильно, вам, вполне возможно придется посещать дома уважаемых жителей нашего города. Не все они воспитаны в христианских традициях, и могут из-за вашей одежды допустить в отношении вас непочтительные слова и поступки. Я могу порекомендовать вам хорошего портного, который сошьет для вас одежду, достойную таких людей, как вы. А, кроме того, у меня есть на примете куаферы, которые приведут в порядок ваши прически.

Я не стал спорить с мсье Жеромом, потому что он был прав. У нас говорят: «По одежке встречают, по уму провожают». Нам было нужно, чтобы нас встречали по одежке, потому что не всегда нам доведётся показать свой ум. Поблагодарив мсье Жерома, мы с Василисой немного отдохнули, а затем попросили приставленного к нам слугу Симона пригласить портного, чтобы тот снял с нас мерки для пошива платья для Василисы и меня.

Мне уже доводилось носить одежду, которая была принята в Европе. За время моей жизни среди индейцев она мало изменилась. Я не хотел одеваться как дворянин. Во-первых, я не знал, как носить такую одежду, а, во-вторых, она стоила бы слишком дорого. Потому я попросил портного, чтобы он сшил для меня ту одежду, в которой ходят уважаемые буржуа. Для меня важно было, чтобы все было сшито из хорошей ткани. А вот с Василисой все оказалось гораздо сложнее…

Когда мсье Лефевр попытался рассказать ей, что сейчас носят дамы, глаза у моей дочери стали круглыми от удивления.

– Отец, неужели мне придется надеть на себя вот это! – воскликнула Василиса, тыкая пальцем в альбом, который принес мсье Лефевр. В нем были рисунки с одеждами, которые носят женщины в Европе. – Я буду в этом, как баба-яга, о котором ты мне рассказывал.

– Если мадемуазель желает, то я могу сшить для нее платье попроще, – произнес портной. – Вы, правда, будете в нем выглядеть как простолюдинка. Но мадемуазель такая красивая, что любое платье будет ей к лицу…

И вот мы с Василисой прогуливаемся по Квебеку. Я решил не спешить к губернатору в его дворец. Надо сначала разобраться что к чему, узнать, о чем говорят здешние жители и что они думают о войне, которая идёт между Францией и Англией. А, самое главное, что они думают о наших друзьях из будущего. Ведь то, что они уже успели сделать, должно было удивить всех.

Правда, я и особенно Василиса пока еще с трудом говорим по-французски, и иногда с трудом понимаем речь окружающих нас людей. Между собой мы разговариваем по-русски. Вряд ли в Квебеке есть люди, которые знают русский язык. Да и Василиса пусть привыкает говорить на языке своей отчизны, которую она еще не видела, но которую любит. Но оказалось, что я ошибся.

– Смотри, отец, – толкнула меня локтем в бок Василиса. – Видишь человека в синем кафтане? Он как-то странно смотрит на нас.

Я оглянулся. Действительно, стоявший у дверей торговой конторы человек в синем кафтане и в напудренном парике с удивлением глядел на нас. Он даже хотел было шагнуть к нам, но неожиданно остановился, потом резко отвернулся и заспешил куда-то, видимо, по каким-то своим делам.

– Отец, – сказала Василиса, – может быть надо послать весть Хасу? Помнишь, он велел нам, если что-то будет нам угрожать, тотчас сообщить ему.

– Так нам вроде никто не угрожает, – ответил я. – Давай, немного подождем. Думаю, что мы скоро узнаем, кто этот человек, и почему он так на нас смотрел…

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18521 (+18590/−69)
Лояльность: 1394 (+1394/−0)
Сообщения: 10668
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#7 Uksus » 15.10.2021, 18:18

Road Warrior писал(а):спасаясь об французских стражников.

ОТ.

Добавлено спустя 1 минуту 13 секунд:
Road Warrior писал(а):А, если бы и узнали, то вряд ли строго спросили бы за убийство английского моряка.

Второе на фиг.

Добавлено спустя 2 минуты 19 секунд:
Road Warrior писал(а):Как и везде, богатые жили в красивых каменных домах, а бедные, коих в Квебеке было большинство,

Здесь.

Макс, слишком много Квебеков.

Добавлено спустя 2 минуты 36 секунд:
Road Warrior писал(а):Поблагодарив мсье Жерома, мы с Василисой немного отдохнули, а затем попросили приставленного к нам слугу Симона пригласить портного, чтобы тот снял с нас мерки для пошива платья для Василисы и меня.

На фиг.

Добавлено спустя 1 минуту 6 секунд:
Road Warrior писал(а):Я буду в этом, как баба-яга, о котором ты мне рассказывал.

КотороЙ.

После лучше !

Добавлено спустя 1 минуту 18 секунд:
Road Warrior писал(а):Правда, я и особенно Василиса пока еще с трудом говорим по-французски, и иногда с трудом понимаем речь окружающих нас людей.

Вместо одного - плохо.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#8 Road Warrior » 21.10.2021, 03:57

3 сентября 1755 года. Квебек.
Кузьма Новиков, он же Ононтио, кузнец и представитель русских в Новой Франции.

И действительно, когда сегодня мы с Василисой вышли из дома, вчерашний незнакомец уже поджидал нас. Он вежливо поздоровался со мной по-французски, назвавшись мсье Крамером.

– Я слышал, что вы, мсье, можете говорить по-русски, – сказал он, – и готов продолжить с вами разговор на этом языке.

Последние несколько слов он действительно произнес по-русски. По его говору я понял, что Крамер был из немцев. Правда, язык наш он знал изрядно. О чем и сказал ему, заодно представившись.

– Господин Крамер, – спросил я, – а как вы узнали, что я русский?

– О, герр Новиков, – всплеснул руками немец, – я случайно услышал вчера, как вы изъяснялись с этой прелестной мадемуазель на языке, которым мне пришлось пользоваться целых пять лет. Видите ли, я занимался торговлей с Россией, и в Петербурге держал табачную лавку. Дела у меня шли неплохо, но после известных событий 1741 года, когда на трон взошла дочь вашего покойного императора Петра I, немцам в России стало, знаете ли, не совсем уютно.

Тогда я покинул Петербург и перебрался в Кёнигсберг. Там у меня были контрагенты, поставлявшие табак из английских колоний в Америке. Друзья предложили мне отправиться в Новый свет и заняться там закупкой мехов. Бобровые шкурки высоко ценились в Европе, и, торгуя ими, можно было неплохо заработать.

– А как вы оказались в Квебеке? – спросил я у немца.

– Я решил отправиться сюда, чтобы в Новой Франции учредить филиал нашей компании. К тому же, как я слышал, некоторые индейские племена, живущие на контролируемой британцами территории, готовы выйти на тропу войны. А это значит, что никакой торговли с ними не будет. Индейцы предпочтут получать деньги за убийство французов и союзных ним индейских племен.

Мне оставалось лишь покачать головой. Именно так оно и было. А герр Крамер тем временем внимательно посмотрел на меня, потом на Василису, и наконец спросил:

– Послушайте, господин Новиков, вы что-нибудь слыхали о русских, которые невесть откуда появились в районе форта Дюкень и помогли французам разгромить экспедицию британского генерала Брэддока?

Мы с Василисой переглянулись. Этот немец очень много знал о том, что происходило во французских колониях. Вряд ли обычному негоцианту, который больше думает о торговле и о прибыли, известно о каких-то там таинственных русских.

– Герр Крамер, – спросил я напрямую, – кто вы и откуда?

Немец хитро улыбнулся, и неожиданно подмигнул мне.

– Господин Новиков, похоже, что я не ошибся – вы действительно имеете отношение к тем русским, которые прославились как непобедимые и храбрые воины. Я отвечу на ваш вопрос. Меня прислал сюда вице-канцлер государства Российского граф Михаил Илларионович Воронцов...

– Это который был камер-юнкером при дворе великой княжны Елизаветы Петровны?! – воскликнул я. – Я хорошо его помню!

– Вы знакомы с графом Воронцовым?! – воскликнул немец. – Как такое может быть?!

Я усмехнулся. Знал бы герр Крамер – с КЕМ я еще был знаком! А Мишка Воронцов уже граф и вице-канцлер… Не знал об этом, не знал…

– Я жил в Петербурге и знал господина Воронцова. Правда, он тогда еще не был графом. Только все это было двадцать лет назад.

– А я познакомился с герром Воронцовым десять лет назад, – сказал немец. – Он был камергером императрицы и поручиком лейб-компании. А графом Священной Римской империи он стал позднее. Герр Воронцов имел со мной деловые отношения. Однажды он предложил мне послужить государству Российскому. Разумеется, небесплатно…

– Значит, господин Крамер, вас послал сюда граф Воронцов. А для чего?

– Граф, в отличие от канцлера Бестужева, желает, чтобы Россия оставалась нейтральной во время грядущей войны в Европе. Он полагал, что начнется она здесь, на границе французских и британских колониальных владений. Чтобы узнать. что здесь происходит, меня сюда и отправили.

– Понятно… Господин Крамер, вы можете послать весточку графу Воронцову? И может ли он доложить о том, что мы хотели бы сообщить императрице Елизавете Петровне? Очень важные известия.

– Герр Новиков, я не могу ответить на заданные вами вопросы. Но обещаю, что о нашем разговоре я постараюсь как можно быстрее сообщить в Петербург. А пока нам надо договориться, как мы будем встречаться с вами и где. А пока давайте поговорим о ваших знакомых – русских, о которых здесь столько шума…

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#9 Road Warrior » 25.10.2021, 19:46

Квебек, 30 августа 1755 года.
Капитан 3 ранга Хасим Хасханов, позывной «Самум».


Хас открыл глаза и попытался перевернуться на другой бок, но уперся в женское тело, которое лежало рядом. Немного отодвинувшись и завершив свой маневр, он увидел затылок и великолепные черные волосы, разметавшиеся по постели. Быстрая Ласточка, недавно ставшая его законной женой, спала сном младенца, утомленная бурной ночью. Хас тут же передумал вставать и придвинувшись к ней, обнял ее и вдыхая запах полевых цветов, идущих от ее волос, закемарил...

Проснувшись повторно, он нашел в себе силы подняться и вышел на улицу, щурясь на солнце и поеживаясь... Хотелось кофе и сигарет, а еще забыть обо всех заботах и проблемах, нырнуть назад, к любимой, и целый день нежиться рядом, чтоб по первому свистку им подавали завтрак в постель... Реальными же в какой-то мере были только первые два пункта. Кофейные зерна можно было достать у местных купцов, хотя стоили они весьма и весьма недешево, к тому же обжаривать их приходилось самому. А вот сигареты давно уже у всех кончились, и курящие перешли на трубки и табак, благо он был качественным – в восемнадцатом веке еще не научились втюхивать ароматизированное фуфло.

Сделав несколько энергичных движений руками и слегка размявшись, Хас перешел к простенькому комплексу тай-цзы, плавно двигаясь и ловя ощущения, как кровь разгоняется по его телу, наполняя его силой и энергией. Завершив выполнение комплекса, он развернулся и зашел в свое временное жилище, с порога уловив запах ароматного кофе.

Его Покахонтас уже встала и готовила завтрак. Хорошо зная привычки мужа, она начала с кофе, а потом перешла уже к самой еде. В свое время, когда Самум впервые назвал ее Покахонтас, она очаровательно сморщила носик и поинтересовалась, что это за имя? Когда Хас в свою очередь поинтересовался, а переводится ли это как-нибудь с индейского языка, Ласточка лишь недоуменно развела руками. Самум лишь разочарованно вздохнул, подумав, что Дисней и Голливуд, похоже, втюхали им очередную лажу.* (* На самом деле племя паухатан, к которому принадлежала Покахонтас, разговаривало на одном из алгонкинских языков, не родственном сасквеханнокскому. Да и именем «Покахонтас» не являлось, а означало нечто вроде «егоза» или «непослушный ребенок». Ее же настоящим именем было, насколько известно, Амонуте). Хас на сасквеханнокском поинтересовался, скоро ли будет готов завтрак и похвалил кофе, приготовленный его Принцессой. В ответ услышал на достаточно чистом русском, что завтрак будет готов скоро, а пока он успеет выпить кофе и выкурить трубку.

Хас удовлетворенно кивнул, про себя заметив, что его жена определенно делает успехи в русском языке. А вот свои познания в индейском он определить затруднялся. Ласточка никогда не поправляла его, считая, что как бы он не говорил, все сказанное мужем по определению верно и правильно. Несмотря на настойчивые просьбы Самума корректировать его произношение, она каждый раз, когда говорила ему новую фразу, сначала несколько раз поправляла его, добиваясь правильного выговора, но вот потом она считала, что как бы он не произнес, он все равно говорит хорошо. Хас уже давно подозревал, что он говорит на каком-то своем диалекте сасквеханнокского... Надежда была только на шурина, который тихонько посмеивался над выговором Хаса, но поправлял его речь, добиваясь правильного произношения...

Позавтракав и поцеловав свою жену, Самум оделся и вышел на улицу. Его ждали великие дела – а времени до ухода в новые края оставалось всего ничего.

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#10 Road Warrior » 25.10.2021, 20:47

Я несколько дней ничего не выкладывал - не было возможности - хотя прод скопилось немало. Хронологию придётся несколько выровнять в сборке; часть прод (первые про Кузьму, например, и первые про группу Хаса) хронологически будут до ухода основной группы в Акадию. Некоторые другие проды также будут не в хронологическом порядке. Но то, что имеется, буду теперь выкладывать по возможности почаще.

Добавлено спустя 24 минуты 2 секунды:
7 сентября 1755 года. Порт-ля-Жуа, остров святого Иоанна.
Андрей Кузьмич Новиков, воин и кузнец.

Волны тихо плескались у извилистого зеленого берега залива, прямо у подножия звездообразной крепости, чем-то напоминавшей форт Дюкень, но намного меньше размером. Рядом – два причала и склады, обнесенные частоколом. За ними – палисад, внутри которого располагался поселок – приземистые одноэтажные деревянные избы, окружавшие центральную площадь с полудюжиной двухэтажных домов. С одной стороны возвышалась церковь с башенкой-колокольней. А за палисадом – хижины поскромнее, некоторые даже скорее были похожи на большие шалаши или даже землянки.

Светило ласковое солнце, пели птички, чуть поодаль зеленели леса... А ведь еще вчера, в заливе Святого Лаврентия, дул холодный северный ветер, волны захлестывали палубу, и большая часть пассажиров лежала на палубе, страдая от качки. На меня, к счастью, морская болезнь не подействовала, но и мне было боязно выходить наружу – того и гляди упадешь за борт. Так что я не мог дождаться, когда мне наконец доведется ступить на твердую землю... Мне было даже немного стыдно - ведь мой отец, Кузьма Васильевич, служил на флоте – сначала на российском, а потом волею судеб на шведском корабле, на котором он и прибыл в Квебек.

– Да, это не Рио-де-Жанейро, – насмешливо произнес кто-то из русских. Не знаю, что такое Рио-де-Жанейро, но перед нами был городок, не сравнимый даже с Квебеком. Тем не менее, мне он понравился – тихо, спокойно, чисто – даже там, где теснились хижины...

– А вон и кузница, – показал я рукой своему другу Клаусу Ойгену Кинцеру на стоящее чуть поодаль каменное здание – наверное, единственное во всем поселке – из трубы которого поднимался густой черный дым. Называл я его, с легкой руки Томми Робинсона, по-французски – Эжен. Хотя французского он почти не знает, зато учит русский язык, старательно, как все немцы. Правда, Эжен делает множество ошибок, порой очень смешных. Вот как сейчас:

– Я надеюсь, что господин коллега наш друг будет.

Да, Эжен – оружейник, а я – кузнец. Точнее, кузнец – мой отец, но его Хас попросил остаться в Квебеке, ведь только он из всех русских свободно говорит по-французски. С ним осталась и его сестра, Василиса, хотя, как мне кажется, она с намного большим удовольствием ушла бы с нами - кое-кто из русских ей, такое у меня сложилось впечатление. А я долгие годы был у отца помощником, но уже года четыре, как он начал доверять мне все более сложную работу, а перед нашим отъездом обнял меня и прошептал на ухо:

– Сынок, ты будешь хорошим кузнецом, я знаю. Эх, не хочется тебя отпускать, но, сам знаешь, долг превыше всего... Слушайся во всем наших друзей-воинов – они тебе плохого не присоветуют. И не забывай нас с Васенькой.

Но только теперь, когда наше путешествие подошло к концу, я осознал, что теперь решать все вопросы придётся мне лично. Как говорил мне отец, мужчиной становишься тогда, когда груз ответственности ложится на твои плечи. И теперь я – единственный кузнец нашего нового племени, и один из двух его оружейников.

Да, оружия на первое время у нас хватает – губернатор распорядился передать нам немалую часть трофеев, взятых в Битве на Мононгахеле. Тогда мы вместе с французами разбили превосходящие силы англичан. Мне тоже довелось поучаствовать в том бою и застрелить из ружья двух неприятельских солдат.

Но, главное, теперь у нас имеется около шестисот весьма неплохих ружей. Конечно, ни в какой степени не сравнимых с оружием наших друзей из отряда Хаса, но, таких как у нас, нет и у многих здешних жителей...

Еще в Квебеке мы с отцом, Клаусом, и Хасом с его людьми, обсуждали, как сказал русский капитан, «оружие прошлого». Почему «прошлого», я не понял, ведь того, о чем нам рассказывали наши друзья, нет нигде. И еще они размышляли, как сделать более прочное железо – Хас назвал его «сталью» – для изготовления оружия. И обсуждали разные конструкции ружей, в том числе и многозарядных. И придумывали, как сделать порох, от которого почти нет дыма. Хас даже рассказал про некую «гремучую ртуть», которая при ударе дает искру, воспламеняющую порох, но никто из русских не помнил секрета ее изготовления. Кто знает, может, нам повезет, и мы сумеем сделать эту ртуть...

Так что первое, что нам понадобится – это построить и оборудовать кузницу, благо отец передал нам весь свой инструмент. Железная руда, некоторые другие металлы, и уголь добываются на соседнем острове Иль-Руаяль, что означает «королевский остров». И, как нам рассказали, и то, и другое можно достать в любом количестве и весьма недорого. По крайней мере, так нас заверили – как все это будет на самом деле – посмотрим. Хотя... Насколько я знаю моих русских друзей, они умеют настоять на своем.

Но пока что нам нужно сделать первый шаг – открыть свою мастерскую. И найти, как ужиться с конкурентом. Ведь бояться ему нечего – мы не собираемся перебивать у него покупателей, у нас, как говорят ребята Хаса, другой профиль деятельности.

– Вряд ли он будет нашим другом, – покачал я головой. – Но попробуем хотя бы добиться того, чтобы он не стал нашим врагом.

Специально для нашей группы была выделена двухэтажная офицерская казарма на территории форта – вообще-то он строился для пятисот человек, но сейчас в нем было всего лишь полторы сотни. Мне досталась небольшая угловая комната с двумя топчанами, с видом на поселок и на лес. Шкафов не было, так что я положил свои вещи в угол, подумав, что надо будет сколотить хоть полку, и пошел к немцу, который внимательно следил за тем, чтобы наш инструмент перенесли на склад рядом с казармой и аккуратно сложили его, да не просто сложили, а сделали это бережно и не бросили на пол – именно так выглядела вторая половина склада.

– Ну что, Эжен, пойдем познакомимся со здешним кузнецом? Заодно и место для мастерской присмотрим.

Кузница оказалась лишь одним из нескольких зданий, обнесенных высоким забором. Жилой деревянный дом, целых два каменных строения – второе мы с корабля не увидели, потому что его заслоняло первое. Конюшня, несколько хозяйственных построек, крепкие ворота... Я постучал, и сразу же за забором залаял пес. Вскоре послышался недовольный голос – человек говорил по-французски, но, как я понял по его произношению, он не был французом:

– Кто это пришел? Кому дома не сидится?

– Андрей Новиков и Клаус Ойген Кинцер, мы тоже кузнецы, – ответил я, мысленно поблагодарив отца, что он настоял на том, чтобы я выучил французский.

– Кинцер? – в голосе человека за забором послышалось удивление. Он немного помолчал, прокашлялся, а потом вдруг заговорил по-немецки. Эжен ответил ему на том же языке, ворота распахнулись, и хозяин – светловолосый гигант с небольшой бородкой – обнял Эжена, а потом протянул мне свою огромную ладонь и что-то приветливо сказал.

– Хозяин приглашает нас к себе, – перевел Эжен. – Я знаю его пять лет назад – мы вместе в Бремен работали. Он из Эсслинген, рядом с Штутгарт, то есть почти мой земляк. Зовут его Йоахим Хэберле.

Нас сразу же усадили за стол, и хозяин налил по большой оловянной кружке ароматного пива, а на стол поставил тарелку с копченой рыбой и ломтями домашнего хлеба. Сам же Йоахим принялся жарить огромные куски лосятины и отваривать толстую домашнюю лапшу, которую, как мне потом рассказал Эжен, швабы называют смешным словом «шпэцле» – «воробушки». Оказалось, что он умел не только махать молотом, но и готовить. И одновременно, не отрываясь от своего дела, разговаривал с нами.

Общего языка у нас не было – Йоахим не знал ни английского, ни русского, не говоря уж о мохокском или сасквеханском. Зато он в совершенстве говорил по-французски и по-микмакски. Поэтому большую часть времени он говорил с Эженом на швабском диалекте, оказавшемся, как ни странно, достаточно певучим, а Эжен переводил мне.

Йоахим жил в Порт-ля-Жуа уже три года. Оказалось, что и ему наобещали райскую жизнь в Новом Свете. Оказавшись в Филадельфии, он быстро понял, что вся эта история может закончиться для него плохо. Он бежал, сначала в Бостон, а когда его и оттуда чуть не выдали, в Акадию. Сначала он направился на Иль-Руаяль, но, узнав, что на острове святого Иоанна не было своего кузнеца, он перебрался сюда. Йоахим женился на индианке из племени микмак, но год назад та умерла при родах, вместе с младенцем, и с тех пор он живет один.

– Эх, если бы знал, что меня здесь ждет, никогда бы не уехал из родных мест... Или отправился бы в Россию. А вы, Андрей, откуда?

– У меня отец русский, а мать – индианка из племени мохоков, – ответил я. – А в последние годы мы жили у сасквеханноков, далеко на юге. Но отец нам всегда говорил, что мы русские, и я считаю себя русским. И немного карелом – так называется тот народ, к которому принадлежал мой отец, пока они не стали частью русских.

– Если хотите, переезжайте ко мне, пока не построите своих домов. Места у меня много. Да и одна мастерская пустует – я хотел из нее сделать оружейную, да все руки не доходят, ведь у меня столько заказов... А то мне одному весьма одиноко, да и про Ойгена я знаю, что он – лучший оружейник, которого я когда-либо видел. И про тебя он сказал, что ты хороший мастер. Так что милости прошу!

– А мы вас не стесним?

– Дом большой, для всех места хватит. А если вы и по хозяйству помогать будете – ну там со стиркой, с готовкой... Будем делать по очереди – так всем будет легче.

– Спасибо! Я согласен. – И я перевёл наш разговор Эжену, а тот расплылся в улыбке радостно закивал. А Йоахим неожиданно добавил:

– А еще у меня есть свой интерес. Если вы захотите отправиться в Россию, возьмите меня с собой!

– Надо, конечно, поговорить об этом с русскими – но они точно не откажут.

– Ойген говорит, что он учит русский язык. Нельзя ли мне присоединиться?..

– Помогу, чем смогу. А когда ты выучишь начатки, можем постепенно переходить на русский – для начала один день в неделю.

– Неплохая идея, так мне кажется. Как, кстати, мое имя будет по-русски?

– Наверное, Яким, – сказал я с осторожностью. – Так звали моего дядю. Отец мне про него рассказывал.

В тот же вечер мы все переселились к Якиму, о чем мы потом ни разу не пожалели. Он не только оказался радушным хозяином, но и мастером, каких нужно поискать. А еще у него была налажена поставка угля, железа, меди и свинца с Иля-Руаяля. Так что Господь услышал наши молитвы...

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18521 (+18590/−69)
Лояльность: 1394 (+1394/−0)
Сообщения: 10668
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#11 Uksus » 25.10.2021, 21:14

Пост №9

Road Warrior писал(а):Хас тут же передумал вставать и придвинувшись к ней, обнял ее и вдыхая запах полевых цветов, идущих от ее волос, закемарил...

Ближе.

Добавлено спустя 3 минуты 6 секунд:
Road Warrior писал(а):плавно двигаясь и ловя ощущения, как кровь разгоняется по его телу, наполняя его силой и энергией.

Одно на фиг.

Добавлено спустя 1 минуту 5 секунд:
Road Warrior писал(а):Завершив выполнение комплекса, он развернулся и зашел в свое временное жилище, с порога уловив запах ароматного кофе.

Завершив комплекс.

Добавлено спустя 2 минуты 12 секунд:
Road Warrior писал(а):что как бы он не говорил, все сказанное мужем по определению верно и правильно.

...что как бы МУЖ НИ говорил, все сказанное ИМ по определению верно и правильно.

Добавлено спустя 1 минуту 39 секунд:
Road Warrior писал(а):но вот потом она считала, что как бы он не произнес, он все равно говорит хорошо.

1, 3 на фиг.

2 НИ.

Добавлено спустя 40 секунд:
Road Warrior писал(а):Хас уже давно подозревал, что он говорит на каком-то своем диалекте сасквеханнокского...

На фиг.

Добавлено спустя 49 секунд:
Road Warrior писал(а):Позавтракав и поцеловав свою жену,

На фиг.

Добавлено спустя 2 минуты 21 секунду:
Пост №10

Road Warrior писал(а):Так что я не мог дождаться, когда мне наконец доведется ступить на твердую землю...

На фиг.

Добавлено спустя 2 минуты:
Road Warrior писал(а):кое-кто из русских ей, такое у меня сложилось впечатление.

Ей - что? Нравится? Должен?

Добавлено спустя 1 минуту 29 секунд:
Road Warrior писал(а):Но только теперь, когда наше путешествие подошло к концу, я осознал, что теперь решать все вопросы придётся мне лично.

Вместо первого - сейчас.

Добавлено спустя 3 минуты 21 секунду:
Road Warrior писал(а):Ведь бояться ему нечего – мы не собираемся перебивать у него покупателей,

Таки клиентов.

Добавлено спустя 3 минуты 15 секунд:
Road Warrior писал(а):Сначала он направился на Иль-Руаяль, но, узнав, что на острове святого Иоанна не было своего кузнеца, он перебрался сюда.

Второе на фиг.

Добавлено спустя 2 минуты 27 секунд:
Road Warrior писал(а):– Спасибо! Я согласен. – И я перевёл наш разговор Эжену, а тот расплылся в улыбке радостно закивал. А Йоахим неожиданно добавил:

Э-э-э... Врое как это Эжен работает переводчиком? Нет?

Добавлено спустя 2 минуты 17 секунд:
Road Warrior писал(а):Он не только оказался радушным хозяином, но и мастером, каких нужно поискать.

Каких поискать. Устойчивое выражение.
Да, я зануда, я знаю...

Звёзды Светят M
Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Новичок
Возраст: 59
Репутация: 381 (+590/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 600
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#12 Звёзды Светят » 25.10.2021, 21:47

Road Warrior писал(а):Василиса, хотя, как мне кажется, она с намного большим удовольствием ушла бы с нами - кое-кто из русских ей, такое у меня сложилось впечатление.

???
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#13 Road Warrior » 26.10.2021, 01:00

Uksus писал(а):Road Warrior писал(а):
– Спасибо! Я согласен. – И я перевёл наш разговор Эжену, а тот расплылся в улыбке радостно закивал. А Йоахим неожиданно добавил:


Э-э-э... Врое как это Эжен работает переводчиком? Нет?
В основном да, но здесь Йоахим обратился к Андрею напрямую - и потому на французском.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18521 (+18590/−69)
Лояльность: 1394 (+1394/−0)
Сообщения: 10668
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#14 Uksus » 26.10.2021, 06:37

Road Warrior писал(а):но здесь Йоахим обратился к Андрею напрямую - и потому на французском.

И где об этом говорится?
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#15 Road Warrior » 26.10.2021, 19:40

Uksus писал(а):И где об этом говорится?
Йоахим обратился к Андрею напрямую - а единственным общим языком у них был французский. Но если ты думаешь, что так будет лучше, добавлю :)

Сейчас выложу ещё пару прод - завтра отбываю на историческую родину (сиречь в Россию), и не знаю, сколько у меня там будет времени...

Добавлено спустя 2 минуты 21 секунду:
30 августа 1755 года, Квебек, «Русская казарма», офицерская столовая.
Капитан 3 ранга Леонид Зинченков, позывной «Удав».


Группа собралась на территории предоставленной губернатором недостроенной казармы в помещении, предназначенном для офицерской столовой. Сегодняшнее совещание сопровождалось тягостным молчанием, невеселыми мыслями и тяжелой тоской…

Вопрос, который поднял Хас, был злободневен и требовал однозначного и недвусмысленного решения. А его как раз и не было… Собственно, все было просто: следовало законсервировать все своё вооружение и снаряжение из будущего (или настоящего – либо прошлого, которое стало теперь настоящим, хрен разберёшь), до наступления некой весьма и весьма сложной ситуации, а пока перейти на то, что считалось массовым оружием поражения (живой силы противника), в существующих условиях. Довод был один, но зато железобетонный – боеприпасы рано или поздно кончатся и тогда группа, по сути, станет беззащитна. То есть, сравняется возможностями с местными военными и потеряет одно из основных своих преимуществ. А при таком раскладе, рано или поздно для всех начнётся игра на выбывание.

У противника здесь большое количество резервов живой силы. У группы – нет. Технологии изготовления патронов никто не знал. Представляли лишь в общих чертах, и то не все. Изготовить их в это время не представлялось возможным: нет технологии, нет оборудования, нет квалифицированного персонала… да ничего нет, в принципе! Имелся, конечно, собственный «кулибин» в лице Кинцера, который на лету схватывал идеи и нередко находил пусть примитивную, но возможность воплотить их в той или иной форме жизнь. Вот только двигался прогресс в его лице поистине со скоростью улитки на склоне Фудзи… Но, тем не менее, уже имелись первые образцы нарезного оружия, и шли работы над казнозарядной винтовкой.

И все-таки очень тяжело было расставаться с привычным вооружением. Все чувствовали себя голыми. Даже остальные, казалось бы, важные вопросы, отошли на второй план. Но выбора не было: Хас был прав, необходимо было законсервировать все снаряжение, которое попало в этот мир с ними, до лучших времён. Переодеваться во все местное и вооружаться тем оружием, которое было на данный момент. Осваивать его, думать над тактикой применения… забот было много. По факту, единственное преимущество, которое оставалось у офицеров перед другими – это знания. Так себе преимущество, надо сказать. Лёне тоже немного не по себе становилось от этой мысли…

Но это было ещё не всё – группе, привыкшей действовать автономно, теперь были подчинены отряды шотландцев – а вскоре придётся обучать и акадское ополчение, придумывать тактику, стандартизировать вооружение, готовить бесперебойное снабжение боеприпасами и питанием. Это, конечно, являлось задачей всей группы, да и было на кого опереться в этом деле – на Аластера Фрейзера и некоторых его подопечных. Но имелась и ещё одна головная боль, за которую ответственность ложилась в первую очередь на его, Лёнины, плечи.

Необходимо было озаботиться вопросами безопасности – как собственной (а для кое-кого ещё и таковой своей семьи), так и вопросом, кто из ополченцев на самом деле будет «играть за другую команду». А что на острове святого Иоанна уже наличествуют английские агенты, и что некоторые из них попытаются внедриться в ополчение, к гадалке не ходи. Нужно было обдумать контрмеры – но для этого требовалось оценить обстановку на месте. Для этого необходимо было время, а его-то и не будет – форты нужно будет освобождать этой же осенью, иначе будет поздно.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18521 (+18590/−69)
Лояльность: 1394 (+1394/−0)
Сообщения: 10668
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#16 Uksus » 26.10.2021, 20:51

Road Warrior писал(а):но возможность воплотить их в той или иной форме жизнь.

Между - "в".

Добавлено спустя 6 минут 40 секунд:
Road Warrior писал(а):Но выбора не было: Хас был прав, необходимо было законсервировать все снаряжение,

Первое оставить, остальное на фиг.

Добавлено спустя 42 секунды:
Road Warrior писал(а):Переодеваться во все местное и вооружаться тем оружием, которое было на данный момент.

Имелось, существовало.

Добавлено спустя 55 секунд:
Road Warrior писал(а):Но это было ещё не всё – группе, привыкшей действовать автономно, теперь были подчинены отряды шотландцев

Первое на фиг.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#17 Road Warrior » 27.10.2021, 03:31

9 сентября 1755 года. Порт-ля-Жуа, остров святого Иоанна.
Мартен Прюдомм, новобранец.


– Мартен Прюдомм, говоришь? – сказал клерк, старательно выводя мои имя и фамилию. – Писать умеешь? Да? Тогда распишись вот здесь – и он ещё раз обмакнул перо в чернильницу и передал его мне. Я обратил внимание, что перед моей фамилией красовался номер сто двадцать семь – и что за большинством других имён на моей странице стоял крестик.

– Ну что ж, солдат Прюдомм, – и он выдал мне два деревянных кругляша. – По этому получишь обмундирование, по этому – оружие. Следующий!

– А… мама, сёстры, бабушка?

– Как и было обещано, они с этого момента на довольствии, и их обеспечат жильём. Следующий!

Ещё позавчера мне казалось, что всё кончено, не успев начаться. Снова нам придётся покидать наше пристанище и уходить – куда? В Квебек? В Луизианскую колонию? И сколько времени пройдёт, пока эти проклятые росбифы* (* les rosbifs (фр.) – унижительное название англичан, от англ. roast beef – «ростбиф») не заберут всё, что тебе принадлежит, и не выгонят тебя и оттуда? Это если тебе повезёт, и тебе дозволят уйти – а то гнить тебе в братской могиле с десятками таких же несчастных.

Жили мы до недавнего времени в деревне Гаспаро* (фр. Gasparot, англ. Gaspereau – деревня в теперешней канадской провинции Новая Шотландия, на юго-востоке Акадии). Ещё мой прадед, Луи Прюдомм, выходец из Нормандии,поселился там в восьмидесятом году прошлого века, построив коптильню для рыбы гаспаро, которой славились местные реки. Но рыба приходила в реку только весной, поэтому он заложил и ферму – а мой дед Мартен, в честь которого позднее назвали и меня, унаследовал ту её часть, что была подальше от самой деревни.

Полсотни лет назад наши земли были отданы Англии. Вскоре пришли английские чиновники и потребовали ото всех принести клятву верности английской королеве Анне. Многие отказались это делать – и им резко повысили налоги. Мой же дед, по словам отца, в конце концов положил руку на Библию и прилюдно произнёс текст клятвы «за себя и за всю мою семью и потомков». Поборы всё равно увеличились, но не настолько, насколько для тех, кто не попал в список английских подданных.

Но в сороковых годах англичане вновь начали войну, захотев всю Акадию, а не только её восток. Но тогда фортуна улыбнулась французам, и в сорок седьмом году мичман Жан-Батист Николя Рош с небольшим отрядом разгромил англичан у Гран-Пре и освободил нашу часть Акадии. Но вскоре было заключено очередное перемирие, и всю Восточную Акадию вернули англичанам.

После этого всех, чьи предки не дали клятвы верности, попросту выгоняли из английских владений – конфискации подлежали и земли, и строения, и домашняя скотина… Кто уехал на один из островов к северу, кто в Западную Акадию, кто в Квебек, а некоторые вернулись во Францию. Но многие ушли в леса – и началась партизанская война.

Во главу отрядов встал отец Жан-Луи ле Лутр, католический миссионер, живший среди местных индейцев-микмаков – и они выступили плечом к плечу с акадцами против тирании росбифов. Надо сказать, что Франция их не поддержала, хотя многочисленные добровольцы из той части Акадии, которая оставалась французской, принимали в этой войне участие. Сначала боевые действия против «варёных омаров», как у нас окрестили регулярные английские войска за цвет их мундиров, шли относительно успешно, но тех становилось всё больше, да и, нужно сказать, они воевали всё лучше. Так что война практически закончилась уже к пятьдесят первому году, хотя кое-где отдельные стычки продолжались.

В июне англичане, усиленные очередным пополнением из Англии, захватили форты Гаспаро и Босежур на перешейке Чиньекто. Дорога в Западную Акадию была открыта, и падение её было лишь вопросом времени. Но англичане решили сначала избавиться от акадского населения – и на рассвете тридцатого июня в Гаспаро вошла рота «лобстеров». Всех жителей согнали на центральную площадь села, где нам объявили, что акадцы должны немедленно покинуть «Новую Шотландию», как теперь переименовали Восточную Акадию, оставив всё своё имущество на месте.

Отец вышел вперёд, поклонился, и сказал, что его семья принесла присягу ещё королеве Анне, и что большинство других семей также подданные английской короны. Несколько других присоединились к нему – после чего их прилюдно расстреляли там же, у стен нашей церкви. И единственным мужчиной в нашей семье остался я, Мартен Мари Прюдомм, шестнадцати лет от роду.

И первой моей задачей в новой моей «должности» было принести лопату и помочь выкопать братскую могилу там же, у церкви. Но когда мы – бабушка, мама и три младшие сестрёнки – вернулись домой, там уже хозяйничали «росбифы», и нас попросту туда не пустили, пальнув над головами для острастки. К счастью, отец во время «войны отца Ле Лутра» спрятал небольшую сумму денег в горшке, зарытом у сеновала. Лопата у меня как раз была, и я смог её выкопать, а также забрать удочку, лежавшую у местного ручья. Но это было всё – кроме этих денег, у нас оставалась та одежда, которую мы успели натянуть с утра, и та самая лопата, а также топор, торчавший в поленнице. Ни зимней одежды, ни еды, ни охотничьего ружья, ни лошадей, не говоря уж о повозках…

Но, с Божьей помощью, мы как-то сумели добраться до Пикту на северном берегу, где мне пришлось отдать почти все деньги лодочнику, доставившему нас в Порт ля Жуа. Тут мне повезло, что у меня был топор – когда я увидел, как лодочник и его матрос начали о чём-то шушукаться, я его как бы невзначай им показал, после чего те закивали и больше не пытались ничего сделать.

А в Порт ля Жуа нам сразу же дали понять, что здесь нас не ждали. У нас не было ни еды, ни жилья, ни возможности как-либо заработать на жизнь. Всё стоило очень дорого, но нас спасала от голодной смерти рыбалка. А ещё я вырыл землянку у стен городка, накрыв её брёвнами – топор я, хоть мне за него и предлагали кое-какую сумму, решил оставить себе.

Всё изменилось, когда пришли русские. Первым делом они накормили всех желающих – вы не представляете себе, каково было впервые поесть мяса после рыбы и муки, которую мы обменивали на эту рыбу. А потом объявили о наборе мужчин в ополчение – и о том, что их семьям будут предоставлены кров и питание.

После того, как мне выдали самое настоящее обмундирование – пусть не яркое, как у росбифов либо регулярных французских войск, а неприметного коричневато-зеленоватого цвета – и паёк, я вернулся к семье. Мама и бабушка, узнав, что я записался в ополчение, схватились за голову, но когда их в тот же вечер переселили из землянки в одну из построенных казарм, названной теперь «общежитием» – пообещав в ближайшее время построить для всех настоящее жильё – и вновь весьма сытно накормили, бабушка посмотрела на меня и сказала:

– Мартен, милый, спасибо тебе. Вот только… не посрами памяти своих предков, когда будешь сражаться с этими нелюдями.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18521 (+18590/−69)
Лояльность: 1394 (+1394/−0)
Сообщения: 10668
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#18 Uksus » 27.10.2021, 06:40

Road Warrior писал(а):а также топор, торчавший в поленнице.

В полене.

Добавлено спустя 1 минуту 31 секунду:
Road Warrior писал(а):после рыбы и муки, которую мы обменивали на эту рыбу.

ВЫменивали.

Добавлено спустя 1 минуту 30 секунд:
Road Warrior писал(а):в одну из построенных казарм, названной теперь «общежитием»

НазваннУЮ.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#19 Road Warrior » 31.10.2021, 01:48

11 сентября 1755 года. Форт Босежур.
Подполковник армии Его величества короля Великобритании и Ирландии Георга II Роберт Монктон.


– Мсье Пишон… – Я еле-еле сумел не скривиться при виде этого толстяка с кривой рожей записного пройдохи. Предатель, он везде предатель. Да, без него мы бы не взяли форт Босежур столь быстро – именно он подсказал, где именно расположить артиллерию, откуда французы не ожидают нападения, где стоят какие части… Но он не нашел ничего лучшего, чем похвастаться своими заслугами, и теперь дорога к французам ему заказана, и его ценность для нас под очень большим вопросом.

Но я нашел в себе силу улыбнуться и соврать:

– Рад вас видеть.

– Мсье ле колонель* (* Господин полковник (фр.) Подполковников в английском обычно величают полковниками, ведь их полный титул – lieutenant colonel («лейтенант-полковник») длинноват), – ответил тот с поклоном. – Вы знаете, у меня в Порт ля Жуа имеются свои люди.

– Не знал, – и я посмотрел на человека, прозванного «Акадским Иудой», с несколько большим интересом. – Расскажите.

– Так вот. Седьмого числа в городок пришли корабли из Квебека. Прибыли какие-то вооруженные люди – около десятка людей, именующих себя русскими, и около двух рот то ли шотландев, то ли ирландцев. А еще какие-то индейцы.

– Русские, говоришь… – Я вспомнил, что именно про русских рассказывали после разгрома при какой-то Мононгахеле, недалеко от форта Дюкень. – Интересно, но их всего десяток?

– Или чуть больше – впрочем, как минимум парочка новоприбывших, вероятно, англичане. По крайней мере, русские общаются с ними именно на этом языке.

– Проклятые предатели, – вырвалось у меня. Пишон скривился, что меня, конечно, обрадовало, но вслух я лишь сказал:

– Я не про вас, я про них. Ну если этих всего, скажем даже, дюжина, плюс какие-то там шотландцы, то почему это должно меня заинтересовать?

– Потому, что первым делом они, во-первых, занялись устройством всех местных, особенно беженцев из Акадии.

– Ну и зачем им это? Все равно мы рано или поздно заберем себе и этот остров. Иль-Руаяль, так его, кажется, называют?* (*«Королевский остров» по-французски. Теперь он именуется островом принца Эдуарда.)

– Вы совершенно правы, мсье ле колонель. Но есть и во-вторых. Русские объявили о приеме всех желающих – и французов, и индейцев – в некое новообразованное ополчение. Причем ходят слухи, что целью его является, ни много ни мало, освобождение то ли перешейка Шиньекто, то ли всей Акадии.

– Ха-ха-ха, – рассмеялся я. – Сколько их, ты сказал? Не более дюжины? Плюс какое-то количество сброда то ли из Шотландии, то ли из Ирландии? Ну-ну.

– Но русские же помогли французам разгромить Брэддока у Мононгахелы, – осторожно заметил Иуда. – По крайней мере, об этом только и говорят в форте в последнее время.

– Так вот. Человек, которого лягушатники отпустили, рассказал, что этих русских было не менее роты, наверное, даже больше. Впрочем, Брэддок, упокой, Господи, его душу, совершил одну большую ошибку – он слишком полагался на колониалов.

– Но, мсье, у вас здесь менее трехсот солдат регулярной армии, и свыше двух тысяч новоанглийского ополчения… И вы, тем не менее, победили при Босежуре – после чего форт Гаспаро сдался, а форт Менагуэш сожгли сами французы, когда поняли, что против вас у них нет шансов. И это несмотря на то, что почти вся ваша армия состоит из, как вы выразились, колониалов.

– Поговори тут еще у меня. Сколько у тебя людей в Порте ля Жуа?

– Двое, мсье. Один из них записался в это ополчение, чтобы держать меня – нас – в курсе. Вторая… как бы это получше объяснить… представитель определенной профессии, и именно от нее я получаю самую ценную информацию. Есть и третий – он траппер, то появляется в порте ля Жуа, то исчезает, но он – мой связной.

– Понятно. Ну что ж, Пишон, работай дальше. И держи меня в курсе.

Иуда вышел, а я подумал: «Как бы то ни было, бояться, как мне кажется, нечего. Разве что подойдут дополнительные силы и, в частности, основные силы русских – но это будет нескоро, вероятно, не ранее весеннего таяния льдов. Но даже если они придут до ледостава, до того, как замёрзнет пролив к северу от Шиньекто, ничего не случится.»

Да, а мои колониалы сейчас занимаются тем, что выгоняют акадцев с нашей территории. Здесь этим французишкам делать нечего – это наша земля. А тех, кто противится, казнят на месте по моему распоряжению. Всё лучше, чем если какой-нибудь священник, вроде этого Ле Лутра, начнёт ещё одну войну у нас в тылу.

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 58
Репутация: 9859 (+10171/−312)
Лояльность: 28697 (+29452/−755)
Сообщения: 3994
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 10 лет
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#20 Road Warrior » 06.11.2021, 01:26

15 сентября 1755 года. Квебек.
Жан Прюдомм, бывший рыбак, а ныне «лесной бегун».


С холма, именуемом горой Гаспаро, было хорошо видно пожарище на месте одноименного села. Ещё недавно посёлок славился своими разноцветными домами и церковью святого Николя, покровителя рыбаков, чья стройная, как свечка, колокольня, окрашенная в синий цвет, казалось, тянулась к небу. Сейчас же на его месте бушевало море огня. Не горела лишь новая рыбацкая слобода по ту сторону речки Гаспаро – до нее отряд англичан-колониалов пока еще не добрался. Но я знал, что через каких-то два-три часа дом, который я построил своими руками – вон он, на берегу реки, покрашенный в дорогую красную краску – вспыхнет, как свечка, а вскоре на его месте останется лишь груда обугленных балок. Видите, как на другой стороне реки догорает длинное здание коптильни, одно из немногих, построенных из кирпича, а рядом с ним дымится и пылает то, что еще полчаса назад было родительским домом? Сноп искр – и дом рушится, превращаясь в огромное кострище. Вот то же будет и с моим – или уже не моим – домом.

Родился я в доме у коптильни двадцать один год назад, в семье Анри Прюдомма. Прюдоммов в нашем селении было много – кто-то выращивал пшеницу и ячмень, как мой кузен Мартен, кто-то, как другой мой кузен, Франсуа, возделывал виноградники – вон там террасы на склоне горы, с таким трудом когда-то врезанные в склон горы всей роднёй. А мой старший брат, Андре, унаследовал семейную коптильню на берегу реки Гаспаро. Мы же с покойным Анри, младшим братом, названным в честь отца, ловили рыбу гаспаро, которую поставляли старшему брату. Надо сказать, что жили мы весьма неплохо – Андре был прижимистым с кем угодно, но не с братьями и не с родней. Кроме того, он покупал рыбу у других только тогда, когда улов, который ему поставляли мы, был слишком мал.

В начале сентября позапрошлого года мы с Анри пошли в залив – гаспаро приходит в реку лишь весной, а в остальное время года рыбачить нам приходилось в море. Время от времени мы видели английские корабли – они нас не трогали, а мы их хотя и не слишком любили, но ничего поделать не могли. И когда мы заметили английский фрегат, двигающийся по направлению к нам, то подняли паруса, дабы уйти с его пути.

Неожиданно борт его окутало облачко дыма. Ядро разбило наш ялик – и убило Анри. Меня же выловили англичане, но это было лишь началом моих мучений. Несколько дней подряд меня били, спрашивая, кого мы поджидали в заливе, и какие сведения мы должны были передать людям «папистского священника Ле Лутра». Мои заверения в том, что мы всего лишь мирные рыбаки, их абсолютно не интересовали. В конце концов мне объявили, что меня утром повесят на рее, и оставили на палубе, привязав к мачте. Часового ко мне не приставили – мол, куда я денусь с военного корабля.

Очнулся я от ночного холода – в наших краях сентябрьские дни хотя и бывают теплыми, но ночью нередко становится весьма прохладно. Не знаю уж, каким образом я смог распутать узел и на четвереньках добраться до борта. Помню еще, что я перевалился через планширь и бултыхнулся в море.

Очнулся я абсолютно голым – меня положили у примитивного очага, в котором весело пылали дрова, а моё тело растирала чем-то пахучим миловидная молодая индианка. А рядом сидел светловолосый крепыш лет, наверное, тридцати, по обветренным чертам которого можно было сразу узнать охотника либо траппера.

Увидев, что я открыл глаза, белый произнес с акцентом уроженца Бретани:

– Слава Богу! А мы уже почти потеряли надежду, что ты выживешь…

– Где я?

– У друзей. Это, конечно, в том случае, если англичане для тебя – враги.

– Теперь – да. Я не прощу этим ублюдкам смерть брата.

Белый заговорил с индианкой на их языке. Меня поразило, сколь мелодичен был ее голос, да и сама она была достаточно красива, пусть и непривычной для нас красотой. Через две минуты, белый сказал мне:

– Как ты себя чувствуешь?

– Не совсем хорошо, но говорить могу.

– Вот и отлично. Нагусет – он показал глазами на индианку – говорит, что тебе необходимо поесть. Она приготовила бульон из оленины. А после обеда ты расскажешь, кто ты такой и как ты оказались в море.

Выслушав моё нехитрое повествование, Жан-Батист – так, оказывается, звали белого, он оказался почти тёзкой – вздохнул и сказал:

– У англичан, судя по всему, была информация, что ночью в заливе должна была состояться встреча. И то, что они приняли вас за нас, спасло нам жизнь. Так что мы в долгу перед тобой и перед твоим покойным братом. Но что ты теперь собираешься делать?

– Вернусь в Гаспаро, наверное…

– Ты назвали англичанам твое имя?

– Назвал…

Жан-Баптист покачал головой:

– Жаль. Ну что ж, давай сделаем так. Я отправлю в Гаспаро весточку, что ты жив – и узнаю, что там происходит.

– Не могли бы вы доставить письмо моей невесте, Анн-Мари Тибодо?

– Лучше на словах.

Вскоре мне принесли неутешительные новости. Мой дом и все, что мне принадлежало, конфисковали прибывшие английские чиновники. За мою голову была объявлена награда – как сказал Жан-Батист (связного я не видел), «за живого или мертвого». А от невесты мне все-таки принесли письмо. Состояло оно из трёх-четырёх фраз: «Дорогой мой Жан. Рада, что ты жив, но ты сам теперь понимаешь, что я за тебя выйти не могу. Да поможет тебе Бог! Анн-Мари».

Тогда я и спросил Жана-Батиста, могу ли я вступить в ряды тех, кто борется с англичанами и их помощниками из числа колонистов. Вскоре у меня появился свой отряд – поначалу это были два десятка французов и столько же микмаков. Мой отряд постоянно пополнялся новыми волонтёрами – как белыми, так и индейцами – но в последнее время я терял всё больше людей. Воевали мы по всей Акадии, а пару раз даже заходили в Новую Англию, но домой я вернулся только сейчас, с тем, что осталось от моего отряда – дюжина французов (большинство из которых примкнули к нам во время нашей кампании) и пятнадцать микмаков. И Нагусет – теперь ее зовут Женевьевой. Вскоре после нашей первой встречи она дала согласие стать моей женой, и нас обвенчал священник в небольшом селении Мильфор на заливе Шедабукту далеко на востоке Акадии.

Теперь она беременна, и надо ее будет куда-нибудь услать, чтобы с ней ничего не случилось. Но куда? Разве что в какую-нибудь деревню в глуши – кое-где они еще остались – но и их если не сегодня, то завтра наверняка, сожгут, как мою Гаспаро. Можно, конечно, отправить её на один из островов – Руаяль либо Сен-Жан. Они еще принадлежат Франции. Но надолго ли?

Про микмаков я даже не думал – вполне возможно, что они выдадут ее англичанам, ведь теперь большинство племен думают лишь о том, как бы им не повторить нашу печальную судьбу.

Связной, Аристид – фамилии я его не знал, как, впрочем, и он моей – появился, по своему обычаю, бесшумно. Откуда он только узнал, что я здесь… Мы обнялись, и он, как обычно, сразу начал рассказывать:

– Жан, на Иль Сен-Жан появились неизвестные люди. Говорят, что какие-то русские. Я даже не знаю, кто это может быть и откуда…

– Русские?! Учил я про них в школе.

– Эх, школа… У моего отца денег на нее не было. Мало у кого они были…

Я предпочел не рассказывать, что у клана Прюдомм деньги как раз имелись, и что прадед когда-то лично выписал учителя из самого Парижа и основал школу. В мое время учителей-парижан уже не было, в школе преподавали бывшие ученики, но кое-какие знания мы от них получили. В том числе и по географии.

– Живут они где-то далеко на северо-востоке Европы – там, где сугробы чуть ли не круглый год. А вот что они делают здесь?

– Мне рассказали, что именно они помогли нашим разбить англичан далеко на западе, у форта Дюкень….

Это для меня было новостью. Так вот, наверное, почему англичане так озверели… А Аристид продолжал:

– А теперь они набирают ополчение и готовятся к боевым действиям.

– Они будут воевать за своих или за наших?

– Говорят, что за наших.

– Сколько же их, этих русских?

– Немного, как я слышал. Но с ними – отряд шотландцев-добровольцев.

«Ну что ж, – подумал я. – Если они помогли нашим победить при Дюкени, то попробовать можно – терять мне уже нечего.»

– Где лучше переправиться на Сен-Жан? Малагаш? Татамагуш?

– И там, и там англичане. Есть у меня один знакомый контрабандист недалеко от Пикту… Саму деревню постигла участь Гаспаро – но до контрабандиста пока ещё не добрались. Именно с ним я и вернулся на материк. Человек он надежный.

– Аристид, отведи нас к твоему контрабандисту. – И я пошел к своим, чтобы отдать приказ о выдвижении.


Вернуться в «"Песочница"»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 2 гостя