Первый Страж Дракона

Описание: ...для тех, кто только начинает...

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#41 Цинни » 06.09.2022, 07:28

В чердачную дверцу протиснулся долговязый серый… ну и физиономия! Дядя, тебе чего, дохлой крысой подзакусить предложили? Следом – еще и еще. Их Лео уже не разглядывал – ему важнее было убедиться, что с мелкой все будет в порядке и что она сама не выкинет какую-нибудь штуку, от таких, как она, всякого можно ждать… а от таких, как он, – тем паче! Как только один из серых подхватил девчонку на руки и пролез в дверцу, Лео откатился к краю крыши и стек вниз, ногой нащупав ближайший сук. Он и вправду чувствовал себя размякшим, мышцы и кости – будто мягкая глина. Но все-таки рискнул проделать то, от чего у серых наверняка челюсти поотвисли (а вот глянуть вверх, чтобы удостовериться, не решился – это ж чистое самоубийство, и так перед глазами ржавые круги): понадежнее укрепился на тычущейся в окно ветке – гнется, зараза! – и саданул ногой по стеклу. «Ну и сколько ты еще будешь судьбу-то искушать?» – жидкий голосок разума прорезался только тогда, когда Лео уже валялся на полу в темном коридоре, опутанный сорванной гардиной. Сумеречного света и собственных возможностей хватило лишь на то, чтобы увидеть: никаких препятствий впереди нет. Потом перед глазами снова поплыло, он с трудом выпутался из пыльной тряпки и слепо двинулся вдоль стены, время от времени тычась в двери – запертые, кто бы сомневался!
И вдруг его рука провалилась в пустоту – и разом вернулись силы, прояснело. Нет, светлее не стало, но теперь он видел так, как обычно, и…
– Демоны и все их каверзы! – выругался он, отшатываясь.
Еще немного – и он покатился бы по ступенькам, а то и ухнул бы через низенькие – на уровне пояса – перильца с высоты четвертого этажа… мороз по коже! Если так и дальше пойдет, он поверит в неотвратимость кары Дракона… если раньше не отправится на его суд! После сегодняшнего во что угодно поверишь – и в то, что по ту сторону реки из огня и яда поджидает мертвецов чешуйчатый Владыка Четырех Миров, и в то, что все светлоглазые – колдуны. Смешно: до этого дня он лет десять и не вспоминал о жесте, которому давным-давно научил его дед, а сейчас ладони то и дело складываются… уй, больно! Рука сама собой дернулась к губам. Привкус крови всегда заставлял его кривиться и отплевываться, а сейчас – да неужели?! – освежал. «Ничего себе лимонадик!» – не ужаснулся – рассмеялся он и, усевшись на ступеньку, принялся на ощупь выбирать из ладоней мелкие осколки стекла и слизывать кровь. И когда ему в лицо ударил свет фонаря, он, и не подумав прервать своего занятия, усмехнулся.
– Ну и где вас так долго носило?
А ведь и вправду: они должны были отловить его сразу. Господину министру впору с ума сходить от ужаса: один только Волк девчонку толком и защищает, а кто и как защищает дом – большой вопрос.
Он ожидал, что его скрутят и при первой же возможности притащат пред ясны очи хозяина на суд и расправу. Но нет, даже по шеям не надавали, вывели, как почетного гостя, под локоток и чуть ли не с поклонами, и предоставили возможность идти на все четыре. Он кинулся на поиски Хлои.
Носиться по коридорам второго этажа, заглядывая во все покои, и доводить своим видом слуг до оторопи – не лучший вариант. Лео предпочел поступить иначе: стал посреди холла, под изображением чрезмерно упитанной лошадки, на спине которой бочком восседала полнотелая румяная тетка в лиловом, и громко позвал Волка.
Пес вальяжно выступил из боковой галерейки, одарил человечка царственным взглядом – дескать, я уже понял, что тебе без меня никак, выручу, так и быть.
– Веди к Хлое.
Волк тяжело вздохнул – мол, староват я для вашей щенячьей суеты – и потрусил восвояси. Пришлось подлаживаться под вредного зверя и шагать, будто на прогулке. Пока дошли, Лео успел издергаться и разозлиться на весь мир… на весь, кроме Волчары, конечно. Учует, обидится – и заведет куда-нибудь, а сам вильнет и затеряется. Лео не сомневался: пес тоже может учудить, еще как.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18536 (+18605/−69)
Лояльность: 1395 (+1395/−0)
Сообщения: 10672
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#42 Uksus » 06.09.2022, 09:18

Цинни писал(а):какую-нибудь штуку, от таких,

Между - тире вместо запятой.

Добавлено спустя 3 минуты 2 секунды:
Цинни писал(а):а сам вильнет и затеряется.

Чем?
Да, я зануда, я знаю...

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#43 Цинни » 07.09.2022, 09:18

Вошли под арку, расписанную голубыми цветочками. Дальше – полукруглый зал со множеством чередующихся окон и зеркал и с полудюжиной дверей. У одной из дверей – родственница сороки, такая же черно-белая, только кругленькая, с мягкими чертами лица, в лапках – вязание. Поглядела на Лео, беззвучно ахнула, но посторонилась. Волк толкнул дверь лапой.
Их встретили деликатное «р-р-р?!», звонкое «на кого ты похож?!» и суровое «явился, значит?»
Спаленка – фиалково-голубая, кровать – будто перламутровая ракушка и там, в белой пене, – Хлоя, цвет лица – в тон комнате.
– Собака, не волнуйся, ты же видишь, его Волк привел, он свой, свой. Дядюшка, погодите его ругать, вы же знаете – это я виновата.
– Виноват я, – прикрикнул Лео, – и нечего выпендриваться и выдумывать. – Он понимал, что говорит не то и не так, и избегал смотреть на людей, уцепившись взглядом за почти идиллическую сценку – в дальнем углу на матрасе, покрытом бархатной попонкой, возлежала белая псина, у ее пуза копошились щенята – раз, два, три… вроде шесть. Картина была бы идиллической без «почти», если бы мамаша выглядела посубтильней. А так… сцепись она с Волком, старику точно не поздоровилось бы. Однако пес подошел без опаски, ткнул мордой отползшего в сторону щенка, направляя его к матери, и улегся рядом. Ага, это ж семейство Волчары, как же он сразу не сообразил!
– И что же именно она выдумывает? – ернически поинтересовался министр. – Или вы соревнуетесь, чья ложь выйдет менее складной? В таком случае вы, молодой человек, уже одержали победу, осмелившись утверждать, что вам вздумалось… э-э-э… прогуляться не по горизонтали, а, так сказать, по вертикали, да еще и по некому наитию выбрать крышу здания, дверь которого заперта. Более того, вам зачем-то понадобилась компания сей юной дамы. Далеко же вы пойдете, если будете и в дальнейшем с таким великолепным презрением относиться к логике и к условностям. – Хозяин не встал – воздвигся. – Похвально, что вы с таким рвением защищаете мою племянницу. Но, увы, лишь на словах и тогда, когда ей ничего не угрожает. От всей этой вашей позы веет бахвальством.
Лео резко обернулся.
– О, наконец-то вы оказали мне честь и перестали избегать моего взгляда, – как будто бы обрадовался хозяин. Но тон его по-прежнему оставался недобрым. – Следует ли понимать, что вы готовы отвечать за свои поступки?
– Сомневаетесь?
– О нет! – смех у министра оказался преотвратный, этакое металлическое дребезжание. – Разве что колеблюсь, что в данном случае преобладает – храбрость или глупость. Это нам сейчас и предстоит выяснить. Итак, дети, слушайте меня, и слушайте очень внимательно, – он с нарочитой небрежностью развалился в кресле и принялся постукивать по подлокотнику в такт своим словам. – Есть вещи, которые, говоря попросту, не вашего ума дело. Вы готовы это признать?
Небось, думал, что они единодушно скажут «да». Но Хлоя лишь протянула: «Ну дя-а-дя!», а Лео качнул головой.
Все верно – расслабленная поза оказалась не более чем притворством: министр выпрямился, смерил взглядом из-под нахмуренных бровей сначала одну, потом другого.
– То, что вы прячете, вам подчиняется? – прямо спросил Лео.
– Нет, – почему-то не стал юлить хозяин. – Но я контролирую…
– Как вы можете контролировать то, что вам не подчиняется?
Взгляд у его высочества стал как у парковой статуи – напряженный, неподвижный. «Что, дядюшка, никак, не привыкли, чтобы вас перебивали? И тогда, когда несете чушь?» – Лео улыбнулся с издевкой. На душе было совсем не радостно.
– Да, ты прав, – внезапно сознался министр. – Мне казалось, я готов ко всем возможным вариантам развития событий. Но один вариант я не просчитал: то, что теперь под этой крышей теперь живет не только одна не в меру шустрая девица, способная со скуки натворить бед, но и пара остолопов, мысли которых тоже могут принять самое неожиданное направление. Учту, – он склонил голову, словно отдавая должное правоте собеседника, и вдруг приказал: – Руки покажи.
Лео с вызовом протянул руки ладонями вперед.
Министр поморщился.
– Одежда – будто от стаи собак убегал… милочка, это я не тебе, – умиротворяющий кивок в сторону мамаши семейства. – Руки изрезаны, лицо в царапинах. И в подобном виде этот наглец заявляется в покои принцессы! Даже я впечатлен. Хорошо еще, что меня отозвали с приема… и что вы не попались на глаза тетушке. В общем, так, – уже без всякой торжественности подытожил хозяин, – к столь заинтересовавшему вас зданию запрещаю подходить ближе, чем на двадцать шагов. И запрет – не сомневайтесь – подкреплю действием, внесу некоторые коррективы в систему безопасности. Уразумейте: самая страшная угроза, которая существует для вас в этом доме, – вы сами. Обуздайте любопытство. А чтобы не было так обидно, почаще повторяйте себе: всему свое время. Поняли?
– Да, – пискнула Хлоя, сползая под одеяло. Да она же смеется – сообразил Лео. И не он один сообразил.
– Я очень ценю ваше чувство юмора, дорогая племянница, – вернулся к прежнему тону министр, – но вынужден признать: оно отнюдь не всегда вас украшает. И, осмелюсь напомнить, я не из тех новаторов, которые считают золотым стандартом воспитания наличие поощрений при отсутствии наказаний. Сейчас у Тима доктор Мунк, отныне он будет его наблюдать. Но я не буду просить уважаемого человека, приглашенного к больному, оказывать помощь тем, кто пострадал по собственной глупости. Так что, юная дама, извольте сами разбираться с последствиями. А вы, молодой человек, задумайтесь о том, что ваша вина куда более значительна, нежели вина Хлои. И так будет всегда. Потому что старший – вы.
Как будто бы он сам не понимает! Но на этот раз Лео смолчал.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18536 (+18605/−69)
Лояльность: 1395 (+1395/−0)
Сообщения: 10672
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#44 Uksus » 07.09.2022, 09:31

Цинни писал(а):то, что теперь под этой крышей теперь живет не только одна не в меру шустрая девица,

Хм?
Да, я зануда, я знаю...

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#45 Цинни » 08.09.2022, 07:32

– Я хотел дать тебе время освоиться. И я надеялся, что Тим приступит к занятиям вместе с тобой. Теперь об этом не может идти речи, – министр вновь побарабанил пальцами по подлокотнику. – Ты приступаешь к занятиям завтра. И ты, Хлоя, возвращаешься к своим урокам. В полном объеме.
– Ну во-от… – глухо хлюпнуло из сооруженной в кровати норки.
– И это не главная часть наказания. Где ключ от оружейки?
– Но мы же там ничего такого…
– Ты убедила меня в своей безответственности по отношению к серьезным вещам. И я вынужден запоздало согласиться с тетушкой – маленькой девочке не нужно позволять…
– Ну дя-адя! Ты же знаешь…
– Знаю. И потому без позволения ты туда больше не войдешь.
Тоненькая дрожащая лапка с ключом высунулась из-под одеяла.
– Не старайся, не разжалобишь, – строго проговорил министр. – И попрошу учесть вас обоих: если ты, Лео, в течение года в достаточной мере не овладеешь нашим языком, то не останешься рядом с Хлоей. Я гарантирую тебе ссылку в самое отдаленное из наших владений. Если пожелаешь – даже на правах хозяина. Хочешь такой свободы? Могу освободить тебя прямо сейчас.
Этот… старый индюшара чего, вправду думает, что волен над чужой клятвой?!
– Заткните себе эти ваши права знаете куда!
Он сумасшедший, теперь сомневаться не приходится. Уважение к старшим, преклонение перед знатными особами… Ладно, это враги, а он пленник, но все же… К демонам! На оскорбление он ответит оскорблением, на удар – ударом. Он готов ко всему. Теперь – точно ко всему…
Он вздрагивает, когда широкая ладонь ложится на его плечо.
– Тебе придется повзрослеть. И знание языка – не моя прихоть. Ты должен свободно понимать все, что слышишь в этом доме и что будешь слышать за его пределами. Беспомощность – это не для тебя. Сегодня ты дважды проявил слабость. А я вижу тебя сильным. Не заставляй меня усомниться.
Не говоря больше ни слова, министр удалился чуть ли не чеканным шагом.
– Болтун! – сквозь зубы выдохнул Лео, не дожидаясь, пока за старым лисом закроется дверь.
Наверняка услышал, но не обернулся. И девчонка, вместо того чтобы кинуться на защиту любимого дядюшки, потребовала со скучным видом:
– Иди умойся, чудище, – и махнула лапкой в сторону маленькой дверки. – А я пока оденусь и с мыслями соберусь, чем и как тебя лечить… любите вы с дядюшкой задачки задавать… Да очухалась я, очухалась! Что ты смотришь на меня, как на привидение?
– А они точно тут не водятся? – спросил Лео, старательно, будто руны, изучая порезы на ладонях.
– Не-а, не водятся, – душераздирающе вздохнула Хлоя. – Они ж должны людей лишать покоя. А тут им самим, несчастным, покоя не дадут.

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#46 Цинни » 09.09.2022, 07:12

Глава 8
В учебнике истории аж две главы были посвящены этикету, обычаям и нравам Двора, а третья, вдогонку, – традициям воспитания принцев и принцесс. Как будто бы нарочно, чтобы поиздеваться над школярами, автор – не какой-то там ученый очкарик, а главный государственный летописец, сотоварищ покойного императора по всем военным походам, старательно распихал эти главы между рассказами о войне Чести, о поединке Величайших и о нравах белых дикарей. Учитель, пришептывая от восторга, рассказывал, в каких строгих правилах воспитываются императорские отпрыски: подъем в шесть утра, утренний придворный церемониал, скудный, но полезный завтрак, десятичасовые занятия с перерывом на обед, вечерний придворный церемониал и еще всякое-разное до кучи… даром что не бьют – не положено, они ж все-таки не школяры бестолковые – священная кровь. А мальчишка с тоской поглядывал в окно на проходящих мимо юношей из военного училища (вон оно, на противоположной стороне улицы) и пытался уяснить, как из послушных, бессловесных, не знающих никакой свободы мальчиков и девочек вырастают великие полководцы и мудрые матери народа, которые остаются не только в истории – в легендах. А в сказках дети императора и вовсе получают все необходимые способности при рождении. Если бы автором учебника не был столь уважаемый человек, мальчишка решил бы, что тот все наврал. Уныло, надуманно, нелепо. Оставалось запастись терпением – знать бы еще, на каких складах хранится его запас – и ждать, когда учитель притомится превозносить лучшие добродетели детей и юношей, и перейдет к повествованию о десятерых Стражах Дракона, что выступили против полутора сотен вооруженных до зубов мятежников – и одержали победу.
Правдой ли, выдумкой ли потчевал школяров государственный летописец, теперь, наверное, уже и не дознаться. Но здесь, в стране тех самых белых дикарей, о жутких нравах которых нараспев повествовал учитель, возводя взор на потолок, от принцессы требовали ох как немало. Да и ему, хоть он не принц и вообще не пойми кто, перепадало от щедрот доброго дядюшки. В школе впятеро меньше гоняли!
Однако и не поднимали с постели ни свет ни заря и голодом не морили. Что же до наказаний – за все эти дни его и пальцем никто не тронул, и обхождение было такое, словно он не какой-то там «господин Лео», а царственная особа. Любой из прежних его наставников за невыученный урок, пролитые чернила или рисование каракулей во время объяснения выпорол бы – да и все. То есть не все – дома отец добавил бы, приговаривая, как трудно ему было устроить скудоумного недоноска в такое солидное учебное заведение… Здесь наказания были совсем другие: «Господин Лео, извольте к следующему занятию выучить все, начиная со страницы сто двадцать и заканчивая страницей сто пятьдесят». Только такие… иногда думалось – уж лучше выпороли бы!
Зато никто не удосужился придумать какие-нибудь дурацкие церемониалы. Даже завтракать и обедать по-прежнему разрешали где заблагорассудится – хоть у него, хоть у Хлои, хоть в «убежище», тем более что хозяин и сам днем отсутствовал. Лето разгулялось вовсю, но в «убежище» их совсем не тянуло: ну какое удовольствие сидеть под присмотром хмурого дядьки в сером?
На ужин сходились в так называемой малой столовой. Понять, почему этот зал унизили таким наименованием, можно было только увидев большую столовую – помещение человек на сто. Не являться к общей трапезе разрешалось только индюку и то по крайне уважительной причине – он частенько задерживался на службе (да хоть бы и вовсе с нее не возвращался!) – и Тиму. «До выздоровления», – так однажды пояснила хозяйка, но не очень уверенно. Болезнь его не отпускала или сам он за нее цеплялся? – наверное, этого не знал и доктор Мунк, личный врач их высочеств. Тихонький, деликатный старичок, похожий на ручную крысу-альбиноса, кажется, немного побаивался Тима. Интересно, почему? Вроде бы тот и характер свой несносный перестал дело не по делу выказывать – надо думать, припрятал до лучших (эх, до лучших ли?) времен, и тратил не больше пары слов в день, будто бы копил. Но доктор приближался к нему чуть ли не бочком, а натолкнувшись на стену молчания, неизменно бормотал с комичным, похожим на детское лопотание, акцентом: «Не буду вам досаждать».
Досаждать! Где он только выискал это словечко? И как вообще додумался? Да если этому упертому не досаждать, хандра его доконает вернее, чем болезнь!
И Лео продолжал «досаждать» дважды в сутки – во время послеобеденного отдыха и вечером. Тут уж кто кого переупрямит. Еще и между занятиями забегал ненадолго – министр, похоже, самолично рассчитал время перерывов так, чтобы в пустой голове беспокойного ученичка хорошенько улеглось все то, что пытался донести до него очередной наставник, а вот посторонние мысли зародиться не успели.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18536 (+18605/−69)
Лояльность: 1395 (+1395/−0)
Сообщения: 10672
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#47 Uksus » 09.09.2022, 09:13

Цинни писал(а):старательно распихал эти главы между рассказами о войне Чести, о поединке Величайших и о нравах белых дикарей. Учитель, пришептывая от восторга, рассказывал,

Вместо первого - повествованиями. Или вместо второго - вещал.
Второе лучше.

Добавлено спустя 2 минуты 16 секунд:
Цинни писал(а):возводя взор на потолок

К потолку?
Да, я зануда, я знаю...

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#48 Цинни » 10.09.2022, 07:57

Темы для разговоров с Тимом Лео не выбирал – рассказывал обо всем, что произошло, а заодно о том, что в голову взбрело. О еще не старом, но уже изрядно поседевшем математике – университетском профессоре, которого запросто можно было бы принять за гвардейского капитана, высоченный, сразу видать, сильный, усы закручены, бас – что у храмового колокола.
– Тут, небось, все слуги до единого дроби, как орешки, щелкают – его ж объяснения и на кухне слыхать!
О преподавателе естественных наук, презабавном носатом старикане, который не стеснялся изображать повадки не то что зверей и птиц, а и насекомых. В хорошем настроении дедуля и вовсе мог показать, как закрывается-засыпает после полудня цветок кампану… в общем, колокольчика, но по-людски у них, у ученых, говорить не принято или как жадно хватает добычу непентес (а у этого и названия-то человеческого нет) – «К сожалению, растения понятия не имеют о хорошем воспитании». Людей этот чудак насмешливо именовал тупиковой ветвью эволюции – «Бесспорным доказательством этого являетесь и вы, господин Лео, и вы, ваше высочество».
Словесника – единственного – Лео называл по имени и не скрывал, что уже считает его почти что приятелем. Да, Тиму это поперек души, но он не ребенок, чтобы кормить его манной кашкой и приятными побасенками. Рано или поздно он выйдет из этой комнаты, и ему нужно знать, к чему готовиться.
– Берт самый молодой профессор, вроде как не только нынче, а вообще. Я и не думал, что тутошние бывают такие смуглые, почти как мы, только глаза большие… но тоже чернущие…
«Не то что у тебя, ага. Ну что ты смотришь-то на меня, как будто я тебя выродком обозвал?»
– Он говорит, у них на юге, в горах, какой-то народ живет, у него бабка оттуда. А сам он пять языков знает, по-нашему говорит не хуже Хлои.
«Кривись-не кривись, а поладить как-то придется!»
– А мне их язык – ну никак, хоть башкой стену бодай. Уродство сплошное. А вот книги я почитал бы – и узнал бы много чего, и писатели у них, как я понял, не то чтобы плохие.
На столе – стопка книг. Запылились бы давно, не следи сорока за порядком. Хлоя принесла их… когда? вроде как на третий день, еле дотащила… Выходит, уже месяц лежат, а этот чокнутый к ним и не притронулся. Нипочем не сознается, но ведь с тоски мало что на потолок не лезет. Валялся бревном – тут, понятно, не до книжек было. Однако ж теперь-то ходит, почти и не шатается… Ходит – а из логова своего ни разу носа не высунул. Не то что в коридор, а и в гостиную, преуютную такую комнатку. Нарочно дверь открытой оставляли – он и не поглядел.
Раньше думалось – с ним можно договориться. Теперь сомнения одолевают – а удастся ли хотя бы поговорить? Все разговоры можно по пальцам одной руки пересчитать… пять без одного выходит. Первый – в каземате. Потом – обалдеть какая щедрость! – два, один за другим, когда мальчишка ни с того ни с сего решил – ему есть что сказать. Следующего пришлось ждать пару недель. Лео выложил все новости и уже стоял на пороге, как вдруг Тим остановил его вопросом:
– Это плохо, что я выдал знание их языка? – Взгляд у него был не пойми какой, вроде как страдальческий.
– Тоже мне печаль! Дурак, что ли? Думаешь, они сюда стадами бегали бы обсуждать вопросы государственной важности? Нет уж, чтобы разобраться, что к чему, потрудиться придется. Или для тебя это…
– Не смей, – ровно и твердо выговорил Тим. – Со мной в таком тоне – не смей. Ты ничем не лучше меня. Такой же подонок.
Вот и все. Он еще больше замкнулся. Но Лео не готов был смириться с тем, что теперь никак не сможет влиять на ситуацию. И продолжал приходить, и продолжал говорить – в самом разном тоне, продолжал биться о эту проклятущую стену. И Хлоя – тоже. Требовать, чтобы она перестала мучиться, оказалось бесполезно. Правда, как он заметил, теперь она приходила к Тиму раз в три-четыре дня. Ну да и к лучшему! Без нее разберутся.

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#49 Цинни » 11.09.2022, 12:28

Нынче он припас для добровольного – своевольного! – затворника потешную байку. Посмеиваясь от предвкушения, уселся на подоконник и начал издалека – принялся рассказывать об учителе истории и географии, бумажной душе, при одном взгляде на которого тоска берет.
– Ладно бы он только про свою историю бубнил, нужна она мне, их история. Так ему велели и риторике меня учить, как будто я по-простому кого надо не уболтаю, и основы придворного этикета мне в башку вложить. Я и о нашем-то знать не знал, и не припоминаю, чтобы страдал от этого. А он такой: «Я рассказываю это исключительно для ва-ас, – Лео заблеял козлиным тенорком, – ее высочеству и так все изве-естно. А вот вы, оказавшись в обществе-е, должны опасаться попасть в неловкую ситуа-ацию!» И начал распинаться, как великие люди своим примером влияли на формирование традиций и все такое – ну, ты знаешь, что обычно говорят учителя. Зануды везде одинаковые, как думаешь?
Тим не потрудился ответить. Демоны с ним, пусть пока слушает. Все равно вечно молчать не сможет.
– И так он меня выбесил, что я чуть было не выдал ему разом все, что об этих бабских расшаркиваниях думаю и для чего они вообще годны. И вдруг, вообрази себе, Хлоя этаким медовым голосочком обращается к нему: «Господин профессор, как же здорово вы говорите о примере! Я, – говорит, – когда в дедушкином дворце жила, слышала поучительное сказание». И заводит про какую-то королеву древнюю, которая в дальнем походе командовала войском.
– Про походы, конечно, интереснее, чем про бабские расшаркивания, – невозмутимо заметил Тим.
«Насмешничаешь? Ну-ну, задохлик, только на ноги встань – я тебя еще и не так повеселю!» – мысленно пообещал Лео, крайне довольный собой: все-таки сумел его зацепить! А вслух продолжил:
– Я недопонял, за каким таким интересом они поперлись в пустыню и где короля потеряли, раз тетке пришлось его место занять, ну да и суть не в том. Тогда принято у них было давать обеты, вроде как ради того, чтоб победу приманить. Королева возьми да пообещай не мыться, пока не разгромят они врага. Ничего себе геройская тетка, а? Они ж там не на один месяц увязнуть могли, тут и завшиветь недолго. А управились, Хлоя говорит, в какие-нибудь две недели. Управиться-то управились, но потом и сыновьям той королевы, и внукам пришлось теми же дорогами свои войска водить – заново громить и завоевывать. И что ты думаешь? – все как один давали обет не мыться, будто ничего поновее придумать не могли. Хлоя, значит, все это рассказала, а потом поглядела на учителя хитренько и говорит: а все ли так было, как в сказании? Ну, подвиг духа и такое прочее? Профессор опять умничать принимается – дескать, сказания нельзя считать серьезным историческим источником, но они дают представление о нравах. А Хлоя ему – а может, все проще? Воды, говорит, у них к этому моменту выходило по глотку в день на человека, будь он хоть какой начальник, возили-то ее издалека, лошади падали… Ой, не верится мне, чтоб вельможи согласились мучиться наравне с простолюдинами. Это она людей по себе мерит, маленькая еще, дурочка. Тем более сама сказала: для королевы однажды расстарались, привезли аж четыре бочки, ванну, значит, ей устроить.
Он помолчал, надеясь, что Тим выкажет заинтересованность: что же дальше? Раз уж начал… Но тот, полулежа в кресле, пялился в потолок.
– Небось, в доверие хотели втереться, как же ж без этого? А она возьми да разгневайся – дескать, войско от жажды умирает, а вы, шаркуны придворные, этакое удумали. Уж не знаю, что она с ними сотворила, может, про такое у них и не пишут, а если пишут – детям читать не позволяют, – Лео фыркнул, – но что слово свое сдержала, Хлоя уверена. Да если это и сказка – правильная сказка, а?
– Сказка, – Тим дернул плечом, выказывая презрение. – Только в сказках люди свое слово и держат. Поучиться бы у них твоей сказочнице.
Лео напрягся.
– Говори яснее.
– Обещала, что больше не придет. Все равно только начнешь о ней забывать – а она тут как тут.
– Когда это она обещала? И почему?
– А это важно? Я был бы рад, если бы и ты пообещал. И сдержал слово.
В книжках пишут – когда человек в бешенстве, у него глаза темнеют. У Тима – посветлели до жуткой колдовской голубизны. И Лео понял – как тут не понять: перед ним враг. Точнее, Тим видит в нем врага. Ну что ж, война – не самый плохой способ расшевелить того, в ком сидит бунтовщик.
– Мне это ни к чему. И собеседник ты что надо – редко перебиваешь. Ненавижу, когда меня перебивают.
– Таких, как ты, не перебивать – убивать надо, – сказал Тим. Сказал спокойно, как о деле решенном.
«Попробуй», – хотел ответить Лео, но слова застыли на губах – а мальчишка всего лишь скользнул взглядом по его лицу. Лед. Он сам – лед. Не потому ли ему всегда холодно?

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#50 Цинни » 13.09.2022, 12:32

Меньше всего сейчас хотелось видеть Хлою – порадовать-то ее нечем. Но Хлоя уже поджидала в смежной комнате, той, что вроде как общая гостиная. Приложила палец к губам, просочилась в его комнату.
– Я думал, ты совершенствуешься в игре на пианино под бдительным присмотром тетушки, – недовольно проворчал Лео, укладываясь на короткий диванчик и водружая ноги на подлокотник.
– Я совершенствуюсь в подслушивании. Без всякого руководства, – серьезно ответила Хлоя, – ну не учат этому принцесс, не учат, приходится самостоятельно… хотя пользы от умения слышать якобы ненужное определенно больше, чем от умения извлекать якобы нужные звуки из ерундовины с клавишами.
– Ну и? Все слышала? – он не стал скрывать досаду.
– Да не в том беда, что слышала, а в том, что подумала, – Хлоя опустилась на пол рядом с диваном, спиной к Лео. – Знаешь, Тим имеет право нас ненавидеть. И не только нас, а всех… да хоть весь мир.
– И какой толк ненавидеть? Жить-то с этим как?
– А ты не замечаешь, что он будто неживой? – девчонка обхватила себя руками, спрятала пальцы под мышки. – Стыдно признаваться, но он мне не нравится. Кожа серая, волосы как войлок, глаза…
– Чего сразу стыдно? Он тоже к тебе любовью не пылает… – Лео осекся: легкий тон не давался.
– Я, пока там сидела, попробовала представить, каково было бы мне на вашем месте. Ну, если бы я вот так же оказалась у вас.
– Лучше не представляй. Ты ведь девчонка. Маленькая девчонка.
– И что?
– Маленькая, но неглупая. Так что все ты поняла. А если чего и не поняла, значит оно тебе и не нужно. Выбрасывай эту ерундистику из головы и отправляйся на свои танцы.
– Пойдем со мной, а? Мне там ску-учно! – Хлоя, не вставая, обернулась, состроила жалобную мордашку.
– Ишь чего захотела! Может, еще и плясать заставишь? Я устал… и вообще, через полчаса Берт придет, а я не выучил ничего из того, что он велел. Он и так уже на меня зол. Может, словарь ему подсунуть, раскрытый на слове «милосердие»?
– Вот же ж ты… – девчонка проглотила последнее слово, насупилась.
– Кто? – с угрозой спросил он. – Предатель?
– Ну, я… – она смешалась. – Я ж совсем не о том. И вообще, я раньше этим словом только в шутку и пользовалась. И да, даже Волка, бывало, предателем обзывала.
– С ума сойти, даже Волка! – ему захотелось выплеснуть на нее одну весь яд, который по справедливости надо было разделить между двумя. – Шути над своим плясуном, а я как-нибудь обойдусь.
– Может, ты и без меня обойдешься?
И надменная, и беззащитная – когда она становилась такой, он готов был уступать. Но только не в этот раз.
Хлоя взметнулась, кинулась к двери, споткнулась на ровном месте.
«Дурная примета, – подумалось ему. – Чушь какая!» И все-таки что-то не давало покоя, и он слепо замер, глядя в книгу, и принялся копаться в памяти, извлекая из нее дедовы поучения. «Когда нет никаких препон, но ты спотыкаешься, остановись и подумай – а действительно ли тебе надо идти?» – вроде так. И тогда иной раз тошно становилось от пустопорожних умствований – сам-то дед знает, как их к делу применить? жаль, у старших такое спрашивать не принято… а так приятно было бы подловить старого надоеду – и позлорадствовать. А теперь-то почему он все это вспоминает к месту и не к месту? Тоска по дому, других объяснений нет. Надо ли девчонке идти на урок танцев? – ха, отличный вопрос! Она эти уроки терпеть не может, но кто ж ей разрешит не ходить? «Приметы какие-то… За какую бы мыслишку ни уцепиться, лишь бы эти их глаголы не долбить, так? А что, похоже на правду…»
…Все-таки что-то стряслось. Иначе никто не приперся бы среди ночи… Нет, не показалось: в дверь стучат, деликатно, но настойчиво. Да чтоб их всех!
Книжка плюхнулась на пол. Ночь? Еще и не смеркалось! Если так и дальше пойдет, он их язык не то что за год – за десять не одолеет.
Берт сразу все понял, покачал головой и выдал длинную фразу, сильнее обычного напирая на «р». Лео понял только одно слово – «ребенок». Ну, и общий смысл был ясен.
– Можешь не переводить, – с царственным великодушием разрешил Лео.
– А я и не собирался, – в тон ему ответил учитель словесности и, усевшись в кресло, вытянул длинные ноги. – Надеюсь, главное ты и так понял. Безответственный ребенок.
– Про ребенка понял, про безответственного – догадался.
– Ай-ай-ай, – по-старушечьи запричитал Берт, – все еще хуже, чем я думал.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18536 (+18605/−69)
Лояльность: 1395 (+1395/−0)
Сообщения: 10672
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#51 Uksus » 13.09.2022, 13:25

Цинни писал(а):жаль, у старших такое спрашивать не принято…

Таки с большой.
Да, я зануда, я знаю...

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#52 Цинни » 14.09.2022, 12:22

Они давно – почти сразу – перешли на «ты». Лео не раз ловил себя на мысли, что в окружении белокожих местных их можно принять за братьев. Хотя если бы Берт оказался рядом с его настоящими братьями, в нем любой и каждый мгновенно разглядел бы чужака: черты лица резкие, нос с горбинкой, глаза круглые, как у совы. Но говорить с ним на занятиях, а лучше – трепаться о том о сем в редкие минуты досуга было куда интереснее, чем с любым из братьев… нет, со всеми с ними вместе взятыми. Ни один из них на его памяти книгу в руки не брал: чтение – занятие для мелюзги, женщин и бездельников. Ни один из них не мечтал совершить что-нибудь такое, чтобы все восхитились и заговорили… или, наоборот, потеряли дар речи от восхищения. Нет, им вполне хватало внимания соседей, завистливого и заискивающего, – старший получил место писаря в канцелярии градоначальника, а третий брат стал помощником нотариуса.
Он всегда ставил полководцев выше ученых. Но Берт вызывал у него куда большее уважение, чем Рик. Индюк был годен разве что для того, чтобы кое-кому не скучать за ужином: в ответ на подначки принимался читать мораль, а стоило скопировать его манеру поведения – оскорблялся и замолкал, всем своим видом показывая: негоже взрослому мужчине слушать болтовню мальчишки. Пресная, конечно, добавка к основным блюдам, но хоть какая-то, спасибо и на том. А вот Берт мог достойно ответить на любой выпад. И не только на словах. Фехтовал он куда лучше, чем Хлоя, – это выяснилось как-то вдруг. И с тех пор они частенько коротали вечера втроем в зале при оружейке. Берт говорил Хлое «ты» так же естественно, как и ему, Лео, и называл ее по имени, ничего не прибавляя. И это обращение было куда уместнее, чем церемонное «ваше высочество» – прочие учителя иного себе не позволяли, да и «балбес с гонором» и «безответственный ребенок» – не самая дурацкая замена «господину Лео».
– Знаешь что, дитя мое, – вымолвил Берт, пощипывая себя за ухо, это помогало ему сосредотачиваться, – ты мне надоел. Я, закосневший в человеколюбии и всепонимании, не терплю лишь одного – пренебрежительного отношения к своей персоне. Именно его ты и демонстрируешь, – он щелкнул пальцами перед носом Лео, – и всячески подчеркиваешь. Пожалуй, я от тебя откажусь, отступлюсь, отрекусь, и со слезами и стенаниями вычеркну твое имя, о позор учителя, из своей личной истории.
Шутка в духе Берта, этакая легонькая игра словами. Что ж за день такой сегодня – ни один из тех, кто может, сам о том не подозревая, его ранить, не упустил такой возможности? С Тимом все понятно, что думает, то и сказал. Но почему ни Хлоя, ни Берт подумать не потрудились?
– Отрекись и вычеркни.
Как там девчонка сказала? Тим имеет право ненавидеть? А он, Лео? Он что, должен терпеть от всех и каждого? Имеет он право хотя бы не прощать?
Кажется, Берт сразу все понял. Но ответить не успел: поблизости грохнуло так, что пол содрогнулся.
– Чокнутый ублюдок! – Лео кинулся к двери в гостиную.

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#53 Цинни » 15.09.2022, 12:35

Глава 9
«Вы не находите, раньше в нашем доме было слишком спокойно?»
Этот вопрос задал за ужином дядя… когда? вроде позавчера.
«И скучно», – подхватила она.
«И скучно, – согласился дядя. – Слишком скучно».
Она представить себе не могла этот дом без Лео. Рядом с ней когда-то не было Лео – да неужели?! И не так уж важно, что иногда он становится просто невыносимым – если верить книгам, идеальных братьев не существует. Она его все равно любит, а когда он раздражен или расстроен – так просто до слез! А сегодня… это точно Тим виноват.
Жутко и совестно вспоминать, но когда такое случилось в прошлый раз, она подумала: плохо, что Тим не умер, тогда для них для всех многое осталось бы позади.
Нет, не осталось бы. Лео не из тех, кто прощает себя, не задумываясь. Виду старается не подавать, но переживает. Он и тоску по дому скрывает. Просто иногда как будто бы задумывается – нехорошо так задумывается, и она уже знает: в эти моменты лучше к нему не лезть. Пересилит себя и станет прежним. Не надо ему мешать – он сам.
Он не такой, как Тим. Лео злюка, но не злой. Но разве это причина желать Тиму смерти – просто потому, что он «не такой»? При одном взгляде на него у нее портится настроение, да и у Лео, наверное, тоже. Даже думать о том, что под одной крышей с тобой живет тот, кто люто тебя ненавидит, противно. И все-таки… Сколько капризов избалованной больной принцессы вытерпела няня? А выругала только один раз: когда она, Хлоя, запустила учебником в досадившего ей учителя и в сердцах выдала: «Чтоб ты сдох!» Нельзя желать человеку смерти – ни на словах, ни мысленно. «Она слышит», – так сказала няня.
А рядом с Тимом она уже стояла. И, может быть, не раз. Еще на корабле Хлоя узнала – Тима истязали. Не просто наказывали, не просто были с ним жестоки – истязали. Именно так сказал доктор, она сперва и не поняла, о чем это он, и тетушка не поняла, но доктор пояснил: на его теле многочисленные шрамы от ран, в том числе серьезных, и следы ожогов. «Диву даюсь, как он выжил», – когда дядя Мик произнес эти слова, она едва не выдала себя… а впрочем, они ведь знали, что она подслушивает. Но почему-то не изобличили и не пристыдили.
Выжил. А она желает ему смерти. Тому, о ком еще недавно тревожилась до дрожи. И до сих пор о подлых своих мыслях никому ни слова, ни полсловечка – даже старшему, от которого у нее нет тайн. Может, сегодня и сказала бы. И уж наверняка пояснила бы, почему Тим имеет право ненавидеть. Но Лео, раздраконенный, не настроен был слушать.
Старший неведомо как забрал ее страхи – даже паническую боязнь оставаться один на один с темнотой, самый давний, самый глубокий страх, который, кажется, был с ней всегда. А уж путешествие на крышу теперь вспоминалось, как забавное приключение… увы, повторить не удастся, надо придумать что-нибудь новенькое… лишь бы дядя потом слово сдержал и все рассказал.
И наказание не тяготило – радовало: учиться вместе с Лео было здорово, а его проделки и каверзы потешали не только ее, но и учителей… вроде бы всех без исключения, учитель истории – и тот на одобрительно прогнусавил: «Господину Лео не хватает такта, да и его манеры оставляют желать много лучшего, но он будет иметь успех в свете. Он чрезвычайно умен, мыслит оригинально и не боится это демонстрировать. Необычное привлекает». Придуманный дядюшкой график – никакой праздности – и тот пошел во благо: с давних пор для того чтобы уснуть, ей приходилось принимать порошки и пилюли доктора Мунка и отвары, приготовленные тетушкой Фло. Теперь она усыпала мгновенно. И, наверное, сладко спала бы до той минуты, пока тетушка Мэй, осторожно трогая ее за плечо, не шептала бы свое обычное: «Ваше высочество, утро». И она отвечала бы: «Ненавижу утро», – но послушно вставала бы, отправлялась умываться, безропотно позволяла бы себя одеть и причесать и отправлялась бы на занятия, попутно успев окончательно проснуться – и порадоваться наступившему дню.
Если не было бы Тима.
Тим принес новый страх. Тим снился ей. Не единожды и не дважды, но всякий раз по-новому. И каждый сон помнился, и каждый был кошмарнее прежнего. Снилось, что он уморил себя голодом и жаждой, но каким-то чудом прикидывается живым и, притаившись в галерее рядом со столовой, под картиной с изображением рыцаря в колдовском лесу (как пугала ее эта картина еще совсем недавно!) поджидает… кого? она не успевала понять – ее будил холод, странный, нереальный… потусторонний холод. Снилось, что его подняли на борт мертвым – и потеряли, и она чувствует – он бродит где-то рядом, мертвый, но жаждущий крови. Снилось, что его убили уже давно – была кровь, много крови, его собственной. И она, Хлоя, почему-то оказалась там, в каком-то подземелье, и перепачкалась, и бежала, оставляя за собой кровавые следы, искала выход – и не находила.

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#54 Цинни » 16.09.2022, 10:49

Сидя на верхней ступеньке лестницы (Волк подошел неслышно, улегся сзади…м-м-м, чем не спинка кресла?), она сосредоточенно обгрызала ногти, один за другим. В голове крутились слова из старинной баллады: «Дева, дева, посмотри ужасу в глаза…» В балладе все закончилось жутковато: отчаянная дева, странствующая в поисках похищенного возлюбленного, одолела и чародейку-змею, и вожака оборотней, вошла в логово короля-дракона – и с той поры никто ее не видел. «Дева, дева, посмотри ужасу в глаза…»
А ведь и вправду стоит посмотреть. Хотя бы ради Лео.
И вместо того чтобы спуститься в танцевальную залу, она вернулась к дверям покоев Лео и Тима. За той дверью, что слева, ее ждет друг, раздосадованный… нет, обозленный, но он не прогонит. Ждет ведь. И в конце концов поймет. За той, что справа, – ее новый кошмар. «Дева, дева, посмотри ужасу в глаза…»
Жестом приказав Волку оставаться на месте, она толкнула дверь в комнату Тима.
Он сидел у стола и сосредоточенно что-то мастерил. Настолько сосредоточенно, что, казалось, и не заметил незваную гостью. Она знала – и услышал, и увидел. Но проявлять к ней хоть малейшее внимание – ниже его достоинства.
– Над чем колдуешь? – бархатным голосочком затянула она, приближаясь кошачьим шагом. – Я не буду мешать, только погля… – и, еще не договорив, поняла, что невольно обманула: просто обязана помешать! Даже если бы доктор Мунк не давал ей по три урока в неделю (принцессе полагалось знать и уметь не меньше, чем сестре милосердия, – так повелось еще с позапрошлой Восточной войны, когда ее прабабка с обеими дочерями пошла работать в главный столичный госпиталь), ланцет она наверняка узнала бы. Мальчишка даже под ее пристальным взглядом не прервал своего занятия: узкими полосками кожи, срезанной, кажется, с обложки какой-то из книг, он оплетал ланцет от середины, и получалось довольно-таки ловко. У Хлои руки затряслись бы, если бы на нее так вызывающе таращились, а ему хоть бы что. И даже дверь не запер. Впрочем, и она не постучала…
– На кого ножичек готовишь? – голос дрогнул – ну да и ладно, все равно ничего хорошего он о ней думать не думает. Да и не ответит – с чего бы вдруг?
– На того, до кого дотянусь, – он весело фыркнул.
– Ах, какой грозный! – ей удалось скопировать его тон. Верно, только так и надо с ним говорить – чтобы он чувствовал: его ни капельки не боятся. – Если бы ты и вправду что-то замыслил, прятался бы. А так – только, небось, и ждешь, чтобы эту штуковину у тебя отобрали. Вроде как и герой, и…
– Ты позволяешь себе врываться без стука, а я должен в угол забиваться и прикидываться крысой? – Он продолжал работу. Как не позавидовать такой выдержке. У нее-то у самой пальцы холодеют от дурного предчувствия.
– Уверен, что сумеешь? Правда сумеешь подойти и ударить человека? Мы все здесь отнюдь не беззащитны, да и не оружие это вовсе – разве что оцарапать… и не в том дело вообще. Духу-то хватит – в живого человека?..
Она не успела ничего понять, не то что испугаться: он положил левую руку ладонью вниз на стол, в правой вертикально – ланцет. Короткий замах – и ланцет вошел в руку на всю длину лезвия. Хлоя не смогла заставить себя посмотреть ему в лицо – и не сводила взгляда с его рук: он выдернул ланцет из раны и, как ни в чем не бывало, снова взялся за кончик ремешка. Словно и не замечая, что и лезвие, и оплетка в крови, на стол кровь стекает… много… Не как во сне, но… Запястья у мальчишки узкие, пальцы тонкие и длинные – и не скажешь, что силен.
Хлоя вдруг вспомнила, как совсем маленькой – лет шести, не больше, – вместе с дедом впервые оказалась в театре на премьере, как он говорил, исторической драмы. В театре было красиво – разноцветные огни, нарядные кавалеры и дамы, кресла, обитые пунцовым велюром, королевская ложа, украшенная пурпурными цветами. И скучно, хотя актеры, наверное, очень старались – страдальчески вскрикивали, падали на колени, бросались друг на друга с мечами, вонзали в себя кинжалы, по камзолам и курткам разливалось красное. И всякий, ну всякий раз многословно объясняли, почему поступают так, а не иначе. «Как вам понравился спектакль?» – с той серьезностью, с которой взрослые обычно обращаются к детям, рассчитывая на забавный ответ, обратился к ней дед на обратном пути. «Было смешно», – честно призналась Хлоя.
И только сейчас внезапно поняла, почему – смешно, а не страшно. Если бы все происходило в тишине, она, наверное, задохнулась бы от ужаса, и бутафорской крови не понадобилось бы. «Дева, дева, посмотри ужасу в глаза…»

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#55 Цинни » 17.09.2022, 12:18

Жестом приказав Волку оставаться на месте, она толкнула дверь в комнату Тима.
Он сидел у стола и сосредоточенно что-то мастерил. Настолько сосредоточенно, что, казалось, и не заметил незваную гостью. Она знала – и услышал, и увидел. Но проявлять к ней хоть малейшее внимание – ниже его достоинства.
– Над чем колдуешь? – бархатным голосочком затянула она, приближаясь кошачьим шагом. – Я не буду мешать, только погля… – и, еще не договорив, поняла, что невольно обманула: просто обязана помешать! Даже если бы доктор Мунк не давал ей по три урока в неделю (принцессе полагалось знать и уметь не меньше, чем сестре милосердия, – так повелось еще с позапрошлой Восточной войны, когда ее прабабка с обеими дочерями пошла работать в главный столичный госпиталь), ланцет она наверняка узнала бы. Мальчишка даже под ее пристальным взглядом не прервал своего занятия: узкими полосками кожи, срезанной, кажется, с обложки какой-то из книг, он оплетал ланцет от середины, и получалось довольно-таки ловко. У Хлои руки затряслись бы, если бы на нее так вызывающе таращились, а ему хоть бы что. И даже дверь не запер. Впрочем, и она не постучала…
– На кого ножичек готовишь? – голос дрогнул – ну да и ладно, все равно ничего хорошего он о ней думать не думает. Да и не ответит – с чего бы вдруг?
– На того, до кого дотянусь, – он весело фыркнул.
– Ах, какой грозный! – ей удалось скопировать его тон. Верно, только так и надо с ним говорить – чтобы он чувствовал: его ни капельки не боятся. – Если бы ты и вправду что-то замыслил, прятался бы. А так – только, небось, и ждешь, чтобы эту штуковину у тебя отобрали. Вроде как и герой, и…
– Ты позволяешь себе врываться без стука, а я должен в угол забиваться и прикидываться крысой? – Он продолжал работу. Как не позавидовать такой выдержке. У нее-то у самой пальцы холодеют от дурного предчувствия.
– Уверен, что сумеешь? Правда сумеешь подойти и ударить человека? Мы все здесь отнюдь не беззащитны, да и не оружие это вовсе – разве что оцарапать… и не в том дело вообще. Духу-то хватит – в живого человека?..
Она не успела ничего понять, не то что испугаться: он положил левую руку ладонью вниз на стол, в правой вертикально – ланцет. Короткий замах – и ланцет вошел в руку на всю длину лезвия. Хлоя не смогла заставить себя посмотреть ему в лицо – и не сводила взгляда с его рук: он выдернул ланцет из раны и, как ни в чем не бывало, снова взялся за кончик ремешка. Словно и не замечая, что и лезвие, и оплетка в крови, на стол кровь стекает… много… Не как во сне, но… Запястья у мальчишки узкие, пальцы тонкие и длинные – и не скажешь, что силен.
Хлоя вдруг вспомнила, как совсем маленькой – лет шести, не больше, – вместе с дедом впервые оказалась в театре на премьере, как он говорил, исторической драмы. В театре было красиво – разноцветные огни, нарядные кавалеры и дамы, кресла, обитые пунцовым велюром, королевская ложа, украшенная пурпурными цветами. И скучно, хотя актеры, наверное, очень старались – страдальчески вскрикивали, падали на колени, бросались друг на друга с мечами, вонзали в себя кинжалы, по камзолам и курткам разливалось красное. И всякий, ну всякий раз многословно объясняли, почему поступают так, а не иначе. «Как вам понравился спектакль?» – с той серьезностью, с которой взрослые обычно обращаются к детям, рассчитывая на забавный ответ, обратился к ней дед на обратном пути. «Было смешно», – честно призналась Хлоя.
И только сейчас внезапно поняла, почему – смешно, а не страшно. Если бы все происходило в тишине, она, наверное, задохнулась бы от ужаса, и бутафорской крови не понадобилось бы. «Дева, дева, посмотри ужасу в глаза…»
Она шагнула вперед, попыталась отобрать ланцет – и ей почти удалось. Почти. Острие чиркнуло по ладони, Хлоя ойкнула. Мальчишка перехватил ее руки, мгновение спустя проклятая железяка брякнула об пол, а еще через мгновение Хлоя отлетела в сторону, попутно что-то перевернув, – грохот был такой, как будто бы это… да не как будто бы, точно – стол, она нашарила ножку, о которую только что приложилась ребрами. Выше виска жжет, перед глазами расплываются серо-зеленые круги… и что-то темное. Проморгалась, правый глаз видит, перед левым – влажная пелена. Недолго думая, утерлась рукавом – так и есть, кровь. И снова набегает.
Она выругалась в голос. И требовательно протянула руку:
– Подними и отдай мне. Это ведь не твое. Ты еще и ворюга, да? Воспользовался тем, что пожилой человек неважно видит без очков и порой бывает рассеянным, – и стащил у него инструмент? Потрясающе благородно… так отплатить за помощь… – Переждала приступ дурноты и заключила: – Отдашь – об этом никто не узнает. Кроме Лео.
– Как же, не узнает, – она едва узнала голос Тима.
Неужто струсил?!
– Быстрее!
– Ваше высочество… – Откуда здесь взялся господин Мунк?.. Ах, да, время визита. Очень кстати, доктор, очень кстати. Сознание ускользало.
– Хлоя! – И старший тут как тут, как же иначе. Даже если бы грохот не услышал – узнал бы. Он же… он рядом, всегда. Тим…
Она порывается снова утереть лицо, Лео удерживает.
– Не впускай Волка.
– А что так? Ну, сожрет этого идиота – велика ли печаль? Мы тебе нового найдем в каком-нибудь ярмарочном балагане.
– Лео!
– Да не переживай ты, Волчара – зверюга брезгливый.
– Ваше высочество, прошу прощения… э-э-э… рану следует… э-э-э… зашить, – доктор явно волнуется и с трудом находит самые простые слова, – и как можно быстрее, но мне… э-э-э… нечем обезболить. Нужно срочно послать ко мне… или, возможно, у госпожи Фло найдется… э-э-э…
– Ничего не нужно, – а вот Тим будто бы только и делает, что раздает указания направо-налево, запросто переходя с одного языка на другой. – Все прочее у вас при себе?
– Господин Тим, я попросил бы… э-э-э…
– Я попросил бы вас не спорить, – срезает его мальчишка, делая ударение на слове «я», – иначе придется обойтись без вас. Идите сюда… А ты не мельтеши. И приятелю своему четвероногому скажи, чтобы отошел в сторонку и притворился, что его здесь нет и не было.
Это он кому? Лео? Волку? Ну да, конечно. Наверное, настоящие самоубийцы – они такие.
– Что собираешься делать? – Лео далеко не спокоен. Но и – вот удивительно! – не в гневе.
– Увидишь. Не дергайся, прикончить меня всегда успеешь.

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#56 Цинни » 18.09.2022, 14:25

Хлоя все слышала отчетливо, но как будто бы сквозь мягкий кокон. Кожу на лице неприятно стягивало – ну да, кровь, что натекла из раны, начала запекаться. А тут еще Тим ухватил ее за локти, заставляя подняться. У него рука тоже кровит… как не вспомнить давешний сон?
Он усадил ее на кровать, сам сел рядом.
– Мне нужно видеть твои глаза, – тихо, просительно.
Чего-о?! Не он ли отворачивался, едва встречаясь с ее взглядом? Не он ли как-то раз дал понять, что это верх невоспитанности – таращиться на человека?
– Пожалуйста, Хлоя, посмотри на меня.
Она вскинула голову – просто от удивления: он назвал ее по имени? Он сказал «пожалуйста»? И не смогла отвести взгляд – впервые она видела, как темно-серые глаза за считаные секунды делаются голубыми, кажется, еще пара мгновений – и станут прозрачными.
– Теперь закрывай. И сиди спокойно. Тебе не будет больно, ни сейчас, ни потом, когда все закончится.
Но ей хотелось смотреть, пусть даже то, что она видела, походило на очередной кошмар – Лео, неподвижный, будто окаменевший, подпирал спиной дверь – вылитый страж тайных покоев из сказки, которую принято рассказывать в сумерках, доктор неслышно раскладывал на застеленной белой салфеткой прикроватной тумбочке инструменты, Тим провел раненой ладонью по ее ладони, которой она утирала кровь, – отвратительный запах почему-то ощущался все острее, а ведь пора уже было к нему притерпеться, – и простер руки над ее головой.
– Что чувствуешь?
– Как будто бы холодок… – Она заговорила на своем родном языке, но он шепнул:
– Я сейчас тебя не слышу.
И она поняла, перешла на его язык:
– Словно легкий морозец пощипывает. Знаешь, тетушка Фло готовит бальзам, чтобы волосы лучше росли, от него вот так же кожу покалывает… приятно. От мороза тоже становится тепло, ты ведь понимаешь? – Почему-то она была уверена: Тиму легче, когда она не отвечает односложно, а рассказывает о том, что с ней происходит.
Легче – что? Что он вообще делает?
– Господин Мунк, вы готовы? – не дал ей погрязнуть в сомнениях Тим.
– Но вы уверены… – отчаянно коверкая слова, выдавливает доктор.
– Да.
– И сколько будет длиться… э-э-э… эффект?
– Столько, сколько вам понадобится.
– Ваше высочество, вы чувствуете… вот, я дотрагиваюсь?
– Нет. И я не боюсь, правда-правда. И Тим не боится, так ведь, Тим?
– Так.
– Но я не понимаю, как вы… как вам это удается. С научной точки зрения…
– Я ничего не смогу объяснить. Так что вам придется просто мне довериться.
Уж не почудилась ли ей в голосе Тима печаль? «И все-таки однажды тебе придется объяснить. Мне», – задорно думает она.
– Ваше высочество, голова не кружится?
– Немного, – она скосила глаза на Тима, – от этаких-то впечатлений.
– В таком случае мне придется попросить госпожу Фло присмотреть за вами… Вот и все. Теперь покажите руку.
М-да, и плохое зрение не помеха, когда речь идет о долге.
– Сначала осмотрите рану Тима. А это… – Хлоя небрежно оглядела порез на ладони, – а с этим и Лео справится.
– Но…
– Доктор, я прошу, – просьба, равносильная приказу, – самое неотразимое оружие особы королевской крови, эту мудрость (а быть может, ловкий трюк) она усвоила еще в дедушкином дворце. Что бы это ни было, действовало оно безотказно.
– И как это вас угораздило? – доктор покачал головой. – Не иначе как вы сами… – И, обрабатывая рану, продолжал что-то невнятно бормотать.
Хлоя подумала: он сейчас похож на деревенского знахаря, которому надо во что бы то ни стало убедить пациента: врачевание невозможно, если не знаешь заветных слов. Полчаса назад она посмеялась бы над таким сравнением, но не теперь.
– Распрямите пальцы, мне неудобно накладывать повязку… – ворчливо начал господин Мунк – и осекся. – Дьявол знает, что это такое!
Оказывается, доктор умеет ругаться? Вот это открытие! В обморок, что ли, грохнуться напоказ? Нет, тогда запрут в покоях, надолго…
– Почему, почему, я спрашиваю вас, нарушено кровообращение? Это не может связано с травмой. Вторая… со второй то же самое?.. Омертвение тканей… до этого к счастью, не дошло, но… Я спросил бы вас, знаете ли вы, чем рискуете, однако я не вполне уверен…

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18536 (+18605/−69)
Лояльность: 1395 (+1395/−0)
Сообщения: 10672
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#57 Uksus » 18.09.2022, 16:21

Цинни писал(а):Это не может связано с травмой.

Между - быть.
Да, я зануда, я знаю...

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#58 Цинни » 19.09.2022, 11:03

Хлоя схватила Тима за руки. Пальцы у него ледяные и неестественно белые, будто бы обмороженные… там, где нет запекшейся крови. Казалось, попробуй их разогнуть – сломаются в суставах, как стеклянные.
– Это все твоя ворожба, да? Кто ты такой?
– Никто. У меня и имени-то нет, только кличка, – он мрачно усмехнулся. Добрый волшебник исчез. Рядом с ней снова сидел враг. Но она по-прежнему держала его за руки, и он не отстранялся. Пальцы понемногу теплели.
– Ты вообще человек? – продолжала настаивать она.
– Нет. Разве мы для вас люди? Вы для нас – точно нет.
– Прошу прощения, что вынужден вмешаться, – с твердостью, наверняка стоившей ему немалых усилий, проговорил доктор. – Должен вас предупредить: я обязан сообщить обо всем произошедшем его высочеству.
– Разве случилось что-то, ради чего стоило бы беспокоить дядюшку? – Хлоя попробовала скорчить умильную мордашку, но по глазам доктора поняла: добилась прямо противоположного. Ее гримасами сейчас только людей пугать. Сперва умыться надо было! – Я случайно упала… не в первый ведь раз! Вы же знаете, доктор…
– Ваше высочество, позволю заметить, я, к счастью, медик и, к несчастью, далеко не юный, – ну вот, теперь он еще и обиделся, – и по характеру травмы о многом могу сказать. И у вас, и у господина Тима я исключаю травмы по неосторожности. Равно как и то, что мой инструмент – это ведь мой ланцет, верно, господин Тим? – выпал из саквояжа сам собою. Потрудитесь поднять мой инструмент и передать мне.
Тим – вот это неожиданность! – повиновался: осторожно отвел руки Хлои, неловко ухватил ланцет и протянул доктору – оплетенной рукоятью вперед.
– Я не снимаю с себя вины за недосмотр, и его высочество об этом, можете не сомневаться, услышит. Однако я пребываю в уверенности, что столь существенные проступки не должны оставаться безнаказанными. Полагаю, его высочество придерживается аналогичной точки зрения. – Доктор церемонно поклонился Хлое и Тиму, потом – Лео и Берту. На поклон ответил один только Берт.
– Да, сегодня нам точно будет не до уроков, – вслед доктору недобро выдохнул Лео. Где только терпение взял, чтобы так долго молчать?
– Ой, а меня учитель, наверное, потерял, – запоздало обеспокоилась Хлоя.
Лео со значением кивнул Берту. Тот энергично потер переносицу, всмотрелся в каждого из троих по очереди, как бы пытаясь что-то развидеть. Особенно долго задержал взгляд на Тиме, тот даже поежился. «Не любит, ох, не любит он такие взгляды!» – мстительно подумала Хлоя.
– Вы двое – форменное наказание для учителей, – пожаловался неведомо кому Берт, – но когда к вам прибавится этот третий, – он указал глазами на Тима, – я, с разрешения его высочества, воздержусь от визитов под сей гостеприимный кров. Или нет… дайте подумать… Нет, я предложу взять для вас другого наставника – есть у меня в университете давний оппонент, его не так жалко, как всех прочих. А сам буду учить одного Тима. Интуиция подсказывает: мои усилия не пропадут даром.
– Тоже мне наставник! – Лео нахмурился.
– Мне сложно уразуметь, почему я должен вам помогать, но так уж и быть, господина танцмейстера умаслю, – подергал себя за ухо, – и его высочеству постараюсь преподнести события в максимально выгодном для вас свете.
– А вот этого не надо. Его высочеству, – видно было, Лео давится этими словами, – я сам скажу все, что надо. Ты коллегам своим растолкуй, что и нынче, и завтра нам не до них. Да так растолкуй, чтобы ни один дурного не заподозрил. Осилишь?
– Ну ты нагле-ец! – одобрительно протянул Берт. – Однако и я себя не на полке с манускриптами нашел, и моя доброта и покладистость имеют цену. Даешь слово, что будешь выполнять все мои задания?
– Да как ты не поймешь, мне сейчас не до…
– Повторяю вопрос: даешь слово?
– Да! Все демоны с тобой! – взорвался Лео. – Хлоя, идем, пока сюда всякие не понабежали…
Поздно. На пороге девчонку перехватили обе сороки, загомонили, засуетились.
Убедившись, что о ней есть кому позаботиться, Лео улизнул.
В двух шагах от хозяйского кабинета нос к носу столкнулся с выходящим доктором. Тот ободряюще улыбнулся. Лео демонстративно скривился, и, глядя вслед спускающемуся по лестнице старику, подумал – шваркнуть бы что-нибудь тяжелое в эту уродскую лысину!.. Или хотя бы треснуть как следует кулаком по этой гладенькой дверке, чтоб гул пошел из конца в конец коридора. Но он пришел просителем и должен выказать терпение, столь милое сердцу господина министра. И благо, если только терпение…

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18536 (+18605/−69)
Лояльность: 1395 (+1395/−0)
Сообщения: 10672
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#59 Uksus » 19.09.2022, 11:30

Цинни писал(а):– Мне сложно уразуметь, почему я должен вам помогать, но так уж и быть, господина танцмейстера умаслю, – подергал себя за ухо, – и его высочеству постараюсь преподнести события в максимально выгодном для вас свете.

Кто?
Да, я зануда, я знаю...

Цинни F
Автор темы, Новичок
Аватара
Цинни F
Автор темы, Новичок
Возраст: 43
Репутация: 192 (+192/−0)
Лояльность: 33 (+33/−0)
Сообщения: 109
Зарегистрирован: 13.03.2015
С нами: 7 лет 6 месяцев
Имя: Леся
Откуда: Орёл
Отправить личное сообщение Skype

#60 Цинни » 20.09.2022, 13:44

– Я был уверен, что ты придешь. – Хозяин выглядел утомленным. – Как Хлоя? Впрочем, не отвечай. Было бы плохо, ты бы ее не оставил. Садись.
Лео остался у порога.
– Пощадите его, – четко выговорил он.
– Я не ослышался? – тон, которым был задан этот вопрос, не оставлял никакой надежды на снисхождение. – Да, формально ланцет – не оружие. Но им можно воспользоваться как оружием. И не заблуждайся – этот мальчик наверняка имеет представление о том, куда нужно ударить, чтобы убить. Тебе только кажется, что ты многое о нем знаешь. Он ранил Хлою. Можешь ли ты утверждать, что у него не было намерения ее убить?
– Могу, – Лео отчаянно уцепился за подсказку. – Если бы хотел убить, не кинулся бы ей помогать. И вообще, он не против вас вооружался, а против меня, он только сегодня…
– Замолчи! – повысил голос министр. – Замолчи, если не хочешь оказать ему дурную услугу. То, что он готовился убить тебя, – основание для прощения? Или, может быть, твоя ложь его спасет? – Он был по-настоящему зол, тут и гадать нечего. – И да, ответь мне: какое наказание по вашим законам грозит тому, кто пролил кровь представителя правящего дома?
Лео показалось, что его ударили под дых. Глупец, какой же глупец! Он думал только о том, что любящий дядюшка не оставит безнаказанным проступок Тима, на этот раз и вправду нешуточный, и даже не вспомнил, что Хлоя – внучка короля и племянница короля.
Он опустился на колени, коснулся лбом пола.
– Не можете пощадить – разделите наказание между ним и мной. Я не уследил. И из-за меня Хлоя тоже оказывалась в опасности, и…
– Довольно, – отрывисто произнес хозяин. – Ты понес наказание, соизмеримое с твоими провинностями. Ты не злоумышлял против принцессы. Более того, ты по доброй воле возложил на себя ответственность за ее выходки. Встань. И ни перед кем никогда не преклоняй колен. Любые слова ты должен выслушивать с гордо поднятой головой. Тебе ведь и самому так проще, верно?
Лео поднялся, распрямился, поглядел на министра в упор. Так обычно смотрит Хлоя…
– В этот раз ты бессилен повлиять на что бы то ни было. – Хозяин встал, прошелся по кабинету, остановился напротив Лео. – Поверь мне, он и сам сумеет ответить и за свои действия, и за свои намерения.
– Что с ним будет?
– Ты не ответил мне, когда я спросил, как наказывают за подобное у вас. И я тебе не отвечу. Скажу одно: мстить не буду, поступлю по справедливости. Все, больше ни слова. Ступай.
Он добрел до своей комнаты. Но не вошел – заглянул к Тиму. В комнате не было ни души. Впервые – ни души.
Он круто развернулся и кинулся к Хлое.
Тетушка Мэй, или младшая камеристка, – так звали старшую по возрасту сороку – порскнула в сторону. Лео давно по достоинству оценил ее понятливость и не смущался при ней говорить с Хлоей – все равно тетка понимает разве что пару слов, которым он сам ее и научил смеха ради. Правда, сейчас было не до смеха.
– Его убить мало, – с порога заявил Лео.
– Тим ни в чем не виноват, – невнятно выговорила Хлоя, не отрываясь от книги. Она сидела в кресле в окружении подушек, на полу по обе стороны возлежали Волк и Собака. Девчонку переодели, умыли, на голове соорудили что-то вроде тюрбана – наверняка чтобы не шокировать госпожу Ханну…
– Я про твоего дядю!
Хлоя вскинулась:
– Моего дядю нельзя, он принц. В перспективе вообще наследник престола, если однажды его величество по ошибке встанет с правой ноги. За эту ошибку история скажет ему спасибо.
Что-то она легкомысленно настроена. Неужели ей настолько плевать на Тима?
– Он считает, что имеет право казнить и миловать! – заорал Лео. Сорока испуганно застрекотала из угла, но осталась на месте. Собаки дружно повернули головы и осуждающе вздохнули. – Ты можешь спасти этого негодяя, отвечай!
Хлоя закрыла лицо руками. Ее плечи вздрагивали.


Вернуться в «"Песочница"»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 4 гостя