Мир красивистов.

Описание: ...для тех, кто только начинает...

Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Возраст: 59
Репутация: 383 (+592/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 602
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#1 Звёзды Светят » 29.10.2013, 17:36

Вот как бы в таком мире пожить......





Мир красивистов.




Человек собирается выйти из квартиры.

Прежде всего он внимательно оглядел себя в зеркало. Пришёл к выводу, что выглядит вполне удовлетворительно – очень красивая девятнадцатилетняя физиономия; с такой смазливой мордашкой в древние времена он был бы вне конкуренции на должности проститута или гомо-проститута. Ещё и великолепная жердеобразная фигура, никакого намёка на пивное пузо; и образцово-показательные длинные волосы без малейшей седины.
Но если он попадёт под солнцепёк, физия сразу же забронзовеет со всеми вытекающими из этого последствиями…

Человек выглянул в окно. Вроде как погода самая прекрасная – облачно, Солнца не видно, но и дождь не намечается.
На всякий случай намазал рожу кремом от загара и пошёл на выход.

Человек идёт по улице своего города. На улице на расстоянии одно от другого не более ста метров расставлены зеркала; кое-где простые, а кое-где и комплексные – там можно встать между зеркалами и рассмотреть себя с разных сторон.

Человек проходит мимо плаката с гербом и девизом его государства, а девиз его таков: «Красота – это Высшее Достоинство всего существующего!».

Человек проходит мимо патруля Стражей Красоты – но они не обратили на него внимания.
Зато сразу же заметили прыщ на физиономии другого прохожего, хвать его, и – на косметологию негодяя, прямо с улицы! Ишь, чего удумал – своим прыщеватым уродством осквернять Вселенную и оскорблять взоры людей…

Человек походил по городу, сколько ему нужно было. А может быть, и на трамвае поездил.
И вдруг – о ужас, облака рассеялись, выглянуло Солнце!

Человек переходит на теневую сторону улицы и идёт пор ней, ядрёным матом проклиная свою генетику – ах, как плохо иметь такую легко загорающую кожу, которая от малейшего солнцепёка сразу же бронзовеет! И ещё хуже иметь такую рожу, которая от малейшего загара сразу же начинает фотостареть – то есть внешне выглядеть старше, чем когда она вовсе без загара…

Человек пробирается к дому, придерживаясь теневых сторон улиц. Но всё ж не уберёгся, подзагорел!

И сразу же к человеку подходят Стражи Красоты.

– Гражданин, посмотрите на себя в зеркало… На сколько вы выглядите?!....

Человек понимает, что влип по-серьёзному и потому решает пойти ва-банк. Достаёт удостоверение личности ветерана войны и труда.

– Мне девяносто три года! И у меня кожа такая, что легко загорает! Неужели мне должно вменять в вину фотостарение?!...

– Это неважно, сколько вам лет – отвечают Стражи Красоты – Никто не имеет права выглядеть старше девятнадцати… А вам можно и все двадцать дать, и даже больше!

– Это всё загар и фотостарение! – оправдывается человек.

Стражи подходят к нему со своими датчиками.

– Так, волосы у вас не крашеные, а имплантированные, хорошо… Пузо убрано хирургией, а не корсетом, прекрасно... Физиономия косметологически проработана… великолепно проработана! А покажите зубы…

Человек распахивает пасть, Стражи смотрят ему в зубы.

– Так, великолепные имплантанты, ни одной пломбы… От настоящих без датчика не отличить…А покажите руки…

Человек засучил рукава до локтя.

– Так, хорошо поработали микрохирурги, по рукам больше девятнадцати вам не дать… И по физиономии бы тоже, если бы вас не старил загар… И вправду всего лишь загар и фотостарение… Поэтому ограничимся мазью на месте!

Достают тюбик мази от загара и начинают густо смазывать человеку рожу, произнося притом стандартные лозунги:

– Красота спасёт мир… Красота прежде всего… Чтобы быть красивым, прежде всего нужно выглядеть не старше девятнадцати… Никто не имеет права осквернять мир своей некрасивостью… Никто не имеет права осквернять взоры окружающих своей немолодостью… Все обязаны услаждать их своей молодостью и красотой…

Человек понимает, что дёшево отделался. Если бы он выглядел старше, чем на девятнадцать лет или, страшно подумать, оказался бы недостаточно красивым – повезли бы его на микрохирургию с косметологией, приводить внешность в соответствие с идеологией государства.

Красота – это Высшее Достоинство всего существующего!
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Возраст: 59
Репутация: 383 (+592/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 602
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#2 Звёзды Светят » 29.10.2013, 19:41

ZLOY_GAD писал(а):Для каждого отдельного рассказа не надо открывать новую тему, можете спокойно в одной выкладывать.


Хорошо, пусть будет так.

Вот как бы в таком мире пожить????? -



Мир модников.

Или –

Шёл по городу модельер.



Шёл модельер по городу, по главной улице, без оркестра.

Навстречу ему – компания, и все в ней одеты по моде, но каждый по своему её пониманию. Один под пехотного поручика времён Николая Кровавого, второй под артиллерийского штабса эпохи Александра Миротворца, третий под флотского мичмана времён Александра Освободителя, четвёртый под казачьего подъесаула эпохи последней русско-турецкой войны, а на остальных модельер не обратил внимания. Но своим профессиональным взглядом заметил издалека, что у всех одежда ширпотребовская, куплена уже готовой, а вовсе не сшита на заказ.

«Голытьба, мешочники…» – подумал про них модельер и пошёл дальше.

Навстречу ему прошла ещё одна компания одетых по моде. Кто-то под красноармейского пехотинца, в длиннополой шинели с красными «разговорами», кто-то под будённовского кавалериста с синими, а кто-то под комиссара в кожанке. А некоторые в этой компании оказались одеты под белогвардейцев – кто-то под корниловца, кто-то под колчаковца, а кто-то под чернецовца. Модельер обратил внимание, как своеобразно смотрятся красивые девушки в антикварной форме, даже если эта форма ширпотребовская.

«В сшитой на заказ они выглядели бы куда как лучше, а не как мешки с картошкой» – подумал модельер.

Идёт дальше. Навстречу ему идут по улице трое, одетые под партизан эпохи Гражданской войны. И тут модельер сразу заметил, что двое из них одеты по-ширпотребовски, а вот у третьего одежда «а ля ле-мюзик рюсс» явно сшита на заказ, причём у весьма и весьма хорошего портного. Обычный прохожий это вряд ли заметит, но он-то профессионал, он такие подробности видит издалека!

«Богатенький Буратино со своими работниками» – сделал вывод модельер.

Пошёл дальше. Его обогнала молодёжная компания, одетая под военных эпохи наполеоновских войн. Модельер автоматически отметил, что в нарядах соблюдены все тонкости и подробности тогдашних мундиров, да так, что никакой эксперт не найдёт несоответствия. А также и то, что если уж эти люди заинтересовались той конкретной эпохой, то могли бы и понять, что девушки куда как красивее смотрелись бы в нарядах тогдашних дам, а вовсе не вояк.

«Вот что мода с людьми делает» – подумал про них модельер.

Заметил ещё одну компанию, одетую под военных тридцатых годов двадцатого века. Обратил внимание, что у одетых под пехотинца, сапёра и артиллериста одежда ширпотребовская, у одетого под моряка тоже ширпотребовская, но немного перешитая, а вот у одетых под лётчика, военврача и военинженера несомненно сшитая на заказ, впрочем, у достаточно посредственных портных. На твёрдую тройку! А вот у одетого под политрука – великолепно сшито, несомненно, у одного из тех портных, про кого говорят, что сшить костюм – для таких это не работа, а Творчество…

А потом модельер обратил своё профессиональное внимание на ещё одну компанию, в которой кто-то был одет под красноармейца времён Гражданской, кто-то под белогвардейца, а кто-то под фронтовика-41, но все – уж несомненно в сшитую на заказ одежду, причём сшитую у хороших портных. Не шедеврально, но хороших. Сшито на добротную четвёрку!

«Платежеспособная публика, но не богачи» – определил модельер.

А потом посмотрел на идущую под руку пару, парнишку в мундире земгусара и подружку в мундире кадета-павлона, и сделал своё профессиональное заключение: «Сами шили! Да ещё и на машинке с электрическим приводом, не механическим. Но сшили хорошо!»

Пошёл дальше по улице, и большинство прохожих на ней были одеты по той же моде – кто-то под гвардейца петровских времён, кто-то под стрельца эпохи Иоанна Грозного, а кто-то и под древнерусского дружинника – этим приходилось таскать на себе немалый груз железных доспехов.

«Вот что хорошо – так это то, что не видно в городе ни одного халтурщика» – сделал вывод модельер.

Халтурщиков действительно не было. Всё было скопировано великолепно, даже ширпотребовское и самодельное. Сшито, может быть, и плоховатенько, но в исторической неточности упрекнуть было никак невозможно!

Напоследок модельер решил, что самое Хорошее в его городе – это то, что не видно ни одного, одетого по форме образца 43 года.

«На такую кургузую безвкусицу у нас даже голытьба не льстится, и даже бичи помойные, и даже задарма! Всё-таки в хорошем городе я живу» – возгордился модельер.
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

E-vgen M
Новичок
E-vgen M
Новичок
Возраст: 46
Репутация: 114 (+127/−13)
Лояльность: 146 (+147/−1)
Сообщения: 41
Зарегистрирован: 15.01.2011
С нами: 11 лет 10 месяцев
Имя: Евгений
Откуда: Санкт-Петербург
Отправить личное сообщение

#3 E-vgen » 29.10.2013, 21:09

Букварь курить изволите-с?? :hi_hi_hi:

Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Возраст: 59
Репутация: 383 (+592/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 602
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#4 Звёзды Светят » 30.10.2013, 14:17

E-vgen писал(а):E-vgen » Вчера, 23:09
Букварь курить изволите-с??

Тогда такой мир -




Мир исламофобов.



Сидит человек у себя в квартире, сидит, никого не трогает.
Да на часы посматривает – сколько можно тянуть, он давно уже проголодался!
Услышал шум в подъезде, и сразу же выложил на стол нарезанный хлеб, лук и соус.

В дверь зазвонили, застучали и завопили:

– Сдавайтесь! Вы окружены! Сопротивление бессмысленно! Стреляем на поражение!

Человек открыл дверь в квартиру – а там стоит полная спецгруппа, лягавые с пистолетами, спецназовцы с автоматами, повара с термосами, чиновник немалого ранга с папкой и церковник с колом. Оружие на человека направляют, орут:

– Сознавайся, свинья исламская, аллашке молишься?!… Опять на тебя Сигнал, на мразь мусульманскую!…

Человек с готовностью отвечает:

– Поклёп всё это! Я не исламист! Могу кончик показать!

На него орут:

– Знаем мы ваши методы, вам же немусульманина обмануть – сто грехов списать! В жопу себе свой кончик сунь, а нам другие доказательства нужны! – и кивнули на термосы – Иначе на кол тебя!

Человек говорит:

– Я согласен.

Спецгруппа заходит к человеку в квартиру. Человек не препятствует. Только церковника не пускает, со словами:

– А этого я не обязан к себе пускать, я не жидяра, я солнцепоклонник – и кивнул на люстру Чижевского.

Церковник заорал:

– Нет ни эллина, ни иудея! Есть вера истинная и поклонения диавольские! – и замахал колом.

Человек взглянул на кол. Изящный, острый, с перекладиной, на такой посадят – не меньше недели жить ещё будешь, корчиться на колу и ругаться.
И закрыл дверь в квартиру перед носом церковника, со словами:

– Проваливай, грязь крещёная!

Церковник из-за двери заорал:

– Я вот скажу твоему жрецу, что на тебя, нехристя, Сигналы приходят каждую неделю не меньше одного!

Человек хмыкнул – скорее церковник сам на кол сядет, чем по доброй воле пойдёт разговаривать со жрецом Солнца.
Остальная спецгруппа, тыкая дулами пистолетов и автоматов, подпихнула человека на кухню, приговаривая:

– Ну, ну, падаль исламская! Ну, ну, ну! Сейчас мы тебя, гада, на чистую-то воду и выведем!

Человек с готовностью прошёл на кухню, сел за стол и подставил поварам блюдо и чашу. Повара наложили из термоса на блюдо немалую порцию горячей жареной свинины, а в чашу из другого термоса налили холодного красного виноградного вина.

– Ну, что, первая капля вина губит правоверного?!…. Пей, жри, или на кол тебя, тварь магометову!

Человек отхлебнул вина и начал кушать свинину. Кушает, вином запивая, а спецгруппа перешептывается:

– Жрёт, пьёт! Вроде как не исламист, а воде как чёрт его знает….

Человек неторопливо всё скушал и выпил, а потом, глядя осоловевшими глазами на спецгруппу, произнёс:

– Ну что, убедились?!….

– Но на тебя опять Сигнал был! Значит, ты под Подозрением!

– И какой же был на меня Сигнал?!… Анонимка, надо полагать?!… Не иначе как завёлся у меня недруг, который пишет на меня ложные доносы каждую неделю и даже не один раз в неделю…

– А это уже не твоего ума дело, какой был Сигнал! Был он – и этим всё сказано!

– И не вашего – хотел прибавить человек, но промолчал.

– Так и зафиксируем, что факты не подтвердились – сделал заключение чиновник. И скомандовал остальным – А теперь поехали по следующему адресу.

Спецгруппа вымелась из квартиры. Человек закрыл за ними дверь, и, со словами «Пожрали – теперь можно и поспать», пошёл спать.

Выспавшись, человек полез на антресоль. Вытащив из тайника печатную машинку, надел перчатки, вставил лист бумаги и начал щёлкать анонимный донос на самого себя:

« Доводим до сведения властей, что гражданин … , проживающий по адресу … , является тайным мусульманином, очень хорошо замаскированным. Потому как аллашке молится, свинины не жрёт и вина не пьёт... »

Запечатав донос в конверт и сунув конверт в сумку, человек вылез из дома и пошёл по городу, бросать конверт в почтовый ящик подальше. Идёт и рассуждает: «Без ума оно ничего не делается. И лягавым галочка в отчёте, и мне халява деликатесная. На этот раз массандра была, её и за деньги не купишь! Что-то в следующий раз нальют…»
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

zhenis M
Новичок
zhenis M
Новичок
Возраст: 48
Репутация: 929 (+1419/−490)
Лояльность: 1050 (+1230/−180)
Сообщения: 1097
Зарегистрирован: 16.11.2011
С нами: 11 лет
Имя: Женис
Откуда: Казахстан
Отправить личное сообщение ICQ

#5 zhenis » 30.10.2013, 17:09

УБИИИИЛИИИИ :-) :bra_vo: :bra_vo: :bra_vo: Рукоплескаю СТОЯЯЯЯ
НО вот это:
Звёзды Светят писал(а):Человек с готовностью прошёл на кухню, сел за стол и подставил поварам блюдо и чашу. Повара наложили из термоса на блюдо немалую порцию горячей жареной свинины, а в чашу из другого термоса налили холодного красного виноградного вина.
Звёзды Светят писал(а):« Доводим до сведения властей, что гражданин … , проживающий по адресу … , является тайным мусульманином, очень хорошо замаскированным. Потому как аллашке молится, свинины не жрёт и вина не пьёт... »
Это уже не мусульманин, а еврей. И очень похоже на онекдот бородатый. Жил в Одессе еврей. Приезжают к нему ЧКисты, ГПУшники НКВДшники и спрашивают:
-Золото есть?
Еврей:
-нету
ЧКисты, ГПУшники, НКВДисты:
- врешь, они у тебя в поленах запрятаны
Еврей:
- да у меня и полен нету. Уже 2 месяц как лежат бревна, а полен нету
Органы (ибо сто раз повторять органы надоедает)
- покажи
Повел их еврей показал на деревья. Ребята из органов все перубили и зафиксировали - золота нету. После из ухода, еврей своей супруге:
-Вот видишь Софочка, а ты боялась что они нам дрова не наколят. Если бы я донос на нас не написал, то дрова еще еще неделю лежали бы
:-) :-)

Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Возраст: 59
Репутация: 383 (+592/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 602
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#6 Звёзды Светят » 31.10.2013, 14:32

zhenis писал(а):очень похоже на онекдот бородатый.

Всё уже украдено, до нас.....

Надеюсь, это ещё не украдено:




Мир театралов.



Или – Вернулся дембель с Северного флота.




Конец осени 1983 года. Где-то в СССР.

Большая семья собралась на большую пьянку, ещё и да пригласила много родственников-знакомых. Как же – родной человек с Северного флота вернулся, где отслужил срочную службу, матросом.

Выпив для начала по рюмке «Андроповки», начали неспешный разговор. Все норовили засыпать дембеля вопросами, на которые он охотно отвечал.

– В каких же морях ты плавал?

– Гавно в проруби плавает! А моряки – ходють…

– И на каком же кораблике ты ходил?

– На ударном авианосце «Алла Пугачёва»!

– И кем же ты там был?

– Связистом, на обеспечении полётов!

– И что, кораблик один по морю плывёт, а самолётики с него летают?

– Авианосец в одиночку не ходит! Только в сопровождении. Нас почти всегда сопровождал РКСО «Владимир Высоцкий», РКПВОСО «Георгий Жжёнов» и АПЛСО «Наталья Селезнёва». Да ещё и снабженцы – танкер «Михаил Светин» и сухогруз «Элина Быстрицкая».

– Что, и всё?

– Иногда к нам присоединялся линкор «Любовь Орлова», БПКСО «Андрей Миронов» и изредка БДК «Анатолий Папанов».

– Ох, уж эти ваши мореманские словечки…. Что такое эти самые РКСО и прочие СО ?!...

– РКСО – это ракетный крейсер сопровождения авианосцев. АПЛСО – атомная подводная лодка сопровождения авианосцев. БПКСО – большой противолодочный крейсер сопровождения авианосцев. РКПВОСО – ракетный крейсер противовоздушной обороны сопровождения авианосцев. Всё это эскадренные корабли, все они устроены совсем не так, как рейдеры, предназначенные для одиночных походов. Даже сухопутный их не перепутает, и даже внешне…

– Во какой наш флот сегодня… А я всю войну прошёл матросом на линкоре «Рина Зелёная»… На всю жизнь запомнил это самое – и задекламировал:

«На берегу корабля-исполина
Появилась Зелёная Рина
И среди пушек, брони и металла
Что-то детское защебетала.
То ли мама ко мне вернулась,
То ли детство в груди проснулось,
Ни черта не поймёшь и, признаться,
Без бутылки не разобраться.
Старшина – кочегар, верзила,
Хмуро буркнул: « Вот это счудила!
Вот чертовка! И до чего же
На дочурку мою похоже!»
Эта фраза без соли, без перца, –
От нутра матросского сердца.
Бронь зелёнки снарядом разрушив,
Рина вкралась в матросскую душу…»

– Знаю, знаю! Это тот самый линкор, который незадолго до этого визита с блеском потопил в морской дуэли немецкий линкор «Марлен Дитрих», а через год после схлопотал две торпеды от подводной лодки «Лиза Шварцкопф» и был поставлен в ремонт до конца войны…

– Да, так и было. Под конец у немчуры появились очень мерзопакостные торпеды, с самонаведением…

– А мой дед ещё при царе служил на броненосце «Матильда Кшесинская»…

– А мой – на крейсере «Вера Холодная»…

– Да, да, слышал про такой, новейший по тем временам был крейсер. Скоростной! А потому во времена Гражданской в одиночку вышел против целой эскадры интервентов, отманил боевые краабли от транспортных и притом умудрился от них удрать…

– И даже французский крейсер «Эмили Бушар» не мог за ним угнаться! Хотя тоже был скоростной…

– А тем временем наш броненосец «Вера Комиссаржевская» перетопил транспорты! От вернувшихся крейсеров, правда, он не ушёл, но боевая задача была выполнена…

– Дела давно минувших дней…

– А как там америкосовские корабли, в море попадались?

– Ещё как! Мы видели в океане ихнюю эскадру во главе с ударным авианосцем «Мэрилин Монро». Там ещё был линкор «Кэтрин Хэпберн», крейсера «Ава Гарднер» и «Вивьен Ли»; и ещё там втихаря ошивалась подлодка «Бетси Тэйлор». Думала, что наши её не засекут….
А в нейтральном порту мы как-то стояли в видимости итальянского ударного авианосца «Софи Лорен» и сопровождавшего его линкора «Джина Лоллобриджина»…
Да ещё когда наносили дружеский визит во французский Брест, был я в составе делегации на ихний ударный авианосец «Брижитт Бардо», где мы неплохо отведали французских деликатесов… Мы – с визитом на ихний, они – с визитом на наш… Визит дружбы это называется…. А наши крейсерские тем временем наносили такие же визиты на французские крейсера, противолодочный «Милен де Монжо» и противовоздушный «Луи де Фюнес». А наши танкерные – соответственно, на ихний танкер «Жанна Моро», сухогрузовские – на «Мари Трентиньян». Вот на линкор «Ален Делон» не было наших делегаций, потому как не было с нами нашего линкора, и на эскортный авианосец «Марина Влади» тоже некому было визит делать. Наш – не эскортный, а ударный, мы такой и визитировали… Да и подводные лодки не показывались – что наша «Наталья Селезнёва», что ихняя «Мирей Матье». Подлодкам не должно быть видимыми даже во время дружеского визита, они как раз его подстраховывали!

– А у вас там как, особисты лютуют?!... Как ежовцы в своё время?!....

– Да ничего подобного, что им лютовать, если на флот не каждому предложат – сначала поднимут досье на всякого желающего и родню его, начиная с самого семнадцатого. Не всякий у нас на флот попадёт! Флот – он не резиновый, чтобы всех желающих вмещать…
Но один раз одного морячка всё ж с корабля списали – потому как пришёл сигнал, что его близкая родня попалась не то на джазофрении, не то на битломании, не то ещё на чём-то подобном. Вот и – родню эту на лесосеку, а морячка – в сапоги перевели, в стройбат!

– Строго у вас…

– А как же?!... Не для того наши артисты не реже раза в год гастролируют по кораблям их имени… Где бы я ещё живую Аллу Борисовну послушал… Вот такую песню она нам спела – И начал напевать:

В Штатах любят попсу,
А в Канаде не любят маршей.

Так давайте же сбросим бомбу,
Нашу советскую бомбу!

В Южной Африке не понимают диезов,
А в Австралии извращают бемоли.

Так давайте же сбросим бомбу,
Нашу советскую бомбу!

Негры играют джаз,
А китайцы рифмуют несуразно.

Так давайте же сбросим бомбу,
Нашу советскую бомбу!

Арабы издеваются над нотой «до»,
А чиканосы не поняли ноту Че.

Так давайте же сбросим бомбу,
Нашу советскую бомбу!

– Великолепная песня, патриотическая!

– За талант наших советских артистов – выпьем!

– Выпьем!
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Возраст: 59
Репутация: 383 (+592/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 602
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#7 Звёзды Светят » 08.11.2013, 19:35

И вот такой мир -


Деревенька с крепостными.



Предисловие.


В среднегорбачёвские времена, когда Лёню грязью поливали, проскочила как-то на ТВ такая легенда, что вскоре после прихода Брежнева к власти кто-то из его не то сподвижников, не то фронтовых товарищей, сравнил его с царём.

А Лёня на это ответил: "Если бы я был царь, я бы мог тебе деревеньку с крепостными пожаловать. Ну, а поскольку я генеральный секретарь - могу всего лишь орден тебе нацепить..."

А ведь это была стихийная альтистория…
И Лёня, получается, какой-никакой, а альтисторик.

Вот и идея: что это за АИ-мир?!...

Такой, в котором генеральный секретарь ЦК КПСС мог своему сподвижнику деревеньку с крепостными пожаловать?!...

Получается, что Развилка должна быть достаточно давней - деревенщине никаких таких прав НИКАКИЕ городские не дают - в этом все они едины. Деревню все дерут!!!

Иван Исаевич в этом мире мог выбирать царей и воевать за мещанские вольности - но не за крестьянские!

И Степан Тимофеевич в этом мире свои идеи оказачить Русь продвигал только среди мещан, а дярёвню предполагал оставить крепостной и бесправной...

Емельян Иванович тоже хотел всего лишь воцариться и сменить верхушку государства, старую аристократию заменить своими казацкими и мещанскими сподвижниками, но крепостным даже и не думал давать какие-то свободы...

Александр Николаевич описал плоховатую жизнь российского мещанства в городах между Петербургом и Москвой, а на дярёвенщину не обратил никакого внимания...

Народовольцы вкупе с прочими нечаевцами и всякими карбонариями тоже геройствовали только за мещанские права и вольности - но никак не за интересы сиволапой дярёвенщины...

И вместо "указа о кухаркиных детях" был "указ о скотской сущности деревенщины"...

А заводское устройство было подобно ижевскому и воткинскому...

Большевики, анархисты и прочие эсеры/энэсы в этом мире тоже за чьи-то Интересы воевали, погибали и побеждали - но никак не за мужицкие!

И "Союз борьбы за освобождение рабочего класса" был организован под лозунгом: "Мы не деревенские, мы городские! И потому требуем городского к себе отношения!"

Но пролетариям и при царе жилось, как в реале тем же ижевским и воткинским; и потому возмутить их на Революцию удалось только сыграв на недовольстве военными мобилизациями и прочими сопутствующими проблемами...

У всех-всех-всех, от монархистов до анархистов, это всегда был Общий Знаменатель - сиволапую дярёвенщину с городскими людьми не равнять!

И, самое главное, такое Отношение было по всему шарику! Иначе бы и в России не получилось...

Как-то иначе возможно ли быть такому миру, где генеральный секретарь ЦК КПСС своим сподвижникам деревеньки с крепостными жаловал?!...

Надо полагать, деятелям типа Чкалова, Гагарина, и, может быть, даже Стаханова тоже кой-чего перепадало...

Вот так:




Деревенька с крепостными.




СССР, Москва, Кремль, 1969 год.



– Заходи, герой, присаживайся…

– Здравия желаю, Леонид Ильич… Михаил Андреевич… Андрей Антонович…

– Угощайся, герой. Выпьем!

– За ваше здравие, Леонид Ильич… Михаил Андреевич… Андрей Антонович…

– И за твоё, герой! И расскажи, герой, как ты победил… и как ты туда попал… и из каких ты вышел…

– Происхождения мы из потомственных мещан. Задолго до Революции мои были твёрдыми сторонниками мещанских вольностей. После Февраля дед мой, ему тогда восемнадцать было, поехал в Питер и примкнул к большевикам, ещё до Апрельских тезисов. А к кому ещё было примыкать – все остальные мещанам вольностей давать не желали, с мужичьём сиволапым мещан ровняли… В Октябре Зимний брал. В Гражданскую воевал у Будённого, командовал конным эскадроном. Рассказывает, что воевать с беляками – это был курорт по сравнению с подавлением подлой деревенщины, захотевшей под шумок получить право в города сбегать. После Гражданской получил в награду деревню с крепостными, раньше принадлежавшую старорежимному помещику. Помещик тот ещё под Мукденом погинул, а родня его – в Мазурских болотах. Девки только оставались, их дед мог прогнать, но пожалел и при себе оставил – хоть они и дворянки, не мещанки, классово чуждые, но всё ж родня погибших в войнах, да и местные дела хорошо знают, подсказать могут; а главное – всё ж городские, не сиволапые, грамотные, счетоводить умеют. Двадцатые хорошо прожил, только раз призывался, во время конфликта на КВЖД. В тридцатые крепостных много пороть приходилось, дабы в города не сбегали. Во время войны почти вся моя родня полегла, по отцовской линии под Сталинградом, а по материнской – при освобождении Белоруссии. Дед, впрочем, живым вернулся, и сейчас жив, в своём поместье. Отец служит в морской авиации Северного флота. А я предпочёл погранвойска, и на допризывную подготовку напрашивался соответствующую, с претензией попасть именно на китайскую границу. Конкурс туда был весьма не мал, но я прошёл…

– И как ваши мужики, не бегают?!...

– У моего деда не убегут! Он у меня старый большевик, строгий, но справедливый, и закон блюдёт пунктуально! Мужики знают прекрасно – в города можно драпать лишь постольку, поскольку их не уменьшается в деревне. И потому плодятся только так…

– То есть – и дед твой жив, а отец твой двадцать восьмого года, а ты сорок девятого… Долгохонько придётся тебе вотчины дожидаться… Так что дальше было?!...

– Так вот, срочную служить я напросился на китайскую границу. И служил – начальство не жаловалось. Как потомственно благонадёжного, выдвинуло на сержанта. Командовал пограничным секретом. И как раз в мою смену угораздило узкоглазых учудить очередную провокацию, да ещё и в новом стиле….

– Да, герой, это они выдумали! Убедились уже, что обычные подразделения выпускать бесполезно, из пулемётов выкосим, из пушек выбьем, из огнемётов пожжём… Так вот они что решили…

– Решили они, Леонид Ильич… Михаил Андреевич… Андрей Антонович… решили. Как раз в мою смену сидим мы в секрете, глядь – а они к границе толпой попёрли. Я по телефону докладываю, что так мол и так, а начальство лыка не вяжет. Если бы это были китайские военные подразделения, тогда понятно, что было бы, вот только перевалили бы через линию, как сразу по ним из всех видов оружия… А так – они прут, никто по ним не стреляет, и команды никакой не подают; а лейтенант из бункера выскочил и навстречу этим побежал, назад их разворачивать…

– На это и рассчитывали… психологи косорылые!

– Вот, стало быть, лейтенанта эти толпой разорвали, и дальше прут. А наши и растерялись – как же, толпа женщин с детьми на руках… Пулемётчик мой смотрит на них, а сам как парализованный… Вот тут я сам встал к пулемёту, да и заорал, и своим и в телефон: «Бойцы! Слушай мою команду! По китайским захватчикам – огонь!» И – из пулемёта по ним, непрерывным огнём на всю ленту! А за мной и остальные стрелять начали. А потом и миномёты поддали. А толпа всё прёт и прёт, наши стреляют, там мяса куча, а они прут и прут, и всё те же – женщины с малыми детьми на руках… Только как последние под наш огонь влезли, заметили мы, что на той стороне их погоняют, штыками и прикладами, а кое-где и пальбой… И эти, которые погоняли, под наш огонь не полезли…

– Своих им не жалко… А что потом?!...

– А потом как всегда, подъехали танки и бульдозеры, танки прикрывали, а бульдозеры всю кучу мяса через границу к ним назад выгребли. От лейтенанта нашего даже ошмётков не нашли. Восстановили линию и всё на этом…

– Провокация новой формации! Между прочим, боец, ты ещё не знаешь, что это была китайская деревенщина – их у Мао много, по такому случаю ему не жалко... Китайских городских так бы не погнал…

– Деревенщина – она везде деревенщина…

– Да герой, если бы не твоя решимость, порвали бы многих, как того лейтенанта… Потому мы так полагаем, что Звезды тебе маловато будет… И не нужно тебе вотчины всю жизнь дожидаться – наградим-ка мы тебя … деревенькой с крепостными! Справишься?!...

– Я этому дедом учен, на деда насмотрелся. Ужо знаю, как с мужиками надлежит… Их нужно предупредить сразу и навсегда – если кто в город сбежит, то всю деревню перепорю! А если хотите не сбежать, а переехать – знаете, что делать должно… И ни гугу!
Вот они никуда и не денутся – будут плодиться каждую ночь! А то, что ох как далеко не всякого в городе оставят; как присмотрятся, так многих ещё и назад вернут – об этом они и не задумываются… Деревенские – они деревенские и есть…

– Всё так, герой, не китайцы главная проблема. А то, что если своя родная деревенщина в города побежит, то никого в деревнях не останется, и вымрет народ за три поколения… Уж это во все времена понимали и при всех властях… Даже при Махне… Так какую бы тебе деревеньку подобрать?!... В какой области хочешь?!...

– Я бы, Леонид Ильич… Михаил Андреевич… Андрей Антонович… хотел бы или в Подмосковье, или в Заонежье, или на Селигерщине…

– Подмосковье, герой, мы тебе не советуем. Потому как ты не столичный, в интригах полный нибумбум, и лучше тебе туда не соваться. Заонежье – край красивый, но там тихоновские и андроповские вотчины и потому тоже интриганства немало. А вот на Селигерщину – милости просим, там как раз недавно нескольких вотчинников взяли… по линии ОБХСС!

– Туда им и дорога, Леонид Ильич… Михаил Андреевич… Андрей Антонович…

– Вот потому тебя мы и награждаем… деревенькой с крепостными! И готовым хорошим поместьем, пломбы с него снять – и можно заселяться… И теперь имеешь ты право на герб… Какой хочешь?!...

– У деда моего на гербе топор, как у участника штурма Зимнего, причём на красном поле, как у участника Гражданской войны, и сверху пурпурная лента, как у участника Великой Отечественной… Не гвардейская, а пурпурная, в гвардейцы выйти не довелось… А мне на герб прошу – чёрного ворона на зелёном поле! Потому как я заслужил его соответственно, падаль навалял на пограничной службе… не бойцов, а падаль! Потому и ворона, а не орла…

– Да будет так, герой. Утверждаем!

– Служу Советскому Союзу!
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Возраст: 59
Репутация: 383 (+592/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 602
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#8 Звёзды Светят » 16.11.2013, 21:03

И вот такой мир -


Россия красносёгунатская.



Началось всё с того, что вышел на царя Николашку Кровавого грамотный астролог, и предсказал: “Традиция сложилась, и держится уже целое столетие. А дальше будет так: пока она держится – твоя династия не пресечётся, но как не станет Традиции – не станет и династии…”
И царь принял к сведению слова астролога…



Лето 2012 года.
Пятиклассник на курорте встретился со своим дядей.

И – разговор:

– Добрый день, дядя Оюшминальд!

– Привет, привет, племяш Урюрвкос! Ух, как ты вырос… Давно ли в пелёнках лежал… А уже стал похож на сестру мою Лапанальду, цвет глаз точнейше как у неё…

– Расту, дядя!

– И где ж ты учишься, в школе или в гимназии?!...

– В школах учится сиволапая деревенщина, Ивашки, Прошки, Федьки, Матрёны, Фёклы… А в гимназиях – тилихенты и растократы, Ипполиты, Модесты, Эрасты, Пульхерии, Петунии… Не таким с нами водиться! Так что я – в технарском пансионе, им. Василия Сталина, под красным знаменем! У нас – Владлены, Марлены, Маэнлесты, Баррикады, Красармы… и любимый учитель Трактор Иваныч!

– Великолепно, великолепно… А чему ж там тебя учат?!.... Перечисли-ка наших государей за последние двести лет…

– Легче всего, дядя! Александр Первый Благословенный, Николай Первый Палкин, Александр Второй Освободитель, Александр Третий Миротворец, Николай Второй Кровавый, Александр Четвёртый Гемофилик, Николай Третий Хитрый, Николай Четвёртый Луноход, Александр Пятый Киношник, и наш современный Николай Шестой Энциклопедист…

– Умный у меня племяш, умный… После школы не собираешься ли в универ?!... Им. Ломоносова или им. Жданова?!...

– Не дядя, я хочу, как ты – в Ордена Трудового Красного Знамени гражданскую лётную академию им. князя Юрия Гагарина… Меня потому в его честь и назвали, что надеялись, что меня туда примут…

– С твоим именем можно попробовать и в Ордена Боевого Красного Знамени военную лётную академию имени всё того же самого…

– Не, дядя, я человек гражданский, отбуду срочную, и хватит с меня!

– И в кого ты в академии выйти думаешь, в связисты, авиамеханики или лётчики?!... Вижу, вижу, что в лётчики…. А на каких машинах?!...

– Моя мечта – ТУ-144 последней модели, какие тогда будут!

– Ах, дальний высотник… Хорошо, племяш, хорошо… Если очень повезёт, сразу на такой попадёшь, да ещё и на линию Москва-Дальний-Форт-Росс. А может быть, и на линию Москва – Мемфис – Владиюг. Хотя скорее всего, поднатаскают сначала на сто пятьдесят четвёртых…

– А ты, дядя, на такой не хочешь?!...

– А я всё в ближней авиации работаю, всю трудовую биографию. Тоже в свои годы технарский пансион закончил, им. Чкалова, подал документы в ту самую гражданскую лётную академию, меня и приняли. Потому и срочную служил соответственно, не лётчиком, конечно, но в авиации, авиамехаником. В том самом авиатранспортном полку, который обслуживал, да и сейчас обслуживает, линию Ленинград-Колывань-Кролевец-Берложье-Бранибор-Владизапад. Отслужил – и начал учиться. Выучился – и пошёл вторым пилотом на пассажирскую линию Брежнев-Устинов, на ТУ-134, модель “ближняя авиация”. Вышел в первые пилоты – поставили на линию Суслов-Андропов. Возил пассажиров… А потом мне их возить показалось слишком нервотрёпно, и я при возможности перевёлся в транспортную авиацию, сейчас на АН-12 работаю на линии Сталинград-Сталинабад-Фрунзе. Спокойная работа. Только что в позапрошлом году пришлось по юбилейному авралу поработать и на линии Ленинград-Ульяновск-Ленинск-Шушенский. Аврал, он конечно, аврал и есть, но за участие в нём мне на лацкан прилетела медаль Стосорокалетия… всего через четыре месяца после медали Стотридцатилетия… а та – через три года после медали Столетия… а вот о медали Четырёхсотлетия, что в следующем году будет, не нам с тобой мечтать… потому как мы и вправду не Модесты и не Эрасты!

– А что ж ты, дядя, летаешь так недалеко и невысоко?!...

– Потому, что кто летает слишком высоко и далеко, тот уже не лётчик, а просто воздушный перевозчик! Которому даже смотреть приходится только на приборы, а наружу вовсе не обязательно… что возможно увидеть с такой высоты?!... Сейчас ты этого ещё не понимаешь, но вырастешь – узнаешь. Может быть, тебе это понравится, а может быть, и в ближнюю авиацию переведёшься…

– Не, дядя, моя мечта – высотники!

– Может быть, племяш, может быть… А сейчас пошли узнаем, как в этом санатории будут отмечать приближающийся великий праздник, очередную годовщину разгрома керенско-крымовско-корниловского мятежа. Да и заодно спросим, как тут насчёт трансляции парадов в столицах; хоть дата и некруглая, но парад в день разгрома ККК – он всегда большой парад! Его лучше смотреть в прямом репортаже, чем в записи. Особенно интересен вид с тех камер, что на трибуне Мавзолея…

– Пошли, дядя, узнаем…
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Возраст: 59
Репутация: 383 (+592/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 602
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#9 Звёзды Светят » 27.11.2013, 16:56

Плоскостной мир.



Альтернативная топология.




Большой корабль «Первопроходец зелёного неба» подошёл к острову во время оранжевого неба, и потому, свернув паруса, не стал сразу же спускать шлюпки, а встал на якорь с намерением дождаться времени синего неба. Вблизи него встали на якоря все три малых кораблика, «Посланец фиолетового неба», «Посланец жёлтого неба» и «Посланец пурпурного неба».

На высокой кормовой надстройке «Первопроходца зелёного неба» стояли вожди экспедиции, смотрели на берег острова и рассуждали:

– Вот с первого взгляда видно, что остров давно уже опустошён, и притом очень основательно – сказал начальник экспедиции, Судислав, из рода старших администраторов – деревья видны только прибрежные, семена которых по морю приплывают, а дальше только травы и кусты по всему острову...

– Да, и никакой живности на берегу, не иначе, как дикари здесь водятся – добавил командир десантников, Громобой, из рода рукопашников – на таких островах они очень изголодавшиеся, и на проплывающих мимо смотрят как на дармовое мясо…

– На всякий случай нужно утроить вахту на время чёрного неба и зарядить оружие – сделал вывод кормчий корабля, Ветромир, из рода корабельных кормчих.

– То, что дикари могут напасть, это весьма вероятно – ответил командир десантников – но не во время чёрного неба, а в самом начале времени фиолетового неба…

– Если опустошена биота, есть ещё шанс на неопустошённые недра – добавил главрудознатец экспедиции Троемысл, из рода рудознатцев – шанс ничтожный, но нулю не равен…

– Прошлый остров был куда как лучше – сказал походный жрец, Святополк, из рода жрецов – и большой, и безлюдный, и с почти не выбитой биотой. А позапрошлый ещё лучше, с готовой шахтой!

Все кивнули, и вспомнили шахту на позапрошлом острове. Самая обыкновенная шахта, оставшаяся от давно забытых древних жителей острова – по ней можно было спуститься к Основе Мира с готовым отверстием, теми самыми древними проколупанном, посмотреть в него вниз и увидеть тот самый остров с огромной высоты; и даже поиграть, бросая вниз камни на парашютах и потом, выбравшись из шахты, увидеть, как они опускаются с неба. Можно бросать камни и без парашютов, но тогда невозможно успеть выбраться из шахты раньше, чем они упадут на остров сверху.

– Это потому, что полезных ископаемых на прошлом острове никаких, вот и не селились там в прежние времена, искали островов побольше и получше… А на позапрошлом всё выработано, одна шахта осталась, слабое утешение, уплыли оттуда жители уже давно, никого не осталось и потому биота худо-бедно восстановилась…

– Скажи лучше, они успели уплыть раньше, чем успели опустошить остров и потому не успели одичать…

– Да, это так. Всё-таки нашим предкам повезло больше!...

– О, наши героические предки! Им досталось четыре близко расположенных больших острова! Нетронутых людьми и с богатыми недрами…

– Золотой остров, с золотом и оловом, Серебряный, с серебром и селитрой, Медный, с медью и углём, и Железный, с железом и серой…

– И они смогли, заселяя острова, не порушить единства народа! Не так, как бывает у некоторых, что на одном не ахти каком острове всего-то за несколько поколений уже раскалываются на враждебные племена…

– А как набрали силу – кто в мире может с нами сравниться? У нас металлическое и пороховое оружие, а у них дубины и камни, в лучшем случае кремень и обсидиан…

– Но народ бритых голов не побоялся на нас напасть восемь поколений назад…

– Эти знали бронзу и железо, но не было у них пороха, пушек и мушкетов… И выбора у них не было – свой остров они опустошили, других не разведали, пришлось плыть абы куда…

– Зато в ходе этой войны наши нашли Свинцовый остров!

– Эх, свинец там весь вышел… Да и на наших островах уже почти все руды тоже того…

– На три-четыре поколения их ещё хватит…

– Вот потому мы и шарим по Плоскости Мира! Нужно найти подходящее для переселения место, пока ещё не иссякли недра наших Четырёх Островов. Иначе одичаем, и станем как обыкновенные дикари. Или будем вынуждены ломиться наугад, как те же бритоголовые…

– Куда не сунешься – везде или уже всё опустошено, или ничего хорошего и не было…

– Вспомни легенды о Линии Фронтира, дальше которой никакие люди ещё не заплывали…

– По здравому рассуждению таковая должна где-то быть, но вот где она?!...

– Когда наши предки доплыли до Четырёх островов, там она вроде как и была…

– И как далеко она ушла за сорок два поколения?!...

Тем временем цвет неба плавно сменился с оранжевого на красный. Вожди экспедиции разошлись по каютам ужинать, корабельные артиллеристы зарядили пушки кораблей, а стрелки приготовили мушкеты и штуцеры. Все понимали, что возле чужой, незнакомой земли нужно быть начеку!

Кормчий корабля в своей каюте разговаривал со своим сыном-подростком:

– Кормчему не обязательно высаживаться на чуждой берег, но случиться может всякое. Если я погибну, сможешь ли ты подтвердить своё происхождение из рода кормчих, заступить на мою должность и справиться с ней? Вспомни, чему тебя учили – ведь тебя с малолетства готовили к родовой должности. Скажи, как ты доведёшь корабль… ну хотя бы отсюда до острова Трёх Высоких Вершин?!... – и кивнул на матерчатую карту, на которой было вышито много островов и островков на синем фоне, а также много разноцветных стрелок, обозначавших времена и направления ветров.

– Поднимать якоря во время голубого неба – ответил сын кормчего – ставить все паруса, и, держа этот остров строго за кормой, плыть прямо в море до одинокой скалы в форме жирафа, под всеми парусами можно доплыть до следующего зелёного неба. Возле скалы дождаться красного неба, и, поставив паруса косо, плыть под сорок пять градусов к ветру, держа скалу слева. Так плыть до фиолетового неба, потом сменить угол к ветру до тридцати градусов. Доплыв до безводного островка с лежбищем тюленей на песчаном берегу, пройти мимо, держа его по правому борту. За этим островком будет мелкое место с водорослями, там лечь в дрейф и, не отдаляясь далеко от водорослей, дождаться жёлтого неба, и, поставив все паруса, плыть строго по ветру, он ко времени синего неба должен вынести к острову Трухлявых Пней. Там осмотреться, убедиться, что выплыл куда надо, обогнуть остров по левому борту, и плыть вдоль гряды мелких островков до следующего большого острова. Обогнуть его можно с любой стороны, поскольку мелей и рифов там нет, и поплыть дальше во время оранжевого неба, держа паруса под двадцать градусов к ветру. А когда настанет первое время зелёного неба – поплыть строго по ветру, ко времени синего неба станут видны три высокие вершины, держать на них, огибая малые острова и смотреть на цвет воды возле них…

– Знаешь, сынок… Соответствуешь… Сможешь быть кормчим! Тебя не придётся казнить за неспособность к родовой профессии, как незадолго до нашего отплытия публично казнили начальника крепостной артиллерии…

– Я же из рода кормчих, отец…

В это время в другой каюте начальник экспедиции тоже разговаривал со своим сыном-подростком:

– Скоро настанет моё время показать доблесть истинного администратора, первым вперёд идущего. Имею шанс не сносить головы. Остров незнакомый, там всё может быть. В случае чего тебе надлежит заступить на моё место, ты же из рода старших администраторов, тебя с малолетства и обучали соответственно. Справишься ли ты?!... А расскажи-ка историю про выбор столицы…

– Сорок два поколения назад люди нашего языка приплыли на Четыре Острова. Острова были безлюдными и нетронутыми, раньше наших предков там не было людей. Шесть поколений заселяли острова, и строили на них города. Тридцать шесть поколений назад предками было решено, что одному из городов должно стать столицей, а старшим администраторам этого города стать – стать старшими администраторами всех четырёх островов. Потом делали выбор, какому городу надлежит стать столицей. И опасались, что этот выбор может привести к войне между своими! А выбирать было из чего…

Железный город славился силой своего оружия и доблестью своих воинов. Медный город славился искусством своих поваров и богатством жителей. Серебряный город славился красотой своих невест. Оловянный город славился неприступностью своего удачно выбранного места, высотой и крепостью стен. Золотой город славился красотой и мастерством своих театралов. Селитряный город славился умом своих научников и искусством мастеров. И Угольный город славился изобилием своих недр…

И наши предки, подумав, решили единогласно – столицей всех Четырёх Островов должно быть Оловянному городу! Потому как на крепость стен надеются только слабые духом, а таковые, став правителями, будут меньше напрягать своих простолюдинов…

И наши предки, став старшими администраторами Четырёх Островов, оправдали возложенные на них надежды – установили такой порядок, что буйные и неуживчивые, кому не по нраву спокойная мирная жизнь, все плывут на другие острова воевать с инородцами. И подтвердили введённые ещё первым поколением правила умеренного природопользования; а также и справедливый порядок устройства общества, при котором каждый остаётся при родовой профессии, а кто не способен – тех казнят.

И порядок этот счастливо продержался тридцать два поколения. Пока недра наших островов не оказались накануне истощения. Потому мы сейчас вынуждены скитаться по морям в поисках подходящего места для переселения…

– Хорошо знаешь историю… Надеюсь, справишься и с управлением нашей эскадрой… Кроме нас с тобой, здесь нет никого из старших администраторов, так что уж не подведи…

– Не нужно раньше времени печалиться, отец. Остров этот дикарский, вряд ли так уж он опасен…

А в соседней каюте точно так же походный жрец разговаривал со своей дочкой:

– Когда мы будем устанавливать на этом острове капище, мне может прилететь дикарская стрела. Сможешь ли ты заменить меня, ты же из рода жрецов?!.... Да и некому, кроме тебя… Расскажи легенду о происхождении Плоскостного Мира…

– В древние, очень древние, невообразимо древние времена мир был другим. Даже самая глубокая шахта не могла докопаться до Основы Мира, даже самый лёгкий воздушный шар не мог долететь до твёрдого неба. И уж тем более невозможно было из шахты проковырять Основу Мира и посмотреть на него сверху. И небо было не твёрдым, а воздушным. И мир был не плоскостным, а объёмным; в нём возможно было не только до бесконечности плыть вперёд на морских кораблях, как в нашем мире, но и до бесконечности лететь вверх на воздушных кораблях, а были у людей и такие. И можно было долететь на них до бесконечного множества других миров, что были высоко в небе. И было тогда в мире так много всякой еды и полезных ископаемых, как мы и представить не можем…

В те времена даже бессмертные боги иногда приходили к людям и делали им добрые дела. Иногда дарили людям полезные растения, а иногда передавали полезные знания и умения.

Но люди того мира оказались неблагодарными – они оскорбили бессмертных богов. Смертным трудно, почти невозможно оскорбить бессмертных, потому как слишком велико величие бессмертных, чтобы их оскорбляли глупости смертных. Даже если смертные начнут отрицать существование бессмертных – тех такое рассмешит, но не оскорбит…
Но неблагодарные люди тех времён нашли единственный способ это содеять! Они начали отрицать многочисленность бессмертных богов, и уверовали в то, что бог в мире всего один, а все остальные – суть ложные боги, существующие только в глупом воображении глупых людей. И называли своего единственного бога просто Бог. И потому все мнения людей о тогдашнем мире оказались упрощены – мир им казался очень простеньким, куда уж проще, если в нём всего один бог?!... А некоторые из людей в принципе не отрицали многочисленность богов, но приписывали им человеческие пороки, прежде всего такой, как природное стремление доминировать над другими людьми. И тоже так получалось, что у богов как у людей – один приказал, а остальные козырнули и побежали выполнять. Забыли люди, что это у смертных доминирование, а у бессмертных – гармонирование, на то они и боги…

Всё это так оскорбило настоящих богов, что они сначала перестали приходить к людям, потом перестали делать добрые дела, а потом решили наказать людей за впадение в глупое суеверие. Решили боги: «Если люди захотели простоты – пусть они её получат!» И объёмный мир стал плоским, и не стало ни воздушных кораблей, ни возможности летать на них в объёмном мире. И пришлось людям выживать под переливчатым небом Плоскостного Мира, переплывая от острова к острову…

– Да, не напрасно тебя учили… На всякий случай не суйся на этот остров, если там дикари найдутся. А они там, надо полагать, найдутся…

А на орудийной палубе корабельный главартиллерист говорил своему сыну-юноше:

– Старею я. Потому не страшны мне дикарские стрелы. Всё одно мне недолго осталось. И ты меня заменишь – ты же из рода корабельных главартиллеристов, тебя с малолетства этому учат...

За всеми этими разговорами цвет неба потихоньку сменился с красного не пурпурный, а потом небо стало тускнеть, пока полностью не почернело. Стало так темно, что зрячие не отличались бы от слепых, если бы на кораблях не зажглись фонари. В их свете вахтенные бдительно высматривали, не плывут ли к кораблям дикарские лодки.

Особенно внимательно смотрели, когда чёрное небо начало потихоньку наливаться фиолетовым цветом и в мире начало становиться светлее. Однако никто к кораблям не подплывал, и на берегу никого не было видно. Никого не появилось на берегу и когда цвет неба сменился с фиолетового на синий.

Когда небо поголубело, от большого корабля отвалили шлюпки и направились к берегу. Матросы в шлюпках гребли, а десантники держали наготове мушкеты и штуцеры с примкнутыми штыками.

Первым на землю острова ступил начальник экспедиции, держащий знамя государства Четырёх Островов – полотнище нежно-фиолетового цвета с изображением рюмки коньяка и ломтика лимона. За ним сошли остальные, кроме матросов, кои остались в шлюпках и немного отгребли от берега. Десантники рассыпались цепью и пошли к кустам. Часть их осталась на полпути от моря до кустов, остальные вошли в кусты. Начальник экспедиции тем временем воткнул знамя древком в песок, а два десантника начали его укреплять. Жрец с ещё двумя десантниками поволокли двухметровое изображение Переплута, вырезанное из пальмового ствола, и тоже начали закреплять его на берегу.

Командир десанта подошёл к начальнику экспедиции и доложил:

– Поблизости никого нет, но дикари на острове есть несомненно, потому как орехи с пальм оборваны, и ещё вот – и показал обломки дерева, явно срубленного рукой человека.

Начальник экспедиции кивнул сигнальщику, тот достал сигнальные флажки, вышел на берег, помахал ими – и «Посланец жёлтого неба», подняв якорь и расправив косые паруса, медленно и осторожно поплыл вокруг острова. Что было стандартной процедурой разведки незнакомых пространств…

Цвет неба с голубого плавно и неспешно сменился на зелёный, матросы вытащили часть шлюпок на берег, а с остальных шлюпок, отойдя немного в море, спустили рыболовные сети. Десантники частью засели в кустах вокруг места высадки, внимательно наблюдая за окрестностями, а частью отправились вглубь острова, разбившись для этого на три группы. С той, что пошла прямо вперёд от моря, отправился рудознатец экспедиции, а также и почвовед. Остальные две пошли под сорок пять градусов в берегу, направо и налево от места высадки.

Небо успело стать жёлтым, потом оранжевым, а потом и красным. Пойманную в море рыбу зажарили на кострах. Кушали, запивая доставленным с кораблей белым вином. Посланные на разведку группы десантников стали возвращаться.

Командир отряда, ходившего налево, доложил:

– Очень бедный остров! Деревьев почти нет, одни кусты. Живности почти никакой, разве что мелкие птицы, ящерицы и древесные лягушки. Не удалось подходящей дичи даже увидеть. А следов дикарей много, и по ним понятно, что жрут всё, что возможно, даже ящериц…

От отряда, ходившего прямо, доложил рудознатец:

– Когда-то медные руды здесь были, но все они давно выработаны, очень давно. Оловянные тоже скорее всего были… И ещё видел явные следы заготовок строительного камня, тоже очень древние. Если хорошо поискать, найдутся и строения, несомненно. Или их обломки…

Почвовед дополнил:

– Все признаки истощения почв черезмерным их возделыванием! Когда-то тут чего только не росло, но теперь разве что кустарник да трава, и даже пальм мало…

Начальник экспедиции сделал Вывод:

– Что ж, стандартный случай. Когда-то приплыли сюда какие-то, и нашли подходящий остров, заселили. Природу не берегли. И жили, пока её не опустошили. А потом одичали на опустошённом острове. Или уплыли, а на их место заявились дикари. Скорее всего – кто-то уплыл, а кто-то и одичал…

Когда красный цвет неба подошёл к пурпурному, вернулся отряд, ходивший направо. И привёл двух туземок! Командир его доложил:

– Две дикарки. Ходили с корзинами, собирали недозрелые орехи с прибрежных пальм. Увидели нас – бросились к нам, упали в ноги и знаками просили взять их с собой…

К туземкам подошёл лингвист экспедиции Гостомысл, из рода полиглотов-переводчиков. Попытался заговорить с ними, используя известные ему языки. Туземки сначала не понимали, потом что-то поняли и ответили. Поговорив с ними, лингвист доложил:

– Этот язык несколько похож на язык Изогнутого острова. И ещё на язык острова Синих Роз. Примерно настолько, насколько язык Крабовой гряды похож на язык Свинского острова. Так что худо-бедно, но понять можно…

– Ты расспроси их, что у них за жизнь – сказал лингвисту начальник экспедиции.

– Жрать просят, вон какие тощие…

Туземкам дали жареной рыбы, кою они торопливо сожрали. Не дожидаясь времени чёрного неба, почти все погрузились на шлюпки и поплыли к кораблям. На суше осталось только несколько отчаянных десантников, засевших в засаду. Туземки прыгнули в шлюпки с особым восторгом.

Всё время чёрного неба лингвист, позвав на подмогу свою жену (она, разумеется, тоже была из рода лингвистов) и сына, шушукался с туземками, сидя у корабельного фонаря и подкармливая их жареной рыбой. Во время фиолетового неба малость поспал, а когда на палубе показались вожди экспедиции, подвёл к ним туземок и доложил:

– Получается так, что это последние потомки древних жителей острова. Остальных дикари ням-ням…

– Вот как…

– Да, так говорят. Что когда-то их предки жили в большом каменном доме, величиной с целую гору, где-то в глубине этого острова. И много поколений их предков ломали камень, строили этот дом, и потом несколько тысяч людей в нём жило. В доме было всё для жизни, и можно было не выходить. Вроде как их знать всегда жила в том доме, а простолюдины плавили бронзу, обрабатывали поля, собирали фрукты, охотились и ловили рыбу. А потом руды закончились, почва потеряла плодородие, деревья пошли на дрова, дичь всю съели, осталась только рыба, но её по причине отсутствия деревьев приходилось ловить только с берега, а так много не наловишь. Люди начали голодать, знатные кушали простолюдинов, потому как другого мяса не было. Тем это не нравилось, но последняя бронза была только у знати. Потом простолюдины тоже начали кушать простолюдинов, а знатные знатных. Потом в каменном доме жить перестали, потому что еду стало возможно найти только на берегу. Несколько поколений так жили. А потом людей осталось мало, приплыли на лодках дикари и скушали последних. Долго пировали. Язык у дикарей совсем другой, вроде как похож на язык Черепахового острова, но в этом я не уверен, поймать бы дикаря и поговорить с ним… Так что от всего некогда многотысячного населения острова остались только рабыни дикарей, коих те заставляют ходить по острову с корзинами и собирать недозрелые орехи, и очень плохо кормят. А сами дикари вроде как со своих лодок рыбу ловят. И скорее всего, рабынь вскоре съедят и поплывут, пока их лодки не сгнили, искать остров получше…

– Спроси, сколько дикарей, и какое у них оружие! – сказал командир десантников.

– Уже спросил. Дикарей около сотни, не считая женщин и детей. И рабынь ещё два десятка. Живут на берегу моря, где в него впадает река, направо от места высадки, можно дойти от фиолетового времени до следующего синего. А выше по течению той реки будет тот самый каменный дом… А оружие их – копья и гарпуны с костяными наконечниками, дубины, усиленные рыбьими шипами и немного бронзовых ножей и топоров… Ещё луки и стрелы, но они слабые, недалеко бьют, шагов на двадцать…

– А остров большой?

– Говорят, возможно пересечь быстрым шагом за двое суток, с перерывом на время чёрного неба...

– Больше людей на острове нет?

– Говорят, нет…

– Вот как, вот как – произнёс начальник экспедиции – Что ж, дождёмся «Посланца жёлтого неба», как-то он разведает берега... Потом все идём к устью реки, посмотрим на дикарей. Спроси этих, не убегут ли те от нас сразу?!...

Лингвист поговорил с туземками.

– Говорят, захотят нас всех ням-ням. Потому как долго мяса не было, и уже начали кушать рабынь…

– А грома пушки испугаются?!...

Лингвист ещё поговорил с местными.

– Говорят, что здесь страшнее голода нет ничего. Если мы чем-то их испугаем, то всё равно захотят кушать и вернутся…

– А своих эти дикари жрут?...

– Говорят, своих только старых мужчин и бесплодных женщин…

– Что ж, мы не людоеды, но увы! – Принял решение начальник экспедиции – Придётся нам этих дикарей перестрелять. Потому что иначе нам невозможно будет безопасно добраться до того самого каменного дома и посмотреть, что это за чудо древней цивилизации. И нельзя ли назвать этот остров – островом Каменного Дома… Да и что там за устье реки такое – если в пресную воду возможно завести корабли, хотя бы по одному, придётся для этого задержаться на несколько суток, пока вся дрянь не отлезет с обшивок. Лучше всего будет показать дикарям могущество и дальнобойность нашего оружия, а потом послать этих с предложением немедленно уплывать с острова, иначе всех перебьём…

– Эти не пойдут! Они уже просекли, что мы не людоеды и в самом худшем случае их просто убьём, но не более того… А просто смерть им уже не страшна…

Командир десантников вставил:

– Таких дикарей мы и живыми сможем взять, напугавши пушечной пальбой. И предложить убираться с острова, иначе перебьём…

– А ну, как не уберутся?!...

– Тогда начнём процесс тренировки десанта… С нашим оружием мы их запросто… – И положил руку на эфес лёгкого меча.

– Без потерь вряд ли обойдётся, а этого нам не нужно. Особенно если дикари догадаются скрываться в глуби острова и бить нас по одному…

– Ничего, что-нибудь сообразим…

– Эх, невезучие мы, невезучие! – сказал кормчий – Ну, нанесём ещё один опустошённый остров на карту… Всё одно то, что нам надо, мы здесь не нашли – нетронутой земли для переселения всего нашего народа… А если так и не найдём – наше далёкое будущее окажется как настоящее этих дикарских рабынь…
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Возраст: 59
Репутация: 383 (+592/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 602
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#10 Звёзды Светят » 16.02.2014, 20:39

В реале в годы ВОВ иногда такое бывало – чтобы какие-то советские граждане на свои личные средства покупали у государства военную технику и на ней воевали. Кто-то воевал на личном танке, кто-то – на личном самолёте. Разумеется, нужно понимать, что военную технику государство своим гражданам продавало по себестоимости, но ведь была же она кому-то по карману!
Однако же случаи эти были эпизодические. А вот если бы они были системными и повсеместными...





Россия позолоченная.







Осень 1941 года. Где-то между Москвой и фронтом.


На попутной полуторке едут, сидя на ящиках, трое военных – пехотный лейтенант, артиллерийский сержант и авиационный боец.

Сержант с бойцом ведут неспешный разговор, лейтенант сидит особняком. Со стороны и с первого взгляда может так показаться, что это он потому, что придерживается таких старорежимных предрассудков, по которым невместно среднему командиру быть запанибрата с бойцом и младшим командиром, но вблизи сразу становится понятно – ничего подобного!
Всё дело в том, что лейтенант всего лишь пехотный, одет в самую обыкновенную форму, пошитую на общих условиях из самой обыкновенной материи и притом вовсе не подогнанную по фигуре; пуговицы бронзовые, на гимнастёрке всего два значка – комсомольский и выпускника ускоренных курсов пехотных командиров. На ремне висят – кобура с обыкновенненьким наганом и стеклянная фляга в брезентовом чехле; и даже простенького браслета на руке у лейтенанта нет. А значит – в лучшем случае это выходец из какого-то худого колхоза или хронически не выполняющего план завода, и потому пошёл служить в РККА на условиях самых общих, а вовсе не на привилегированных. А в худшем случае – он вовсе происходит из каких-нибудь беспризорных детдомовцев, и потому пошёл в военные вовсе не для того, чтобы Родину свою защищать, а для того, чтобы самому получше в ней устроиться. В любом случае с таким сразу всё ясно – поступил на курсы году в прошлом или позапрошлом, а в этом по причине войны выпущен ускоренно и получил направление во фронтовую часть. Причём, скорее всего, выбора у него вовсе не было – в какую часть направили, в такую и едет.

А сержант и боец не столь просты – у обоих форма пошита из хорошей материи и явно хорошими портными по индивидуальным меркам, фляги в чехлах у обоих именные серебряные, пуговицы у сержанта серебряные, у бойца позолоченные; и у обоих, кроме комсомольского, ещё значки стахановцев – у сержанта «Ударник сельского хозяйства», у рядового «Ударник производства». Браслет у сержанта серебряный с филигранью, у бойца золотой с мелкими сапфирами; браслеты, разумеется, заклёпанные и неснимаемые. Ещё у сержанта нашивка за ранение и медаль «За оборону Могилёва» (недавно введённая, однако уже успевшая получить неформальное название «Лёва из Могилёва»), ППД с красивым резным прикладом и дарственной гравировкой от родного колхоза им. Ленина, на поясе две сумки с вышивкой – для магазинов и для гранат; а у бойца – в кобуре нестандартный и притом очень хорошо изготовленный револьвер с золотой филигранью и дарственной гравировкой от родного завода «Прогрессор».

И рассказал сержант бойцу:

– Как война началась, мы сразу исполчились. А поскольку наш колхоз – это настоящий колхоз-миллионер, а не какой-нибудь гадючник, то содержали мы артиллерийскую батарею – шесть гаубиц М-30 и четыре зенитки 61-к. С тягачами, разумеется. Две наши гаубицы сразу с завода мы на финской обкатывали, там я в сержанты и вышел. Вот и покатили к фронту, как только нам эшелон подали. С июля воюем, под Могилёвом неплохо постреляли, там я и отличился. А потом сам схлопотал осколок бомбы – и поехал в госпиталь. Подлечился, в родной колхоз заскочил, и – на фронт, к своим..

А боец рассказал сержанту свою историю:

– Завод наш с мировой славой. Не какая-нибудь мастерская с двумя станками! И Традиции революционные у нас с прошлого века. Потому содержим эскадрилию дальних бомбардировщиков ТБ-3, которую сами же и частично техобслуживаем. Наши бомбили и на Халхин-Голе, и в финскую. И сейчас воюют! Вот и я к своим еду. Меня ещё начальник цеха вместе с комсоргом отпускать не хотели, говорили: «Вот как подготовишь себе сменщика на своём рабочем месте, так и поедешь на фронт». Я их и поймал на слове, двух сменщиц научил на станке точить – младшую сестру и соседскую тётку. А потом и говорю начальству – «Если я вдвое перевыполнил спущенный вами план подготовки сменщика, то извольте направлять меня в нашу эскадрилию не в охрану аэродрома, а воздушным стрелком! А пулемёты ДА и ШКАС я ещё в нашем аэроклубе давно уже освоил!» Вот и отправили – на место недавно погибшего в воздушном бою парнишки из соседнего цеха…

– А ты не боишься погибнуть вслед за ним? – спросил бойца сержант.

– Я боюсь, но я не трус. Был бы трусом – на фронт бы не напрашивался и сменщиц не готовил! Ты же не боишься возвращаться, хотя, надо полагать, мог бы после госпиталя в родном колхозе и подзадержаться под каким-нибудь предлогом…

– Ещё чего, подзадержаться! В нашем колхозе нет хуже участи, чем прослыть тыловой крысой…

– Вот и на нашем заводе так…

– Выпьем за нас, героев!

Достали из поясных чехлов серебряные фляги, присмотрелись к дороге – трясёт, хрустальные рюмки лучше не извлекать из мешков. Извлекли серебряные кружки. По обычаям фронтового товарищества каждый налил другому из своей фляги – у сержанта в ней оказался деревенский спирт, настоянный на травах с мёдом, у бойца – крымский КВВК. Угостил каждый другого и своей закуской – у сержанта это было копчёное по-деревенски сало и пшеничный хлеб из деревенской пекарни, у бойца – копчёная колбаса и серый хлеб.

– Вот в этом вы, колхозные, нас, заводских, опережаете – сказал сержанту боец – у тебя выпивка-закуска изготовлена для тебя, конкретного, а у меня за заводской счёт в коммерческом магазине куплена… А чисто пшеничного хлеба сейчас и за деньги не купишь…

– Зато у тебя револьвер на твоём заводе и для тебя сделан… И рукоять, небось, под руку подогнана… Боец с револьвером – это редкость в РККА!

– Воздушному стрелку нужно личное оружие. Всё по Уставу! Твой ППД тоже вовсе не на общих условиях с обыкновенного склада выдан – издалека видно, что по спецзаказу сделан…

– Разумеется! И форму нам обоим пошили наши учреждения по индзаказу…

Оба покосились на лейтенанта, который сидел в стороне и делал вид, что не замечает шушуканий младшего состава. Во фляге у него, надо полагать, банальная водяра, да и та в лучшем случае; а в мешке, опять-таки в лучшем случае, жестяная кружка и ржаные сухари. Не с чем присоединяться к привилегированным!

Сержант с бойцом переглянулись – плохо, ай как плохо быть в государстве Советском на общих условиях… но вслух этого никто никогда не говорит!

Сержант далее рассказал бойцу о фронтовых делах:

– Вот был такой укрепрайон, который обустраивали в складчину несколько колхозов-миллионеров, навроде моего. Бункера там с артиллерией и пулемётами, и всё по спецзаказам сделано. Даже стрелковое оружие, даже телефонные аппараты. И гарнизоны тоже – все от тех колхозов, никого на общих условиях. Так немчура туда толпами пёрла, на предмет прибарахлиться! А наши там держались отчаянно – никому не охота, чтобы своё врагу досталось. Последние сами свои бункера взорвали – лишь бы немцам ничего не досталось…

Тем временем полуторка подъехала к перекрёстку дорог и остановилась на нём. Из кабины выглянул шофёр в форме гражданского ополченца, причём в форме сшитой по индзаказу и со значком «Десять тысяч километров за рулём», а на поясе у него висел в кобуре именной обрез охотничьей двустволки.

– Северная дорога – на аэродром! А я еду дальше по западной…

– Удачи вам всем! – сказал боец остальным, подхватил мешок и выпрыгнул из кузова.

Полуторка поехала на запад, боец пошёл на север. Топал целый час по дороге, ведущей через осенний лес, и вышел к КПП со шлагбаумом, за которым начинались подсобные аэродромные постройки. Предъявил на входе своё мобилизационное предписание, ему объяснили, как пройти в штаб авиаэскадрилии тяжёлых бомбардировщиков завода «Прогрессор».

Вскоре выходцы с родного завода уже вводили бойца в курс дела. Майор, командир эскадрилии, с изукрашенным алмазами массивным золотым браслетом на руке, говорил бойцу:

– Воюем с самого начала. Было нас тринадцать машин, осталось десять. Одну сбили немецкие истребители, над немецким тылом, выбросившихся с парашютами в воздухе расстреливали. Из экипажа к своим вышло двое. Да и тем удалось утечь только потому, что немцы, вместо того, чтобы их ловить, побежали в обломках мародёрить. Одну сбили немецкие зенитки, в воздухе взорвался бомбогруз, спасшихся не было. Ещё одна машина серьёзно повреждена, сейчас в капитальном ремонте. Остальные летают чаще по ночам. Нам ещё повезло, что мы, как дальняя авиация, базируемся вдали от фронта, и потому нас не бомбят.
Ещё и машины свои мы на ходу модернизируем – помнишь, как две недели назад на нашем заводе сбор золота-серебра был?

– Помню, тогда ещё из заводского клуба потащили наш знаменитый золотой самовар, который наградной «новатор-35». Остался ещё набор золотых и серебряных фигурных шахмат…

– Вот на это самое и собирали. Нашёлся среди наших заводских аэроклубовцев десяток человек с достаточной лётной подготовкой. Для них изготовлены по спецзаказу истребители, а пять из наших бомбардировщиков модернизируются – чтобы лететь на дневные задания с двумя подвешенными под крыльями истребителями. Это уменьшает бомбовую нагрузку, зато увеличивает шансы уцелеть. Так что мы ещё покажем немчуре, где раки зимуют! Вот и для тебя, боец, нашлось место воздушного стрелка в экипаже нашего капитана, он командир опытный, с ним так-то просто не пропадёшь!

Комиссар эскадрилии, большевик с дореволюционным стажем, повёл бойца к самолёту. И говорил по пути:

– На этом аэродроме базируемся мы, заводские, и ещё одна эскадрилия ТБ-третьих, с другого завода. Наши с ними наземные совместно обеспечивают охрану и патрулирование окрестностей аэродрома. И ещё полк транспортных, он от волжского пассажирского пароходства, его наземные обеспечивают зенитное прикрытие. Хотя оно только на всякий случай. Вот что хорошо, нет здесь никого из тех, что на общих условиях…

Пришли к огромному самолёту, познакомили бойца с экипажем, предложили осмотреться на боевом посту. Боец заглянул в свою кабину воздушного стрелка – там обнаружил хорошо смазанную спарку пулемётов ДА с золотой гравировкой и серебряными рукоятками, обшитое шёлком сидение с фигурно вырезанными подлокотниками и присутствующий на должном месте боезапас.
Сунулся боец в командирскую кабину, смотрит – а там рукоятки приборов управления аж сияют от золота, серебра, платины и драгоценных камней. Сразу понятно – самолёт изготовлен вовсе не на общих условиях, а по спецзаказу от весьма и весьма небедного госучреждения, коим и является завод «Прогрессор».
Прошёлся боец вдоль самолёта, смотрит – а даже лопасти винтов загравированы ажурной платиновой филигранью, и на фюзеляже возле кабины золотом и серебром изображена эмблема завода.

– Что, красиво? – спросил его комиссар эскадрилии, отхлёбывая из массивной золотой фляги, изукрашенной бирюзой – благодари, боец, советскую власть, что она даёт возможность нам, заводским, пользоваться такими драгоценностями, к которым при царской власти только эксплуататорские классы доступ имели!

– И обрати внимание – добавил капитан, командир экипажа, чья золотая фляга, как и золотой браслет, были изукрашены сапфирами – что если такой самолёт разбивается, то на обломки набегают толпы мародёров. Это и дало возможность двум нашим со сбитого удрать от немцев…
А вот слышал я, что на той неделе бомбардировщик СБ от завода им. Калинина был подбит по ту сторону фронта, но смог дотянуть на нашей, впрочем, всё одно экипажу пришлось прыгать с парашютами. Так когда их авиамеханики добрались до обломков, все они были влоск ободраны – а завод тот хоть и в тридцатом построен, но не беднее нашего, там много чего мародёрить было! Вот теперь НКВД следит, где всплывут присвоенные ценности…

– Не все наши люди – мародёры – вставил комиссар – Большинство их это сознательные советские граждане. Вспомните, товарищи, хотя бы про сбитый МИГ от эскадрилии совхоза им. Бабушкина – его обнаружили гражданские, позвонили в комендатуру и охраняли на общественных началах. А совхоз тот очень, очень знаменит – и в том МИГе должно было быть много ценного… Или вспомните про заглохший на дороге танк из полка завода «Коммунар» - там даже броня сбыла украшена золотой гравировкой в форма серпа и молота, а уж рычаги управления так и вовсе сверкали рубинами, и дно изнутри мрамором выложено. И ничего, местные гражданские не позарились, хотя посмотреть приходили…
А вот немчура – она да, мародёрствует, в последнее время наши, если есть надобность получить время для приведения в порядок отступающих частей, то специально распускают слухи, что где-то там на передовой присутствовали стрелки от рыбоконсервного завода со сделанными по спецзаказу винтовками. Так немцы, вместо того, чтобы наших преследовать, всё поле боя общупывают и обнюхивают – а ну как и вправду валяются там винтовки с гравировками и инкрустациями…

К капитану прибежал посыльный, что-то передал.

– Так – сказал командир экипажа – Сегодня ночью вылетаем бомбить объект в немецком тылу. Везёт тебе, боец – не успел в часть прибыть, как сразу в небо и в бой! Не посрами свой экипаж и родной завод!

– Не посрамлю! – ответил боец.
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Возраст: 59
Репутация: 383 (+592/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 602
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#11 Звёзды Светят » 04.04.2016, 16:38

Следующий вариант текста, дополненный и улучшенный.

На предмет описать какой-никакой, но коммунизм:





В реале в годы ВОВ иногда такое бывало – чтобы какие-то советские граждане на свои личные средства покупали у государства военную технику и на ней воевали. Кто-то воевал на личном танке, кто-то – на личном самолёте. Разумеется, нужно понимать, что военную технику государство своим гражданам продавало по себестоимости, но ведь была же она кому-то по карману!
Однако же случаи эти были эпизодические. А вот если бы они были системными и повсеместными...





Россия позолоченная.






Осень 1941 года. Где-то между Москвой и фронтом.


На попутной полуторке едут, сидя на ящиках, трое военных – пехотный лейтенант, артиллерийский сержант и авиационный боец.

Сержант с бойцом ведут неспешный разговор, лейтенант сидит особняком. Со стороны и с первого взгляда может так показаться, что это он потому, что придерживается таких старорежимных предрассудков, по которым невместно среднему командиру быть запанибрата с бойцом и младшим командиром, но вблизи сразу становится понятно – ничего подобного!
Всё дело в том, что этот лейтенант всего лишь пехотный, одет в самую обыкновенную форму, пошитую на общих условиях из самой обыкновенной материи и притом вовсе не подогнанную по фигуре; пуговицы бронзовые, на гимнастёрке всего два значка – комсомольский и выпускника ускоренных курсов пехотных командиров. На ремне висят – кобура с обыкновенненьким наганом и стеклянная фляга в брезентовом чехле; и даже простенького браслета на руке у лейтенанта нет. А значит, что в лучшем случае это выходец из какого-то худого колхоза или хронически не выполняющего план завода, и потому пошёл служить в РККА на условиях самых общих, а вовсе не на привилегированных. А в худшем случае – он вовсе происходит из каких-нибудь беспризорных детдомовцев, и потому пошёл в военные вовсе не для того, чтобы Родину свою защищать, а для того, чтобы самому получше в ней устроиться. В любом случае с таким сразу всё ясно – поступил на курсы году в прошлом или позапрошлом, а в этом году по причине войны выпущен ускоренно и получил направление во фронтовую часть. Причём, скорее всего, выбора у него вовсе не было – в какую часть направили, в такую и едет.

А сержант и боец не столь просты – у обоих форма пошита из хорошей материи и явно хорошими портными по индивидуальным меркам, фляги в чехлах у обоих именные серебряные, пуговицы у сержанта серебряные, у бойца позолоченные; и у обоих, кроме комсомольского, ещё значки стахановцев – у сержанта «Ударник сельского хозяйства», у рядового «Ударник производства». Браслет у сержанта серебряный с филигранью, у бойца золотой с мелкими сапфирами; браслеты, разумеется, заклёпанные и неснимаемые. Ещё у сержанта нашивка за ранение и медаль «За оборону Могилёва» (недавно введённая, однако уже успевшая получить неформальное название «Лёва из Могилёва»), ППД с красивым резным прикладом и дарственной гравировкой от родного колхоза им. Ленина, на поясе две сумки с вышивкой – для магазинов и для гранат; а у бойца – в кобуре нестандартный и притом очень хорошо изготовленный револьвер с золотой филигранью и дарственной гравировкой от родного завода «Прогрессор».

И рассказал сержант бойцу:

– Как война началась, мы сразу исполчились. А поскольку наш колхоз – это настоящий колхоз-миллионер, а не какой-нибудь гадючник, то содержали мы артиллерийскую батарею – шесть гаубиц М-30 и четыре зенитки 61-к. С тягачами, разумеется. Очень красивые пушки, изукрашенные серебряной чернью, с рисунком под традиции нашей деревни. Две наши гаубицы мы сразу, как с завода получили, так и поехали с ними на финскую, обкатывать их и пристреливать, в боевой обстановке, там я в сержанты и вышел. Вот и в конце июня мы с ними покатили к фронту; сразу же, как только нам эшелон подали. С июля воюем, под Могилёвом неплохо постреляли, там я и отличился. А потом и сам схлопотал осколок бомбы – и поехал в госпиталь. Подлечился, в родной колхоз заскочил, и – на фронт, к своим…

А боец рассказал сержанту свою историю:

– Завод наш с мировой славой. Не какая-нибудь худая мастерская с двумя станками! И Традиции революционные у нас с прошлого века. Потому содержим эскадрилию дальних бомбардировщиков ТБ-3, которую сами же и частично техобслуживаем. Наши бомбили и на Халхин-Голе, и в финскую. И сейчас воюют! Вот и я к своим еду. Меня ещё начальник цеха вместе с комсоргом отпускать не хотели, говорили: «Вот как подготовишь себе сменщика на своём рабочем месте, так и поедешь на фронт». Я их и поймал на слове, двух сменщиц научил на станке точить – младшую сестру и соседскую тётку. А потом и говорю начальству – «Если я вдвое перевыполнил спущенный вами план подготовки сменщика, то извольте направлять меня в нашу эскадрилию не в охрану аэродрома, а воздушным стрелком! А пулемёты ДА и ШКАС я ещё в нашем аэроклубе давно уже освоил!» Вот и отправили – на место недавно погибшего в воздушном бою парнишки из соседнего цеха…

– А ты не боишься погибнуть вслед за ним? – спросил бойца сержант.

– Я боюсь, но я не трус. Был бы трусом – на фронт бы не напрашивался и сменщиц не готовил! Ты же не боишься возвращаться, хотя, надо полагать, мог бы после госпиталя в родном колхозе и подзадержаться под каким-нибудь предлогом…

– Ещё чего, подзадержаться! В нашем колхозе нет хуже участи, чем прослыть тыловой крысой…

– Вот и на нашем заводе так…

– Выпьем за нас, героев!

Достали из поясных чехлов серебряные фляги, присмотрелись к дороге – трясёт, хрустальные рюмки лучше не извлекать из мешков. Извлекли серебряные кружки. По обычаям фронтового товарищества каждый налил другому из своей фляги – у сержанта в ней оказался деревенский спирт, настоянный на травах с мёдом, у бойца – крымский КВВК. Угостил каждый другого и своей закуской – у сержанта это было копчёное по-деревенски сало и пшеничный хлеб из деревенской пекарни, у бойца – копчёная колбаса и серый хлеб.

– Вот в этом вы, колхозные, нас, заводских, опережаете – сказал сержанту боец – у тебя выпивка-закуска изготовлена для тебя, конкретного, а у меня за заводской счёт в коммерческом магазине куплена… А чисто пшеничного хлеба в городе сейчас и за деньги не купишь…

– Зато у тебя револьвер на твоём заводе и для тебя сделан… И рукоять, небось, под руку подогнана… Боец с револьвером – это редкость в РККА!

– Воздушному стрелку нужно личное оружие. Всё по Уставу! Твой ППД тоже вовсе не на общих условиях с обыкновенного склада выдан – издалека видно, что по спецзаказу сделан…

– Разумеется! Артиллеристам тоже нужно личное оружие, и по Уставу оно положено – ППД или карабин. В нашем колхозе так и оно распределяется – кто справляется с ППД, тому по спецзаказу делается ППД, а если кто не справляется с ППД – тому изготовляется мосинский карабин, с ним работать легче и потому всякий справится. Всё оно, разумеется, по спецзаказу с изготовлением под каждого конкретного ополченца. А кому-то нужно артиллерийские батареи ещё и охранять. Таким тоже идёт распределение, кому ППД, кому карабин, а если кто-то справляется с СВТ – тому изготовляется по спецзаказу «Света», всего их несколько на наш колхоз было. Ещё держали в колхозной оружейке на случай ближнего боя три «Максима», четыре ДП, два ДШК, три «Рукавишникова» и один «Таубин». Запас – он карман не тянет, а нашему колхозу всё оно по карману. И всё с серебряной чернью, и всё пригодилось!...

– Что, и везде ваши узоры? – спросил боец.

– А то как же?!... – ответил сержант – Только так и никак не иначе! Такие узоры только для нашего колхоза, только по нашему спецзаказу. В соседнем совсем другие, под традиции ихней деревни. Во, видел?!...

И, достав из сумки, показал бойцу дисковый магазин к ППД, изукрашенный затейливой серебряной филигранью. Да ещё и, тыкая пальцем в узоры, разъяснил, чем они отличаются от соседских.

– Красота! – сказал боец. А потом добавил:

– И форму нам обоим пошили наши учреждения по индзаказу…

Оба покосились на лейтенанта, который сидел в стороне и делал вид, что не замечает шушуканий младшего состава. Во фляге у него, надо полагать, банальная водяра, да и та в лучшем случае; а в мешке, опять-таки в лучшем случае, жестяная кружка и ржаные сухари. Не с чем присоединяться к привилегированным!

Сержант с бойцом переглянулись – плохо, ай как плохо быть в государстве Советском на общих условиях… но вслух этого никто никогда не говорит!

Полуторка остановилась перед шлагбаумом, на перекрёстке с железной дорогой, по каковой как раз подходил эшелон, спешащий на фронт. Из кабины грузовика стали слышны обрывки разговора шофёра со своим напарником:

– Вот я ему и говорю – ты на эту девку губу не раскатывай, потому как я куда как поболее твоего в нашей автоколонне стажа заработал. Он и отлез – куда ж ему деваться?… А был бы у нас стаж одинаков – он бы с меня ещё и посмеялся…

Далее пыхтенье паровоза и перестук колёс эшелона заглушили шофёрскую болтовню. Пассажиры полуторки посмотрели на эшелон, и сразу заметили его особенности.

Самая первая из них – паровоз был несколько помощнее ширпотребовских, а значит, спецзаказовский. Не очень обильно, но всё-таки украшен бронзовыми барельефами в стиле «Запряжём стального коня!», более приемлемого для тракторов, тягачей и вездеходов, чем для паровозов. Из чего следовало, что паровоз изготовлен по спецзаказу для не очень богатого, но и вовсе не бедного госучреждения; к тому же скорее всего как-то связанного с гусеничной техникой. Бедное госучреждение было бы вынуждено перевозить своё добро на общих условиях, а богатое раскошелилось бы на паровоз, изготовленный поизящнее, да ещё и украшенный филигранью в истинно железнодорожном стиле «Наш паровоз, вперёд лети!».

А тянул паровоз – несколько товарных вагонов, несколько пассажирских и несколько платформ с военной техникой. Со взгляда на вагоны, платформы и их бронзовые украшения всем становилось понятно, что не только паровоз, а и весь этот поезд госучрежденческий. И уж точно изготовлен по спецзаказу для госучреждения, специализированного на гусеничной технике; и притом не то недостаточно богатого, не то недостаточно щедрого, чтобы раскошелиться на поезд, сделанный поизящнее и украшенный пороскошнее. Но – не то достаточно богатого, не то достаточно щедрого, чтобы раскатывать по железным дорогам на поезде, изготовленном хоть и по далеко не самому красивому, но – спецзаказу! С бронзовыми ажурными украшениями…

Взглянув на технику, что ехала на платформах, бывалый сержант стал перечислять бойцу:

– БТ-7а, две штуки… видел я такие на фронте… Зис-30, такие только на картинках видел… Т-26 огнемётный, такой хорош только для боёв в городе…Т-26 пулемётный, такой хорош только в сопровождении пушечного… А вот и они!...

И кивнул на закреплённые на платформах два танка КВ-2, украшенные бронзовыми узорами. Всего лишь бронзовыми – но издалека видно, что изготовленными в стиле «Броня крепка и танки наши быстры!»…

А на последних платформах были закреплены два грузовика, побольше и поменьше; а в их кузовах тоже были закреплены – у одного зенитная 61к, у другого зенитный ДШК.

– Умно! – прокомментировал сержант – В наше время без ПВО никак! Это в моём колхозе давно уже поняли, потому и держали не только гаубицы, но и зенитки….

А боец, глядя вслед поезду, сделал вывод:

– Два варианта. Возможно, это какой-то завод средней руки исполчился. В мирное время военная техника была ему не очень по карману, вот и украшена всего лишь бронзово. Да и эту пока подготовили, пока то да сё... А возможно, и богатый завод. Только что его техника, заготовленная в мирное время и украшенная получше, давно уже на фронте, а этим эшелоном отправили, что ещё наскоро заказали, наскоро получили и наскоро собрали… Эх, быстро ехал, не удалось рассмотреть эмблемы – а то я бы поточнее прикинул, может быть, и знаю что-то про этот завод…

Полуторка поехала дальше. А в её кузове сержант продолжал рассказывать бойцу о фронтовых делах:

– Вот был такой укрепрайон, на линии Сталина, который обустраивали в складчину несколько колхозов-миллионеров, навроде моего. Бункера там с артиллерией и пулемётами, и всё по спецзаказам сделано. Даже стрелковое оружие, даже телефонные аппараты. И гарнизоны тоже – все в них от тех колхозов, никого на общих условиях. Так немчура туда толпами пёрла, на предмет прибарахлиться! А наши там держались отчаянно – никому не охота, чтобы своё враг затрофеил. Последние сами свои бункера взорвали – лишь бы немцам ничего не досталось… И слышал я, что эти самые взрывники были от какого-то карьера, где добывают едва ли не мрамор, а может быть и мрамор; и что эта их контора столь богата, что ихние подрывные машинки были все в позолоте с алмазным бисером…

Тем временем полуторка подъехала к перекрёстку дорог и остановилась на нём. Из кабины выглянул шофёр в форме гражданского ополченца, причём в форме сшитой по индзаказу и со значком «Десять тысяч километров за рулём», на руке его сиял золотой браслет с топазами, а на поясе у него висел в вышитой кобуре именной обрез охотничьей двустволки, с изящной фигурной рукояткой и с дарственной гравировкой от автоколонны. Гражданским в Стране Советов полагалось гладкоствольное оружие, ополченцы же были приравнены к военным и потому могли носить нарезное, однако же этот шофёр, так получалось, предпочёл и в ополчении остаться со своим именным.

– Северная дорога – на аэродром!... – сказал он пассажирам – А я еду дальше по западной…

– Удачи вам всем! – сказал боец остальным, подхватил свой мешок и выпрыгнул из кузова.

Полуторка поехала на запад, боец пошёл на север. Топал целый час по дороге, ведущей через осенний лес, и вышел к КПП со шлагбаумом, за которым начинались подсобные аэродромные постройки. Предъявил на входе своё мобилизационное предписание, ему объяснили, как пройти в штаб авиаэскадрилии тяжёлых бомбардировщиков завода «Прогрессор».

Вскоре выходцы с родного завода уже вводили бойца в курс дела. Майор, командир эскадрилии, с изукрашенным алмазами массивным золотым браслетом на руке, говорил бойцу:

– Воюем с самого начала. Было нас тринадцать машин, осталось десять. Одну сбили немецкие истребители, над немецким тылом, выбросившихся с парашютами в воздухе расстреливали. Из экипажа к своим вышло двое. Да и тем удалось утечь только потому, что немцы, вместо того, чтобы их ловить, побежали в обломках мародёрить. Одну сбили немецкие зенитки, в воздухе взорвался бомбогруз, спасшихся не было. Ещё одна машина серьёзно повреждена, сейчас в капитальном ремонте. Остальные летают чаще по ночам. Нам ещё повезло, что мы, как дальняя авиация, базируемся вдали от фронта, и потому нас не бомбят.
Ещё и машины свои мы на ходу модернизируем – помнишь, как две недели назад на нашем заводе сбор золота-серебра был?

– Помню, это под лозунгом «Всё для фронта, всё для Победы!» Тогда ещё из заводского клуба потащили наш знаменитый десятивёдерный золотой самовар, который наградной «новатор-35»… И подстаканники от него потащили, чтобы по такому случаю уж ничего из чайного набора не оставалось… А остался ещё набор золотых и серебряных фигурных шахмат, «гроссмейстер-31»… И набор золотых рюмок «Рюмочная-29» ещё остался, и серебряные фужеры «Массандра-32»… да и много чего ещё… Так что нашему заводу ещё на несколько кампаний сбора золота-серебра хватит!...

– Вот на это самое в тот раз и собирали. Нашёлся среди наших заводских аэроклубовцев десяток человек с достаточной лётной подготовкой. Для них изготовлены по спецзаказу истребители, а пять из наших бомбардировщиков модернизируются – чтобы лететь на дневные задания с двумя подвешенными под крыльями истребителями. Это уменьшает бомбовую нагрузку, зато увеличивает шансы уцелеть. Так что мы ещё покажем немчуре, где раки зимуют! Вот и для тебя, боец, нашлось место воздушного стрелка в экипаже нашего капитана, он командир опытный, с ним так-то просто не пропадёшь!

Комиссар эскадрилии, большевик с дореволюционным стажем, повёл бойца к самолёту. И говорил по пути:

– На этом аэродроме базируемся мы, заводские, и ещё одна эскадрилия ТБ-третьих, с другого завода. Наши с ними наземные совместно обеспечивают охрану и патрулирование окрестностей аэродрома. И ещё полк транспортных, он от волжского пассажирского пароходства, его наземные обеспечивают зенитное прикрытие. Хотя оно только на всякий случай. Вот что хорошо, нет здесь никого из тех, что на общих условиях…

Пришли к огромному самолёту, познакомили бойца с экипажем, предложили осмотреться на боевом посту. Боец заглянул в свою кабину воздушного стрелка – там обнаружил хорошо смазанную спарку пулемётов ДА с золотой гравировкой и серебряными рукоятками, обшитое шёлком сидение с фигурно вырезанными подлокотниками и присутствующий на должном месте боезапас.
Сунулся боец в командирскую кабину, смотрит – а там рукоятки приборов управления аж сияют от золота, серебра, платины и драгоценных камней. Сразу понятно – самолёт изготовлен вовсе не на общих условиях, а по спецзаказу от весьма и весьма небедного госучреждения, коим и является завод «Прогрессор».
Прошёлся боец вдоль самолёта, смотрит – а даже лопасти винтов загравированы ажурной платиновой филигранью, и на фюзеляже возле кабины золотом и серебром изображена эмблема завода.

– Что, красиво? – спросил его комиссар эскадрилии, отхлёбывая из массивной золотой фляги, изукрашенной бирюзой – благодари, боец, советскую власть, что она даёт возможность нам, заводским, пользоваться такими драгоценностями, к которым при царской власти только эксплуататорские классы доступ имели!

– И обрати внимание – добавил капитан, командир экипажа, чья золотая фляга, как и золотой браслет, были изукрашены сапфирами – что если такой самолёт разбивается, то на обломки набегают толпы мародёров. Это и дало возможность двум нашим со сбитого удрать от немцев…
А вот слышал я, что на той неделе бомбардировщик СБ от завода им. Калинина был подбит по ту сторону фронта, но смог дотянуть на нашей, впрочем, всё одно экипажу пришлось прыгать с парашютами. Так когда их авиамеханики добрались до обломков, все они были влоск ободраны – а завод тот хоть и в тридцатом построен, но не беднее нашего, там много чего мародёрить было! Вот теперь НКВД следит, где всплывут присвоенные ценности…

– Не все наши люди – мародёры – вставил комиссар – Большинство их это сознательные советские граждане. Вспомните, товарищи, хотя бы про сбитый МИГ от эскадрилии совхоза им. Бабушкина – его обнаружили гражданские, позвонили в комендатуру и охраняли на общественных началах. А совхоз тот очень, очень знаменит – и в том МИГе должно было быть много ценного… Или вспомните про заглохший на дороге танк из полка завода «Коммунар» – там даже броня была украшена золотой гравировкой в форма серпа и молота, а уж рычаги управления так и вовсе сверкали рубинами, и дно изнутри мрамором выложено. И ничего, местные гражданские не позарились, хотя посмотреть приходили…
А вот немчура – она да, мародёрствует; в последнее время наши, если есть надобность получить время для приведения в порядок отступающих частей, то специально распускают слухи, что где-то там на передовой присутствовали стрелки от рыбоконсервного завода со сделанными по спецзаказу винтовками. Так немцы, вместо того, чтобы наших преследовать, всё поле боя общупывают и обнюхивают – а ну как и вправду валяются там винтовки с гравировками и инкрустациями…

К капитану прибежал посыльный, что-то передал.

– Так – сказал командир экипажа – Сегодня ночью вылетаем бомбить объект в немецком тылу. Везёт тебе, боец – не успел в часть прибыть, как сразу в небо и в бой! Не посрами свой экипаж и родной завод!

– Не посрамлю! – ответил боец.
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Автор темы, Новичок
Возраст: 59
Репутация: 383 (+592/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 602
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#12 Звёзды Светят » 23.11.2022, 19:49

Звёзды Светят писал(а):Россия позолоченная.

Дурной пример заразителен -

https://author.today/reader/234700
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.


Вернуться в «"Песочница"»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 4 гостя