Турецкий марш

Описание: ...для тех, кто только начинает...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 55
Репутация: 9375 (+9687/−312)
Лояльность: 28518 (+29273/−755)
Сообщения: 3804
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#381 Road Warrior » 21.12.2018, 17:12

Uksus писал(а):РосТбиф.
https://en.wiktionary.org/wiki/rosbif

Еда - это roast beef, а то, как французы именуют англичан - именно rosbif.

Добавлено спустя 2 минуты 50 секунд:
Ребята, меня несколько дней не будет, так что запощу сегодня еще одну проду. У нас запланирована еще одна или, может быть, две, после чего "Дунайские волны" подвергнутся окончательной редакции и уйдут в издательство...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 55
Репутация: 9375 (+9687/−312)
Лояльность: 28518 (+29273/−755)
Сообщения: 3804
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#382 Road Warrior » 21.12.2018, 21:55

29 октября (10 ноября) 1854 года. Одесса, здание тылового госпиталя.
Подпоручик медицинской службы Гвардейского Флотского Экипажа Черников Юрий Юрьевич.


Ну вот и все... труба зовет. Мне объявили, что следующая станция - полевой госпиталь, и что попадем мы туда на пароходах, которые доставят нас сразу после того, как город, где мне предстоит работать, станет нашим. Что это за город? Как говорится, “меньше знаешь, крепче спишь”, но сегодня мне предстоит дорога в порт с последним имуществом, которое мы берем с собой. Вторым врачом у меня Александр Обермиллер, ученик Николая Ивановича Пирогова, с которым, несмотря на его начальную немецкую чопорность, мы сумели сдружиться. Алекс уже в порту с большинством медперсонала, а я, как капитан корабля, покидаю Воронцовский дворец, несколько корпусов которого сам светлейший князь Михаил Семенович Воронцов, ныне наместник на Кавказе, распорядился передать нашему новому госпиталю. При апрельских обстрелах объединенным англо-французским флотом части его были серьезно повреждены, но здания и флигеля, выделенные нам, были уже залатаны.

Чтобы поскорее обучить врачей из этого времени новым методикам, мы объявили прием - пока бесплатный - больных, нуждающихся в хирургическом вмешательстве. Многие из них - в частности, больные аппендицитом - иначе не имели бы никаких шансов; хотя мы никаких денег не брали, многие пациенты одаривали госпиталь чем могли - более состоятельные пациенты деньгами, а бедняки кто десятком яиц, кто парой курочек, кто еще чем-нибудь. Местные евреи, кстати, сразу позаботились о том, чтобы в нашем распоряжении было и кошерное мясо для пациентов-иудеев, но его было столько, что хватало на всех пациентов и их врачей...

Где-то половина врачей отправляется или уже отправилось в действующую армию, а вторая - во главе с самим Николаем Ивановичем Пироговым - пока останется здесь, в госпитале, который станет главным тыловым госпиталем Дунайской армии. И моя команда - последняя из тех, кому предстоит “путь-дорожка фронтовая” уже до начала боевых действий.

Во двор начали въезжать упряжки лошадей, в которые были запряжены длинные телеги. Я уже знал, что это и есть биндюги, и немного напрягся. Лева Зайдерман пообещал прислать извозчиков. Но что это будут биндюжники, я не ожидал. Про биндюжников рассказывали такие истории... и грубые, и очень много денег берут – мол, пятнадцать рублей серебром за биндюг от порта до границы города – и доверять им нельзя. Одна история, ходившая среди одесситов, была о том, как биндюжники перевозили деньги в банк Тартаковского и по дороге прикуривали от пятирублевок, приговаривая при этом: «Ша! Тартаковский не обеднеет».

Главный - весьма крепко сложенный кудрявый черноволосой человек с немного крючковатым носом, показавшийся мне смутно знакомым - подошел ко мне и почтительно сказал, сняв картуз (под которым, впрочем, была небольшая ермолка):

– Это вы дохтур Черников?

– Я.

– Меня зовут Лейба Фукс. Полковник Зайдерман – это имя он произнес с большим почтением и, как мне показалось, с не меньшим удовольствием, мол, еврей – и полковник – попросил нас вам помочь. Скажите, дохтур, а вы, может быть... Тоже наш?

– Наш, русский, – улыбнулся я. – Но не еврей.

– И ладно, – махнул рукой немного опечаленный биндюжник. – А про вас я знаю. Вы моему брательнику апен... апне... ну, в общем, из живота что-то вырезали. Наши еврейские дохтуры говорили – не выживет. А он уже дома, хотя пока и на кровати лежит. И вы не взяли ничего, а наши шлимазлы – аж по пять рублев, и ничего не сделали. Спасибо вам, дохтур!

– Аппендицит, – улыбнулся я. – Да, помню я вашего брата. Его как раз вовремя доставили – еще пару часов, и его было бы намного сложнее спасти. А сколько вы возьмете за вашу работу? – я перевел разговор на более интересную для меня тему.

– Ша! Да разве мы тоже не русские люди? Разве вы не за нас воюете? Мой двоюродный брат – кантонист – он тоже дня два назад был в Одессе, его отправили куда-то там, поближе к туркам, а куда – не говорит. Да и у других у многих родичи воюют. Вот если кого-нибудь из них ранят, вы же его спасете, если его к вам принесут? Хоть он и еврей?

– Если смогу, спасу, – улыбнулся я. – А что еврей, так для меня такой же наш человек, как и любой другой. А если Родину защищает, то и подавно.

– Вот мы и решили, что на сено для лошадок денег дадите, и хорошо. Пятьдесят копеек серебром на все про все

– За один биндюг?

– Вейзмир, господин дохтур! Да разве лошадки столько съедят! За все! И разгрузим, и на корабль погрузим, и проследим, чтобы все было цимес! Не беспокойтесь!

– Спасибо вам!

– Это вам спасибо, дохтур! Ладно, не обессудьте, работать надо! – Он повернулся к своим и стал командовать ими на смеси одесского диалекта и идиша. Я обратил внимание – все ящики, всю мебель, все-все-все биндюжники брали весьма осторожно, словно они были из фарфора или хрусталя.

И тут вдруг к госпиталю подъехала бричка, из которой вышла Оля Даваева собственной персоной. Извозчик требовал с нее аж два рубля, а она отбивалась:

– Да разве такие цены бывают?!

– Может, у вас в Китае и дешевле, а у нас в Одессе так.

– В каком Китае? Русская я, из Севастополя, отец мой – казачий есаул.

– Не знаю сколько у вас в Севастополе платють, барышня, а здесь Одесса, Южная Пальмира, значит. Такие у нас цены.

Лейба, услышав эту беседу, спросил у меня:

– Ваша барышня?

– Наша.

Старший биндюжник подскочил к не в меру алчному «бомбиле» и заорал:

– Беня, ты что, старый шлимазл, совсем ум потерял! Что ты барышне баки забиваешь! Двадцать копеек красная цена – а раз уж ты такой гендель устроил, то больше десяти не бери – зашибу!

Беня сразу сник.

– А я шо, я ничего. Вижу, что шикса богатая, почему бы мне с нее гешефт не поиметь?..

– Вот из-за таких как ты, люди нас и не любят! Побойся Господа!

– Ладно, ладно! Барышня, с вас десять копеек.

Я подошел к огорченно вздыхающему «водителю кобылы», и поздоровался с девушкой, которая звенела мелочью, выискивая среди монет гривенник

– Здравствуй, Ольга, какой ветер занес тебя в наши края?

– Я закончила медицинские курсы, и считаю, что теперь могу принести пользу в нашей армии. Раз уж мой Александр воюет, я побуду в армии хотя бы сестрой милосердия!

Услышав такое, Беня еще раз тяжело вздохнул, и отдал Ольге только что полученный от нее гривенник:

– Барышня, вы уж простите старого еврея! Ну не знал я, что вы тоже в армии служить будете! Слыханное ли дело - дамы да и в армии.

– Оль, а Саша знает, что ты здесь? – поинтересовался я.

– Нет, не знает, поэтому я и хотела к тебе обратиться. Думаю, что ты меня не прогонишь. Я постараюсь не быть обузой в вашем отряде.

– Хорошо, подумаем. Только ты извини меня, мне надо срочно в порт – мы сегодня отправляемся, и надо побыстрее закончить все дела.

– Так ты возьмешь меня с собой!

– Ольга, а ведь туда, куда мы едем идет война. В войсках все может случиться – и убить там могут.

Ольга рассердилась. Она гордо вздернула подбородок, и уперлась руками в бока:

– Значит, тебе и Александру туда можно, а мне нельзя?

– Ладно, ладно, не сердись. Мы что-нибудь придумаем. Беня, отвезешь нас с барышней в порт? Туда же, куда и Лейба сейчас поедет?

– Отчего же не отвезти? Отвезу бесплатно. – И старый извозчик еще раз, видимо по привычке, снова вздохнул.

Я рассмеялся – забавно было наблюдать со стороны на этого одесского скрягу, который героически сражался со своей жадностью. Но, видимо, он сумел одолеть свою жабу, и, соскочив с козел, галантно предложил Ольге сесть в его изрядно обшарпанную коляску.

– Беня, ты это брось, – сказал я ему. – Этак ты совсем без денег сегодня останешься. На тебе двугривенный. А то твоя лошадка ноги протянет без сена-то.

– Ничего, я ей сегодня и овса подсыплю. Садитесь, господа, доскачем мигом туда, куда скажете.

По дороге, Ольга попросила меня:

– Ты только не говори ничего Саше, ну, что я здесь. А то он погонит меня обратно.

– А как ты вообще смогла уехать? Отец же тебе строго-настрого запретил!

– Отец к родне поехал долечиваться. А я, как он отъехал, сразу в порт – и на пароход. Вот, успела!

– И что мне с тобой делать? – вздохнул я. – Возьму – меня твой отец с Сашей на пару прикончат, не возьму – ты меня своим упрямством в гроб загонишь.

– Они не убьют, они отходчивые. А вот я – ты прав, очень даже могу.

– Так я в полевой госпиталь еду. Скорее всего, будем с войсками вместе.

– Ну и хорошо. Ты на меня не смотри так, кое-что я уже умею делать. К тому же я обещаю не капризничать и слушать тебя, как своего начальника.

– А может тебе все же лучше здесь остаться? Я познакомлю тебя с доктором Пироговым. У него ты многому научишься, да и работы у него тоже невпроворот.

– Ну уж, нет уж. Если я решила попасть на войну, значит, так тому и быть! А убьют – Александр себе другую найдет, можешь ему передать, я разрешаю.

Я тяжело вздохнул. С одной стороны, куда ни кинь, всюду клин. С другой, у нас все-таки некомплект младшего медперсонала, лишняя пара рук не помешает. А какова она в деле, скоро увидим.

– Ну что с тобой поделаешь, – я устало махнул рукой, а про себя подумал – ну, что за бабы нынче пошли... Ольга, Мейбел Ника Домбровского – все они на фронт рвутся. Впрочем... Тысячи наших бабушек и прабабушек служили санинструкторами в войну. Вот даже у моей прабабушки медаль «За отвагу» есть. Неудивительно, что и девушки из этого времени тоже хотят принести пользу отечеству. Только бы они все выжили...

И - кто знает - может, и я найду свою половинку. Такую же славную и красивую, как Оля. Но первым делом, первым делом - хирургия, а вот девушки, а девушки - потом, когда война закончится.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8016 (+8070/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7232
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#383 Uksus » 22.12.2018, 05:56

Road Warrior писал(а):Где-то половина врачей отправляется или уже отправилось в действующую армию

ОтправилАсь.

Добавлено спустя 4 минуты 12 секунд:
Road Warrior писал(а):Во двор начали въезжать упряжки лошадей, в которые были запряжены длинные телеги.

Макс, УПРЯЖКИ запрягаются в ТЕЛЕГИ, а не наоборот.
Но поскольку всё равно будет коряво, то лучше
въезжать ЛОШАДИ, запряженНыЕ В длинные телеги.

Добавлено спустя 3 минуты 15 секунд:
Road Warrior писал(а):подошел ко мне и почтительно сказал, сняв картуз (под которым, впрочем, была небольшая ермолка):

...и почтительно сняв картуз (под которым, впрочем, была небольшая ермолка), СПРОСИЛ

Добавлено спустя 3 минуты 33 секунды:
Road Warrior писал(а):Я рассмеялся – забавно было наблюдать со стороны на этого одесского скрягу,

На фиг.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 55
Репутация: 9375 (+9687/−312)
Лояльность: 28518 (+29273/−755)
Сообщения: 3804
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#384 Road Warrior » 22.12.2018, 21:17

Историческая справка
«И все биндюжники вставали…»


Биндюжники трудились не только в Одессе, но и в других черноморских портах. И профессия их была весьма уважаемой и нужной. Именно они обеспечивали работу этих самых портов, в отсутствие столь привычных в наши дни автопогрузчиков и большегрузных автомобилей.
О биндюжниках большинство знает по знаменитой песне из фильма «Два бойца». Главный герой, которого прекрасно сыграл Марк Бернес, поет про «шаланды, полные кефали». Из этой песни можно лишь понять, что биндюжники имеют отношение к морю и Одессе. А чем они занимались в свободное от просиживания в пивной время?

Грузовики с оглоблями

Прежде всего стоит пояснить, кто такой биндюжник. Заглянем в словарь Даля. Там написано: «Биндюх, биньдюх – рыдван, большая или троичная извозная телега, на которую валят до ста пудов». То есть, проще говоря, биндюжник – это извозчик. Но от ломовых извозчиков, или тех, кого в Европе называли фурманами, биндюжники отличались тем, что они чаще всего работали по строго отведенным маршрутам.

Дело в том, что Одесский торговый порт в середине XIX века делил первое место по товарообороту с Санкт-Петербургским портом. А в конце века оборот Одесского порта уже превышал оборот Санкт-Петербургского в два раза. Все прибывшие или отправляющиеся торговые суда надо было как можно быстрее разгрузить или загрузить. И для того, чтобы справиться с непрерывным потоком грузов, понадобились специалисты.

С разгрузкой и погрузкой вполне справлялись грузчики. Но громоздящиеся горой на причалах и пирсах товары следовало доставить к месту назначения. Вот тут-то на помощь и приходили биндюжники. У них были самые сильные кони-тяжеловозы. Чаще всего это были першероны, отличавшиеся выносливостью и силой. Они спокойно и ровно тянули многопудовые платформы с колесами размером в рост человека.

Обычно в грузовую платформу запрягали пару широкогрудых мощных коней с крутыми шеями, огромными копытами и мохнатыми ногами. Количество грузов, перевезенных ими за день из порта и в порт, было огромным. С раннего утра до позднего вечера по городу тянулась бесконечная лента из нагруженных огромными ящиками и тюками повозок. Десятки тонн перевезенных биндюжниками грузов складывались в сотни, тысячи, миллионы.

Дальнобойщики XIX века

Появление пароходного сообщения, режим беспошлинного ввоза и вывоза товаров (порто-франко), а также безудержный спрос на пшеницу обеспечивали в Одессе настоящий ажиотаж вокруг услуг транспортников. В сезон уборки урожая город начинало лихорадить. Над степью стоял непрерывный скрип колес – в город шли сотни тысяч телег, подвод и фур, груженных пшеницей.

У границы города их встречали посредники и торговые агенты. Если бы вся эта сухопутная армада вошла в город – жизнь в нем замерла бы, а сама Одесса утонула бы в море навоза. Именно поэтому заходили туда только биндюги – длинные, особо прочные фуры, намеренно сделанные узкими, чтобы легко проходить по городским улицам и помещаться по несколько в ряд на причалах. Остальные повозки оставались ждать одесских биндюжников, которые принимали товар – кто для складов и магазинов, а кто сразу для вывоза в порт.

Цены на услуги этих работников были просто невероятными – биндюжники запрашивали за то, чтобы довезти товар от склада до гавани, 75 копеек серебром за четверть пшеницы. На фуру помещалось до 20 четвертей (около 100 пудов). В XIX веке даже рассказывали легенду о серебряной биндюге на золотых колесах, которую биндюжники заказали в складчину для «короля биндюжников» – в качестве трона.

Хлебный сезон заканчивался в ноябре, и к началу декабря ажиотаж прекращался. Поэтому остальное время биндюжники возили обычные грузы по обычным расценкам, зачастую забираясь со своими биндюгами в Киев, Винницу и Крым. Так что биндюжников вполне можно назвать прообразом современных дальнобойщиков.

Само собой, не брезговали они и контрабандой. Целые вереницы биндюг с контрабандными российскими грузами тянулись на особый причал на Фонтане, где корабли приставали заправиться родниковой водой. Именно там долгое время происходил взаимовыгодный обмен «левым» товаром.
Не чурались биндюжники и того, чтобы при отсутствии контракта подрабатывать на погрузке в порту. Благодаря этому название «биндюжник» со временем распространилось и на грузчиков. А учитывая любовь и самих биндюжников и грузчиков к крепким выражениям, не вызывает удивления то, что слово «биндюжник» вскоре начало означать просто «грубиян». Однако произошло это уже в ХХ веке, когда биндюжники исчезли, уступив место грузовикам.

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 55
Репутация: 9375 (+9687/−312)
Лояльность: 28518 (+29273/−755)
Сообщения: 3804
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#385 Road Warrior » 28.12.2018, 19:13

10 (22) октября 1854 года. Гельсингфорс.
Иванов Валентин Алексеевич, корреспондент «Голоса Эскадры».


Рассчитавшись с мадам Швартцберг (а до того, расчувствовавшись, сунув в ладонь Изольде серебряную полтину «на память» – зря, конечно, мне эти деньги еще пригодились бы), я вышел из неприметного дома без единой вывески, который мне посоветовал один знакомый. И правда, девушки тут были чистые (хотя у меня и хранилась упаковка антибиотиков «на всякий случай», не хотелось ее зря расходовать), практически сплошь местные финки и шведки – высокие, с почти мужскими чертами лица, в постели, как правило, умело изображавшие бревно. А вот Изольда, из «лопарей» – хрен знает, что это за народ такой* (*так на русском севере именовали саамов) – маленькая, пухленькая, с темно-русыми волосами, карими и чуть раскосыми глазами – понравилась мне намного больше. И с ней сам «процесс» проходил куда приятнее. Она переплюнула не только «валкирий» мадам Швартцберг, но даже и саму Лизку Бирюкову.

Еще недавно, Лизка была моей регулярной партнершей по работе в горизонтальном положении. Но недавно она нашла какого-то курсантика, и с тех пор я переспал с ней всего пару раз, причем она сначала выпытывала у меня все новости про Гельсингфорс и Свеаборг, а также про флот, и только потом милостиво соглашалась раздвинуть ноги. Так что, если бы не дом мадам Швартцберг, я б давно уже загнулся от излишнего воздержания. На него уходили практически все мои деньги – один «сеанс» с Изольдой стоил целых полтора рубля, с наценкой за экзотику. Остальные ее «девочки» отдавались и за целковый (оцените, кстати, иронию в наименовании последнего) – но что поделаешь... С женщинами я тут вне подобных заведений не общаюсь, а «европейские ценности» радужного типа – это не для меня.

У меня осталось всего семь рублевых монет и горстка мелочи. Получка же будет лишь послезавтра. А завтра с утра – труба зовет в поход – сяду я на пароход и отправлюсь в Питер, дворцовым корреспондентом – получается, что на место Лизкиного нового хахаля. Куда он делся – меня интересовало мало. Скорее всего, он, как и многие из наших поддался патриотическому порыву и отправился на турецкий фронт. Я же хоть Родину и люблю, но на вопрос, готов ли я за нее умереть, отвечу фразой из известного еврейского анекдота, хоть я и никакой не еврей: «А кто тогда будет любить Родину?»

Напоследок я решил заглянуть в известное мне питейное заведение недалеко от моего обиталища. Местным, равно как и нижним чинам, посещение сей пивнушки возбранялось. Я же, хоть и не захотел вступать в вооруженные силы этой страны (знаете же, как пел Розенбаум, «на войне, как на войне, иногда стреляют», а мне моя шкура дорога), все равно числился кем-то вроде офицера, и меня сюда пускали. Но местные офицеры, увы, не горели желанием выпить с непонятным субъектом в цивильном. Так что я цедил свое пиво, заедая его силакатом – финской жареной селедкой – в полном одиночестве за угловым столиком.

– Простите, милостивый государь, – неожиданно услышал я, – это место свободно? А то все другие столы заняты...

Сказано это было на хорошем русском языке, но со странным акцентом – вместо «рь» в «государь» мне послышалось скорее «ж», а «знаете» было скорее похоже на «знаетэ». Я кивнул – мол, садитесь, жалко что ли.

Незнакомец, устроившись за столиком, протянул мне руку:

– Зигмунд Шендзеляж, служу в департаменте снабжения.

– Валентин Иванов, корреспондент. Очень приятно.

– Позвольте заказать для нас с вами четушку* (*четушкой именовалась одна пятидесятая ведра. После перехода на метрическую систему, ее переименовали в известную всем «чекушку») местной водки, выпьем за знакомство. Она настоена на анисе и имеет весьма мягкий вкус.

Четушка действительно пошла очень неплохо, а затем мы, по предложению Зигмунда, плавно переместились в соседний кабак более высокого класса, где мой новый приятель попросил отдельный кабинет, а затем, несмотря на мои – весьма, впрочем, вялые протесты – заказал еще по шкалику, затем еще... А затем он взглянул на меня так, что мне действительно пришли на ум «европейские ценности», и я начал подумывать, как бы мне отсюда половчее слинять.

Но Зигмунд не делал ничего предосудительного. Вместо того он вдруг сказал:

– Я вспомнил, где я вас видел. Вы же знакомый Елизаветы Бирюковой.

Вот тут я и в самом деле удивился. На людях мы с ней ни разу не встречались в этом времени – всегда на борту кораблей. Но я не успел ничего возразить, а Шендзеляж продолжал:

– Мадемуазель Бирюкова с другом со своим смогла-таки уехать из Российской империи, и сейчас она, наверное, если еще не в Англии, то по дороге туда. Конечно, жизнь там намного получше будет, чем в России, а для человека, обладающего подобными сведениями, и подавно. Будут там в деньгах купаться.

Ага, подумал я, вот почему меня в Питер вызвали – нет у них больше при дворе корреспондентов. Интересно, впрочем, почему именно меня? Но я не успел ничего сказать, потому как мой новый знакомый произнес:

– И у мадам Швартцберг я вас тоже вроде замечал – вы выходили оттуда, а я как раз входил. Не бойтесь, пане Валентыне, я никому не расскажу про это, все мы – или почти все – этим грешим время от времени. Но вот такое дело... вы, говорят, завтра отбываете в Петербург...

– А откуда вы это знаете?

– Был с пани Изольдой сразу после вас, она мне и сообщила об этом. Не беспокойтесь, я никому не расскажу про ваши... эээ... похождения. Я все-таки шляхтич.

Бояться мне, наверное, было нечего; но проклятый поляк продолжал:

– Знаете, это в Гельсингфорсе пани Изольда – экзотика, в столице на такую, как она, и не посмотрят. В Петербурге есть куда похлеще – и итальянки, и китаянки, и даже негритянки – например, у мадам... Впрочем, я вам про это все подробно расскажу. А сейчас стали популярны «французские горизонталки»* (*так в то время охотники называли ружья с двумя стволами, расположенными горизонтально. А бонвиваны – дам полусвета, в основном француженок, демонстрировавших кавалерам новые возможности в сексе) – это дамы, искусные с самых разных... эээ... концов. Мне лично больше всего нравится мадемуазель Луиза. Но они подороже будут – аж по пять рублей, больше по закону нельзя, ну и плюс чаевые, которые надлежит вносить заранее на ту же сумму или поболее.

– Да у меня нет таких денег, – сказал я с огорчением. Конечно, я надеялся на «амуры» со дворцовыми служанками. Но кто знает, какие там царят нравы... Да и если даже выгорит что-либо, то «выучка» у них, естественно, всяко похуже будет, чем у профессионалок.

– А вот с этим я вам смогу помочь. Причем ничего предосудительного вам делать не придется. По крайней мере, почти. Разве что рассказывать иногда про то, что происходит во дворце и, по возможности, на вашей эскадре. За это вы будете получать двести рублей в месяц серебром, плюс еще дополнительно, если ваши сведения окажутся особо ценными. И вот ваш аванс, – и он выложил на стол кошель, из которого раздался приятный сердцу звон. – Сто рублей, копеечка в копеечку.

Как пел Высоцкий, «этим доводом Мишка убедил меня, гад». Я взял кошель – он оказался довольно тяжелым, открыл его, и увидел в нем золотые империалы. Пересчитывать их я не стал – вряд ли бы они меня стали обманывать на этом этапе - и сунул его себе в карман. И вдруг меня поразила мысль - любить Родину не обязательно, находясь на ней физически. Взглянув на Зигмунда, я спросил:

– А мне можно будет уехать в Англию? Ну, как Елизавете и ее другу?

– Пока нет, пане Валентыне, вас нам тшеба* (*нужно (пол.)) тут. Может, пужней* (*позднее (пол.)). А пока вы, прошу вас, ответите мне на несколько вопросов. После я оповядам* (*расскажу (пол.)), к кому вам следует обращаться в Петербурге – и с новинами, и за вашей... оплатой. Ну и, как обецано – он произнес это слово именно так – про самых лучших «вертикалок» и других экзотических барышень в Петербурге.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8016 (+8070/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7232
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#386 Uksus » 28.12.2018, 19:45

Road Warrior писал(а):Конечно, я надеялся на «амуры» со дворцовыми служанками.

С.

Добавлено спустя 3 минуты 30 секунд:
Блин, пиво вредит трезвому взгляду... :du_ma_et:
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 55
Репутация: 9375 (+9687/−312)
Лояльность: 28518 (+29273/−755)
Сообщения: 3804
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#387 Road Warrior » 03.01.2019, 19:15

Изображение
Последний раз редактировалось Road Warrior 03.01.2019, 19:16, всего редактировалось 1 раз.

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 55
Репутация: 9375 (+9687/−312)
Лояльность: 28518 (+29273/−755)
Сообщения: 3804
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#388 Road Warrior » 03.01.2019, 19:16

20 октября (1 ноября) 1854 года. Петербург, Зимний дворец.
Генерал Гвардейского флотского экипажа Березин Андрей Борисович, советник Министерства иностранных дел Российской Империи.


Австрийцы нехотя, нога за ногу, но очистили наконец Дунайские княжества. Остались считанные дни до того, как русская армия форсирует Дунай и начнет свой победный марш на древний Царьград. И османы, и их англо-французские союзнички деморализованы. Кроме того, они ожидают войны по классическому сценарию, а у нас и тактика, и стратегия сильно изменились, да и на Черном море наш флот, с учетом захваченных английских и французских кораблей, намного превосходит неприятеля. Но самое главное - наш боевой дух сейчас на высоте.

Поэтому сомнений в нашей победе практически не осталось. Но, как я неоднократно и говорил, и писал в докладных записках, мало выиграть войну - нужно выиграть и мир. В частности, необходимо уже сейчас подготовиться к будущему устройству тех территорий, которые мы освободим от турецкого владычества. И основной вопрос таков - Россия должна решить для себя окончательно, так ли нужны ей Балканы - «пороховой погреб Европы». Ведь вся русская дипломатия XIX века и начала века ХХ-го была завязана на разрешение конфликтов, историки которых находились на Балканах. Более того, именно выстрел Гаврилы Принципа в Сараево оказался той самой искрой, которая разожгла костер Первой мировой войны. А она, как известно, закончилась крахом четырех империй: Российской, Германской, Османской, и Австро-Венгерской.

Как известно, инициатива наказуема. Его императорское величество, а также министр иностранных дел Василий Алексеевич Перовский, изволили высказать пожелание, чтобы я подготовил доклад о положении дел на Балканах, и о желательности (или нежелательности) взятия под наш контроль этого региона. Многие в России XIX века все еще никак не могли расстаться с романтическими идеями «славянского братства» и «единства православных народов». Мы же в нашем времени воочию убедились, как «братушки» быстро забывают все то, что Россия и русские сделали для них. Та же Болгария почему-то каждый раз - что в Первой мировой войне, что во Второй, что в послесоветской истории - оказывалась в числе противников России. Да и остальные наши «союзники» легко и непринужденно предают нас, как только видят в этом выгоду.

Я начал свой доклад с того, что дал расклад сил на Балканах, и рассказал о государствах, которые в нашей истории появились на карте Европы после ухода оттуда турок. Получалось, что даже статус кво - турецкое владычество - было для нас во многом предпочтительнее подобного варианта. Османы железной рукой давили в зародыше все националистические движения на Балканах, не давая поднять голову сторонникам «Великой Греции», «Великой Сербии», «Романия Маре»*, (*«Великой Румынии») и «Священной Болгарии». Причем, все эти «великие» имели друг к другу территориальные претензии, которые можно было решить лишь с помощью оружия. Но воевать за них должна была почему-то Россия.

- Возьмем, к примеру, Румынию. Хотя ее еще нет на карте, но в нашей истории валашские бояре, провозгласив великое княжество, а потом и королевство, сразу взяли курс на создание вышеназванной «Великой Румынии». У них появились территориальные претензии к Австрии, России и Болгарии. Но, из-за слабости своей армии, румыны все время пытались урвать что-нибудь у своих соседей в союзе с какой-либо великой державой. В 1877-1878 годах, Румыния выступила совместно с Россией против турок - и получила выход к Черному морю и Северную Добруджу, заселенную в основном греками, болгарами и турками. И практически первым шагом к «благоустройству» этих земель было изгнание местных жителей и колонизация освободившейся территории валахами. В 1913 году она, до того сохранявшая нейтралитет, примкнула во время Второй Балканской войны к антиболгарской коалиции и оттяпала у побежденной Болгарии уже и Южную Добруджу. А в 1916 году, Румыния вступила в войну против Австро-Венгрии, Турции и Германии на стороне Антанты - союза России, Франции и Англии. И хотя румынские войска были тут же разбиты, но, в конечном итоге, после победы Антанты, Румыния оказалась в числе государств-победителей и сумела увеличить свою территорию за счет той же Австро-Венгрии и Советской России…

- Как, Россия была побеждена этими жуликами-валахами! - воскликнул генерал Перовский. - Быть того не может!

- С Россией, в которой произошли последовательно две революции, поступили как к побежденной страной, и Румыния отобрала у нее Бессарабию и Северную Буковину. Но стоило лишь России, которая тогда называлась СССР, окрепнуть и грозно посмотреть на «храбрецов» из Бухареста, как те тут же, без всякого сопротивления вернули все отобранное назад.

Правда, уже через год румыны в союзе с Германией и некоторыми другими европейскими государствами напали на СССР. Они захватили часть нашей территории с Одессой и назвали все это Транснистрией. У «потомков римлян и даков» разыгрался аппетит, и они уже мечтали захватить всю Тавриду. Но когда русская армия начала бить германскую, румыны, вовремя сориентировавшись, предали своих покровителей и быстренько переметнулись на нашу сторону.

- Мерзавцы! - не выдержал император, - Мерзавцы и трусы! Нет, Андрей Борисович, я не позволю этим предателям создать свое государство!

- Ваше величество, - продолжил я. - В нашей истории, Россия в 1877-78 годах освободила и Болгарию. Но страна сия противостояла нам во всех войнах, а в мирное время либо вела недружественную политику, либо выпрашивала у России подачек. Более того, они не раз и не два пытались захватить территории соседних государств, и местное население с ужасом вспоминала то, что болгары устраивали с населением этих территорий. В самой же Болгарии были частично вырезаны, а частично изгнаны практически все греки. Конечно, их можно понять - столетия турецкого ига оставили свой след - но вот именно к турецкому меньшинству отношение было не в пример лучше.

- Час от часу не легче, - печально ответствовал император. – А что же нам делать с сербами? Князь Сербии Александр Карагеоргиевич, который, кстати, остался нейтрален после объявления нам войны, явно симпатизирует Австрии и Турции. И это после всего того, что Россия сделала для Сербии!

- Государь, - ответил я, - а вам не доводилось читать некий документ, получивший название «Начертание»? Это творение Илии Гарашанина, который еще год назад был премьер-министром и министром иностранных дел в правительстве Сербии. Весьма любопытный труд. Фактически это программа действий правительства Сербского княжества на будущее. Ее основная цель - строительство «Великой Сербии». А строиться оно должно за счет других стран - соседей Сербии.

России в этом «Начертании» отведена двойственная роль. Ее собираются использовать для того, что силой русского оружия завоевать земли для будущей «Великой Сербии». А когда это случиться, то они намереваются вытеснить нас с Балкан. Ведь, согласно этому документу, интересы Сербии должны быть превыше всего. И если они войдут в противоречие с интересами России - то пусть этим диким московитам будет хуже.

Впрочем, все становится на свои места, как только мы узнаем настоящих авторов этого «Начертания». Написано оно при непосредственном идейном участии двух непримиримых противников России - Михаила Чайковского и Франтишека Заха. Оба они участвовали в Польском восстании 1830 года, оба бежали во Францию, где их пригрел еще один ярый русофоб - Адам Чарторыйский. Франтишек Зах, или, как его зовут в Сербии Франьо Зах, сейчас живет в Белграде, где является советником при армии князя Александра Карагеоргиевича. А Михаил Чайковский, который принял ислам и превратился в Садык-пашу, во главе своего Славянского легиона то воюет против нас, то «усмиряет» территории, недовольными турецким правлением.

- Другими словами, Андрей Борисович, - спросил Перовский, - вы считаете, что у нас нет друзей на Балканах?

- Друзей у нас там немало, Василий Алексеевич. Но только не в тех кругах, которые решают судьбы своих стран и народов. А это значит…

- Это значит, что нам надо создавать, как вы любите говорить, Андрей Борисович, прорусскую элиту, - произнес император. - Надо привязывать балканские страны к России с помощью торговых и культурных связей. Задача эта трудная, но иначе мы просто обречены совершать одну и ту же ошибку - проливать кровь русских солдат, содержать государственный аппарат этих «братских» государств, которые в любой момент могут предать нас.

- Именно так, ваше императорское величество, - воскликнул генерал Перовский. - А пока эти элиты появятся, управлять занятыми Дунайскими княжествами и прочими отвоеванными у турок территориями будет наша оккупационная администрация. Так оно будет надежней - в случае неповиновения или проникновения какой-либо другой державы на занятые нами территории, можно будет отреагировать с помощью военной силы.

- Конечно, это не самый лучший вариант, - согласился я, - но другого пока нет. В бывших турецких владениях живут люди, которых веками приучали уважать силу. Другого отношения к себе они не воспринимают. Кроме того, какая народность ни пришла бы к власти на той или иной территории, то всем иноплеменникам придется ох как несладко. А успешный опыт примирения враждующих народов, живущих бок о бок, имеется только у России.

Кроме того, есть стратегические территории, такие, как Черноморское побережье и Силистрия, которые должны стать частью Российской Империи. Причем мы должны привлечь все силы, чтобы местное население жило достойно - именно тогда они превратятся в пример для других регионов. И если и они попросятся в состав нашего государства, то это можно будет только приветствовать.

- Андрей Борисович, - обратился ко мне император, - не могли бы вы подготовить для меня памятную записку о том, что вы сейчас здесь рассказали, и представить ее мне в ближайшие два-три дня? Мне есть о чем подумать накануне нашего наступления на Константинополь. А вы, Василий Алексеевич, велите своим чиновникам сделать справку о положении дел на Балканах, и о том, что нас там ждет. Перед тем, как принять важные решения, необходимо тщательно их обдумать.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8016 (+8070/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7232
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#389 Uksus » 03.01.2019, 20:13

Road Warrior писал(а):была завязана на разрешение конфликтов, историки которых находились на Балканах.

Истоки.

Добавлено спустя 3 минуты 47 секунд:
Road Warrior писал(а):- С Россией, в которой произошли последовательно две революции, поступили как к побежденной страной,

С.

Добавлено спустя 4 минуты 13 секунд:
Road Warrior писал(а):- Именно так, ваше императорское величество, - воскликнул

После - !
Потому как воскликнул.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 55
Репутация: 9375 (+9687/−312)
Лояльность: 28518 (+29273/−755)
Сообщения: 3804
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#390 Road Warrior » 04.01.2019, 16:47

31 октября (11 ноября) 1854 года. Санкт-Петербург.
Подполковник Смирнов Игорь Васильевич, заместитель начальника Службы Безопасности Эскадры по контрразведке.

- Ты уверен, что это Шендзеляж? - спросил меня Андрей Березин, рассматривая фотографию. Андрей - это начальник СБЭ, ответственный в первую очередь за внешнюю разведку, он же - советник Министерства иностранных дел и доверенное лицо императора. Прямо как Киса Воробьянинов у Ильфа и Петрова. Вот только, в отличие от «Двенадцати стульев», здесь все по-настоящему.

Интересно, что если в нашем будущем, откуда мы пришли, ФСБ и внешняя разведка - как ГРУ, так и СВР - соперники, то здесь мы очень хорошо и плодотворно работаем вместе, и попутно занимаемся модернизацией соответствующих структур Российской империи. Но далеко не все можно поручить этим структурам - как-никак у нас несколько другой опыт, да и техническая оснащенность такая, какая местным и не снилась. К тому же и личные отношения между нами позволяют взаимодействовать со «смежниками» на совсем другом уровне.

До недавнего времени, Шендзеляж казался нам не самой значительной фигурой. Да, через него мы вышли на основную британскую шпионскую сеть в Петербурге, но мы не ожидали, что именно он окажется вовлечен в похищение Елизаветы Бирюковой и Федора Филонова. Более того, вскоре после их исчезновения, наш друг Зигмунд объявился в Гельсингфорсе, где его видели вместе с Валентином Ивановым - судя по всему, джентльмены решили переключиться на Валю. А после Гельсингфорса, Шендзеляжа не видел никто - пока два дня назад он не всплыл, на этот раз в буквальном смысле этого слова - со дна Финского залива. Судя по всему, веревка, которая послужила чем-то вроде «якорной цепи» для упокойничка, подгнила и лопнула, а качающийся на балтийских волнах труп заметил местный рыбак и доставил его в Гельсингфорс.

- Либо он, либо его двойник. Но на фото все особые приметы в наличии.

- И что ты думаешь по этому поводу?

- Интересно вот что. И Шендзеляж, и его люди действовали весьма топорно. А вот похищение Бирюкова и Филонова, судя по всему, прошло без сучка и задоринки. Куда сладкая парочка подевалась и где они сейчас, нам неизвестно. Но либо Филонов мертв - но это вряд ли, не для того его похищали - либо особой опасности нет, ведь в таком случае Филонов задействовал бы маячок.

Далее. Единственный известный нам участник похищения вскоре погибает, причем, будь веревка чуть качественней, мы бы об этом не узнали.

- Так ты полагаешь?..

- Я полагаю, что в Питере появилась какая-то неизвестная нам организация. На это указывает и другая информация. Де Козан рассказал нам, что он еще в Париже получил инструкции, где говорилось о том, что его людей могут привлечь к какой-либо операции, и что незадолго до того, как мы взяли его группу, он нашел у себя под дверью приглашение, в тексте которого были указаны некий адрес на Крестовском острове, дата и время, а на конверте стояла цифра шесть.

Он откомандировал шесть человек по тому адресу. Дом, находящийся там, принадлежит некому чиновнику, который ныне пребывает на Кавказе, и в самом здании уже давно никто не живет. Зато рядом есть мостки, рядом с которыми мы обнаружили специально затертые следы нескольких людей, которые вели с улицы к мосткам, а вот обратно - нет. Такое впечатление, что вся группа отбыла по воде. Куда, к сожалению, неизвестно.

Более того, хотя новые правила регистрации иностранцев и выявили большое количество подозрительных личностей, но профессионалов среди них не обнаружено. А именно эти ребята, как мне кажется, очень неплохо подготовлены. Скорее всего, они уже давно в Петербурге. Причем все фигуранты - российские подданные. Вероятно, среди них немало поляков, но мало ли поляков числятся в самых разных министерствах?

- И в большинстве своем - вполне лояльные подданные, как мне кажется.

- Именно так. Выявить среди них супостатов - дело архисложное, как сказал бы Владимир Ильич. А уволить их всех и выслать из Петербурга невозможно по объективным причинам. Остается попытаться понять, с кем мы имеем дело и что именно они замышляют. Вряд ли это ограничивается банальным сбором разведданных. Я не удивлюсь, если в их планах - какая-либо крупная акция. Только вот какая?

- Ты подозреваешь...

- Вряд ли они посмеют напасть на один из наших кораблей, либо на Елагин остров - да и им должно быть понятно, что шансов на успех у них практически нет. Смерть любого из нас, или даже кого-либо из министров или даже великих князей, конечно, будет болезненной, но мало что изменит в ситуации. А вот убийство императора ввергнет и Петербург, и страну в хаос.

- Да уж... Александра Второго в нашей истории убили дилетанты. А из твоего рассказа я понял, что эти ребята намного серьезнее.

- Конечно, мы уговорили императора передвигаться по городу только с охраной, но сколько ее, этой охраны? А от увеличения ее численности он, скажу сразу, откажется - он и так тяготится ее присутствием.

- И что же ты предлагаешь?

- Во-первых, нужно попробовать выяснить, что это за люди, кто они и откуда. Я полагаю, что они как-то связаны с Парижем - ведь де Козан получил свои инструкции именно там.

Во-вторых, мы пытаемся проследить телодвижения Иванова. Но, должен сказать, Зимний он с момента своего прибытия покидал ровно три раза, и все три ходил в некий бордельчик, расположенный неподалеку. Интересно вот что - в тот бордель пускают только по рекомендациям постоянных клиентов. Мы пытались найти человека, от которого можно было бы получить такое приглашение, но не хотим проявлять излишнюю активность. Узнали лишь, что тамошние дамы весьма дорогие и, скажем так, профессионалки своего дела.

- А обыск борделя, скорее всего, ни к чему хорошему не приведет.

- Именно. Наши друзья узнают про наш интерес, но вряд ли мы сможем кого-либо из них там взять. Далее. Окна плотно занавешены, что затрудняет использование технических средств. Кое-какие разговоры мы, конечно, смогли записать, но они состояли в основном из ахов и охов.

Мы установили визуальный контроль над посетителями - но весьма вероятно, что те, кто нас интересует, проникают туда каким-либо другим способом. И вот над этим мы сейчас тоже работаем.

- А во вторых?

- А во вторых - неплохо бы понять, что именно они замышляют. И как они собираются действовать.

- Ты знаешь, Игорь, я недавно получил очень интересную информацию из Парижа. У нас там есть человек в их криминальной полиции - точнее, на нас работает не он сам, а его любовница, которой он очень любит рассказывать про свою работу.

Так вот. В последнее время, там были убиты несколько поляков, которых, похоже, подозревали в работе на Россию. Двое из них и в самом деле были нашими агентами, остальные же к нам не имели никакого отношения. Убийц так и не поймали. Да и похоже, что не очень-то их и искали, все-таки погибшие - поляки, а не французы. Но соседей пару раз опрашивали. Выяснилось, что они раза два видели незнакомых людей, впрочем, внешность этих людей никто толком описать не смог.

Но вот что еще интересно. Несколько месяцев назад был убит некий польский поэт. Вирши его публиковались редко - в эмигрантские круги он хоть и был вхож, но редко там появлялся, и в основном сидел дома с бутылкой, создавая свою нетленку. Заподозрить его в работе на нас мог только идиот. Но убили и его, причем признаки схожие - никто ничего не видел, никто ничего не знает.

Так вот. Живет он на деньги, зарабатываемые его супругой и падчерицей - у них швейное ателье. А пасынок у него - некий Игнаций Качковский - поляк, родившийся во Франции, который принадлежал до недавнего времени к «Колу Польскому», кружку некоего Людвика Мерославского. Год или два до убийства, сей поэт выставил нашего Игнация за дверь самым наглым образом. А Качковский служил в армии чем-то вроде снайпера и был уволен в запас после ранения. Отец же его погиб в тридцать первом году под Остроленкой. Инфа, кстати, от сестры Качковского - одна из ее подруг входит в круг общения другой нашей агентессы.

Увы, выследить Качковского в Париже в данный момент мы не можем, людей там у нас там нет, но, подозреваю, он вполне может принадлежать к некой тайной польско-французской организации. И если добавить к этому то, что ты рассказал мне про де Козана, то, как мне кажется, все встает на свои места. Хотя, конечно, не факт, что это - те самые люди.

- А у тебя есть человек в окружении Наполеона-Жозефа?

- Правильно мыслишь. Есть, как же не быть. Это Евгений Ленцов, кстати, потомок эльзасца, Ойгена Ленца, служившего в армии Наполеона и осевшего в России после 1812 года. Женя хорошо говорит и по-французски, и по-немецки. Наполеон-Жозеф, увы, столь же пренебрегает своей безопасностью, как и Николай Павлович. Но наш Ленцов - парень неглупый. Я передам ему эту информацию, а там будем посмотреть.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8016 (+8070/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7232
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#391 Uksus » 04.01.2019, 17:11

Road Warrior писал(а):Увы, выследить Качковского в Париже в данный момент мы не можем, людей там у нас там нет,

Одно лишнее.
Да, я зануда, я знаю...

Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Аватара
Road Warrior M
Автор темы, Новичок
Возраст: 55
Репутация: 9375 (+9687/−312)
Лояльность: 28518 (+29273/−755)
Сообщения: 3804
Зарегистрирован: 01.10.2012
С нами: 6 лет 5 месяцев
Имя: Макс
Откуда: то ли из штата NY, то ли из Германии...
Отправить личное сообщение

#392 Road Warrior » 30.01.2019, 01:57

"Дунайские волны" наконец-то закончены и отредактированы.

В ближайшие пару недель мы возобновим публикацию недостающих прод из собственно "Турецкого марша", т. е. с момента начала боевых действий в Западном Причерноморье.

вованд M
Новичок
Аватара
вованд M
Новичок
Возраст: 63
Репутация: 44 (+57/−13)
Лояльность: 57 (+65/−8)
Сообщения: 99
Зарегистрирован: 28.10.2011
С нами: 7 лет 4 месяца
Имя: Владимир
Откуда: Москва
Отправить личное сообщение

#393 вованд » 09.03.2019, 20:05

Прошел месяц. Будет продолжение или это конец?


Вернуться в «"Песочница"»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 3 гостя