Вопросы истории

Описание: О событиях в стране и мире. Допустима лёгкая ругань, но выход за рамки разумного будет караться с удвоенной жестокостью.

Ольгерт Иванов
Новичок
Аватара
Ольгерт Иванов
Новичок
Возраст: 57
Репутация: 20974 (+21060/−86)
Лояльность: 1883 (+2076/−193)
Сообщения: 4213
Зарегистрирован: 13.12.2010
С нами: 10 лет 4 месяца
Имя: Ольгерт Иванов
Откуда: Украина Чернигов
Отправить личное сообщение

#1301 Ольгерт Иванов » 03.05.2021, 16:56

Оценка австрийцами русских войск к началу 1917 г. – Г. Гринев-НЕБОЛЬШОЙ ОТРЫВОК ИЗ ЭТОЙ АНАЛИТИКИ.
В моих руках книжка, аккуратно изданная Осведомительным отделом Главного Австрийского Командования под заглавием «Русская армия, начало 1917 года» и предназначенная только для служебного пользования (*).
Начинается книга с описания народов России и следующих статистических данных: численность населения — около 180 миллионов. 88 % населения Европейской России принадлежит к белой расе, а 12 % — к желтой. Состав белой расы: 66,79 % русских (44.30 % великороссов, 17,81 % малороссов и 4,68 % белоруссов), далее
— 6,31 % поляков, 4,03 % евреев, 1,42 % немцев, 1,14 % латышей, 1,06 % грузин, имеретин и мингрельцев, 0,96 % литовцев, 0,93 % армян, 0,89 % молдаван и румын, 0,80 % эстонцев и т. д. Затем идет таблица по принадлежности к арийской группе: славян, литово-латышей, романских народов, греков, ирано-индусов и кавказцев; семитской группы: евреев и караимов; финской; турецко-татарской; монгольской и восточно-азиатской (китайцы, корейцы). Приложенные карты дают понятие о районах расселения этих народностей. Затем идет любопытная таблица характеристики народностей, с данными об их численности и местопребывании. Привожу самые интересные, например:
Адигеи, — около 100 тысяч, населены в районе среднего и нижнего течения Кубани, — благороднейшая ветвь черкесского происхождения, до сих пор освобожденная от военной службы, ныне привлеченная к этапной службе.
Армяне, — около 1.674 тыс. Главное занятие — торговля, хитрый дух спекуляции и, благодаря этому, подобно евреям и грекам, не в почете. Руссофилы. Армии приносят мало пользы, однако при смешивании с другими элементами несут службу хорошо. Отдельные части: 2 добровольческих арм. стр. полка и дивизион конницы.
Башкиры, — около 2.000 тыс. (следует описание наружности); быт и обычаи татарские, к службе всегда готовы; лукавы. Хорошие легкие кавалеристы.
Бухарцы, — около 1.600 тыс., — торговцы, до сих пор освобожденные от воинской повинности, ныне — в этапах.
Болгары, — около 252 тыс., — трудолюбивы, нетребовательны, трезвы и храбры.
Немцы, — около 2.556 тыс., — разделяются на группы: балтийцы, горожане и колонисты юга России и Приволжского района.
Немцы в русских городах (купцы, профессора, врачи), равно как и колонисты, лишь частично сохранили их национальный язык и бытовые особенности, они в высшей степени русифицированы; живущие в остзейских провинциях имеют русскую психологию и занимают относительно много влиятельных военных и гражданских должностей.
Эстонцы, — примерно 1.440 тыс., — монгольского типа, сохранили свои национальные и бытовые черты, как немногие другие. Они — хорошие стрелки, саперы, минеры; благодаря хорошему и крепкому телосложению пополняют гвардию и гренадерские полки. Руссофилы.
Финны, — около 2.000 тыс., — болотные жители: серьезны, молчаливы, упрямы, консервативны, недоверчивы к посторонним, но благочестивый, надежный и честный народ. Шведский язык играет важную роль. Освобождены от военной службы.
Грузины, — около 600 тыс., — большого роста, стройны, сильны. Красивые черты лица с темными глазами. Руссофилы. Выставили добровольческий стр. полк, хотя и подлежат призыву в войска.
Греки, — прим. 50 тыс., — торговцы. Подлежат призыву.
Великоросы, — прим. 79.740 тыс., — сильного и хорошо слаженного телосложения. Туповаты, мало самостоятельны, требуют сильной ведущей личности, очень религиозны, добродушны; не особенно постоянны в регулярной работе. Беспечны в отношении будущего, радости и горе переносят с большим спокойствием. Обладают большим талантом приспособления к необычным обстоятельствам. Настроены патриотически и монархически. Призываются на военную службу. Как солдаты отличны, нетребовательны, храбры, безусловно и слепо послушны. По прежним войнам известны как отличные пехотинцы. Дают свое лицо всей русской армии.
Евреи, — около 7.254 тыс., — в России не допускаются к многим родам деятельности. Хорошо несут службу в армии в качестве отличных литографов, хороших писарей, ловких портных и музыкантов. Как солдаты на фронте не принадлежат к категории способных. Не могут быть офицерами действительной службы или запаса.
Малороссы, — около 32.058 тыс., — высокого роста, стройны и ловки; более живой характер и большая энергия, чем у великороссов. Нет предприимчивости, но есть любовь к свободе, выражающаяся в принадлежности к казачеству. В отличие от великороссов более подходят для кавалерийской службы. Составляют ядро войск мирного времени Киевского, Одесского округов и юго-восточной части Варшавского, затем Донского и Кубанского казачьих войск и вообще войск, в случае войны формирующихся в этих районах.
Латыши, — прим. 2.052 тыс., — прилежны, терпеливы, послушны. Недоверчивы к немцам, сдержаны. Руссофилы.
Литовцы, — около 1.728 тыс., — сильно смешаны с соседними народами. Некогда воинственный и сильный народ, ныне опустившийся. Вместе со сродными им Жмудью (самогитами), латышами и старыми пруссаками составляют особую ветвь индо-германской расы с особым литовским языком. Литовцы и латыши являются большими любителями лошадей и поэтому призываются предпочтительно в кавалерию и конную артиллерию. Прибережные жители дают хороший матросский материал.
Осетины, — около 200 тыс., — крепко сложенный тип мужчины, однако по своей внешности далеко уступает другим народам Кавказа. Дают Осетинский кон. полк и Осет. пластун, батальоны.
Поляки, — прим. 11.358 тыс., — бойки и темпераментны. Польский народ известен своими историческими воинскими качествами особенно были известны польские уланы. Призываются в армию, кроме того выставили 1 добровольческий польский стрелк. полк с соответств. кавалерией.
Сарты, — около 1.300 тыс., — благодаря смеси с арабами, индусами и узбеками имеют характерные черты этой расы и язык происходящий от персидского; маленькая голова, типично иудейские черты лица. Ловкие земледельческие работники. До сих пор были освобождены от воен. службы, теперь — на этапах. Оказывают вооруженное сопротивление в случае призыва на военную службу.
Татары, — прим. 5.346 тыс., — делятся на волжских, крымских, кавказских и сибирских. Военные качества татарских народов не принадлежат к категории выдающихся: нежелание военной службы, отсутствие понятия о воинской дисциплине и политическая неблагонадежность.
Белоруссы, — около 8.420 тыс., — потомки старо-славянского племени кривичей. Никогда не имели политического значения. Сообразно сырому, нездоровому климату они отстали духовно и физически, живут в изолированных небольших селениях или отдельных дворах. Часто склонны к алкоголизму. Составляют ядро войск в Виленском военном округе и частей, формирующихся в этом районе в случае войны.
Цыгане, — прим. 200 тыс., — кочевой народ, как и в других странах. Применяемы как музыканты и кузнецы в войсках.
После краткой истории Русской армии, где упоминаются войны со времен Петра Великого, за исключением Венгерского похода, отдается должное огромной организационной работе русского Генерального штаба по развертыванию небывалых до сих пор людских и материальных резервов Империи для продолжения войны, при чем указывается, что этим далеко не исчерпываются силы Империи и нужно ожидать дальнейшего усиления военной мощи государства.
Затем характеризуются отдельные рода войск:
Гвардия, — привилегированное положение. Собранный из всей Империи лучший людской материал теперь представляет лишь ядро частей. В пехотных частях отличаются со времен Петра Великого полки, знаменитые своим славным прошлым, а также вниманием со стороны Династии, которой они верно служат
Гренадеры, — следующий по качеству материал, имеющий все рода войск, богатый традициями и боевым прошлым.
Армейская пехота,— имеет совершенно однородный состав и одинаковую для всех частей организацию, выделяются стрелковые части.
Армейская кавалерия, — несмотря на различные названия: драгун, улан и гусар, однородно организована, вооружена и обучена. Ее выносливый и крепкий конский состав ремонтируется главным образом из Задонских степей.
Артиллерия, — находившаяся перед началом войны как раз в стадии реорганизации, сейчас представляет собой род войск, в своих качествах не уступающий ни пехоте, ни кавалерии, прекрасно применяемый род войск.
Инженерные войска, — занимают особое положение своим выдающимся офицерским составом и составом нижних чинов, тщательно подобранным, что дает им возможность выделяться своими действиями во время настоящей войны.
Казаки, — самый оригинальный род войск Русской армии. Из прежней военной касты, свободной и привилегированной, несшей службу по охране границ, государство в государстве, — в настоящее время сохранилась только фикция самостоятельности, лишь немногие особые права. В обучении и применении, вооружении и снаряжении они почти не отличаются от частей армейской кавалерии.
Офицерский корпус, — как и следует ожидать в армии такой величины, не однороден, благодаря различным общественным классам, где происхождение и образование различны. Офицеры гвардии, принадлежащие к высшим слоям общества, имеют очень хорошую военную и довоенную подготовку и этим выделяются среди своих армейских товарищей. То же относится и к офицерам Ген. штаба, благодаря их специальному военному образованию, равно как и к офицерам специальных войск. Громадное увеличение состава армии во время войны, большие потери в кадровом офицерском составе создали большую нужду в замещении офицерских должностей, что заставило управление армии прибегнуть ко всяким возможным мерам для его пополнения, призвав наполовину подходящий элемент после короткого срока подготовки и отправив этот элемент немедленно на фронт. С таким офицерским составом командование не получило хорошего опыта во время последних наступательных боев.
Альтернативка - книга о том, что могло бы быть.
Прежде, чем писать альтернативку - вспомни, чьи танки стояли в Берлине?
Я-شوروی — šûravî-Шурави
笑一笑十年少, 愁一愁白了头(Смейтесь. Смех продлевает годы)
一期一会(Одна встреча. Один шанс)
生が終わって死が始まるのではない。生が終われば死もまた終わってしまうのだ。
«Когда кончается жизнь, смерть не начинается, смерть кончается вместе с ней»
寺山修司 Тэраяма Сюудзи

Ольгерт Иванов
Новичок
Аватара
Ольгерт Иванов
Новичок
Возраст: 57
Репутация: 20974 (+21060/−86)
Лояльность: 1883 (+2076/−193)
Сообщения: 4213
Зарегистрирован: 13.12.2010
С нами: 10 лет 4 месяца
Имя: Ольгерт Иванов
Откуда: Украина Чернигов
Отправить личное сообщение

#1302 Ольгерт Иванов » 05.05.2021, 11:31

В нашей науке специалисту-немарксисту грош цена.
Покровский М.Н.
Михаил Николаевич Покровский. С фотографии на нас смотрит классическое лицо старого профессора: длинная седая борода, высокий, удлиненный лысиной лоб, очки, некоторая интеллигентская сутулость... Да и начало жизненного пути было, пожалуй, типичным для будущего профессора: сын статского советника, он после окончания Московского университета был "оставлен для приготовления к профессорскому званию" (то, что сейчас называется аспирантурой), преподавал на Высших женских курсах, печатался в обычных либеральных изданиях и даже вошел в типично "профессорский" Союз освобождения - ядро будущей кадетской партии.
Спойлер
Революция 1905 года прервала размеренное течение жизни тридцатисемилетнего приват-доцента: он вступает в большевистскую партию, работает в большевистской печати, участвует в 1907 году в V съезде РСДРП и входит кандидатом в ЦК. За границей, куда он был вынужден эмигрировать после поражения революции, Покровский написал пятитомный труд: "Русская история с древнейших времен". Здесь он попытался создать марксистскую схему отечественной истории. Вряд ли стоит удивляться, что именно Покровский - единственный историк-профессионал среди большевиков - оказывается официальным главой уже советской исторической науки. Сколько постов он занимал одновременно! Заместитель наркома просвещения, президент Коммунистической академии, директор Института истории Комакадемии и Института красной профессуры, руководитель Центрархива, председатель Общества историков-марксистов, редактор сразу трех журналов: "Историк-марксист", "Красный архив" и "Борьба классов"...
Покровский был блестяще одаренным человеком: его работы написаны ярко и даже местами хлестко, читаются легко и с интересом, в них нередко чувствуется нестандартная живая мысль. Но он никогда не был строгим исследователем: начав как популяризатор, он сразу перешел к созданию концепций, широких обобщений. Да, он очень много прочел, очень много знал, но его эрудиция была эрудицией знатока, а не исследователя. Когда знакомишься с его трудами, возникает впечатление, что Покровский искал в трудах своих предшественников и в источниках факты, подтверждающие уже сложившиеся у историка концепции. Именно так открывался путь для того, чтобы историк стал не искателем истины, а слугой идеологии и тем самым перестал быть ученым.
"Русская история с древнейших времен" была задумана Покровским как полемический отклик на официально признанную университетскую науку начала XX века. Принужденный покинуть родину, погруженный в перипетии революционной и внутрипартийной борьбы, Покровский был заражен вирусом презрения к либералам, к людям, стремящимся к мирной эволюции страны, к тем, кто вел спокойный, размеренный образ жизни и из университетской аудитории шел в архив, а возвращался в уютную профессорскую квартиру. Врагами остались для Покровского ученые-немарксисты и после революции. В книгу, рассчитанную на самого широкого читателя, Покровский включил раздел историографии. Уже в самом названии чувствовался элемент пренебрежения к этим странным людям, не дошедшим до марксизма: "Как и кем писалась русская история до марксистов".
Итак, по мнению Покровского (не на собственном ли опыте основанном?), историк выдвигает ту или иную концепцию не исходя из своего понимания фактов, а потому, что это "нужно". Недаром один из учеников Покровского писал: "Ключевский - это представитель великорусского шовинизма, прежде всего ярый русификатор, представитель торговых группировок, кулацких группировок русской буржуазии". Помимо того, что утверждение о шовинизме Ключевского - явная ложь, не говоря и о том, что даже неловко всерьез опровергать глубокий вывод о Ключевском как представителе кулачества, в этом пассаже (уверяю читателя: это не случайная оговорка, а типичный образ мыслей партийного историка тех лет) поражает глубокое пренебрежение к великому ученому, почти детская уверенность в том, что именно им, молодым "красным профессорам", открыты все тайны истории, им и только им принадлежат все ключи от ее замков.
Такое умонастроение в сочетании с высокими постами Покровского и его людей открыло путь для прямых гонений на тех ученых, которые не захотели отказаться от своих научных взглядов. Так, в 1928 году Покровский писал буквально следующее: "Во-первых, в нашей науке специалисту-немарксисту грош цена. А во-вторых, вы можете быть уверены, что если оный специалист вместо мягкой каши увидит перед собой твердый сомкнутый фронт, он сейчас же вспомнит, что еще его дедушка в 1800 г. был марксистом".
Покровскому вторил другой "марксист" - С. Н. Быковский. Говоря о тех, кто "марксистски мыслить не может", он писал, что "в их отношении должны быть применены методы более сильные, чем разъяснение и убеждение" .
Итак, марксизм должно было внедрять насильственно. И внедряли. Вместо "мягкой каши" историки-немарксисты в 1930 году увидели "перед собой твердый сомкнутый фронт" следователей ГПУ. Именно тогда было грубо состряпано дело группы "буржуазных историков". Среди них большинство - специалисты по истории средневековой России. В тюремных камерах оказался цвет отечественной исторической науки. Академики Сергей Федорович Платонов, Евгений Викторович Тарле, Матвей Кузьмич Любавский, Николай Петрович Лихачев, члены-корреспонденты Юрий Владимирович Готье, Алексей Иванович Яковлев (его не спасла и давняя близость к семье Ульяновых: Илья Николаевич был дружен с отцом Алексея Ивановича)... Здесь были и историки тогда еще среднего поколения: Михаил Дмитриевич Приселков, Сергей Владимирович Бахрушин, Борис Александрович Романов, Иван Александрович Голубцов, Александр Игнатьевич Андреев, Алексей Андреевич Новосельский, Иван Иванович Полосин, и совсем еще начинающие - такие, как будущий академик Лев Владимирович Черепнин... Всех перечислить невозможно. Это был настоящий погром.
Арест идейных противников вызвал ликование у членов Общества историков-марксистов. В своей резолюции они заявляли: "Где кончается «несогласие с марксизмом» и начинается прямое вредительство, различить становится все менее и менее возможным. Каждого антимарксиста (великолепная логика: тот, кто не марксист, уже антимарксист!) приходится рассматривать как потенциального вредителя" .
А сам Покровский с палаческой иронией говорил: "В дальнейшем нам уже не пришлось заниматься отечественными буржуазными историками, ибо наиболее крупные из них были уже разоблачены, а о других взяли на себя попечение соответствующие учреждения".
Впрочем, без врагов Покровский и его ученики жить не могли. После устранения из науки и ареста "буржуазных" ученых развернулась борьба с уклонами уже в своем лагере, столь же жестокая и крикливая. Научные дискуссии Покровский представлял себе исключительно как уничтожение (хотя бы моральное) оппонента. "Если нам нужно ликвидировать кулака как класс, - писал он, - то нам надо ликвидировать и кулацкую идеологию, т. е. народническую, которая выродилась в кулацкую". Речь шла не только о бывших народниках, но и об историках-коммунистах, имевших неосторожность думать о народниках иначе, чем Покровский:
Борясь с шовинизмом, Покровский метнулся к другой крайности - национальному нигилизму. Вот его "Русская история в самом сжатом очерке", вышедшая только при жизни автора десятью изданиями. По этой книге учились в 20-х - начале 30-х годов все школьники и студенты.
Сам М. Н. Покровский успел умереть в почете, в апреле 1932 года. Похороны красного академика состоялись на Красной площади, все газеты опубликовали сообщение ЦК ВКП(б), в котором покойного называли "всемирно известным ученым-коммунистом, виднейшим организатором и руководителем нашего теоретического фронта, неустанным пропагандистом идей марксизма-ленинизма". Имя Покровского было присвоено Московскому университету и Московскому историко-архивному институту.
Прошло два года. 16 мая 1934 года появилось совместное Постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) о преподавании гражданской истории в школе. На первый взгляд в нем не было ничего плохого. В самом деле, восстанавливались закрытые до того исторические факультеты университетов и педагогических институтов. А что дурного было в предписании преподавать историю "в живой, занимательной форме с изложением важнейших событий и фактов в их хронологической последовательности" и отказаться наконец от подмены истории "отвлеченными социологическими схемами"? В первый момент многим показалось: наверху одумались, наконец в душную атмосферу проник свежий воздух. Но беда была в том, что это был декретированный свежий воздух. После команды "вольно!" очень скоро последовали, как обычно бывает в строю, новые команды: "смирно!", "равняйсь!" и "кругом!".
Широкая критика М. Н. Покровского началась с опубликования 27 января 1936 г. в газетах «Правда» и «Известия» официального сообщения «В Совнаркоме Союза ССР и ЦК ВКПб)», в постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 26 января 1936 г. указывалось на то, что «среди некоторой части наших историков, особенно историков СССР, укоренились антимарксистские, антиленинские, по сути дела ликвидаторские, антинаучные взгляды на историческую науку. Совнарком и ЦК ВКП(б) подчеркивают, что эти вредные тенденции и попытки ликвидации истории как науки, связаны в первую очередь с распространением среди некоторых наших историков ошибочных исторических взглядов, свойственных так называемой „исторической школе Покровского“».
Сложившаяся в 20-е годы обширная школа Покровского была объявлена «базой вредителей, шпионов и террористов, ловко маскировавшихся при помощи его вредных антиленинских исторических концепций». Книги Покровского изымались из библиотек, а учебники по истории переписывались в соответствии с новой исторической концепцией. Посмертный разгром Покровского был довершён двухтомником «Против исторической концепции М. Н. Покровского» (М.—Л., 1939—1940). Реабилитация школы Покровского началась после XX съезда КПСС. В 1960-х гг. было осуществлено издание четырёхтомного сборника его исторических сочинений «Избранные произведения».
Альтернативка - книга о том, что могло бы быть.
Прежде, чем писать альтернативку - вспомни, чьи танки стояли в Берлине?
Я-شوروی — šûravî-Шурави
笑一笑十年少, 愁一愁白了头(Смейтесь. Смех продлевает годы)
一期一会(Одна встреча. Один шанс)
生が終わって死が始まるのではない。生が終われば死もまた終わってしまうのだ。
«Когда кончается жизнь, смерть не начинается, смерть кончается вместе с ней»
寺山修司 Тэраяма Сюудзи


Вернуться в «Политика»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 5 гостей