Украинство и украинцы

Описание: О событиях в стране и мире. Допустима лёгкая ругань, но выход за рамки разумного будет караться с удвоенной жестокостью.

Ольгерт Иванов
Новичок
Аватара
Ольгерт Иванов
Новичок
Возраст: 58
Репутация: 23445 (+23542/−97)
Лояльность: 1991 (+2194/−203)
Сообщения: 4876
Зарегистрирован: 13.12.2010
С нами: 11 лет 11 месяцев
Имя: Ольгерт Иванов
Откуда: Украина Чернигов
Отправить личное сообщение

#801 Ольгерт Иванов » 11.09.2021, 11:21

Так колеги только не сильно смеятся.....
Новый прорыв в украинской исторической науци! Спешите видеть!
Понтий Пилат – украйинэць и ученик Иисуса! До самого конца он пытался спасти Христа, а потом руководил переселением галилеян в прикарпатскую Галицию. От них, судя по всему, и произошли галичане.
Похоронили Понтия Пилата в селе Пилаткивци на Тернопольщине.
Если кто-то забыл, то и сам Иисус родом из Галиции. Также украинские историки не исключают, что после своего воскрешения, Он долгие годы жил в Львовской области, разрабатывая украинский научный национализм.
С нетерпением ждём новых прорывов от украинской науки!
Изображение
Так. Вопрос... Почему фото без чуба и усов? Ведь всем известно что у Пилата был чуб и что изобрёл шаровары.
Альтернативка - книга о том, что могло бы быть.
Прежде, чем писать альтернативку - вспомни, чьи танки стояли в Берлине?
Я-شوروی — šûravî-Шурави
生が終わって死が始まるのではない。生が終われば死もまた終わってしまうのだ。
«Когда кончается жизнь, смерть не начинается, смерть кончается вместе с ней»
寺山修司 Тэраяма Сюудзи
Лучшая месть - забвение, оно похоронит врага в прахе его ничтожества. (с) Бальтасар Грасиан-и-Моралес

Ольгерт Иванов
Новичок
Аватара
Ольгерт Иванов
Новичок
Возраст: 58
Репутация: 23445 (+23542/−97)
Лояльность: 1991 (+2194/−203)
Сообщения: 4876
Зарегистрирован: 13.12.2010
С нами: 11 лет 11 месяцев
Имя: Ольгерт Иванов
Откуда: Украина Чернигов
Отправить личное сообщение

#802 Ольгерт Иванов » 20.12.2021, 18:25

Любопытный прогнозх
Ты бандеровец?20 Декабря 2021Сергей Климов
Путешествуя на просторах Сети, наткнулся на хохлосрач двух биоботов, которые обвиняли друг друга в криптобандеровщине. Спор уже утратил логику и ушел за горизонт бессмысленности. Но почему-то стало интересно, с чего все началось. Просмотрев написанное, выяснил, что каждый старался доказать, что он больший русский, чем его оппонент, сильнее любит Россию и т. д. А когда аргументы в поддержку своих позиций кончились, каждый начал давить противника, обвиняя его во всех смертных грехах, одним из которых есть и будет бандеровщина. Но поскольку спорщики ужасно далеки от украинских реалий и понимают, что от обвинения «ты бандеровец» легко отбиться, то было использовано как таран другое обозначение оппонента ― «ты криптобандеровец», то есть хорошо замаскировавшийся бандеровец.
Просмотрев их ленты, я был удивлен тем, что об Украине у них почти ничего нет. И вот это интересно. Значит, получается, что, будучи русскими и имея русские интересы, или они сами ввели, или кто-то ввел им в мозг категорию «бандеровщина», которую они даже не знают, как толком использовать. Бандеровщина коснулась их жизни, вошла, так сказать, пока на полшишечки.
Необходимо упомянуть, что я бандеровщину считаю злом. Злом абсолютным, свинским, с рагуляче-гыднючим оскалом. Но как с любым злом, мы взаимодействуем и с ним. И если мы его не уничтожаем, а хотя бы терпим, мы даем этому злу развиваться. Возможно, до нас дойдет, что зло уже выросло из штанишек и взяло в руки автомат для пострелять, и мы-таки оторвем попу от уютного дивана и наконец займемся гармонизацией мира.
Кто знает, какие еще варианты взаимодействия со злом мы испытаем. Может, нам придется сотрудничать, договариваться, бегать от него, приспосабливаться к нему, писать о нем, изучать его. Или Родина нас забросит в сердцевину зла, чтоб мы, как фон Штирлиц, стали его частью, кровью, плотью и увидели его изнутри. Но Исаеву повезло. У него был приказ Родины. А как быть, когда Родина молчит и не телится? Скорее всего, надо действовать по совести как части единого целого ― Родины.
А что если сама Родина тебя считает врагом, но не потому, что ты совершил предательство и перешел на вражескую сторону, а потому, что именно сегодня и именно сейчас она не может тебя защитить, и не только не может защитить, но и лишена права декларировать, обещать такую защиту. Все это заставляет спросить: при таком стечении обстоятельств, а именно минимального вхождения Родины в твою жизнь, не становясь предателем, ты бы стал бандеровцем? Даже будучи абсолютно уверенным, что Ceterum censeo Ucraina esse delendam.
При этом обязательно не предавать, не преступать через себя, не опускать свой род, но попасть в момент, когда Родине выгодно или приемлемо, чтоб ты попал в априори вражескую среду, но сегодня по каким-то причинам нужную Родине, как «враг моего врага ― мой друг».
Тема сложная еще и потому, что у русских отношение к предательству во время Великой Отечественной воспринималось через образы Власова и Гиль-Родионова. Тут же надо уйти от русскости на границу и посмотреть, как надо сложить пазл, чтоб заставить человека стать под те знамена?
Возможно, лучше всего начать с Первой мировой войны. Она перевернула игровые доски, не позволяя довоенному прошлому значительно влиять на ход событий, обнулила все прежние взаимоотношения, а с другой стороны, родила Франкенштейна под названием Украина.
Еще одним результатом Первой мировой является то, что она убрала полутона. До нее ты мог быть одновременно и русским патриотом, и германофилом, после начала ее ― увы: ты или на своей стороне линии фронта, или, перейдя на другую, по сути, становишься предателем.
Но Россия проиграла Первую мировую и потеряла Украину. Там началось создание марионеточного германского государства. И вот тут для русских встал вопрос: я за Россию (красную или белую) или же я за Украину Грушевского, Скоропадского, Петлюры. Родине (теперь она у каждого была своя) нужны были штыки, и любая сторона, по крайней мере до конца 1920-го, с охотой принимала желающего сражаться под свои знамена. При наличии выбора из множества враждующих сторон каждый мог найти себе русскость или украинство по вкусу и сражаться за нее/него в свое удовольствие. Не надо было терпеть враждебный строй, становиться предателем самого себя. По сути, красные за красных, белые за белых и т. д.
Но при таком многообразии враждующих сторон интересно посмотреть на Галицию. Проходит 1918 год, Тройственный союз проигрывает войну, Австро-Венгрия распадается, и 19 октября провозглашается Западно-Украинская Народная Республика со столицей во Львове. До войны на этих землях более половины населения составляли украинцы и русины. Но Марс собрал свою жатву, а просвещенные европейские каратели почти полностью уничтожили нелояльных Вене подданных. Предателей Австро-Венгерской монархии просто не могло быть, так как их всех убили или изгнали.
И вот тут понимаешь, что это государство образовали украинцы, верой и правдой служившие австро-венгерскому престолу настолько, что даже смогли оформиться в какую-никакую силу, способную заявить претензии на часть обломка империи. Так получилось, что они проиграли Первую мировую войну, предали кровь, но не предали сюзерена.
Основное различие в вопросе, за кого воевать, для жителя Киева и Львова состояло в том, что у нас человек выбирал сторону в зависимости от своих политических предпочтений: социал-демократ или социал-революционер ― за красных, некоторые социал-революционеры с национальной придурью ― за будущих петлюровцев, кадет ― за белых, октябрист или монархист ― за прогерманского гетмана, анархист ― за Махно, зеленые вообще за все хорошее, «баблистое» и против всего плохого. И при этом отношение к национальности как к надцатому фактору, при котором еврейский генерал Николай Букретов мог спокойно стать казачьим атаманом.
В то же время в Галиции национальность была решающей. Если ты украинец или русин, ты априори не мог быть за государство венгров, поляков или румын. При этом если поляки могли собрать своих людей из трех распавшихся империй плюс эмигранты, то русины-украинцы могли рассчитывать только на себя.
И вот тут наступает первый период, когда служение тому, что называется Украина, могло не противоречить Родине. Представь, что ты русин, который не был лоялен Австро-Венгрии и не убивал русских. Ты хотел воссоединения с Россией. Тебе повезло ― ты избежал Талергофа. Может быть, даже отступил с армиями генерала Николая Иванова в 1915-м. После того как фронт для Австрии на востоке распался, Россия для всех закончилась, и началась Россия для каждого своя: ты смог пробраться на земли отцов и встретиться со своей семьей, с любимой женой и детьми (если их не пережевала Европа). И тут на твои земли заявляет права польская шляхта со своими холопами. И ты начинаешь сражаться за русинский/украинский язык против польского, за униатскую веру против католической, за землю Червонной Руси, населенной глубоко русскими людьми, против владельцев панских усадеб, против того, кто, как ты знаешь, будет тебя давить.
Неудивительно, что для Галицкой армии, имеющей своими врагами поляков, было приемлемо уйти к белым (ноябрь 1919), а потом к красным (январь 1920). Точно так же, как петлюровцам, у которых врагом были красные, стать частью польской армии.
И если ты не струсил при весеннем наступлении поляков на Киев, не сдался вместе с галичанами, а остался верен трудовому народу, ты смог еще ненадолго вернуться домой и вместе с 1-й Конной попытаться освободить Львов. Потом опять горечь поражения, и три года ожидания пожара мировой революции.
Но вскоре концепция мировой революции проиграла вместе с Львом Троцким ака Матерью Драконов. Армию сократили, и тебе уже не было в ней места. Если ты не дурак, ты понимал, что следующий всплеск и возможность вернуться домой в качестве победителя будет через поколение. Поэтому опять выбор: или насаждаемое большевиками украинство, на которое, например, повелся Григорий Коссак, или родная земля под вражеской нацией, а значит, надо вернуться и признать поражение с опущенной головой.
Итак, ты (или уже, скорее всего, твой сын и наследник) живешь в Польше. Эта страна, как и сегодняшняя Украина, день за днем убивает твою русскость, твое православие. Но межвоенный баланс сил не дает красным возможности сражаться. А другие украинские партии в той Польше такие же клоунские, как сегодняшние «оппозиционные» партии на Украине. И тут под руку попадается Украинская войсковая организация, а с 1929-го ― Организация украинских националистов. Кто-то скажет, что они проповедуют террор, кто-то ― что борьбу против душителей свободы твоего народа, но в любом случае, если ты хотел предпринять активные действия против того, кто убивает тебя, твою семью, твое село, твой народ, твою веру, других организаций для борьбы не было. Тем более с конца 1923 года СССР и Коминтерн почти отказались от внешних силовых акций. Таким образом, огрызаясь и кусая поляков, ты мог и удовлетворить свою потребность в борьбе, и в то же время придумать благое объяснение, что помогаешь своей Большой Родине, когда она вынуждена улыбаться на дипломатических приемах с шампанским, бороться с многовековым врагом.
Вполне возможно, что именно те члены ОУН, которые могли так думать, и отошли от деятельности организации после воссоединения украинских земель в 1939 году. И точно так же члены УПА (1942–1949), которые видели в УПА не инструмент по вырезанию русских, а убежище, «мафию», хоть какую-то структуру по защите украинского народа и веры, при появлении партизан переходили к красным, становились агентами, а после и воинами РККА. Особенно на фоне того, что партизанская зима 1941–1942 года была полностью провальной, а истые галичане говорили «фу» «бандьорам» и шли в СС. Это потом уже, когда мы покончили с СС, они потянулись в УПА.
Опять же, можно сравнить интенсивность действий украинских буржуазных националистов всех фракций против поляков (резня от Волыни до Житомира) и их борьбу против советской власти.
А что же тебе, верному сыну Отечества, делать в этой кодле? Понятно, что если дал присягу СССР, то надо изо всех сил пробиваться, добираться до фронта. На крайний случай к ближайшему партизанскому отряду. Но если отбился от своих в Галиции? Если понимаешь, что не пройдешь, как Михаил Наумов? Что тебе так не повезло, а вместо партизан рядом только бандеровцы? Тут уж выбор невелик: или в лагерь, или на работу в рейх, или в полицаи. Таким образом, любая группа в лесу со смазанной ориентацией, даже банда, и то лучше, чем служение агрессору.
А теперь переходим к нашим дням. Понятно, что и ВСУ, и МВД с СБУ, и разные националистические боевые организации заточены исключительно под убийство русских. Вопрос в другом, будут ли они это делать, когда придет приказ, смогут ли, захотят ли?
В любом случае, пока есть Украина, любой ее служитель с оружием в руках ― враг России, враг русскому народу.
Но пройдет время, и тот тотальный mismanagement, который суть Украины, даст о себе знать, уничтожив ее структуру. Учитывая усиление людей на земле, появятся «военные лорды». Так уже было во время Гражданской. Олесь Бузина как-то насчитал более 30 государственных образований на Украине. Не исключено, что их было бы больше, не уничтожай Большие игроки регулярно кого-то из них. А если сейчас Большие игроки будут «курить в сторонке», наслаждаясь репликой китайского хаоса 1911–1949-х? Возможно, государств «военные бароны» замастырят поболе?
И вот тогда, учитывая все оттенки радуги, каждый житель бывшей Украины, который не отступил в Россию и не уехал воевать за ДНР/ЛНР, найдет себе сторону по вкусу. Будет ли осуждать Россия на своих ток-шоу и Уголовным кодексом тех, кто сражается за болгар Болграда против арабов и галичан Одессы? Кого поддержит Россия: еврейских мальчиков, которые десантируются с автоматами в столицу хасидизма, или последователей Ивана Гонты? А если вместо прогонтийских сил Умань будет окружена мужеложцами из «Торнадо» (запрещенная в России террористическая организация)? Будет ли помогать Россия лемковским селам, которые за неимением русских и поляков первыми будут вырезаны бандеровцами Галиции? Мы или Польша будем помогать полякам Житомирщины сражаться против украинцев? (Не удивлюсь, если польские села будут получать русские автоматы и провиант, а Польша поддержит местных украинцев, которые по старой традиции будут резать поляков.)
И вот тут приходит понимание, что если руководство того или иного туземного образования будет проводить политику сродни правительствам ЦАР или Мали, то почему бы мне как местному жителю, аборигену, так сказать, не вступить в армию Троещенско-Борщаговского гоп-казачества с целью сбалансирования доходов подданных двуединого атамана и оптимизации переориентации киевского офисного планктона на труд по производству материальных ценностей, которые можно потрогать? По крайней мере до того момента, пока мосты целы. Потом, скорее всего, это будут уже две отдельные планеты каждая со своими идолами.
На фоне глобального противостояния России с Западом, когда нельзя моргнуть, для мышиной возни нужны мышиные армии, мышиные идеологии, можно даже сказать, мышиный национализм. Да, эти атаманы будут убивать потенциал и территории страны, вражеской на сегодняшний день, и потенциал народонаселения, который, скорее всего, будет вражеским и на момент феодальной раздробленности. Но они же будут и расчищать поле, как в прошлый раз это сделала Руина.
Выгодно ли это будет России? Выгодно ли ей будет участие той или иной группы в bellum omnium contra omnes? И если да, то какие требования она выдвинет к этим одичавшим прокси в обмен на помощь?
Сергей Климов,
Альтернативка - книга о том, что могло бы быть.
Прежде, чем писать альтернативку - вспомни, чьи танки стояли в Берлине?
Я-شوروی — šûravî-Шурави
生が終わって死が始まるのではない。生が終われば死もまた終わってしまうのだ。
«Когда кончается жизнь, смерть не начинается, смерть кончается вместе с ней»
寺山修司 Тэраяма Сюудзи
Лучшая месть - забвение, оно похоронит врага в прахе его ничтожества. (с) Бальтасар Грасиан-и-Моралес

Ольгерт Иванов
Новичок
Аватара
Ольгерт Иванов
Новичок
Возраст: 58
Репутация: 23445 (+23542/−97)
Лояльность: 1991 (+2194/−203)
Сообщения: 4876
Зарегистрирован: 13.12.2010
С нами: 11 лет 11 месяцев
Имя: Ольгерт Иванов
Откуда: Украина Чернигов
Отправить личное сообщение

#803 Ольгерт Иванов » 29.12.2021, 10:32

Полку «ворогов» прибыло
«Союзники» по «Междуморью» становятся для Киева угрозой
Поиск врагов — излюбленное занятие украинских политиков, чиновников, журналистов и всевозможных экспертов. Эта деятельность тем интереснее, что не только требует известной изобретательности и гибкости ума, но и позволяет канализировать народный гнев в нужном направлении, указывая, на кого можно свалить вину за то, что «Незалежная» все еще не стала богатой и процветающей европейской державой.
До недавнего времени в поисках врагов соблюдалась известная мера. Теперь, похоже, никаких границ в этом вопросе нет. И в числе «ворогов нации» оказались те, кто еще вчера были друзьями и союзниками. Речь идет не только о заявлениях главарей нацистов, с некоторых пор обвиняющих растленный Запад в насаждении содомии и других противоречащих украинскому менталитету «европейских ценностей». Теперь вчерашних «друзей» называют врагами респектабельные эксперты из правительственного пула.
Так, в Киеве признанный украинский эксперт по вопросам миграционной политики Геннадий Арвицаев, близкий к Банковой, провел пресс-конференцию, на которой обрушился с критикой на Польшу, Чехию и Венгрию, которые, по его словам, проводят враждебную к Украине политику: «Украина находится во враждебном окружении, Венгрия проводит агрессивную политику, раздавая свои паспорта на территории Украины. Относительного этого Павел Жебровский сказал: «Украина при необходимости уничтожит венгерскую армию силами одной 128 горно-штурмовой бригады ВСУ».
Польша перестала защищать украинских граждан. На пропускных пунктах западной границы с Польшей, граждане, которые возвращаются на родину, вынуждены целыми днями и ночами ждать, когда их пустят домой.
Чехия усложнила выезд наших граждан на свою территорию, требуя придерживаться исключительно европейских санитарных стандартов, не признавая украинские средства лечения и вакцины», — заявил Арвицаев.
Подобные выступления, особенно в контексте предвоенной истерии, которой охвачен Киев, не могут не изумлять. Дело в том, что указанные страны являются основными для ВСУ поставщиками вооружения, военной техники и боеприпасов советского стандарта, оставшегося в их арсеналах еще со времен Варшавского договора.
То есть данное поведение, как минимум, неразумно, особенно с учетом недавнего опыта разрушения отношений с Белоруссией, которая поставляла ГСМ и запчасти для техники, в которых украинские формирования остро нуждаются.
Но, как и в случае с Белоруссией, Киев выполняет чужую волю. Скорее всего, украинский «наезд» на западных соседей санкционирован Вашингтоном, который, стремясь восстановить несколько подпорченные отношения с ЕС и, прежде всего, с Германией, решил несколько придержать амбиции восточноевропейских лимитрофов, в частности, Польши, которая рвется к возрождению проекта «Междуморья». Но без участия Украины этот проект просто теряет смысл.
Петр Иванченко
Альтернативка - книга о том, что могло бы быть.
Прежде, чем писать альтернативку - вспомни, чьи танки стояли в Берлине?
Я-شوروی — šûravî-Шурави
生が終わって死が始まるのではない。生が終われば死もまた終わってしまうのだ。
«Когда кончается жизнь, смерть не начинается, смерть кончается вместе с ней»
寺山修司 Тэраяма Сюудзи
Лучшая месть - забвение, оно похоронит врага в прахе его ничтожества. (с) Бальтасар Грасиан-и-Моралес

Morok M
Новичок
Morok M
Новичок
Возраст: 51
Репутация: 13716 (+13770/−54)
Лояльность: 5012 (+5018/−6)
Сообщения: 3101
Зарегистрирован: 06.01.2013
С нами: 9 лет 10 месяцев
Имя: Мирон
Откуда: СССР
Отправить личное сообщение

#804 Morok » 30.12.2021, 14:24

Изображение

Ольгерт Иванов
Новичок
Аватара
Ольгерт Иванов
Новичок
Возраст: 58
Репутация: 23445 (+23542/−97)
Лояльность: 1991 (+2194/−203)
Сообщения: 4876
Зарегистрирован: 13.12.2010
С нами: 11 лет 11 месяцев
Имя: Ольгерт Иванов
Откуда: Украина Чернигов
Отправить личное сообщение

#805 Ольгерт Иванов » 24.01.2022, 10:46

Украинское «ищу себя»
Начало января 2022 года отметилось на территории Украины очередными приступами патриотической шизофазии. То ли постсоветские новогодние праздники так жгут бесам их чёрные души, то ли православное Рождество и Крещение — неизвестно, но, кроме никого уже не удивляющего первоянварского неонацистского марша-без-факелов по Киеву, появились и новые нотки в январском букете.
Первыми сигналами этого стали вялые и выспренные посты в социальных сетях от «лидеров общественного мнения» и их «посіпак» (всё-таки в украинском языке определённо есть очень выразительные обертоны!). Скучные и при этом пафосные попытки напоминания о галактической значимости роли «защитников Донецкого аэропорта» и их беспрецедентном героизме не вызывали ни малейшего интереса, окромя психиатрического.
Отметилась даже Натали Энн Джареско, которая нонеча, ежели мне не изменяет склероз, огуливает ещё одну жертву американского колониализма в многообещающем органе под названием PROMESA. Но такая отдалённость не мешает бизнес-леди из щирой Чикагщины на всякий случай возделывать и украинскую грядку. Она не то чтобы приносит много плодов (12 комментариев и около шести сотен лайков — не самый выдающийся результат для такой амбициозной дамочки), но курочка по зёрнышку, как известно.
Зато уж эта-то аудитория у Натали Энн дрессированная. Всё, что нужно было сделать пуэрториканской спасительнице — это запостить коллаж из полутора десятков не самых, скажем честно, эстетичных портретов тех, кто держал под огнём северные районы Донецка. И тут же посыпались уверения в вечной памяти, в том, что «помнят», мечтательное «герои никогда не умирают» и лиричное «ангелы…».
Эскиз непропаганды
Уже сам по себе этот приём соучастия показателен. Не нужны длинные тексты, да их и не читает никто. Не нужны серьёзные аргументы — они никого в соцсетях и современном интернете не убедят. Не нужны даже разъяснения: в дебрях недоговорок и загадочных фотографий заблудятся чужие и отсеются лишь свои. Умнейший Игорь Ашманов называет это семантическими капсулами, и если этих «капсул» оказывается достаточно много, то они сохраняют иллюзию самостоятельности мышления для каждого, при этом направляя всех в нужную сторону.

Постинг Натали Энн явно направлен на аудиторию эмоциональную, не слишком мыслящую, зато фанатично уверенную в единственно возможной истинности, а главное, полностью отринувшую возможность принятия во внимание другой стороны. Потому что такая идеализация и, не побоюсь этого слова, даже сексуализация «киборгов» возможна, только если не спрашивать о том, какие районы Донецка перекрывались орудиями из ДАПа, какова военная (нет, не террористическая, а именно военная!) была роль ДАПа, особенно когда его собственно инфраструктура стала непригодна для приёма воздушных судов.
Любой анализ или критика такого действия в социальных сетях нуждаются в проговаривании и в этом смысле честны. А вот подобные лицемерно-гуманные действия с фоточками — нет. Поэтому Натали Энн остаётся в тени собственной недоговорённости. Она всегда может спрятаться за лицемерно-округлыми фразами про «память жертв», про «необходимость уважать смерть», про «героизм простых людей» и так далее. Любая же критика оказывается в позиции оправдывающегося, негуманного, бесчеловечного. И даже упоминание, чем, собственно, «киборги» занимались, — тоже.
Патологическая патока
Куда более откровенен, хотя и тоже лаконичен, народный депутат Роман Костенко, который осыпал «киборгов» килотоннами эпитетов и комплиментов. Здесь и «242 дня несокрушимости», и «сила духа», и «подвиг людей», и «до конца выполнять обязанность», и «отвага», и «по-настоящему героично» (то есть «героизм» в повествованиях пана Романа и ненастоящий бывает, что ли?), и «стойкость», и «шана живым», и «неотъемлемая часть истории». Не слишком ли много на текст-то из 115 слов?
Конечно, не мог нардепук обойтись без мягкого вворачивания в текст, что он сам был в ДАПе и всё «видел собственными глазами». Не потому что нужны доказательства, а потому что ну очень ведь хочется приобщиться к чему-то историческому.
Естественно, он там «был поражён». Потому что как же без эмоций? Ведь эпохальное зрелище должно вызывать бурю эмоций. Ведь эмоции в современном мире защищают от любой критики и осмысления: критика и внимательное осмысление «обесценивает» и «абьюзит», «харрасит» и «душнит».
Безусловно, в посте обязательно нужно подчеркнуть, что до войны «киборги» были «учителями, водителями, агрономами». Потому что никогда в истории человечества такого не было, всегда воевали только профессионалы. Вот и с другой стороны, вероятно, были профессиональные военные в седьмом поколении, не меньше, а не шахтёры, магазинные охранники и продавцы из донецких магазинов.
Разумеется, это сопровождается вдохновенными и далеко не всегда разборчивыми фотографиями в артхаусной стилистике. Интересно, что этот совершенно лоялистский, подобострастный, угоднический и сервильный текст сопровождается иллюстрациями, в которых легко найти оттенки гранжевого, то есть глубоко протестного, стиля. Воистину нет такого обличия, которое не готов был бы принять дьявол для совращения человека.
Но вот сколько в этом тексте конкретики? Где содержательные примеры и рассказы о героических действиях? Их нету. За этой патокой полностью теряется и игнорируется не только, мягко говоря, не самый ангельский образ действий «киборгов», но и тот факт, что «242 дня» никто из них не провёл в ДАПе, что ротация там шла до последнего ― что характерно, по договорённости «с боевиками», из-за чего сам тогдашний министр обороны вынужден был давать смешные пояснения. Да много чего теряется, кроме собственно пафосной патоки и паточного пафоса.
В конце концов, где хотя бы какое-то объяснение, за что именно их нужно «вшановуваты»? К чему были эти «незламнисть» и «стойкость»? Нет ответа. Куда ж несёшься с ними ты, Украина?
Амнезические мемориализации
Но слова — это слова. Важнее же то, что они оказались не мелкой рябью на поверхности общественного сознания, затянутого тиной беспробудного чёрного сна, а первыми погромыхиваниями очередного криза. И вот уже на улицах украинских городов появляются пафосные плакаты, бигборды и лайтбоксы, на которых в минималистическом (а значит, ещё более пафосном и поэтому смешном) стиле изображена вышка ДАПа. Эта вышка, если честно, куда больше напоминает кости с пиратского флага то ли в силу чёрно-белой гаммы, то ли из-за общего настроя очередного шедевра украинского агитпропа.
Кроме этого изображения, плакат украшают упоминание 242 дней «обороны Донецкого аэропорта» и текст «Люди выстояли — не выстоял бетон» (в переводе с украинского). И вот этот-то слоган достоин особого внимания. Потому что в этом кривом зеркале отражена немалая часть украинских логик.
Это и стремление обвинить кого-нибудь в своих неудачах, кроме себя. Так-то мы герои, но вот бетон нас подвёл. Если продлить эту логику — так-то мы герои, но вот ракет у нас нету. Так-то мы герои, но почему-то наши корабли проржавели и не способны выйти в море. Так-то мы герои, но почему-то наши новобранцы бегут от военкоматов как чёрт от ладана. А так-то мы герои.
Это и инфантильная логика супергероев. Ну как же, ведь люди явно прочнее и сильнее, чем бетон. Интересно, а почему тогда эти самые люди, из которых не то что гвозди можно было бы делать — становые фермы для башни ДАПа, не закрыли несчастный крошащийся бетон своими титановыми, ну допустим, телами?
Это и ограниченность взгляда. Примерно как в отношении истории Украины, где ничего за пределами хуторянского взгляда какого-нибудь дипломированного профессора, написавшего откровенно пропагандистские учебники по истории Украины. В истории Украины не принято ставить многие вопросы: откуда взялась индустриальная мощь Украины в 1991 году или «нас 52 миллиона», кто создал ядерный щит Украины и те самые распиленные украинцами на американские деньги шедевры советской инженерии Ту-160. Потому что ответы на эти вопросы приведут к очень опасным выводам. «Этот мерзавец не просто повторяет — он выводы делает!»
Ровно так же и на этом плакате. Мы не будем спрашивать, конечно же, как эти «люди» оказались в этом «бетоне» и почему они там оказались, а равно и чем занимались и почему, собственно, ополчение Донбасса пыталось их оттуда выбить. Мы не будем спрашивать, какова связь между качеством и крепостью бетона и теми самыми людьми. Да много чего не будем спрашивать.
Это и откровенная готовность лгать истории, даже той ближней истории, которую очень многие ещё помнят. Если они выстояли, тогда чей… нет, не Крым, а хотя бы ДАП?
Это и полное отсутствие целеполагания. Допустим даже, что «люди» (а как же «киборги», кстати? Уже предпочли забыть об этом патетически-подхалимском слове?) действительно держали оборону 242 дня. Но зачем? Чтобы что, как это модно сейчас спрашивать? Они удерживали единственный коридор, по которому снабжался миллионный город? Они сдерживали в единственном подходящем для прохода ущелье стократно превосходящие силы? Они обеспечивали отступление и сохранение армии, которая в итоге выиграет войну?
Нет. Нет. Нет. И снова-таки нет.
Плакат лицемерно призывает помнить, но при этом требует забыть. Забыть про Киру и Кристину Жук. Забыть про юную медсестру Юлию Изотову. Забыть про Аллею ангелов. Потому что это связанные с крайне неприятными вещами факты. И потому что эти две сотни детей Донбасса, которые никогда уже не пойдут в школу, — это, видимо, не люди. И память о них не нужна.
Это не мемориал, это амнезия. Антимемориал в чистом виде.

Из говорения горения не будет

Но ещё показательней и важнее, что же перед нами такое по сути.

А по сути, перед нами — тоска по своим трёмстам спартанцам.

По своим двадцати восьми панфиловцам.

По своим двадцати шести бакинским комиссарам.

По своей «Молодой гвардии» и по своим «сибирским дивизиям».
По своим Фермопилам и Дубосеково, Бородино и Сталинграду, дому Павлова и Чёртову мосту, Севастополю и Одессе, Крюково и Осовцу, городам-героям и детям-героям.
Вот с чем связана шизофазичность украинского взгляда на историю, где одновременно отрицаются, охаиваются, символически уничтожаются, диффамируются и оклевётываются советские герои и в то же время полностью заимствуются советские шаблоны и стилистика. Потому что других типажей, правил, стилей создания героев нынешняя Украина и близко не знает. Заимствованные из разных «фотографий с Иводзим» и «фильмов про Райана» фрагменты не в счёт: они всё-таки неспособны создать целостную вселенную героев и побед.
Вот с чем связан истероидный тон говорения. Если нет горения, приходится громче говорить про горение. Если нет своих Данко, можно сколько угодно смеяться над чужими Данко, но своих это не породит и не мотивирует. Да и как это может мотивировать, если потенциальные Данко видят, как с ними обходятся в их собственной стране? Одна глупая песенка многолетней давности вопила «Я не хочу бути героєм України: не цінує героїв моя країна». И хотя эпос и пафос этой песни был совершенно иным, однако в 2022 году она неожиданно актуальна. В этой стране нет желающих быть героем, но ведь герои-то нужны. Без них никакое общество невозможно. А если героев нет, их приходится кустарно делать из тех «товарищей Огилви», которые имеются под руками. «Возьмите лучших из лучших! — Лучшие из лучших зализывают раны… — Возьмите лучших из худших!»
Вот с чем связана гипертрофированная патетичность, недостоверная мифологичность повествования (где не то что двенадцать ― даже тринадцатый подвиг Геракла отдыхает), огромное количество задействованных эпитетов. Героев нет и не предвидится. Но герои-то нужны. И, что самое главное, сделать их нужно быстро. И неумелые кулинары украинских замесов считают, что если выставить температуру жара на восемьсот или тысячу градусов вместо двухсот, то срок готовки пирога сокращается в четыре или пять раз. И очередные сгоревшие выпечки не подводят их к мысли, что в кулинаре что-то не так. Им кажется, что уж в следующий-то раз у них всё получится. «Народец не тот-с» — вот вершина их осмысления.
Вот с чем связана украинская кручина по крутизне. Из «кручинских» сопляков герои не получились, да и как может получиться герой из полубессознательного несмышлёныша, который получил по голой заднице ремнём и был отправлен к мамаше в конце «героического боя»? Из резунов разных эпох и мазепинцев разных направлений они тоже не получаются. Но герои-то нужны. И герои нужны правильные. А поскольку «правильные» с точки зрения происхождения, убеждения, взглядов не изобрели ничего, не построили ни одного города, не взяли ни одной столицы, не сформулировали ни одной великой теории, то приходится делать из того, что остаётся. И сложно признаться, что остаются мародёры и резуны, предатели и братоубийцы, грабители и негодяи, подонки и педофилы. Сложно признаться потому, что это наносит удар по самому признающемуся. Это что же, я такой же, получается? Да, получается. А ведь хочется-то быть крутым. Круче круч и крутее крут.
Вот с чем связана пышность и обыденная громкость украинского агитпропа. Который пытается привлекать на свою сторону «объективный мир» в виде, например, чисел. Однако разбивается простейшими вопросами типа «и сколько из этих 242 дней было дней штурмов?» или «и сколько каждый из них пробыл из этих 242 дней?» — и это только вопросов по поводу длительности. Не говоря уж о содержании этой длительности.
Истинное священное скромно и молчаливо
В одной из наших предыдущих статей мы уже писали, что общество держится не тем, о чём говорят, а тем, о чём не говорят в силу самоочевидности. Так вот, с этой точки зрения настоящий герой общества — это тот, о ком не нужно орать на каждом перекрёстке. Обратное тоже верно: если приходится орать на каждом перекрёстке о героизме кого-то, то неизбежно возникает вопрос.
М. Е. Салтыкову-Щедрину неправомерно приписывается фраза, которая именно об этом: «На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались». Фраза, видимо (сейчас уже не поддаётся реконструкции, но всё же), запущена кем-то из российской либеральной оппозиции 2000-х годов. Но не это важно, а то, что в этой фразе интуитивно уловлена очень схожая с описанной нами особенность.
Та же особенность была схвачена в теперь уже несомненно авторизованной мысли, а именно в мысли запрещённого, но не побеждённого на Украине мыслителя ХХ века о том, что «люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами в политике до тех пор, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов».
Эта особенность заключается в том, что громкое говорение призвано прежде всего прикрыть, а именно прикрыть настоящие намерения и настоящие действия. Громкий визг про героизм может прикрывать абсолютную пустоту или, что того хуже, преступления. Истошные кликушествования про наци-единство зачастую могут прятать вдребезги расколотое общество и страну. Оглушительный вой о стойкости и несокрушимости зачастую заметает следы трусов и мародёров.
Особенно когда нет ни великого прошлого, ни крутого настоящего, ни светлого будущего.
Андреас-Алекс Кальтенберг,
Альтернативка - книга о том, что могло бы быть.
Прежде, чем писать альтернативку - вспомни, чьи танки стояли в Берлине?
Я-شوروی — šûravî-Шурави
生が終わって死が始まるのではない。生が終われば死もまた終わってしまうのだ。
«Когда кончается жизнь, смерть не начинается, смерть кончается вместе с ней»
寺山修司 Тэраяма Сюудзи
Лучшая месть - забвение, оно похоронит врага в прахе его ничтожества. (с) Бальтасар Грасиан-и-Моралес

Ольгерт Иванов
Новичок
Аватара
Ольгерт Иванов
Новичок
Возраст: 58
Репутация: 23445 (+23542/−97)
Лояльность: 1991 (+2194/−203)
Сообщения: 4876
Зарегистрирован: 13.12.2010
С нами: 11 лет 11 месяцев
Имя: Ольгерт Иванов
Откуда: Украина Чернигов
Отправить личное сообщение

#806 Ольгерт Иванов » 09.02.2022, 21:20

«Неизвращенная история Украины-Руси». Как конотопский власовец в Америке боролся с украинским национализмом.
9 февраля 1895 года родился Андрей Занкевич, более известный под псевдонимом Дикий. В свое время он являлся одной из самых заметных фигур антикоммунистической эмиграции.
Один из главных возмутителей эмигрантского спокойствия родился в украинском селе Гайворон в Черниговской губернии в семье уездного предводителя дворянства Ивана Занкевича и его весьма активной супруги Зинаиды Николаевны, представительница знаменитого малороссийского рода Кандыба.
Общественное положение этого семейства позволяют понять наблюдения литератора Сергея Манцлова, направленного в 1915 г. в Конотоп министерством Земледелия. Местный земский деятель так наставлял столичного назначенца:
«Вся власть уезда сосредоточена в руках Занковичией, Кандыб и Рачинских: все они перепутаны родством, всюду тащат своих, и лучше не задирайтесь с ними. Помните уезд сверх дворянский!»
Земляком и ровесником Андрея Занкевича, родившимся в другой гайворонской дворянской семье, был Константин Ушаков — будущий красный комдив и многолетний командующий знаменитой 9-й кавалерийской крымской дивизией.
После революции 1917 года Занкевичи перебрались в Югославию, Андрей весьма активно участвовал в эмигрантской жизни и одно время даже входил в Совет НТС — Народно-трудовой союз солидаристов. Эта организация с очень интересной эмблемой (тризуб на фоне российского триколора) в свое время считалась в СССР не менее опасной, чем РОВС.
Многие солидаристы сочувствовали Власову и пытались установить с ним контакты. Занкевич даже формально вступил в РОА, хотя в действительности не находился в строевых частях, а работал в кадровом управлении КОНР.
После окончания войны Занкевич сумел перебраться за океан, где взял себе псевдоним Дикий и занялся публицистикой.
В начале 1950-х он был, пожалуй, самым активным популяризатором версии о еврейском заговоре в РСДРП. По версии Дикого, октябрьская революция в России была следствием непропорционально большого участия еврейского населения в революционном движении. В общем, в СССР и России Дикий получил славу патриарха эмигрантского антисемитизма и рассматривается исследователями только в этом ключе.
Правда, еврейская тема Дикому очень быстро надоела, и он взялся за украинскую.
Как уроженцу Черниговской губернии с глубокими малороссийскими корнями, ему было что сказать украинским националистам, чьи взгляды после войны стали мейнстримом в эмигрантских кругах. В конце 50-х — начале 60-х Дикий издал аж два тома, которые озаглавил «Неизвращенная история Украины-Руси».
Книги были отчаянной попыткой Дикого оспорить взгляды украинских националистов на историю как Украины, так и России. Он писал:
«Цель "Неизвращенной Истории Украины-Руси" изложена в начале книги: дать правдивую историю Руси-Украины и тем опровергнуть все извращения этой истории, которыми обилует украинская сепаратистическая историография.
Поэтому было неизбежно, параллельно с изложением неоспоримых исторических фактов, делать отступления для изложения тех извращений или умолчаний, к которым прибегает сепаратистическая историография.
Отступления эти вносят в книгу элемент полемический. Но зато они дают всякому объективному читателю ясную картину, насколько далеко зашло извращение истории Украины, которая является фундаментам для всего построения руссоненавистнической сепаратистической пропаганды.
Задача нелегкая, особенно в эмигрантских условиях, но совершенно необходимая. Пришли крайние сроки начать исторической правдой разбивать сепаратистические измышления, которые являются фундаментом для пропаганды расчленения России».
Первый том посвящен истории вплоть до Запорожской сечи. Второй начинается сразу со второй половины XIX века.
Дикий придерживается версии, что в массах никакого стремления к отмежеванию не было ни в XIX веке, ни в начале XX. Воду мутили «мазепинцы» — сепаратисты, зачастую финансировавшиеся австрийцами.
Весьма негативно Дикий относился и к деятельности Центральной Рады. Он доказывал, что это был орган политических самозванцев, которые никого не представляли и в случае проведения настоящих выборов не имели бы никаких шансов.
В частности, он ссылается на данные выборов в органы местного самоуправления, которые прошли летом 1917 года в малороссийских губерниях. Нигде самостийники не смогли получить даже сколько-нибудь заметного меньшинства, только в Киеве им с трудом удалось взять около четверти выборных мест.
Главной силой, без которой затея украинизации сразу же провалилась бы во всех крупных городах Дикий считал отпущенных из плена галичан. Он писал:
«Эти галичане —" украинцы", считавшие себя квинтэссенцией украинской культуры, давили на оказавшихся на гребне революционной волны, юношей-социалистов и полуинтеллигенцию и требовали немедленной украинизации всей жизни, разумеется, по их указаниям и под их руководством. Широкие же круги населения не чувствовали их "своими" и относились к ним, в лучшем случае, настороженно, а то и враждебно.
Но напористость галичан, в соединении с честолюбием и жаждой власти вчерашних студентов, мелких служащих и полуинтеллигентов, делали свое дело — и Центральная Рада быстро распространяла, расширяла и углубляла свою власть на Украине.
Отпора она почти не встречала, ни со стороны центральной власти, и со стороны местной администрации и органов самоуправления, занятых своими партийными несогласиями и обессиленных борьбою со всюду созданными "Советами солдатских, рабочих и крестьянских депутатов"».
Дикий был невысокого мнения о Раде и еще более скептически оценивал созданное ей т.н. «вольное казачество».
«В селах и городах создавались отряды "Вольного Казачества", получали оружие и облачались в "историческую" форму: шапки со шлыками, жупаны, кривые сабли и т.п.
В том самом Чигирине, где происходил съезд "Вольного Казачества", образовался специальный "Комитет Гражданской Безопасности" для борьбы с обысками, арестами и конфискациями имущества, которые самочинно проводили "вольные казаки". Подобные комитеты пришлось организовать и в нескольких других городах Украины.
Через несколько недель "Вольное Казачество" растворилось в волнах наступивших событий, и никто не может указать случай, чтобы, хотя бы одна тысяча из 60-тысячного "Вольного Казачества" выступила в защиту Центральной Рады, которая так на него надеялась. Так закончилась эта попытка Центральной Рады водворить какой-нибудь порядок на Украине».
Период гетманата Дикий считал единственным реальным шансом на свержение большевиков в Москве. Петлюру же полагал полностью попавшим под влияние галичан.
Весьма интересно Дикий формулировал отличия украинизации при петлюровцах и большевиках:
«Национализм петлюровцев был шовинизмом, толкавшим их по путям острого руссоненавистничества, чуждого широким массам украинского народа. Национализм (тоже украинский) их противников был чужд шовинизма и руссоненавистничества, а поэтому они имели больше успеха и из Гражданской войны вышли победителями».
Кроме того, он уделил целую главу полемике с принятой у эмигрантов трактовкой «Голодомора» 1930-х годов:
«Голод на Украине, приведший в 1932-33 годах к гибели многих миллионов населения от голодной смерти, украинские сепаратисты изображают, как мероприятие оккупировавших Украину великороссов, направленное на уничтожение украинцев и всячески его выпячивают в своей пропаганде.
Наличие голода никто и не отрицает. Число жертв, разумеется, никто точно не знает. Если об этом и существуют какие-нибудь точные данные, то они скрыты в архивах, в настоящее время еще не доступных исследователям. По приблизительному подсчету разных исследователей этого вопроса число жертв голода колеблется от пяти до десяти миллионов. Как наиболее вероятную можно принять среднюю цифру в 7 милионов.
Не отрицает никто и то обстоятельство, что голод был результатом мероприятий правительства (правительства УССР), согласованного, конечно, с соответствующими мероприятиями, проводившимися на всей территории СССР.
Но цель этих мероприятий была вовсе не физическое уничтожение нескольких миллионов украинцев, как утверждают сепаратисты, а совсем другая: власти надо было во что бы то ни стало сломить пассивное сопротивление украинских крестьян, не желавших идти в колхозы.
Как известно, коллективизация проводилась в масштабе не только украинском, но всесоюзном. Чем зажиточнее и экономически крепче было крестьянство какого-либо района или области, тем неохотнее шло оно в колхозы и всеми мерами противодействовало коллективизации. Противодействие это было не только на Украине, но и в Поволжье, богатых черноземных частях Великороссии, на Кубани, на Дону.
На Украине это противодействие было почти поголовным, так как украинское крестьянство было относительно зажиточно, бедняков имело не так много, а, кроме того, привыкло к индивидуальному землепользованию на правах частной собственности и не знало общины.
От голода на Украине пострадали исключительно крестьяне в то время как голодных смертей среди городского населения не было. Оно все же получало какой-то хоть и скудный паек.
И не только крестьяне-украинцы. Целые села в Новороссии и Харьковской губернии с чисто великорусским населением почти поголовно вымерли точно так же, как и соседние села с украинским населением. А в то же время украинцы, жившие в городах или работавшие на фабриках и заводах, получали свой паек, который был различным в зависимости от рода работы.
Зная это, можно с полной категоричностью опровергнуть утверждения сепаратистов, что голод был искусственно создан для уменьшения числа украинцев.
С такой же категоричностью можно опровергать утверждения сепаратистов, что мероприятия, приведшие к голоду на Украине проводились великороссами.
Все правительство УССР состояло тогда исключительно из украинцев, конечно, коммунистов, а на местах действовали многие тысячи активистов, раскулачивая более зажиточных крестьян, отбирая все запасы зерна и создавая таким образом все предпосылки для голода».
Хотя Дикий формально и сам числился в рядах РОА, он тем не менее крайне неодобрительно отзывался о деятельности УПА, обвиняя украинских националистов в преступлениях против человечества:
«Общеизвестные, например, зверства украинских фашистов, сотрудничавших с немцами, над поляками в начале 2-ой мировой войны и их способы "украинизации" на занятой немцами территории, с их точки зрения — "национальный подвиг". С точки же зрения не только их противников, но и общечеловеческой — это преступление против человечества».
ОУНовцев он считал «украинскими фашистами, террористическими по духу и германофильскими по устремлениям высшего руководства».
Закончил свою книгу Дикий так:
«Сотни полученных мною писем от читателей I-го тома (начиная от профессоров университетов до бывших колхозников; от представителей старой, и новой эмиграции), свидетельствуют, что книга, несмотря на все ее недостатки (которые я признаю), достигла своей цели. Она внесла нужную ясность и точность в вопрос о русско-украинских взаимоотношениях в прошлом. Том прошлом, которое искажается и извращается теми, кто этим путем хочет создать предпосылки для украинской сепаратистической пропаганды и расчленительской по отношению к России политики свободного мира.
Прочитало ее и не мало американцев, владеющих русским языком и интересующихся так называемым "русским вопросом". Судя по их письмам, книга произвела на них должное впечатление и пробудила интерес к изысканиям и проверке правильности утверждений украинской сепаратистической историографии.
Второй том "Неизвращенной Истории Украины-Руси", в котором описываются события новейшего времени, надеюсь, поможет еще больше установлению исторической правды о русско-украинских отношениях».
Последующие строки выглядят и вовсе пророческими, если учитывать, что они были написаны в 1950-х годах:«Искажение этой правды принесло неисчислимые бедствия украинскому народу в прошлом, вызвавши братоубийственную гражданскую войну. К такой же братоубийственной войне толкают эти искажения и в будущем, если только не будут своевременно разоблачены и тем сделана невозможной руссоненавистническая пропаганда украинских шовинистов».
После выхода книги Дикий работал в «Толстовском фонде» — созданном дочерью писателя Льва Толстого для поддержки русской культуры в эмиграции. В рядах украинской эмиграции он заслужил славу украинофоба, а в русскоязычной — антисемита. Существует весьма распространенное мнение, что отдельные работы Дикого оказали значительное влияние на Александра Солженицына, который познакомился с ними уже в эмиграции.
Так или иначе, с появлением Солженицына Дикий стремительно отошел на второй-третий план и еще при своей жизни был основательно позабыт. Он умер в Нью-Йорке в сентябре 1977 года в возрасте 82 лет.
Андрей Занкевич был носителем той версии общерусской идентичности, которая некогда преобладала в Малороссии, а затем была практически утрачена. Его пример показывает, что далеко не всякий антисоветизм даже в разгар Холодной войны был востребован в США. Если создатели концепта голодомора-геноцида и других пропагандистских украинских исторических мифов были надежно встроены в общественную и даже политическую жизнь Америки, то сторонники общерусского единства были такой возможности лишены.
Альтернативка - книга о том, что могло бы быть.
Прежде, чем писать альтернативку - вспомни, чьи танки стояли в Берлине?
Я-شوروی — šûravî-Шурави
生が終わって死が始まるのではない。生が終われば死もまた終わってしまうのだ。
«Когда кончается жизнь, смерть не начинается, смерть кончается вместе с ней»
寺山修司 Тэраяма Сюудзи
Лучшая месть - забвение, оно похоронит врага в прахе его ничтожества. (с) Бальтасар Грасиан-и-Моралес

Ольгерт Иванов
Новичок
Аватара
Ольгерт Иванов
Новичок
Возраст: 58
Репутация: 23445 (+23542/−97)
Лояльность: 1991 (+2194/−203)
Сообщения: 4876
Зарегистрирован: 13.12.2010
С нами: 11 лет 11 месяцев
Имя: Ольгерт Иванов
Откуда: Украина Чернигов
Отправить личное сообщение

#807 Ольгерт Иванов » 03.05.2022, 13:15

Дмитрий Медведев в ответ также прокомментировал ситуацию с мирным договором:
«Не нужен Зеленскому никакой мирный договор. Для него мир – это КОНЕЦ.
Либо быстрый – от нацистов, которые повесят его "на гiлляку" за сговор с москалями. Либо более медленный – от конкурентов, которые добьются его смещения как президента, проигравшего войну. Это подтверждают и разные шавки вокруг него, которые тявкают, что мирного договора не будет.
Поэтому Зеленский и дальше будет:
1. Клянчить деньги и оружие у Запада, доказывая, что он в игре, что он надежда либерального мира, что он последний бастион европейской демократии, которую хочет растерзать медведь в ватнике.
2. Имитировать заботу об украинцах, периодически выставляя их в качестве живого щита перед бандеровцами.
3. Посылать наёмных убийц российским журналистам, изображая из себя крутого ликвидатора.
4. Плодить преступные фейки о российской военной операции, используя в качестве расходного материала несчастных граждан.
5. Выступать небритым на камеру и нести ахинею с горящими от стимуляторов глазами.
Иного способа сохраниться в должности у Зеленского нет. Если, конечно, сохранится сама должность»
Альтернативка - книга о том, что могло бы быть.
Прежде, чем писать альтернативку - вспомни, чьи танки стояли в Берлине?
Я-شوروی — šûravî-Шурави
生が終わって死が始まるのではない。生が終われば死もまた終わってしまうのだ。
«Когда кончается жизнь, смерть не начинается, смерть кончается вместе с ней»
寺山修司 Тэраяма Сюудзи
Лучшая месть - забвение, оно похоронит врага в прахе его ничтожества. (с) Бальтасар Грасиан-и-Моралес

Ефрейтор M
Новичок
Аватара
Ефрейтор M
Новичок
Возраст: 49
Репутация: 4814 (+5216/−402)
Лояльность: 12712 (+12712/−0)
Сообщения: 1598
Зарегистрирован: 08.08.2011
С нами: 11 лет 3 месяца
Имя: Андрей
Откуда: Брянск
Отправить личное сообщение

#808 Ефрейтор » 30.05.2022, 13:26

Изображение
Мы рождены, чтоб сказки сделать былью!!! ... даже самые страшные ...

Ольгерт Иванов
Новичок
Аватара
Ольгерт Иванов
Новичок
Возраст: 58
Репутация: 23445 (+23542/−97)
Лояльность: 1991 (+2194/−203)
Сообщения: 4876
Зарегистрирован: 13.12.2010
С нами: 11 лет 11 месяцев
Имя: Ольгерт Иванов
Откуда: Украина Чернигов
Отправить личное сообщение

#809 Ольгерт Иванов » 30.05.2022, 16:22

Я конечно не на что не намекаю. Но...
В Группе советских войск в Германии одно время ходил анекдот – если спросить возрастного гэдээровского офицера, где он был во время войны, то любой ответит, что служил в военном оркестре.
Альтернативка - книга о том, что могло бы быть.
Прежде, чем писать альтернативку - вспомни, чьи танки стояли в Берлине?
Я-شوروی — šûravî-Шурави
生が終わって死が始まるのではない。生が終われば死もまた終わってしまうのだ。
«Когда кончается жизнь, смерть не начинается, смерть кончается вместе с ней»
寺山修司 Тэраяма Сюудзи
Лучшая месть - забвение, оно похоронит врага в прахе его ничтожества. (с) Бальтасар Грасиан-и-Моралес

Ронин M
Новичок
Ронин M
Новичок
Возраст: 49
Репутация: 1262 (+1283/−21)
Лояльность: 3069 (+3121/−52)
Сообщения: 417
Зарегистрирован: 12.09.2011
С нами: 11 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Москва
Отправить личное сообщение ICQ

#810 Ронин » 01.06.2022, 23:30

Ефрейтор, Возвращение к историческим корням. Просто признался наконец.
Разум без отваги есть свойство женщины, отвага без разума есть свойство скотины. (с.) Конфуций


Вернуться в «Политика»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 5 гостей