Русич 2. Колонист.

Тролль M
Тролль M
Возраст: 61
Репутация: 151 (+160/−9)
Лояльность: 1600 (+1724/−124)
Сообщения: 101
Зарегистрирован: 17.07.2014
С нами: 6 лет 7 месяцев
Имя: Сергей
Откуда: г.Харьков
Отправить личное сообщение

#21 Тролль » 23.04.2019, 20:50

Все в духе наглов. Было бы хорошо, в духе ГГ, вырезать гаденышей.

dobryiviewer M
Новичок
dobryiviewer M
Новичок
Репутация: 665 (+680/−15)
Лояльность: 3344 (+3373/−29)
Сообщения: 820
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Попов Евгений
Откуда: Санкт-Петербург
Отправить личное сообщение

#22 dobryiviewer » 23.04.2019, 21:17

Тролль писал(а):Все в духе наглов.
ППКС!
Гнусная нация.

Sanprosvet77 F
Новичок
Sanprosvet77 F
Новичок
Возраст: 61
Репутация: 370 (+373/−3)
Лояльность: 187 (+187/−0)
Сообщения: 203
Зарегистрирован: 06.02.2018
С нами: 3 года 1 месяц
Имя: Галина
Откуда: Нижний Новгород
Отправить личное сообщение

#23 Sanprosvet77 » 23.04.2019, 22:24

Вторая версия мне очень нравится. Спасибо.

Звёзды Светят M
Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Новичок
Возраст: 57
Репутация: 338 (+546/−208)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 572
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 7 лет 5 месяцев
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#24 Звёзды Светят » 23.04.2019, 22:43

dobryiviewer писал(а):Гнусная нация.

Вопрос -

Если им нужен переводчик, почему не подманили пряником?!...
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

dobryiviewer M
Новичок
dobryiviewer M
Новичок
Репутация: 665 (+680/−15)
Лояльность: 3344 (+3373/−29)
Сообщения: 820
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Попов Евгений
Откуда: Санкт-Петербург
Отправить личное сообщение

#25 dobryiviewer » 23.04.2019, 23:32

Звёзды Светят писал(а):Если им нужен переводчик, почему не подманили пряником?!...
Потому что захват - обычный для английского флота способ. Так при Нельсоне ещё военный флот укомплектован. Бушков давно сулится написать "Остров кошмаров". Реальная история наглов просто кошмар: смесь дерьма и крови. Наглы никак не джентльмены, скорее людоеды. Но разговаривают в частной жизни вежливо, что и вызывает крайне завышенную оценку их морали.

Звёзды Светят M
Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Новичок
Возраст: 57
Репутация: 338 (+546/−208)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 572
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 7 лет 5 месяцев
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#26 Звёзды Светят » 24.04.2019, 00:36

dobryiviewer писал(а):Наглы никак не джентльмены, скорее людоеды.

Плохо понимают...
Что лучше всех работает тот, кто работает не токмо за оплату, но ещё и за Благорасположение...
А не из-под палки и даже не за одни только деньги...

Или им попадались только такие дикари, с которыми принципиально невозможно наладить какое-то взаимное Благорасположение?!...
Такие бывают - как наши чеченцы...
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 17881 (+17958/−77)
Лояльность: 6215 (+6233/−18)
Сообщения: 2953
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 9 лет 11 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#27 Владимир_1 » 24.04.2019, 10:45

Набрав полные лёгкие воздуха, я медленно выдохнул, свернув губы в дудочку. Это чтобы успокоится. Хорошо помогает. Ладно, будем решать вопросы по мере их поступления. Ну а то что с борта нужно бежать, это ясно. Причём раз капитан себя так повёл, то теперь меня вообще моральные терзания колыхать не будут, если я что прихвачу с судна, например, что-то очень ценное и дорогое, что мне пригодится, а покидая борт судна, подожгу пороховой погреб. Ответка на мой взгляд, вполне сопоставима с тем что меня обвинили в краже. Тут хотя бы будет за что. Я этого помощника за двадцать дней плаванья видел три раза на мостике и всё, у него ночные дежурства. Жутко незаметная и бесхребетная личность. А то что команду в портах отлавливают и потом ставят перед фактом, я слышал от матросов брига. Он между прочим назывался «Мария». Только вот не приписывал к себе, не думал, что кого-то заинтересую, да и англичане брезгуют с азиатами связываться, варварами их считают. А тут нате тебе. И ведь даже не предложил в команду встретить на постоянной основе с зарплатой, не любит платить, проще так в камбалу взять. Видать не я первый.
Выбраться из карцера было невозможно, щелей нет, да и нечем щеколду отодвинуться. У меня всё забрали, оба ремня, нож и подсумки. Однако к обеду принесли поесть, потом забрали тарелку и кружку. Я повеселел, если операция повторится во время ужина, есть шанс вырубить охранника, и свалить, пользуясь наступившей темнотой. У нас кормят за час до наступления ночи. Только каюту капитана по-тихому навещу. Дверь тот всегда изнутри закрывает, а вот окна на корме открыты, душно ему, это мой шанс. До вечера я разминался, но когда принесли ужин, моё лицо было воплощение невозмутимости, вахтенный в этот раз был не один, его подстраховывал помощник боцмана. Взяв тарелку, хм, свежий хлеб появился, ну и кружку, я стал есть блюдо из бобов со свежим мясом, видимо с берега доставили. Меня снова заперли. А когда те вернулись, начал действовать. Протягивая посуду первому, я вбил ему кулак в подбородок, чистый нокаут, а вот обломок ложки, слегка заточенной, вонзил в горло второму. Разбрызгивая кровь и хрипя тот упал на палубу. Дальше я действовал не менее быстро, обыскал оба тела, снимая всё что посчитал ценным, после чего тела затащил в карцер, а кровь на полу подтёр рубашкой первого, кстати, он мне мог помешать, поэтому пережал сонную артерию, и дождался, когда тот перестанет дёргаться. Да, за двадцать дней плаванья мне тут все знакомо, но особо тёплых чувств к матросам я не питал. Относились ко мне с безразличием, шпыняли бывало, поэтому друзей я тут не завёл.
У помощника боцмана был неплохой тесак в ножнах на ремне, я его на себе застегнул, несколько монеток перепало, и складной хороший нож от вахтенного. Прибравшись, я стал красться крюйт-камере, за время плаванья я узнал, как артпогреб называется. Всего на борту брига было двенадцать бортовых пушек, по шесть с каждой стороны, и по одной на носу и корме. Всё для защиты, так что запасы должны быть приличиями. А сам бриг был водоизмещением чуть более четырёхсот тонн, то есть по местным меркам судно среднего размера. Бывают и куда крупнее. А так оно из Индии пришло. «Мария» не боевой корабль, охраны у порохового погреба нет, но дверь крепкая, а ключей у меня не было, поэтому развернувшись, я вернулся в коридор и подобравшись к крайнему порту на орудийной палубе, приоткрыл его и вскользнул наружу, этот борт смотрел в открытое море, хотя свидетели были, вдали заметил несколько рыбацких баркасов, что возвращались с уловом в порт. Несколько моряков на бизань-мачте занимались парусом, чинили такелаж, старший помощник по юту прогуливался, заложив руки за спиной, а я, вися на пальцах, прибирая руками, полз к корме, к каюте капитана. Кстати, у него и ключами от замка порохового погреба разжиться можно. Уже темнело, суеты пока на борту не было, тем более половина команды на берегу.
Вот и окно в каюту открыто как всегда, причём, похоже капитан не один, общался с кем-то, поэтому приблизившись, я прислушался. Ага, узнаю голос боцмана, эту глотку попробуй не узнать, тихо говорить тот не умел, только орать. Тут хоть сдерживать себя пытается. Хм, а говорили они о контрабанде что спрятана в тайниках, заберут её этой ночью. Капитан решил проверить, не попорчен ли товар, и они с боцманом ушли, клацнул замок, так что закинув ногу на подоконник, я осмотрел пустую каюту, точно ушли, и скользнул внутрь. Первым делом, я изучил обстановку, мне тут ещё не приходилось бывать, комната три на четыре метра, за балдахином кровать, полуторка по размеру. Заметив небольшой сундучок с ручкой на крышке для переноски, я мысленно кивнул сам себе, то что нужно для трофеев. После этого стал изучать посменный стол, оружие на стене, там пара ружей висели. Знакомые образцы, одним из них был военный нарезной штуцер английских пехотинцев. Новинка сейчас, как я понимаю. Прихватить бы? Эх, как получится. Второе охотничье ружье. Оба я снял, порох, пули и дробь нашёл, приготовил забрать. Ящики стола на замок заперты, быстро не открыть без ключа, как и сундуки. Поэтому вернув всё на место, чтобы капитан ничего не понял, спрятался. У двери никак, тот открыв дверь сразу поймёт, что тут засада, поэтому укрылся на кровати, балдахин закрыл меня.
Капитан вернулся минут через пятнадцать, и пыхтя, да уж, плотное телосложение до добра не доведёт, заперся изнутри и направился к столу, когда я вскользнул наружу и вбил клинок ему под ребро, достав до сердца, после чего помог повалится на толстый ворс ковра на полу. Дальше снял ключи с пояса и занялся сбором трофее. К сожалению, я был вынужден признать, что вынести ружья я не смогу, поэтому найдя в ящике два двуствольных пистолета, взял их, вместе с боезапасом. В одном из сундуков мной была обнаружена сумка, котомка на длинном ремне, можно за спиной носить. Туда оружие убрал, деньги, и немало, серебро и золото, потом штурманский комплект инструментов, карту этих вод, аккуратно ту свернув, ну и ещё компас и карманные часы. Подзорной трубы почему-то не нашёл. Завязав шнуровку сумки, я снова выскользнул наружу через окно, а тут уже стемнело, и тем же способом пополз обратно к пушечному порту. Я его прикрыл, чтобы в глаза не бросалось, но изнутри тот не закрыт. Эх, жаль ружья и штуцер нельзя забрать. Дверь капитана у светильника, выходила в кают-компанию, как открою, сразу увидят, так что как пришёл, так и ушёл.
Порт действительно никто за это время изнутри не запер. Вися на одной руке, я сначала приоткрыл его слегка, и заглянул внутрь, пусто, после чего открыл и сунув ноги внутрь, осторожно проник обратно на борт. Дальше побежал к артпогребу, ключи были. Открыл замок, и не медля сделал мину. Шнур будет гореть минут десять, и заперев замок, ключ в замочной скважине сломал, раскачав, после этого снова к порту, но уже с другого борта, к орудийному порту. Выглянув, только мысленно ругнулся, пусто, шлюпки нет, видимо находилась в порту. А сумка утянет меня на дно сто процентов, не удержу я её, тут весу с десять кило. Вон, еле вернулся обратно к орудийному порту от капитанской каюты, с таким дополнительным весом. Осмотревшись, я наткнулся на деревянную бадью, в ней обычно банники мочат чтобы орудия во время частой стрельбы чисткой остужать, и широко улыбнулся. Тут только одна проблема, бадья большая, в пушечный порт не протиснуть. А наверху уже боцман орал, хотел знать куда его помощник запропастился. Так что схватив бадью я рванул к лестнице и люку на верхнюю палубу, и выскочив наружу, всё это под выпученными от удивления глазами вахтенных, времени мало, спустился по трапу в воду, сумка уже в бадье была, и вот так толкая, активно работая конечностями, поплыл к берегу. Пустынному, подальше от порта. Сзади донеслись крики тревоги, но мне уже было всё равно, как-то наплевать. Тем более из светового пятна стояночных фонарей я уже ушёл, будут стрелять, так только наугад.
Бриг рванул, когда я метрах в трёхстах от него был, команда шлюпку спустить не успела, а пыталась. Пришлось приложить усилия, чтобы бадью не захлестнуло волной, да и обломки вокруг падали, что тоже радостного настроения не добавляло, но тому что ответку вернуть успел, я был вполне доволен. Бадью тоже отвоевал, не набрала воду, так плеснуло внутрь слегка, и всё, так что продолжая ту толкать, и молясь чтобы не появились акулы, говорят они тут за помоями охотятся, что выплёскивают с бортов судов, плыл дальше. Однако, акулы меня так и не потревожили, и уже через час я добрался до берега. Вот тут пришлось постараться, волны набегали на пляж, так что нащупав дно, я уже уверенно толкал бадью, и смог это с делать так, что та не набрала воды, не захлестнуло волнами. После этого сумку за спину, бадью на правое плечо, и вот я уже шагаю к городу. А там тревога, на месте гибели судна лодки крутятся. Хм, если кого подберут, а такое вполне возможно, то обо мне расскажут, а с моей характерной внешностью, найти и арестовать не составит проблем. Однако в город всё же нужно, пока темно, я там за своего сойду. Информацию по погибшему бригу соберу, если действительно кто выжил, придётся угонять какое судно из порта, купить уже не дадут.
На песчаном пляже, у приметного камня, я вырыл яму и спрятал в ней сумку, деньги в кошеле и так есть, а бадья пусть будет, если что в городе продам. Так и двинул дальше. С бадьёй я и в порту гулял, у берега куда лодки подходили, что доставили пострадавших с «Марии». Да, выжившие были, аж восемь, но в таком состоянии, что их увезли в госпиталь, живы, уже чудо. Это порадовало, у меня будет несколько дней, пока те не заговорят. А вот покупать какое судно, с которым я и один справлюсь, не буду, угоню. Вот так закончив проводить разведку, я добрался до гостиницы, не портовой, ещё не хватало там встретить моряков с «Марии», что отдыхали в городе, а в ту, что ковбоев принимает. То есть, далеко от берега. Нормально, оплатил за сутки, и всё также с бадьёй прошёл в номер. Через полчаса я уже спал крепким сном.

Утром поднявшись, продав бадью хозяину, покинул гостиницу и направился в порт, нужно переодеться, закупив нормальной одежды, сменив также таким образом облик. Ну и проработать план. Задерживаться в Австралии я не хотел, поэтому валим отсюда как можно быстрее. А для этого нужно подготовленное к длительному плаванью судно, припасы, и запасы воды. Всё это нужно обеспечить, причём за день, так как этой же ночью я уже собирался покинуть Сидней на угнанном судне. Сразу, как только стемнеет, чтобы целая ночь была впереди, и я успел уйти далеко.
Сначала я зашёл в магазин одежды, где весёлый говорливый продавец быстро подобрал мне готовую одежду. Крепкие брюки, пару рубах, широкополую шляпу, обувь, ну и нательное бельё. Тут же я приобрёл и дорожную сумку. Помимо этой одежды, взял лёгкую домашнюю, светлого типа, в двух комплектах. Сумку отнёс в номер, оплатив ещё за сутки, и направился дальше гулять по магазинам, прицениваясь и присматриваясь. Все наличные деньги у меня ушли на смену гардероба, я уже переоделся, так что гулял спокойно, низко надвинутая шляпа не только защищала от палящего солнца, но и скрадывала черты лица. Я пару раз примечал знакомых матросов с «Марии», те с потерянным видом бродили, некоторые пьяные были, но не приближался. А прикинув всё что мне нужно, направился в порт, изучать что там имеется, желательно яхту выбрать, чтобы для продолжительной жизни на борту всё доготовлено было. Мореходность хорошую, чтобы шторма не боялась. По пути я сходил на пляж, и присев, откопал сумку, после чего отряхнув её, направился обратно. На ходу открыв сумку, отсыпал часть серебряных и золотых монет в кошель на ремне, и снова завязал её. Денег действительно не было, даже на завтрак не хватало, придётся до обеда терпеть, сейчас весь мой интерес в порту и бухте.
Найти портового пьянчужку удалось быстро, когда тот узнал, что я золотую монету готов ему выплатить, то глотательный эффект у того работал на всё время нашего разговора, но зато я получил полную информацию, и был вынужден признать, что похоже, единственное судно, которое мне подходит по всем моим запросам, надо сказать неслабым, это яхта главного банкира города. Одномачтовая красавица аж сорока тонн водоизмещением. С утяжелителями я и один парус подниму. Управление там с помощью штурмана, каюты хорошее, есть камбуз, и яхта крепкая, вполне мореходная. Правда, это всё со слов пьянчуги, что забрав с меня оплату, уже свалил, но пальцем показал где та на якоре стоит. За ней там матрос из местных приглядывает. Какие запасы на борту мне неизвестно, значит нужно закупаться по максимуму, поэтому я направился к рыбакам, и приобрёл там старую, но пока ещё не текущую шлюпку, четырёхвесельную, и без мачты, но с большим куском старого паруса, что тут брезент заменял. Шлюпку я отогнал к пирсам, там разгружать и загружать проще, и оплатил за стоянку, заодно и охрану.
Дальше я отправился в небольшую ресторацию, где плотно и вкусно пообедал. Правда, официант лицо кривил, видимо заведение для белой публики, но мне было начхать на его гримасы, поэтому чаевых тот от меня не получил. Кстати, я ранее замечал, что для меня большая часть еды пресная, но теперь только убедился, бывший хозяин этого тела ранее предпочитал острую пищу и похоже эти предпочтения переходят ко мне. После приёма пищи я прогулялся до магазина морских принадлежностей. Где купил отличную морскую подзорную трубу в чехле с ремнём. Также приобрёл чернила, писчие принадлежности, чернильницу и стопку листов, ну и по мелочи. Нанял коляску и дальше уже раскатывал на ней. Заехал в магазин где продавался судовой товар и разные припасы. Купил десять десятилитровых бочек с водой, ещё десять пустых. Три мешка сухарей, два муки, крупы разные и солонины свежей в бочонках. Чая также и бочонок мёда. Оплатил треть суммы, остальное как доставят на пирс, где у меня шлюпка стоит. Потом оружейный магазин, нужно дальнобойное оружие, или проще ружьё. К сожалению, ассортимент не порадовал, штуцеров не было, да и вообще нарезного оружия не было, даже охотничьего. Обычные гладкоствольные образцы. Собирал бы коллекцию, не нарадовался бы. Так что взял дробовик, двуствольный серьёзного калибра, длинноствольное охотничье ружьё, бочонок ружейного пороха, свинца в прутьях, пулелейку, и материала для пыжей. Капсюлей двести штук, оружие у меня не кремневое, а капсульное, современное считай. По местным меркам.
Пока продавец упаковывал оружие в длинные сумки, бочонок отдельно, мы общались, вот от него я и узнал, что умер местный оружейник, а вдова мастерскую продаёт со всем оснащением, это меня не могло не заинтересовать. Покупки мне уже в коляску загрузили, и я велел вознице везти меня к вдове, адрес я узнал. Поездка, к сожалению, прошла впустую, хлам, а не мастерская, но это натолкнуло меня на мысль посетить Англию и приобрести все нужные станки, самые современные в мире, и химическую лабораторию, я ещё и бездымный порох собирался сделать, вполне в моих силах, делал уже. Вот так делами и занимался. К вечеру, поужинав, со всеми вещами оказался на пирсе, где их погрузил в шлюпку. Тут как раз начали доставлять заказы, довольно точно по времени. Магазин припасов мне порекомендовали, гнилья не подсовывают, поэтому проверял выборочно. Вроде всё в порядке, но шлюпка осела в воду чуть не по борта, так что с трудом устроившись в ней, отвязал и сев на вёсла, уже стемнело, направился к входу из порта. Местным сказал, что собираюсь обойти Австралию вокруг и вернуться в Сидней. Подивились, пальцем у виска покрутили, образно, но махнули рукой. Каждый сходит с ума по-своему.
Когда я проходил мимо стоянки нужной яхты, та в стороне в бухте стояла, пришлось довернуть, то голышом покинул её борт, и пока та с опущенными в воду вёслами дрейфовала, направился к яхте. Матрос-сторож действительно был, спал на мостике, он не слышал, как я поднялся на борт и оглушил его ударом кулака, усиленного рукояткой ножа. Вырубил крепко. Вплавь вернулся за шлюпкой, подогнал её к яхте, где стал поднимать свои вещи и покупки на борт, пока складируя на палубе. Полчаса возился, запыхался весь, потом моряка в шлюпку, она пуста была, поднял якорь, и подняв парус, действительно с утяжелителями волне возможно это седлать, направился к выходу из бухты. Ветерок попутный, повезло. Никто тревоги так и не поднял. А выйдя на чистую воду, я проверил все помещения, и стал распределять вещи в каюте. Припасы по кладовкам. Кстати, запасы воды тут были, как и провизии, видимо хозяин судна планировал в ближайшее время также отдохнуть на водах океана. Возможно порыбачить, я снасти нашёл, похоже зря покупал свои. Ладно, в запасе будут.
Поднявшись наверх, я отметил что судно слегка кренится на левый борт. Подставив корму прямому ветру, убедился, что яхта не выровнялась, значит, центровка размещения груза нарушена. Осмотрев ночной горизонт, мало ли кто тут ночью ходит, снова вниз полез. В этот раз переложив часть груза, выбравшись, убедился, что всё в порядке. Курс вокруг Австралии я поддерживал, только шёл не на север в направлении Новой Гвинеи, а в обратную, на юг, собираясь обойти Австралию с другой стороны. Не хочу никого встречать, а именно с той стороны основное судоходство. Заметят парус или яхту, сообщат, ещё погоню вышлют, и ориентировки. А яхта хороша, но крупная для мня, так что в планах перекрасить, изменив облик, и продать, купив что-то более подходящее и меньшего размера. На Филиппинах и продам, та там быстро затеряется. Жаль только путь будет долгим, дело в том, что одному управлять сложно, спать тоже нужно, так что ночью я весь день управляю яхтой, а ночью отсыпаюсь, дрейфуя в открытом море или встав на якорь у какого берега. Планы вот такие были.

***

Как оказалось, решение обойти Австралию с южной её части было мной принято правильно. Никого так и не встретил. Да ещё судно у меня имело свой характер и в такое спокойное плаванье, с ночными стоянками в тихих пустынных бухтах, дали мне необходимый навык, уже полученный мной, когда я вышел в открытое море. Заодно и запасы воды пополнил. Тут пришлось делать плотик, своей шлюпки у яхты не оказалось, только пустые тали под неё, видимо лодка где-то на берегу остался. Однако, и плотик помог по одному бочонку с водой доставить на борт, его я потом тоже прихватил. Ещё что стало достаточно ясно, яхта оказалась на удивление скоростной, и могла ходить под любым ветром, парус латинский был.
Дальше я прошёл прямо на Индию. Изредка заходил на острова, воды свежей набрать. Рыбачил часто, в общем, отлично время провёл, не жалею. На Филиппины так и не пошёл. Добрался до берегов Индии, отдыхал там в тихой бухте где был просто райский пляж, воды запасы пополнил, и дальше прямиком в Красное море. Пока не добрался до конечного маршрута плаванья. Там в порту Суэц, где канал будет, легко продал свою яхту, причём за золотые монеты и за полню стоимость, как я понял, какой-то важный человек её приобрёл. Упаковав вещи и оружие, остальное вместе с яхтой продал, кроме карты и штурманских инструментов, это тоже взял с собой, да и подзорную трубу, я нанял коляску, вещи уместились, и мы покатили к Каиру. Наём коляски был чуть дороже аренды четырёх верблюдов, зато доберёмся быстрее, да ещё и с удобствами. Утром выехали, и к обеду следующего дня на месте оказались. Ночевали в небольшом отеле на полпути. Несмотря на то что ружьё рядом было прислонено, а на коленях я баюкал дробовик, путь прошёл без происшествий. А в порту Суэца меня пугали налётами бандитов, бывало, пропадали на дороге одинокие путники.
Заселившись в номер гостиницы, что расположилась в центре Каира, я сходил в турецкую баню, не так и далеко было, и сидя в ресторации, тут всё в восточном стиле, спокойно насыщался, с интересом прислушиваясь к беседе двух мужчин, что сидели по соседству. Это американцы были, один точно археолог, что тут в стране работал, второй не понятно, но выправка как у военного. А минут через пять я разобрался что второй скупщик, видимо для перепродажи по малой цене скупал найденные артефакты, мне стало сразу неинтересна их беседа и я отдал должное блюду. Не знаю что это, но специй не пожалели, надо будет узнать название блюда, чтобы потом ещё раз заказать. А заказывая, попросил принести то, что есть из готового, было вот это. Подозвав официанта, тут расплачиваются за обед сразу, полюбопытствовал что я ел. Оказалось, это был «Тарб», фаршированный бараний желудок. Его заказал один из американцев, но отказался. А ничего, мне понравилось, так что велел ещё фруктов нести, дыни и арбуза. Так закончив ужин, причём поздний, снаружи уже почти стемнело, я решил вернуться в отель.
Что делать дальше, за долгие два месяца плаванья, а я никуда не торопился, у меня уже сформировалось в план, вот и буду ему следовать. Сейчас по Нилу отправляюсь к Средиземноморскому побережью, и там в сторону Англии. Мне нужно заказать необходимые станки, и инструменты оружейника. А вот химическую лабораторию и реактивы я закажу у итальянцев, те издавна в этом сильны и имеют серьёзную позицию в исследованиях. Или у французов, те не так и слабее чем итальянцы. А вот Каир мне нужен не только как промежуточный пункт. Я не планирую пока покупать место на речных судах что ходят по Нилу, пока не решу вопрос с документами. Да, тут с этим проблем нет, причём, будут настоящие, главное найти нужного человека что их сделает. Это до сюда добрался я без документов и также без документов продал яхту, для покупателя это явно проблемой не было, но дальше путешествовать без них нельзя, они везде требуются.

Утром следующего дня, позавтракав в кафе на первом этаже гостиницы, я направился на поиск нужного человека. Спешивать каждого прохожего не стоит, но найти знающего человека можно, главное понаблюдать и прийти к нужным выводам. В гостиницу, кстати я без документов заселился, дал портье больше денег чем стоит номер за два дня, и тот заселил, записав какое-то имя. Именно к нему я и решил обратиться, подобные портье обычно работают как мастная энциклопедия, но каждая информация имеет свою цену.
Тот попросил его заменить, и мы прошли в отдельный кабинет при кафе, нам принесли фруктов и вина, и мы пообщались с этим без сомнения уважаемым в Каире человеком. Тот действительно знал нужного чиновника, и дал его контакт, как найти и как подойти, сообщив от кого, так что расплатившись за информацию, я направился к выходу, обнаружив переполох в фойе. Точнее даже не переполох, а пересуды коими обменивались возбуждённые арабы. Портье сразу к ним ушёл, полюбопытствовать, ну и я задержался, мне тоже интересно было. Оказалось, в соседнем отеле ограбили американца, а его привязали к кровати, вставив кляп. Тот ничего не помнил, ночью по голове получил, шишка осталась. Освободили только утром, когда прислуга постучалась в номер чтобы прибраться. Исчезло сто тысяч американских долларов, и несколько личных вещей иностранца. Я лишь восхитился расходящимся слухам, к вечеру сумма похищенного поднимется до миллиона. Вот врут-то. У американца было при себе всего лишь двенадцать тысяч долларов, хотя для местных это огромная сумма. Я яхту свою за тысячу продал, правда английских фунтов. Стоила та такую сумму. А так да, я посетил американца, отметил при возвращении в гостиницу куда тот зашёл, ну и ночью навестил. Кроме денег, в саквояже был набор убивца, плюс удавка. И два «Кольта Уокера», кстати, любимый револьвер Клинта Иствуда. К револьверам кобуры и запас бумажных патронов, ну и так, порох и пули, средства для заряжения, что не такое и быстрое дело. А так можно быстро выпустить двенадцать пуль, что очень неплохо. Оружие с боеприпасом и деньги я забрал, а остальное оставил. Ладно, пусть местные и дальше фантазируют, а у меня встреча с нужным человеком. Да, портье мне мальчонку посыльного выделил, чтобы тот довёл до места и подтвердил, что я от нужного человека, это чтобы эксцессов не было.
Я не писатель - я просто автор.

dobryiviewer M
Новичок
dobryiviewer M
Новичок
Репутация: 665 (+680/−15)
Лояльность: 3344 (+3373/−29)
Сообщения: 820
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Попов Евгений
Откуда: Санкт-Петербург
Отправить личное сообщение

#28 dobryiviewer » 24.04.2019, 21:49

Ачипятка
проще так в камбалу взять.
Вариант
проще так в кабалу взять.

Побратим Гошан M
Новичок
Аватара
Побратим Гошан M
Новичок
Возраст: 45
Репутация: 1395 (+1421/−26)
Лояльность: 4170 (+4255/−85)
Сообщения: 530
Зарегистрирован: 08.10.2013
С нами: 7 лет 4 месяца
Имя: Гошан
Откуда: Республика Карелия Сестрорецк- Колпино
Отправить личное сообщение ICQ Сайт Skype YouTube ВКонтакте

#29 Побратим Гошан » 25.04.2019, 02:14

Владимир_1 писал(а):как мастная энциклопедия,
- местная
Поживём- Увидим; Доживём- Узнаем; Упрёмся- Разберёмся; Выживу- УЧТУ!!

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 17881 (+17958/−77)
Лояльность: 6215 (+6233/−18)
Сообщения: 2953
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 9 лет 11 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#30 Владимир_1 » 25.04.2019, 08:17

Вопрос с документами решался аж три дня. Нет, договориться удалось без проблем, просто у нужного человека, что поставит свою подпись и печать, были выходные. Тут какие-то святые дни, и народ потянулся к мечетям. Однако время прошло, и я получил вполне звучное имя и фамилию Самани Азар. Документы в порядке, я внесён в реестр местных жителей, и вообще считаюсь жителем Каира. Это конечно стоило, но главное есть документы, и свиток для проезда, считай разрешение покидать Египет и путешествовать по другим странам. Как загранпаспорт. Хотя конечно посредник повеселился, араб азиатского происхождения. Однако, всё честно, так что можно отправляться.
Проблемы начались, когда я купил билет на паровое пассажирское судно, сзади большое гребное колесо, которое как раз из Каира направлялось в город Рашид, что стоял неподалёку от устья Нила. Там до Александрии доберусь, где найти попутное судное можно будет куда легче. Каюта хорошая, я не экономил, одноместная. Вещи мои уже занесли, так что встав на палубе, проследив как судно отошло от пирса, и стал с интересом наблюдать за пейзажами. Вроде всё нормально, да, однако ночью, сам пароход как шёл, так и шёл, капитан отлично знал акваторию реки, вдруг раздался шум, потом крики, и за ними выстрелы. Вскочив в одном исподнем, я первым делом схватил пистолеты, те что двуствольные, хотя и остальные под рукой, кроме ружья и дробовика, они в сумках, и подбежав к окну, слегка убрал занавеску. Окно открыто от духоты. Судно хорошо освещено было, поэтому видев двух неизвестных в чёрных одеяниях что перелезают через леера, один тут же выстрелил из кремневого пистолета, в кого я не видел, но крики усиливались, явно наш пароход берут на абордаж речные разбойники, я вскинул пистолеты, и выстрелил из одного ствола, а потом и из второго. Каждому по пуле. Первый повис на леерах, второго пуля сбила обратно в воду. Даже плеск расслышал. Второй пистолет я не использовал. Точнее недолго тот с холодным стволом остался, бандитов на борту было на удивление много, поэтому заметив ещё одного, тоже пристрелил и бросив пистолеты на стол, стал быстро одеваться. Застегнул ремень с длинным ножом, и «Кольтами» в кобурах, после чего заметив дым, похоже пожар, и он разгорался, сложил в кожаную сумку всё ценное, деньги и документы, я полез в окно, так как за дверями были видны отсветы пожаров. Каюта у меня ближе к корме была где и разгорался пожар.
Выбравшись наружу, тут прогулочная палуба была, я почти сразу бросил сумку, достав оба «Кольта», и открыл огнь в спины бандитов, их с десяток штурмом брали дальние каюты в стороне носа. Оттуда доносились редкие выстрелы и звон металла. Похоже саблями сошлись. А в тех каютах, как я помнил, богатые арабы с охраной ехали, видимо они и отбиваются. Бандиты закончились раньше, чем патроны, как я было решил, но тут с рёвом по прогулочной палубе, ко мне остальные понеслись. В них я оставшиеся пули и выпустил, замедлив. Посмотрев на пожар, корма полыхала сильнее, я проболтал по-русски:
- Да ну нафиг.
Схватив сумку под ногами, я просто перепрыгнул через борт. Ловить тут уже нечего, а с жизнью распрощаться, как делать нечего. Прохладная вода взбодрила, хотя события, что предшествовали моему заплытию, взбодрили ещё больше. Держа сумку на весу, хотя бы верх не мочить где завязки, я загребал одной рукой и ногами прочь от судна. А то видимо потеряло управление, гребное колесо остановилось, и судно, ярко полыхая, освещая воды вокруг, начало дрейфовать, поворачиваясь боком. Немало народу последовало моему примеру. До берега было метров сто, так что я смог добраться до берега, сумка конечно тяжела, но не бросил, там всё моё имущество. То, что в каюте осталось, так, пыль, ещё куплю, а вот без средств к существованию и без документов будет тяжело. Кстати, а тут крокодилы есть, или они выше по руслу обитают? Эта мысль как-то резко придала мне сил и последние метры я проплыл быстро, где нащупав дно, загребая и забрызгивая воду выбрался на берег. Я не один был такой ушлый, на освещённой воде виднелись головы других пассажиров, что плыли к берегу, моему или противоположному. Ещё к борту судна было привязано несколько длинных лодок. Знал бы о них, увёл бы, а так придётся топать на своих двоих. Тут только один вопрос, в сторону Каира или Рашида? Я даже не знаю какое расстояние мы проплыли.
Выбравшись на берег через камыши, или нечто подобное, я плюхнулся на задницу и пытался отдышаться. Почти сразу я уловил ржание лошадей и вскочив, осмотрелся. Чёрт, по берегу скакали всадники и одеты они были схоже с теми что судно на абордаж взяли. Бедуины, точно они. И что самое отвратительное, я стоял на фоне горевшего судна, его уже и сами выжившие бандиты покидали, и всадники меня видели. Тут не отбиться точно, с одним ножом я не выстою, а в ночь мне уйти не дадут, где у меня преимущество. Однако и сдаваться я не планировал, чёрт с ними с документами, пусть промокнут, так что зашвырнул сумку в реку, приметив место, и сам следом бросился, та меня спасёт. Револьверы и обувь тянули ко дну, но я, напрягая силы плыл, а когда по мне начали стрелять, ушёл под воду и поплыл под ней, предварительно набрав воздуха. И плыл я не к противоположному берегу, там тоже бедуины были на лошадях и верблюдах, а вниз по реке. Это бандиты заметили, вот и стреляли. Видать свидетелей отпускать не хотели. К сожалению, это ещё не всё, речные разбойники видимо имели немало опыта, поэтому, как я не уходил, но на двух лодках меня нагнали. Я успел расстегнуть ремень и тот ушёл на дно с «Кольтами» и ножом. Не будет у бандитов трофеев. В общем, меня подняли в лодку, тут было ещё двое таких хитрецов из пассажиров судна, один араб, другой явно европеец.
Меня связали и положили рядом с арабом, спрашивая кто я и сколько стою. Сделал вид что не понимаю, заговорив на французском языке. Обещал им кары небесные за нападение. Это помогло, отстали. Вряд ли поняли, просто услышав европейскую речь, решили, что я чего-то стою. Дальше довольно обыденно меня сделали рабом, то есть передали тем что на берегу. Там уже стояла веретеница людей, связанная одной верёвкой, вот и нас троих включили сюда, одними из последних, после чего щёлкнул кнут, вскрик какого-то несчастного, и мы пошли туда, куда показывали бедуины. Кстати, я тут подслушал разговор, старший из речных разбойников со старшим бедуином общался, так вот, это были явно разные группы. Бедуинов наняли отлавливать тех, кто выплывет с судна, им за это оплата полагалась и рабы. При этом в рабы те могли забрать не всех, часть забрали и речные разбойники. Видимо нужных им. Среди них я и одного из тех богатых арабов видел, каюты которого штурмовали бандиты. Да и на бандитов те не похожи, больше на переодетых солдат.
Вот так шагая прочь от реки, я размышлял. Получается заказ был на тех арабов из соседних кают, отработали в связке, и вот разошлись. Бедуины получили своё, нападающие своё. Вроде всё и не моё дело, это местная жизнь, как говорится: Восток дело тонкое, однако то что я иду в связке рабов, вот это совсем не хорошо. Отвратительно, я бы даже сказал. Пусть свои проблемы между собой решают, я-то тут причём? Попал из-за чужих дел в рабы. Очень весело. И стоило пересекать океан и несколько морей чтобы вот так спотыкаясь почти бежать колонной под присмотром бедуинов? Руки за спиной связаны, через шею верёвка петлёй проходит, видно сделано наспех, но всё равно возможности выпутаться нет. Нужно думать и искать возможность бежать, русские не сдаются, даже в азиатском теле. А то так уведут в пустыню, попробуй без знания об источниках воды, они обычно скрыты, добраться до цивилизованных мест. Теперь по мне. Когда меня вязали, то обхлопали боках. Я был в рубашке, брюках и ботинках, шляпы не было, потерялась, а в пустыне это жизненно важная вещь. Не проблема, нижнюю рубаху на неё пущу, сделаю бандану, однако стоит заметить, что арабы оплошали, у меня в левом ботинке, тут голенища высокие, те походные, для дальних странствий, был спрятан складной нож. Тот самый что я у вахтенного забрал, когда бежал с борта брига «Мария» в бухте Сиднея. Вот его они не нашли. И не думаю, что это надолго, обувь у меня хорошая, орогая, заберут, и нож найдут. А вообще обыск нормальный думаю проведут при первой же стоянке, тут им главное увести нас подальше. Тем более отловленных беглецов с того берега нужно переправить на этот и нагнать нас. Так что шанс бежать возможет именно до стоянки или во время неё. С условием что настолько погоняют и даже не думают останавливать, хотя многие выдохлись, бежать ещё долго. И не присядешь, не вытащишь нож, в движении никто бы не увидел, как я перерезаю верёвки на руках. Ещё натирают они, шею, кисти рук. А бежали в темноте, факелы бедуины не использовали, видимо местность тут населённая, могли бы увидеть, как нас гонят. Страховались, значит.
Пришлось действовать экспромтом. Сначала я стал делать вид что меня шатает от усталости, отчего верёвка врезалась в шею. Соседи спереди и сзади тоже это почувствовали, тут я и упал, повалив соседей, которые сразу же стали пользоваться моментом чтобы передохнуть, тяжело дыша. Всё же на ноги меня подняли, да и остальных, вся цепочка повалилась, и погнали дальше. А вот нож я достал и спрятал в ладони, заработав за это два сильных и весьма болезненных удара кнутом. Вот так снова переставляя ноги, я аккуратно открыл нож, чуть не выронив его, аж потом покрылся, и повернув лезвием к верёвкам, кстати, сам нож между кистями и телом был, чтобы сзади идущий не заметил блеска стали, и потихоньку двигая кистями, стал пилить верёвки. Думаю, долго это не продлится, лезвие у меня до бритвенной остроты заточено. Так и оказалось, скоро верёвки ослабли, но дорезать их я не стал, а стал ожидать возможностей для побега. Я отлично видел в темноте, давно пересчитал бедуинов, их было тридцать шесть на двадцать два пленника. Десять бедуинов и старший их постоянно охраняли нас и подгоняли, а остальные вдали в дозорах, поэтому казалось, что пустынных разбойников меньше чем нас.
И вскоре мне действительно представился случай, когда старший от головы колонны поскакал в её конец, к нам. Однако это ещё не всё, на небо наползли облака, и закрыли Луну, отчего стало заметно темнее. Так что я стряхнул верёвки, резанул петлю на шее, пришлось трижды это сделать, очень толстая верёвка, и уже будучи свободным, собравшись силами, взяв короткий разбег, метра два и было между нами, и буквально взлетел на арабского скакуна, красавца, который был под седлом старшего из бедуинов. В седле я оказала позади худого главаря, тучных я среди них вообще не заметил, видимо не выживают в такой жаре. Да и одеяния так тела скрадывают, что не поймёшь какое у них телосложение. Хотя толстяков рассмотреть всяко можно, у них точно не было. Так вот, я вбил клинок ему под ребро, чтобы достать до сердца. Но не тут то было, у того кольчуга оказалась. Хорошо я другой рукой рот закрыл, чтобы тот не орал, так что исправился, и полоснул по горлу. Не хотел мараться, но видимо придётся. Дальше расстегнул ремень с саблей, подхватив пистолет, тот просто заткнут был, и сбросив тело с седла, а всё это не прекращая движения, и только ударил пятками по бокам коня, увеличивая скорость. Другие бедуины сначала не поняли, что произошло, а потом раздались крики ярости, но стрелять никто не стал, хотя длинноствольными гладкоствольными ружьями разных систем, да и изготовления, были вооружены все. Видимо тишину соблюдали.
Я же уносился прочь, как раз в сторону дозора что замыкал нашу колонну. Те выдвинулись навстречу, пытаясь понять, что произошло. Их было всего двое, так что я лишь зло и с радостью оскалился. Проверив пистолет, кремневый, заряжен, я приготовил его, заодно и саблю, снятую с ремнём с главаря. Так что приблизившись, для местных жителей я как проявившаяся тень была, только перестук копыт хорошо слышно, но ничего сделать не дал, выстрелил в одного, и подскакав, насадил на саблю второго. Как же хорошо, что ночь сегодня тёмная. Один конь унёсся в ночь, но второго я успел перехватить, и привязал повод к седлу своего. Столкнул труп заколотого бедуина, предварительно забрав ружьё и ремень с подсумками, и поскакал прочь, дальние дозоры стали сближаться, но я уходил, забирая левее в сторону Каира. Встречаться со второй группой, что должна перегонять остальных пленных, я не хотел. В общем, как не смотри, а уйти я успел. Успел до того как снова появилась Луна и в пустыне стало светло как днём.
Ушли мы километров на семь от Нила, когда я сбежал, так что вскоре я снова оказался на берегу, а вдали, ниже по течению, до сих пор подсвечивая красным, догорало судно, выброшенное на берег. Кстати, там ещё было несколько судов, и галера, что осматривали место происшествия, так что я стал осторожно по берегу спускаться к ним. Вскоре меня заметили и окрикнули. На берегу был пост солдат. Я их видел и специально обозначился. Сообщив кто я и откуда, сразу же был препровождён к командиру. Галера военная была, и там находился капитан. Лошадей я оставил, и на лодке меня доставали на борт боевого корабля, тут даже пушки были, несколько. За пять минут я описал произошедшую тут четыре часа назад трагедию, и предложил использовать захваченных мной лошадей, чтобы солдаты верхом выследили бедуинов и навели на них отряды конницы. Даже указал направление и на каком те примерно расстоянии. Лошадей я фактически дарил. Однако, пока я по берегу со стоянкой сближался, успел осмотреть сумки, их можно назвать чересседельные, у обоих коней, и ценное переложил в одну, что лежала сейчас у моих ног. А ружьё осталось у солдата снаружи, как и пистолет. Ружьё заряженное было, а вот пистолет я не успел зарядить. Ремень застёгнут у меня, сабля на боку, неплохо смотрелся.
Идею офицер мою принял, так что отдал распоряжение, двое солдат действительно вскочили в сёдла и ускакали, ну а меня стали расспрашивать подробно что и как видел, даже запись повели.
- Значит те, кто захватил судно, солдаты?
- Возможно наёмники, но точно не бедуины, хотя и одеты как они. Я разговор подслушал, эти неизвестные наняли бедуинов чтобы те отлавливали тех, кто на берег выберется. Ещё ругались что бедуины едва не опоздали. Им оплата шла и часть рабов, из тех что не нужны неизвестным. Они всех рабов осмотрели, троих увели. Все арабы.
- Мы узнаем кто занял те каюты, и кого похитили. Через полчаса грузовое судно отправиться в сторону Каира, команда нам помогала с поиском, они могут взять вас с собой.
- Прошу прощения, господин офицер. Но убегая от бандитов я бросил сумку в реку, а там у меня документы, деньги, личные вещи. Я бы хотел поискать её. Место запомнил.
- Хорошо, я распоряжусь, вам выделят шлюпку. До рассвета час, а к обеду мы уйдет. Желаю вам удачи в поисках.
Вообще офицеры в арабских армиях, этакие шейхи, и ведут себя соответственно, я золотце, а вы все… ну вы поняли. Причина почему этот офицер был со мной вежлив в том, что я представился. Если проще, я сказал, что недавно получил гражданство Египта, всё официально. А по профессии я отметился как мастер-оружейник. А всё что связано с оружием, в восточных странах пользуется неизменным уважением, что тот и демонстрировал. Кстати, насчёт профессии я не солгал, в документах так и записано, пришлось доплачивать за это. Насчёт лодки, мне действительно её выделили, но только её, без помощи. Ждать рассвета я не стал, и погрёб к месту где выбрался на берег. Сейчас темно, проще сориентироваться, пока в памяти свежо. А днём краски изменяться, ещё ошибусь. Так добравшись до берега, разделся, и стал подбирать камни, будет с чем нырять, сумку я хоть и не так и далеко зашвырнул, но всё же глубина там порядочная. А вещи в лодке сложил, пусть высохнут, особенно обувь. Оружие проверил, пистолет зарядил, на полку ружья пороха подсыпал, ну и оттолкнув лодку направился к месту где примерно сумка булькнула. Ещё я ориентировался по тому что в сумке мог образоваться воздушный пузырь, и пока та тонула, выпуская воздух, её могло снести течением. К длинной верёвке, аркан снятый с седла, я привязал камень вместо якоря, и вот спустив его, застопорив лодку, сделал несколько вздохов, и нырнул в воду. А насчёт крокодилов я спрашивал, тут их мало, но всё же они есть. А трупы в воде были, нашли их, могли на кровь сюда прийти, так что всё же стоит быть осторожным.
Сумку я искал час, потом ещё часа два отдыхал, набираясь сил, и продолжил, медленно спускаясь по течению. Больше тридцати погружений, это максимум что я выдержал, пусть на четыре или пять метров погружался, было и три, но сумки я так и не нашёл, что бесило неимоверно. Прекратил оттого что заметил приложение крокодила, его торчащие глаза смотрели на меня с гастрономическим интересом. Так что вернув лодку, как я понял бедуины ушли, и бросив часть пленных, сел на пассажирское судно до Каира, с трофеями естественно, и поплыл обратно. Где бы ещё американцев или англичан с деньгами найти? Особо я не переживал, ещё добуду, да тем же способом, так что вернусь в Каир, продам трофеи, восстановлю документы и добыв средств, снова по Нилу отправлюсь к Средиземному побережью. Планов посетить Англию я не изменил. А пока плыли я отсыпался в каюте, пусть четырёхместная была, но две койки оказались свободны. Среди одноместных свободных не было.

Прибыли мы в Каир в два часа дня, что для парусно-гребного судна вполне прилично. А вообще на Ниле судов с паровыми машинами было мало, большинство составляли такие вот суда. А так, со слов другого пассажира, прибыли мы ещё быстро. Иногда только на вёслах приходится идти против течения и ветер помогает слабо. Бурлаки тут тоже известны, по берегам тропы натоптаны, правда людьми суда не буксируют, но вот верблюдов или волов используют.
Сойдя в порту, я занял тот же номер и через знакомого портье реализовал свои трофеи, тот получил свой процент, а я довольно неплохую сумму, и всё без особых хлопот. Саблю тоже продал. Дорогая, драгоценностями инструктирована, и хотя лезвие явно «дамаск», не по моей руке, да и уж больно приметна. За саблю я получил самую большую сумму. На следующий день я получил копию документов, тех что потерял в руке, и в этот же день купив билет на вечернее судно, оно отходило за час до наступления темноты, снова отплыл, и стал спускаться по водам Нила, надеясь, что тут известна поговорка про снаряд в одно место. Так и плыли, судно тоже оказалось парусным, довольно большим, поэтому вёсел тут не было, шесты имелись, столкнуть, если вдруг к берегу или с мели, приблизившись, но не более. Однако ветер не всегда попутный был, поэтому больше в стремнине шли, чтобы по течению спускаться. Те же кто поднимался, наоборот старались держатся от неё подальше. Однако всё же два дня спуск по реке у нас занял, не полных, но всё же двое суток. Прибыли мы в Рашид за два часа до наступления ночи. Хватило времени сойти и занять гостиницу по приличнее, в такой европейцы предпочитают селится. А когда я устроившись спустился вниз в местное кафе, то вдруг услышал русскую речь, и понял, что вижу двух русских офицеров. Даже не моряков, пехота как она есть. Это если я правильно разобрался в их званиях. А вообще форма в это время такая смешная. Интересно, кто они и что тут делают вдали от родины?
Подходить я не стал, потому как офицеры были сильно выпившими, и искали приключения на свои задницы и стать спусковым крючком для этого я не хотел, поэтому поужинав, на судне мы пропустили ужин, раньше сошли, я поднялся к себе, и вскоре уснул.

На утро выяснилось, что русские, там их несколько было, уже отбыли в Каир, также рекой, причём отбыли на небольшом судне, на котором приплыли сюда. Нет, то что небольшие морские суда поднимаются до Каира, я это знал, но так получилось, что своими глазами их не видел. Не встречались мне. Позавтракав я отправился к пристани, и там узнал что в порту на загрузке стоит английская шхуна, идущая в Англию. Купить билет удалось без проблем, оплатил койку в двухместной каюте, причём второй пассажир тоже будет араб. И уже наследующий день загруженная шхуна покинула устье Нила и взяла курс на Гибралтар. Сам араб, оказался хозяином груза, и шхуна зафрахтована им, но отдельную каюту ему не выделили, мол, другие каюты заняты, но как я слышал трёп моряков, никто не хотел селить в каютах для европейцев, немытых варваров. Хотя перед отплытием всё же удалось их заселить полностью. К слову, один из пассажиров, тот американец, который со мной деньгами поделился и «Кольтами», потерянными мной в впоследствии. Вот их жаль больше всего.
Плаванье продолжалось, и несмотря на то что при выходе в Атлантику нас слегка потрепал внезапно налетевший шторм, мы всё же добрались благополучно до Англии, где я и сошёл на берег Темзы. Да, пункт прибытия у той Лондон. Араб оплатил, а мне повезло воспользоваться. Ещё отметил, что в Англии на удивление холодно. Осень, что тут ещё скажешь? Так что наняв коляску, я сначала заселился в номер отеля, таможенников я уже прошёл и метку в документ получил, после этого проехал по магазинам готового платья, к портным обращаться, ждать долго. Сам я невысок, подросток, хотя в документах написано, что мне шестнадцать, поэтому выбор одежды был сложен, мне подходили больше детские вещи, чем подростковые. Однако всё же оделся как мне хотелось, тепло и даже с изыском, кое-что и в запас взял.
Вечером после ужина я лежал в постели и размышлял. Появился один момент, и я раздумывал менять мне планы или нет? Дело в том, что я газеты местные купил, подшивку за месяц, и почитал не без интереса. Сначала в ресторане где ужинал, потом перебрался в номер. Так вот, по России писали мало, но из того что написано стало ясно, что секретность чиновникам русским и вообще посвящённым, неизвестна. Несколько таких моментов описано было, которые точно должны быть секретны. Как так получается? Я подумывал добраться до столицы, до Санкт-Петербурга, сделать пяток казанозарядных штуцеров, с бумажными патронами, показать оружие Императору, продемонстрировав, и под этим предлогом показать нормальную патронную винтовку, которую планировал к тому моменту сделать. А смысл теперь, если идея моментом окажется у врагов, а те с их возможностями скопировать смогут легко, вооружив свою армию, и война в Крыму пойдут совсем по другим сценариям. Я конечно знал, что иностранные агенты в России чувствовали себя вольготно, но не предполагал, что до такой степени, и ведь в газетах только малая толика, большой массив информации наверняка имеется в их разведывательных службах. Значит там знают каждый чих, и как только я засвечусь, то немедленно попаду под пристальное внимание этих иностранных агентов.
Поэтому я лежал на кровати, и отринув старый план, придумывал новый. Нет, война в Крыму должна начаться по старому сценарию, но уже с моими личными дополнениями. Вот что я думаю, сделаю станковый пулемёт, тот же «Виккерс», британскую модель пулемёта «Максим», винтовку «Ли-Энфилд», оба оружия под один патрон, накоплю этих самых патронов побольше, и устрою свою войну с британцами. С учётом их привычки выстраиваться друг перед другом и обмениваться залпами, пулемёт тут такая штука, которую можно легко охарактеризовать как косилку. А пулемёт я сделаю, хотя займёт это конечно порядочно времени. И в Россию с ним я отправляться не буду, тут сделаю, отправив заказы по рисункам в разные мастерские, потом доведу образец до идеала, и уже тогда, накопив патронов, отправлюсь в Крым, готовится к встрече. А патроны также закажу, только донца под капсюли пробивать сам буду, и снаряжение это моё. Ещё нужно подумать над бездымным порохом. Сделаю, я в этом уверен. Вот только сколько патронов мне потребуется? То, что много, это понятно, но даже сто тысяч для меня неподъёмное количество, а нужно не меньше. Ладно, разберёмся, тут главное деньги добыть, а то от той суммы с которой из Каира отплыл, едва половина осталась.
Я не писатель - я просто автор.

dobryiviewer M
Новичок
dobryiviewer M
Новичок
Репутация: 665 (+680/−15)
Лояльность: 3344 (+3373/−29)
Сообщения: 820
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Попов Евгений
Откуда: Санкт-Петербург
Отправить личное сообщение

#31 dobryiviewer » 25.04.2019, 09:24

На следующий день я получил копию документов, тех что потерял в руке,
По моему Ачипятка

Может быть так:
На следующий день я получил копию документов, тех что утонули в реке,

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 17881 (+17958/−77)
Лояльность: 6215 (+6233/−18)
Сообщения: 2953
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 9 лет 11 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#32 Владимир_1 » 25.04.2019, 14:36

Столица Российской Империи. 25 февраля 1954 года. Частная квартира в центре города.

После возвращения из одного интересного военного ведомства, я сидел и перебирал бумаги которые при мне были. В Питер я прибыл ещё полгода назад, и вот эти полгода и тянуться эти бюрократические проволочки. Хорошо, что они наконец остались позади, а то чувствую, ещё немного и с моей руки изрядное количество бюрократов снизится в этом городе.
Хорошо, что мне попался один генерал, из тех кому за державу обидно, ему я и раскрылся. О нет, не по теме откуда я и кто, а то что оружейник. Именно с его помощью дела и закрутились и за два месяца всё было решено. Из Англии я прибыл на американском грузовом судне, которое арендовал. Груз мой высадили в порту, арендовал склад и нанял охрану что его сторожит. В общем, охрана и сейчас там. Генерал, которому я и продемонстрировал своё оружие, три пулемёта «Виккерс» с водяным охлаждением стволов, два «Брена» и тридцать винтовок «Ли-Энфилд», был в восторге от оружия, хотя и сетовал на их ненасытность. Однако патроны, а также две машинки для снаряжения использованных гильз, запасы пороха и капсюлей его примерили. Конечно не так быстро, как патроны будут расстреляны, можно будет восстанавливать необходимый запас. А гильз за эти два с половиной года мне наклепали аж двести тысяч штук, и только половина была снаряжена.
Ладно, пока оставим это, а вернёмся в Англию на три года назад. В подробностях особо ничего описывать не буду, однако, деньги добыть смог, банально ограбив дома местных банкиров, и даже уезжать не стал, как устроился в Лондоне, арендовал квартиру на два года, потом продлил, так и жил. Действовал я как, обошёл все мастерские, посмотрел за работой, и начал в мастерских выкладывать заказы на разные детали. Долго я чертил, пришлось на дюймы переходить, очень неудобно, но к счастью опыт был. В общем, оба типа пулемёта я раскидал по деталям, как и винтовку, и вот так давая заказы, постепенно получал детали. Я выкупил заброшенную мастерскую мастера-оружейника, и работал так, подгоняя детали, выбраковывая, и собирая оружие. Вообще, пулемёты я поначалу хотел по одному образцу сделать, но так как деталей заказывал сразу с запасом, всё же брак будет, то видя сколько скопилось этих запасных частей смог ещё два «Виккерса» собрать, отстреляв все три в чистом море, да и с «Бренами» также. Купил баркас, и вот так выходил в море, пробовал оружие, испытания проводил, осечки или клины были, но чем дальше, тем меньше. Кстати, бездымный порох я сделал, но лаборатория у меня небольшая и объёмы изготовления не так уж и велики, однако несколько десятков бочек в запасе для снаряжения, всё же имел. Капсюли я просто покупал, выбрал самого качественного изготовления, но осечки всё же и у них были, однако я считаю не так и много. На тысячу капсюлей один-два не срабатывали, а для этого времени вполне неплохо. Также было тридцать две магазинные винтовки, десять однозарядных, и десять револьверов. Прототип «Нагана» с самовзводом, но с откидным барабаном. И патроны с выступающими пулями. Девять миллиметров.
Когда пришло время, и Турция уже вступила в войну, в английских газетах Россию, как только не поливали грязью, арендовал бриг, и сделав крупные закупки, раньше я опасался это делать чтобы не привлекать к себе внимания, загрузился на американский бриг и отплыл из Лондона. Балтика не была блокирована, да и Британия в войну ещё не вступила, так что мы благополучно добрались до Питера, уже когда холодно было, и Балтика вот-вот готова была стянуться льдом. Капитан брига заторопился разгрузится, получил оставшуюся часть оплаты и найдя попутный груз, вскоре отбыл. Я же арендовал пустой склад, нанял охрану и занялся этой бюрократией. Как вспомню о ней, сразу глаз дёргаться начинает. Нет, с прошением о подданстве проблем не возникло. Более того, при мне были документы об окончании инженерного учебного заведения в Англии, а я там их профессору деньги дал. Он меня быстро опросил, видя, что я в теме, вскоре выдал этот документ и в списках закончивших Лондонский университет, я теперь тоже числюсь. Стоило дорого, но оно того стоило. Этот документ я тоже зарегистрировал, и оформил патент инженера-оружейника, для работ в России. Два месяца на это убил.
На этом дальше всё застопорилось, я снял частную квартиру, покупать не захотел, хотя иметь своё жильё в столице, вполне неплохо. Передумал я уже через месяц и приобрёл шестикомнатную квартиру с двумя спальнями, и двумя служанками. Одна повариха, другая горничная. Жили они тут же со мной, одна из комнат была оборудована в спальню для них, с двумя кроватями. Приятные хлопоты по тому чтобы обставить квартиру, познакомиться с соседями, были омрачены буксировкой моих начинаний. Кстати, в России я получил новое имя, а точнее старое. Марк Геннадьевич Бестужев. Бестужевы довольно известная дворянская семья, но я дворянином не считался, поэтому получение фамилии шло со скрипом, однако всё же за энную сумму я вернул себе свою фамилию. Однако проблемы были не с этим, мне нужно было разрешение от российской армии на испытание моих образцов на войне, ну и помощь с доставкой. Желательно людей получить, чтобы они освоили новое оружие. Однако никого не интересовало что я привёз, гоняли меня из кабинета в кабинет, тем более что у меня за образцы я не говорил, отделываясь общими словами. Нарезные штуцеры и на этом всё. Правда, со штуцерами была беда, их скупали, даже охотничьи, чтобы передать в войска, отправляемые на Черноморское побережье.
Всё изменилось, когда я поговорил с одним генералом, тот состоял в военном министерстве, и одновременно числился за Генштабом. Убедившись в его патриотических чувствах, британцы уже вошли в Чёрное море, якобы для защиты портов Турции и их судов после Синопского сражения, так что тот был в ярости на англичан и французов. Пришлось показать ему оружие. По одной единице, и один револьвер подарил, вместе с сотней патронов. Договариваться об испытании удалось на своих условиях. Чтобы никого, только мы двое, и всё. Не хочу, чтобы мои секреты ушли врагам. Это того удовлетворило. Я купил двух коней и крепкую повозку, с матерчатым верхом, вроде такие у переселенцев были в Северной Америке. Пока я ждал генерала, велел нанятым крестьянам, они за мной на телегах приехали, расставить чучела. Две сотни. Всё за мой счёт. За два часа те справились, и я, оплатив их работу и наём телег, отпустил, а сам отогнав повозку на восемьсот метров, развернул ту задом к целям. Поле ровное, вокруг видно всё на несколько километров, отличное место для испытаний. Поэтому появление генерала, причём не одного, с ним был ещё один всадник, не осталось для меня не замеченным. Его спутник был в форме лейб-гвардии Императора, причём в звании полковника. Также я отметил, что на боку у генерала была кобура с подаренным мной револьвером. Кобура закрытая, чтобы было не понятно, что там за оружие. Ну а сабли были у обоих, личное оружие, положенное по уставу.
Генерал приветливо поздоровался, и представил полковника, тот был Михайловым. Где-то я его видел. Дальше я снял чехол с пулемёта и продемонстрировал внешний вид «Виккерса». После этого показал, как тот заряжается, вставив двухсотпатронную ленту, кто бы знал как я с ними намучился, но к каждому пулемёту по четыре ленты было. Со мной три сейчас, полностью снаряженных, плюс ящик с патронами и машинка для снаряжения. По сравнению с брезентовыми лентами, эти машинки было сделать плёвое дело. У меня на одну годную ленту три в брак уходило, так что думаю понятны общие мучения с этим делом. Дальше те достали подзорные трубы, а у меня морская, мощнее, и пронаблюдали как я с восемьсот метров, недостижимая дальность даже для штуцеров, валю ряды чучел. Потом, когда офицеры закончили делится впечатлениями, тоже постреляли по остаткам «строя пехоты», закончив оставшиеся снаряжённые ленты. После этого, те на словах очень высоко оценили моё оружие. После этого прошла демонстрация «Брена», десять магазинов расстреляли, и двух винтовок, тут по три обоймы выпустили и решили, что хватит. Вот из револьверов постреляли тоже с удовольствием, пятьдесят патронов общим числом как корова языком слизнула. Вдали я видел всадников, но они не приближались, просто наблюдали за нами.
После этого генерал назначил мне аудиенцию через три дня и они с полковником отбыли как раз в сторону тех что за нами наблюдали. Видать охрана их, или сопровождение. Я же собрал все гильзы, специально смотрел чтобы не осталось, подсчитал, и сняв повозку со стопоров, иначе отдача бы стрелять не дала, да и лошади волновались в стороне, запряг их, те стреноженные и привязные метрах в пятидесяти паслись, и покатил обратно к столице. Потом три дня занимался набивкой использованных патронов, отмечая что износ превышает ожидания и многоразово их использовать трудно, да и закраина мешает перезарядке, отчего дело двигается медленно, но всё же двигается. Успел все переснарядить, за два десятка гильз в брак ушло. Ещё часть господа офицеры потоптали. Потом была назначенная встреча с генералом, и закрутилась. Тот полковник гвардии оказался личным порученцем Цесаревича, что сейчас был военным комендантом столицы. Именно к нему меня и привезли, было много бесед, как я вижу использование этого оружия, ещё одна демонстрация, в этот раз ограниченному кругу офицеров, коим цесаревич доверял, поручился за них, ещё пять револьверов на подарки ушли, но одобрение было получено, и моё предложение одобрено.
В результате всё оружие было выкуплено у меня военным ведомством, затраты точно отбил, деньги на счёт в банке положил. Как я уже говорил, среди вооружения были не только магазинные винтовки, но и однозарядные, вроде винтовок Бердана. Их тоже выкупили. Последние забрали на изучение. И как я не хотел, но схемы изготовления оружия, что и как делать, передать всё же пришлось, мне за них двадцать тысяч рублей золотом добавили, а если наладят производство, особенно патронов, то ещё пятьдесят тысяч. Особенно военных восхитил бездымный порох. За границей работы над ним шли, но с переменным успехом. Технологию изготовления тоже пришлось передать. Кстати, среди моего груза на складе был и небольшой патронный заводик со всем оснащением, его у меня тоже выкупили. Да и станки для изготовления пулемётов и винтовок, среди груза тоже присутствовали. Я долго общался с инженером, который будет заниматься разворачиванием производства, тот высокого оценил мои знания, так что тот знал, что теперь делать дальше.
Я же в данный момент сидел в офицерское форме у себя на квартире и перебирал бумаги. Цесаревич согласился отпустить меня на испытания моего оружия, да он вообще легко дал добро на то что я буду командовать пулемётной командой, или как её тут назвали, отдельной скорострельной ротой. Это фактически новое оружие, и я предложил формировать её из молодых, любознательных и хватких, так что месяц назад мне было предоставлено десять подпоручиков, недавних выпускников пехотных училищ, и капитан, что будет командовать ротой, а я уже им. Также было семьдесят нижних чинов, вооружённых обычными гладкоствольными ружьями, но они и нужны-то для непосредственной обороны, так что подойдёт. Револьвер получил только командир роты, остальные штатным капсюльным оружием довольствовались. А по поводу молодых офицеров, цесаревич признал мою идею стоящей, прогнать их через бои и получить тот боевой опыт использования новейшего оружия. Эти офицеры будущие командиры пулемётных команд, а пока они командиры и члены расчётов, чтобы знать своё оружие назубок. А завтра отъезд, железной дорогой до Москвы, потом на санях, они уже приготовлены, и наш караван отправится в путь, используя как дорожную артерию замёрзшие реки. Дальше тоже по рекам, но уже оттаявшими, на барже или пароходе. В общем, к началу весны должны быть на месте. Как раз к началу активных боевых действий Антанты, что будет против нас. Цесаревич обдумывал решение отправить нас на Кавказ, где шли активные бои, но я попросился в Крым, сказав, что скоро там начнутся самые активные бои с осаждением Севастополя. Звание мне присвоили поручика, два комплекта формы с шинелями, сапогами, оружием и головными уборами я заказал сразу и за две недели всё было изготовлено. Хожу вот, привыкаю. Смешно эта форма смотрится. А так я числюсь за инженерным корпусом, вхожу в состав ремонтной службы крепостных войск. То есть, числюсь за одним из подразделений обороны столицы. А пока мне выдали командировку в Крым, для испытания своего оружия. Именно эти документы я и изучал, включая офицерский патент. Как инженер я мог его получить, но звание поручика, то бишь старшего лейтенанта, это максиму что мне можно было выдать вот так, следующий ранг только с величайшего соизволения Императора, и никак по-другому. Молодцы, и так неплохо получил.
В состав пулемётной роты, кроме выше перечисленных входил также казачий полуэскадрон, сотня всадников, выделенный из того полка, что стоял в столице. Его предполагалось использовать для разведки и охраны ценного военного вооружения. А вообще, нам его сократить хотели, забрать по пулемёту и часть винтовок, однако я пообщался с Цесаревичем и передал запчасти их инженеру, тот сможет собрать из них ещё по два пулемёта обоего типа. И ему практика, и у нас ослабления нет, так что и выходило у нас три станковых, на колёсных станках, два ручных, и тридцать магазинных винтовок. Две всё же забрали. Вот этот месяц все солдаты скорострельной роты, вплоть до нижних чинов, а также казаки, все учились использовать это оружие. Чистить, снаряжать, даже редкие стрельбы провели, чтобы те видели, что это такое. Все магазинные винтовки и оба «Брена» я передал казакам, чтобы усилить их, а так как стрелки те отличные, у многих даже штуцеры были, то вызвал у них изрядную радость, получить на руки настолько дальнобойное вооружение. У них даже соревнования были кто дальше выстрелит и попадёт. Я в охотку патроны для этого выделял, пусть тренируются, а сам отмечал лучших стрелков, собираясь сделать из них снайперов. Да, они знали, что оружие им выдали временно, испытывать они их будут, но радости им это не уменьшало.
А так мы с капитаном занимались подготовкой. Между теоретическими и тактическими играми, попытками занимать позиции, где выбирать удобнее. То есть, не только учились, но и дополнительно снаряжались. У казаков кашевара не было готовили кто как, а вот у роты был штатный с помощником, поэтому я решил сделать походные кухни, две. Для роты и полуэскадрона, и за две недели каретная мастерская выполнила заказ, я из своих средств оплачивал их, сделав подарок русской армии, так что можно будет сходу питаться. У каждой кухни по два котла. Пока солдаты нововведение не оценили, это у них в будущем, а вот некоторые офицеры прибыли изучать кухни, даже от Цесаревича были представители. Какие-то там новинки в идее были. Сейчас уже погружено всё в вагоны, скоро отправка. Как раз всё имущество и солдаты вошли. Кстати, на платформу подняли мою грузовую повозку, с моим личным имуществом. Так как у меня был свой денщик, то он там и присматривал, охранял, как и лошадей, два коня для повозки и моего верхового, тоже личного.
Убрав документы, и поужинав, я отправился спать, завтра рано вставать, так что нужно выспаться.

***

Середина апреля наступила, когда мы, неторопливо двигаясь колонной, стали сближаться с окраиной Севастополя, видневшегося вдали. Неужели этот кошмар закончится, и мы, наконец, оставив позади многочисленные дороги, точнее то что ими можно назвать, добрались до конечной точки нашего маршрута? Конечно, дороги русские вытрясли у меня всё что можно, но я бы не сказал, что всё прошло зря. Рота наша за это время стала ротой, с казаками научились взаимодействовать. Если сломалась какая повозка, пока её чинят мы отрабатываем разные приёмы, например, быстро развернуть пулемёты на атакующую конницу и открыть огнь. Обычно казаки и играли противника. С ними я тоже работал. Учил как засады с пулемётами устраивать, как выбивать первым делом офицеров, ну и остальное. Да те и сами не промах, тем не менее я пользовался авторитетом и слушали меня внимательно, мотая на ус. А авторитет я заработал не только как автор и разработчик нового вооружения, но и как изрядный мастер помахать двумя шашками, они у меня и сейчас на ремне висели. Хм, я был единственным в нашем подразделении без усов и бороды, они просто не росли. Видимо физиология такая. Не сказать, что я против. А вообще в России холодно, а тело у меня теплолюбивое. Долго привыкал.
Антанта месяц назад уже объявила войну нам, так что воевать будем с целой коалицией стран. Скоро начнутся боевые действия. По прибытию нас разметили на окраине города, казаки сразу выставили охрану, новейшее оружие было укрыто, включая то что казакам выдано, и за время пути не раз поминалось, что о нём говорить не стоит. Поглядим, сколько продержится тайна. На следующий день мы с комротой были вызваны к главнокомандующему обороной Крыма. Ему были предоставлены сведенья, что оружие у нас против конницы и десантов, тот видимо на картечницы подумал, после чего было решено отправить нас в одно из прибрежных поселений в качестве гарнизона и защиты от десанта. Услышав это, я попросил изволения у господина командующего отправить нас в Евпаторию. Я там как-то отдыхал, и от местных жителей слышал, что там и высаживались войска Антанты. Даже продавали сувениры, якобы найденные в море и на пляже. Наверняка самоделки. Командующий на меня недовольно посмотрел и сказал, что в Евпатории гарнизон уже и так есть, а нас направляет в Алушту. И даже выделяет два небольших морских орудия с расчётами и офицера для усиления. По сообщению разведки, якобы там будет возможна высадка десанта.
Дальше капитан отправился получать на руки приказ из канцелярии, и выбивать припасы на роту и усиление, а я прогулялся до мастерских, а потом и в порт. Между прочим, не зря. Купил отличный баркас, один из раненых морских офицеров продавал, его отправляли вглубь страны, а деньги нужны были. Тот был хорошо оборудован, можно отдыхать и рыбачить. Всё оснащение, и даже снасти присутствовали. То есть, тот ничего с борта не забирал. Даже старый сюртук с лейтенантскими эполетами остался висеть на вешалке. Удачно покупка подвернулась. Я её успел осмотреть сверху до низу и расплатится, получив документ купли-продажи. Дальше забрав часть вещей, двух казаков что со мной поплывут, закупил воды и продовольствия и отплыл в Алушту. На следующий день и рота вышла. Обустроимся, и будем ожидать десант. Пока время есть, пошлю казаков, чтобы осмотрели в сторону Евпатории все тропки, нашли самые удобные и короткие маршруты. Будущее место боя мы с капитаном и офицерами чуть позже изучим, позиции накопаем. Планов много, и я уже в предвкушении.

***

Судорожно вздохнув, я с трудом сел, голова кружилась, и осмотрелся, пытаясь понять где я, привычно ругнувшись:
- Чёртово ядро.
Для меня это самое страшное ругательство, и ядро это поминаю постоянно. А всё началось с Крымской войны. Она так началась неудачно для меня, что я даже рассказывать и поминать её не хочу. Да и вообще жизнь в теле филиппинца. Хотя, нет, всё же краткую выжимку сделаю, а так действительно не хочу всё это вспоминать. И если Крымская война для России прошла вполне удачно, даже территории изрядные за счёт Турции присоединили, то для меня совершенно наоборот. А ведь как всё замечательно начиналось. Мы подготовились, в Алуште обжились, рыбалка, отдых, ну и служба, я там даже отличный домик с видом на море приобрёл у старого грека. Как старший воинский начальник наш комроты стал комендантом, казаки отлично поработали, позиции мы с офицерами выбрали и подготовили, и вот когда войска Антанты высадились, где-то тысяч шестьдесят, то мы первые кто встретил их на реке Альма. Мы выехали на поле перед позициями нашей армии, и перед неприятелем. Те посмеивались. Сперва насторожились, подумали пушки в повозках, но не видев их, так и стояли строем. Их там тысяч пять было. И пока те стояли, повозки были развёрнуты, стопоры на колёса, возницы держат лошадей, казаки тоже залегли, и после взмаха ротного, застрочили пулемёты, открыв губительный огонь на расстоянии пятисот метров, вышибая остроконечными пулями целые бреши в рядах неприятеля. Пару раз пулемёты клинило, но расчёты собаку съевшие на подобной разборке, снова приводили оружие к бою, и продолжали стрельбу. Стрелки из казаков с магазинными винтовками за несколько минут полностью выбили весь офицерский состав. У них на винтовках, как и у пулемётов «Брен», были сделаны мешки пулеуловители, чтобы ни одну гильзу не оставить на позициях. А тут наша кавалерия, не так и много её было честно сказать, пошла в атаку. Ну и казачки наши с ними за трофеями рванули, это же святое. В результате передовая пятитысячная группировка войск Антанты была полностью разбита, в плен попало около тысячи человек, остальные или убиты, или ранены. Вот такой результат нашей работы. В последствии едва увидев повозки, неприятель разбегался, а артиллеристы суетились у орудий чтобы наших накрыть. Пришлось пулемётчикам маскироваться. Незаметно пулемёты доставлять на будущие позиции, ставить на колёсный станок и открывать одновременно огонь, но это было позже и без меня.
Трофеев в той пятитысячной группировке было немало, пока пулемётчики сдерживали основную массу войск, изредка постреливая по ним на дистанции километра, там плотные порядки были, всё равно кого-то да зацепит, тыловые службы собирали оружие и раненых. Трофеев действительно много было, даже обоз, ну и десять пехотных пушек на колёсном ходу. Из них войска неприятеля тоже стреляли. Вроде потерь немного, из роты даже раненых не было, но мне одно ядро, скача как мячик, оторвало ногу. Я в это время смотрел в позорную трубу в другое место и проморгал опасность. Удар, чудовищная боль, очнулся уже в госпитале без ноги. И нет, я не умер от ранения или последствий. Я прожил долгую и интересную жизнь, выйдя на пенсию в генеральском звании с должности командира корпуса военных инженеров. Женат был, шестеро детей, а старость мы с женой встретили в перестроенном мной доме в Алуште, купленном мной как-то давно. Нравилось нам там, тихо и спокойно. Для себя я сделал после выздоровления удобный пружинный протез, благо коленный состав уцелел, ногу срезало ядром ниже. И так вполне бодро ходил, без палочки. Даже было не понятно, что у меня ноги нет, оттого и на службе остался. А вообще, после этого врачи быстро внедрили подобные протезы, сильное развитие это направление получило, покалечен-то не я один был. Я даже Фонд-ветеранов создал, чтобы солдатам и офицерам, если денег нет оплатить, ставили их бесплатно. Но только ветеранам.
За время войны было создано шесть пулемётных команд, отправленные в разные армии, благо офицеров мы хорошо подготовили, но в войска всего поступило едва тридцать станковых пулемётов. Их хватило на снаряжение этих пулемётных команд, по пять машинок, но не более. Использовались те на самых опасных направлениях, против пехоты и кавалерии, показывая высокие результаты. Тем не менее противников такого оружия всё равно хватало. В основном из-за большого потребления патронов. Пулемёты «Брен» шли в кавалерию и морякам, магазинные винтовки тоже им, но выделывали их мало, и использовали как снайперское дальнобойное оружие, также как и с пулемётами производство ещё только ставилось, налаживалось на ходу. Поэтому основной массой оружия было произведено однозарядных винтовок, почти десять тысяч. Тех же пулемётов «Брен» чуть больше сотни, магазинных винтовок и восемьсот не будет. Это то что в войска успели передать до окончания войны. А сражения в Крыму наши выиграли. Поначалу тяжело пришлось, когда патроны к концу подошли, команда перезарядки старалась, но тратилось больше чем снаряжалось, пока не пришёл обоз с новыми патронами, заводик заработал их выделки. Тогда стало легче и общими усилиями противник был отброшен, а чуть позже прижат к морю и принуждён сдаться. Больше противник в Крыму десанты не высаживал, потеряв почти восемьдесят тысяч войск. Так что пулемёты на Кавказский фронт переброшены были. А я в госпитале лежал.
После войны, техническое развитие в вооружении разных стран стало повышаться стремительными темпами, всё же новейшее вооружение, как не старались, но в руки им попало. Ладно я патенты оформил, так что стал зарабатывать на отчислениях. Однако, как не воровали секреты, но Россия в технических новинках была всегда впереди. Первые броненосные крейсера полностью из металла, у нас сделали, броненосцы тоже. Паровые машины с тройным расширением выпускались, я даже турбины разработал, скоро должны были их поставить на строящемся новейшем броненосном крейсере «Слава». Расчётная скорость в этом случае у того должна быть тридцать морских миль в час. Пусть я и на пенсии, но работать потихоньку не преставал, как и консультировать. Ещё я известен тем, что создал контрразведывательную службу, что охраняла наши секреты. Много кто заселять Сибирь после этого поехал. Хорош жил, и помереть не страшно, а умер во время купания. Я каждый день, если погода позволяла, ходил купаться, отсутствие ноги плавать не мешало. Но в этот раз я был в тёплых водах Тихого океана. Мы с супругой на нашей яхте в кругосветное плаванье отправились. Команда в двадцать человек, плюс внуки. Я понимаю что секретоноситель высшей категории, сколько раз меня купить, похитить или убить пытались, но рискнул. И вот, прихватило сердечко, и ко дну пошёл, минут через пять как отплыл от борта яхты. Думаю, если бы не тяжёлая травма, которая всё же влияет на здоровье, я бы не до шестидесяти шести дожил, а и до восьмидесяти дотерпел.
Очнулся уже в этом теле и неизвестно где. Кстати, а где я? А-а-а, нога на месте, и я подросток, счастье-то какое всё одновременно ощущать. Не думал, что повторится переселение, уверен был, что прошлое тело моё последнее. Наркоза-то не было, будить некому.
Я не писатель - я просто автор.

dobryiviewer M
Новичок
dobryiviewer M
Новичок
Репутация: 665 (+680/−15)
Лояльность: 3344 (+3373/−29)
Сообщения: 820
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Попов Евгений
Откуда: Санкт-Петербург
Отправить личное сообщение

#33 dobryiviewer » 25.04.2019, 17:05

Столица Российской Империи. 25 февраля 1954 года. Частная квартира в центре города.
Ачипятка
Столица Российской Империи. 25 февраля 1854 года. Частная квартира в центре города.

Reks 3331 M
Новичок
Reks 3331 M
Новичок
Возраст: 52
Репутация: 100 (+100/−0)
Лояльность: 93 (+93/−0)
Сообщения: 45
Зарегистрирован: 07.02.2017
С нами: 4 года
Имя: Алексей
Откуда: Тверская Область, г. Торжок
Отправить личное сообщение

#34 Reks 3331 » 25.04.2019, 17:28

"Столица Российской Империи. 25 февраля 1954 года. Частная квартира в центре города." Скорее всего 1854?

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 17881 (+17958/−77)
Лояльность: 6215 (+6233/−18)
Сообщения: 2953
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 9 лет 11 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#35 Владимир_1 » 25.04.2019, 19:57

Осмотревшись, я увидел только ярко голубое небо, и зелёную траву вокруг, высокая моя голова едва возвышается над ней. Вдали на горизонте мелькнула точка и пропала. Вроде был слышен перестук копыт после моего попадания в тело. Не лошадь ли прошлого хозяина тела сбросила? Встав на ноги, осмотрел себя. Тело вроде здоровое, только голова болела, шея потянута, мышцы ныли, и шишка на затылке. Одет я был… М-да, даже не скажу, как определиться. Набедренная повязка? Вполне, но то что это не кожа, а отрезок какого-то блестящего материала, видны швы, прошитые машинкой в три строчки, уверен. Тело поцарапано всё, мелкие шрамы видны, пятна небольших ожогов, видно что прошлый хозяин вёл активную жизнь. След ещё был, похоже на ножевой, и это всё что я видел и мог охватить взглядом. Зрение отличное, вдали всё чётко. Возраст не скажу, лет пятнадцати, усики только-только пробиваться над губой начали. Грива волос спадающая на спину. Не стригся что ли он? Хотя, если посмотреть на одежду, становиться понятным, что тут что-то не так. Ещё и загорел до черноты, но вроде европеец. Нос аристократический. Да и волосы, как я вижу светлые. Может и выгоревшие под этим жарким Солнцем, но всё же.
Долго я раздумывать не стал, пробуя двигаться, мне координацию нужно освоить, определил, что бывший хозяин этого тела привык ходить босиком и такое передвижение без обуви не доставляет неудобства. А двигался я следом за конём, именно он тут проскакал, судя по отпечаткам копыт, к слову, не подкованным. Может нагоню, всяко с транспортом лучше. Что испугало коня не знаю, отчего тот сбросил всадника и с места взял в галоп, может змея попалась, однако тело теперь моё, и проблемы с этим теперь мои. Вот так и шагал, и чем дальше, тем мне было легче управлять телом, а чуть позже и побежал трусцой, морщась, бег в голову отдавал. Чем дальше я бежал, тем отчётливее видел, что-то не так, слишком жарко. Африка или Австралия, да и трава на половину незнакома. А если учесть, что я умер не так и далеко от Австралии, с его сто морских миль до ближайшего берега этого крупного острова, или всё же континента? Не хай континентом будет. Так вот, раз я рядом с Австралией на дно пошёл, может это она и есть?
И вскоре я получил подтверждение своим предположениям, рассмотрев прыгающие точки на горизонте. Ну кенгуру же, точно они. Однако я бежал и бежал, тело мне досталось крепкое, даже отдышки нет, но пить хотелось с каждым километром сильнее. Жаль на теле даже фляжки не нашёл, или бурдюка с водой. Кроме самой набедренной повязки, на бечёвке, ничего не было. Да и повязка была в виде передника, зад голый, и как я смог изогнуться и осмотреть, тоже загорелый. Пока же по моим прикидкам я километра десять отмахал, частично бегом, частично шагом, отдыхая. Шёл по следам коня, в траве свежий след хорошо было видно, как и то что тот забирал ближе к югу. Где юг, я определил по солнцу. А вообще, чтобы точно убедится, нужно звёздное небо осмотреть. Мы с женой любовались вечерами, сидя за столиком на палубе. Внуков уложим спать, и любуемся за стаканом вина. Жена у меня любит малиновое, а я красное крымское полусладкое предпочитаю. Может поэтому и прожил так долго? По стакану после обеда, и вечерком бокал. Мизер в алкоголе, а жить хорошо, и с пищеварением никаких проблем никогда не было. Эх, а жену я любил. Ничего, она у меня сильная, позаботится о внуках и яхту вернёт в порт. Да и капитан яхты хороший моряк.
Когда на горизонте появилась точка, я прибавил ходу, нагоняя коня. Это было просто, тот стоял и пощипывал травку. Кстати, в траве стали проступать скальные проплешины, похоже мы сближались с местной пустыней. Подойдя к коню, тот пытался боком отбежать, косясь на меня взглядом, но не смог, оказалось повод зацепился за корягу. Так что я его поводом стреножил и стал осматривать. Небольшой конь, вместо седла одеяло постелено, не подкован, а сбруя, так совсем простейшая. Оставив коня, судя по потрескавшимся губам тому срочно требовалась вода, я отошёл к коряге. До этого мельком на неё взгляд бросил и что-то показалось мне в ней не правильным. И вот так подойдя, смотрел. Не показалось, это не коряга была, а кусок железа. Разгребая траву, спугнув какую-то змейку, отчего сразу бросился её ловить. Где пищи и воды найти не знаю, на лошади тоже ничего нет, а такая еда всяко пригодится. В общем, отловил, разбил камень на несколько осколков, и отобрав с самой острой кромкой, разделал, положив мясо вялится на другой камень. Солнце жаркое, не должно испортится.
Вернувшись к железке, стал изучать, очищая от травы, что не только наросла, но и сверху проросла. Это была… машина? Старая гнилая, металл практически рассыпался в пыль, но осотов ещё рассмотреть можно. В железе я рассмотрел отверстия, с рваными краями. Пулевые. Присев неподалёку я задумался, конь рядом продолжал щипать травку, поглядывая на меня. Это что получается, все улики показывают, что я скакнул далеко в будущее? Нет, то что у меня бывают такие скачки, это нормально уже. Привык. Но тут все показывает на очень далёкое будущее, если люди скатились в каменный век, передник на это намекает и оснащённость коня. А что могло это вызвать? Катаклизм. Причём по всей планете. Или война на уничтожение, где выжившие вот так пытаются выживать дальше. А какое оружие могло быть использовано? Подумав о ядерном, передёрнул плечами, и вернувшись к остову машины, продолжая копать, куском отломанной железки, также размышлял. Если я прав и всё так, это мир Постапокалипсиса, то выживать придётся самому, стараясь пока к местным не соваться. А для выживания нужен хоть какой-то инструмент. Сам сделаю, а материал сейчас откопаю. Меня интересовала рессорная сталь, вот и попытаюсь найти.
Я так увлёкся, что чуть было не проморгал чужаков, двое всадников скакали в мою сторону. Встав, я зашёл за коня, если что тот будет как защита. Вскочить на него и умчаться можно, но я не стал этого делать, плох тот был от обезвоживания, да и устал. Так что пообщаемся с гостями, если получится. Может они знают бывшего хозяина этого тела. Оказалось, знают, сблизившись, те окликнули меня. Это была какая-то смесь языков, но в принципе понятно, основа тут - английский. И похоже, прежнего хозяина тела звали Майк.
- Я вас плохо понимаю, говорите помедленнее, - попросил я, отчего те удивлённо замерли и переглянулись, что позволило мне их рассмотреть получше.
Обоим было лет под тридцать, считай уже мужики, один рыжеватый, другой темноволосый, с обгоревшими кончиками волос. Тоже обросшие как моё новое тело. Они сидели на лошадях, точно рост не скажу, но худощавы, с проступающей рельефной мускулатурой. Одеты они были явно лучше, чем я, но примерно в том же стиле, набедренные повязки, широкополые шляпы из тростника, у одного пончо. Причём, то что может быть одежда нормального материала, было видно, на всех трёх лошадях, попоны из них были. Не удивлюсь что их и как одеяла используют. А передники в такое жаре, просто удобнее, так что шляпа и передник самая тут видимо ходовая одежда. Инверсно, а как у женщин?
- Майк, с тобой всё в порядке?
- С лошади упал. Головой ударился, не помню кто я и где, - ответил я самой универсальной отговоркой. - А какой сейчас год?
- Год? Зима сейчас, - пожал плечами один из мужчин. Тот что рыжий.
Дальше те слезли с коней и занялись нами обоими, мне протянули бурдюк с водой, кожаный, и налили коню в деревянную миску. Тот стал жадно пить, оживая на глазах. Оказалось, Майк, отправился на охоту, с помощью боло охотился на кроликов, их тут очень много, может быть, ни одного не видел, а после того как тот исчез с глаз, появились падальщики, как тут называли бандитов. У некоторых падальщиков осталось старинное грохочущее пороховое оружие, и даже ещё машины на ходу, что совсем удивительно, если учесть, что с Большой Беды прошло почти сто лет. Эти падальщики были на конях, да и нападать на мигрирующее племя те не рискнули, мало было, а вот на одиночек поохотится, вроде Майка, могли, вот и отправили на его поиски группы. Одна нашла меня. В общем, мы собрались, кстати, я докопался до моста, тут вид получше, и смог сбить сгнившее крепление чтобы вытащить шесть рессор. Верёвку мне дали. Связал пучком, закрепив на коне, и последовал за спасителями, они мне воду принесли, к каравану, на ходу расспрашивая их. Те ещё были несколько ошарашены тем что я память потерял, но верили, говор сменился. В общем, много что те мне порассказали, пока мы час до каравана добирались. О Майке тоже.
Начну я с Большой Беды. Со слов парней, старики что это помнили, уже померли, но с их слов было дело так. Была война, всех против всех. Ядерное оружие использовали, да так, что практически уничтожили род людской и заразили землю, что на ней жить невозможно стало. По Австралии не били, не было тут ничего интересного, вот и хлынули сюда те, кто спасался с заражённых земель. Местным это не понравилось, дошло до применения оружия, а потом вспыхнула война уже тут, на уничтожение, благо без ядерного. Так что население Австралии изрядно подсократилось, но и незваным гостям досталось. А так тут человек человеку волк. Всё это и повлекло за собой такие изменения что люди в дикость скатились. Практически. Погибали в боях старшие, дети оставались, их почти и не учили, сами росли и постигали. То, что в их поселении несколько человек читать умело, можно считать чудом. А год Большой Беды известен, тут это как молитва. Тысяча девятьсот семьдесят шестой. Кто начал уже неизвестно, но хорошо видны результаты.
Само поселение, или племя, как его называли, жило на берегу реки, занималось сельским хозяйством, торговлей с другими племенами. А тут раз, река мелеть начала, и за два года исчезла, вот селение и подалось на поиски нового места жизни. Проводники вели, мол, есть одно пресное озеро, с источниками, отличное место для жизни, и оборону от падальщиков можно выстроить. Только идти со всем скарбом нужно две недели. На полпути эта встреча произошла с бандитами и пропажей Майка. Теперь по нему. Тот родился в семье охотника, и сам охотник. Отец сгинул в саванне, может попал на зуб дикому животному, может падальщикам, и Майк теперь в семье старший сын. У него есть мать, два брата и три сестры. Кстати, Майку пятнадцать лет. А так снаряжён тот был неплохо, и вода с собой, шляпа, оружие, включая нож, и раз всего этого не было, то скорее всего тот попал в руки падальщиков, был ограблен, пытался бежать, ну и что вышло то вышло. Теперь и не узнаешь. А так похоже семья из зажиточных раз шесть коней имеют. Хм, а парни луками вооружены, забыл про это сказать, ещё у одного шары бола покачивались на боку коня.
Да уж, новости так себе. Честно скажу, получить новое молодое тело конечно хорошо, но при этом оказаться в Постапокалипсисе, это не то о чём я мечтал. Да ещё с прицепом в виде семьи от прошлого владельца тела, к которым я не испытывал никаких чувств. И что теперь делать? Пока не знаю, сейчас доберёмся до места стоянки каравана, а тот уже встал чтобы приготовится к ночёвке, и там будет видно, что делать. Так и ехали общаясь. А по прибытию меня осмотрел местный лекарь, ощупал, сказав, что череп цел. А шишка сойдёт, вот с памятью, тут поможет только время. Вернётся память или нет. В процессе я также познакомился с родственниками, скажем так, и остальными членами этого племени, надо сказать не такого и маленького, под тысячу человек. Да тут караван на несколько километров растянулся. Повозки были. То есть, люди везли весь свой скарб, и набралось немало. Отговорившись усталостью, я поел и лёг спать, пока младший брат заботился о лошади. Тут колодец был, вот из него и брали воду, только вот, на такое количество людей тот не был рассчитан. Уснул я быстро, а вот пробуждение было неожиданным.

- Ваше благородие, светает.
Это было первое что я услышал, причём на русском языке, с лёгким малоросским акцентом. Да ещё меня потрясли за плечо. Пристав, я осмотрелся диким взглядом, а офицерская тужурка сползла с плеча. Баркас с наполненным ветром воздухом двигался у знакомого побережья, и казак, лицо которого уже забылось со временем, убедившись, что я проснулся, повторил:
- Рассвело, ваше благородие.
- Вот же… - только и смог протянуть я, ощупывая себя, а потом пройдясь по ногам.
Всё на месте, и лицо молодое, и филлипинское. Это что, всё сон? Как-то уж больно длительный, и жизненный. Интересно, а тут я свою будущую жену из имения её родителей буду тёмной ночью похищать? Наверное, буду, не зря же мы всю жизнь душа в душу. А вообще к чему этот сон? Встав, я надел тужурку, спал не в каюте на койке, а на палубе, расстелив оделяло и накрывшись вполне тёплым кителем. Встав за румпель, отправив казака к собрату спать, я повернул, так как уже Алушта появилась, и когда рей прошёл над головой при смене курса, и судёнышко наклонившись, повернуло, я устройся на кормовой скамейке и прикинул что это вообще такое было. Ничего подобного ранее у меня просто не было, и чем я больше думал, тем больше понимал, это не намёк для меня, а крик души, что быстрое техническое взросление для государства может закончится войной. Тот технический рывок что я дал, а возможно и оставленные мной записи куда стремится, и дало такой эффект. А это плохо. Ладно, такой отнюдь не призрачный намёк, а вполне себе ясный я понял, повторения не хочу, так что в историю вмешиваться не буду. По оружию да, опередил лет на двадцать, в основном по патронным винтовкам, по пулемётам лет на пятьдесят, но надеюсь тут удастся смягчить последствия.
Алушту мы действительно чуть не проскочили, однако довернув, подошли к берегу и аккуратно пристали к деревянному пирсу. Второй казак, что ночью тоже отсыпался, помог мне с причаливанием. По времени, а я осторожно уточнил у казака, действительно только-только прибыли в Крым, а вчера днём я этот баркас купил со всем содержимым, и приключения только начинаются, так что в этот раз никого ядра, я повоевать хочу до конца войны. А раз я знаю теперь основные моменты, пусть и изменённой истории, можно и улучшить их. Кстати, по баркасу, он верно служил мне всё лето, но когда я был ранен и лежал в госпитале, у меня его угнали, хотя тот был вытащен на берег и подготовлен к зимовке. Надо озаботится тем, чтобы этого не повторилось. А пока после швартовки, оставив одного казака досыпать на борту судна, я со вторым, тот меня сопровождал для представительности, навестил местную власть, это был староста. Пусть в древне всего пятьсот жителей, но как представитель власти, тот имел все полномочия. Поэтому найдя его дома, известил о том, что наше подразделение будет тут стоять, и сразу раскидал где кого разместить, действуя по памяти. Я работал за квартирмейстера, мы так с ротным договорились. Рота прибудет завтра, нужно подготовить чтобы всё было готово. Более того, сходив к своему бывшему будущему дому, снова купил его у грека, причём изрядно сбив цену, показав те косяки, которые потом вылезли в процессе эксплуатации и проживания. Частично из-за них я перестроил дом, но ещё лет двадцать тут тот точно простоит, так что пока нормально. Староста же заверил своей печатью купчую, и внёс покупку в свою книгу учёта. Ему же я внёс налог на жильё за год вперёд, это тоже в его ведомости, и квиток я получил. Кстати, по размещению роты. Не думайте, что такое крупное подразделение в каждую деревню суют. Нет, от Алушты побережье сто на сто километров береговой линии, это наша зона ответственности, и мы тут как отряд быстрого реагирования. Вот так вот.
- Ваше благородие, вы тут как дома. Вы тут уже бывали? - поинтересовался казак, отметив что я тут как свой, всё знаю.
- Приходилось проездом бывать, - рассеяно ответил я.
После этого отправил казака к одной местной вдовушке, она и в прошлый раз была у меня и за кухарку, и за домработницу. Причём нареканий на её работу не было, так что повторно ту нанять я лично не против. До прибытия роты ещё сутки, и стоит их потратить на подготовку. Казак привёл вдову, но испуганной. Да уж, бородатый, свирепого вида, да ещё казак, о которых ходят разные слухи. Я успокоил её как мог, предложил зарплату за работу, и дальше дав той денег, сообщил каким хочу видеть свой дом. То есть, я на неё возложил оснащение дома. Тот не жилой был, грек в другом доме жил. В прошлый раз я сам с этим мучился, а местная всё сделает быстро. Так что та забрала деньги, мы уже договорились что та поработает на меня, и ушла. Аванс в качестве зарплаты та тоже получила. Я же нанял повозку, и мы добрались до пристани. Хозяин пристани, она частная, уже ждал меня, поэтому оплатив стоянку, поинтересовался абонементом за полгода вперёд, и узнав цену, оплатил, чем оставил хозяина пристани в радостном настроении. Тот ушёл, а казаки, закончили перегрузку моих вещей с баркаса в повозку, вышло солидно, та поскрипывала от перегруза, моя повозка, личная, куда как крепче будет. Её сюда с моим верховым конём денщик перегоняет. Между прочим, будущей муж моей прислуги-вдовы.
Я запер баркас, там навесные замки были, и мы пешком вернулись в дом, где сгрузили вещи в сарай. Не всё, часть я в доме пристроил. Сам дом можно назвать двухэтажным. Нижняя часть, три комнаты, кухня, столовая и довольно большой зал. Наверху четыре спальни. Удобства и душ во дворе. Бани не было, я её потом поставил. Также имелся балкон на крепких массивных опорах, на него можно выйти из двух спален. У балкона навес имеется, пока каркас, тент снят. Вид на море и часть деревни изумительный. Так он ещё и на возвышенности стоял. Нет, от этого дома я не откажусь точно. А пока его нужно приготовить к заселению, как и в прошлый раз со мной будут жить ротный и вахмистр, командир полуэскадрона. А четвёртую комнату отдадим мичману, который двумя пушка командует, и которого к нам прикомандировали для усиления. Именно мой дом был жилым, а соседний стал комендатурой, хотя расквартированы люди были по разным домам. Тут и вдовушка прикатила на двух повозках, и начались приятные хлопоты по дому.
Вечером, когда уже стемнело и хозяюшка отправилась к себе, у неё дети, ещё о них заботится, я лёжа на перине в своей комнате, прикинул. На службу в инженерные войска я больше не пойду. А зачем? Я эту жизнь уже прожил, яркую, насыщенную, и безногую. Так что повоюем, подаю в отставку, как война закончится, и займусь любимым делом, путешествиями. Только сначала будущую жену снова похищу. В прошлый раз её родители мне отказали, не думаю, что и в этот раз что-то изменится. Буду красть. Но сначала всё же рискну обратится к родителям.

Утром следующего дня позавтракав, казаки со мной столовались, я прогулялся до баркаса, там всё нормально, и направился к старосте. Вдовушка, забрав обоих казаков в качестве помощи, продолжила обставлять дом, что нужно и для чего та в курсе. Я посетил рыбака местного, и сделал заказ на ловлю рыбы. Только свежий, а то в прошлый раз ловили его на попытке продать нам залежалый улов. Прокормить две сотни человек тоже представляет сложность, но раз тот справлялся, то и сейчас справится. Тем более рыба не каждый день будет, и мясо тоже закупать будем. А кухни поставим на берегу, вместе, и кашевары будут готовить. Там же на берегу солдаты сколотят длинные столы и лавки, коими будут пользоваться до середины сентября, пока не придёт сообщение о высадившимся десанте, и мы два дня в темпе добирались до будущих позиций. Да и насчёт них нужно подумать, улучшить, благо я знаю, как и что нужно делать.
Этот день тоже прошёл в хлопотах, местные жители были предупреждены о подходе подразделения, что солдаты и офицеры прошли долгий путь от самой столицы, нужно организовать отдых, баньку, постирушки. В общем, хорошо встретить. Я даже со старостой по спискам согласовал куда кого поселим. И вот когда к обеду подошла рота и прикомандированные подразделения, то уже через час вся деревня после устроенных водных процедур гостям, усадили гостей за столы, и угощали. Сегодня кашевары больше не работали. Нам же офицерам пришлось побегать. Фигурально, кони есть, тем более моего савраску привели. Орудия установили у пристани, там часовой стоял, моряк, заодно за баркасом проследит. Комендатуру благоустроили, офицеры и вахмистр, это примерно старшина в нашем понимании, но командир отдельного подразделения, обустроились у меня, и тоже в саду за столом пообедали, после душевой. Всё успели пыль смыть, так что то, что дорога закончилась, радовало всех. Я заодно с мичманом познакомился, для него в первый раз, в отличии от меня. Остальные офицеры тоже были расселены и их угощали по месту жительства. До конца дня у всех отдых, кроме тех кому не повезло по жребию в часовых оказаться. Наши денщики тоже у меня на подворье устраивались. В конюшне, а она на четыре лошади, верховые стояли, остальные во дворе, там поилку поставили и сена натаскали. А фургон мой в сад под тень отогнали. Мой денщик внутри будет спать.
Мы уже пообедали, и некоторые закурили трубки, это комроты и морячок, мы с вахмистром не портили организм. Я вчера успел накидать план по службе, что делать, с чего начать, и капитан пока изучал мои записи, попыхивая трубкой, а я обратился к мичману:
- Аркадий, скажи, ты у себя на корабле кем был?
- Тем и был, Марк, артиллеристом. Левая бортовая батарея моя. Я на линейном корабле службу проходил. Жаль тот пострадал в Синопском сражении, решили не восстанавливать, заделали пробоину, дотащили до порта, орудия и всё ценное сняли. Киль у нас порождён был.
- А по судовождению как?
- Опыта нет, но знаю что и как делать. Да и подвахтенным офицером приходилось быть.
- Угу. Это не то. У тебя нет знакомых офицеров, штурманов, имевших лёгкие ранения или находящиеся на излечении, но желающие поучаствовать в рейде в тыл к противнику? Авантюристы интересуют, кто не боится рискнуть. Нужно два офицера, пять матросов, и судовой механик желательно. Если найдёте двух, ещё лучше.
Вахмистр и капитан, который отложил мои записи, с интересом прислушивались к нашей беседе.
- А зачем это тебе?
Мы за столом сидели, без чинов, возраст почти один, поэтому быстро перешли на ты. Вахмистр среди нас самый старший, сорок пять лет. А по поводу предложения, в прошлый раз мне не до того было, а потом упустил возможность, сейчас же я решил, что сделаю, о чём задумывался в прошлой жизни.
- Хочу к туркам наведаться, диверсию устроить, у меня мина с собой специальная, подводная, можно закрепить на деревянном борту корабля, и подорвать через определённое время. На обратном пути хочу пару судов на абордаж взять, привести и получить призовые.
- Хм, наши бюрократы замылят. Был у нас случай с турецким пароходом…
- Предлагай свои идеи.
- Нет идей, призовые так призовые. Всё же те наши получили их, хотя и частями.
- Так что насчёт знакомых? Через две недели они нужны мне здесь.
- Есть у меня на примете нужные офицеры. Думаю, смогу уговорить их. Только нужно в Севастополь, лично поговорить.
- Добро. Через пару дней выпишем командировочные в город.
Мичман кивнул, предварительные переговоры я посчитал удачными. После чего обратился к остальным присутствующим офицерам. Капитану я обещал, как старшему воинскому начальнику, хотя по факту я им командую, долю с добычи, это честно, а вахмистра просил выделить два десятка ловких казаков и опытного унтера, именно они и будут брать на абордаж суда. Тоже за долю и трофеи. Потренируем, и всё у них получится. Особых возражений не было, так что предались сиесте, раз выходной день, значит выходной. Поэтому кто куда, в основном спать, а я на пристань, хочу обновить снасти, порыбачить на удочки. Со мной денщик отправился, мы отошли от берега метров на четыреста, сбросив якорь, он тут сбрасывается и подминается руками, и я сам подготовив снасти, насекомых денщик заранее наловил, и стал рыбачить. Сначала клёв не особо шёл, а потом ближе к вечеру как пошло, что ведро быстро наполнилось, денщик не сильно радостный на доске добычу разделывал, чтобы вдовушке работы поменьше было, сбрасывая требуху в воду, а я продолжал тягать рыбу за рыбой, пока меня не отвлёк удивлённый возглас. Денщик показывал на точку судна, что дымя трубой выходила из-за нервности берега. Мне даже труба не потребовалась. Вот чёрт, как я про этот пароходо-фрегат забыть мог? В прошлый раз мы только устроились и была сиеста, часовой у орудий лишь поднял тревогу, когда турок уже прошёл, так что особо это не запомнилось. Как эпизод. А меня вообще не поднимали, проспал в доме, где меня поселили. Свой дом я у грека только через неделю купил. Только вечером случайно узнал об этом и тут же забыл. Да уж, знание истории не всегда помогает. А до берега нам точно не успеть, никак не успеть.
Я не писатель - я просто автор.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 17881 (+17958/−77)
Лояльность: 6215 (+6233/−18)
Сообщения: 2953
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 9 лет 11 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#36 Владимир_1 » 26.04.2019, 08:57

- Не дёргайся, всё равно не успеем. Видишь, довернул, чтобы нас от берега отрезать. А глубины ему тут позволяют маневрировать. Про пушки на берегу тот не знает, - сказал я, когда денщик к якорю дёрнулся.
Мысли у меня скакали как бешенные, пока я рассматривал боевой корабль, что на всех порах шёл к нам, уже хорошо видно бурун спереди. Да и не пароходо-фрегат это, обманули меня тогда. Это судно турки использовали для разведки и благодаря своим отличным мореходным качествам и скорости, оно всегда уходило от преследования, унося в клювике своим хозяевам нужную информацию. Сколько крови нашим эта шхуна попортила, а тут смотри, сама мне в руки идёт. Это был не пароходо-фрегат, а двухмачтовая шхуна, с мощной паровой машиной и экипажем в сорок головорезов. Вполне хватало. Шхуна в сто сорок тонн водоизмещения, несла три палубных орудия. Два на корме, и одно на носу. И вот пока оно подходило, закончив строить план, я быстро заговорил:
- Слушай внимательно. Турки уже заметили блеск моих эполет и сейчас подойдут, чтобы взять в плен русского офицера. Я решил взять шхуну на абордаж. Как тебе сбросят конец, привяжешь, и как я начну, прыгай в воду, ты мне будешь только мешать.
- Я плавать не умею, ваше благородие.
- Тогда пойдёшь следом и будешь добивать раненых, до которых у меня руки не дойдут. Этот корабль упускать нельзя, разведчик.
- Много их, ваше благородие.
- Нет, немного, всего около трёх дюжин, и офицеры ещё.
Тут шхуна, замедляясь, видимо включили задний реверс, подошла, останавливаясь, и нам бросили конец. Денщик прыгнул на него и начал взять. Шхуна бортом подходя чуть не подмяла баркас, скорость до конца не сбросили, однако баркас просто подался в сторону, и суда встали борт о борт. Револьвер из кобуры я уже убрал сзади за ремень, так что был готов, поэтому, когда скинули трап, и двое турецких матросов спрыгнули на палубу моего баркаса, поднимаясь на палубу шхуны, я громко поинтересовался на арабском, говорит ли кто на нём. Оказалось, офицеры знали, да и некоторые из команды тоже.
- Тогда имею честь сообщить вам, что я беру вас на абордаж и предлагаю сдаться. Могу обещать за сотрудничество, что с пленными будут обращаться хорошо.
На это прозвучал ржач команды, даже механики и кочегары, выглядывая из люков, просто смеялись.
- Я так понимаю, это означает нет?
- Вы правы, нет, - ответил капитан, спускаясь с мостика к нам.
Это уже как бы мне разрешение на действия. И несмотря на то что команда вооружена, меня молоденького розовощёкого офицера всерьёз явно не принимали, поэтому когда одно рукой я молниеносно выхватил шашку, что была при мне, и револьвер из-под полы френча, то никто и дёрнуться не успел, когда я троим кончиком лезвия перерубил горла, удобно стояли, выстрелив в капитана, в лоб, ещё дважды в других офицеров, в каждого по пуле, и при развороте, кольнув шашкой ещё двоих, застрелил тех что на баркасе были, те с тесаками, а денщик у меня безоружный, и пустив последнюю пулю в голову механика в люке, бросив револьвер на палубу, затанцевал смертельный танец, окружив себя вихрем стального лезвия шашки, двигаясь от трапа к корме. Отбиваясь и от тех что спереди, и от тех что сзади. Они думали, что если я окружён ими со всех сторон, то значит, что у меня нет шансов, но это не так, мне наоборот удобнее было. Ещё бы вторую шашку, так совсем хорошо, но и с одной справлялся, с трудом, но дело шло. За минуту полкоманды лежали изрубленные, а я, подхватив ногой саблю и подкинув её, схватив за рукоятку, закрутил уже двуручный бой, дважды успев упасть на палубу перекатится, когда в меня стреляли, попадая в своих.
Последние пять турок, когда я с рёвом на них побежал, с ног до головы окровавленный, с испуганными крикам отбросив оружие попрыгали за борт. Поэтому развернувшись и побежав к люкам, велел денщику, что стоял на палубе баркаса и большими глазами наблюдал за боем, у того только голова торчала, шхуна была выше баркаса:
- Осмотри палубу, добей раненых, а я пока внутренние отсеки осмотрю.
Внутри судна я нашёл всего лишь двух кочегаров, что вывел на палубу. Денщик уже вооружился ружьём и парой пистолетов, так что посидят связанные, ну и повторил обыск. Нет, все наверху, пустая. Заглянув в котельное отделение, слегка стравил пар, дав гудок, и вернулся наверх. Там велел собрать денщику всё оружие и переправить на баркас, поинтересовавшись, где ещё пятеро что в воду попрыгали, но те уже были на полпути к берегу. Кстати, раненых тот не тронул, и слышался многоголосый стон. Спустив флаг, я подобрал револьвер, зарядив его, и сняв снаряжение, прямо в форме прыгнул в море. Ох и холодна водица. Ещё не прогрелась, но смыл с себя не успевшую засохнуть кровь. Хотя думаю форма всё равно на выброс. Дальше, когда мы закончили сбор вооружения, я перегнал баркас за корму, привязав за длинный двадцатиметровый канат, и дав пару, подкинув угля, денщик за штурвалом стоял, дал малый ход, побежав наверх. Там повернув штурвал, стал подходить к берегу. Хорошо шхуна не под парусами шла, а на правом ходу, намучился бы с ними.
Сблизившись с берегом до двухсот метров, я застопорил машину и сбросил якорь. А на берег уже выбегали матросы, наши солдаты, даже пулемёт тащили, ну и казаки, последние верхом. Лодок на берегу хватало, так что часть офицеров при шести моряках и двух казаках отошли и направились к нам. Надо было видеть их лица, когда те поднялись на борт.
- Ну что, Аркадий, принимай судно под командование. Я своей властью назначаю тебя.
Тот удивлённо покосился на капитана, на что тот кивнул, сообщив:
- Я нахожусь в распоряжении поручика Бестужева и обязан выполнять его приказы.
Об этом мало кто знал, точнее моряки-артиллеристы точно не знали. Казаки в курсе. Поэтому передав командовании мичману, справиться, велел ему отогнать шхуну подальше в море, избавиться от тел, чтобы не мусорить у нашей деревни, и отмыть корабль, проведя инвентаризацию. Тот радостно сияя, всё же первый боевой корабль под командование получает, тут же сообщил о проблемах в людях. У него артиллеристы, кое-что в парусах понимают, но к котлам ни один отношения не имеют. Да и раненых нужно снять с борта и нашему ротному коновалу показать. Вот ещё, тратить на них медикаменты.
- Я инженер и тут стоят простейшие котлы. Выдашь мне пару матросов в качестве кочегаров, и будет тебе пар и ход. Сейчас послание напишем, чтобы вестовой доставил в Севастополь, тогда людей для команды и пришлют. Жаль только шхуну у нас точно заберут. Идеальна она для разведывательных действий.
Мы стали работать. Обоих пленных кочегаров забрали, ту пятёрку тоже пленили, раненых спустили, тех что ещё живы, четверых, и десять матросов что поднялись на борт, казаки остались помогать, включились в работу. Я с двумя матросами спустился вниз, и пока те подавали угольку, по командам сверху стал давать ход. Шхуна развернулась и устремилась в открытое море. Баркас мой отогнали к пирсу, там денщик остался. Долго шли, причём на максимальном ходу, видимо Аркадий пробовал шхуну, сколько та выдаёт узлов. Потом застопорили ход и с полчаса качались на волнах, от тел избавлялись, точнее провели морское погребение, не совсем по правилам, но хоть так. Дальше развернулись и отправились обратно, пока матросы активно отдраивали палубу, убирая следы крови. Между прочим, мой денщик занимался тем же на баркасе. Там кровь от двух убитых осталась. Вернувшись к берегу, поставили шхуну на два якоря, и пока мичман занимался инвентаризацией, ему наш ротный каптенармус помогал, я прошёл на берег, и долго отмывался в душе, отдав форму вдовушке. Денщик ещё занят был. Переодевшись в чистое и сухое, я помог капитану закончить рапорт, от своего имени ещё написал рапорт о своих действиях, и когда был запечатан конверт, один из казаков помчался верхом в Севастополь. Ему заводного коня выделили.
На судне теперь постоянная команда в пять матросов при одном кондукторе. У Аркадия при батарее только один кондуктор был, его зам, вот он и дежурит теперь на судне по ночам, да и днём тоже. Склянки там звучать стали, а остальные при батарее, как и положено. Когда мы вернулись уже темно было, да и казачка отправили в ночь, а не утром как нужно было, но послание требовалось доставить как можно быстро. Так что закончив я завалился спать.

Следующие три дня прошли в активном времяпровождении, солдаты строили себе столовую с навесами, столами и лавками, дерево им нашли, Аркадий всё время на шхуне проводил, изучая её, команду тренируя в десять нижних чинов при одном кондукторе. Да, котлы я погасил, и показал, как их почистить от шлака, чем и занимались матросы. Кстати, весь шлак выкупил тот грек, у которого я дом купил. Видимо на стройку. Да и платил не деньгами, а мясом, крупного барана привёл. Так вот, я занимался делами, оружие всё трофейное осмотрел, а оно моё теперь, на баркасе что складировано было. Я его всё уже в дом отправил, у меня в спальне хранится. На судне инвентаризацию провели, списки подготовили, и вот на третий день прибыл пароходо-фрегат, настоящий, и уже наш, Черноморского флота. Подойдя, тот бросил якорь недалеко от шхуны. Значит, рапорт доставлен командующему войсками на полуострове. С борта фрегата сошли офицеры, а у нас уже банкет подготовлен, так что гульнули хорошо. Единственный минус не то что шхуну забирают, мы этого ожидали, а то что должность Аркадию не подтвердили, молод слишком, да и артиллерист он, но вот должность старшего помощника его, на что тот согласился. Море ему было милее чем суша, пусть и с морскими орудиями под командованием. А на фрегате прибыл лейтенант, назначенный на шхуну и три десятка матросов. Так что следующим утром оба боевых корабля покинули место стоянки и направились к Севастополю. Как раз, когда посыльный казак вернулся. Вместо Аркадия оставили нового офицера, тоже мичмана, но какого-то нелюдимого, тот заселился в комнате предшественника. Аркадий, кстати, пообещал поговорить с нужными офицерами и направить их к нам.
Вроде всё хорошо, нас с капитаном в Севастополь приглашали, за захват боевого корабля Турецкого флота награды положены и моряки с фрегата сказали, что не поскупятся, но привезли они с собой корреспондента и тот остался на суше. Вот он меня достал расспросами, тот ещё оказался и художником, пришлось позировать. Хорошо, что через два дня в Севастополь отправимся, нам ждут в определённый день, может поспокойнее станет. А так он с меня целую биографию написал. Обещал шикарный репортаж и историю о захвате шхуны. Такого ещё не было, чтобы в одиночку это сделать. Я четыре года каждый день тренируюсь, чтобы навык восстановить, и восстановил. Когда наступило время, отправились мы на баркасе, так проще, и не трясёт. Взяли пару казаков для охраны и отплыли впятером. Я с капитаном, тот оставил зама за себя, корреспондент и наша охрана. Баркас у меня был замечательный, полностью крытый, восемнадцать тонн водоизмещением. Это между средним и большим. Мачта с латинским парусом, тут с ним удобнее ходить. В корме под скамьёй рулевого две каюты, одноместные с небольшими окошками. Именно из-за кают корма выше на полметра чем остальная палуба. В центре трюм и кладовка для хранения всякой всячины, в носу кубрик где две койки-рундука, и можно подвесить ещё четыре гамака, которые имеются в наличии. Перед отплытием все мои трофеи, я их осмотрел и смазал, блеск навёл, были погружены в трюм баркаса, в Севастополе я планировал их продать. Думаю, хорошо разойдутся, история-то громкая. Тем более через офицеров фрегата пустил слух что собираюсь продать трофеи и привезу их с собой, так что к моменту нашего прибытия потенциальные клиенты должны быть готовы.
Себе из трофеев я ничего не оставил, не видел интересного. Была пара сабель, хорошая сталь, но тоже в продажу отложил. Однако был один момент, среди трофеев была найдена шашка, причём наша, казаки сразу определили, казачья. А её нельзя продавать, у казаков правило, нашёл у врага оружие своего, найди родственников и передай его им. Я лишь пожал плечами, надо, значит надо, и отдал. У меня и так авторитет после шхуны был выше неба, а тут он ещё больше поднялся. Так что шашку изучали, пытаясь понять кому та принадлежала, уже поняли, в каком полку служил бывший хозяин, он сейчас на Кавказском фронте, ну и турков допрашивали откуда шашка, пока их не забрали на фрегат. Ещё среди огнестрельного оружия было два штуцера французской выделки, а казаки уважали дальнобойное оружие, вот двое и попросили их в долг, с трофеями отдадут, пока денег нет. За них вахмистр поручился, так что отдал. Тем более для повышения боеспособности отряда даже хорошо.
Обе каюты я отдал гостям, казаки в кубрике спали, а я на палубе, мне так привычнее. Ветер не всегда попутный был, но к утру следующего дня мы прибыли на место, именно казачки у меня в команде были, учились управлять судном. По прибытию, я занялся распродажей трофеев, как я уже говорил, спрос был, всё через Аркадия. Так что к обеду, когда была назначена аудиенция, солидный кошель был полон, лишь осталась разная мелочёвка. Когда нас вызвали, я подарил командующему самую украшенную саблю, специально её отложил, и уже после началось представление. Мне и ротному должны достаться «Клюквы», орден святой Анны. Но это когда награда будет одобрена в орденском комитете и придёт сюда, тогда нас уже на награждение вызовут. У капитана это тоже будет первая награда. Мне за дело, ему что он старший командир и априори причастен. Обычная ситуация. Помимо этого, Корнилов, командующий обороной, сообщил что с призовыми вопрос решён. На это я попросил слова, и сказал, что хочу передать все деньги что мне причитаются за приз, флотскому военно-морскому госпиталю. Причём не тыловикам, которые обязательно разворуют средства, а главному врачу, тот найдёт куда их пустить и на что потратить. Это поначалу вызвало неоднозначную реакцию, видимо такого от меня не ожидали, а потом последовало одобрение. Ещё бы, в этом госпитале восстанавливался. А вообще, ситуация интересная, призовое право относится к флоту, а я не моряк, даже не пехотинец, инженер, поэтому вот как провели, оформили всё на Аркадия, как присутствующего там действующего морского офицера, а тот на меня перевёл призовые. Выверты бюрократии. Или оскал правильно говорить?
Банкета в этот раз не было, нас же не награждение вызывали, а пообщаться, сообщить о том, что представлены к наградам, ну и вопрос с призовыми решить. А когда это всё было сделано, своё прошение передать деньги военным врачам я уже подписал, акт быстро составили, то нас обступили офицеры и начался форменный допрос, что и как произошло. Почти все моряки, им было интересно знать с профессиональной точки зрения. А шхуна, которая получила название «Отважный», уже закончила снаряжаться, инженеры признали состояние корабля удовлетворительным, и сегодня была отправлена в сторону Турции, изучать состав морских сил коалиции. Ну это дела моряков, я в них особо и не лезу. У меня несколько другие интересы. А так пообщаться удалось хорошо. К вечеру, когда нас отпустили, уже более молодые офицеры перехватили, тут ко мне подошёл один из знакомцев Аркадия. Жаль не успели с ним простится, шхуна часа два как бухту покинула. Что-то спешат морячки, видимо что-то узнать хотят. Тем более из бухты ещё три корабля ушло, тоже быстроходные и годные к проведению разведки.
Поговорили мы с тем знакомым Аркадия вполне плодовито, но договорится не смогли. Одеяло только на себя тянул. Поэтому я вежливо раскланялся, тот старше меня по званию был, я поручик, он лейтенант, и направился на борт баркаса, я решил переночевать там. Это капитан к знакомцу, которого встретил в городе, ушёл, завтра обратно отплываем, поэтому пусть отметят встречу. По поводу табели о рангах, то лейтенант приравнивается штабс-капитану, а я на уровне мичмана. С Аркадием по сути у нас вровень звания. Я вот не знал, это о меня просветил, и то что между мной и ротным два звания разницы. Хорошо, что того проинструктировали, да и характер у него нормальный, почти гражданский шпак командует, а он и в ус не дует, знай выполняет приказы. Видимо, когда подбирали кандидатуру на роль командира скорострельной роты, то подошёл именно он.

Когда мы вернулись в Алушту, то потянулись привычные будни службы. Я загорал, купался, когда потеплело для этого, службу нёс. Ротный отправлял казачьи разъезды, чтобы те наблюдали за морем в нашей зоне ответственности, дорогу до Евпатории изучили, в паре мест даже солдат отправили починить, чтобы повозки прошли. Место схватки изучили. Ротный, что прикидывал где поставить пулемёты, всё удивлялся почему тут. Ответ у меня был, но озвучивать его я не стал. Так, дал лёгкую наводку, мол, порт Евпатории со всей инфраструктурой идеальное место для высадки, и фактически не защищён, захват его плёвое дело. После высадки десант направится к Севастополю, чтобы блокировать его с суши. Эта река как водное препятствие послужит неплохой возможностью задержать неприятеля до подхода наших войск. Вроде съел, и рисуя кроки карты местности, стал прикидывать как выставить позиции. Как и в прошлый раз, тот предложил просто выгнать повозки за пределами дальности ружейной стрельбы и расстрелять плотные порядки противника, пользуясь тем что у нас более дальнобойное оружие. И я снова его принял, но дал парочку советов, улучшив идею. Тот их принял к реализации. Дальше мы с офицерами, что нас сопровождали, и даже давали советы, закончили с рекогносцировкой, и направились обратно. В планах ещё пару раз посетить эти места, чтобы лучше подготовится.
Когда с момента возвращения из Севастополя прошло что-то около двух недель, я решил, что пора. Для прикрытия зада написал рапорт на имя ротного, ещё и как коменданта Алушты, и прихватив двенадцать казаков и двух греков-моряков из местных, покинул Алушту, направившись в сторону Турции. Если погода не поменяется, я два дня ждал попутного ветра, то завтра к утру будет на месте. С мичманом, что пришёл на место Аркадия, мы не договорились, на удивление канцелярская сволочь, без бумажки и шагу не ступит, на всё ему письменный приказ подавай. Видимо где-то обжёгся, вот и страхуется. Поэтому людей от него я не получил, а чтобы не подставлять их, и не уговаривал, оттого и взял греков с тем же обещанием. Как и у казаков, за долю добычи. С собой взял один «Брэн», тут ротного пришлось уговаривать, он был материально ответственным за оружие. Жаль, что народу мало, но на захват одного грузового судна, желательно не пустого, должно хватить. Брать рыбацкую шаланду я не стал, это самое крупное судно в Алуште, ну кроме моего баркаса, тот даже чуть больше, к тому же её хозяин снабжает нас рыбой, да и пропахла та ею. Нет, баркаса хватит, а так и я справлюсь со всеми делами. Кстати, находясь в Севастополе пару недель назад, я в канцелярии, когда ещё оформлял и подписывал документы о даре с призовых военному госпиталю, узнал нечто интересующее меня. Оказалось, в порту можно сдать экзамены на судоводителя. Проще говоря, штурманский патент, вполне международного класса. Я расширил свой интерес и выяснил что также можно получить документы судового механика. Тоже экзамены сдать потребуется. Однако, сразу сделать это не получилось, ответственный за это чиновник, отбыл в Ростов-на-Дону, и прибудет только через месяц. Дела у него служебные там. Вернётся, сдам всё что нужно, и получу оба документа. Я хоть и инженер, но числюсь как оружейник, и иметь на руках дополнительные документы будет неплохо.
Вышли мы засветло, ранним утром, и двигались прямиком к проливу весь день. Пару раз вдали мелькал дым или паруса, и греки что вели баркас днём, сам я спал, у меня на ночь работа будет, спускали парус, чтобы нас не заметили. Дальше уже я вёл судно всю ночь, и один из казачков мне помогал. Добраться до рассвета мы не успели, и отойдя в сторону, дрейфовали почти весь день. У двоих казачков приключилась морская болезнь, но вроде справлялись, а как стемнело, снова направились дальше, уже к полуночи обнаружив множество огней на рейде. Судов и боевых кораблей там было много. Мы на вёслах, я их у нашего рыбака купил, в четыре лопасти, спустив парус, по-тихому в стороне ушли к берегу. На берегу посты наблюдения были, видимо опасались адмиралы налёта нашего флота, но мы ушли чуть дальше и пристали к берегу, где все и высадились, а греки стали маскировать баркас, они на борту останутся. Загруженные до предела казачки, да даже у меня был груз, направились в сторону пролива. Пару раз разъезды проскакивали верхом, патрули видимо, мы лёжа пережидали пока те не удаляться и продолжали путь. Чуть позже я заметил четырёх всадников, и мы, пользуясь темнотой, я наводил казачков, взяли их в тихую в ножи. Так что груз и взятые трофеи погрузили на лошадей, и мы заметно ускорили наше передвижение. Тупцы спрятали получше.
В грузе у меня было две морские мины. Конструкцию которых я изучил, и вполне могу поставить вручную. Эти мины я купил в тот день кода был в Севастополе. Да и не купил, а обменял на то барахло, что осталось на борту баркаса после распродажи турецкого оружия и что никого не заинтересовало. А тот оптом взял, пристроит куда. Добраться до пролива удалось без проблем, а всё мои возможности с ночным зрением. Широкий тот, мины бы в ряд поставить, чтобы мимо не проскочили, но тут моя задача напугать, а не действительно полностью минировать фарватер. Пусть ищут мины, время тратят. Тут же сняли часового у небольшого пирса, и на большой шлюпке, я и шесть казаков, остальные ожидали на месте, поднялись по проливу чуть выше, километра на два, и стали возится с постановкой мины. Я обе снарядил, когда ещё в шлюпке мины достали из мешков, дальше якорь и трос, после этого замерив глубину и выставив её на мине, глубину сделал полтора метра, спустили первую мину за борт. После этого оправились обратно и на выходе из пролива поставили вторую. С крепости часовой тревоги не поднял, хотя вполне мог видеть шлюпку. Ночь-то светлая была, особенно на фоне воды, где отражался полумесяц. Однако, шлюпка местная, лоцманская, могли за своих принять. А часовых или наблюдателей на самом берегу пролива я не обнаружил. После этого забрав казачков и погрузив трофеи, те чуть ли не со слезами бросили лошадей, а вот сёдла прихватили, в шлюпку погрузили, и мы направились на рейд. В наглую шли, пару раз нас окликивали вахтенные, где я отвечал экспрессивной арабской речью, и от нас отставали, за местных признавали.
Искал я грузовое паровое судно, покрупнее и подпарами. Как уже было ясно, суда у которых есть котлы, предпочтительнее. Они не зависят от ветра. Век паруса заканчивается, и я как раз оказался в это время, чтобы увидеть их закат. И вот я наконец подобрал то что нужно, не особо крупное, под четыреста тонн водоизмещением, стояло грузовое судно с загруженностью под грузовую марку. Так ещё с ящиками и бочками на палубе. К нему я и повернул, не обращая внимания на французский флаг. Вахтенный, обнаружив наше появление, окликнул, на что я на французском, пусть и с акцентом, сообщил, что местный адмирал-паша прислал меня как своего представителя, выяснить готово ли судно завтра покинуть место стоянки. Также имеется письменный приказ капитану судна. Один вахтенный отправился поднимать капитана, второй спускал трап, а дежурный офицер, зевая, видимо спал на палубе, держа фонарь, подошёл к нам, однако было поздно. Взлетев на палубу, я сообщил:
- Господа, имею честь сообщить, вы захвачены русскими казаками.
Казаки, уже зная что делать, взлетев на палубу, и не грохоча подкованными сапожками, те их сняли, быстро разбежались по судну, проникая через люки вниз. Их задача связать всех на борту. По пути и второго вахтенного приголубили, вместе с сонным капитаном. Двое вязали их, остальные внизу.
- Осторожно, у нас груз пороха, - предупредил дежурный помощник, когда я его аккуратно пеленали. Тот за фонарь беспокоился, как бы не упал и не разбился.
- Порох? - заинтересовался я. - Вы поэтому стоите отдельно на рейде? Почему под парами?
- Да, поэтому. Утром должны были прислать лоцмана, чтобы перегнать судно в пустую бухту.
Из-за груза, на борту оказался урезанный экипаж, всего семнадцать человек, которых связали. Мои мысли скакали как бешенные. Посмотрев в сторону стоянки судов и боевых кораблей, я задумался, и улыбнувшись, почему-то та показалась мне проказливой, приказал казакам:
- Значит так, обыскать всё судно, всё ценное в шлюпку. А вы двое помогите мне спустить все судовые шлюпки. Экипаж урезанный, что-то останется, туда тоже трофеи сгрузим. Работаем.
Работали мы быстро, снимали чехлы с двух шлюпок и ялика, спускали их на талях, вся команда уместилась в одной шлюпке, связанные с кляпами, чтобы сигнала не подали, нам ещё одна шлюпка осталась и ялик. Последний я велел не трогать, а трофеи сгружать во вторую. После этого вызвал двух добровольцев. Такие нашлись. Пока другие казаки сидя на вёслах уводили веретеницу лодок, команду судна тоже, пусть живут, и передадут кто тут поработал, а сам подняв пары выше, потом с трудом якорь, маловато нас, втроём еле осилили, и снявшись с места на среднем ходу повёл судно прямо на стоянку. Заклинив руль, я прыгнул в воду, и поплыл к ялику, где меня двое казаков дожидались. И так забравшись на борт, велел догонять наших. Сам сидя на корме во все глаза смотрел в сторону самостоятельно шурующего судна. Бикфордов шнур там ярко горел, с десятиминутной задержкой, так что вот-вот рванёт. Надеюсь посреди стоянки. Главное, чтобы и нас не зацепило, жаль меныший отрезок не сделать, иначе может и не сработать мина.
Я не писатель - я просто автор.

Побратим Гошан M
Новичок
Аватара
Побратим Гошан M
Новичок
Возраст: 45
Репутация: 1395 (+1421/−26)
Лояльность: 4170 (+4255/−85)
Сообщения: 530
Зарегистрирован: 08.10.2013
С нами: 7 лет 4 месяца
Имя: Гошан
Откуда: Республика Карелия Сестрорецк- Колпино
Отправить личное сообщение ICQ Сайт Skype YouTube ВКонтакте

#37 Побратим Гошан » 26.04.2019, 09:07

Владимир_1 писал(а):Антанта месяц назад уже объявила войну нам, так что воевать будем с целой коалицией стран.
- Вообще то с таким же успехом можно было оставаться в Петербурге. или ехать в Архангельск или на Дальний восток. Тогда наглы с лягушатниками и лошками напали с разных концов страны. Где-то нападение отбито было- (Архангельск). где- то даже с позором (Дальний восток), а под Питером гарнизон острова блокировали и заравняли бомбардировками. В Крыму просто получилось более заметно. потому как рядом были турки с которыми мы воевали и которых практически победили. когда вмешались наглы. Да и в мире Крым более известен. тем что там положили всю дворянскую кавалерию наглов.
Владимир_1 писал(а):за время пути не раз поминалось, что о нём говорить не стоит. Поглядим, сколько продержится тайна.
- Она уже продана. В те времена, не все были предателями, но взятки брали все. В итоге проигрыша, Россия убила свой торговый флот и потеряла ВСЕ колонии. Аляска, Калифорния, Гавайи, Африка и Индия..Многие знают, что Россия длительное время в XVIII-XIX вв. владела обширной территорией в Северной Америке — Аляской (Русская Америка), но мало кто помнит, что среди других несостоявшихся территорий Русского государства были Гавайские острова, часть Калифорнии, Маньчжурия-Желтороссия, Карская область, Островная губерния в Эгейском море. Могли стать частью Российской империи также Монголия и Корея. Что говорить если всю Аляску, уже зная о золоте продал брат императора Великий князь Конь Ник. . Наглы выполнили свою задачу загнали зверя в берлогу и активно захватили так или иначе все зарубежные активы России. То Что Калифорния продана - мескиканцам, а Аляска- американцем- это чушь, не купили бы, так даром наглы забрали, на Гавайях сидел придворных петух и очень тосковал по придворным балам и писал в Петербург. что острова эти бесполезны для России. В африке и Индии мы особенно сильно мешали европейцам, так как честностью в ведении дел смогли получить очень хорошее отношение с осевшими там. Нас потихому травили и по кусочку отнимали, вытесняя что говорить что при на бумагах существующем Русском губернаторстве, всем на Гавайях уже с пятнадцать лет заправляли американцы ( англосаксонцы. котрорые не забыли что они наглы, а то что называются американцамит, то джентльмен так захотел, захочет станет австралийцем.)

Добавлено спустя 1 час 25 минут:
Владимир_1 писал(а):который двумя пушка командует
- пушками
Владимир_1 писал(а):Киль у нас порождён был.
- повреждён
Владимир_1 писал(а):конец. Денщик прыгнул на него и начал взять.
- вязать.(вспомнился случай. мой сокурстник казах с именем Канат, сорвал экзамен за условия задачи: На столе лежал канат, его конец свешивался с края на 35 сантиметров... Дальше не помню. но ржала вся группа.)
Владимир_1 писал(а):Тупцы спрятали получше.
- тушки; трупы
Поживём- Увидим; Доживём- Узнаем; Упрёмся- Разберёмся; Выживу- УЧТУ!!

dobryiviewer M
Новичок
dobryiviewer M
Новичок
Репутация: 665 (+680/−15)
Лояльность: 3344 (+3373/−29)
Сообщения: 820
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Попов Евгений
Откуда: Санкт-Петербург
Отправить личное сообщение

#38 dobryiviewer » 26.04.2019, 16:57

Хорошо шхуна не под парусами шла, а на правом ходу, намучился бы с ними.

Не совсем ясная фраза. Может быть так:
Хорошо шхуна не под парусами шла, а на пАравом ходу, намучился бы с ними.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 56
Репутация: 14930 (+14997/−67)
Лояльность: 1205 (+1205/−0)
Сообщения: 9358
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 10 лет 3 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#39 Uksus » 26.04.2019, 17:02

dobryiviewer писал(а):Хорошо шхуна не под парусами шла, а на правом ходу, намучился бы с ними.

Не совсем ясная фраза. Может быть так:
Хорошо шхуна не под парусами шла, а на пАравом ходу, намучился бы с ними.

ПарОвом.

Н-да...
Да, я зануда, я знаю...

dobryiviewer M
Новичок
dobryiviewer M
Новичок
Репутация: 665 (+680/−15)
Лояльность: 3344 (+3373/−29)
Сообщения: 820
Зарегистрирован: 16.01.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Попов Евгений
Откуда: Санкт-Петербург
Отправить личное сообщение

#40 dobryiviewer » 26.04.2019, 17:16

Uksus, Извините.
Одну букву исправил, вторую забыл. "Каюсь, каюсь, каюсь...."


Вернуться в «Поселягин Владимир»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 4 гостя