Жаркое лето 43-го. Я попал 3. (Черновик).

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 18003 (+18080/−77)
Лояльность: 6282 (+6301/−19)
Сообщения: 2979
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#1 Владимир_1 » 04.05.2021, 13:30

Название: Жаркое лето 43-го.

Серия: Я попал. Часть 3.

Аннотация: Новая игра, снова в прошлом. Валентин Шестаков уже знал, что делать. Однако в этот раз у него задание. Да и начал он с нуля. Танки первого уровня против «Тигров», «Пантер» и «Фердинандов», однако и прокачка не стоит на месте. В этот раз интерес игрока был больше к Финляндии, но и Курская битва, если она тут будет, его также привлекала. И пока в баках плещется соляра, а в боеукладках имеются снаряды, танки идут в бой. И путь там всего один игрок, но он вполне справляется за все экипажи. Итак, ГЕЙМЕР СНОВА НА ВОЙНЕ!

***

Очнувшись, я поднял голову, а то подбородок упирался о грудь, и потянувшись как смог, осмотрелся. Хм, в голове сразу всплыло «ТТХ» танка, внутри которого я нахожусь. Да обычный советский «МС-1», первого уровня. Причём не модернизированный. Вызывав интерфейс меню, просмотрел отдел Исследования. Ну да, ничего не исследовано, все страны нужно поднимать с нуля. Да один интерфейс показал, что я вернулся именно в старую игру, и это не новая, созданная советскими программистами с нуля.
Тут думаю стоит пояснить о чём я. Начну с себя. Я был обычным менеджером, но как-то в новогодние каникулы заигравшись в «Офф танки», вдруг оказался на той самой войне, в танке «ИС-3», в начале Второй Отечественной войны. Хорошо повоевал, даже защитникам Брестской крепости помог вырваться из ловушки, Минск освободил, а убил меня обычный окруженец, мной же и освобождённый из плена. Вернулся в родной мир и понял, что он мне не родной, будущее заметно изменилось, да и я стал владеть иностранными языками как родными. Сказалось использование танков разных стран, в будущем я был переводчиком. Проверил по интернету и обнаружил, что мои действия на той войне в истории оставили заметный отпечаток. Год прожил, очень даже неплохо, и снова в тот же день в новогодний праздник я оказался в игре. Но уже в конце весны сорок второго года. Тоже отлично поиграл, особенно в Румынии побывал, или в Африке, помогая корпусу Роммеля. Спас из концлагеря генерала Карбышева и сына Сталина, Якова, но погиб под бомбами Люфтваффе. И снова изменение будущего. Я проживаю в Советской Империи, женат на немке, она врач-педиатр, у нас дочка и ожидается ещё одна. Но это ещё не всё. Обо мне знали, и вскоре вышли на контакт, но об этом чуть позже. Да, год жизни в Советской Империи, а я снова переместился в тот же день, как и обычно, хотя в Империи это рабочий день, отдых после Нового Года всего из пяти дней был. Так вот, взяли меня сразу после дня рождения сестрицы. По выходу из квартиры родителей, где я фактически с нуля знакомился со многими родственниками. Родителей я итак знал, мои, те же самые. Оказалось, из какого года капитан-танкист Валентин Шестаков, да и данные его, спецслужбы знали, генерал Малиновский сообщил, по возрасту подходило несколько, за ними и наблюдали, прослушивали, а когда я Эльзе, супруге своей, сообщил про амнезию, сразу встали в стойку, ну и взяли на выходе. Особо не ломали, но работали профи, даже про безразмерное хранилище выпытали, да и как мне сохранить такое? К счастью, я даже на пользу себе всё провернул. Мой танк, «Т-35» теперь экспонируется в Музее Боевой Славы в Кубинке. На ходу танк. Туда же легковушка ушла и мотоцикл. Оружие забрали спецслужбы. Так вот, я ушёл из МИДа, и пошёл инженером в музей Кубинки, восстанавливал боевую технику времён Второй Отечественной войны. Сам участвовал в поднятии их из болот. В Германии работал, «ИС-2» подняли из болота, целый, только двигатель гидроудар схватил, и сейчас танк в музее выставлен. «ИСУ-152» в Польше, он пока на восстановлении. Это всё что за лето из рек и болот подняли, но восстановить я успел куда больше. Знаете, эта работа мне настолько по душе пришлась, что я понял – моё. С семьёй отлично, о кладе в Африке спецслужбы из подслушанного разговора узнали, пришлось выдать место захоронения. Самого за границу не пустили, не выездной я, но видимо нашли, крупная сумма мне на счёт поступила, так что с семьёй я переехал в новую двухуровневую кооперативную квартиру, полностью выкупленную у государства. Рядом приобрёл двухместный гараж. Тоже кооператив. У меня внедорожник. До места работы сорок минут всего, у жены минивэн-«мерседес». Эльза жуть как довольна квартирой была, занималась младшей дочкой. Маша часто напоминала о сказке про Билла, маленького мага, и я успел написать первую часть, даже подержал книгу в руках, пятьдесят тысяч вышло в печати, спрос высокий, но через две недели наступил этот день и произошёл заброс меня в игру.
То, что я снова в игре окажусь, не только я предполагал, но и те учёные что были допущены до информации по мне. Особенно их моё безразмерное хранилище интересовало. Но восемь месяцев исследований, меня вызывали в «НИИ», где они работали, раз в неделю для исследований, так ничего не дало, повторить не смогли. Ладно хоть выяснили что размер хранилища всё же конечен. Причём тут два вывода. Или сто тонн, или сто кубометров. Даже мешки с хлопком были, по весу тонн восемнадцать, но больше не уходит, сто кубометров занято. Или железные чушки. Ста кубометров нет, а сто тонн точно есть. Хранилище у меня не пустое, за десять дней до возможной отправки, его весь забили папками с бумагой, никаких электронных носителей. Информацию доверили только бумаге. Там всё, история всех государств от сорок второго и дальше, фармацевтика, медицина, оружие, авиация, подводный флот, ядерное оружие и мирное применение атома. Это то о чём я знал, но уверен, что было много чего ещё. Это всё я должен передать лично товарищу Сталину или его сыну Якову. Лучше всё же отцу. Ну и самое главное, никакого участия в войне, запретили категорически, чтобы не изменил историю. Ну знаете, я тоже не хочу терять супругу, которую полюбил, и дочек, так что самого уговаривать не нужно. Вот финнов призвать к ответу руки чесались, поэтому внимательно изучил историю. Моих предков, как и родных Эльзы, там не было. Оба деда Эльзы воевали на западе. Один сейчас в плену, воевал в составе экспедиционного корпуса Роммеля, в плен попал ещё до того, как я в Африке оказался, и был отправлен в Англию, где и сидел в лагере военнопленных. Второй до конца войны служил во Франции, там и попал в плен советским войскам, не успел до американских войск в Нормандии добежать. Так что, если за финнов возьмусь, надеюсь не сильно история изменится, чтобы на наших предков повлиять. История так и так поменяется с той информацией что при мне была, вон, всё хранилище полное, некуда было бутербродницу убрать, что Эльза приготовила, еле-еле, но всё же втиснул. Ладно, это дело будущего, я сейчас о том, что могу вернутся в игру, а значит и в прошлое этого мира. В общем, игры по танкам в Империи не было, советские учёные и программисты стали быстро её создавать. С нуля. Но за не полный год не успеть, никак не успеть довести её до того же уровня. Похоже, но слабее, да и меню другое, хотя игрушка жителям нашей большой станы понравилась, она была выпущена в общую сеть, так и рубятся, а игра развивается. Я сидел за столом, глядя в монитор, взял танк десятого уровня, весь опутанный датчиками был, в комнате учёные, двое, остальные в соседней комнате. Жену с детьми, на всякий случай, отправил к моим родителям с ночевой. Играл с утра до вечера и вот вечером сработало. Только почему я не в танке «ИС-4», десятого уровня, а в этой консервной банке? Что не так? Разные игры? Придётся выяснять.
Ощупав себя, определил, что в комбезе танкиста, причём шлемофон новый, с ушками ларингофонов, под комбезом командирская форма, погоны новенькие, с четырьмя звёздочками на каждой. Ага, значит догадка верна, сорок третий сейчас. Достав из нагрудного кармана френча удостоверение командира, определил, что это я, всё также мои данные. А вот партбилета не было, и никаких документов из какой части, какие приказы. В удостоверении только номер войсковой части, и всё. По меню видно, что это старая игра, а не советская, через которую снова попал сюда. Я стал настраивать интерфейс как мне удобно, расширил карту, с интересом глянув на какую-то деревню Иванково на границе, но это всё, больше рядом никого. Похоже я нахожусь почти в центре лесного массива. Сама деревня на окраине. Открыв хранилище, достал бутербродницу, в которой была стопка бутербродов нарезанных любимой женой, а то счёт пуст, а есть уже хотелось, как вдруг мигнув, появилась строчка с информацией:
«Внимание игрок. Вы оштрафованы за вмешательство в игру. Оштрафованы на воинское звание с понижением до лейтенанта, и возвращение от игрока «эксперт», к «новичку». Вы лишены опции «Личное хранилище».
Говорить после этого, я уже не мог, только матерился. Отложив бутербродницу на пол, и первым делом проверил левую руку и только зло скрипнул зубами. Татуировки-молнии не было, вывел интерфейс меню и убедился, что данные сменились с капитана Шестакова, комбата, на лейтенанта, командира взвода. И тактическая игровая карта резко ужалась в размерах. А ведь я говорил генералам из КГБ, что админам игры может не понравится такое моё использование хранилища. А я уверен, что это из-за того, что я хотел передать всю эту информацию Сталину. Так нет, даже если будет штраф, попытаться те были обязаны. С какой-то стороны те правы, но мне что теперь делать? Эх, ладно, у меня три дня на адаптацию, и начну получать задания и бонусы за выполнения. Ну или штрафы за невыполнение. Ругаясь так на чём свет стоит, отводя душу, я открыл люк башни и выбрался наружу, спрыгнув с кормы на непримятую траву. Кстати, двигатель не работал, я сразу его заглушил, как осознал где нахожусь, и открыл меню. Успокаиваясь, мне нужно было отвлечься, поэтому я обошёл танк, с интересом его изучая. Ну да, обычный «МС», зелёный, с красными звёздами на башне. Трава не примята, как будто танк тут появился из воздуха и встал на землю, что видимо и было. Нахожусь на крохотной поляне окружённой вековыми дубами, но места хватало, на своём танке я проеду.
- Ладно, - вслух сказал я, мне так было легче думаться. - Допустим меня отыграли в новички, пусть, не страшно, быстро отобью всё назад, но вот то что забрали хранилище… к которому я так привык, вот этого никогда не прощу. Да и наставили мне задач, никуда не лезь, нашим помогать осторожно, никаких вмешательств в историю, мол, как бы ещё хуже не сделать. Как будто я ничего не понимаю. Только вот что делать с игрой? Мне же задания будут приходить? Ох, не знаю… Ладно, жизнь покажет.
Успокоившись, действительно успокоился, поступил так как меня учил наш лучший механик в цехе реставрации, где я был ведущим инженером. Мол, махни рукой и скажи: «да пошло оно всё на х*й». И действительно, пошли они все. Админы особенно. Вернувшись в танк, шлемофон тут подключать не к чему, рации нет, переговорного устройства тоже, так, чисто защита для головы, я дистанционно запустил движок, сидя на лямке командира, кресла тут нет, натянутый широкий ремень, и покатил по лесу в сторону деревни. Нужно понять где я, в какой области и у какого фронта. А то ведь вообще не понятно где я. Подумав, достал китайский клон этого же танка. К счастью, первый уровень бесплатный. Двигался я недолго, хотя скорость была не высокой, километров десять в час, но через полчаса выехал на опушку, где вилась полевая дорога. Танки с рёвом движков подминая кустарник, выбрались на дорогу, где я тут же визуально осмотрелся. А ведь тут бои шли, и недавно, вот на поле два разбитых орудия в окружении свежих воронок. Не гаубицы, похоже немецкие полевые пушки. Следы наспех вырытых окопов, военная разбирая техника. Несколько согрешавших остовов грузовиков на обочине. Лежавший на боку корпус сгоревшего немецкого бронетранспортёра, точно «Ганомаг». Ещё были какие-то обломки, которые я не смог идентифицировать, если и есть брошенная амуниция и личное оружие, то я не вижу. Трава высокая. Донеслась вонь разложения, где-то лежат непогребённые, но так бывает. Кстати, время года и месяца не знаю, только предполагаю, что май-июнь тысяча девятьсот сорок третьего. А по логике прикинул, да и погоны на плечах имелись. В сорок первом и в сорок втором я уже был. Кстати, учёные, что меня исследовали, тоже на этот год рассчитывали.
Танки мои в это время, сдирая пласты дёрна гусеницами, разворачиваясь, выехали на дорогу, и я погнал вперёд китайца, опоясался мин, и направился к деревне. А у деревни на карте вдруг проявилось немало оранжевых меток, заметно меньше зелёных, и с десяток рубинового цвета. Когда я повернул из-за деревьев и смог видеть деревню, то понял в чём дело. Там разместились пленные, видимо встали на отдых. Колонна пленных не такая и большая, около трёх сотен голов, охраняло их примерно два отделения советских бойцов. Ну и остальные зелёные точки, это выжившие жители деревни. От самой деревни четыре постройки уцелело, от остальных только закопчённые печные трубы торчали. Да и лес серьёзно пострадал, видимо артиллерией лупили, много поваленных деревьев. Хм, обломки самолёта вижу, может и не артиллерия работал, а авиация. Кажется, немецкого самолёта обломки. Толпа немецких пленных сидела, отдыхая кто-где. По сторонам от них отдыхали советские бойцы, группами по двое-трое. Старший колонны сопровождения, не вижу отсюда звания, одет в солдатское, вообще жарко, хотя при бойцах скатки шинелей, вышел на дорогу и рассматривал мои танки в бинокль. Однако тревогу не стал поднимать, видел, что расцветка танков знакомая, хотя у китайца заметно темнее, и звёзды на башнях, но видимо не смог опознать машины, потому пребывал в недоумении.
Когда я подкатил, то покинул свой танк, заглушив оба движка, денег нет, а экономить топливо нужно, купить в магазине пока ничего не могу. Сержант первый подскочил ко мне, а командовал колонной, как оказалось, командир в звании старшего сержанта. Видно, что опытный, медаль «За Отвагу» и орден «Красной Звезды», нашивка за лёгкое ранение, «ППШ» на груди, на вид лет тридцать. Явно что из мобилизованных.
- Товарищ командир, гвардии старший сержант Малюта.
- Капитан Шестаков, - лениво козырнул я. - Куда путь держите?
- Второй взвод, второй роты, конвойного батальона, первой гвардейской армии, сопровождаем пленных к железнодорожной станции Иванково, чтобы отправить дальше в тыл.
- Понятно. Сержант, у тебя карты не будет? Не могу определится на местности.
- Только трофейная, товарища капитан. Кстати, документы ваши посмотреть можно?
- Это первым делом нужно проверять.
То, что я представился капитаном, меня не волновало, документы старые, погоны тоже капитана, пока под него маскируюсь. А как накоплю денег, сразу поменяю и документы, и погоны. А то чую если не сделаю, подставят они меня. Сержант же, изучив документы, и возвращая, поинтересовался:
- Товарищ капитан, а что за танки такие? Чудные.
- Первые советские танки, выпущенные в нашей стране серийно, называются «МС-один». Им бы место в музее. Собственно, из музея их и взяли. Решили усилить ими наши тыловые части. Пусть пушка слабая, но поддержать где на постах или перекрёстках может. Хоть такое им применение. В бой не отправишь, сразу сожгут.
- Это да.
Я не торопился уезжать, пообщаться с сержантом хотел. Узнать кто командующий, да и вообще прояснить ситуацию. Поэтому изучая карту, а мы были на Украине, недалеко от Ровно, поинтересовался:
- Сержант, не против бутерброды с колбасой и ветчиной испробовать? Супруга моя, недалеко в медсанбате службу несёт, нарезала.
- Да я всегда с радостью, товарищ капитан.
Вернув карту и достав с пола танка бутербродницу, я отошёл с сержантом в сторону, мы на поваленном дереве устроились, я взял лишь один бутерброд, с любительской колбасой, как люблю, поделившись с бойцами, а танки мои, отъехали в сторону, я объяснил это тем что экипажи накосячили в увольнительной, наказаны, а свой бутерброд отдал молоденькому бойцу. Вообще их не хватало, делили на двоих, так что вытирая руки о брючины, расспрашивал сержанта, как вдруг тот дёрнулся, по телу пробежала судорогу и откашливаясь у него изо рта пошла пена. Причём я с шоком наблюдал как тоже самое происходило и с другими бойцами. Судороги, и пена, после чего быстрая смерть.
- Ах ты су*а! - проорал один из бойцов, и я едва успел упасть за дерево, как по нему прошла строчка пуль выпущенных из «ППШ», под звук ударов о ствол.
Не все бойцы ели бутерброды, человек девять из двух десятков, остальным не досталось, их всего пять было. Я же заорал:
- Отставить стрельбу!
Остановил не мой крик, а оба танка, что несколькими очередями из пулемётов над головами, остудили бойцов. Немцы так совсем попадали на землю закрывая головы руками. Убедившись, что оружие опустили, я встал и заорал на бойца:
- Идиот! Это не вас хотели убить, а меня! Ведь мне их дали!.. Сержант, проверьте, может кто выжил.
Бойцы таращились на меня, а я, мельком глянув на руки, посинели, только вздохнул. Наказали за убийство своих, пусть и невольное. Хмурый младший сержант, командир одного из отделений, с двумя бойцами, остальные стерегли немцев, по их счастью никто в лес не дёрнул, я бы заработал с помощью танков, и вскоре сообщили:
- Все мертвы.
Я матюгнулся, в голос и не сдерживаясь. Сержант, помявшись, спросил:
- Товарищ капитан, откуда у вас эти бутерброды? Почему вы посинели?
- Посинел, видимо реакция на яд, я же держал отраву, когда из коробки доставал. А сделал их моя жена, - с хмурым видимо сообщил я. - Не могла она. Нет, не могла. Моя жена хоть и немка, но не могла.
Я действительно пребывал в шоке. Кто?! Кто такое мог сделать?! Эльза при мне резала бутерброды из колбасы и ветчины. Причём обе цельные палки я купил в магазине лично, и через несколько минут жена нарезала из них бутербродов. То есть, принёс, та нарезала, и я сразу убрал в хранилище, не доставая до сегодняшнего дня. Я не хотел верить, что это Эльза, да и не могла она. Точно, ведь тогда наша дочка старшая стянула один бутерброд и съела, с ней ничего не было. Да и яд явно непростой. Слишком быстрая смерть. Может спецслужбы? Я должен проверить. Колбасу я сам купил, но хлеб был дома. Эльза ходила гулять с нашей младшенькой и приобрела его. Глова кругом идёт. Как дочка не отравилась?! Как?!
Посмотрев на сержанта, что с напряжением смотрел на меня, его с бойцами сдерживали только танки, и сообщил ему:
- Сержант, понимаешь, ветчину и колбасу, это я жене принёс, получил на продскладе, что осталось она себе забрала, а вот хлеб её был. У нас тут вон сколько подопытных. Я хочу знать, моя жена тут имеет отношение к моей попытке убийства или нет? Что именно отравлено, хлеб или мясное изделие. Проверим на пленных.
- Но товарищ капитан?..
- Это приказ. Дашь небольшими кусочками. Может и не умрут. И да, выбери не немцев, а из их помощников, может найдёшь кого из Литвы или Эстонии? Этих не жалко. Впрочем, немцев тоже не пожалею.
- Этих мы сразу шлёпаем. Хотя, один француз есть.
- Доставай. И, пожалуй, вон того, - ткнул я пальцем в немца, что горел рубиновым цветом.
Немцы после того как попалив плен в большинстве перешли в оранжевый цвет. Стали нейтралами. Но фанатики всегда есть, вот и указанный мной немец такой фанатик и ненавидел нас люто. Не помогли крохи. Сержант всё же выполнил приказ. Один из бойцов выдернул из толпы двоих рядовых, одному сунули кусочек хлеба, другому ветчины. Были бы собаки в селе или какая живность, испытали бы на них, но чего нет того нет. Почти сразу тот фанатик, что съел кусочек хлеба, упал на землю и начла биться. А тот француз, что ветчину заглотил, с трудом, под дулом автомата, пожевал с испуганным видом и окочуриваться не торопился. Меня это совсем убило, хотелось орать в голос, но не при свидетелях же? Неделю назад жена мне бутерброды сделала, и ни в тот день ни в два последующих гостей у нас не было, так что это вряд ли спецслужбы, хотя я и не отрицаю их влияния, вполне могли и они. Однако верить ничему я не хотел, а хотел вернуться в будущее и посмотреть в глаза Эльзе, она или нет? Одна мысль об этом убивала меня. А как же дочь? Значит не она? К слову, Эльза о моей второй жизни ничего не знала, о спецслужбах узнала только несколько часов назад, когда я у себя в кабинете новой квартиры под датчиками сидел и играл в танки, до вечера. Да и там объяснили, как эксперимент. Нет, не верю. Больше поверю в админов, что те отравили содержимое бутербродницы. Тут да, в это верю, всё как раз очень даже сходится. Уф-ф, я чуть с ума не сошёл, такие мысли приходили, а тут вон кто виноват. И знаете, что я скажу? Я жуть как не хотел участвовать в этом эксперименте, меня всё устраивало, жена и дети, работа, моя новая жизнь в Империи, но есть такое слово - надо. Я так мечтал, что не сработает, не получится, но нет, я снова в игре.
- Водка есть? - спросил я у сержанта, глядя как немецкий пленный бьётся на земле, на губах была пена, забористый яд, не простой, второй пленный уже шмыгнул в толпу пленных.
- Нет, товарищ капитан, - виновато шмыгнув носом, ответил сержант.
- Тогда лист бумаги и карандаш организуй, мне нужно объяснительную написать о гибели бойцов.
Тот быстро нашёл что нужно, да забрал из планшетки Малюты, командира конвойной охраны, так что написал, что вину свою осознаю. Предположив, что хотели отравить мою жену, но хлеб ушёл мне, а там и бойцам. Случайность. Возможно, что моя жена погибла, потому как на бутерброды ушло только полбуханки, остальное у неё осталось. Тут ложь, Эльза весь хлеб мне нарезала. В общем, записку отдал сержанту, что старшим остался, там данные с моего удостоверения были. Погибших тот не оставил, с помощью пленных подготовил носилки, из ветвей в лесу, и те понесли тела погибших к станции. Я же уезжал, покидая эту деревушку, с такой тяжестью на душе и горечью, не передать. Даже не знаю, что и думать. Парни по сути из-за меня умерли. Я понимаю, что благодаря им сам в живых остался, но знаете, оно как-то мне от этого не легче.
- Эх, надо было на немцах бутеры проверить, - вздохнул я, покачиваясь сидя на ремне по ходу движения бронемашины. - Кто же знал-то?
Даже не знаю на кого думать. Эльза, точно нет, ну не верю я в этому. Спецслужбы будущего? Вряд ли. Я сначала бумаги должен передать с информаций, а тут поди знай, когда я бутерброды съем, если те о них вообще знали. А вот от админов такую подлянку я вполне мог получить. Вон, я оштрафован, а всё равно капитаном представился. Могли те отраву подбросить пока коробка в танке была? Или в хранилище это сделали? Поди знай, но чем дальше, тем больше я набирался уверенности, что это их рук дело. Теперь что, всё съестное, что купил в магазине, на выброс? Есть нельзя? Да нет, вряд ли. Убить меня те в любой момент могли, так что яд скорее всего подкинули, когда я за коробкой в танк полез. Чёрт, тут что угодно надумаешь. Как же неприятно себя марионеткой ощущать. Я бы и дальше себя изводил размышлениями, да уж, не задалась эта игра с самого начала, надеюсь дальше легче будет, как карта высветила в лесу два десятка красных точек. Меньше чем в сотне метрах от меня. Враг. Я даже обрадовался и оба танка сминая кустарник, что разросся на опушке, начали углубляться в лес. Без пехоты лезть конечно не стоит, но такни прикроют друг друга пулемётным огнём, так что видя кто где находится, думаю я смогу выбить противника и заработать средств, как и баллов. Это оказались не окруженцы, как я думал, а похоже парашютисты, сброшенные ночью. Возможно и этой. Обтрепаться не успели, свежие, это видно. А то что фронт рядом, сержант успел сообщить, пятьдесят километров до него. Это всё что Малюта успел сказать. Дальше была агония.
Работал я на дистанции пятьдесят метров до противника, гоня их вглубь леса. Между танками и расстоянии метров двадцать было. Причём немцы разделились на две группы. Сначала я закидывал осколочными снарядами и пулемётным огнём большую группу, двое уцелело, разбежавшись, потом гнался за второй, через полчаса нагнал, и эту уничтожил, уже полностью. Баллов едва двести набрал, точнее, сто восемьдесят шесть, если быть точным на «МС», и сто сорок на китайце. Плюс мой личный счёт баллов. Тут скромнее двадцать один. Вот средств подкинули, двадцать одна тысяча в кредитах игры за уничтожение противника, плюс ещё восемнадцать тысяч за трофеи. Да, я покинул танк и собрал что уцелело. Заодно затрофеил некоторое воинское снаряжение, в виде бинокля, планшетки с картой, пару фляг с водой, и припасов. Целый ранец набрал. Ну и «МП-40», с боеприпасом. Сразу заправил танки и пополнил боекомплект. Ну и купил новые документы, на лейтенанта, и новые погоны, сменив их. После чего покинув лес на «МС», а мне китайца сожгли, какой-то химией в стеклянной бутылке. Я уже потом понял, что это «Коктейль Молотова» в немецком исполнении. Ничего, чуть позже снова его вызвал, как только тот в Ангаре появился. А вот что дальше делать, я уже решил. Этот бой с немцами, пусть танки пулемётным огнём побило, с пробитиями, меня к счастью не ранило, я всё же смог встряхнутся. Ладно, вернусь в будущее узнаю, но все ограничители с меня слетели. Пока баллы буду набирать, а чтобы это сделать стоит повевать. Сначала в Финляндию лечу, то есть, на фронт что против финнов стоит, а потом вообще на Дальний Восток. В Японию переберусь. На Тихоокеанскую зону боевых действий. Против американцев буду воевать, благо японская боевая техника у меня есть. Да и американскую можно использовать, типа, трофейная. Да, сначала финнам ответку кину, и до конца игры за японцев воевать буду. А то финны в изученной мной истории, пока я жил в Советской Империи, к нашим перебежали в конце сорок третьего. Надо побольше их набить, как они у нас немало вдов оставили, так и я многих финнок вдовыми сделаю, око за око. Решено. Главное, чтобы админы не вмешались. Уф, как-то легче стало, когда есть цель и к ней стремишься. А вот то что Эльзу я больше не увижу, как и своих малышек, я вдруг осознал в момент, когда меня сюда всё же отправило. Как бы я не действовал, история всё равно изменится. Осознавать осознавал, но вот принять это, до сих пор тяжело.
Опыта двух игр давно хватило мне понять, что быстро баллы набираются именно по ночам. Да и авиация ночью не действует и мне легче, преимущество в виде игровой тактической карты даёт мне возможность уничтожать противника имея слабое сопротивление. Что там ночью увидишь? Если пожаров не так и много. У меня есть три неполных дня, точнее ночи, чтобы хоть немного прокачаться до того, как появится предложение пройти первый квест. Желательно прокачиваться именно на территории удерживаемой финскими войсками. А сейчас я катил как можно поскорее от места, где так подло, не без моей случайной помощи, были убиты девять советских бойцов. Хотелось бы забыть об этом случае, но почему-то не забывается и прокручивается в памяти вновь и вновь. Да, нужно уходить как можно дальше. Карта показывала ещё один крупный лесной массив, там и подожду ночи. Это был первоначальный план, но я быстро его изменил. Как мне быстро попасть на территорию, удерживаемую финнами? Да конечно же привычным способом, воздухом. Наших грабить на самолёт я не хочу, но тут в пятидесяти километрах передовая, пересеку её, надеюсь до ночи доберусь, а ночь поможет прорваться через передовую. Главное на минное поле не выскочить. Так что оба танка шли на максимальной скорости к передовой. Пару раз меня пытались остановить на перекрёстках, и на третий раз остановили. Когда китаец вспыхнул, я и не понял, что по нему бьют как раз наши противотанковые пушки, видимо артиллеристам дали чёткий приказ, остановить танки непонятного назначения. Вот и остановили. Тут и мой полыхнул, едва успел перевалится через край люка и скатиться на траву, сбивая пламя с ног.
М-да, а служба охрана тыла тут вообще серьёзно службу несёт, не побоялись пушки использовать на поражение. Надо было всё же остановится у регулировщиков, опознаться, купив приказ в магазине, что перегоняю танки к передовой, но вышло так, как вышло. К слову, я сразу купил большую аптечку в свой «МС», и ремкомплект. Использовал оба, но по нам две пушки били, снова подожгли. Вот и пришлось покидать этот дуршлаг, корпус танка пробило несколько снарядов насквозь, повредив и двигатель. Мне тоже досталось, вон комбез порван и в крови, но залечил. Снаряд пробив лобовую броню попал мне в плечо, снеся его, хорошо аптечка сработала, и я от болевого шока не помер, залечила. Вскакивать я не стал, а перекинув трофейный автомат на локоть, блин, надо было не его хватать, а ранец с припасами, там внутри и котелок был, и фляги к нему прицелены, а есть после лечения жуть как хотелось, и пополз в довольно высокой траве прочь, даже слышал рёв машины, что остановилась недалеко от полыхающих танков, внутри которых слышались разрывы снарядов. Однако башни они не снесли, так, люки выбило и всё. Да ярко факелом полыхал огонь из люков, от сгорающего пороха. Артиллеристы наверняка видели, что один танк покинул член экипажа и сообщат патрулю, все они горели зелёным, к слову, значит нужно ползти активнее, я так и сделал. Вскоре пошла низина, тут я вызвал американский «Т1» первого уровня, залез внутрь через кормовую дверцу уже начавшего движение танка, дистанционно им управляя, тот уже набирал скорость, и устроился на месте командира. Эту машину я выбрал из-за довольно неплохих скоростных характеристик. Пусть на дороге та пятьдесят километров могла идти, но и по этому распаханному полю до тридцати вполне разгонялась. Жаль узкие гусеницы не позволяли держать более серьёзную скорость. На ходу я жадно почти не жуя заглатывал сэндвичи с рыбой и колбасой, покупая их в магазине. Ну и чаем тёплым запивал. Обязательно тёплым, и им успел облиться, а что бы с горячим было? А скрылся я в ближайшем лесном массиве. Уф, нужно пересидеть до темноты, а там и рывок до передовой. Да уж, это не сорок второй, и уж тем более не сорок первый, разница заметна. По советским тылам вот так в наглую не покатаешься.
До леса я всё же добрался, выяснив что на территории несколько групп окруженцев скрывалось, эти места не так и давно освободили, потому и не удивительно. Наверняка ночи ждали. Надо баллы набирать и счёт пополнять. Достав оба «МС», я понял, что как взводный могу управлять только двумя танками, третий мне не подвластен. Какая-то странная градация. Если я взводный, то должен тремя танками управлять уметь, согласно штатным расписаниям танковых подразделений, а тут два. Между прочим, до войны во взвод вообще пять танков входило по штатной численности. А ротным стану, три танка, или расщедрятся на четыре? Поди знай. Как бы то ни было, но я бросил американца, решив в первую очередь прокачивать китайскую линейку бронемашин, и советскую. А забрался я в китайца. Решив везде пускать вперёд советские машины, чтобы быстро прокачать хотя бы до третьего уровня. Кстати, своего китайца усовершенствовал, как и советскую машину, докупив модули до полной модернизации, также своему китайцу малую аптечку и малый ремкомплект, чтобы у меня шанс был. Всего в лесу было порядка шести сотен немцев, и для такого леса не такая и большая группа. Да и не вместе они, а с десяток разных размеров групп. Уничтожил я едва ли половину. Остальные, видя, что в плен их не берут, даже если с поднятыми руками выходят, рванули к опушке и дальше пошли с поднятыми руками сдаваться советским солдатам. А лес был окружён, видел это, когда к лесу прорывался. Не с полной блокировкой, но на возвышенности пушки и пулемёты были. В общем, с не такими и большими силами лес был волне блокирован. Хотя ночью по-тихому у немцев шанс проскользнуть имелся. Да и танки я неплохо прокачал, и счёт отлично пополнил.
Что я могу сказать? Танки обеих стран я поднял до третьего уровня, почти до четвёртого добил. И знаете, отметил, что интерфейс всё же был заметно другим. Например, раньше после «БТ-2» был «БТ-7», и «семёрка» была третьего уровня. Сейчас же после «двойки» шёл «БТ-5», а «семёрка» вообще перескочила на четвёртый уровень. То есть, за последний год игра была серьёзно модернизирована. Поэтому я изучал линейки всех стран, выискивая изменения, и находил немало новых танков. В принципе, работать можно. Что по прокачке, то закончил избивать немцев на «БТ-5», прокачивая дальше чтобы открыть «БТ-7», а у китайца воевал на «Тупе 2597», это был «Чи-Ха» третьего уровня. Дальше должен был быть «М5А1 Стюард», из американских поставок, но на него только-только начал копить. К слову, если в советской линейке открыв и модернизировав «Т-34-85», я начну дальше открыть уже тяжёлые танки от «КВ», до «ИС», то у китайца дальше буду открывать, от «Тупе 58», и дальше линейку тяжёлых. Ладно, танки третьего уровня у меня есть, прокачал до полной модернизации, заметно опыта экипажам поднял, пусть на три-четыре очка опыта, но хоть это. Танки не такие дубовые как в момент, когда я их купил. Воевать этой ночью можно. Согласно трофейным наручным часам, сейчас четыре дня, вот это время я и хотел пустить на сон, что и сделал. К слову, ужинал спокойно купив припасы в магазине, да каши молочной целой котелок взял, если админы захотят меня убить, убьют итак. Просто немцы сами голодные, припасов у них нет, отощавшие, зато все трофеи отправил в магазин, неплохо подняв кредитов на этом. Не смотря на все траты с покупкой новой техники и модулей для модернизаций, скопить полмиллиона сверху я смог. Хорошие окруженцы, то что надо, спасибо им. К слову, пока гонял их, успел и в лесном озере искупаться, ох и ледяная вода, точно конец весны сейчас, заодно комбинезон сменил. Пока танки работали в паре сотнях метров от меня, дистанционно ими управлял, я и купался. Форму покупать не стал, исподнее и на него комбез. А окровавленную рванину выкинул. Вот ремень и оружие оставил. «МП» продал, у немцев приметил несколько явно трофейных «ППШ», вот и взял два, в танке разместил. Боеприпас приобрёл, а то мало было.
А вот спать я устроился в китайце. Тут пол ровный, на чемоданах спал, где снаряды уложены, подстелив купленную шинель. Загнал оба танка в самые дебри, и вскоре уснул. Надеюсь никто на меня не наткнётся. Немцев я распугал, наши сами вряд ли сюда без подкрепления полезут. Успею выспаться.

Действительно успел и никто на мои танки так и не наткнулся. Проснулся я от противного дребезжания будильника, перед сном купленного мной в магазине. Поднял за полчаса до наступления темноты. Быстро позавтракав, я перебрался в «бэтэшку», бросив китайца, а что, он слишком медлителен, и покинув лесной массив, не обращая внимания на обстрел из пулемётов, к счастью пушек не было, на предельной скорости рванул к передовой. Тут до неё километров двадцать осталось. Иногда громыхание доносились, но редко. Да уж, ночь это вам не день. До передовой я добрался благополучно, карта подсвечивал наших, и я их объезжал, не везде по дороге катил. Передовую пересёк как-то легко, видно, что недавно тут встали, окопы успели нарыть в полный профиль, но не везде закончили, даже на мины не наткнулся. Может они и были и мне просто повезло проскочить. Когда я пересёк первую линию окопов, немцы вторую только начали подготавливать, пока только редкие опорные пункты были, то достал китайца. Ну и начал творить. Даже немного по передней линии обороны прошёлся, зачищая окопы. Немцы десятками запускали осветительные ракеты в небо, пытаясь меня уничтожить. А как? Я противотанковые пушки, на дальности километр, покатавшись, все уничтожил, так что самые смелые пытались накинуть на броню моих машин гранаты. Даже связки использовали ручных гранат. Да уж, фронтовики - это не то что тыловые войска, так мне советскую машину и сожгли. Не скажу, что я против, но пора было уже приобретать «БТ-7», которого уже изучил, накопив баллы. Сам я не пострадал, хотя и был внутри «пятёрки», просто отогнал её в сторону, полыхающую, и выбрался наружу. Прокоптился конечно, не без этого, но сменить машину смог. Вот так и взяв «семёрку», и вскоре «Стюарда», продолжал громить тылы, модернизируя машины. Причём наши воспользовались этим, незаметно для немцев, что были сосредоточены на моих бронемашинах, но я их видел, подкрались к передовым окопам и взяли их штурмом, там даже до рукопашной дошло, ну а я рванул дальше. Мне аэродром нужен. Ночь не такая и длинная. Что там, несколько часов осталось. Возможно даже не успею до финских войск долететь, если самолёт добуду.
Через час, уже находясь в воздухе, «Шторьх» был явно свежим, я предался размышлениям. Не о том откуда самолёт, я его банально нашёл на опушке леса, когда громил штаб пехотной дивизии, что держала этот участок фронта. Видимо кто-то прилетел на этом самолете. Топлива пол бака было. Воспылав радостью, я уничтожил часового у самолёта, добил штаб, трижды теряя машины, залечивая ранения и ожоги, и вот заправив «Шторьх» танковым авиационным бензином до полного, поднявшись в небо, полетел прочь. До рассвета часа два оставалось, хоть часть пути успею преодолеть. А подумать мне было о чём.
Я не писатель - я просто автор.

Соловейчик M
Новичок
Соловейчик M
Новичок
Возраст: 33
Репутация: 371 (+419/−48)
Лояльность: 1130 (+1133/−3)
Сообщения: 748
Зарегистрирован: 27.01.2013
С нами: 8 лет 3 месяца
Имя: Игорь
Откуда: Кемеровская область.
Отправить личное сообщение

#2 Соловейчик » 04.05.2021, 14:44

Владимир_1 писал(а):а убил меня обычный окруженец, мной же и освобождённый из плена.
за что убил?

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 18003 (+18080/−77)
Лояльность: 6282 (+6301/−19)
Сообщения: 2979
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#3 Владимир_1 » 04.05.2021, 20:48

- Эй, не дёргайся, - велел я мычащему свёртку на немецком. - Думать мешаешь.
Лётчика этого самолёта я не нашёл, видимо погиб на улицах того села, где я крошил штаб дивизии, это был немецкий штабной офицер, хорошо связанный и с кляпом во рту, что лежал на полу грузового отсека. К слову, самолёт явно почтовый и связной. Всего одно место для пассажира, остальное грузовому отсеку ушло, вот туда я и закинул не самую тяжёлую тушку этого офицера в звании гауптмана. Он мне нужен чтобы сравнить реалии этого мира, я до сих пор точно не знаю ни года, ни месяца попадания, да заодно выяснить по театрам боевых действия на разных фронтах, включая Тихоокеанский. Что-то же этот офицер должен знать. Тот притих, а я продолжил прикидывать расклады. Если это сорок третий, ну пусть лето, то что я помню по этому времени? Линия фронта шла от запада на юг. Начиналась на западе от Риги и шла на юг пересекая такие города как Вильнюс, Барановичи, Луцк, до Львова не дошли считанные километры, но Ивано-Франковск взяли, сейчас он назывался Станислав. Румыния из войны вышла, переметнулась на советскую сторону ещё в январе сорок третьего, так что в Румынии были наши войска, поэтому наши вошли на территорию Болгарии, осаждая Варну, в Венгрию вошли, и медленно двигались дальше. Немцы пока ещё сильны. Это примерно на июнь месяц ситуация. Финны, напомню, начнут искать возможность перемирия и перехода на сторону СССР в конце этого года, сорок третьего. Что на других фронтах боевых действий. Роммель, получив подкрепления, за год уже четыре десанта в море сбросил, и пока удерживает позиции. Его серьёзно усилили, Гитлер придавал Суэцкому каналу большое значение. Вон уже сколько помощи в Индию отправили, где местные подняли мятеж против колониальной администрации Британии и её войск. Да за год уже очистили по факту свои земли от лимонников. Хотя вскоре Роммеля ждут два крупных десанта, что серьёзно его потеснят. Японцы захватили Панамский канал, но на данный момент оставили его, американских войск было всё же много, однако взорвали все шлюзы и всё что можно было взорвать. К июлю их окончательно разобьют, часть пленят, часть рассеют по территории и те начнут партизанскую войну в джунглях Панамы. На Тихом океане американский флот и армия имеют очень слабые позиции и боевых действий пока не ведут, за этот год всё внимание их генералов и адмиралов было приковано именно к Панаме. Вот туда я и собирался перебраться. Там много наёмников воевало из местных, некоторые и за японцев, те честно платили золотом. Главное до августа месяца быть в Панаме, а то к тому моменту войска начнут перебрасывать уже на острова Тихого океана и пару флотских группировок вокруг Южной Америки перегонять начнут, а то они там в боевых единицах флота потери понесли большие, усилить нужно. Вот до этого момента и стоит перебраться в Панаму.
Эх, ладно, лечу я к финнам, и для этого заранее старательно изучил всё что было в этой истории, и что сейчас происходит на момент лета сорок третьего. По мордасам финны у Ленинграда здорово получили и отошли, где на пятьдесят километров, где на семьдесят, пока там фронт стоит. На линии от Выборга до Петрозаводска. Причём оба города те удерживают. До Выборга от нашей передовой километров десять, а до Петрозаводска все двадцать. Причём особых боёв за этот год там не было. Северный фронт для Ставки имеет слабое значение, войск там мало, удерживают финнов и ладно. Сами же финны считали, что свои исконно финские земли те освободили, свой порядок там наводят, настроив концентрационных лагерей для тех, кто не финны, и больше им ничего не нужно, поэтому и не наступают дальше, как немцы их не теребят. Отговариваются малыми силами, мол, едва фронт держат. Вообще Финляндия маленькая страна, мой удар будет для них очень серьёзным. Я ведь не только буду выбивать мужское население, что надело военную форму, но и всю гражданскую инфраструктуру. Причём, стоит отметить, что к самим финнам я особо ненависти или каких других схожих чувств не испытываю. Это банальная месть за блокадный Ленинград ещё той, истории моей первой жизни. Да и их помощь немцам тоже по нам серьёзно ударила, поэтому я считал, ответку нужно вернуть в разы больше, чем те нам навредили, и я надеюсь смогу и успею это сделать. Тут если админы не вмешаются. К слову, они особо как раз и не мешают, только если квесты очень интересные подбрасывают, чтобы мой интерес перекинуть на что-то другое и подальше. Вон, одна помощь Роммелю чего стоит, до сих пор удивляюсь что мне это предложили. Ещё помнится в первой игре другому игроку мой квест передали под Пинском. Тут мне кажется солгали, кроме своих действий я не обнаружил ничего похожего во время разных битв и сражений, как бы не изучал историю в интернете. Может так нагло я один играю? Поди знай.
От района где расположился Ровно, до Петрозаводска, куда я и летел, сколько до него километров, не знаю, полётной карты не имею, видимо свою лётчик забрал с собой. Однако думаю больше тысячи километров. Летел можно сказать по компасу наугад. Почему-то, такие полётные карты в магазине не продаются, я проверил, только трофеем если где взять. Вот так я успел добраться до Минска, летел на километровой высоте, то чуть спускаясь, то поднимаясь. Тут попутные ветра дули, здорово помогали. Оставил Минск по левому борту и вскоре пошёл на посадку. Для начала, светало, ну и топливо практически на нуле было, но где-то четыре сотни километров я за спиной оставил благодаря попутному ветру. Здесь уже если не глубокий тыл, то близко было. До передовой чуть больше двухсот километров. Поэтому спокойно в предрассветных сумерках сел на полевую дорогу, и первым делом отлить сбегал, да и капитана вытащил, и тому дал облегчится. После чего связав его, привязав к левой стойке шасси, покупая в магазине канистры с бензином, заправлял баки, встав на крыле, ну и заодно допрашивал пленного. Кляпа у того не было, напиться дал, так что можно было пообщаться. Что ж, информация пошла, особо тот не стал строить из себя героя и пусть нехотя, всё же отвечал на вопросы открыто и честно. Насчёт времени я угадал, двадцать пятое мая сегодня, тысяча девятьсот сорок третьего года. То-то ночами ещё так прохладно, да и вода не прогрелась для летнего времени. В остальном всё тоже самое, что я перечислил ранее. Читая про это время в интернете, особо не запоминал что там происходило. А смысл? Там всё быстро меняется, ещё голову чепухой забивать. Вот так закончив заправку и опрос офицера, одновременно всё закончил, я застрелил того, как и обещал без болей. Мгновенно. А что, тот красным цветом горел на карте. Был бы оранжевого, я бы ещё подумал, но этот истинный враг. Ну бросил бы я его тут, а если бы он на гражданских напал, чтобы пропитание добыть? Убил бы их? Так что к чёрту его.
Труп бросил тут же на обочине, а вот самолёт тросами привязал к корме «БТ-5», и стал буксировать к лесному массиву, что было видно на горизонте тёмной полосой. Там отдохну до конца дня. Уже рассвело, и пусть было пол пятого утра, мне на дороге всё же встретилось две автоколонны с какими-то грузами. Сам я на башне сидел, спустив ноги вниз и держась за люк, так что козырнул старшим колонн, но мы не останавливались. Те лишь глазели как я, буксируя трофейный самолёт, съезжаю на обочину, чтобы пропустить грузовики, но и всё. А вот буквально в километре от леса, я стал пристально изучать двух крестьян, что уверенно работали косами, уже проложив немалую просеку в свежей траве. Недалеко от дороги стояла телега, рядом пасся стреноженный конь. Дело в том, что оба крестьянина горели рубиновым цветом. Один был пожилым, лет пятидесяти, с бородой до средины груди, второй моложе, сильно хромал на левую ногу, лет тридцати на вид. А из леса выезжал армейский обоз, восемь телег. Сопровождали их два конника, оба в командирской форме. В телегах какие-то мешки, да и вообще похоже амуниция. Мой танк так и пёр вперёд, закидывая лепёшки грязи с гусениц на крылья самолёта, уже немало накидал, тут земля сырая, видать дождь недавно шёл. Так вот, мой танк пёр вперёд, и когда я сблизился с крестьянами, те в ста метрах от дороги косили, то башня «БТ» начала поворачиваться к ним. Почти сразу как навёл на них, застрочил «ДТ-29», спаренный с пушкой, а потом и само орудие хлопнуло. Отчего осколочный снаряд, того что постарше, разорвал пополам. В разные стороны просто брызги полетели. Прямое попадание. Остановив танк, башня поворачивалась по ходу движения, я отцепил от ремня флягу и сделав пару глотков, вешая ту на место, направился к телеге. В это время и раздался перестук копыт. Я только покосился, ко мне те два конника скакали.
- Что происходит? - требовательно спросил старший из конников, в звании капитана.
Обоз пока встал на месте. Возничие там залегли, ожидая что будет дальше. Только двое из замыкающих развернули повозки и скрылись в лесу.
- Уничтожил предателей, товарищ капитан. Лейтенант Шестаков. В сорок первом году воевал в этих местах в составе партизанского отряда. Этих тварей запомнил хорошо, они в карательном батальоне служили. Тот что помладше ранен в ногу. Это мой товарищ его ранил. Погиб он в сорок втором.
Врал конечно, но ложь легко слетала с языка, выстраиваясь во вполне стройную версию. А так я этих рож ранее не видел.
- Шестаков? А ты не тот Шестаков, что участвовал в рейде Храбрых?
Капитан уже покинул седло, и пока второй офицер осматривал убитых и телегу, изучал моё удостоверение и приказ перегнать мой танк для усиления дивизии охраны тыла. Ну и отдельный приказ отбуксировать повреждённый трофейный самолет в ремонтные авиационные мастерские, благо они по пути.
- Так точно, я был. После выхода из окружения, в сорок втором, принял батальон, за действия которых не совершал, якобы я с бойцами уничтожил немецкий госпиталь, был разжалован до простого красноармейца с лишением всех наград. За год успел пройти штрафбат и дослужится до звания лейтенанта.
- А дивизии охраны тыла зачем твой танк?
- У бандитов или окруженцев, что тут бродят, и пушки есть. Нормальный танк отправлять не пожелали, а мой как бы не жалко. Устаревшая машина.
- Это да, - после чего продолжая заинтересовано меня изучить, спросил. - А почему у тебя кожа синяя?
Вздохнув, я итак старался не мелькать на виду, слишком привлекал внимание такой расцветкой кожи, а пройдёт через шесть часов, но всё же ответил:
- Выпил какую-то дрань, вот такая реакция и пошла.
- Ясно, - покивал тот, и повернулся к младшему лейтенанту, что осматривал убитых и телегу. - Сафонов, ну что там?
К этому моменту обоз уже к нам подошёл, видя что тут всё в порядке.
- Точно бандиты, товарищ капитан. У обоих пистолеты под одеждой спрятаны. В телеге нашёл «СВТ» с оптикой и немецкий автомат, с боезапасом. Ещё тут в вещмешке с припасами несколько красноармейских книжиц, на двух кровь. Наших убивали, твари.
Хм, такого даже я не ожидал, но порадовался что уничтожил эту нелюдь. Явно же идейные.
- Ясно.
- Товарищ капитан, я опаздываю, не хочу попасть под взыскание, - сообщил я.
- Да-да, езжайте, - кивнул тот, возвращая мне удостоверение и приказы, и направился к телеге бандитов.
Ну а когда я подъехал к лесу и свернул, двигаясь по опушке, по лесной дороге не смогу, её ширины не хватало буксировать самолёт, все ветки моими будут, то успел отметить что коня запрягли в телегу, а ту включили в обоз, ну и двинули дальше. Хоронить душегубов никто и не подумал, закинули в их телегу то что осталось, и двинули. Видимо сообщат в ближайшем населённом пункте и передадут местным для похорон. Сам я так и двигался по опушке. Ещё километров шесть, и приметив неплохое место для днёвки, решил встать тут. Тут же и луг был, со вполне твёрдой поверхностью, я проверил, покатавшись, танк мой держит и колеи не глубокие. Так что заехал на танке под деревья, заведя сюда самолёт на тросах, дальше отогнал танк в сторону, сам самолёт отмыл, дважды бегал к мелкой речушке с вёдрами, ну и нарубив веток, замаскировал. Стоянку выдавали следы от гусениц, так я покатался и дальше повёл колею прочь, уехав километров на пять, а обратно вернулся пешком, потеряв танк. А вот так, заметил группу, горевшую красным, где было всего два зелёных огонька, оказались бандитами из националистов. Гонял их до победного конца, уничтожив полностью, не смотря на то, что драпали во все стороны. Нагонял, хотя бы раня, чтобы недалеко ушли, и гнался за остальными. Потом прокатился и добил подранков, заодно освободив двух пленных девушек в изодранной красноармейской форме. Думаю, не стоит говорить, КАК с ними развлекались? Повезло что я так внезапно появился на стоянке, сея смерть и панику, что убить их не успели. Хорошо недалеко проходил обоз, передал им. А танк сожгли довольно быстро, так я пересел на «БТ-7» и достал китайца, вдвоём со «Стюардом» хорошо проредил противника. До нуля. А бандиты оказались разбитыми останками польского карательного батальона, немецких окруженцев и полицаев разных мастей. Ведь хотел этих карателей польских уничтожить, а вон где встретились.
Заработал я на этой банде неплохо. До половины прокачал баллы на «пятёрке», чтобы открыть «Т-28», но сожгли мне его. На «семёрке» ещё немного и открою «Т-34». Тот что сорокового года выпуска. Старьё, но будем качать. На китайце на следующий танк всего половину баллов накопил. Тут тоже «тридцатьчетвёрка» будет. Больше в кредитах набрал, ещё двадцать тысяч и миллион будет. А ведь и трофеи собирал, чтобы продать, заодно подранков допросил, так и узнал кто они. Сейчас же, вернувшись к самолёту, больше трёх часов отсутствовал, купил в магазине плитку для готовки, сковороду, пожарил яичницы с колбасой, молоком запил, потом чай с булочкой, всё в магазине купил, и спать. Под самолётом расстелил пару шинелей, сверху одеяло и вскоре уснул. Ну да, стоянку самолёта окружил растяжками. Так, на всякий случай. А то разные случаи со мной бывали.

К счастью, день закончился для меня вполне благополучно, я выспался, даже проснулся раньше будильника. На пятнадцать минут. Приготовил завтрак, умывшись в том ручье где воду брал, и стал готовить самолёт к взлёту. К тому моменту уже стемнело. Маскировку я уже убрал, мотор запустился без особых проблем, и вскоре удалось подняться в воздух, разворачиваясь и направляясь в сторону Ленинграда. Мне в том направлении нужно. А карты я так и не добыл, у бандитов только местные километровки были, да и тех штуки три. В этот раз меня пару раз осветили прожекторами, и я уходил от зенитного огня резким снижением до самой земли, видимо напоролся на стоявшие части, или какие охраняемые объекты. Думаю, последнее оно вернее. Всё же, чтобы хотя бы примерно ориентироваться где я нахожусь, приходилось искать крупные наземные объекты, чтобы понять куда залетел. Посадка для дозаправки на дорогу, заодно спросил у местных где я, эта была дорога на Великий Новгород, крестьяне были, отдыхали в поле, и снова в небо. Тут совершил дозаправку, пролетев километров двести, баки до полного и дальше полетел. То, что передовую пересёк, это я понял, в линию разброс и группами зелёных точек и также красных, но время уже полтретьего было, час и окончательно рассветёт.
Улетел я от передовой километров на десять, тут и сел на полевую дорогу. К слову, неплохой сохранности, видно, что чинили, не особо и трясло. Дальше достал «семёрку» и «стюарда», самолёт на буксир советской машины и утопил вскоре самолёт в болоте. Правда, и «семёрку» утопил, сам не ожидал. Просто столкнуть хотел. Ничего, самоуничтожилась машина и чуть позже снова купил, двигаясь к передовой. Вскоре наткнулся на пост, который уничтожил, но зато взял карту и языка. Раненого капрала. Тот и объяснил где я. Хм, почти на сто километров от Петрозаводска промахнулся, недалеко берег Ладожского озера находился. С пяток километров до него. Оказалось, рядом с постом размешался штаб и тыловые подразделения пехотного полка той дивизии, что стояла на этой передовой, так что я почти сходу, сразу после допроса языка, коего не забыл отправить на встречу духам, и атаковал. Вообще финны трофейщики, у них основной состав бронетанковых сил это из советских трофеев, захваченных в ходе Зимней войны и в первые год уже этой войны. Да столько трофеев набрали, что целую танковую дивизию сформировали, хотя изначально у них бронетехники едва на роту было. К слову, тут была пехотная часть, поэтому мне противостояли обычные солдаты и пушки. Тут уже разные. От противотравных, в большинстве наши же «сорокапятки», до гаубиц. Вообще финны оказались очень даже справными солдатами. Вполне на уровне немецких, которых я считал лучшими. Что есть, то есть. Да, у наших есть стрежень, но на нём одном не уедешь, воевать тоже нужно уметь. А тут даже обычные ополченцы или старые солдаты из тыловых подразделений совершали настоящие чудеса славной боевой доблести, погибали, но только того же «стюарда» шесть раз сожгли. Когда рассвело, штаб был уничтожен, и я, закончив с артиллерией уже атаковал вторую линию окопов, зачищая их. К этому моменту у меня уже были «тридцатьчетвёрки», кои я прокачал до половины, модернизируя. Советскую машину быстрее чем китайскую. Её почти закончил.
Работал я с огоньком, от души, старательно всё зачищая. Финны особо труса не праздновали, видно, что командиры имели трезвую голову и старались уничтожить мои танки проверенными способами, что явно не раз срабатывало, но не со мной. То, что танки мои снова возрождаются, как Фениксы, свидетелей этого хватало, к этому те были не готовы, поэтому, когда я принялся за первые окопы, там уже дрогнули и побежали. А наши, видя знакомые силуэты «тридцатьчетвёрок», что катались по передовой, к этому моменту я их полностью модернизировал, и такие боевые машины как раз несколько заводов выпускало, бросились в атаку. Где-то два неполных батальона против полнокровного финского полка стояло. Особо сопротивления им не оказывали, на участке примерно четыре километра передовой. А некому было. Вот так, избавляясь от усталости с помощью финнов, а те несколько раз подбивали мои машины и ранили меня, но я восстанавливался сам, восстанавливал бронетехнику и двигался дальше в сторону Ладожского озера, а советские войска занимая финские позиции, двигались дальше вслед за финнами. У озера я обнаружил, что окопы пусты. Финны ушли, вот и рванул за ними, нагоняя, и уничтожая. Где мог, те по бездорожью уходили, а мои танки не везде могли пройти. Так я выцеливал их из орудий, снарядов не жалел, и обстреливал. Вот так нагонял, обстреливал и дальше катил. Даже подумывал китайца сменить на арту, но пока решил не трогать. В общем, передовую тут я сдвинул, и финны начали отступать. А передовую держали между двух озёр две пехотные дивизии с частями их усиления. Я рванул дальше в сторону уже Онежского озера, и к вечеру и тут передовую сдвинул, финны отступали по всей передовой, а где и бежали, и наши шли следом. Я же метался между ними и бил именно финнов. К тому моменту я танки прокачал очень серьёзно. Когда стемнело у меня уже был китайский «ИС-2», но не прокаченный, только ходовую сменил. У советской ветки, как и планировал, «Т-34-85» прокачал до полного, и сменил его на «БТ-5», начав копить баллы, чтобы открыть «Т-28», потом открыл «КВ-1», за ним как раз купил «КВ-1С», когда финны бросились в россыпную, обнаружив что их организованный отход как раз мне и помогает уничтожать их большими партиями. Счётчик показал, что за день я отправил на тот свет две тысячи шестьсот семьдесят два финских солдата и офицера. Плюс сто шестнадцать шведских добровольца и сорок два из Дании. Тоже добровольцы.
В общем, остановился на «ИС-2» китайской ветки, и на «КВ-1С» и «Т-34-85» советской ветки. Я сказал остановился? Нет, прокачивать танки я дальше действительно не стал, ночь наступила, но финнов просто так отпускать и не думал. Усталость я снимал привычным методом, раня себя и излечивая, потому был полон сил и бодр и то что наступила ночь мне не мешало, а наоборот помогало. К слову, воздушные налёты финны устраивали, дважды, даже пара прямых накрытий было, но к сожалению, противопоставить им я ничего не мог, зенитных средств не имел. Думаю, налётов было бы больше, однако первый случился вечером и второй за пятнадцать минут до наступления темноты. Финны пытались хоть как-то остановить избиение отступающего корпуса. Да, эти дивизии входили в состав пехотного корпуса, штаб которого я нашёл уже ночью. Так вот, я сменил танки на арты. Взял советскую, тут пришлось немного на «МС-1» повоевать, у меня не вся техника второго уровня открыта была, и на американце первого уровня, тоже арту открывал. Вот так получив установки второго уровня, я вёл постоянно огонь на дальности карты, накрывая всех финнов что видел. Всё что горело красным. К утру я вышел к окраинам Петрозаводска. К слову, советские войска серьёзно отстали от меня, хотя вроде от передовой до окраин было километров двадцать. Ну или чуть больше. Ночью наступать это не то что днём. Бил я по крупным скоплениям финнов, работал залпами, так противник нёс больше потерь, по сравнению, если одиночными накрывать. Работал по зенитным системам, которых вокруг города хватало, и наткнулся на концентрационный лагерь для военнопленных, он уже за городом был, пришлось объехать его по кругу. Так вот, там всего шесть зелёных точек мигало, а когда я подъехал ближе, то понял, что финны уничтожили всех пленных, осталось всего шесть раненых, которых не добили. Торопились. Две мигнув вскоре погасли. Я в такую ярость пришёл, что у меня снесло последние преграды. Финны хотят войны? Они её получат.
Я вскоре нагнал на дороге несколько грузовиков, похоже они как раз от лагеря и ехали, все в грузовиках горели красным, так что нагнав, я остановился, свёл цели и дал залп. Причём бил по замыкающим грузовикам. А причина в том, что если я перекрою проезд, то те покинут машины и бросятся в рассыпную, ищи их потом. А так прямое накрытие прямо в машинах, около тридцати красных точек, они тут двумя сплошным и красными пятнами в кузовах двух грузовиков были, просто погасло, а машины заполыхали, я бил и бил по грузовикам, что торопливо разгонялись, сталкивались, пытаясь объехать других. Счётчик уничтоженного противника продолжал крутится, и я с удовольствием отметил что на данный момент как раз перевалил за пять тысяч. К слову, на меня раз сорок выходили разные диверсионные группы или просто наспех сколоченные из разбитых подразделений, с задачей уничтожить установки. На таких диверсиях те собаку съели, но со мной вышел просчёт, вблизи карта их подсвечивала, хотя пару раз я даже для себя неожиданно обнаруживал их всего в сотне метров. Пару раз пугали, когда на карте вдруг появлялись точки противника. Ничего, открывал огонь из китайского «ИСа». Ну да, я тремя разом управлять не мог, но пока работал артами, тот стоял рядом, а когда обнаруживал противника, одна арта молчала, и я работал танком, уничтожая противника. Так на движок и башню за ночь накопил. Башне особенно порадовался. На ней был зенитный пулемёт, «ДШК». Будет чем днём отгонять финские самолёты. Да и против диверсантов тот неплох. А в Петрозаводск советские войска утром зашли свободно, финны, выбитые мной, не стали его оборонять. Я же двинул дальше, гоня тех финнов что встречал, старательно уничтожая их.
К обеду счётчик перевалил за шесть с половиной тысяч, когда вдруг пришло сообщение от админов игры. Арты продолжали работать, тут интересная цель появилась, у моста, где скопилось из-за затора немало автотехники противника, вот те и работали по ним, а я открыл письмо:
«Игрок, вам предлагается квест. Информация по нему будет доступна после согласия. «Да-нет». Награда за выполнение квеста предлагается в трёх вариантах на выбор. Первый - сорок пять тысяч баллов на личный счёт и возможность полного управления четырьмя танками или установками. Второй - семьдесят тысяч баллов на личный счёт и звание старшего лейтенанта, командира роты. Третий – пятьдесят тысяч баллов и опция Личный карман».
Я задумался, прикидывая мысленно, что делать с выбором. Тут таймер работал, отсчитывая те пять минут, что мне выдали на размышление. Вообще, как опытный игрок, а меня вполне можно им назвать, то выбирать тут нужно вторую награду. Уверен ротный может управлять пятью машинами, но меня лично интересовало только и только личное хранилище. Я год им пользовался, зачётная штука. Так чего размениваться и брать первую и вторую награду? Я до этого письма больше обдумывал возможность отказаться от квеста и дальше бить финнов, проигнорировать квест, но меня решили купить, знали на что надавить. И хочется и колется. Это тоже нехорошо, игра есть игра и не я писал правила, могут и выкинуть из игры если не буду выполнять квесты. В общем, вздохнув выбрал третью награду, подтверждая участие в игре. Письмо с описанием квеста пришло только через полчаса, когда я уже заканчивал добивать тех что у моста скопились. Выжившие бросались в воду и переплывали на другую сторону, а у моста и на дороге полыхало с шесть десятков разных машин, от легковых и грузовых, до спецтехники, вроде кранов, тракторов, и масляных машин из аэродромной техники. Вот так убедившись, что вокруг никого нет достойных моего внимания, хотя нет, шесть одиночек шло, сверху в режиме наведения глянул, финские солдаты и один офицер, и начал наводить арты, каждая на свою цель, у меня тут геноцид финских войск, одиночки тоже интересные цели, и открыл письмо с информацией по квесту.
Перечитав дважды, я задумчиво потеребил мочку левого уха, и пробормотал:
- Ничего себе. Что-то далеко меня закинуть решили. А что, ничего поблизости не было?
Задача передо мной стояла вот какая: направится в Африку, ага, прям ближний свет, и помочь фельдмаршалу Роммелю, удержать позиции. Опять за немцев воевать, да ещё в первом же квесте. Я не скажу, что меня это напрягает, британцев я скинуть в море и утопить завсегда рад, но уж что-то больно далековато. Да и время на квест довольно точно указано. В течении двух неделю будут высажены в двух местах сильные десанты, британцы на них возлагают очень большие надежды. Не зря, я помнил историю. Десанты закрепятся, сбросить их в море у Роммеля не получится и те начнут расширять плацдарм, перекидывая подкрепления, а потом, поднакопив сил, двинут вперёд, сделав ставку в основном на авиацию, в чём помогут два британских и два американских авианосца, а в сорок четвёртом дойдут до Суэцкого канала. Правда, там Роммель встанет намертво и не пустит войска Антанты дальше. В принципе, задание интересное, днём отсыпаться, потому как авиация противника не даст нормально работать, а ночью играть в салки с десантами, уничтожая их под ноль. Вот что с авианосцами делать? Они тут всю малину изгадят. В квесте о них ничего не сказано, только десанты уничтожить, помогая этим Роммелю, так что тут уже как сам решу. А уж очень чешется и их на дно пустить. Надеюсь пока до Африки добираюсь, что-нибудь придумаю. А пока нужно искать самолёт. Пусть финский, да хоть какой, главное, чтобы мог летать. Вот только самолёты я видел лишь в воздухе, аэродромы не встречались. Меня уже трижды бомбили, «ИС» тут здорово помогал, семь сбитых и четыре с дымами уходили. Сейчас финские лётчики пытаются внезапно на бреющем налететь, скинуть бомбу и смыться. Да, тут честно признаться, в первый раз они меня врасплох застали, не успел среагировать, но и бомбы те положили наспех и не точно, вот во второй раз ведущего сбил, второй ушёл.
За ночь арты я до четвёртого уровня прокачал, уже копить баллы начал на пятый, «ИС» тоже слегка модернизировал, купил второй движок, ещё лучше, рацию помощнее поставил, тут ещё одна есть для модернизации, но пока баллов на неё не хватало, и сменил стомиллиметровую пушку на орудие стодвадцатьдвухмиллиметров. А пока я сменил бронетехнику на обычный мотоцикл-одиночку, нашёл среди разбитой техники целый, форму с убитых своего размера снял и покатил дальше на мотоцикле, вскоре нагнав отступающих, точнее бегущих из последних сил финские подразделения, там смог взять языка и выяснить, что в округе всего два аэродрома. Брал знающего языка, а не простого офицера. Солдата-регулировщика. На одном аэродроме базировались разведчики и артиллерийские корректировщики, на втором небольшая группа штурмовиков и группа истребителей. Вообще у финнов тоже в основном самолёты советские, из трофеев. Что-то сами захватили, но большую часть им передали из Германии, как и советские авиационные моторы и запчасти. Это я к тому, что не сильно удивился, когда меня прилетали бомбить бывшие советские «СБ», шесть их было, и пять «ишачков». Ну и разной твари по паре. Информация была, я рванул к ближайшему аэродрому. По пути уничтожив два поста на дороге. Не проехал бы. Даже если бы купил нужные приказы. Те связь имели, уточняли, отправляли такого-то или нет. Так что на подъезде доставал танки, первого уровня, причём англичанина и германца, прокачивая и накапливая баллы на второй уровень. Эти три ветки, итальянские машины, германские и британские будут мной использованы против десантов. Танки первого уровня, там же и бросал, после чего они самоуничтожались, а я, прибрав трофеи, всё деньги на счёт, катил дальше. Так и добравшись до аэродрома. Блин, пусто, то есть, наземные подразделения и охрана были на месте, а самолёты улетели, буквально передо мной их передислоцировали. Уничтожив все наземные подразделения этого аэродрома, погнал на мотоцикле ко второму аэродрому. Вот тут успел. И взлететь не дал, атакуя двумя танками аэродром. Тот между двух озёр расположился, ровное поле, вполне позволяли использовать грунтовую полосу как аэродром, маскировка его с воздуха тоже неплохая, но эти озёра и скалы отступить финнам и помешали. Я работал пушками «тридцатьчетвёрок» шестого уровня не переставая. Около сорока минут потребовалось на зачистку. Ушло с полтора десятка, половина мигали, раненые, но те были в мёртвой зоне. Так что уничтожив один танк, достал арту, советскую, и добил финнов. Теперь точно никто не ушёл. Однако после боя на аэродроме из двух десятков самолётов осталось всего пять целых машин. И честно признаюсь, я не знаю, что делать. Ни на одной из них я не летал и опыта их эксплуатации не имел. А были, «И-16», и ещё один истребитель. Вроде «Фоккер». Помимо них один «СБ», причём, подготовленный к взлёту. Ну и два бомбардировщика средней дальности, двухмоторные. Что за машины, не знаю.
Что делать? Выбрал «Фоккер», всё же налетал на немецких самолётах немало, там хоть что-то понятно. Взлететь действительно смог, как раз уже одиннадцать часов было, вроде ночь, а всё видно. Дальность у такого самолёта вряд ли велика, потому я летел в сторону Риги, там немецкие войска. Надеюсь найти что мне знакомое. Я даже посадку совершать на этой машине не буду. Как найду немецкий аэродром, на что не особо надеюсь, маскируются те отлично, переворачиваю самолёт, открыв перед этим колпак, и вываливаюсь наружу по закону тяготения, и падаю. А в полёте выправив падение, открываю парашют. Так оно надёжнее, иначе точно разобью самолёт и сам пострадаю. Вообще машина сложная, я весь сосредоточился на управлении, для меня та излишне скоростная, пришлось держать скорость в районе четыреста пятидесяти километров в час. Можно сказать, крейсерская. А пока осваивался, прикинул, и раз, повернул в сторону столицы Финляндии. Да я тут прикинул. До начала квеста четыре дня, успеваю, время в запасе есть. Мне нужен самолёт. Причём именно гидро, чтобы мог садится на воду. Я уже несколько раз разбивал самолёты при посадке, пусть ночью, но было, а посадка на воду она как-то проще. Я в курсе что и там можно встретить препятствие. Закон подлости никто не отменял, взять тот же топляк, но от судьбы не уйдёшь. Поэтому я преследовал две цели, найти гидросамолёт, на котором доберусь до Африки, там его на дно, если можно, так сказать, потом уже в Африке добуду летающую машину, ну и поработать уже по территории Финляндии. А то что это, лёгких пинков надавал, подумаешь две дивизии потрепал и разогнал. Нет, я теперь по гражданской инфраструктуре буду бить, чтобы Финляндию на колени поставить. Но бить осторожно, гражданские пострадать всё же не должны. Я же не злодей какой, а месть — это месть. Кто-то её даже благородной называет с чем я бы не согласился. Пару дней потратить можно, а потом к Африке лечу. Можно даже днём.
Карту навигационную я взял на аэродроме, так что на ней были Хельсинки, не заблудился, вот так добравшись, судя по датчику топлива едва полбака потратил, спикировал вниз, обнаружив в порту какое-то судно и открыл огонь всем бортовым вооружением. Всегда мечтал попробовать. Ого, тут и пушка есть? Вот только неприятно низко вывел машину из пике, чуть не врезался в воду. Пусть часть снарядов ушли мимо, но видел искры на палубе. А вот то что с судна по мне открыли ответный огонь, пусть и не сразу, стало неприятным сюрпризом. Оказалось, это был боевой корабль, вроде канонерки. Для чего-то белее серьёзного слишком мало. Пока по столице Финляндии звучала воздушная тревога и начали работать зенитки, зашарили прожектора, я отлетел в сторону, поднявшись на два километра и перевернул самолёт, выпав наружу. Ремни не держали. Вполне благополучно выпал. Пока «Фоккер» неуправляемый вращаясь летел вниз, я выправил падение, и открыл купол парашюта. Посадку я не назову чистой. Сломал ногу на валуне. Но достав две арты, четвёртого уровня обе, вылечился в одной, забравшись внутрь. Дальше жуя бутерброд, сам нарезал из сочной варёной колбасы и ржаного хлеба. Почему-то хотелось такого сочетания. В термосе был заварен чёрный чай, сладкий. И вот так утолял голод, пока арты работали по окраине Хельсинки. Я также и «ИС» достал. Собственно, на него корме полулёжа, на шинели, я и отдыхал, принимал пищу и заодно управлял обеими артами.
Насчёт того, что работал по Хельсинки, это я хватанул. По порту я бил. А точнее по судам, что там стояли на разгрузке. Склады портовые меня тоже интересовали, но постольку поскольку, те никуда от меня не убегут, а суда могут. Хотя город практически с моря блокирован, в основном минными полями, с помощью наведения арт, сверху, я видел всего шесть судов, да и то четыре считай каботажные, у берега ходят, вот по ним бил. А вот по канонерке нет, та за дальностью стрельбы. Я как делал. Отгоню арты метров на двести вперёд, и пока те стреляют, следом «ИС» со мной, потом снова арты вперёд, и снова тяж. Так с окраинами и сближался. Да и границы карты отодвигались. В городе уже никто не спал, там явно шла эвакуация. Кто-то в бомбоубежищах скрылся. Но это зря, сам город меня не интересовал. Правда, лезть туда я как-то не хотел. Неприятные воспоминания по столице Румынии навевали уверенность что финны это не мамалыжники, эти мои танки быстро сожгут. Это я к чему всё, арты уже потопили все лоханки. Даже те что пытались укрыться, используя затемнение и маскировку, я и о том корыте, что принял за канонерку. Как будто не найду её приткнувшуюся к берегу. Нашёл и расстрелял, как и матросов что пытались спастись на суше. Сами форму надели и решили поучаствовать в этой войне. Дальше одна арта работала по складам, а вот второй я довольно аккуратно бил по городским предприятиям города. Пару фабрик накрыл, там пожары. Потом обнаружил явно учебные корпусы какого-то военного училища, где во внутреннем дворе на плацу выстроилось две сотни курсантов. Я их поначалу за солдат принял. Там какой-то офицер им что-то вещал. Курсанты вздрагивали, от близких разрывов, это моя арта по заводу работала, что неподалёку был, но внимательно слушали. Я навёл арту на этот дворик, там как раз удобно, мёртвой зоны нет, дома не мешали, но подумав, всё же не стал стрелять. Нет, те в форме и присягу принесли, но там парнишкам лет по шестнадцать и семнадцать. Не буду я брать на себя такой груз. Вот если получат оружие и их на меня бросят, тогда проблем нет. Это самозащита.
Надо сказать, вокруг Хельсинки хватало артиллерийских стволов, и крупного калибра немало. Но они против нападения с моря. С помощью наведения арт сверху я находил их и наблюдал, и как расчёты разворачивали их в мою сторону, накрывал. Сами орудия особо не страдали, может какие повреждения и получали, но я уничтожал именно расчёты. Иногда вокруг моих арт поднимались высокие султаны земли от разрывов. Это работали те орудия, что были за дальностью моих арт, но вот с наведением у них не всё так гладко. Я уничтожал корректировщиков заранее. К утру я прокачал арты до шестого уровня, и почти полностью их модернизировал. Да и танк прокачал до полного. Как раз успел. А с утра рванул через город на другую сторону, бросив американца, с одной советской артой. Та била с городских улиц по артиллерийским позициям противника, а я уничтожал то, что видел вокруг, магазины, лавки, те предприятия что артами было не накрыть, жилые дома рядом. Да уж, финны — это не румыны, шесть раз жгли мои машины, я их менял, и всё же прошёл Хельсинки насквозь, и начал работать с этой стороны. Уничтожал все склады что видел. И знаете, что странно, вскоре, ближе к обеду, финны начали перекрашиваться в оранжевый цвет. Я даже несколько попыток видел прислать парламентёров, но расстреливал их издали артами. А к вечеру те все перекрасились в зелёный. До меня не сразу, но всё же дошло. Какие всё же финны гады.
Я не писатель - я просто автор.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 18003 (+18080/−77)
Лояльность: 6282 (+6301/−19)
Сообщения: 2979
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#4 Владимир_1 » 05.05.2021, 14:41

***

Мотор «Ар-95» работал ровно. Эта модель мне знакома, пользовался как-то. Дальность тысяча километров с мелочью. Это не «Шторьх» с его не полными четырьмя сотнями дальности. Да и скорость у «арки», двести пятьдесят км в час крейсерская. Заметно выше чем у «Шторьха». В общем, что там было? Финны как-то быстро переметнулись с одной стороны на другую, видимо серьёзно позиции сдавали, пока шли переговоры, чтобы встать на одну сторону с Советским Союзом. Но всё же стали союзниками. Хотя сейчас я имел синюю кожу, что получал всегда, когда убивал тех, кто горел зелёным. Тут я всего-то полтора десятка финнов на тот свет отправил, используя револьвер с глушителем. Все они носили военную форму. А как узнал, что Финляндия всё, союзник СССР, то понял, нужно валить. Избавился от арт и танка, и затерялся в улочках, благо так и был в форме финского военнослужащего, да и стемнело уже. А стоянку гидросамолётов я присмотрел в Хельсинки ещё когда артами работал, и не стрелял по ней. Эти самолёты часто висели над моими артами, вне пределах работы «ДШК» с китайца, наблюдали, и корректировали огонь береговых орудий. Не особо помогало, я постоянно в движении был. В общем, я пока добирался до стоянки гидросамолётов, вот и пострелял, потом на стоянке проверил машины, выбрал одну посвежее, да с полными баками, убрал свидетелей и взлетел. Успел. Сейчас летел, направился в сторону Рижского залива, с сильным крюком-заходом на немецкую территорию. Там дальше я напрямую и планировал лететь. Пересечь Польшу, Германию, Италию, воды Средиземного моря, и вот она Африка. Думаю, четырёх заправок хватит. Я проверял, тот же бензин для гидросамолётов использовался, коей и в «Шторьх» заливали. Уточнил у техника, что обслуживал этот самолёт.
На подлёте к берегу сяду на воду, если та спокойная, и заправлю до полного. А пока прикидывал, что было всего несколько часов назад. Да, я прослушал через рацию танка новости Совинформбюро, там было сообщение о том, что Финляндия вышла из войны, капитулировав. Сейчас идут переговоры о том, чтобы Финляндия перешла на нашу сторону. Не ожидал от финнов такой скорости, тут неделями договариваешься, переговоры идут, а тут за сутки… Это как же они хотели, чтобы я убрался как можно дальше? Что есть, то есть. Эти сутки, часть ночи и весь световой день до наступления следующей ночи, я работал только по столице. Тут столько складов было, не перечесть, работать не переработать, да ещё разные предприятия, и воинские части, что тут дислоцировались. По ним я и устраивал артиллерийские налёты. Вот только финны всё же не успели, всё выше пересиленное я успел накрыть, и столицу окружало множество пожаров. Сам пересекал столицу с влажной повязкой на лице, иначе дышать от гари и дымов невозможно. Пару раз при накрытии складов происходила детонация содержимого, разнося сами склады и повреждая ближайшие здания жилых кварталов. Не знаю, что там было, снаряды, взрывчатка, но грохало мощно. В общем, я уже собирался покинуть Хельсинки и искать другие цели, тут всё, что можно уже уничтожил, как узнал, что финны переметнулись. Обидно. Вот честно, обидно что так легко отделались. А я хотел посетить место дислокации их флота и его пустить на дно, думаю к тому моменту накоплю на более мощные установки, что отправят на дно их броненосцы, а тут такое. До сих пор от такой подлости, что устроили финны, в себя прийти не могу.
Вот так и летел, даже смог совершить благополучную посадку на тихих водах Финского залива, забрался на верхнее крыло, и покупая канистры, сливал бензин в баки, после чего продавал пустые канистры и покупал новые, но уже с топливом. Так и залил до полного. Да и не особо я потратил много, едва треть. Вот так взлетев, направился дальше. А вот тут проблема. Я уже какие сутки на ногах, усталость накатывала, и чем дальше, тем больше. Чую скоро вырублюсь, а под рукой танка нет, чтобы привычным способом снять усталость и снова стать живчиком полным сил. Однако крепился, бил себя по щекам, усилием воли удерживал веки, что слипались, но пролетел-таки ещё тысячу километров, и на рассвете сел на воды Вислы, довольно далеко от Варшавы. Точнее я её пролетел, за спиной осталась. В общем, недалеко от Люблина был. Места тут пустынные, тактическая карта показала, я круг сделал, сел на воду, подогнал самолёт к берегу. Хватило сил загнать поддеревья хвостом вперёд, тут ива склонила ветви над водой, хорошая маскировка. Крепко привязал хвост к стволу, поставил пару растяжек снаружи, и вскоре вырубился на месте стрелка-наблюдателя. Даже не поел, не чувствовал голод, только усталость.

Проснулся я от шума. Снаружи шёл дождь, и сильный, но в кабину особо вода не попадала, колпак-то я закрыл, только по стволу пулемёта «МГ-15» стекала вода и капала с приклада мне на брюки. Тут уже целое мокрое пятно появилось, надеюсь это именно дождь виноват, а не я сам сходил. Да нет, не сам, так как хочется по-маленькому. Посмотрев на часы, стал подзаводить их. Проспал я восемь часов, чему довольно улыбнулся и тут же нахмурился. Я бы не хотел провалить квест, а прибыть нужно вовремя. Как бы этот дождь не затянулся, отчего я могу опоздать. Выбравшись из кабины, я прошёл по левому поплавку и спрыгнул на берег. Там отлив, занялся самолётом. Заправить я его не успел, устал так, что хорошо сил хватило привязать самолёт и растяжки поставить, я их к слову снял. Так что стал покупать канистры с бензином и сливать в баки. Заодно глянул как буксир тянул баржу с углём вверх по течению. Сам не видел, дождь скрывал, а карта показала. Вот перестук машин буксира и пару раз сигнальный гудков, это слышал. Кстати, на буксире восемь человек было, трое горели нейтральным оранжевым, а пятеро красным. Поляки, всегда нашими врагами были.
Дождь вроде стал мельче, так что я отвязал верёвку, и смог столкнуть самолёт на чистую воду и пока того сносило по течению, я забрался в кабину пилота, и с третьего раза запустил остывший двигатель. Тут электростартер был. Дал прогреться мотору, и только потом против течения, а ветер тут встречный, начал разгонятся, что удалось сделать без проблем и отовравшись от воды стал подниматься. Вообще моторы гидросамолётов неплохо от воды защищены, и могут летать в такую непогоду, хотя это и не рекомендуется. Однако я поднимался на предельную высоту в семь километров, надеясь оставить тучи полные водой под собой, и это удалось сделать, пусть и не сразу. Мотор работал ровно, что очень радовало, стёкла запотели, вода по ним от дождя струилась, но как поднялся вышел туч, те примерно на пяти километрах висели, я до шести поднялся, хватит, быстро просохли от потоков воздуха. Высоты хватит, а то мокрый, ещё замёрзну. Тут же и питался сэндвичами с чаем. Будет следующая заправка, надо будет супчику сварить, а то давно без горячего. А так протёр стёкла тряпицей, и летел дальше. Куда лечу представлял примерно, компас есть, там уже сориентируюсь. Километров через двести тучи начали редеть, а через триста уже было вполне чисто ночное небо. Следующая посадка была уже в Италии, не так и далеко от Рима, на тихие воды речки. К слову, вылетал я ещё засветло, даже над тучами поднялся и светило солнце, но стемнело на полпути, так что садился ночью, заправка, какая уж тут горячая пища, нужно пользоваться тем что пока стоит ночное время, и вскоре снова взлетев, полетал дальше. Доберусь до Африки, там же можно расслабиться. Не опоздал. А вообще первый десант в районе Тобрука высадят, англичанам нужен этот порт, и он войдёт в зону захваченного плацдарма, так что летим туда, что я и сделал.
Добрался практически засветло на последних каплях горючего. Ветер встречный изрядно ударил по запасам топлива. Я купил в магазине двуместную лодку, когда уже приводнился в видимости берега, искупался в тёплых водах моря, выкинув форму финского солдата и купив итальянского офицера-танкиста, только одевать пока не стал. Да, в этот раз я решил изобразить итальянского офицера. Тем более в Африке было три итальянские армии, почти три сотни тысяч солдат и офицеров. Дальше продал самолёт в магазин, после чего погрёб к берегу. Добрался замечательно, только вот меня там уже ждали, заметили посты наблюдения и выслали группу перехвата. Так что обнаружив на песке пляжа грузовик итальянской постройки, и несколько немецких солдат в форме экспедиционного корпуса, я перестал грести и начал одеваться. Ремень с кобурой пистолета тоже застегнул, к слову, в кобуре у меня «Люгер» был. Купил документы на лейтенанта-танкиста и приказ о переводе меня из Италии в один из танковых полков итальянских войск. Ну и командировочные. Достал армейский ранец набив его личными вещами, вперемешку немецкого и французского производства, пару бутылок вина из Франции. После этого продолжил грести. А на берегу, раздевшись, двое солдат помогли вынести лодку на берег, откуда я и сошёл на сушу. Почти сухой.
Проверка документов особо вопросов не вызвала, всё довольно точно было, но унтер, что командовал патрулём, всё же уточнил:
- Как вы тут оказались?
То, что я в совершенстве владею немецким, тот узнал ещё когда я документы доставал, так что проблем с общением не было. Как я понял, унтер немного знал итальянский, но не так хорошо, чтобы опросить меня.
- До транспортного конвоя было несколько дней, а мой знакомый вылетал на связном гидросамолете, вот я с ним и полетел. Место было.
- Что случилось?
- Палубные английские истребители случились. Атаковали, лётчик убит, на воду самолёт уже я сажал. Двигатель остановился. Поплавки пробиты пулями были, самолёт начал тонуть, едва успел лодку подготовить и свои вещи взять. Да и то не все. Чемодан в самолёте остался, только ранец с личными вещами прихватил.
- Вы умеете управлять самолётами?
- Да, в Италии на территории поместья у меня своя полоса и самолёт. Я правда на монопланах мало летал, у меня биплан, но управлять умею.
- А что за самолёты были?
- Я сам в этом не разбираюсь, но лётчик сказал, что палубные английские истребители. Про модель не говорил. С авианосцев они.
- А авианосцев? Вы уверены? - насторожился унтер. - Вы их сами видели?
- Пилот говорил, что было четыре, два британских и два американских, но я лично видел только два, там характерные палубы со взлётной полосой. Но кому они принадлежат, понятия не имею. Там дальше начался воздушный бой, и я больше сосредоточился на своём взбунтовавшемся желудке и старался отогнать пулемётным огнём с хвоста истребители. Я на месте стрелка-наблюдателя сидел, так что точно не скажу, но два было, их я видел. Судя по направлению, идут к Тобруку.
- Нам нужно немедленно проехать в штаб нашего сектора охраны побережья, сообщить герр майору Клюге, что вы видели. Кстати, нужны данные погибшего лётчика.
- Ах да, я забрал у него документы, вот они, - доставая из кармана документы, что купил в магазине, сообщил. - Обер-фельдфебель Курт Боровик.
- Так он немец?! - воскликнул унтер, принимая документы.
- Да, из разведывательной группы, что разместилась в Италии.
Тут довольно тонкая психология. Немцы итальянцев не особо уважали, презрительно называя макаронниками, так что мне могли и не поверить. Нет, разведчика бы выслали, но и всё. А вот то что немецкий лётчик сообщил о четырёх авианосцах, вот это уже серьёзно, я уверен, сейчас поднимут как можно больше разведывательных самолётов и отправят в море на поиски противника, да начнут перекидывать силы к Тобруку. Ведь как десанты противника в тот раз закрепились? Роммель не знал где будет высадка, поэтому сконцентрировал мобильные силы в разных местах, чтобы можно было их быстро перекидывать. Поэтому, когда высадка началась у Тобурка туда быстро перекинули силы, но их было мало, да и были это итальянцы, противник закрепился, и пока к Тобруку стягивались армейские подразделения экспедиционной армии Роммеля, да, сейчас это армия, а не корпус, те высадили второй десант у Александрии, и сил сбоить их в море уже не было. Пока первый десант отвлекал внимание, второй высаживался фактически в тепличных условиях. Да, чуть позже и туда перекинули силы, но недостаточно, противник закрепился. Сейчас же должно быть достаточно сил чтобы сбросить противника в море. И артиллерию подтянут чтобы обстреливать суда и корабли противника. Ну и авиацию подтянут. Правда, с палубной авиацией тут будут жаркие бои, и насколько я знал, господство за небо немцы и итальянцы всё же потеряют. Мало у них сил было.
Лодку спустили, мне уступили место в кабине, офицер всё же, и покатили в сторону самого Тобрука. Похоже там и располагался штаб местной обороны побережья. А то что были немцы в патруле, меня удивило, тут удерживала побережье постами, одна из итальянских армий. Я потому и в итальянского офицера переоделся. Планы мои это не нарушало, так что ничего критичного. А в штабе моё сообщение, ещё и рапорт посадили писать, вызвало приступ если не паники, то близко. Тут действительно в основном итальянцы были, но и немцы присутствовали. Они как раз меня больше всего и опрашивали. Страшим немецкого гарнизона в городе был офицер в звании майора. У его было всего две роты солдат, и несколько бронетранспортёров. Надеюсь успеют, уже через два дня ночью будет высадка десанта тут, у Тобрука. Моё направление на перевод изучили, и попутной машиной отправили в один из танковых полков. Вот так я и сбежал. Точнее покинул машину. А что, это была грузовая машина, в кабине водитель и тучный итальянский интендант. Шли мы в составе колонны, поэтому пользуясь тем что в кузове я на мешках возлежал в одиночестве, то когда машина притормозила, покинуть кузов с вещами оказалось не сложно, и полежал рядом с обочиной, пока грузовики ревя моторами проезжают мимо. Так никто и не обнаружил что колонну покинул один из пассажиров. А как та ушла дальше, встал, отряхиваясь, вызвав итальянский танк первого уровня, устроился в нём, и покинув дорогу, по пустыне покатил обратно к Тобруку, уходя подальше от побережья, там пережду несколько дней, пока не появится противник. А квест мне подтвердили, немцы и итальянцы светились изумрудно-зелёным.

Следующие два дня я банально отдыхал. Выспался наконец окончательно, загорал, вино отличное пил, тут и дорогие марки в магазине были, но и цены к ним заоблачные. Админы и модераторы игры цену таким винам явно знали. Я не экономил на себе. И не стоит думать, что я напивался. Ничуть. По сто грамм перед завтраком и ужином, и двести перед обедом. Отлично шли, даже смаковал. К слову, я внимательно слушал переговоры как немцев с итальянцами, жаль мало было открытым текстом, так и противника. Тут тоже сплошные коды и морзянка, и честно скажу, что сомневаюсь, будет ли десант у Тобрука. У британцев шпионов на суше хватало, наверняка уже знают, что немцы сюда прикидывают свои силы. Могут и отменить. Уверен, что у них есть запасной план. С другой стороны, они особо надежд на этот десант и не возлагают, он для отвлечения внимания от Александрии, где будут высаживаться основные войска, и британские в том числе. Своих солдат и граждан они высаживать в этом десанте не желают, не хотят потерять, поэтому тут будет всякая шушера с колоний. Меня же десант не интересовал, немцы и итальянцы тут как раз сами справятся, меня интересовали транспорты, которые наверняка, пользуясь темнотой, подойдут поближе. Вот я их артами и накрою. На авианосцы надежды нет, эти не подойдут, за горизонтом будут высылать своих «птичек». Да и то днём. Ночью авианосцы не работают.
И вот наступила та самая ночь, и американо-британские войска всё же решились. Я наблюдал с возвышенности как бегут юркие десантные катера к побережью. Всё верно, многие транспорты сблизились. Там соблюдалось затемнение, но это уже не важно. Я отогнал итальянский танк, и он за границами дальности самоуничтожился, а купил три единицы другой техники. Ночь, меня никто не ограничивает в моделях используемой техники, поэтому я вызвал две арты восьмого уровня, да я их до этого уровня в Финляндии прокачал, полностью модернизированные. Одна советская, другая штатовская. Ну и танк, китайский «ИС». Его я тоже собирался использовать. А пока идёт перезарядка арт, буду расстреливать катера с десантом из орудия. Такие снаряд, да прямой наводкой, шансов у них нет против фугасов. Всех конечно не уничтожу, но прорежу думаю неплохо. Стоит отметить что пока немцы и итальянцы не засекли подготовку к десанту, хотя и находились в готовности, это говорило о довольно хорошей маскировке у противника. Совсем близко всё же противник не сближался. Так вот, я навёл обе арты на танконесущее судно, было видно танки на палубе и два крана, что позволяли спускать танки на малые плоскодонные грузовые судна, они и обеспечат высадку боевых машин на сушу. Хм, приметил среди катеров несколько автомобилей-амфибий. Надо будет затрофеить парочку, когда квест выполню и получу личное хранилище. Я очень надеюсь, что выполню. Задание-то, по сути плёвое.
В общем, для немцев, стало неожиданностью, когда у них в тылу залпом грохнуло два орудия крупного калибра, и пока арты перезаряжались, я навёл пушку танка на ближайший катер, и выстрелил. Причём снаряд долетел быстрее чем снаряды арт, им дальше лететь, и катер ярко полыхнул, я похоже в баки попал. Вот тут немцы и итальянцы забегали, зазвучала тревога, от палаток бежали сонные солдаты, что быстро просыпались и занимали позиции в окопах и дотах. У орудий суетились расчёты, в небе уже сотни осветительных ракет висело, и по катерам били из всего чем можно. Снаряды моих арт попали куда нужно, причём обе, хотя для ближайшего судна, а те что дальше за зоной дальности карты были, она меня и связывала, было четыре километра, как раз на границе карты. В общем один снаряд попал в надстройки, там начался пожар. Второй на палубу, снеся за борт пару танков. Судно начало гореть, освещая соседей, и немецкие и итальянские артиллеристы, видя цель, стали бить по ним, да и я тоже, постепенно сближаясь с береговой полосой, чтобы границу дальше отодвинуть. Также и катера расстреливал из орудия танка, а вблизи и «ДШК» использовал. Там вообще паника царила, столкновения происходили. Несколько амфибий столкнулись и затонули. А вокруг начали вставать султаны песка от разрывов снарядов палубной артиллерии с кораблей противника. Вроде два крейсера и линкор работали. Те тоже вели по нам огонь, желая помочь десанту. Неожиданной высадки не получилось. До берега добралось процентов двадцать всех десантных средств, и завязали на надолбах и колючей проволоке, что были размещены в море метрах в ста и пятидесяти от берега, двумя линиями. Тут мель была, позволяла. Противник понимал, что всё, высадка не получилась поэтому те войска что должны были быть высажены второй волной, так и остались на судах, а последние, что уцелели от артиллерийского огня, торопливо уходили подальше в море.
В принципе и рассказывать нечего. Я часто менял позиции, вёл непрерывный огонь, и мы не дали зацепится десанту, вся первая волна была уничтожена. Отправлено на дно шесть транспортов, ещё три горели, но уходили своим ходом. Вроде один эсминец отправили на дно случайным снарядом, когда тот помогал поднимать людей с воды. В принципе это всё за ночь, десант отбит. Что удивительно, мной и моими системами так никто и не заинтересовался. Стреляет по противнику и ладно, не до того было, а когда мной заинтересовались, уже светало, так что уничтожил технику и на итальянской машине первого уровня поспешил скрыться. М-да, скорость так себе, но ничего, главное едет. В общем укатил, в пустыню, так и катил в сторону Александрии. Подумав, сменил на американскую машину первого уровня, «Т1» скоростнее, и так давил газу до полного, пару раз движок закипал, но ремкомплект вполне справно помогал. А причины почем я торопился к Александрии, то я не знал, когда будет высадка второго десанта, и будет ли она. Так-то через четыре дня на ночь должна быть, но будет ли? По идее бы добыть самолет и ждать, где начнётся шум, добираюсь воздухом и участвую. Идея хорошая и я даже издали изучал через наведение арты второго уровня, два итальянских аэродрома и один немецкий у Тобрука. Ну не было там «Шторьхов». Точнее один был, но на моих глазах улетел, а то что имелось я сам как-то не рисковал брать. Хотя был один связной «Мессер», я на таком летал, четырёхместный, но у него какие-то работы с двигателем шли. Не рискнул.
Самолёты-разведчики я часто видел в небе, но мной особо не заинтересовались, ну катит куда-то танкетка, по классификации на тысяча девятьсот сорок третий год, мой танк первого уровня считался именно танкеткой, и что с того? Весь день в дороге, останавливался только для справления естественных надобностей, да и часто по молодецкой удали и на ходу получалось. Кушал также на ходу. За день проехал порядка пятисот километров, если учесть, что держал скорость в районе сорока-пятидесяти километров час, а до Александрии от Тобрука было чуть больше шести сотен километров, то это не мало. Правда, голова гудела, от сплошного гула и тряски, немного осоловел. Ещё жара эта… В общем, около сотни километров оставалось, когда темнеть начало, но я продолжал движение, и не зря. Судя по начавшимся переговорам открытым текстом, противник не стал медлить, а уже высаживал десант, всего через сутки после неудавшегося у Тобрука. Вот она где подстава от админов. Как чувствовал. Слишком лёгкий квест, а тут вон оно что. Если бы я так не торопился, а оставался у Тобрука, мол, у меня ещё четыре дня есть, точно бы не успел и завалил квест, а там и до штрафа не далеко. Так что гнал я на максимальной скорости и через два часа прибыл на место, сразу сменив танк на китайский «ИС» и две арты девятого уровня советской ветки и американской. Прокачал я их так у Тобрука. Да и «ИС» полностью модернизирован. Первую волну я пропустил, не успел, шли бои на побережье на участке шесть километров, уже вторая волна десанта подходила. Работал в той же манере, только арты били не по судам, они далеко, противник учёл ошибки, полученные у Тобрука, хотя там вроде другая флотская группировка была. Поэтому арты били залпами по крупным скоплениям противника, а «ИС» расстреливал приближающиеся катера. Шесть успел уничтожить, промахов не было, не смотря на то что рулевые катеров активном маневрировали, когда подошла вторая волна. Ничего, арты активно работали, орудие китайца грохотало, зенитный пулемёт работал, и вот так потихоньку я двигался вперёд, отжимая противника по берегу ближе к Александрии. Я до неё не доехал. Местные солдаты из береговой обороны помогали мне, хотя десант их изрядно проредил, но ещё есть силы сдерживать, поэтому моя помощь была ой как вовремя.
У Тобрука по сути немцы сами справились, не без помощи итальянских солдат, я лишь подсказал где будет высадка и дал сигнал первым залпом, что десант на подходе, дальше те сами. А вот тут мне самому пришлось изрядно поработать, но не везде. В одном месте на корму моего танка заскочило несколько немецких солдат и я открыв люк, высунулся, козырнув гауптману, что уточнял кто я. Пришлось пояснить что этот танк захвачен на Восточном фронте у русских, доблестными итальянскими солдатами, и отправлен сюда для испытаний. Ну и две новейшие артиллерийские установки. Мы случайно тут оказались и помогаем. Того моё наспех придуманное объяснение удовлетворило и дальше я уже работал сообща с немцами. Я бил, а они зачищали. Правда, недолго это продлилось, я уже тысячи три уничтожил солдат противника из высадившегося десанта, когда наконец заговорили пушки кораблей охранения. Мне быстро уничтожили обе арты, дважды повреждали «ИС», пришлось драпать подальше от берега, и дать закрепится противнику на берегу. Вообще, я как раз и не против чтобы их высадилось побольше. Чем больше будет на берегу, тем больше уничтожу. У Тобрука не получилось, надеюсь тут выйдет. Так что от ехав, я сменил «ИС», на тяжёлый танк уже восьмого уровня, это был китайский «110», накопил баллов на него, но тот совершенно дубовый, модернизации не проходил, и купив снова арты, девятый уровень уже, начал бить по высадившемуся на берегу противнику. Именно по нему, игнорируя катера с подкреплениями, которых я пусть изрядно проредил, но ещё хватало чтобы обеспечить доставку подкреплений. Бил по крупным скоплениям противника, заставляя сосредоточится. Часто менял позиции, потому как среди солдат противника были корректировщики, и они наводили орудия боевых кораблей на мои позиции. У меня остатки недолгой ночи впереди, чтобы максимально ослабить десант. Потом день отдыхаю, и следующей ночью добиваю десант. Такой вот у меня план. А тут ещё одна напасть, противник как-то воздухом смог высадить десантников в глубине суши, в пяти и десяти километрах для ударов по обороняющимся немцам с тыла. Как без понятия, вроде как ночью же авианосцы не работают, но тут точно парашютисты? Может самолёты с каких островов, занятых противником? А моя карта-то их показывает, что радовало. Пришлось танком поработать. Так вот ночь и прошла.
Я не писатель - я просто автор.

atakan M
Новичок
atakan M
Новичок
Возраст: 50
Репутация: 1271 (+1361/−90)
Лояльность: 2839 (+2925/−86)
Сообщения: 594
Зарегистрирован: 30.03.2016
С нами: 5 лет 1 месяц
Имя: Андрей
Откуда: Россия
Отправить личное сообщение

#5 atakan » 05.05.2021, 16:58

Это то что у вас получилось , - "невзлетит". Плохо читается и слабопонимается , как то так . Есть реальные истории и поинтереснее фантастики , вот как у Лео Мейджор. канадца французского происхождения.
Прочитал едва треть текста . Смысла не нащупал. Может дальше будет. :nez-nayu:

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 18003 (+18080/−77)
Лояльность: 6282 (+6301/−19)
Сообщения: 2979
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#6 Владимир_1 » 05.05.2021, 20:38

***

Очнулся я, от тряски и рёва авиационных моторов, дёрнувшись, понял, что связан и лежу на полу. А на меня двое солдат, что сидели на десантных лавках, поставили свои ноги. Ребристые подошва ботинок довольно больно впивалась в кожу, через тонкую ткань форменной рубахи и брюк. Да, комбез танкиста с меня явно стянули, я был в форме лейтенанта-танкиста итальянских войск. Что произошло? То, что квест я выполнил, это видно, все кто находился в десантном отсеке самолёта, горели изумрудно-зелёным цветом, хотя были одеты в форму британской армии. По нашивкам видно, что парашютисты, у троих прыжковые комбинезоны. Как же они меня взяли? Вообще чувствовал я себя хуже нет, мутило, голова кружилось, все признаки контузии на лицо. Значит, накрыло. А то что квест я выполнил, это точно. Я после того как повоевал первую ночь, пусть и неполную, едва успел к началу, выбив у противника семь тысяч солдат и офицеров, хотя те успели высадить за ночь двадцать тысяч. День я отсыпался в глубине пустыни, пока Роммель перекидывал дополнительные силы, чтобы хотя бы не дать расширить плацдарм и занять Александрию. До ночи они дотянули, а тут уже и я появился. Два танка, никаких китайцев, а был немец и итальянец первых уровней, и я повёл их в бой, на плацдарм противника, раз сорок мне жгли разные машины, но за ночь я прокачал немецкую ветку до четвёртого и пятого уровня, а итальянскую до седьмого. Почему такой разброс? Так я прокачивал ветку полностью, а не одну линию танков. Прокачал на первом уровне и открыл все танки второго, по очереди брал второго и прокачивал до третьего, кроме арты немецкой, до неё не дошёл, зато получил опыт использования самоходки, потом по очереди покупал третий уровень и качал до четвёртого. Четвёртый начал прокачивать, два танка открыл пятого, это были «Леопард» и «Четвёрка», и на этом всё, утро наступило. А вот у итальянцев ветка небольшая и скорее удивительно, что только до седьмого прокачал, пусть и полностью модернизировав оба танка, начав копить на восьмой уровень.
За эту ночь я отправил на тот свет больше тридцати трёх тысяч солдат и офицеров противников. Меня снова пытались накрыть корабельной артиллерией, но я постоянно перемещался, да и что говорить, был среди порядков противника и от огня кораблей страдал больше их же десант, так что огонь те открывал редко и эпизодически, что и позволяло мне работать фактически в тепличных условиях, прокачивая две ветки разных стран. Причём, когда наступило утро я не ушёл, а с помощью подкинутых подкреплений, окончательно скинул десант в море, уничтожив плацдарм. Одних пленных было за десять тысяч, жалкие остатки. Так что пока немцы и итальянцы брали тех в плен, я поспешил свалить, и мне это удалось, катил дольно долго, давно бросив арты, те самоуничтожились. Тут приметил красные точки на карте, явно парашютисты отошли в глубь пустыни, и рванул к ним. Дальше не помню. Хотя, вроде подрыв был? Вот гады, они мину заложили, и я на неё наскочил. Да, похоже был фугас. Другого объяснения не было. Я кстати на немецкой «четвёрке» был. Только вот как это они с фугасом так ловко? Там пустыня, дороги нет, катил по каменистой пустыне куда глаза глядят, а приметив на возвышенности противника, рванул к ним. Успел два осколочных снаряда выпустить, причём точно, были убитые и раненые среди противника, и всё, дальше темнота. Хм, м-да, а планы мои нарушены. Я планировал угнать самолёт с немецкого аэродрома, и ждать не высадят ли британцы ещё десант где, а тут такое. А то что квест выполнен, это точно, иначе британские солдаты не горели бы зелёным. Жаль руки скручены за спиной, толково связан, не вижу, получил ли я награду. Помнится, там на выбор ручное управление или автоматика.
Тут вдруг пришлось письмо, и я сразу его открыл:
«Игрок, внимание. Вы выполнили квест и получаете награду Личный карман. Выберите способ управления, ручное или автоматическое. «Да-нет»».
Выбрав ручное, активировал согласие получить такой отличный бонус. Всё карман при мне, осталось глянуть «змейка» эта зелёная есть у меня на левой руке от кисти до локтя, или нет? Вообще штука замечательная, я за год, что ею владел в мире Советской Империи, не нарадовался. Часто машину внутрь убирал, когда гараж вещами переполнен был, но делал это незаметно, без свидетелей. Учёные изучали карман, но кроме объёмов и того что живое он не принимает, точнее принимает, но возвращает мёртвым, столько мышей и хомячков загубили, больше ничего выяснить не смогли. Тут мои разрешения снова прервал звон колокольчиков входящего сообщения. Открыв письмо, думал новый квест, а прочитал вот что:
«Игрок, внимание. За быстрое и качественное выполнение квеста раньше срока, вы награждаетесь дополнительным бонусом. Увеличение Личного кармана в три раза. Если желает принять бонус, подтвердите «да-нет»».
Я не идиот от такого отказываться, и хотя новый карман неизвестно какого размера, возможно того же что и был ранее, я сразу активировал согласие. Больше пока сообщений не приходило. Сами парашютисты, хоть и заметили, что я пришёл в себя, особо на это никак не отреагировали. А вот то что ноги на меня поставили, точнее прыжковые ботинки, это мне не понравилось. И офицер в звании лейтенанта их не одёргивал. А как же урон офицерской чести? Тут хоть и война, но всё же как я отметил, с офицерами что та, что другая сторона обращаются довольно неплохо. Это не немцы на Восточном фронте с нашими, тут другое. Со мною же показательно обращались как с простым солдатом, а не офицером. Думаю, в этом нет ничего хорошего. Я бы давно купил в магазине нож, но в том и проблема, лежал на боку, мои руки несколько солдат видят хорошо, не перережешь ремни, потом бы купил пистолет, возможно два, и перестрелял этих гадов. И по фигу что окрасился бы в голубой цвет. Однако пока дёргаться не стоит, ждём удачного момента. Кляпа во рту не было, я мог говорить, но не стал задавать вопросов, смысла не видел, вместо этого изучил салон самолёта. Обычный «С-47» в десантном исполнении. Дальность у того в один конец шесть тысяч километров. Да на нём и до Англии долететь можно. Если во мне опознали Шестакова, а я уверен, что британцы обо мне знают и ищут со мной встречи, то дело плохо, летим мы в Англию. Уверен в этом. Очень бы не хотелось попасть к ним в руки. В Англию легко, но на своих условиях, с танками и артами, а не в таком виде, где меня могут выпотрошить. Нет, с магазином под рукой я сбегу, не вопрос, просто вообще не хочется появляться в Англии. Поэтому вот что я сделал, купил карманный пистолет «Браунинг М1906», держать было тяжело, но я смог положить пальцы на рукоятку и на спусковой крючок, и успел сделать первый выстрел до того, как ближайший солдат поднял крик, обнаружив у меня оружие. Так как я лежал на боку, то мог выцеливать только тех шестерых солдат, что сидели на левых десантных скамейках. По ним и открыл огонь. Четыре выстрела и три попадания, тут попробуй попади со связанными скрюченными руками, как удар ботинка в голову вырубил меня. Насчёт ручных гранат я думал, но в таком тесном замкнутом пространстве я пострадаю не меньше этих чертей. Интересно, цвет кожи сменился?

Очнулся я видимо вскоре, потому как мы продолжали лететь, а я был полностью обнажён, и снова связан, причём руки были плотно привязаны к торсу. Очень туго, кровь отлила, уже руки почти не чувствовал. С ранеными возились, делая перевязку, а вот лейтенант мёртв, это меня порадовало. Почему одежду сняли, было ясно, видимо посчитали что пропустили пистолет, всё же небольшой, и чтобы обезопасить себя ещё и одежду всю сняли. Голова гудела, нельзя бить тех, у кого контузия, да ещё по голове. Но дело сделано, одна пуля в живот солдату, что на меня ноги положил, это его сейчас перевязывали, под стоны, вторая в грудь лейтенанту, тут патрон хоть и маломощный, но дело сделал, и дальше стрелял по солдатам, кого-то ранил, но видимо несерьёзно. А вообще видимо удар в голове сдвинул нужную планку, и я придумал как избавиться от верёвок. Да я их продал в магазин. Торопился, а то вообще чувствительность потеряю. Два солдата, что пристально смотрели на меня, отслеживая каждое движение, сам я прислонён был к переборке, за которой находилась рубка управления с лётчиками, а те в двух метрах от меня на лавке. В общем, исчезновение верёвок на теле те заметили сразу, остались лишь тёмные следы от них на теле, и голубая кожа. Да, меня окрасило в голубой цвет. Кто бы сомневался. Я же чуть не стонал от болезненных покалываний в руках, уже поднимал руки с револьверами в них, обычные «Наганы», не хочу проблем на случай осечки, и открыл огонь, сначала по две пули в ту парочку, что за мной наблюдала, потом по остальным. Всего в салоне с десяток солдат было, плюс члены экипажа самолёта.
Стоит отметить, что один из парашютистов, когда я ещё поднимал руки с оружием, рванул на меня, утробно рыкнув, поймав две полив грудь, тот на меня так и рухнул, уже мёртвый, чуть не выбив своей туши из меня дух. Так что прикрываемый его телом, я и отстреливал остальных, чувствуя, как дёргается тело, что лежало на мне, от попаданий пуль. Ответный огонь был довольно точен, но и я, сменив «Наганы» на новые, заряженные, продолжал вести огонь, пока не убедился, что солдаты уже не шевелятся. Ещё настораживало, что лётчики не выходят, дверца тут была, но закрытая. С трудом скинув с себя тело солдата, сил на это едва хватило, я осмотрел своё залитую кровью грудь, и провёл ладонью по шеи до паха, обнаружив две раны. Значит не показалось, часть пуль прошли через тело моего щита и всё же поразили меня. Хорошо не глубоко, пули ощущались под кожей. Да ещё одна рана в левой ноге. Кость не задета, но всё равно приятного мало. Я купил перевязочные материалы и сначала забинтовал ногу, тут больше всего кровотечения, а потом наложил тампоны и бинты на другие раны. Проковыляв до хвоста, я сделал два контрольных выстрела по подранкам, те мигали на карте, и держа на прицеле дверь в кабину подошёл ближе. Задумчиво изучив пулевые отверстия в переборке, кто-то дал очередь на весь магазин, карта показывала, что в кабине живых нет, я заглянул в пробоины и увидел, как безвольно мотается голова лётчика, второго не видел, и стал быстро собираться. Сначала купил парашют и надел его, даже в ремнях не запутался, как это бывало. После этого собрал оружие, снимая с тел ремни с подсумками, убирая в хранилище. Да татуировка застёжки-«молнии», была на месте. В хвосте несколько армейских вещмешков, тоже все отправил в карман. После этого, открыв дверцу, осмотрелся. Окон в самолёте не было, чисто десантный вариант. Увиденное мне не понравилось. Как с другой стороны не знаю, но тут с двух километровой высоты я видел только безбрежные волны какого-то моря. Может и Средиземного. А летим мы днём, судя по положению Солнца, сейчас ранее утро. В общем, медлить я не стал и шагнул наружу. А что делать, дверь в кабину рвать? Ну да, пожара мне ещё не хватало. В салоне отчётливо тянуло авиационным бензином. Лучше вниз, а там куплю надувную лодку, и буду искать сушу. Ранения у меня не серьёзные, выжить можно, проблем с едой и водой нет. Правда, помнится кто-то говорил, что при контузии прыгать с парашютом нельзя, рывок, когда выходит купол, может сказаться, но выбора не было.
Самолёт и дальше летел спокойно, не кренился, держал курс, возможно работал автопилот, если они уже существуют и у этой машины он был, а я был в свободном падении, подруливая руками и ногами. До поверхности воды два километра, это несколько секунд полёта, но осмотреться в разные стороны, щуря глаза, а то ветер слёзы выбивал, смог. Море со всех сторон, но на горизонте довольно густой дым, похоже так какое-то судно на паровом ходу идёт. Может и боевой корабль. Поди знай. Парашют я открыл на полукилометровой высоте. Да, знающие люди говорили, что не стоит контуженным прыгать с парашютом, рывок выбил меня из сознания и очнулся я, только войдя в воду, задёргавшись, не понимая, что происходит. Хорошо купол не на меня опустился, а чуть дальше. Так что быстро отстегнулся и отплыл, покупая в магазине что нужно. Четырёхместную надувную лодку, уже накаченную, в которую я смог забраться только с третьего раза, сил почти не было. Отдышавшись, лёжа на дне, я купил фляжку с водой, и напился. Потом купли ранец, набив припасами, сигнальный пистолет с патронами, ну и комбинезон лётчика ВВС США. Только надевать не стал. А как объяснишь, что раны есть, а комбез цел? Накрылся им от палящих лучей солнца и пока хватит. Нужно отлежаться, и стараться не привлекать внимание пока не сойдёт синева с кожи.
Я так и лежал, качаясь на волнах, вот только к вечеру у меня поднялся жар и начался озноб, проверил раны и выяснил, что те на груди воспалились. Видимо с пулями были занесены в раны кусочки одежды, вот и пошло заражение. Чёрт. Голова не работала, сознание плавало, но всё же одну идею я решил выполнить. Досталь танк и использовать аптечку, вылечившись. Ну да, он сразу камнем пойдёт на дно, но если взять первого уровня? Там вес небольшие, какая-никакая герметичность есть, должен же сколько-то на воде продержаться? В общем, я стал доставать по очереди танки первого уровня. Опыт показал, что все сразу идут на дно. Тогда я на том месте где появились танки, оставлял большую надувную лодку на десять человек, тут какие сразу булькали, рвя борат лодок, какие некоторое время действительно держались на воде, только моторные отсеки сразу уходили вниз, и то что легче, как поплавок было сверху. Не важно, мне главное в танк попасть и там аптечка сработает. Вот такие проведённые опыты показали, что американский «Т1», продержался на поверхности дольше всех, две с половиной секунды, и потянул лодку вниз. Так что, я стал на лодке, с трудом удерживаясь от падения, купил лодку и достал танк, сразу прыгнув на броню башни, и проникая через кормовые люки внутрь. Аптечку я уже купил для этой машины, и та сработала, ура, целый и восстановленный, но в это время танк уже был на десяти метрах глубины, буксируя за собой повреждённую лодку, что пускал пузыри, и стремительно уходил ко дну. Поэтому я выбрался через те же кормовые двери и работая руками и ногами, стал подниматься к поверхности, где и вынырнул. А лодка была метрах в пятидесяти и удалялась уносимая лёгким ветерком. Якоря-то я не ставил. Вздохнув, после того как отдышался, купил двухместную и стал на вёслах нагонять свою. Только через полчаса нагнал и перебрался в большую, а меленькую продал. Да, вылечился, на теле ни шрама, сам вполне бодрый, следов контузии как не бывало, но кожа до сих пор синяя. Ждём. Тут как раз и ночь на море упала. Всё же я думаю это Атлантика. Поев, плотно так, очень голодным был, я завернулся в свежекупленное одеяло и вскоре уснул. Раньше так не мог, а повоевал, зная, что такое усталость, хватало мысленного усилия и уже спал.

Утром, после завтрака, кашу заказал в магазине, я сидел в позе по-турецки, изредка оглядывая горизонт, вроде с одной стороны дымок, и разбирался с трофеями из самолёта. Девять ранцев, в одном радиостанция и два комплекта батарей. Вполне свежих, как я вижу. Изучал содержимое. То, что может пригодится оставлял, остальное за борт. За час всё изучил. После этого занялся всем оружием. Отмыл ремни и подсумки от крови, и купив бутылочку оружейного масла и средства чистки приступил к чистке орудия. Начал пока с пистолетов и револьверов. Всего я взял вот что за оружие. Три револьвера «Энфилд 2», два пистолета «Кольт 1911», и три пистолета уже французских копии «Кольта» под названием «Баллестер-Молина». Плюс в ранцах было один «Парабеллум» и два «Вальтера», видимо трофеи парашютистов. Из автоматов четыре «СТЕНа», один ручной пулемёт «Брен», две винтовки «Ли-Энфилд», одна из винтовок имела оптику. Ну и четыре самозарядных винтовки «М1 Гаранд». Разнообразное какое вооружение. Жаль с боеприпасами совсем плохо, видать парашютистам изрядно пострелять пришлось, вот и потратились. Стоит отметить, что оружия было больше чем солдат в десантном отсеке. Видимо эту группа парашютистов понесла потери и почему-то оружие взяла с собой. Не буду спорить, я даже рад. Однако заинтересовал меня главный экспонат, а именно длинна труба ручного противотанкового гранатомёта «М1», или второе название - «Базука». К нему восемь кумулятивных гранат «М6». Я когда его увидел, сразу подумал, а был ли фугас? Не из него ли мой танк подбили?
Почему я вожусь с этим оружием? Понимаете, я тоже прикидывал возможность накупить что желаю в магазине и убрать в хранилище. Вот только я не знаю, что будет дальше. Точнее догадки есть. Помните под конец прошлой игры я убрал в карман трофеи? Самолёт, мотоцикл, легковушку, танк, найденный в болоте. А также канистры с бензином, чтобы всё это заправлять? Помните, да? Так вот, всё это было на месте, когда я очнулся в Советской Империи, кроме тех канистр с бензином, они исчезли. Вот и получается, трофеи и разные находки я могу брать, но то что тут взял, а не купил магазине, иначе отберут. Так что я знаю, что делаю. А оружие пойдёт в мою личную коллекцию. Теперь бы боеприпасов побольше к нему. А то вон к самозарядкам по двадцать патронов и всё. У пулемёта два с половиной магазина. К пистолетам и револьверам не так всё грустно, тут побольше, по тридцать-сорок патронов будет. К винтовкам по сорок штук примерно. Что меня удивило, полное отсутствие ручных гранат у парашютистов, видимо все израсходовали.
Я успел почистить всё, даже привёл в порядок, когда дым стал гуще и стало ясно что там не одно судно. Кожа у меня уже приняла естественный цвет, даже загар заметен, поэтому я пустил в небо сигнальную ракету красного цвета, а чуть позже и вторую, после чего стал ждать, в купленный бинокль изучая гостей. Нет, у парашютистов два бинокля было, но они в хранилище. Это моя память по игре, военные артефакты, доставать не буду, только когда вернусь в реальный мир будущего. Будет любопытно как тот изменится. Знаете, я уже смерился, если узнаю, что семьи у меня в этой реальности не будет. А это хоть какая-то память об этих не простых временах. А бинокль нужно чтобы определится кто это там дымит, и купить ту одежду, чтобы выйти за своего. Через полчаса я ругнулся, опознав английский конвой, а ко мне спешил эсминец из передового дозора. Что ж так не везёт-то? Я купил обычный лётный комбез без знаков различия, буду притворятся что француз, и когда натягивал его на себя, вдруг тренькнули колокольчики входящего сообщения. Мне пришло письмо от модераторов игры. Натянув комбез, расправил складки, натянул носки и ботинки на шнуровке, и только после этого устроившись на дне лодки поудобнее, затылок на валик борта, а ноги на противоположный валик закинул, и стал изучать что там мне пришло, открыв письмо:
«Игрок, внимание. Вам предлагается очередной квест. Новое задание, отмечено как «особое», сбежать от английского конвоя и вернуться на территорию Советского Союза. На выполнение даётся две недели. Список наград за выполнение. Первая – пятнадцать тысяч баллов на личный счёт и вам будут доступны знания и опыт офицера-тактика уровня полка. Вторая – пятнадцать тысяч баллов на личный счёт, и вы получите способность задерживать дыхание под водой на двадцать пять минут. Третья – пятнадцать тысяч баллов на личный счёт и должность «Каратель».
Хм, что-то схожее я уже как-то получал, сбежать от конвоя трибунала. Кстати, задание тогда не выполнил, времени не хватило, но тут времени достаточно, успею. Так что подтвердил, что готов выполнить такое здание. Выбрал первую награду. Точнее, получу если выполню. А вот и эсминец подходит. Я помахал правой рукой и мне ответили матросы, что столпились у борта. Хм, а ведь я не знаю куда идёт этот конвой. Если в Англию, то проблем нет, добираюсь до неё, там сбегаю, угоняю самолёт и дальше только воздушная дорога до территорий, освобождённых нашими войсками. Но если конвой идёт ИЗ Англии, то уже туго. Тут как раз этих двух недель может и не хватить. Пока эсминец сбрасывал скорость, а матросы спускали забортный трап, я так понял шлюпку спускать не собирались, сам на вёслах направился к трапу. Дальше мне матрос помог забраться на трап, следом он же поднял лодку, видимо её бросать никто и не думал. Сам я в комбинезоне лётчика был, на плече ранец, вот у меня и поинтересовались на английском, когда я поднялся на палубу.
- Кто вы, мистер?
- Простите, я плохо понимаю английский. Я француз, живу в Испании, в Мадриде.
Знатоки французского нашлись быстро, и пока эсминец возвращался к конвою, я и описал как так вышло, что тут оказался. История была банальная. Занимался планеризмом, сильный ветер погнал вглубь моря, где и приводнился. Планер пошёл на дно, но к счастью на борту был ранец с едой на сутки и фляжка, ну и лодка. Уже бывало такое, что планеры в море сносило, вот и оснастили. Вроде поверили. Зато выяснил где я, Атлантика и есть, недалеко берега Испании, немного до Англии самолёт не дотянули, потому мне и поверили. А конвой шёл из Англии в Индийское море, в Китай, что пока британцы удерживали. Пообещали посадить на какое встреченное судно, а пока с ними буду. Час от часу не легче. Похоже действенно бежать придётся. Но лучше в видимости от берега. Где-то через два часа, после того как меня покормили в матросской столовой и устроили на койке матросского кубрика, я задумался о ситуации. Час назад, после того как меня обедом покормили, снаружи к слову полдень был, капитан боевого корабля сообщил, что пока я с ними, меня включают в команду палубным матросом. Мол, это временно. Ага, как же. У них тут недобор матросов, и меня после отпустят. Прям верю. Но в списки команды меня внесли под данными Пьера Ришара. И вот пока я лежал, и всё обдумывал, то стал размышлять об игре. Знаете, что-то не так, как-то криво всё. И квесты тут не спасают. Дело не в самой игре, дело во мне.
Даже не знаю, как объяснить, тут всё на грани чувств. Может по примерам смогу описать свои чувства? Помните в первые дни игры? Когда я молодой ещё, только начал играть, на «ИС-3», потом на «БТ», вот тогда было интересно. Воевал с нашими, чувствовал единение. Правда, уровень профессионализма командиров был необычайно низок, поэтому я старался больше с ними дел не иметь, что вполне получалось, и потери немцы от моих действий несли катастрофические. Хотя я больше румын бил, но и немцам доставалось. Раньше было интересно, вот Роммелю помогал, но когда второй раз мне этот квест выдали, интереса не было, как будто набивавшаяся оскомина в зубах. Хочу к своим. Это я к тому, что не чувствую поддержки плеча бойцов, один вполне воин конечно, с моими-то возможностями, но хочется к своим. То ли ностальгия взыграла, то ли действительно что-то не так. Я хотел вернуть тот восторг, когда начал играть впервые в эту войну, может получится? Да и командиры-танкисты, набравшись опыта, надеюсь не будут делать таких глупых ошибок, как ранее. Да, сейчас линия фронта там, где она находится, благодаря мне подвинулась, и от понесённым немцами потерь, что тоже от моих действий, но ведь и сами немало прошли, должен быть опыт, и наверняка научились воевать. Дальше только гнать будем немца до Берлина, и я хочу поучаствовать, благо квест, который я начал выполнять, как раз и позволяет, даже требует мне вернутся на территорию СССР. А там получив награду, покупаю танк, думаю советский «ИС-2», хватит этого колоса, который ещё предстоит открыть, советскую линейку в Африке не использовал, застрял на «КВ-1С», но ту можно баллы потратить что получил с Личным карманом, покупаю документы лейтенанта, только из училища, зелёного новичка, и перегоняю танк от ближайшей станции к какой танковой дивизии или бригаде, с приказом о включении его в состав подразделения. Правда, мне выдадут экипаж, тут байка, что один в экипаже, не пройдёт, но ничего, уступлю управление, и наведение. Это будет любопытный опыт. Да и вообще, стоит же попробовать. Ну не получится, вернусь к прежней тактике всеобщему нагибаторству. Тут одна проблема, моё лицо довольно известно. Поэтому я решил отращивать усы. Хоть какая-то маскировка. К слову, усы здорово изменяют лицо, могут и не узнать. Я такую маскировку пока ни разу не использовал.
В вахту меня уже включили, новичка в ночную смысла нет ставить, буду в дневную работать. Поэтому дав мне немного прийти в себя, за мной пришёл матрос, он мой наставник, будет всему учить. Тем более это был один из тех, кто знал французский. Коряво говорил, но вполне понятно. А заставили меня мыть палубу, да ещё учили как правильно, и вымыть хорошо, и спину не натрудить. Тут действительно были свои секреты, и я их вполне впитывал, с некоторым интересом изучая новые знания. Поломоем мне ещё не доводилось быть. Стоит отметить, что за мной приглядывали, не доверяя новичку. Зато я с интересом изучил корабль, он не такой и большой, имел класс фрегата и на борту команда даже не насчитывала ста пятидесяти человек. Сто сорок три, хотя по штату положено сто восемьдесят, со мной теперь сто сорок пять. А ведь ещё присяга будет. Об этом не говорили, но намёк так и звучал. Меня поначалу хотели поставить подносчиком боеприпасов, но передумали. Да, тут матросы имели несколько должностей. Например, я палубный матрос, а в бою буду в составе пожарной команды. Обучать позже будут, пока показали кто командует пожарной командой. Ну и на словах объяснили их действия. К снарядному погребу подпускать меня никто не хотел, вот и перевели в пожарники. Я особо и не возражал, да и как возразишь? Матрос тут существо подневольное. Сам я ждал ночи, чтобы свалить, так что пусть что хотят в планах строят, мне с этими британцами не по пути. Тем более я собирался лишить их этой боевой единицы. Как покину борт, оставлю сюрприз с подожжённым запалом. Привет на небесах.
Артпогреба было на борту два, на корме, там ещё глубоководные мины, и на носу. Плюс небольшой арсенал с личным оружием для команды. Всё заперто. План у меня был такой, покинуть матросский кубрик ночью, когда отбой будет. Сделаю вид что в гальюн хочу. Дальше прыжок за борт и прощайте. Покупаю лодку и гребу к берегу. Где он, я уже прекрасно знал, компас куплю. Пару дней, может больше, буду добираться до берега, мне говорили, что суша недалеко, за горизонтом, визуально не видно, потом добираюсь до людей, угоняю самолёт, и лечу в Союз. А тут подумал, а зачем такие сложности? Да и пару дней эти терять не хочу. Подо мной один из самых быстрых кораблей флота Британии, тридцать шесть узлов мало кто может дать. Куплю оружие с глушителем, уничтожаю вахту, встаю за штурвал, и направляю корабль к берегу. Механики будет поддерживать пары. Или чего они там держат? План куда лучше первого. Так пролетел ужин, даже яблоко выдали, потом был отбой, и через час как стемнело я направился в гальюн, а там вооружившись, пробежала и ликвидировал вахтенных, их было девятнадцать, усиленная из-за ночи, и то что тут могут шнырять германские подводные лодки. Да уж, не хотелось бы попасть под их атаку. Дальше я встал за штурвал и эсминец, заложил мягкий пологий поворот, на двадцати узлах побежал к берегу. На других кораблях это видимо засекли, последовали сигналы, наверняка и через рацию, пошли сигнальные ракеты в небо, но я ушёл. Застопорил штурвал побежал к арсеналу. Отмычки купил в магазине, на удивление быстро вскрыл замок, и стал убирать всё интересное в хранилище. Тут не было американского оружия, всё английское. Два десятка «СТЕН», винтовок больше сотни, шесть ручных пулемётов и один станковый «Виккерс». Станок имелся. Забрал пулемёты все, все боеприпасы и ручные гранаты. Из винтовок шесть с оптикой. И сразу рванул наверх, на мостик, моя тактическая карта показала, что мы с сушей сближались. Жаль кладовку не посетил, припасов не прибрал. А у берега, повернул, чтобы идти рядом, после чего на мостике оставил сюрприз, и прыгнул за борт, с кормы, чтобы под винты не попасть. Я решил дать команде шанс спастись, на мостике разместил десяток бутылок с зажигательной смесью, несколько противотактовых гранат и взрывчатку. Шнур уже горел, там секунд тридцать. Ну да, рвануло, с огненным грибком в небо, где-то через полминуты. Команда спасалась, спускали шлюпки, а я грёб на двухместной надувной лодке к берегу, тут меньше километра до него. По моим прикидкам, мы где-то недалеко от Касабланки были.
На берегу я продал лодку, купил танк, немецкий «Pz.lllE» третьего уровня, вполне скоростной танк, и погнал дальше в пустыню, заворачивая влево, буду катить рядом с побережьем пока не наткнусь на какое поселение или город. Хочу определится на местности. Дальше угоняю самолёт, полёт на территорию, удерживаемую Роммелем, угоняю уже с его аэродрома нормальный самолёт, и делая запасы топлива для себя лично, а не то что могу купить в магазине. Тут у арабов я может что летающее и найду, но уверен, что хлам, а вот немцы могут поделится чем интересным и свежим. На них вся надежда. А там уже полёт к нашим, дело привычное. Блин, я уже больше лётчик, чем танкист. Да уж, вот так покачиваясь сидя на башне танка, я размышлял. А тот пёр на предельной скорости, карта подсказывала где проблемные места, и чтобы не навернутся объезжал или скидывал скорость, проезжая медленно препятствия. А размышлял я о своём решении вернуться в состав танковых подразделении Красной Армии. Знаете, будоражит кровь эта идея, желание повоевать за наших так и гоняет кровь. Да, мне это точно интересно. А через три часа, проехав три небольших арабских поселения, я выехал к окраине Касабланки, и покатил в центр города. Есть у меня некоторые идеи по нему, придётся задержатся.
Я не писатель - я просто автор.

Звёзды Светят M
Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Новичок
Возраст: 58
Репутация: 349 (+557/−208)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 577
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 7 лет 7 месяцев
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#7 Звёзды Светят » 05.05.2021, 21:37

atakan писал(а):Это то что у вас получилось

Это классический попаданческий всехпобедизм.

atakan писал(а):Плохо читается и слабопонимается , как то так

Отнюдь!
В жанре всехпобедизма тоже возможно написать вполне Интересно для читателя...
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 18003 (+18080/−77)
Лояльность: 6282 (+6301/−19)
Сообщения: 2979
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#8 Владимир_1 » 06.05.2021, 20:44

Пока я добирался до этих краёв, успел переодеться. На эсминце мне выдали пока только робу матроса, мол, остальное после присяги, сигнальный пистолет отобрали, а тут на мне форма германского офицера-танкиста, документы, всё как полагается. Правда, на этой территории войны нет, нейтралы, однако ничего, я собирался заработать средств, продавая купленное в магазине оружие местным арабам. Думаю, оружие тут не так и дорого стоит с такими боями под боком, но что-то выручить можно. Может боеприпасы заинтересуют? План такой, заполучить наличные, и закупиться местными тропическими фруктами. А в магазине в продаже их нет, овощи есть, простые фрукты вроде яблока и груши, пожалуйста, но не тропические. Раньше были, я помню покупал, а сейчас их в продаже нет. Эти фрукты мои личные, для себя брал, в хранилище пойдут. Вообще такие покупки — это прикрытие, главное выяснить что тут по самолётам. В центре городка я нашёл отель, загнал танк на парковку, запер его и оплатив номер, он стоил мне одного «Парабеллума» с сотней патронов, на ночь, с душем. Там принял душ и завалился спать. Местные вполне и на французском общаются, и на английском. Проблем с общением не было.

Разбудили меня в десять часов утра, как я и просил, заселился я к слову в три часа утра. Даже не знаю, как и сказать, три часа это утро или ещё ночь? По мне так ночь, темно ещё было. Дальше позавтракал в номере, местную пищу я не хотел пробовать, отравят ещё, после чего выяснил что торговцы мной уже интересовались, их как раз танк и интересовал, велел звать, и дальше договорился о продаже патронов. Торговцев действительно оружие мало интересовало, из зоны боевых действий уже немало навезли, а вот боеприпасы нужны. Доставал из танка ящики и продавал, десять ящиков ушло с разными патронами, зато я при деньгах. Ну и погулял по местному рынку, пяток платков купил, те самые, шемах, у меня раньше такие были, фруктов немало, тут и овощи спелые были, томатов красных хватало, брал только свежее, пяток ящиков приобрёл. Всё убирал в кузов арендованной машины, а из неё в хранилище. Несколько торговцев продавали сушёную рыбу, такая жирная, малосолёная. Часто с икрой встречался. На Солнце просвечивает вся. Не знал, что тут имелись любители сушёной рыбы, но шесть мешков купил. А вот разведка ничего не дала, было два самолёта, и оба поломанные. Один разбит при посадке, к другому запчастей нет. Зла не хватает. Вот так устроившись на башне танка, я уже в час дня покинул город. При этом продав ещё патронов, менял на золото, и покатил прочь. Да к зоне боевых действий. Придётся несколько дней на дорогу потратить. Можно было бы свернуть к Танжеру, может что-то бы и нашёл летающее, но решил, что слишком крюк большой, много времени потеряю если и там ничего нет. Заскочу в Алжир, может там что будет? Вот только доберусь до него не скоро, дня два буду в пути.
Двигался я без остановок, и действительно до города Алжир добрался за двое суток. Без отдыха. Голова чугунная, когда на дорогу ступил трясло всего, пришлось прогуляться, чтобы трясучка прошла и я пришёл более-менее в норму. Да ещё запылён был. Однако ничего, главное тут был самолёт. Пусть я под утро к городу прибыл, но угнать с местного аэродрома старенький биплан, причём французского производства, мне удалось без проблем, благо топливо имелось, пусть мало, но на полную заправку хватило. Чёрт, да я и взял этот биплан только потому, что он заправлен и подготовлен к вылету. И вот при первых лучах встающего Солнца я и полетел в сторону Триполи. Вряд ли до него долечу, самолёт точно дальность имел не высокую, но сколько-то времени сэкономлю. А пролетел я едва пятьсот не километров, когда мотор начал чихать и пришлось идти на посадку, тем более самому сильно хотелось вниз. Почти пять часов в воздухе. Этот рыдван едва ли не на ста километрах в час летел, а что вы хотели, шестнадцатого года выпуска самолёт. А ведь техник говорил, что самолёт учебный, тут аэроклуб был местный, учили желающих. Посадка прошла не сказать, что благополучно, побил я самолёт на крупных камнях, пришлось харкая кровью заползать в купленную «тройку» и проводить лечение. Уже через пару минут, жуя бутерброд, я катил дальше. Время не резиновое, тратить нельзя. А следующей ночью я определил, что всё, это зона контроля немецких и итальянских войск. Видел разные опорные пункты, склады, подразделения на ночёвке. Пару раз останавливался, подбирался и тырил интересное. Только один раз не получилось, часовой засёк движение и поднял тревогу, пришлось ноги делать. А прихватил я вот что, на небольшом топливном складе, тут немцы стояли, в хранилище убрал двенадцать бочек с дизтопливом, это всё что было, бочку с моторным маслом, и пятнадцать бочек с бензином. Авиационного не было, тут видимо на снабжении автоколонн находились. То есть, это была армейская заправка. Потом посетил ночную стоянку итальянского подразделения, тут вообще мух не ловили. Увёл у них новенький «Додж» с крупнокалиберным пулемётом в кузове, явно трофей с англичан, и то что я давно хотел заполучить, автомобиль-амфибию. Это был «Форд-GРA», во вполне пристойном состоянии, пробоин не обнаружил. Ещё бы «Виллис» для коллекции. А то те два что были у итальянцев, убиты напрочь, явно давние трофеи. Так что я в одном из грузовиков прибрал достаточно боеприпасов к пулемёту на «Додже», да все шесть ящиков забрал, и покинул стоянку. Вот у третьей стоянки меня часовой и засёк, тут немцы были, пришлось отходить и двигаться дальше. Зато на рассвете сразу удача. Полевой аэродром, всего с десяток самолётов, явно разведчики, и звено истребителей, но на аэродроме я приметил новенький «виллис». И связной «мессер», тот самый, четырёхместный. Сейчас ловить было нечего, нужно следующей ночи ждать, атаковать смогу, но опасаюсь повреждения техники, которую уже считал своей, аэродром охранял взвод солдат и две зенитки, поэтому я отогнал танк километров на шесть, купил две маскировочных сети пустынной расцветки, накрыл танк, сам рядом пристроился, и вскоре уснул. А то с момента как в Касабланке побывал, вообще не отдыхал, снимал усталость проверенным способом. Кстати, спал на надувном матрасе, меня не привлекало спать на камнях, тут песка мало, каменистая пустыня. К тому же после танка, столько синяков за время пути наставил, хоть что-то мягкое желал получить.

Выспался отлично, и ночью на «Додже» двинул к аэродрому, оставив танк на месте. Пусть тот полыхнул, привлекая внимание, но надеюсь меня не обнаружат. Вообще в пустыни довольно светло, человека можно метров с трёхсот рассмотреть. Я потому и пошёл на хитрость чтобы заполучить трофеи. На немецкую заправку проник, забравшись в кузов замыкающего грузовика колонны, у итальянцев таких ухищрений делать не потребовать, подполз и проник на территорию. В третьем случае не получилось, часовой засёк, тут дозорная служба спустя рукава не велась. Пришлось бежать под свист пуль. К слову, в кузове того грузовика, что заехал на заправку, было элитное продовольствие, сыры, колбасы, шоколад, вино. По одному виду было ясно что это для офицеров. Всё прибрал, опустошив кузов. Вот и на этот аэродром я проник именно так, как в случае с заправкой, догнал и уцепился за левый борт грузовика. Тот в сопровождении броневика как раз к аэродрому и катил. За задний борт не хватился, кузов не пуст, так и висел рядом с колесом, боясь свалится, но оказался на территории, меня не заметили. А может и заметили, но подумали, что это вещевое имущество к борту прицеплено. А повис я на борту, когда техника встала у въезда на аэродром, проверяли документы у офицера. В суете и не увидели. Вообще на грани фола работал. Если бы засекли, пришлось танки доставать, но это на крайний случай. А на территории я час пробыл, достал два танка, и под стрельбу и панику умчался прочь. Вот и всё. Только вот за этот час я прибрал в хранилище всё топливо в бочках, даже те что в кузове грузовика стояли, они не пустые, с этого склада топлива и начал сбор трофеев. Потом «Виллис» увёл, больно удобно стоял, и новый мотоцикл-одиночку. Он рядом был, заметил, когда уже машину забрал, ну и связной «мессер», тот на месте стоял, готов к вылету. Ещё моё внимание привлекла двуствольная пушечная автоматическая зенитная установка «Эрликон», вроде свежая. Я вырубил часового рядом с ней, забрал установку и весь боезапас к ней и ко второй такой же, но имевшей более потрёпанный вид. Да, забыл сказать, аэродром в паре километрах от какого-то местного села находился и там хватало военных. Видимо штаб размещался, потому и связные самолёты тут имелись. К слову, британцы, потерпев крах при высадке, пытались взять реванш в воздухе, бои шли серьёзные, и сейчас идут, вот только немцы пока господство не уступают, причём ещё устроили несколько ночных налётов на авианосцы, их подсветили осветительными бомбами и бомбили с высоты. Два повреждены, ушли на ремонт, точнее одного буксировали, а два оставшихся погоду не сделают, так что и тут те по сути проиграли.
Покидая аэродром, я хотел было рвануть дальше, но обнаружил в населённом пункте, что находился рядом, две больших амфибии на базе грузовика. Тоже штатовская работа, модель «GMC DUKW-353», вот и свернул на улицу к ним. Подъезжал и касался по очереди обоих, прибрав в хранилище. Машины редкие. А укатил я километров на десять от села, там достал «мессер», прямо на дороге достал, я проверил, ровная, взлететь можно, провёл все процедуры, и запустив мотор вскоре поднялся в воздух, направляясь в сторону Италии и Румынии. Меня интересовал Юго-Западный фронт. А танки полыхнули на дороге от самоликвидации. К слову, на аэродроме я не стрелял, почему-то войска Роммеля мне симпатичны. Может потому что не убивают наших, русских людей? Надеюсь за пару ночей, за эту вряд ли, уже потратил изрядно времени, я доберусь до места. За три часа я успел долететь до Италии, где и совершил посадку, ещё затемно, на дорогу рядом с Римом. Заправил самолёт, топливо покупал в магазине, убрал самолёт в хранилище и пробуя «Виллис» на ходу, пока такого опыта не было, покатил к Риму. Хочу сыров купить. Я попробовал те что прихватил в кузове грузовика у заправки, очень понравились два сорта. Нужно запас сделать. Может ещё что на глаз попадётся? О, пиццы запас сделать.
По еде понятно, натуральная пища, она всегда пригодится, и в будущем тоже, сохранится, и можно в любое время употребить. Насчёт остального, оружия и техники, то не стоит читать меня барахольщиком. Я просто выясняю объём хранилища. Потом лишнее выложу. Так что время у меня не мало для выполнения квеста, можно задержаться на пару дней в Риме. Когда ещё представится такой случай и в такое время? Кстати, в город я въехал не на «Виллисе», у него тактические знаки германской армии, да ещё эмблема Люфтваффе, поэтому сменил на легковую амфибию, что сделана на базе того же «Виллиса». По крайней мере эта машина имела тактические знаки итальянской армии, а я был в форме офицера, новую купил и надел. Лучше уж амфибию, пусть она и привлекает внимание. Не на «Додж» же, что имел пулемёт. Насчёт легкового мотоцикла, что взял на аэродроме, тоже думал, но он имел расцветку немецкой армии и эмблему Люфтваффе на топливном бачке. Именно в тот момент я подумал, что стоило бы иметь пару единиц легковой техники, именно чисто гражданской. Для таких вот поездок. Ничего, в Риме и подберу что интересного из редких итальянских машин. Что по поводу «Виллиса», то сменил его на берегу реки. Только светало, рано в город въезжать, вот я и брился у берега, благо щетина уже порядочная была. К слову, усы оставил, пока редкие, но думаю за пару недель отращу более приличные. Надо будет в магазине купить набор для ухода за усами. Там есть, я видел. А вот с амфибией я совершил ошибку, все бросали дела и толпились, глазея на меня. Психанув, я покинул город, и вернулся на попутной машине. С документами порядок, по ним я нахожусь в отпуске после излечения в госпитале. Купил в магазине.
Первым делом я заселился в гостинице на три дня, после чего отправился к портному и тот к завтрашнему дню пообещал справить мне костюм, с плащом и шляпой. Бандитов тридцатых годов помните в Чикаго, мафиози? Вот в таком стиле. Две пары туфель заказал. Потом магазин канцтоваров, купил толстую тетрадь и письменные принадлежности. Ну и пока память свежа, в номере у себя, внёс в тетрадь всё что убрал в хранилище. А то что подзабуду, как доставать? Теперь буду отмечать что убираю в хранилище, и что достаю. После этого направился на рынок. По пути зашёл в банк, обменял пять тысяч фунтов стерлингов на итальянские лиры. Откуда у меня фунты? Не знаю, что это за деньги в арсенале хранились, в железном ящике, но они там были. Я ящик прихватил, но вскрыл его только когда катил на танке от Касабланки до Алжира. Да со скуки. Вспомнил о нём, что-то тот был слишком тяжёл, и вскрыл. Английских фунтов стерлингов там было около пятидесяти тысяч, но основное место занимали золотые гинеи. Две тысячи штук ровно, я посчитал. Золото тратить я и не думал, и фунты чего жалеть? В банке приняли без проблем, когда я сказал, что это трофеи, выдали лиры, солидная пачка вышла, и пошёл за покупками. Именно на рынок. Купил там гражданскую одежду, обычного горожанина, чуть позже переоделся в подворотне и уже не привлекал внимания, спокойно закупался. О да, посетил шесть лавок, где торговали колбасами и сырами, да вином, скупая в больших количествах свежий товар, заветренный не брал. А чтобы было на чём вывозить, арендовал легковой фургон зелёного цвета, пятилетний «Фиат». Он был похож на тот автомобиль, из французской комедии «Большая прогулка», там на борту ещё «Почта» была написана, герои бежали на этом автомобиле с вокзала и из города. Один в один. Грузчики убирали покупки в грузовой отсек, аккуратно складируя, а я отъезжал, освобождал кузов и снова по лавкам. Вот так и скопил солидно товара. Пришлось снова в банк наведаться, уже в другой, поменять двадцать тысяч фунтов. Деликатесы оказывается дорого стоили, тем более немало шоколада купил, доставка прямиком из Швейцарии. Даже с орехами были. По рынку я тоже прошёлся, купил немало интересного из фруктов и овощей. В кафе заказывал несколько пицц на вынос, и забирая заказ, убирал в хранилище, записывая новое имущество. Немало закупил спагетти, аж шесть видов, макарон, соусов, консервированных соусов, томаты в банках, да и вообще консервов разного вида. Весь день потратил за такие закупки. А вот в отель вечером вернулся в форме офицера, переночевал, и на следующий день продолжил. В этот разрешил автомобили приобрести, прокатился на такси по автосалонам местным.
Без особых проблем я купил новенький «Опель-Капитан» тёмно-бордового цвета, два месяца как сошёл с конвейера. Запас запчастей к нему, самых ходовых расходников. Потом нашёл на площадке поддержанных машин интересный экземпляр, зелёный «Ситроен-ТУВ», сорок первого года выпуска. Переднеприводный коммерческий фургон с раздвижными боковыми дверями. Машина свежая, пробег всего шесть тысяч километров. Я осмотрел ходовую, вроде действительно мало бегала, ранее владел хозяин колбасной лавки. Нашлись и для неё расходники, опробовал машину на ходу и взял. Вроде хватает техники, но хочется что-то итальянского лично для себя, вроде «Альфы-Ромео», и на той площадке поддержанных машин, где «Ситроен» взял, я приметил кое-что интересное. Красно-белая «Альфа-Ромео-8С» кабриолет. Легендарная машина. После покупки «Ситроена» я арендовал большой грузовик, и заехал на топливную базу. Приобрёл бензин двух нужных марок, всё же моторы итальянцев, на том бензине что я у немцев тиснул, не особо любят ездить, могут быть проблемы. Полный кузов бочек, четыре тонны общим объёмом. Убрал в хранилище. Смотрика, место ещё есть, я удивлён, и вернулся на площадку. Итальянец неплохо так покатался, состояние среднее, но машина в принципе в неплохом состоянии, можно брать. Поторговавшись, приобрёл. Та была тридцать седьмого года выпуска. Ещё мне понравился почти новый «Фиат-1100» с белой крышей и нежно-голубом окрасом корпуса. Пробег три тысячи, январь этого года. Тоже приобрёл. Терпеть точно хватит. С этими покупками почти весь день прошёл, но несколько заказов в пиццериях я сделал. К слову, пиццы мне местные очень нравились. Также спагетти попробовал с фирменным соусом. Я в восторге. Забрал пошитый костюм у портного. А когда вернулся в отель, в форме, всё как полагается, меня остановил портье.
- Господин лейтенанта. Вам письмо из комендатуры.
Подойдя, я взял письмо и прочитал бланк. Меня срочно попросили подойти в комендатуру, к капитану Барбиери. Что бы это могло значить? Видимо я задал вопрос вслух, себе под нос, потому как портье поспешил ответить:
- Войска Советов захватили Болгарию и уже вошли в Венгрию. Сейчас всех призывают, чтобы отстоять нашу отчизну.
- Понятно.
Мне действительно всё было понятно. Взяв ключ, я поднялся в номер, начав собираться. Вечер, скоро стемнеет, как раз можно лететь дальше. А вообще, в столице Италии если не паника стояла, но напряжение точно, призывались горожане в подразделения. Формировалось ополчение. Когда я в форме был в первый день, ко мне часто подходили горожане, узнавали, удержим мы Советы или нет. Я успокаивал, обязательно справимся. Не имея ввиду кого-то конкретно. А хорошо, что я днём, после покупки «Ситроена» зашёл в один банк, и избавился от оставшихся фунтов, банально поменяв их на лиры. Причём не на банкноты, а на серебряные и золотые монеты. В прошлом году вышло постановление, сейчас граждане Италии не могут проводить такой обмен, запрет на нём, но выдал двадцать процентов управляющему банка, он наёмный служащий, и мне спокойно произвели обмен. А так вещи в хранилище, я покинул отель, и в неприметном тупике достав мотоцикл, он у меня один, тот что с аэродрома, если мототехнику и буду добывать, то немецкую, трофейную, и покатил из города куда подальше. Да примерно в то место где на «мессере» посадку совершил, там дорога ровная и прямая, опробованная. Для взлёта самое то. Через полчаса связной самолёт уже гудел мотором, поднимая меня на высоту километра, но летел я не на Украину, а в Польшу. Дело в том что обедая, два раза это удалось в Риме сделать, я читал местные газеты. В одной меня заинтересовала заметка. Я глянул дату, свежая, два дня как вышла. Суть заметки явно поднять патриотический дух своих граждан, что, мол, Советов тоже можно бить. На фотографии большой цех ремонтно-восстановительного завода на окраине Варшавы. Там немцы восстанавливают свою битую технику, ну и трофейную советскую. Так вот, на фотографии, и на перднем плане был «ИС-2», с заметно ослабленными и провисшими гусеницами, с чуть спущенным орудием, но это был он. На заднем фоне «Т-34», с башней гайкой, командирской башенкой и длинноствольной семидесятишестимиллиметровой пушкой. Свежий танк. По виду, вышел из завода «Красное Сормово», что рядом с Горьким. Вот я и хочу прибрать их к рукам. В планах немецкой бронетехникой полнить хранилище, но тут прочитал заметку, и решил, что лучше пусть наша будет.
До Варшавы было тысяча триста с мелочью километров, пришлось на дозаправку садится, также на дорожное полотно, неплохое, асфальтированное покрытое. Заправился и чуть больше часа лёта, вот она - Варшава. Тут пришлось серьёзно отнестись к безопасности. Варшава окружена зенитками, могут и сбить неизвестный самолёт. Так что я совершил посадку за тридцать километров от Варшавы, заправил машину, переоделся в форму немецкого офицера-танкиста, и дальше с ветерком на мотоцикле спокойно доехал до окраин. По пути два дорожных поста объехал стороной. К слову, я серьёзно рисковал. В германской армии ко Второй Отечественной войне было уставом запрещено носить растительность на лице, потому у немецких солдат и офицеров усы не встретишь, это не Первая Мировая. Изображать итальянского офицера или советского, проблем нет, там не имелось таких запретов, тут же меня спасала ночь. Нужно успеть до её окончания решить вопрос с танками. Нужно ещё найти этот завод, я только знаю, что он в столице Генерал-Губернаторства Польша. Будем искать языка. Нашёл такого, когда оказался на лицах Варшавы, у легкового автомобиля, это был «Фольцваген-Туп 166», плавающий полноприводный автомобиль. Вполне свежий. Хм, от него даже ещё краской пахло. Машину в хранилище, а шофёра допросил, быстро и качественно, опыт уже имелся. Тот описал где завод, он о нём слышал, но внутри ни разу не был. Шофёра я вырубил, крепко, обещал не убивать за честные ответы на вопросы, а тот кричать не будет. Тело спрятал в подворотне.
Приникнуть на завод оказалось легко. Предъявил на входе приказ получить отремонтированный танк, купил приказ в магазине, и вот она территория. Дальше сопровождающего повязал в тёмном углу у корпусов, и тот сообщил где стоит советская техника, их шесть единиц было, и в каком та состоянии. Исправны четыре, две в стадии ремонта и восстановления. Ножом решив вопрос с местным работником, я прогулялся до стоянки, приметив большую тушу «ИС-2». Стоит отметить что в этой истории тяжёлые танки появились раньше. Думаю, тут было моё влияние, видя какие у меня монстры, советские инженеры начали активное создание тяжей. «ИС-2» не в сорок четвёртом вышел, а весной сорок третьего уже выпустили около сотни машин, на данный момент их насчитывалось выпущенными чуть больше двухсот, а первый тип «ИС», осенью сорок второго. Сейчас их сняли с производства. Да и наштамповали меньше двухсот штук. Правда, была и обратная сторона медали. «Тигры» у немцев появились весной сорок второго, это им повезло со мной не встретится во время второй игры, да и пополняли ими только один тяжёлый танковый батальон. «Пантеры» и самоходки «Фердинанд» вышли ближе к осени сорок второго. Вот только в стройном ряду советских бронемашин было не четыре единицы, как сказал местный работник, а пять. Купив в магазине танковый ключ, чтобы открыть люки, а также фонарик с синим светофильтром, я быстро осветил ряд, сразу определив почему мне сказали не совсем верную информацию. Да нет, как раз верную. Был «ИС-2», «Т-34» сорок третьего года выпуска, «Т-34» осени сорок первого года выпуска, и «СУ-152». А вот пятой машиной был плавающий танк «Т-40», и по классификации немцев это плавающая танкетка. Сам «Т-40», как я видел, был вооружён двадцатимиллиметровой пушкой. Открывая по очереди люки, я освещал боевые отделения, быстро определяя, чего не хватает. Да всё на месте, только боекомплекта нет. В общем, все пять единиц я отправил в хранилище. По очереди. Думал места не хватит, так нет, все ушли. Это меня заинтересовало, и я прошёл к дальнему ряду. Ту уже стояли восстановленные немецкие танки. Убрал «Тигр» ранней версии, потом две «Пантеры» и ряд «четвёрок», на девятом танке не сработало, попытка убрать не увенчалась успехом. Ну вот я и знаю теперь пределы размеров хранилища. Я вернул все танки на место, а вот «Тигр» оставил, редкая модель из первых серий. Заминировав все танки, я купил в магазине магнитные мины с часовым механизмом, поставил на полчаса, над баками, а сам прошёлся по цехам. Тут даже ночами работали, но на меня не обращали внимания, и тут я увидел его, красавца «КВ-2». Удивительно, но это редкая машина в Советской Империи не сохранилась, ни одной не было. Только макет в музее Кубинки. Уточнил у местных мастеров, оказалось тот из музея, что был у немцев в Берлине. Месяц назад направили на Восточный фронт, да вот движок стуканул. По сути танк не езженный, не битый.
Танк на вид в порядке. Вот только не было надмоторной бронеплиты, и двигателя на месте нет, но как я видел, в стороне лежало два советских дизельных танковых двигателя «В-2К», в солидоле, явно с хранения, скорее всего захваченные где-то. Готовились менять двигатель. Достав пистолет с глушителем, я ликвидировал всех шестерых мастеров, что были в этом цехе, после чего «КВ», и оба мотора ушли в хранилище. Надмоторную бронеплиту не забыл. В этом же цехе была ещё одна «тридцатьчетвёрка», но разобранная фактически до винтика. Запчастей годных набрал, записывая на ходу в тетрадь, и поскорее свалил с территории завода. До рассвета около часа было, когда я покатил к аэродрому, мотор мотоцикла подо мной тарахтел, нарушая ночную тишину, отражаясь от стен зданий, но особо это никого не беспокоило. До того момента как не сработали магнитные мины и над заводом не появилось зарево пожаров. Кстати, я знаю почему советские танки пока не передали в немецкие танковые части. А тут в Варшаве через три дня должен пройти парад войск СС, они там и должны были участвовать. Теперь не будут. Аэродром у Варшавы меня интересовал на предмет поиска «Шторьха», мой «мессер» конечно отличная машина, дальность высока и скорость, но на «Шторьхе» я на пятачок могу сесть, а на «мессере» нет. Хороший самолёт, к которому я привык. Надеюсь до рассвета успею, а потом куда-нибудь на днёвку.
Не успел, начало светать. Однако на аэродроме «Шторьха» не оказалось. Я купил арту второго уровня, и изучил сверху все места стоянок. Если только в ангаре, но там я не вижу. Но и брать штурмом аэродром я бы не хотел. Сейчас с нападением на восстановительный завод начались серьёзные поиски диверсантов, я так думаю. Однако снова атаковать, да и греметь на всю Польшу я не хочу. Не желаю показывать, что здесь нахожусь. Поэтому оставил арту самоликвидироваться, и покатил на мотоцикле подальше от Варшавы. К слову, я всё также был в форме германского офицера-танкиста, да и мотоцикл был немецкий, легковой «БМВ». Впереди показался пост, да ещё усиленный, карта указала, те меня не видели, пришлось съехать с дороги и проехав по полевой дороге мимо хутора, свернуть в лесок. Там убрал мотоцикл, и прогулялся по этому лесу до противоположной опушки, где и стал создавать лагерь для днёвки. Зря я, наверное, эту рощу лесом назвал, тут с полкилометра от одного края до другого, но всё же укрыться было возможно. В Риме я гамаки купил, с десяток, вот с одним поднялся на дерево с густой кроной, использовал крюк с верёвкой, закидывая, так и поднялся, там подвесил гамак и устроился в нём, вскоре уснув. Только форму снял, да сапоги, повесил на ветке, не забыв укрыться одеялом.

Выспался отлично. Не знаю были ли тут поиски, прочёсывали лес, да и с земли меня не видно, но просто отлично отдохнул. Как на перине спал. Убрав гамак, одевшись на ветке, я спустился вниз, и сготовил супу на костерке, мясного. День ещё был, я купил радиостанцию с батареями, послушал новости, даже Москву поймать смог. Сам удивился, наверное, где-то мощный ретранслятор поставили. Сейчас было семь вечера. А как стемнело, я уже вышел на дорогу, и достав «мессер», вскоре оказался в небе. В новостях сообщили, что наступление продолжается. Вон, Львов освободили. Кое-где к границам Польши подходили. Группировку войск у Риги окружили. Вроде как семьдесят тысяч солдат и офицеров окружили. Надеюсь им не дадут эвакуироваться морем. А летел я к Гдыне. Насколько мне известно, там у немцев дислоцируется авиаэскадрилья и имеются гидросамолёты. Я не передумал воевать вместе с нашими, но начав, сбежать по делам не получится, если только меня опознают. Так что пока есть время, стоит сейчас озаботится гидросамолётом и прибрать его к рукам. И знаете, получилось, уже после полуночи я был на месте, через час нашёл стоянку и увёл один из трёх гидросамолётов, уже знакомый мне «Ар-95», этот биплан вполне неплох, имеет пулемёт у стрелка. Однако это не всё, у города была взлётная площадка и я там обнаружил санитарный «Шторьх», который также прибрал и на «мессере» полетел в сторону Белоруссии. К чёрту Украину. А «мессер» скоростнее, потому его и выбрал. Правда, за полтора часа до рассвета пролетел всего четыреста километров, пришлось садится и искать место для днёвки. Зато следующей ночью я совершил посадку на дороге не так и далеко от Смоленска. Были причина для этого. На мотоцикле и доехал до города. Один пост на дороге был, обошёл его пешком, и дальше снова на мотоцикле. В городе пришлось пешком прогуляться. Хм, надо велосипед добыть, тихий транспорт. А в городе сразу на железнодорожный вокзал, к военному коменданту. Того не оказалось на месте, на листке, что был прикреплен к двери, написано, что тот будут в семь утра. Видимо спит, отдыхает, а замены нет. Вокзал полон военными был, много офицеров.
Сам я вовремя прошлой днёвки, хорошо так накупался, сменил форму, на мне новенькая лейтенанта-танкиста Красной Армии. На груди нашивка за тяжёлое ранение, на ногах брезентовые сапоги, мол, наследие с курсантских времён. Легенда такая. Зиновий Кириллович Кириллов. Призван Казанским райвоенкоматом. Закончил Казанское танковое училище. Успел повоевать две недели, но попал под артналёт, и с тяжёлой контузией отправлен в тыл. Лечился в Москве. После излечения направляюсь на Западный фронт согласно направлению. Все документы куплены, удостоверение, комсомольский билет, командировочное и направление в наличии. Что меня удивило, обнаружил опцию, я мог оплатить отправку сообщения в штаб фронта, где командовал генерал-полковник Рокоссовский, о моём прибытии. Да, тут Рокоссовский на Западном фронте командует. Штаб в Минске находится. Вообще можно было прямо в Минск прибыть, но решил до конца легенду проработать, мало ли кто из попутчиков будет со мной служить, или подтвердит, что я с ними ехал. Жаль, что коменданта нет, поэтому растолкав в углу спавших на полу группу офицеров, попросив дать место, лёг на край шинели, положив под голову свой сидор с вещами, и начал засыпать. Ничего, до указанного комендантом времени ещё пять часов, хоть высплюсь. Вот только не успел уснуть, прозвенели колокольчики пришедшего сообщения, и я вздохнув, мысленно управляя, открыл письмо.
«Игрок, внимание. Вы выполнили квест, и получает награду. Получить. «да-нет»».
Подтвердив, что награду я хочу, сразу понял, что мышление как-то изменилось. Здорово, я получил немало знаний по танковым подразделениям, что и как делать, как управлять. Штабная работа оказалась тоже интересной и там множество своих нюансов, которые мне бы пришлось изучать не один месяц, а тут всё и сразу. Вот так с довольной улыбкой я и стал засыпать, как снова прозвенели колокольчики входящего сообщения. Чертыхнувшись, отчего соседи недовольно завозились, я открыл новое сообщение:
«Игрок, внимание. За быстрое выполнение квеста, вы награждаетесь единоразовым бонусом. Вам предлагается омолодится, сбросив шесть лет. Подтвердить бонус, «да-нет»».
Сон с меня слетел мигом. Ого, это что получается, если я подтвержу, то стану восемнадцатилетним? Сейчас мне двадцать четыре, скоро двадцать пять будет. Через каких-то три месяца. А что, отличный бонус, и моей легенде вполне подходит. После училища, молодой. А то я для молодых лейтенантов уже перестарком кажусь. Правда, документы менять придётся. Так и сделал. Подтвердил омоложение, форма сразу стала чуть больше размером, усох, чувствовать себя лучше стал, ну и заменил документы. Вот после этого и уснул.

К коменданту толпа целая офицеров выстроилась, голов тридцать, вот и я в очереди был. Мы, лейтенанты, самые молодые, в конце очереди. Кстати, у многих было оружие на ремне, у меня ремень пустой. Я после госпиталя, не выдали. Наконец и моя очередь подошла. Тучный капитан с утра уже в пропитанной потом гимнастёрке, хмуро изучил направление и спросил:
- Что, в Москве не могли на прямой рейс посадить?
Я промолчал. Да тот и не ожидал ответа. Вскоре выдал место и направление на поезд, пассажирский, а не эшелон, через два часа отходит. Надо рынок посетить, что я и сделал. Кстати, велосипед купил. В вагоне я обнаружил половину тех офицеров, что видел на вокзале. Сам я устроился на верхней полке, тот купейным был, вот повезло, а могли и на нарах в теплушке ехать, и вскоре поезд отошёл от перрона и набирая скорость направился на Минск. Как и другие командиры я приобрёл провизию в дорогу. Денег не было, так продал на рынке четыре пары наручных часов, вроде как трофеи. Они и были трофеями, только с британских солдат и офицеров. Из Африки они. Ушли легко, так что кроме велика взял пару буханок чёрного, два куска свежего солёного сала с чесноком, всё как я люблю. Точнее, я все деньги спустил на сало, восемь килограмм вышло, полкило у меня в сидоре, с половиной буханки и пятком пирожков, остальное в хранилище ушло. Да, в магазине выброс лимонада был, свежего завезли, не знал что его ещё делает, но купил пять бутылок. Одну уже опустошил, остальные в сидоре. Народ в купе армейский собрался, сплошь офицеры. Двое салаги зелёных, младшие лейтенанты, артиллерист и связист, а также майор-политработник, но я думаю из Особого отдела он, взгляд выдавал. Тот кинув вещи ушёл, ещё до оправления, и пришёл где-то через час. Сразу сказав:
- Ну что, товарищи офицеры, давайте знакомится. Майор Потапов, из штаба Десятой гвардейской танковой дивизии.
- Лейтенант Кириллов. После госпиталя получил направление на Западный фронт.
- Порох я смотрю нюхал, нашивку имеешь. Где воевал?
- Двенадцатая танковая бригада полковника Богданова, Юго-Западный фронт. Две недели воевал после училища, у нас ускоренный выпуск. Два боя в наступательной операции участвовал. Начинал командиром взвода, закончил командиром танка.
- Быстро тебя понизили. За что?
- Да там такое дело, после первого боя мой танк повреждён был, ходовая, пока шёл ремонт меня с «тридцатьчетвёрки» на «ИС-два» перекинули командиром, вместо убитого, на нём и воевал до ранения, назад уже не вернули. У нас в бригаде рота тяжей была, вот меня и перевели. Мы уничтожили шесть противотанковых орудий, две гаубицы, миномётную батарею и до двух взводов немецких солдат. Получил взыскание за уничтожение немецкой полевой кухни, раздавил её своим танком. Контужен авиабомбой во время налёта. На совещание вызвали, при возвращении в открытом месте и настигла проклятая.
- Ясно. А чего такой загорелый?
- Ха, а меня из госпиталя долечиваться в санаторий в Подмосковье отправили, а там большой открытый балкон, десять кроватей поставили и спали на открытом воздухе под тентом. Я ещё мало загорел, вот младлей один, Яшка-артиллерист, вот его врач вообще негром называл. Говорил, что ультрафиолет конечно полезен, но не в таких дозах.
- Ясно, - кивнул тот, похоже экзамен я сдал, и перевёл взгляды на молодых, у тех всё обычно, училище, и вот на фронт.
Я снова устроился на верхней полке, а специально её попросил, тут особо не мешают, и задумался. Пока Потапов общался с молодыми, учил их жизни, это он молодец, меня же тревожил рубиновый огонёк, что проглядывал в поезде среди изумрудно-зелёных меток. Через три вагона от нашего. Всё же решив глянуть кто это, мало ли раньше сойдёт, я спустился с полки, натянул сапоги, ловко намотав портянки, поправил ремень, согнав складки назад, и проверив как сидит пилотка, направился через вагоны в сторону конца поезда. Сказал соседям, хочу посмотреть, мало ли знакомых встречу? Жаль отговорка поиска вагона-ресторана не пройдёт, его просто не было, я уже уточнял у проводницы. Я прогуливался по вагонам, в одном пришлось закрывать лицо, чтобы не опознали, там Яков ехал, в форме майора-артиллериста. Тот Яков, что старший сын Сталина. Хорошо тот в окно смотрел, я успел отвернуться и не опознал меня. А вот и нужный вагон, тоже купейный. Дверь открыта, так что я заглянул, приветливо кивая присутствующим. Было двое военных, оба офицеры, и женщина с довольно взрослой дочкой. Лет четырнадцати точно. Один из офицеров майор, явно интендант, сразу видно, а второй старший лейтенант, лётчик, с медалью Героя на груди и орденом Ленина. Именно он и горел рубиновым цветом. Тот балагур, язык подвешен, со смехом рассказывал разные истории, отчего соседи по купе хохотали. К слову, то что купе вагонов не переполнены, ничего удивительного нет, мало ещё люди возвращаются на освобождённую землю. У меня была идейка спровоцировать его, разыграть удивление-опознание, полапать своё бедро, как будто за кобуру хватаюсь, которой нет, поиграть скулами и быстро уйти, тот должен забеспокоится, но увидев гражданских, да ещё подростка, решил не рисковать. Тем более у меня был резервный план. Потапов.
Погуляв, и вернувшись в своё купе, обнаружив что соседи раскладывают снедь, я достал своё, салу особенно порадовались, свежее, Потапов сам стал нарезать его тонкими прозрачными прожилками. У него отличный нож был, с острозаточенный, остальное сало вернул, треть нарезал. Ну и как бы между прочим поинтересовался у меня:
- Ну как, встретил знакомых?
- Да как-то сам не понял, товарищ майор.
- Без чинов, не на службе пока. Аркадий Владимирович я.
- Так вот, Аркадий Владимирович. С вами такое бывало? Месяца три назад, вы видели одного человека, а у меня отличная память на лица, а сегодня встретили его же, но в другом звании, да ещё другого рода войск.
- Ну-ка, ну-ка? - заинтересовался тот. - Расскажи кого видел.
- Три месяца назад наша танковая колонна шла к фронту, мой первый бой должен был состояться, я волновался. Поэтому и запомнил капитана НКВД, что обнимался с девушкой у дорожного поста. Там около десятка бойцов НКВД было, и машина, «полуторка». Я хорошо лицо запомнил, когда мимо проезжал. У меня тогда женщин не было, даже не целовался, завидовал лютой завистью. Это потом уже в госпитале решил этот вопрос. А сейчас по поезду гуляю, смотрю, тот же капитан, я уверен, что это он, но в форме старшего лейтенанта ВВС, да ещё со звездой Героя. Это вообще как?
- Может просто лицом схожи?
- Может и так, - передёрнув плечами, согласился я.
- А где ты его видел? Ч
- Да через три вагона от нашего, третье купе.
После этого мы приступили к трапезе. Кипяток от титана сами носили, заварка у майора была. А тот убрав своё, что осталось от завтрака, вскоре ушёл. А через час рубиновая метка в поезде пропала. Вроде шум был. Потапов не вернулся, а за его вещами молодой парень пришёл, в форме сержанта милиции. К нам вскоре другого соседа подселили, капитана-гаубичника, язвой всё мучился, молоко пил, так до Минска я и доехали. Были на месте вечером этого же дня. Скорый поезд-то.
Я не писатель - я просто автор.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 18003 (+18080/−77)
Лояльность: 6282 (+6301/−19)
Сообщения: 2979
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#9 Владимир_1 » 07.05.2021, 15:44

Сошли мы вскоре. Пассажиры, что прибыли на этом поезде, начали покидать вокзал и разбредаться, но в основном топали к штабу фронта. Оба мои соседа-салаги, со мной были. В штабе работали, еще светло было, вот и нас приняли. Оказалось, время прибытия было известно, потому и ожидали. Кстати, Яков тоже тут был, получал новое назначение. Я получил направление в Десятую гвардейскую танковую дивизию, что входила в Сорок Девятую общевойсковую армию под командованием генерал-лейтенанта Захаркина. Это та дивизия, где Потапов служит. Вот не зря такой крюк давал, как чувствовал. Когда я покинул здание штаба, с направлением в нужную дивизию, метки в удостоверении мне уже поставили, я направился на вокзал. Моя дивизия неподалёку от Кобрина находилась. Сам город ещё удерживался немцами. Наши тут пока особо не наступали, ожидали, когда срежут выступ на севере. Там Ригу брали. В секретном отделе мне сообщили, что недавно в Десятую дивизию ещё одного офицера направили, он должен был быть на вокзале. Младший лейтенант Огородников. Тоже из новичков, только из училища. Тоже танкист, наверное. Рынки и магазины закрыты, уже стемнело, когда я на вокзал вернулся, так что придерживая лямки вещмешка, я их на правое плечо закинул, стал выискивать младшего лейтенант с эмблемами танкиста на пагонах. У кого не спрашивал, не тот, пока ко мне паренёк лет восемнадцати не обратился, тоже младший лейтенант, но связист.
- Товарищ лейтенант. Вы Огородникова искали? Это я, Огородников.
- В Десятую гвардейскую танковую дивизию направили? - с некоторым удивлением уточнил я.
- Так точно.
- Я думал ты танкист. В секретном отделе о тебе сообщили. Вместе проще добираться. Зиновий, - протянул я руку.
- Это точно, - расцвёл тот улыбкой, пожимая мне руку. - Алексей.
- Ты у коменданта уже был?
- Да. Сказали, меня посадят на поезд, что в полночь будет проходить.
- Это воинский эшелон скорее всего.
Оставив вещмешок под присмотром Алексея, тот у окна неплохое место занял, сходил к коменданту, тут передо мной пятеро было, пришлось подождать, получил направление на тот же эшелон, я не ошибся, воинский, к нему пару теплушек прицепят для дополнительных пассажиров, после чего мы устроились на полу, а в этот раз я купил в магазине шинель, на двоих хватило. А легли мы на перроне, так и уснули. Шум поднимет. Кстати, а Алексей не так и прост, о своей специальности не говорил, крутил, видать что-то секретное. Может шифровальщик? Шум нас действительно поднял вовремя, эшелон подходил, я глянул на часы, тот что нужен, дальше до утра двигались к Кобрину, и через одну станцию до него нас и ссадили, дальше эшелон не идёт, противник. Время восемь утра было, торопили с высадкой, как бы под налёт не попасть. В общем, мы с Алексеем отошли, я на сгибе локтя шинель нёс, она и в теплушке пригодилась, когда расслышал фамилию моего попутчика. Её выкрикивал старшина, выискивая кого-то в толпе прибывших. Вообще эшелон войсковой, артиллеристов доставил с матчастью, пушки «УСВ» были, так что суеты и криков хватало.
- Лёха, кажется тебя ищут. Идём.
Мы добрались до старшины, и я сказал тому:
- Гвардии старшина, вы Огородникова искали? Так вот он.
- Попрошу ваши документы, товарищи командиры.
Мы отошли к углу пакгауза, тут поспокойнее, и тот проверил документы Алексея, а потом и мои, оказалось его послали забрать именно Алексея, про меня тот ничего не знал, но был не против подбросить до штаба. Из одной дивизии всё же. Сколько ехать не сообщил, видимо местоположение штаба секретно, что вполне логично. Старшина сопроводил нас к машине, это был «ЗИС-5» с наполовину крытым кузовом. Если проще, водитель убрал дуги до середины и у кабины получилась такая защищённая от дождя будка. И свежий воздух, и защита. Что интересно, у машины нас ждало два бойца-автоматчика. Ну точно Алексей этот не так и прост. Старшина отказывался подвезти других офицеров, мол, у него задание, так что мы устроились в машине и сразу направились в путь. Успели на километр отъехать, когда забили зенитки на станции, там появились немецкие самолёты. Шесть бомбардировщиков на трёхкилометровой высоте. Вроде без охранения истребителей. Ничего, вон высоте пара наших «ястребков», как раз пикировать начали, достанется тем. Я же, расстелив шинель, лёг на неё, Алексей общался с одним из бойцов, узнавал, как служба, тот вешал лапшу на уши новичка, а я быстро уснул, а то за ночь не выспался, будили часто. А проснулся, когда меня за ногу подёргали. Приехали.
Быстро собравшись, я прошёл в штаб, оставив вещи у дежурного, документы мои приняли, и пока оформляли, начальник штаба дивизии, в звании полковника, опрашивал меня. К слову, дивизия находилась во втором эшелоне и бои не вела, фронт пока стоял, если бои и шли, то местного значения.
- На какой машине воевали?
- На «Три-четыре» и на «ИС-два».
- Как так?
Вот и объяснил тому ситуацию. Такое бывает не редко, так что покивал. Сам полковник вот что сказал:
- У нас в дивизии танки в основном средние и лёгкие. Рядом стояла бригада тяжей, но её перекинули в другое место. Дело в том, что они использовали наш рембат, и там недавно закончили ремонтировать «ИС-два», так что принимай под командование машину. Экипаж уже подобран.
- Чтобы тяжи от «ИСа» отказались? - с сомнением протянул я.
- Его списали как не подлежащий восстановлению, а наши собрали из разбитых машин. Не волнуйся, мастера наши его так восстановили, лучше чем с завода.
Тут явно провернули аферу, но мне-то какое дело? Документы сделали, танк этот вошёл в состав взвода управления штаба дивизии, там три «Т-70» в охране штаба, мой танк будет четвёртым. Вот так получив документы, меня сопроводили на другую сторону деревни, да, штаб в деревне располагался, и особо и не пострадала, видимо не успели немцы её сжечь, тут они также получили приказ оставлять выжженную землю за собой. А там танк мой стоял, замаскированный на опушке леса и экипаж выстроился у машины. Три человека, я четвёртый. Что ж, остался получить личное оружие, амуницию, форму. Тот же комбез и шлемофон, и будем служить. С экипажем познакомился и пока те отдыхали, я у старшины выбил всё что мне нужно. А наш взвод к комендантской роте приписан, вот ротный старшина и нас обслуживает. Кстати, а кухня тут неплохая, удалось поужинать из генеральского котла. Командовал дивизией генерал-майор Родин, но его пока не было, в отъезде. Что по экипажу. Командир у них был, но утром забрали в медсанбат с острыми резями в животе. Аппендицит оказался. Операцию уже сделали. Что по оставшимся. Механик-водитель гвардии старшина Войников, Михаил Игоревич, белорус. Тридцать семь лет. Он из Кобрина, волновался, как там родные. Воюет с сорок первого. Три награды, два ордена «Красной Звезды» и медаль «За Отвагу». Наводчик, гвардии сержант Зайцев, Андрей, двадцать два года. Из Пензы. Воюет с марта этого года. Орден «Красной Звезды». Заряжающий, гвардии рядовой Соловьёв, сибиряк, двадцать девять лет. Воюет с декабря сорок второго, хотя призван был летом сорок первого, служил на Дальнем Востоке. Две медали «За отвагу». Один я без наград. Меня это особо не волновало.
Что я могу сказать? Мы знакомились с танком, вечером поиграли как будто бой ведём, привыкали друг к другу. К командам, что я отдаю, чтобы разбирались. Рядом с танком стояли машины штабные. Танки взвода управления рассредоточены вокруг деревни, охраняли штаб. Меня это тоже касалось. Танк в порядке, боекомплект полный, тридцать пять снарядов, жаль зенитного пулемёта нет, но и так неплохо. Приходил радист, проверял рацию, выдал мой позывной. Сверчок-4. За рацию я отвечаю и веду переговоры. Капитан, что у рембатовцев принимал этот танк, говорил, что орудие отстреливали после ремонта, проверяли прицел. Был сбит, поправили. Бой покажет так это или нет. Кстати, узнал, что проблем со снарядами не будет. Дивизии придан полк самоходок, «СУ-122», у них такой же калибр. Уже отбой был, мы устраивались спать у машины, когда я насторожился. На карте, метрах в трёхстах от нас, в глубине леса, на опушке которого мы стояли, зажглись метки рубинового цвета. Двенадцать штук. И двигались они к нам. И что делать? Поднять тревогу? А как я это объясню? Тут в глубине леса посты охранения, патрули ходят, часовые. Я своего не ставил, потому что рядом с нашим танком стоял автомобиль связи, и его автоматчик охранял, как и наш танк. М-да, шум может и поднимут, даже до стрельбы дойдёт, но противник наверняка уйдёт, возможно и без потерь. Пусть особисты и организуют преследование, а охраны тыла это одна из их задач, но главное диверсанты или разведчики противника продолжат работать в нашем тылу. Вот и пришёл я к такому выводу, что придётся лично ликвидировать эту группу. Причём так, чтобы никто не засёк.
Откинув полу плащ-палатки, мы впятером лежали на куске брезента, чехла у танка не было, но мехвод где-то этот брезент нашёл, ножами нарезали травы, охапка получилась зачётная, на неё брезент и накрылись двумя плащ-палатками. Сосед мой завозился, и я прошептал ему:
- Лежи, я до отхожего прогуляюсь.
Кстати, с Алексеем, который и спал рядом со мной, я не ошибся, шифровальщик и есть. Пока дежурный радист слушал эфир в радийной машине, тот спал с нами. Я позвал по знакомству. Так как дивизия тут уже восемь дней стояла, то чтобы бойцы не проводили минирование по разным уголкам, сразу было оборудовано отхожее место, я его уже не раз посещал, вот и сейчас застёгивая ремень с тяжёлой кобурой, мне выдали «Наган», это оружие всегда выдают танкистам, я двинул в сторону отхожего места. Посетив нужник, а что, всё равно в ту сторону шёл, я скользнул мимо поста, пропустив патруль, и ушёл за охраняемую территорию, делая крюк, чтобы зайти за спины. Кто они, я терялся в догадках. Для диверсантов, количество солдат в принципе приемлемо. Для разведчиков - великовато, хватит трёх-четырёх и радиста, чтобы наводить артиллерию или авиацию. Но если разведке дополнительно поручили устраивать какие мелкие диверсии, то такое количество солдат вполне хватает. Я не успел выйти в тыл группы, как обнаружил что противник встал и разделился. По две пары стали расходится в стороны. Видать разведку выслали. Причём стали те метрах в ста от постов, о которой видимо отлично знали. Значит, они тут уже бывали. Одна группа пошла на меня. Ну почти, я сменил дерево, за которым укрывался с двумя «Наганами» с глушителями в руках, на другое. И когда противник прошёл мимо, поднял руки и с двух рук выстрелил им в затылки, отчего парочка повалилась на землю, чуть шумнули амуницией, но не сильно, насторожить никого не должны. Обоих наповал, метки погасли.
Я же поспешил в обход основной группы, ко второй паре. Вот тут я не успел, они сняли часового, хорошо работают, я как не вслушивался, так ничего и не услышал, но одна изумрудная метка погасла. Вот гады. Также с двух рук по одной пуле каждому в голову. Я обоих отработал, когда те переносили тело убитого бойца в сторону. Осталось восемь. Я поспешил к основной группе, дозарядив «Наганы», когда приметил что три метки покинули группу, отходя в сторону. Я понял, что это радист при двух охранниках, когда их уже ликвидировал. Радистом оказалась девушка, блондинка, очень красивая. Я на миг осветил их фонариком с синим светофильтром. После чего подойдя к основной группе, оружие у меня снова заряжено до полного и открыл огонь. Двум первым в затылки, я хотел забрать форму, немцы были в советских камуфляжных костюмах, хочу прибрать с оружием. Оно тоже советское. Вот так первым двум в затылки, пользуясь внезапностью, остальных беспорядочной стрельбой завалил. Причём один здоровый немец, точно немец, ругнулся, успел откатится и две первых пули только зря взрыхлили землю, но две следующие тот словил неплохо, наповал, после этого пробежался и добил. Дальше скорый и спорый сбор трофеев. Оставлял я только обнажённые тела, убирая окровавленные тюки одежды, где они окровавленные были, с прицепленным к ним оружием, в хранилище. После этого и по трём другим группам пробежался, также всё прибрав, включая всё с девицы. У неё под маскхалатом была женская униформа с погонами старшего сержанта медицинской службы. Только тело молоденького солдатика не трогал, всё при нём оставил. И через то место где он на посту стоял, вернулся к своим, снова посетил отхожее место, тут утоптанное место, собаки след не возьмут, и оттуда уже к своим, вскоре накрывшись плащ-палаткой. Почти час меня не было, но этого никто не видел, спали. А от сгоревшего пороха, всё же комбез мой провонял слегка, я намазался хвоей, тут в лесу были и ёлки, пусть лучше ими пахнет. Вот так и пытался уснуть, да не получилось. А тревогу подняли.
Патрули окликали каждый пост, на пути, а тот солдатик не отозвался, начали фонариками светить, обнаружили следы волочения, ну и тревогу подняли. Мой экипаж сидел в танке, ожидал отбоя, пока рота солдат прочёсывала лес. Всех они нашли, и убитого бойца, и обнажённые тела диверсантов. Поначалу решили, что это свои, особисты начали выяснять не пропала ли в дивизии или у кого из соседей группа бойцов, но потом на трёх телах нашли татуировки эсэсовцев, и разобрались, что это и есть противник. Однако, что произошло разбирались до утра. Нам отбой тревоги в три часа утра дали, и снова вскоре уснули, а особисты в лесу до обеда работали, собак гоняли, пытались следопыта задействовать, и такого нашли, но там рота так натоптала, что ничего уже не ясно. В общем, тела похоронили, доклад ушёл наверх, но мне от этого ни холодно, ни жарко, я с экипажем продолжал пока теоретическую учёбу. Из всего экипажа на таких тяжах, только я и заряжающий воевали, остальным танк незнаком. Зайцев, вообще артиллерист, из противотанкового дивизиона, отметился своим точным огнём, вот его и перевели в танкисты, чему тот был рад.
В общем, служба так и тянулась, личного пространства у меня фактически не было, я подумывал форму, снятую с диверсантов, постирать в озере, что не так и далеко от деревни раскинулось, точнее озеро за деревней было, но куда там, тут столько глаз, что не рискнул. Даже ночью. Вот так пять дней и прошло. Из новостей, Ригу наши всё же взяли, и добивали оставшиеся очаги сопротивления окружённого противника. Другие войска наступали в сторону Гданьска. Недели за три должны дойти. В общем, фронт выпрямился, и Рокоссовский двинул свои войска. Однако нас пока не трогали, как я понял мы пойдём в прорыв, расширяя его и создавая небольшие мини-котлы. Да, служба при штабе много информации даёт, то тут пару слов услышишь, то там. Кобрин наши вязли, наша дивизия не участвовала, но снялась с места и двинула следом за наступающими войсками. Наш танк, глухо порыкивая двигателем, шёл во главе штабной колонны. Не повезло мехводу, сам Кобрин остался по правую сторону, километрах в двадцати, мы по понтонному посту переправились через речку и двинули дальше, не узнал как там его родные, в порядке или нет? Городских боёв в городе было мало, Кобрин охватили с двух сторон, но они всё же были. Дивизия прошла за два дня около тридцати километров, и встала, как я понял, надолго, слишком хорошо обустраивались. Правда, это тоже ничего не значат, могут вскоре дальше направить.
- Старшина, ты на мотоцикле ездить умеешь? - помогая маскировать танк маскировочной сетью, спросил я.
- Так точно, умею.
- Хорошо. Переоденься в лучшее, лоск наведи. Я скоро вернусь.
Отойдя в сторону, я достал мотоцикл, сидор пустой, в который сложил продукты питания, швейные иголки, мыло, и всё что ценится, и верхом на мотоцикле подкатил к танку. Видно, что тот трофейный.
- Держи, - протянул я тому листок, поддельной увольнительной. - Увольнительная, поддельная, сам от руки накидал. Это конечно филькина грамота, ничего не значит, но если что, отбрехаешься от постов. Постарайся с ними вообще не встречаться. А сейчас бери мотоцикл, этот вещмешок с подарками для семьи, и езжай, проведай. Но чтобы вечером был тут как штык. Да, «ППШ» возьми, с одним «Наганом», если что, не отобьёшься.
Старшина натурально заплакал от избытка чувств, но быстро справился с ними, запинаясь поблагодарил и вскоре пыль скрыла его. Двигался тот к дороге Брест-Кобрин, тут до неё недалеко, километров шесть. А мы тянули время, изображая что экипаж полон, так до вечера и дотянули, дивизия действительно пока стояла, немцы там на берегу реки создали довольно сильную оборону, и наша артиллерия её разносила. Старшина вернулся за час до наступления темноты, крепко меня обнял, и сообщил:
- Живы мои, даже мама. Дом у нас на окраине, в погребе прятались, говорят стрельба страшная стояла, но выжили. Никто особо и не пострадал, только стёкла в окнах выбило. Сына вот в Германию увезли, остальных моих детей спрятали. Ничего, будем в Германии, найдём.
- Найдём, - кивнул я. - Иди поужинай, мы тебе котелок с кашей оставили.
Старшина ничего не привёз, голодно в семье было, немцы всё вымели, так что подарки что тот привёз, здорово помогли его семье. Мыло и иголки продали на рынке, он уже открылся, стихийный базар, купили овощей, картошки несколько мешков, даже пяток кур и козу. Хоть что-то. Пока старшина рубал кашу, я быстро укатил мотоцикл, положив в высокой траве на бок, и отправил хранилище, как и очки, что с ним в комплекте шли, бак пустой, но ничего, заправлю. Ну а тот описывал как дома было. Картошку, что те купили, будут сажать. В этом году из-за немцев не садили, нечего садить было, даже огрызки на еду пускали. А сейчас торопливо вскапывали огород и сажали. Картошку резали на четвертинки, и в землю, половину огорода успели посадить, остальное завтра, да и поделились с соседями. У них та же беда. Я это всё предполагал, потому в вещмешке были в основном ценные вещи. Да и что там, три банки свининой советской тушёнки, две жестяных банки с конфетами немецкими, это из провизии всё, три пачки швейных иголок, ценность сейчас большая, три пары наручных часов, шесть брусков мыла, и две пачки соли и пачка чёрного молотого перца. Это всё что ушло в вещмешок. Вот только и рассказывал, как распорядился богатством. Конфеты детям, надо же порадовать, остальное продал на стихийном рынке. Овощи, зерно и картошку взял. Смог найти ротного старшину сапёрного батальона, что в Кобрине встал, за три банки тушёнки тот выделил двенадцать бойцов, с инструментом. Двое плотники, вставляли стёкла, мой мехвод купил на рынке несколько кусков, хватило остеклить, да ремонт дома проводили, один косил траву для козы, остальные вскапывали огород, а жена с матерью, и две старшие дочки старшины делали грядки, да картошку сажали. Бойцы успели весь огород вскопать, но посадили пока только половину. Пусть поздно, сегодня было семнадцатое июня, но хоть так. Деловая жилка старшины меня подивила, но тот для семьи старался, так что прав он во всём. Остальные члены экипажа тоже переживая слушали рассказ старшины. Я один в экипаже не женатый. Даже у Зайцева была жена и кроха-дочка. Да, так и есть, но старшина по количеству детей впереди был. Пятеро у него. Единственного сына угнали в Германию, осталось четыре дочки, старшей пятнадцать лет. У сибиряка-заряжающего двое детей, два сына, и вот у Зайцева одна дочка.
Особо я этого не планировал, но мой авторитет в экипаже поднялся довольно высоко. Особенно старшина на всё был готов ради меня, что дал ясно понять. А пока пора отдыхать, лежанка готова.

Мы простояли ещё два дня, после чего нашу дивизию кинули на прорыв. Наши взломали оборону и по двум понтонным мостам войска пошли на ту сторону. Как я понял, приказ мощном рывком достигнуть Бреста, до него километров тридцать было, и овладеть им. Наверное, особо изощрённым способом овладеть. Мой танк передали в передовой Шестой гвардейский танковый полк подполковника Ивашина, что входил в нашу дивизию. Кстати, мне выдали вчера гвардейский значок, так что я теперь гвардии лейтенант. Вообще понятно почему решили передать мой танк, с его бронёй двигаться в передовых порядках это то что нужно, вот только я в курсе что не один мой танк из тяжей у нас в дивизии. Да, меня обманули. Было ещё два трофейных «Тигра», и три «КВ-1С». «КВ» были получены также, аферу с битыми прокрутили, а трофеи есть трофеи. Где используют другие тяжи, не знаю, но у Ивашина только один тяж, это мой «ИС», а в основном в его полку это «тридцатьчетвёрки», около пятидесяти штук, два десятка «Т-70», и двенадцать «Т-50». Свежая дивизия, до полного штата пополнена. «Семидесятки» уже сняли с производства, насколько я в курсе, а вот новейшие «тридцатьчетвёрки», с восьмидесятипятимиллиметровой пушкой ещё только начали выпускать с конвейера. В июле они пойдут в войска. Однако наш танк наконец преодолел песчаный подъём у переправы, вокруг вставали редкие фонтаны песка и воды, это немецкая артиллерия, что дотягивала, пыталась помешать переправе, но плацдарм на этой стороне реки уже захвачен на три километра и вот вводили в бой резервы. Сюда входила и наша дивизия тоже. Мы в передовом дозоре. Впереди пылят три «Т-50», за ними, отстав метров на сто, шёл мой тяж, все четыре танка облеплены бойцами. Остальной полк шёл за нами отстав примерно на полтора километра. Вот так мы выехали на полевую дорогу, а по ней и до трассы Брест-Кобрин, где снесли шесть грузовиков точным огнём. Немцы торопились в сторону Бреста, перехватили все шесть машин. Три от огня моего тяжа, мы два фугаса пустили, перевернулись и горели, остальные тоже сползли в кювет расстрелянные скорострелками «пятидесяток». Бойцы покинули броню, иначе от выстрелов нашего орудия их просто снесёт.
Проехав мимо разбитых грузовиков, тут спрыгнуло шесть бойцов, начали осматривать да собирать выживших немцев, что поднимали руки, а мы покатили дальше. Проехали километров шесть, как я заорал в ларингофон командиру передового взвода:
- Осока, назад! Впереди артиллерийская засада.
Надо отдать должное командиру передового взвода, не смотря на то что мы одного звания, оба лейтенанты, но по должности тот старше, да и передан в его подчинение, чего уж там. Но отреагировали экипажи «пятидесяток» молниеносно. Развернувшись, и зигзагами рванули обратно, без десанта, бойцы покинули машины и залегли у дороги по обочинам. Мой десант, впрочем, тоже. А когда танки дозора прошли мимо моего тяжа, орудие «ИСа» грохнуло во второй раз. Да, когда я передал сообщение командиру дозора, то сразу сообщил наводчику:
- На два часа от нас, у кустарника замаскировано противотанковое орудие, семь-пять, огонь по готовности.
- Есть,- откликнулся Зайцев, поворачивая башню, а так как орудие немцев вело огнь по «пятидесяткам», выдав своё метаположение, тот видел где оно.
- Заряжающий, после выстрела пять бронебойных подряд.
- Есть
Почти сразу грохнуло орудие, прямое попадание, что я подтвердил, и пока шла перезарядка, я сообщил Ивашину, что вышел на связь:
- Сорока, наблюдаю артиллерийскую засаду, около дивизиона противотанковых орудий. Шесть танков, два их них «Тигры». И две самоходки. Засада находится в узком дефиле, слева болото, справа заливной топкий луг.
- Отходите, я подтяну гаубицы.
- Сорока, до противника дистанция два километра, в прямой видимости, разрешите уничтожить огнём орудия? Десять минут и засады не будет.
- Уверен?
- Так точно.
- Действуй.
- Есть, - подтвердил я, и приключившись на внутреннюю связь, сообщил Зайцеву. - На одиннадцать часов, в шести метрах от берёзы со сломанной верхушкой, кустарник. Это маскировка «Тигра». Вкопан по самую башню. В двенадцати метрах левее, ещё кустарник, второй «Тигр», огонь по готовности.
Тут же грохнуло орудие, Зайцев уже навёл на цель, как раз мимо «пятидесятки» и пролетели. Тактическая карта отлично показывала засаду, поэтому я видел результаты нашей стрельбы. Первый выстрел по «Тигру», и рикошет, второй, и все танкисты тяжёлого танка замерцали, ранены или контужены, но мне этого достаточно, и подтвердив поражение цели, велел по второму «Тигру» открыть огонь. Сами мы не стояли, по моему приказу, после каждого выстрела, пока шла перезарядка, мы то на двадцать метров назад сдавали, но на тридцать вперёд. А по нам почти все стволы засады вели огонь, танк часто скрывался в пыли от попадания снарядов в землю, и были брызги рикошетов о броню. Наверное, такая дуэль с засадой со стороны смотрелось страшным делом. То, что дуэль не в одни ворота, было видно, второй «Тигр» полыхал, как и одна из самоходок. Мы же, закончив с тремя «четвёрками» и второй самоходкой, били по артиллерийским позициям, разнося их. У некоторых были брустверы из брёвен, у других просто замаскированные ветвями открытые позиции. Видимо только-только перед нами прибыли и не успели позиции оборудовать. Даже хороший заряжающий, а у нас отличный, не может зарядить орудие больше чем три раза в минуту, поэтому за десять минут мы сделай двадцать девять выстрелов, осталось четыре, когда я остановил огонь, приказав старшине двигаться вперёд. Осторожно, потому как я не знаю, кроме артиллерийской засады, не устроили ли тут ещё минную. Может фугас на дороге вкопан? О том, что противника я выбил, командиру полка сообщил, так что на полпути нас обогнала рота «тридцатьчетвёрок» с десантом. Рота в полной готовности была и её сразу пустили вперёд, как я дал добро. Именно десант и зачищал позиции, а рота прошла чуть дальше отбежала, охраняя нас, и перехватывая беглецов, были и пленные, и трофеи. Тот «Тигр» был цел, экипаж достали из боевого отделения. Ну а мы шли вперёд. Боекомплекта почти не осталось, что там четыре выстрела, но подкинуть снарядов обещали позже, так что снова десант на броню, они к слову участвовали в зачистке позиций противника, и вперёд. Снова «пятидесятки» передо мной. Прошли километров шесть, и попали под мощный артиллерийский огонь. Два дивизиона работали, не меньше. Тут явно наводчики где-то сидят.
- Полный ход! - крикнул я.
Впереди появились красные засветки ещё одной засады, встав перед ней, под таким артиллерийским огнём мы долго не продержимся, так что тут только один выход. Вперёд. Точнее я нашёл другой, карта показала объездной путь.
- Осока, впереди засада. Отходим.
Сообщив это командиру дозора, тот уже потерял один танк, стоял и полыхал, я переключился на внутреннюю связь и приказал мехводу:
- Старшина, сейчас будет съезд полевой дороги и в тот лесок что в ста метрах. Гони туда. Да, вот тут поворачивай.
Причём я отметил, как мы съехали на полевую дорогу, что не весь десант покинул мою машину, за башней двое солдат прятались. Может не успели спрыгнуть, или забоялись. Ну и два оставшихся танка Осоки повернули за нами. Дорога лесная узкая тут, скорее для телег, ветки так и шуршали по броне, я думаю, что шуршали, внутри не слышно, да и рёв движка всё перекрывал. Синице, то есть, комполка, я не докладывал о засаде, это Осока сделал, да Ивашин и сам всё видел.
- Старшина, стой. Глуши. Вылезай за мной, прогуляемся.
Открыв крышку люка своей командирской башенки, я велел бойцам, что всё ещё прятались за башней:
- Бойцы, с машины. В охранение.
Это прозвучало глухо, хотя двигатель уже молчал, оглушён был немного. Сзади встали танки дозора. Мы как раз со старшиной выбрались наружу, прихватив один из двух «ППШ», что были записаны за Зайцевым и Соловьёвым, как подбежал командир дозора.
- В чём дело? Почему встали?
- Согласно карте, дальше река, разведать надо бы, товарищ гвардии лейтенант, - достал я из планшетки карту.
- Где взял? - сразу заинтересовался тот.
- Да на месте первой артиллерийской засады. До ветру бегал, смотрю унтер убитый лежит. У него и забрал.
- Действительно приток имеется. Тут похоже старая дороге. Может мост есть? - предположил Осока, но тут же тряхнул головой. - В любом случае вес такой мосток не выдержит даже моих танков, что уж про твоего монстра говорить. Идёмте, глянем.
Взяв одного бойца для охраны, танки Осоки без десанта были, и мы прогулялись и действительно через двести метров нашли протоку с гнилыми пеньками опор от бывшего мостка. Чуть в стороне я приметил в воде верх башни и кончик пушечного ствола советского танка. Похоже «Т-26», с сорок первого тут. Он меня заинтересовал. А что, я коллекцию собираю, танкист я или нет? Такого у меня ещё нет. А восстановить восстановлю, инженер я или погулять вышел?
- Утонешь, - осмотрев мост, сказал командир дозора.
- На скорости проскочу, - покачал я головой. - Только не сразу. Нужно покататься туда-сюда, набить колею и умять землю, иначе при разгоне она сильно замедлит танк. Пять метров притока, проскочит.
- Не уверен, - осмотровая берега, сказал старшина.
- Я сам за рычаги сяду.
- Товарищ командир, это я мехвод.
- У меня опыта больше с этой машиной.
Дальше мы вернулись, обнаружив у танка с десяток бойцов, оказалось это десант, нашёл нас по следам. Танки Осоки остались на месте, а я, сев за рычаги действительно покатался до мостка и обратно, два захода сделал, сам Осока, используя коды, сообщил Ивашину что мы ищем обход, чтобы выйти в тыл засаде. В общем, я разогнался, тряхнуло здорово, хорошо орудие назад развернули, но ревя мотором, задрав передок, выехали на другой берег. Потом и танки Осоки проскочили, последний чуть не застрял. После этого мы покатили дальше, приняв десант. А там выехав из леса, обнаружили на поле два дивизиона. «Пятидесятки» рванули к дальним орудиям, а я направился к ближайшим, ведя частый пулемётный огонь. Снаряды берёг. В общем, дивизионы мы взяли, в основном только расчёты и побили, около трёх сотен пленных взяли, их десант охранял, развернуть орудия немцы не успели. А потом вышли к засаде, и ударили с тыла. Удалось. Тут я последние четыре снаряда и потратил. После этого у моего танка встал грузовик, и мы начали грузить снаряды, а в это время полк Ивашина вошёл в Брест. Немцы его не обороняли, закрепились на той стороне Буга. Вот так до вечера от Бреста советские войска растекались влево и вправо, беря территории под свой контроль, выясняя где у противника слабое место и где стоит готовиться бить, перебравшись через Буг. Но это не скоро будет, тут для пехоты работа. А мой танк вернули во взвод управления дивизии. Только вид у него был совсем другой, свежей краски, особенно на лобовой броне, не осталось, всё в царапинах и рытвинах. Мы насчитали семьдесят шесть попаданий, и ни одного пробития. Поменяли одно звено на левой гусеницы, разбито было, на честном слове держалось. Я же прибрал что хотел. Пока загрузка боеприпасов шла в мой танк, я сбегал через лес к той протоке и мостку, и убрал «Т-26» в хранилище. Сначала убрал, потом на берегу достал и терпеливо дожидался пока стечёт вода, выясняя какие повреждения тот получил за две зимы. Лёд, дело такое, что угодно поломает и погнёт, но вроде внешних дефектов не было, так что убедился, что воды нет, заглянул в боевое отдаление, с трудом открыв верхний люк, тел погибших танкистов не было, кроме пушки остался спаренный пулемёт, и убрал танк. Будет время, займусь им. Надо поискать по округе, у пацанов местных поспрашивать, может тут в болтах где «БТ» разных серий есть? Я бы не отказался. Да и от «Т-28» тоже.
Штаб дивизии разместился не в Бресте, там и других хватало штабов, включая корпуса, мы в лесу встали. Вот там я и наткнулся на Потапова. С виду как будто случайность, но я в это не поверил. Вот только когда я его увидел, вдруг прозвучали колокольчики сигнала выходящего вызова. Ну наконец-то, а то я уже беспокоится начал, что админы куда-то делись, квесты мне не засылают.
Я не писатель - я просто автор.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 18003 (+18080/−77)
Лояльность: 6282 (+6301/−19)
Сообщения: 2979
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#10 Владимир_1 » 08.05.2021, 13:34

Открываться я пока не спешил, Потапов может насторожится если я застыну с отсутствующим, видом читая сообщение. Поэтому повернулся к майору, когда тот подошёл, неся левую руку в косынке. На руке видны бинты. Это его не тот ли «лётчик» в поезде порезал? Вполне может быть.
- Здорово, Кириллов. Я когда услышал, как описывали в штабе геройство командира тяжа, сразу о тебе вспомнил. Стал выяснять, точно ты. Кириллович?
- Так точно.
- Что, отец оригинальность не проявил, назвав Кириллом?
- Это дед большой оригинал, отец у меня Кирилл Кириллович Кириллов. К тому же в одной семье двух сыновей одним именем не называют. У меня старший брат Кирилл. Традиция, вроде как.
Потапов хмыкнул, но всё же уточнил:
- Воюет?
- На Балтике. Подводник. Его ещё до войны призвали, учился, теперь вот служат. Тревожно, мама писала, когда я ещё в госпитале был, что два месяца от него писем нет.
- Отец? Другие братья и сёстры?
- Отец погиб ещё до войны. Под машину попал. Кроме брата ещё младшая сестрёнка есть. В седьмом классе учится, школьница.
- А почему письма не пишешь?
- Почему? Уже отправил, указал номер своей почты, чтобы писали.
- Почему я не знаю?
- Так я не через нашу почту отправлял, а через раненых, которых в тыл увозили, попросил отправить гражданской почтой.
- А вот так делать нельзя. Цензура для того и бдит. Чтобы отправлял как все.
- Есть, - козырнул я.
- Давай, расскажи, как первый бой проходил.
Ну я и описывал, пока майор изучал рытвины на броне, от попадания вражеских снарядов. Как Соловьёв со старшиной кувалдой и ломом выбивают сердечник снаряда, застрявший в броне. Однако интерес свой тот проявил чуть позже, сказав:
- Знаешь, тот лётчик в поезде. Действительно вражеский агент. Вон, меня ранил. Доложи ещё раз, где ты его видел?
Снова описал где и в каком виде его видел, как я понял, мой намёк майор распознал, что тот пост НКВД был ложным, диверсанты работали. Пришлось письменную объяснительную писать, и забрав её, майор ушёл, а я наконец открыл сообщение и почти сразу чертыхнулся.
- К бою! - скомандовал я, первым рванув к танку. - В машину.
Вот что было в сообщение:
«Игрок, внимание. Вам предлагается квест. Нагара за выполнение. Первое, сорок тысяч баллов на личный счёт и звание старший лейтенант, командир роты. Второе, сорок пять тысяч баллов на личный счёт и увеличение тактической карты на три километра. Третье, семьдесят тысяч баллов и звание танковый-ас. Принять, «да-нет»».
Я принял, выбрав первую награду, там и увеличение количества танков под управлением и размеры карты, и почти сразу новое сообщение, которое я немедленно открыл, Потапов ещё был в прямой видимости, неспешно подходя к своей машине, слегка побитой «эмке».
«Игрок, внимание. В 21 часа 37 минут крупная группировка окруженых частей Вермахта и СС атакует населённый пункт Романовские Хуторы, в котором расположился медсанбат вашей дивизии. Медсанбат и раненые будут уничтожены. Задание не допустить этого».
Как видите, причины почему я торопился, были. До этого села было чуть больше трёх километров, которые ещё нужно преодолеть. А немцы уже через сорок минут нападут. Как обосновать то что покину место стоянки, да ещё без разрешения, я не думал, отобью нападение, всё простят. А пока танк катил в сторону Романовского Хутора, шли на предельной скорости, я прикидывал всё за и против. Судя по квесту, админы игры приняли то, что я начал воевать не от себя, а в составе танковых подразделений Красной Армии, видимо это было заложено в игру, но я не пользовался этим, только эпизодически, да ещё в первой игре, в самом начале. И мне это понравилось. А так как я был на связи, то мой позывной с требовательными интонациями зазвучал в эфире, вызывал радист штаба дивизии. Пришлось ответить:
- Я Сверчок-четыре. Получил информацию от разведки, что к селу Романовские Хутора, где у нас медсанбат, выходит крупная группировка противника. Постараюсь не допустить захвата села и медсанбата.
- Принято.
Дальше в эфире резко повысился радиообмен, похоже туда стягивались другие подразделения. Успели мы едва-едва. Парни из экипажа уже в курсе что нам предстоит. По пути нас нагнала колонна автомашин, в кузовах которых сидели бойцы, примерно около роты, и было две противотанковые пушки. Из передней легковушки мне Потапов погрозил целой рукой. Бойцы даже окопаться не успели, хотя те подразделения что стояли в селе, начали окапываться на околице, но было их слишком мало. Подошедшая рота несильно исправила ситуацию, но успели вырыть только ячейки для стрельбы лёжа, да развернуть пушки, когда началась атака с опушки леса. От него до окраины села было метров двести. Валила настоящая толпа озверевших солдат Вермахта и СС, те рвались к своим, к реке Буг. Мы уже были на подъезде, танк на миг замер, выстрел, и в самую гущу влетел фугасный снаряд, разметав с две сотни, рубиновые метки несколько десятков солдат противника погасло, около полусотни замерцало, а мы двигались дальше, пока шла перезарядка, так танк с коротких остановок прицельно стрелял. Нас ещё одна автоколонна догнала и рота «тридцатьчетвёрок», с ними мы и отогнали противника в лес. Те оставили на поле с полтысячи тел убитыми и ранеными. А ведь и до рукопашной на окраине села дошло. Бились насмерть. А ушло с две тысячи солдат и офицеров противника, и они ещё могли натворить дел, но к счастью о них теперь знали, не смотря на ночь перекидывались подразделения и кольцо вокруг них сжималось. В общем, их в этом лесу и заперли. А до Буга им всего какие-то считанные километры, за которым уже были свои. Да уж, и хочется и колется, а прорваться через нас не выйдет. Прошли бы тихо, о них бы узнали только у Буга, зачем штурмовать село было?
Потапова снова ранило, в другую руку, теперь и та на привязи. Хорошо медики рядом, медсанбат не пострадал. Оборону тут возводили серьёзную, даже комдив примчался. Меня он поблагодарил, но как-то рассеяно, выяснил, что мне сообщили разведчики о немцах, откуда и чьи не знаю, но убедили, вот и рванул на помощь. Объяснение устроило. Сам я загнал «ИС» во двор одного из домов, тут отдыхать будем, двенадцать фугасов потратили и сорок шесть дисков к пулемётам, экипаж чистил ствол орудия, два бойца из пехоты помогли им, снаряжали диски, а я направился в лес. Только не через опушку, где немцы ушли, там наши секреты, а стороной. Немцев я видел, на дальности карты были, те перегруппировывались. Дело в том, что через лес проходила дорога и там много брошенной техники. Немцами же и брошенной. Вот и хочу присмотреть себе что интересное. Сами бывшие хозяева были в стороне, так что я выбирал спокойно, но быстро, желательно вернутся как можно быстрее, хотя экипажу и велел лежится спать без меня, я задержусь. Мол, дивчина одна понравилась, у неё могу заночевать. Первым делом я убрал в хранилище два «кюбельвагена». Один заднеприводный, другой полный привод имел. Потом по два тяжёлых мотоцикла «БМВ» и «Цундап», из тех что по годам свежее, четыре легковых-одиночки разных моделей. Обнаружил два броневика, которые тут же забрал. Один наш «БА-10М», второй тяжелый бронеавтомобиль «Пума». Ну и приметив пассажирский штабной бронеавтомобиль повышенной проходимости «Sd.Kfz.247», взял и его. Была ещё «Штуг-3», но сломанный, аж перегородил лесную дорогу, потому тут технику и бросили. Возможно поэтому в атаке на село участвовало всего пять единиц техники, которые быстро уничтожили. Отремонтирую, но не особо редкая самоходка, да ещё состояние так себе. В левом борту заметна пробоина. По размеру «сорокапятка» отработала.
Пока я самоходку не трогал, много места займёт, а тут столько всего интересного. Например, советская тяжелая армейская полевая кухня «КП-3-37», что была прицеплена к тяжёлому армейскому полноприводному грузовику «Татра 111». Чехи выпускают. Свежая машина, их с прошлого года начали выпускать, а этот грузовик этого года выпуска. Убрал и машину, и кухню, пусть последнюю и надо мыть после какого-то варева. Зато в кузове несколько ящиков с припасами и мешками с крупой. Немцы вряд ли бы бросили, значит планируют вернутся. Ну да, около двухсот точек рубинового цвета, что сливались в одно пятно, направились к дороге и этой брошенной колонне, надо торопится. Так что я отправил в хранилище дополнительно гусеничный грузовой мотоцикл, внедорожный автомобиль «Мерседес», чем-то на «Виллис» похож, только больше. Генеральский «Хорьх» прихватил, севший пузом в какой-то луже. Остальной хлам меня не интересовал, разные грузовики, радийные автомобили. Правда, в некоторых грузовиках были грузы, осматривал часть и убирал находки. Боеприпасы в основном к стрелковому оружию. Нашёл снаряды к зенитным автоматическим пушкам «Эрликон», немного, но забрал всё. Оружия немного ручного. После этого поспешил обратно. Всё интересное и редкое я забрал. Да, в одном грузовике в кузове две больших палатки и разобранная мебель. Видимо какой-то генерал привык воевать с удобствами. Пару маскировочных сетей прихватил. Жаль танков не было, шесть бронетранспортёров, машинки довольно распространённые, не заинтересовали, а самоходку я брать всё же не стал. А перед выходом из леса, я на дороге достал «ИС-2», тот что у немцев угнал, пусть тот в серой краске и с крестами, я открыл верхний люк и спустился в боевое отделение, где стал заряжать орудие, и ещё три снаряда убрал в чемоданы в полу. Да, мне удалось незаметно тиснуть четыре снаряда, пусть и раздельного заряжения, но они были. После этого на полках разложил шестнадцать снаряжённых дисков к пулемётам. Сами пулемёты зарядил. Потом на корме поставил бочку с дизельным топливом и через шланг самосливом начал заполнять баки, а то там на дне фактически. Немцы не держали восстановленные танки с топливом в баках. Да на предмет возможного угона. Заправил танк до полного, я убрал его, и поспешил обратно к селу. На посту меня тормознули. Но опознали, хотя проверки я и не избежал. А дальше устроился спать с экипажем, но уснуть не успел. Наконец награда настигла героя. Баллы пока не тратил, найду применение, а вот насчёт звания старшего лейтенанта, это не админам игры решать, главное я теперь четырьмя машинами мог одновременно управлять, да ещё границы карты раздвинулись на километр, теперь на шесть работает.

Утром выстроив нас, зачитали приказ командира дивизии. Мой экипаж награждается. Меня представили к ордену «Боевого Красного Знамени», и званию старший лейтенант. Звание сразу дали, а вот когда ещё орден придёт. Мой танк остался пока на охране медсанбата, так что пришлось мне в штаб скататься, там документы поправили, и даже выдали две звёздочки, чтобы вставил в погоны и соответствовал своему новому званию, что я и сделал. Дальше мы два дня находились с медсанбатом, его кстати почти сразу ввезли из того села, пока немцев в лесу отлавливали. Колонну брошенной техники в лесу нашли и быстро пристроили к делу. Сам видел, как на трофейной технике штабные рассекали. В основном это касалось авто и мото, а броню грузили на платформы и отправляли в тыл, особенно битую. На переплавку, чтобы нам новые танки делали. К слову, вытаскивали из болот и советскую, потерянную в сорок первом. Я с пацанами разными пообщался и ночами гонял на велосипед к местам, где они брошены, поэтому и успел собрать урожай первым. А были мной найдены «Т-28», «БТ-7А» и «БТ-7М» и «БТ-2». Это пока всё.
А на охране медсанбата мы пробыли два дня и нас забрали. Хотя мы по ночам трижды открывали огонь по немецким окруженцам. Нет, медсанбат, разместившийся в роще, их не интересовал, просто пытались просочится к реке, и были в дальности накрытия. Раненые пугались, медики жаловались на грохот, вот и убрали, хотя за это время мы больше сотни окруженцев уничтожили и патрули ещё около двухсот пленили, многих ранеными и контужеными от наших фугасов. Однако наконец был перекинут понтонный мост через Буг, и мы пошли в наступление. Боёв не было, немцы сами ушли, боялись окружения, соседи двинули, и немцы тихо ушли. Наши это не сразу заметили. Время было три часа дня, сильно прогибаясь понтонами, мост позволил моему танку перебраться на другую сторону Буга, и мы, поднявшись на насыпь, покатили дальше. Снова полк Ивашина, и снова я в передовом дозоре. Наша дивизия, разойдясь, двигалась тремя колоннами по разным дорогам. В центре полк Ивашина, и я в дозоре. В этот раз был взвод «тридцатьчетвёрок», броневик и машина с зениткой. Мы пересекли государственную границу, и уже двигаемся по чужой территории, многие по этой причине чувствовали подъём. Я тоже был доволен, вчера вечером, возвращаясь из поездки по добыче танков для моей коллекции, я завернул в рембат нашей дивизии. Ну да, немного пушуровал по их складам. Те встали на территории одной из МТС. Сильно разрушенной, но всё же. В общем, я увёл семь канистр с краской Б-4, это та краска которой красится вся советская бронетехника, цвета хаки, канистру чёрной и канистру красной. Но главное, на складе боеприпасов, что извлекли из разбитых машин, я нашёл пятьдесят семь снарядов для «тридцатьчетвёрок», семь снарядов раздельного снаряжения для «СУ-152», и около сорока дисков для пулемётов «ДТ-29», пусть и без патронов. Патроны увёл на складе, двадцать ящиков. Пока я добычу разметить в танках и самоходке не успел, будет время, сделаю, и ещё позаимствую из разбитых машин. Так и накоплю боекомплект, а может и не один.
Так вот, мы двинули вперёд, я за дозором, когда мне пришло новое сообщение. Открыв его, изучил, что мне прислали админы:
«Игрок, внимание. Вам предлагается квест. Награда за победу. Первое, пять тысяч баллов и вечная аптечка. Второе, пять тысяч баллов, и вечный боекомплект. Третье, пять тысяч баллов и вечный ремкомплект. Принять, «да-нет»».
Любопытные награды. Аптечка работает только в танках купленные у игры, в обычных танках не работает. Вечное, это значит и в этом «ИС» будет работать? С остальными также? Любопытно. Ладно, выбираем первую награду и жмём согласие пройти квест. Выбор был сознательным. Поди объясни откуда появляются снаряды или танк сам ремонтируется, а вот с аптечкой отговорится можно, если меня ранят. Долго ждать не пришлось, уже через минуту снова тренькнули колокольчики сигнала входящего вызова, и я открыл письмо:
«Игрок, внимание. Сегодня у вас есть шанс подорваться на фугасе. Не допустите этого».
Вот радость-то, прям мечтал на куски разлететься. Я сразу насторожился и стал изучать обочины и дорожное покрытие, по которому уже проехали «тридцатьчетвёрки». Время полчетвёртого дня, до наступления вечера, когда мы встанем на отдых, времени порядочно, подорваться могу успеть. Однако, хорошо не с утра двинули, времени бы больше было. В этом дозоре я снова подчинённый, благо командир взвода тоже старший лейтенант. Прижав ушки ларингофона к шее, я стал вызывать командира дозора:
- Пичуга, ответь Свечку-четыре. Приём.
- Пичуга на связи. Приём.
- Смотрите на дорогу и обочину, может быть фугас. Приём.
- Есть информация? Приём.
- Предчувствие. Приём.
- Принято. Отбой.
Я не высовывался из люка по пояс, а в бинокль смотрел то с правой стороны от люка, то с левой, тот у меня как защита. Дважды я открывал огонь, один раз группу снайперов накрыл, фугас не пожалел, во второй раз какие-то отчаянные немцы по полю бежали. Там не я один стрелял. Ничего, око за око, наши в сорок первом также отступали.
Время к шести близилось, скоро на ужин встанем, если сигнал будет, а то мы прём и прём, уже на сорок километров от Буга отмахали, было бы больше если бы немцы мосты не рвали, дважды через брод проезжали, снеся там артиллерийские засады. Один боекомплект выпустил, полнили. Причём, я из грузовика три снаряда тиснул незаметно. А то у меня бронебойных нет, в танке только фугасы. Мы вернулись на трассу Брест-Варшава, впереди очередной небольшой городок, как я рявкнул старшине:
- Стой! Назад!
С хрустом воткнув передачу, тот начал сдавать назад, десант посыпался с танка, а мы, отъехали на сто метров, колонна посади нас тоже встала. Командир идущего за нами танкового батальона уточнил, что я обнаружил. Сообщил ему, что на дороге замечены следы земляных работ, возможно фугас. В общем, я отправил пару бойцов глянуть. При этом «тридцатьчетвёрки», броневик и автомашина дозора спокойно катили дальше, давно проехав фугас, а я уверен, что это он. Ну их у окраины городка и обстреляли, там была выстроена оборона, так что броневик вспыхнул, автомашина с разбитой мордой остановилась, перекосившись, а танки сползли с дороги в глубокий кювет, словив несколько рикошетов, там была мёртвая зона. Мои бойцы подтвердили, что там копали. Велел отвести людей за танк, пусть залягут, а Зайцеву навестись на место закладки, бойцы там ветку воткнули, и уничтожить фугасом. Грохнуло здоров. Это сколько там взрывчатки заложили, что половины полотна как не бывало? Осталась огромная воронка. А мы двинули в перёд и подойдя к городку на километр, встали, начали одну за другой выбивать огневые точки. Пусть те уже не стреляли, я запомнил где те располагались, наводя Зайцева, да и карта тактическая всё показывала. Вскоре оборона дотачано ослабла, и вперёд рванули два передовых батальона полка Ивашина, а за ними пехота, начались бои в городе. Вот только мой танк в нём не участвовал. Мне разнесли левый ленивец с двумя звеньями гусеницы. Я быстро уничтожил ожившую огневую точку, это была гаубица, поставленная на прямую наводку, но было поздно. Тут серьёзный ремонт требовался, сам не отремонтирую, так что танки объезжали меня по обеим сторонам, мы в центре дороги стояли. Кстати, дозор овраг так и не покинул, тоже имели разбитую ходовую. А немцы знали, что там мёртвая зона, и понаставили противопехотных мин, гусеницы порвали, хорошо ничего серьёзного не было. Ждут сапёров, опасаясь покинуть машины и подорваться. А меня чуть позже отбуксировал на обочину тяжёлый трактор, из дивизиона тяжёлых гаубиц. Будем ждать рембат. Там уже извещены, включая какие повреждения нанесены, обещали подъехать ночью. А мы до вечера, добив выданный сухпаёк, занимались ходовой. Убрали разбитые звенья, сам ленивец выстрелом выбило, но погнут шкворень, на котором он крепился. Тут уже рембатовцы будут работать. Скорее всего заменят, если у них есть. Мне же пришло сообщение, что квест я выполнил. Я выбрал управление аптечкой в атематическом режиме. Тут как раз ручное вряд ли поможет. А в автоматическом, если даже меня убьют, та поднимет. Все баллы, что скопились на личном счету за последние квесты, я потратил на изучение советской ветки тяжёлых танков. Изучил «ИС-2» и полностью модернизировал. На этом баллы закончились.
Рембатовцы действительно подошли к полуночи, часть помогали «тридцатьчетвёркам» дозора, благо машины и экипажи целые, такое редкость, сапёры там уже поработили, поставив флажки, поэтому танки вытянули наверх на тросах, потом гусеницы и принялись за ремонт. Вот со мной пришлось повозится, два дня ждали целый шкворень и ленивец. А чтобы на дороге не маячить, оттащи на окраину городка. Наконец доставили, установили, и натянули гусеницы. За это время рембатовцы провели полное обслуживание и кое-где ремонт танка. Даже покрасили заново. А всё равно делать нечего было. При танке моём двух ремонтников с «полуторкой» оставили, остальные дальше за дивизией ушли, а когда отремонтировали, вшестером работали, я с экипажем активно помогал, время было два часа дня, мы сразу и тронулись в путь, нагоняя дивизию. Шли одни, мастера на «полуторке» присоединились к тыловой колонне нашей дивизии. Да и смысл им тащится с нашей сокрытью? Быстро умчались. А так баки полные, боекомплект тоже, бойцы сытые, нас кормили с кухни тыловой части, что в городке расположилась, чего не радоваться? Сухпай на три дня выдали, всем доволен. Город проехали насквозь, и вот так на тридцати километрах в час, это крейсерская скорость дал танка, двигались за наступающим фронтом. Тот за двое суток километров на шестьдесят от нас удрал. Проехали мы где-то километров двенадцать, когда я скомандовал мехводу:
- Старшина, сверни к обочине. Отдохнём.
Тот удивился конечно, не так и много проехали чтобы устать, но свернул, пропуская нагонявшую нас с кормы автоколонну. По обочинам шла пехота колоннами, сами мы следовали за артиллерийской частью где матчасть буксировали лошади.
- Экипаж, можете размять ноги и сходить до ветру.
Сам я, отключив штекер провода шлемофона, ловко скользнул с брони танка и направился в сторону леска, у которого виднелось несколько советских разбитых танков. Три «Т-70», две «тридцатьчетвёрки», и самоходка. «СУ-76». Быстро осмотрев технику, понял, что тут механиков ещё не было, не сняты ценные детали и вооружение, а вот тела экипажей, где они погибли, достали. Я забрался в «тридцатьчетвёрки» и прибрал боеприпасы, сто шестнадцать снарядов и около сотни дисков к пулемётам. Брал и полные, и пустые. К «семидесяткам» не подходил, они горели. Подойдя к братской могиле, снял шлемофон, недолго постояв, жаль ребят, и надев шлемофон, отдав честь, побежал к танку. Парни меня встретили смурными взглядами, думали я мародёр, объяснил, хотел узнать похоронили ли экипажи или нет? Успокоились. И вскоре наш тяж двинул дальше. Скорость не больше двадцати, впереди колонна, а перед ней ещё что-то. В общем, скорость не высока. Мы втроём на башне сидели, внутри душегубка, старшине особенно тяжело, я его пару раз подменял по часу. Один раз я приметил на карте группу немцев, хотя с дороги их не видно, но не обстрелял, у меня не миномёт. Сообщил пехотному командиру, что вёл батальон по обочине, и тот кивнул, отправив к немцам роту бойцов. Немцев с полсотни было. Пару раз под налёты попадали, три раза видели воздушный бой. Немцы ещё зимой потеряли господство в воздухе, дважды пытались его вернуть, но не получилось, так что я часто видел над дорогой патрулирующие советские истребители.
Когда начало темнеть, дивизию мы так не нагнали, та тоже не стояла на месте. Трижды я ещё останавливал танк и осматривал разбитые танки и самоходки. Не все, у некоторых дожидались выжившие члены экипажей, ожидая ремонтников. Или ремонт уже шёл. Теперь для «тридцатьчетвёрок» у меня снарядов за четыре сотни, а вот к «ИС» и самоходке почти нет. Не было тут такого калибра в наступлении, кроме обычных гаубиц. А вот посещать разбитые танки я перестал под вечер, а то косятся как-то не хорошо. Больше не буду так делать при свидетелях. На ночь мы встали на луг у местного села, на город тот не тянул по размерам. Внутри не разместится, всё занято до нас, кто быстрее тот и успел, но мы и на поле встали неплохо, натянули масксеть, поужинали, разогрели на костре, вокруг хватало разной техники, сделали лежанку, но часового я выставил, по три часа дежурство, мехвод не входит в их число. К слову, наручные часты только у двоих были, у меня и у Зайцева. Ему отец подарил, когда того призвали. Я первым на часах стоял, а там и остальные. Вообще меток рубинового цвета хватало, но в основном в городе. Бегать к каждой я посчитал лишним, так что поглядывал чтобы рядом с нами врага не было, но и только. А бойцов вовремя ужина застращал, как поляки нас ненавидят, и желают убить. Как их молодчики ночами целые подразделения вырезали. В общем, высокомотивировал не спать ночью на часах. А когда сдал дежурство Зайцеву и лёг на нагретое место, тренькнул колокольчиками входящий вызов. Ну чего же они именно в это время засылают письма? Как будто ждут, что я спать лягу. А может и ждут. Открыв письмо, прочитал:
«Игрок, внимание. Вам предлагается квест. Награда в трёх вариантах. Первый, пятнадцать тысяч баллов на личный счёт и опция «Тактическая карта. Расширенная». Второе, сорок баллов на личный счёт, и опция «Глаз Пророка». Третье, сто пятьдесят тысяч баллов и возможность управлять двумя машинами одной ветки. Принять, «да-нет»».
Я выбрал второй вариант и принял квест. Да, третья награда — это как будто меня хотят отвлечь от первых двух. Насчёт первой награды думал, она меня тоже ой как заинтересовала, надеюсь она ещё будет, но вторая мне интересна своей необычностью. Хочу знать, что это такое. Тут же вскоре пришло сообщение о задании, прочитав которое я сел в волнении. Там было вот что написано:
«Игрок, внимание. Вас скоро арестует Особый отдел корпуса, куда входит ваша дивизия. Не допустите этого и верните себе доброе имя. Найдите предателя, что о вас сообщил».
Понятие «скоро», довольно размыто. Арестуют, это когда, этой ночью или утром? По какой причине? Я везде аккуратно работал. Может ночные отлучки виноваты? Так я там всегда говорил, что по бабам хожу, за что меня стали считать ходоком и бабником. Однако ничего такого, я вообще считаю, что админы игры отключили мне желание и тягу к противоположному полу. Я это ещё в первой игре заметил. Ещё подумал, это для того чтобы я только на игре сосредоточился. Нет, ночные отлучки — это не то. Изучение разбитых танков? А что, вполне может быть. Как мародёра могут взять. Правда, я с пустыми руками возвращался, экипажу ещё слил информацию, что собираю хронику повреждений, чтобы разработать тактику ведения боя и не подставить нашу машину. Вроде прошло. Что же могло быть? Самому любопытно. А ведь кто-то из экипажа меня сдал. На этой мысли я и уснул.

Утром туман опустился на поле, прохладно было, дежурил последним Соловьев, они костерок развёл, так что позавтракали кашей, концентраты, сдобрили её тушёнкой из одной банки на четверых, и чаёк. После этого начали собираться, когда к нам подошло трое. Лейтенант и два бойца с «ППШ». Позади них мялся танкист, в кобезе и шлемофоне, звания только не видел.
- Лейтенант Кириллов? - уточнил лейтенант.
- Гвардии старший лейтенант, - поправил я того. - Кириллов это я.
- Особый отдел управления отдельного танкового добровольческого корпуса. Оперуполномоченный лейтенант Орехов. Вы должны проехать с нами.
- Всем кому я должен, прощаю долг. Ещё аргументы есть?
- У меня приказ!
- Ну так приказывайте.
Изучив приказ, я задал вопрос:
- Это вообще нормально, забирать командира танка во время наступления, лишая фронт боевой еденицы?
- Вопрос решён штабом вашей дивизии. Прислана замена, младший лейтенант Кролев.
- Приказ, - протянул я требовательно руку.
У танкиста, что стоял в стороне, действительно такой приказ был, из штаба нашей дивизии. Всё честь по чести. Так что я пожал плечами, забрал личные вещи из танка, а именно, вещмешок и шинель, больше ничего не было, а оружие пришлось сдать, после чего меня посадили в «ГАЗ-64», открытый внедорожник, похожий на «Виллис». Причём повезли меня, бойцы стиснули по бокам на заднем сиденье, как раз в ту сторону, куда я сам на тяже двигался. Видимо и штаб был там. Так и оказалось, уже через три часа мы были на месте. Особый отдел штаба корпуса располагался не в населённом пункте, а в дольно большой роще, на берегу реки. Стояли палатки, бегали люди, чуть дальше сам штаб корпуса находился, там две батареи зениток. Да, ещё одна мысль была, не опознали ли во мне Шестакова? Всё же став молодым, я сбрил этот позор под носом. Ну редкие волоски только ухмылку вызывали, возраста не прибавляли. В общем, такая массировка мне не нужна, я хоть и похож на более старшего Шестакова, но всё же возрастом не вышел, так что надеялся не признают.
Меня высадили, машина уехал, и пока я в тени дожидался, лейтенант куда-то ходил, видимо докладывал, что меня доставили. Тянуть не стали, вещи мои забрали, уверен, проверят все, ну и завели в палатку, где сидел уставший капитан, с красными набухшими веками. Явно давно не спал.
- Следователь Особого отдела отдельного добровольческого корпуса, капитан Жаров.
- Гвардии старший лейтенант Кириллов. До недавнего времени командовал тяжёлым танком «ИС-два». И вряд ли мне его вернут, значит вернусь к «тридцатьчетвёркам».
- Бодрость духа — это похвально, но я не уверен, что вы вернётесь.
Тут зашёл в палатку ещё один офицер, майор, и дальше началась классическая игра в хорошего и плохого полицейского. Видно, что у них всё отработано. Я с лёгкой улыбкой наблюдал за этой игрой. Наслаждаясь театром. Ну а что, телевизора нет, радио не доступно, а тут хоть какое-то развлечение. Так и узнал в чём меня обвиняют. В мародёрстве, причём майор, что играл злого полицейского, потрясал листами, что это якобы свидетельские показания, описывающие, как я носил от разбитых машин целые узлы добра. Кстати, обвинение действительно очень серьёзное. Тут с мародёрами боролись, к стенке ставили.
- Говори, или к стенке поставим! - рявкнул майор, вторя моим мыслям.
Я лишь улыбнулся и стал беззвучно аплодировать. Оба офицера с недоумением на меня посмотрели, переглянувшись.
- Знаете, как-то я читал зарубежный детектив, хороший перевод был, интересно читать. И там описывался допрос, где один полицейский играл злого, другой доброго и выходил на контакт с задержанным. Я поначалу не понял вашу игру, а сейчас готов аплодировать. Во играли, - показал я большой палец одному, потом второму. - Что по поводу ваших обвинений, то хрень это полная. Я изучал танки по повреждениям, собирал статистику. Все бумаги поэтому, у меня в планшетке, что вы забрали. Также изучал степень повреждения боевых отделений танков и экипажей. А то что на меня поклёп написали, так это от завести, как я понимаю. Больше как-то причин не вижу. И меня удивляет, что вы не верите боевому офицеру, который не раз был в бою, а какому-то типу, что смеет писать такие цидульки, верите.
- А то что старшину своего по поддельной увольнительной отправил к родным. Тоже поклёп? - с интересом спросил капитан.
- Во-первых, не докажите. Во-вторых, если потребуется, снова отправлю кого из экипажа. Мне душевное равновесие у бойцов, от которых зависит моя жизнь, очень важна. Мы вместе в бой идём. И старшина был, рад посетив семью, и я доволен, тот выполнял мои приказы в бою беспрекословно. Так что тут нажать вам не получится. Буду говорить, что это поклёп. Это всё, или Зайцев ещё что настрочил?
- Почему вы считаете, что на вас писал Зайцев?
- Да как-то больше не кому. Меня женщины любят, и я их люблю, часто посещаю незамужних дам, что хотят мужской ласки. И всех завидовал только Зайцев, хотя и старался это скрыть, но я заметил. Да и замашки его были странные, подхалимские, вот только наводчик тот был исключительным, потому и терпел.
Больше я ничего говорить не стал, сообщив что и так лишнего сказал. Заява на меня поклёп, и ничего более. А листы с рисунками разбитых танков и с их повреждениями, те изучили не без интереса. Видно, что я действительно статистку вёл. Поэтому мне сообщили что я арестован, будет решатся вопрос со мной, и меня отправили в землянку для содержания таких задержанных. Сырая ещё, видно, что только что выкопали, но стенки укреплены досками, один накат брёвен, и часовой снаружи. Это была землянка для офицеров, и нас в ней было трое. А нары на четверых. Так что устроившись на верхней, двое других травили анаконды внизу, капитан пропойного вида, и мичман моряк. Откуда он взялся, не знаю, но был. Три дня меня в землянке продержали, капитана забрали, расстреляли, но его за дело, морячок тоже отбыл куда-то, увели и не вернулся, потом ещё три офицера побывало в землянке. Кого отправили в часть, разобравшись, кто под следствием. Так и до меня время дошло. Вот что сообщил тот майор, что играл злого полицейского.
- Свидетелей нет, танк твой вчера на фугасе подорвался. Никто не выжил. Провели следственные мероприятия, не подтвердилось заявление на тебя. Насчёт увольнительной… Вопрос решили в верхах. Забыть. Так что свободен, получи вещи и оружие.
Вот так получив своё, я и покинул штаб корпуса. Что интересно, где моя дивизия, и за какое время я должен прибыть в часть, не сообщалось. Это… радовало. Мне было куда пустить время. Тут и награда нашла меня. Сработала опция Пророка, я её на ручную поставил. Чёрт, да это такая вещь, как же я раньше-то без неё был? По сути это миноискатель, я видел каждую вещь, потерянную в траве, монету, гранату без запала, над каждой вещью надпись что это и на какой глубине. Проверил дальность, на семьдесят метров вокруг. Что ж, теперь я увижу фугасы на дальности семидесяти метров, и это отличная штука. Да я по минному полю могу ходить как по лужайке. Порадовали админы, как есть порадовали. Вот так сидор за спину, на нём скаткой комбез, внутри шлемофон, сам я в офицерской форме, в пилотке, на сгибе локтя шинелька. Сам потом пропах, искупаться бы, и направился к дороге, проигнорировав землянки штаба корпуса. Что-то не двигаются следом за фронтом, неужто встал? В общем, направился к дороге. Однако уйти не удалась, сначала окликнули, потом догнали. Молодой лейтенант с повязкой помощника дежурного.
- Вы Кириллов?
- Кириллов, это я, - спокойно ответил тому.
- Так куда вы пошли? Кто вам направление выдаст?
- А зачем оно мне? Язык до Киева доведёт, найду свою дивизию. Тем более особисты сказали нагонять дивизию, про штаб корпуса ничего не говорили.
- Да вы без бумаги и шагу не ступите, любой пост остановит.
- Не факт.
Всё же пришлось прогуляться. Выдали бумагу, сообщив, где дивизия стоит, время на дорогу - двое суток. Да тут и за сутки добраться можно, меньше сорока километров, так что вскоре на попутной машине я покатил к передовой. А сошел километров через пять, через поле дошёл до леса и углубился в него. Через час, раздетый до кальсон, я старательно водил кисточкой по лобовой броне башни «ИС-2», крася его в зелёный цвет. Рядом стоял «СУ-152». Думаю, успею обоих покрасить. Этим и занимался до вечера. По два часа на машину, ещё «Т-40» успел, но покрасил всех троих. Пока стояли, сохли. Спереди у двух машин траки подвешены, я их чёрным покрасил. Да, «Татру» также достал и залил в котлы походной кухни воду, чтобы отмокали, помою их утром. Заодно глянул, что за припасы в кузове грузовика, ничего так, консервы, но немного, крупа, горох, мука, специи. Переночевал тут же, всю ночь танки сохли, а утром аккуратно вырезанным трафаретом нарисовал звёзды. После этого отмыл кухню, судя по вареву, немецкий повар кормил своих гуляшом, с рисом, и рыбный суп, на двух духовках пёк хлеб. Три котла и две духовки были у кухни. Потом залил котлы чистой водой до полного, искупался в озере, форму в магазине себе новую купил, нашивка за ранение и гвардейский значок на месте, убрал все машины в хранилище, и поспешил в сторону дороги. Да, все семь снарядов для самоходки я убрал внутрь боевой машины. Треть боекомплекта есть. Один снаряд в стволе. Я на своём мотоцикле и добрался до дивизии, там убрал его в хранилище, перед этим спустившись в овраг, где свидетелей нет, и пешком дошёл до штаба дивизии, тут с полкилометра идти было. Штаб в лесу расположился. Хм, а до Варшавы около пятидесяти километров осталось. Чего встали?
В штабе мне сообщили, что меня включают в состав одной из мангрупп. Фронт немцы держат не сплошной, и к ним в тыл просачиваются такие наши моторизованные группы, вот я под командованием капитана Басов и пойду в такой рейд. Да, получаю взвод «тридцатьчетвёрок» под командование. Сборная группа, машины из разных подразделение, сводятся в один взвод. Плохо что тот не сбит, и не подготовлен для совместных действий, но не страшно. Обычно состав таких мангрупп, это три-четыре танка, взвод пехоты, пять-шесть грузовиков, батальонный миномёт, пушка, возможно зенитка. Для удара по тылам противника, самое то. Заодно узнал, как мой «ИС» погиб. Этот дурень, что вместо меня его принял, в очередной город завёл, а там баррикада, хотел снести таранным ударом с ходу, а там фугас был. Говорят, башня метров на тридцать отлетела. М-да, а я к парням уже привык, действительно жаль было их. Машина к месту комплектования мангруппы Басова отправится через час, поэтому сообщив, что я искупаюсь, рядом запруда была, и направился к берегу. И чем ближе подходил, тем шаг мой увеличивался, пока я не перешёл на бег. Дело в том, что на тактической карте высветилась метка, которой я ни разу до этого не видел, ни рубинового или изумрудного цвета, даже не оранжевая, а сиреневого цвета, почти фиолетовая. Похоже, с опцией Пророка и тактическая карта получила расширенные возможности. Метка была не у открытого берега, где купалось множество народу, действительно жарко и душно было, а в кустах камыша, где я на открытом пятачке песчаного пляжа, размером буквально не больше десяти метров, обнаружил обнажённую черноволосую красотку, сидевшую на срубленном камыше. На поломанных камышах рядом лежала форма, с погонами лейтенанта медицинской службы. Красавица обернулась и с интересом посмотрела на меня.
- Так вот ты какой? - сказал та густым бархатным голосом.
- Кто я, и какой? - поинтересовался я, подходя.
Причём отметил что роскошнее тело брюнетки с длинной косой, у меня не вызывает никакого отклика. Чёртовы админы.
- Тот уё*ок Шестаков, которому по*уй на правила игры.
- Приятно узнать, что меня ценят, - хохотнул я. - Только ты ошиблась, я правил особо не нарушал. Всего пару раз, да и то меня за это оштрафовали.
- Из наших никто до сих пор понять не может как ты это делаешь. Тебя давно должны были выкинуть из игры. Ты читер.
- Тогда история в реальности не пошла бы по-другому, - пожал я плечами.
- О чём ты говоришь? - с недоумением протянула девица. - Это всего лишь игра, какое влияние она имеет на реальный мир?
- Хм, - я задумался, и прикинув расклады, поинтересовался. - Какой раз ты играешь в этой игре?
- Семнадцатое уже.
- Из какого года в игру вошла?
- Что за странные вопросы? В две тысячи двести двадцатом в игровую капсулу легла.
- Хм, удивила. Когда СССР победило Третий Рейх?
- День Победы, Девятое Мая.
- О как? - ответ меня действительно удивил. Похоже мы с этой девицей и другим игроками, о которых та говорила, играем в разные игры, но на одном поле, и я читер. - Ясно. Матрица значит?.. А ты что тут делаешь? Тебе не нужно выполнять квест?
- Ты мой квест, - хищно улыбнулась та, и начала царапать себя, груди, внутренние стороны бёдер, да кричать, визжа, завалившись на спину. - Помогите! Насилуют!..
Я не писатель - я просто автор.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 39
Репутация: 18003 (+18080/−77)
Лояльность: 6282 (+6301/−19)
Сообщения: 2979
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 10 лет 1 месяц
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#11 Владимир_1 » 09.05.2021, 07:38

Доброе утро всем. С Днём Победы! С Праздником!
Я не писатель - я просто автор.

Sanprosvet77 F
Новичок
Sanprosvet77 F
Новичок
Возраст: 61
Репутация: 424 (+427/−3)
Лояльность: 209 (+209/−0)
Сообщения: 227
Зарегистрирован: 06.02.2018
С нами: 3 года 3 месяца
Имя: Галина
Откуда: Нижний Новгород
Отправить личное сообщение

#12 Sanprosvet77 » 09.05.2021, 14:03

Владимир_1 писал(а):Доброе утро всем. С Днём Победы! С Праздником!
С Днём нашей Победы! Всех поздравляю!

tamerlan M
Новичок
tamerlan M
Новичок
Репутация: 224 (+231/−7)
Лояльность: 2322 (+2487/−165)
Сообщения: 116
Зарегистрирован: 18.03.2014
С нами: 7 лет 1 месяц
Имя: Валерий
Откуда: Русь
Отправить личное сообщение

#13 tamerlan » 09.05.2021, 20:47

- Ты мой квест, - хищно улыбнулась та, и начала царапать себя, груди, внутренние стороны бёдер, да кричать, визжа, завалившись на спину. - Помогите! Насилуют!..

Да уж, после такого - ее нужно "валить" однозначно... Отсюда следует: она не сможет свидетельствовать против ГГ, провалит квест, ее выбросит с игры и прочая, прочая... А ГГ придется бежать.

Спасибо, Автор, понравилось!!! Всех с праздником Великой Победы!!!

fox2trot
Новичок
Аватара
fox2trot
Новичок
Возраст: 54
Репутация: 1945 (+2002/−57)
Лояльность: 165 (+179/−14)
Сообщения: 1245
Зарегистрирован: 20.06.2011
С нами: 9 лет 10 месяцев
Имя: Юрий
Откуда: Орел
Отправить личное сообщение Сайт

#14 fox2trot » 09.05.2021, 22:24

tamerlan писал(а):Да уж, после такого - ее нужно "валить" однозначно...
Чаво ?!!! Да ГГ умрет от смеха от такого. Еще и свидетелей позовет, поржать вместе, а потом сдаст дуру в НКВД. Пусть там выясняют что ей надо и на кого работает.
Любой анализ проб из под ногтей покажет что все повреждения она нанесла себе сама. Тут нужно быть полным дебилом, чтоб попасться на этот дешевый театр.
Третий закон Ньютона они уже постигли на опыте. И жаль, что в этом обществе он не осуществляется при индивидуальном насилии. Вся их жизнь была бы куда счастливее и проще. И.А.Ефремов.
Благими намерениями вымощена дорога в Ад.

tamerlan M
Новичок
tamerlan M
Новичок
Репутация: 224 (+231/−7)
Лояльность: 2322 (+2487/−165)
Сообщения: 116
Зарегистрирован: 18.03.2014
С нами: 7 лет 1 месяц
Имя: Валерий
Откуда: Русь
Отправить личное сообщение

#15 tamerlan » 09.05.2021, 22:31

Возможно Вы правы, но это зависит от актерского мастерства ГГ. Посмотрим, как эту карту Автор разыграет!

Звёзды Светят M
Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Новичок
Возраст: 58
Репутация: 349 (+557/−208)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 577
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 7 лет 7 месяцев
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#16 Звёзды Светят » 09.05.2021, 22:46

fox2trot писал(а):Любой анализ проб из под ногтей покажет что все повреждения она нанесла себе сама.

Что, в то время и в том месте такое умеют?
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.


Вернуться в «Поселягин Владимир»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 3 гостя