Сепар. Собиратель 3. (Черновик).

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 41
Репутация: 19169 (+19247/−78)
Лояльность: 6613 (+6632/−19)
Сообщения: 3147
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 11 лет 8 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#1 Владимир_1 » 23.03.2022, 09:30

Название: Сепар.

Серия: Собиратель. Часть третья.

Аннотация: Война всегда страшное дело. Сейчас Ген Буров не просто какой опытный космический волк, а боец танкового батальона НМ ДНР. Весь его опыт встал в этой борьбе света и тьмы. Добро всегда накажет зло, поставит его на колени и…

***

Стараясь не трясти головой, я уткнулся лбом в мягкую резину прицела, и запустил диагностику, снова голове досталось, а ведь практически долечил, пока мы катили. Повреждений от контузии множество, но мелких, маны тратилось немного. У меня в источнике успело где-то процентов семьдесят маны накопится, шестьдесят потратил на диагностику головы, и оставшиеся десять на то чтобы убрать два самых ярких очага. Едва хватило. Пока источник снова наполнялся, морщась сел прямо, подташнивало, чуть кружилось всё вокруг, но я уже в сознании был, не плавал на границе, как до этого.
- Это кто же нас так? - пробормотал я.
Вопрос не праздный, долбанули раз, могут и повторить, добивая, видя, что мы не горим. С трудом сев нормально, я стал заглядывать в приборы наблюдения. Думал нас «ПТУРом» достали, это точно не танки, те не успели обнаружить нашу позицию и развернуть башни, только метались, пытаясь уйти из-под прицела. Не сразу, но я засёк в четырёх километрах, у посадки, тёмную массу тяжёлой гаубицы. Кажется, «Гвоздика». Оттуда нам и прилетело. Похоже фугас. В башню со стороны командира попали. Надо же, первым снарядом. Саму гаубицу я бы и не засёк, но та ворочалась, явно готовясь бить по селу, где наши засели.
- Хм, так их там две?
И вторую с трудом смог рассмотреть. Между нами и гаубицами была посадка, но редкая, силуэты машин рассмотреть можно, те пятились назад, чтобы деревья посадки им не мешали. Боевики же, видя что мой танк замер, больше минуты уже не подаёт признаков жизни, хотя и не горит, перестали метаться, танки снова повели огонь по селу, да и лёгкая бронетехника вернулась, «БМП» и «БТР», а то рванули в разные стороны при первых выстрелах и поражениях. Видно командир имел авторитет, остановил и вернул. Я пока медитировал, и тратил на лечение, а надо, в глазах двоилось, я потому так с трудом гаубицы и рассмотрел, то отметил, что два расчёта украинских военных готовят «ПТУРы», один навели на мою машину, видимо на всякий случай, чтобы долбануть если что, второй по селу бил, видать фугасами. Стоит отметить, пока я контузию лечил, спешно да, но нужно, что против меня именно украинские военные были. У боевиков нацбатов не было тяжёлых артсистем или танков. Лёгкая бронетехника да, но не тяжёлое вооружение. Так что тут ВСУ, может их поддерживает кто-то из нацбатов как лёгкая пехота, но и всё. Вообще сложно было. Чёрт, да четыре сотни лет прошло как я жил жизнь Геннадия Бурова. У меня отличная память, но не идеальная. Воспоминается многое, но фрагментарно. Будет свободное время нужно тут освоится, получить требуемую информацию чтобы белой вороной не казаться, но пока не до этого. Пока же лечился, трёх минут мне хватило, поверьте это очень быстро, я активировал зарядку пушки, башня и орудие в порядке, бой ещё не закончен. В ствол подало фугасный снаряд, первым делом уничтожу расчёт «ПТУР», потом стольных достану, тех кто смыться не успеет.
Что по трём уничтоженным мной танкам, жаль нет кумулятивных снарядов, но это и не бронебойные болванки, и подкалиберными неплохо бить противника. Как наглядно было мной доказано, три выстрела, три цели. Вообще это сложно, но я схитрил, все три уничтоженных мной танка были ко мне бортами, иначе замучился бы их ковырять. Я изучил Виденьем ранее боевые отсеки обоих типов машин, что «Т-64», что «Т-72», и знал где у них боеприпас складирован, и бил туда, чтобы вызывать если не детонацию, то хотя бы пожар, порох вспыхнет. Экипажу и тут хана будет. Отпускать живыми украинских танкистов я не желал категорически. А вышло так, что один танк вспыхнул, люки открылись и факелы огня с дымом и пеплом устремились в верх. Пепел, это то что экипажем было. Два других танка разнесло, сдетонировал боезапас. Видать только начали опустошать по селу, полным был. Против меня осталось один «Т-64» и один «Т-72». Причём ползая по полю, те борта моей пушке не подставляли, явно с опаской поглядывая в мою сторону. Тут танк тряхнуло, да здорово, если бы не открытые люки, контузия бы усиливалась. А это расчёт «ПТУР» решил, что можно потратить кумулятивную ракету по мне. Поджечь решили. Видимо сработала динамическая защита, вонь сгоревшего тротила, но вроде пожара нет. Расчёт начал спешно перезаряжать устройство, когда я закончил лечение, не до конца, хотя бы до момента, когда смогу уверено вести огонь, сознание не плавало, как и зрение, так что повернул башню, это осталось незамеченным, и нажал на педаль, отчего оружие грохнуло и расчёт размазало фугасом, тот стоял в трёх километрах от меня у склона оврага. Спрятаться внизу не успели, двоих солдат просто не стало, снаряд в ногах у них рванул. Автоматическая перезарядка уже подавал следующий снаряд, подкалиберный и я вылавливал один из танков. Странно, видать выстрел не засекли, хотя часть солдат забеспокоились, видели разрыв фугаса. Вообще похоже ВСУ решило атаковать село, тут до батальона пехоты было, и полтора десятка единиц бронетехника. Ну и два танка. Вот так под прикрытием брони те и двинули к окраинам села. Дольно грамотно, на окраинах вставали многочисленные миномётные разрывы. Жаль, но миномётную батарею я не видел, где-то в низине стоит, а остальные вполне в прицеле.
К слову, воспоминания мои хоть и фрагментарны, но, например, то что многие считают бандитов из нацбатов преступниками и при этом жалеют солдат ВСУ, мол, приходится с ним общаться, и это в корне неправильно. Я разницы между этими двумя структурами не видел. У нацбатов нет реактивных систем «Град», «Ураганов» или ударных систем «Точка-У». По городам Донецка и Луганска била артиллерия именно ВСУ, так что он такие же преступники, как и нацисты. Да и сами нацисты расползлись, отправляли своих людей в военные училища, те уже отучились и составляли костяк офицерского состава ВСУ, насаживая свои идеалы, потому свастика и громкие призывы уничтожать «русню», в воинских частях ВСУ, уже никого не удивляли. Нет разницы между ними и уничтожать нужно что тех, что других. Это моё личное мнение, и я буду поддерживать его. Пушка зарядилась. Выстрел. Вот тут нацики забеспокоились. Оба танка по сути в мёртвой зоне для меня были, но у одного торчала корма и снаряд попал в ведущее колесо, звёздочку вырвало, её с обрывками траков гусеницы отбросило. Этот танк уже никуда не поедет. Второй танк ВСУ стоял за горевшим «Т-64», тут я видел только ствол пушки. Именно в него я и попал следующим снарядом. Брызнули искры. И этот выведен из строя. Поверьте, при попадании в ствол, вести огонь уже невозможно, танк остался на ходу, может смыться, если я дам, но не вести бой, в отличии от первого. Там ситуация наоборот, хода лишился, но вести огонь вполне может, и я у него в мёртвой зоне. Пока я разворачивал башню в сторону позиций «Гвоздик», они следующие цели, в ствол пушки зарядное устройство успело подать два фугаса, и я аккуратно положил их, точно за кормой двух «БМП», за которыми шли по взводу украинских вояк. В центре боевых построений легли. Разметало. Сами бронемашины меня слабо интересовали, а вот личный состав этого батальона, что атаковал село, очень даже. А тут два фугаса и двух взводов по сути нет, то что убиты все, это вряд ли, едва ли половина, остальные или ранены, или контужены, но легли все. Однако башня повернулась, и я стал бить через посадку по стоявшим там тяжёлым гаубицам. Они уже успели сделать выстрелы, в селе поднялось несколько мощных разрывов, пора понести за это наказание. Тут не так и далеко до Донецка, как старшина сказал, и сорока километров не будет. Думаю, и эти гаубицы участвовали в обстреле города, а значит тут и возмездие за обстрел мирного населения. Меня конечно удивило, что они на таком небольшом расстоянии работали, из села их «ПТУРами» вполне могли достать, но скорее всего те просто меняли дислокацию, их перехватили те нацики что сейчас штурмуют село, и срочно потребовали огневую поддержку. Вот и получилось, что они тут недалеко позиции развернули. Не батарея, взвод гаубиц. Плюс пять грузовиков, видимо с топливом и боеприпасами.
Наконец я подправил прицел, подкручивая валики прицельного устройства, и нажал на педаль. Пушка грохнула и снаряд унёсся огненным росчерком к первой «Гвоздике». Тут бил больше наугад, по силуэтам, что стояли ко мне чуть боком и чуть передком, наискосок. Дальность на пределе, но дотянулся. Сложные цели, на самом деле. Мне три снаряда потребовалось, пока я пламя среди деревьев не рассмотрел, горит сволочь. Вторая начала пятится назад, тут два снаряда, и она заполыхала. Похоже даже детонация была. Ещё два грузовика достал, остальные свалили. Спешно разворачивая башню, я уже подал в ствол фугасный снаряд. Первым расчёт второго «ПТУРа» уничтожу. Они по мне уже дважды вальнули, пока я гаубицы на ноль множил, первая ракета росчерком, с дымным следом, мимо пролетела, рванула позади, похоже фугасная, вторая снесла мне пулемёт на башне. Те готовились третью пустить, но я уже разворачивал башню. Причём, по мне били также пушки «БМП», об атаке на село уже и речи не шло, нацики откатывались, и достали, тряхнуло танк пару раз, к тому же на двух «БМП» также системы «ПТУР» стояли, пустили ракеты, но промахнулись. Одна перед мной рванула, подняв в воздух куски земли и грязи, прицел чуть грязью запачкало. Стоит отметить, что когда я проследил прилёт первой ракеты, той что фугасная, думаю расчёт освободил установку от неё, не прицельно, я рассмотрел за своей кормой длинную змею разной техники. Мы со старшиной по этой полевой дороге и прикатили. В основном грузовики были и бронетранспортёры. Возглавляли её три танка «Т-72». Похоже наши, буква «Z» видна, флаги «ДНР». Надеюсь не всадят мне в корму снаряд, я у них как на блюдечке. Шли те от блокпоста, где я танк позаимствовал, потому и была надежда, что сообщат о трофейной машине. Поэтому с вполне здравой опаской поглядывая в их сторону, я продолжал лупить из пушки. Один раз автоматика перезарядки заклинила, но двумя ударами подошвы правого ботинка сдвинул, и та продолжила работать. Можно было и телекинезом, но источник пуст, так что ножкой поработал.
Пока колонна с подразделениями народной милиции ДНР доползла до моего танка, не останавливаясь двинув дальше, я успел сделать восемнадцать выстрелов. Из них шестнадцать фугасами, и два подкалиберными. Подкрепление, изредка ведя огонь на ходу, а нацики уже отошли, визуально только последних видно было, драпали только так, шли дальше, а я поднял приоткрытый люк и выбрался наружу. Уже можно, уже безопасно. Ко мне катил один из бронетранспортёров, «семидесятка», на броне бойцы сидели, шатаясь, закинув автомат за спину, стараясь не порезаться об острые грани изувеченной занятной турели, открыл люк командира, и ухватив старшину за ворот, пытался вытянуть его наверх. Не получилось. Бойцы, взлетев на танк, в шесть рук помогли мне вытащить старшину. Остальные приняли и уложили на землю у правой гусеницы. Что я успел с момента как увидел колонну и до момента окончания боя? А он окончился, село горело, украинская техника тоже, похоже всё, но выстрелы были редки. А уничтожил я второй расчёт «ПТУР», потом три «БМП», одна «единица» и две «двойки», один украинский «БТР-4», он там один и был, наводчик хорош, снаряды по башне моего танка точно клал, и дальность не мешала. Все эти машины заполыхали. Остальные сбежали. Честно признаюсь, я больше буду уважать того ополченца, что убьёт националиста из нацбата, чем того что будет говорить, как сжёг бронемашину противника. Разница для меня большая. Поэтому бил именно по пехоте, фугасами. Много или мало, не знаю, но роту точно положил, наглухо, ещё взвод, может два, контужеными и ранеными.
- Алмаз, доклад, - скомандовал один из бойцов, что помогал доставать контуженого старшину, с ним уже медик работал. Похоже командир, которого бывший хозяин тела знал.
- Простите, как к вам обращаться?
- Хм, ты меня не помнишь?
- Контузия. Когда очнулся в подбитом танке, узнал как меня зовут из документов, найденных в кармане. Потом мехвод, старшина Баркалин, рассказал кто я и откуда.
- Кто вёл бой?
- На месте наводчика-оператора находился я.
- Да, видел, как ты с его места выбирался. Память потерял и стрелял?
- Да там всё интуитивно понятно, не сложно было. Ни одного промаха не было.
- Понял.
Тот снял рацию с нагрузки и вызвал кого-то:
- Подойди, тут с твоим бойцом проблемы.
- Принято, - донеслось из рации с хрипами эфира.
Кстати, в танке рация вышла из строя, видимо от фугаса «Гвоздики», три ходи-болтайки, что я снял с трёх нациков, имелись в вещах, но времени добраться до них не было. У Лёхи рации не имелось, у погибшего командира была, я снял её, когда мы тело доставали, но и она вещах. Сил доставать тоже не было. Да и честно говоря, даже сейчас я стоял и меня шатало. Старшину в сознание привести так и не смогли, тяжёлая контузия, наложилась на ту, что ранее была, его на бок положили, того тошнило, чтобы не захлебнулся. Уже затребовали машину для эвекции. Вылечить можно, но я теперь не рискну, медик осмотрел старшину, и знает насколько тот поражён. Сам я кроме контузии имел разбитый лоб, рана на лбу над правым глазом, меня как тряхнуло от попадания снаряда гаубицы, о какой-то прибор приложило, и шлемофон не спас, тот на макушку сбит был. Кровь подсохла и глаз уже не заливала. Причём, о ране я и не подозревал, пока лоб неметь не начал и кровь глаз не залила. Начал смахивать, глянул на руку, а она в крови. Это и плохо, свидетели имеются, не успел залечить и спрятать рану, потом бы убрал. Пока же неизвестный командир, тот так и не представился, одно понятно по нашивке, мы из одного батальона «Дизель», убирая рацию обратно, спросил:
- Что с танком?
- Вы кто? Документы попрошу.
- Хм. Не доверяешь? Правильно. Заместитель командира мотострелковой роты Второго отдельного танкового батальона «Дизель». Позывной Варяг.
Документы тот всё же подал, и я их изучил. Всё точно.
- Докладывайте, боец.
- Танк на ходу, вооружение в порядке, кроме зенитного пулемёта. Боекомплект почти весь растрачен. Осталось семь снарядов, все подкалиберные. Пополнить боекомплект, пополнить экипажем, командир нужен и мехвод, старшина выбыл, и можно продолжить вести бои.
- Себя значит, выбывшим не считаешь?
- Я в порядке.
- Контузия, рана на голове, - скорее для себя в слух прокомментировал тот.
- Я в порядке, - с нажимом повторил я, хотя меня и продолжало шатать.
Тут ещё медик, закончив со старшиной, сняв у меня шлемофон и подшлемник занялся раной, проверяя на контузию. Зрачки осмотрел. В колонне в сторону села несколько машин прошло с обозначениями медиков, думаю на обратном пути и старшину заберут. Что со мной будет, не знаю, видимо будет решать тот командир, с которым общался Варяг по рации. Думаю, это кто-то из танкистов. Пока мне перевязывали голову, видимо требовалось, кровь снова пошла, Варяг всё опрашивал меня, ну и описал как очнулся в танке, убитого командира увидел, по георгиевскому банту понял, что свой, как долбились нацики в люки, как старшину выдернули, а я отбивался гранатами и автоматом. То, что гранаты особо не помогли, тоже сообщил, кроме тех троих, что я их автомата положил, поражённых гранатами не видел. Может и были раненые, но убегали от горевших грузовиков все. Как старшину увидел, и прихватив его поволок прочь, от грузовиков. Не зря же нацики от них бежали. Потом старшина очнулся, я успел его раздеть и перевязать, удалив осколки. Раны медик видел, но бинты не трогал. Не помню, как оказывать медпомощь, но руки сами всё делали. Старшина и описал кто я, что-то вспомнил, эпизоды, пробудилась ненависть к нацбатам и ВСУ, ну и желание бить их. Старшина сказал, что помощь нашим нужна, срочная, я сбегал за трофейным танком, пусть контужен, шатало, но трусцой бежать смог. Забрал танк, и вернувшись, сняв трофеи с нациков, командира вытащили, свои вещи, и рванули на помощь. Описал что подбил и поджёг, по кому фугасами работал, дав примерный пересчёт потерь у противника, что атаковал село с нашими. Варяг кивал, что-то записывал в блокнот. Кстати, в нашу сторону двигался один из танков. Другие работали у села, часть сил преследовали противника. В селе работали медки, ну и бойцы, коих выделили для этого. Видать много раненых и убитых, ребят с носилками хватало.
- Видели мы ваш подбитый танк, - сказал Варяг. - Тело Лета уже отправили в тыл. Насчёт трофеев, моё мнение твёрдо, это мародёрство. Но желание отдать семье погибшего командира, одобряю. Сдашь моему ротному старшине, он выделит средства из резерва, их и передашь Нине. Помощь ей с дочкой потребуется.
- Я документы с тел нациков забрал. Оружие.
- Азовцы?
- Да.
- Добро, сдашь чуть позже, вон твой ротный подъезжает.
Варяг велел двум бойцам достать все вещи из танка, мои и старшины, и складировать на корме, а сам подбежав к подкатившему «Т-72», и когда командир машины спустился, начал что-то ему описывать. Думаю, речь обо мне шал и о нашем бое. Я же, шатаясь на ходу, вернулся к танку, свой вещмешок прибрал, за спину закинул, поправляя лямки на печах, и старшины забрал, да и командира, отдельно положил. Двигатель танка продолжал работать, но это никого не смущало. Попадание фугаса в башню снесло динамическую защиту с этой стороны, другую часть перекосило. Виденье кое-что показало мне, и я присев, поднял коробку, их много под ногами валялась, эта мятой была, лёгкая, и с трудом открыв её, показал подошедшим командарм:
- Пустая. Взрывчатки нет. А с другой стороны есть, там динамическая защита выдержала ракету с «ПТУРа».
Надо сказать, командиры удивились, бойцы изучили другие коробки динамической защиты, простукали согнутыми пальцами, и те что на броне тоже. Танк уже заглушили, мехвод ротного постарался, и ещё нашли пустые, где-то треть от общего объёма. Ротный уточнив помню ли я его и получив отрицательный ответ, довольно дотошно опрашивал о бое. Мои действия мысли, почему решил бить тех или других первыми. Как просчитывал опасность для себя. В общем, видно профессионала. Правильные вопросы. После этого приказал садится в кабину медмашины, обратно небольшая колонна собиралась, с погибшими ребятами, в селе шестеро наших погибло, и порядка десятка раненых, с ними меня и старшину и отправят.
- Я в порядке, товарищ капитан, - сделав упрямое лицо, сказал я, ротный уже представился.
- Лёша, тут не в этом дело. Медики тебя осмотрят и решат. Я вижу, и с потерянной памятью ты бился как настоящий боец «Дизеля», тебя в пример можно ставить, счёт за один бой шикарен, но с контузиями не шутят. Если медики дадут добро, вернешься в строй. Не волнуйся, националистов на твой век хватит.
- Я знаю.
Как я не уговаривал, ротный не поддавался, пока не рявкнул, отдав прямой приказ, и укатил обратно в село. Танк, на котором мы со старшиной дрались, оставляют тут в качестве усиления опорного пункта, экипаж из резерва пришлют. Они его и перекрасят, и нанесут наши тактические знаки. Хотя в нашем батальоне танков такой модели нет, только «Т-72», но я и не говорю, то присланный экипаж из нашего батальона. Кому-то другому отдали. Я же быстро передал бойцам Варяга автоматы нациков, четыре единицы, замкомроты документы азовцев принял, не изучая их, и большую часть трофеев. Те же рации им тоже пригодятся. Варяг сказал, вопрос с деньгами решат, старшина найдёт меня в госпитале и передаст. Там парни скинутся, материальную помощь семье. Это правильно, в отличии от продажи трофеев, даже снятую обувь с нациков забрали. Тут и колонна подошла, старшину на носилки и в кузов, там специально оборудованные места для перевозки раненых, машина на базе «УРАЛа». Меня же в кабину. Вещи под ноги, а больше некуда, свой автомат между ног, старшины на боку висит, и вот так колонна, под охраной одного бронетранспортёра, и покатила обратно, прямиком на Донецк шла, как мне водила сообщил. Немолодой мужик, лет пятидесяти, крутя баранку, сверкая золотыми коронками, задорно трещал, сообщая, как мы здорово у села повоевали, набитых солдат противника десятки на поле, две роты точно там полегли, там бойцы наши обходят, оружие собирают, ищут раненых. Те два танка, из последних, целые по сути, экипажи их бросили, эвакуируют в реммастерские, уже велели пригнать эвакуационную группу. Там ещё брошенную технику нашли. Про наш бой рассказал, а ему те бойцы, что в селе оборону держали. Они сейчас приходят в себя после жёсткого обстрела. Рассказывали, видели попадание в наш танк, думали хана, и действительно мы молчали, три танка укропов сожгли, порадовав обороняющихся пришедшей помощью, да и старшина успел выйти на связь, и тут замолчали, а украинцы воспряв духом, напирали. А тут раз, наш танк снова заработал, и точно, разнося украинские порядки. Позиция у нас действительно замечательная была. Да и «Гвоздики» сожгли, это тоже сказалось на рисунке боя.
Сам водила в эйфории был, Россия всё же вмешалась, спецоперация по защите Донбасса, сегодня двадцать четвёртое февраля было, вечер уже наступал, но это был день радости и победы всех жителей Донбасса. Теперь оборона, от которой все устали, заиграла новыми красками, мы не просто сдерживаем противника, а гоним его, освобождая свои земли. Водила много что говорил, пришлось сообщить что устал, и приткнувшись к боковому окну, шлемофон на голове как подушка, я начал медитацию. Час на нём, была одна остановка оправится, я тоже на обочине отлил, да воды попил из фляжки водилы, моя в вещмешке пустая, сопровождающий медик в кузове помогал раненым, и дальше поехали. В колонне шесть грузовиков было, два чисто для перевозки раненых. Везли как наших, так и раненых украинских солдат. Ещё их лечить. Лично я против. Причём наши именно в медицинских машинах были, а вот укропы в обычных грузовиках. Вот так накопив резерв, провёл диагностику головы и стал убирать следы контузии, убрал часть, стало легче. Потом новая медитация, и провёл проверку уровня Дара. «Д-9». Неплохо, будем качать. Тут я сделал то, что делал всего дважды во всех своих жизнях. В первый раз ещё когда изучал знания Джоре, второй раз, когда жил триста лет, будучи поисковиком-сборщиком и бывшим императором. Дело в дальности Виденья. Три метра, стандарт после инициации, я уже начал кач, но доведу до четырёх метров через месяц, даже чуть больше. А Виденье сейчас в этой войне, очень и очень нужная штука. Так вот, есть возможность удлинить, за счёт уровня Дара. Если проще, если я спущу одну единицу Дара, спустившись до «Д-8», то увеличу дальность Виденья до пятнадцати метров. Если считать уже три имеющихся, то будет восемнадцать метров, а это уже кое-что. Через пару дней можно повторить эту операцию, будет тридцать три метра, а это ещё лучше. Я планирую вернутся в строй, а для танкиста такое Виденье серьёзное подспорье. Понятно от чего дальнобойного не убережёшься, но от противотанковых мин и чего прикопанного, вроде фугасов, спасти может. Да и применение Виденья возможно во множестве других случаях. Те же бои в населённых пунктах, такой штукой, пусть без танка, я буду на коне, поэтому прикинув всё за и против, тут же в кабине грузовика и провёл эту операцию, маны для этого хватило. Земля не была пси-насыщенной планетой, поэтому чтобы вернуться с «Д-7» до «Д-9», потребуется месяцев пять, но время будет, верну, а такая дальность Виденья нужна уже сейчас.
Процедура прошла неплохо, восемнадцать метров, я активировал опцию, мощности источника хватит чтобы использовать её часа четыре непрерывно, осмотрелся и отключив, дальше медитировать, с немалым трудом борясь со сном. Устал, силы нужно восполнить, а для этого сон самое то. Помедитирую, и всё вкладываю в лечение головы, рану не трогал, там в принципе ничего серьёзного, так, бровь разбита, шрам будет, но и только. А чистил я голову от следов контузии, залечивал барабанные перепонки, телекинезом почистил ушные проходы от крови. Если врачи их увидят, надолго запрут в госпитале, а так считай лёгкая контузия и травма головы, не должны долго задержать, самая главная опасность, общение с психологом, ротный на него и намекал. Даст добро, буду служить, а нет, спишут вчистую. Ехали долго, хотя до Донецка вон, рукой подать, однако с ранеными не погоняешь, колонна шла крайне медленно. Ни на каких украинских окруженцев не наскакивали, ехали тихо и мирно, пропуская встречные колонны. Так ближе к трём утра двадцать пятого февраля и добрались. Водила разбудил меня, когда мы по улочкам катили. Всё же уснуть умудрился. Потирая глаза, чувствовал я себя приемлемо, самые острые моменты убрал, а тут пока спал ещё поднакопилось, вот и пустил на лечение. Ещё пять полных источников и голова будет полностью излечена. Это часов на шестнадцать работы, полсуток. Вот так поглядывая на тёмные многоэтажки вокруг, свет горел в редких окнах, фонари, реклама, но улицы пусты. Ночь, спят все. Да и комендантский час тут, как я слышал. Мы въехали через открытые ворота во двор госпиталя, и началась разгрузка. Кстати, когда мы подъезжали, со двора госпиталя как раз другая колонна выезжала, пришлось чуть подождать, как две последние машины покинут территорию. Там не только грузовики были, но и санитарные «уазики». Один грузовик к отдельно стоявшему зданию, там морг, туда наших погибших бойцов, потом хоронить будут с воинскими почестями. А нас у основного корпуса. Тут уже приняли прошлую партию раненых, и начали принимать нас. Это действительно военный госпиталь был, но один он всех раненых не потянет, поэтому часть пострадавших в боевых действиях за первый день спецоперации отправляли и в обычные районные больницы по городу.
- Младший сержант Серов? Кто видел сержанта Серова?
Обернувшись, я увидел офицера, что опрашивал прибывших с нашей колонны.
- Это я.
Подняв руку, я привлёк внимание к себе.
- Отлично, ты боец мне и нужен.
Тот старался говорить громко, видимо думал, что после контузии я стал слабослышащим, но смог убедить того что нет, не стал. Офицер оказался дежурным по нашей части, батальон воюет, но его пункт постоянной дислокации не опустел, офицер оттуда, я проверил документы. А прибыл тот по заявке медиков, что сообщили, кто из нашего батальона к ним поступает. Практика тут такая, забрать вещи раненых, оружие, за этим тот и прибыл, как и ещё несколько офицеров и старшин из других частей. У нас раненые аж из трёх подразделений были, и все три дислоцировались тут, в Донецке. Так что я сдал свой автомат, разгрузку, старшины оружие, автомат и пистолет лейтенанта Губарева забрал ротный, а вещи при себе оставил, но старлей, с коим я общался, осмотрел все вещи в трёх рюкзаках. Не зря, патроны и ручные гранаты нашли. Рюкзак Губарева тот забрал, они сами вернут вещи супруге. А вот материальную помощь уже я, сверху приказ спустили, быстро они. Тот уже узнал, что я адекватен, про потерю памяти сам сообщил, тот сказал что известно, когда будут похороны командира танка, я обещал присутствовать. Форма парадная Алексея хранилась в казарме, её подготовят и принесут мне. Так же попросил прапорщика передать особисту батальона, там и такой был, чтобы собрал сведенья по мне, что сможет найти. Тяжко мне не помнить ничего о себе, а я в строй хотел вернутся, а тут хоть выжимку почитаю. Обещал передать.
Только после этого, почти полчаса старлей мной занимался, из нашего батальона одни мы со старшиной были, мной занялись медики. Оформили, документы я сдал, вещмешки старшины и мой в кладовку, оттуда выдадут что нужно, но завтра, сам заберу, гигиенические принадлежности в основном, после этого раздели, помогли, не сам, форма серьёзно пропахла порохом, кровью и смертью, да, такой коктейль, но видно по молодым и нет медсёстрам, что это им привычно, обещали всё постирать, форму под комбезом тоже, и грязнее нательное бельё забрали, выдав чистый больничный халат. И после процедурная, где меня осмотрел сонный сильно уставший врач, что завёл личную карту ранбольного, наложил две скобки на рану, осмотрел многочисленные синяки на теле, сам о них не знал, уже сопроводили в палату. Тут уже старшина находился, под каким-то прибором, тот подключённый попискивал. Я глянул Виденьем, тот контролировал пульс и сердечную активность. Пойдёт, если что, поднимет медперсонал. Ночь же. Так что умывшись в туалете, старясь новый бинт не намочить, даже чуть оплеснув торс, санузел в палате был, та на шестерых, и занял последнюю свободную койку, почти мгновенно вырубившись. Сон в кабине грузовика не особо помог, спать всё равно хотелось.

Рано утром нас разбудили на завтрак. В палате двое без сознания, двое ходячих, считая меня, и двое лежащих. Их начали кормить, старшина с другим бедолагой на внутривенном, а я с вторым ранбольным, что на перевязи держал раненую руку, направился в столовую. Каша манная, моя любимая, и сварена хорошо. Чаёк неплох, хлеб с кусочком масла и сыром. Мы поели, я было вернулся в палату, как прибыл особист батальона, в котором я числюсь. Тот явно успел поспать, хотя красные от недосыпа глаза говорили сами за себя, что времени на сон тот выделил себе мало. Тот был в полевой форме, но без автомата и разгрузки, но итак понятно, что только недавно с передовой. Наверное в машине и поспал, пока в город ехали. Вряд ли из-за меня, свои дела были, ну и привлекли по моему делу. Сначала особист в выделенном нам кабинете заставил написать рапорт, сначала на черновике, потом на беловике прописал, всё что помню с момента как очнулся. Чёрт, я русский язык с трудом вспоминал, делал вид что заикаюсь от контузии, чтобы акцент сбить, хотя за эти сутки я быстро осваивал родной когда-то язык, погрузившись в языковую среду, однако письменность… было тяжело, но к счастью списали всё на ту же контузию и потерю памяти. Рапорт на беловике писал особист, я только подписался. Опросил меня, обещал сделать выжимку по моей прошлой жизни, как сделает, принесёт, а сейчас всё на врачах, что они скажут. После этого забрав рапорт и записи моего опроса, тот отбыл. А мной занялся врач, особист итак задержал на полчаса, поэтому осмотрели, решив, что контузия лёгкая, да я следы почти убрал, поэтому только небольшая травма на лбу, да потеря памяти, поэтому меня отправили местному врачу по головам, до обеда уже он мной занимался, опрашивал, тесты проводил.
Потом был обед, и я наконец посетил кладовку, рыться в ранце не стал, упросил кладовщицу отдать мне его весь, знаю, что запрещено, можно иметь при себе только то что умещается в тумбочке, а вечером занесу. Выдала. Так вернулся в палату, где разложил часть вещей в тумбочке, как старшина очнётся и сможет соображать, и ему его вещи принесу, а пока без надобности. Самое главное, что я имел при себе, это телефон Алексея, не новый, но свежий айфон, с паролем, зарядка к нему, и зарплатная карта. Сюда приходила зарплата военнослужащего. Старшина сказал, что половину зарплаты Лёха отдаёт в Фонд Обороны, я менять ничего не буду. Да и особо не нужны мне эти деньги, и без них добуду средства. Без особых проблем. Пусть я не помню код к карте, но взломаю, для меня это не сложно. Хотя есть и второй путь, побывать в банке, с выпиской врача, и получать новую карту по замене, получив её с пин-кодом. Это по вещам Лёхи, остальное обычные вещи для бойца, интереса особо не представляли. Однако были и трофеи. Не всё я сдал, сохранил два новеньких айфона одной модели, андроида и небольшой планшет. Нашёл в карманах азовцев. Зарядок ясное дело нет, от моего телефона не подходит, я уже глянул, только к планшету, но поспрашиваю в других платах, может что и найду. Я поставил на зарядку сначала телефон Лёхи, потом поставлю планшет, ну и разбирался с трофеями. Помимо вышеперечисленного я сохранил семь кредиток. С трёх тел семь было, пять Приватбанка, одна Райфайзен банка и одна из Кредобанка. Не смотря на защиту, с помощью этих кредиток я вполне смогу войти в системы этих банков и не только опустошить их счета, но и взять кредиты, в чём ничего плохого не видел. Мёртвые азовцы платить долги конечно не будут, но если есть родственники, могут и на них повестить долги. Хотя к тому моменту Украины уже по сути не будет, как я понимаю, спишутся все долги.
Вот так пока телефон заряжался, там зарядка на нуле почти, а в палате четыре розетки было, это у планшета едва половина уровня, я работал с одним из трофейных айфонов, у него зарядка полная. Стоит отметить, что вся электроника у нацистов с паролями была, впрочем, у Лёхи тоже, но у него просто, отпечаток пальца и полный доступ, я уже проверил, однако меня это не смущало, взломаю. Вот так прибрав электронику в тумбочку, кредитки под матрас, я отнёс рюкзак обратно, там мне больше ничего не нужно, и вернул кладовщику. На рюкзак уже бирка с именем нашита была, так что отнесли на полку, где моя форма и кобез с шлефоном были, уже постиранные, а я вернулся в палату. Там тихий час наступал, поэтому тратил время на медитации и исцеления себя, к вечеру всего дважды прошёлся. А я дважды во время тихого часа со старшиной поработал, все дремали, свидетелей не было, вот и воздействовал на него пси-лечением, хоть облегчил ему повреждения. Тот уже вечером открыл глаза. Медики сразу отреагировали на писк аппаратуры. Засуетились вокруг, изучая что с тем. Страшуна лупал глазами и никого не узнавал, но через полчаса уснул. Это был именно сон. Контузия некуда не делась, но острый кризис я убрал. Вместо двух месяцев тот проведёт в больнице от силы месяц. Уже неплохо. Что меня удивило, никто за мной так и не прибыл, похоже похороны лейтенанта перенесли на завтра, причин не знаю, врачи не в курсе, я как в информационном вакууме. Всё прояснилось, когда на зарядке сменил телефон на трофейный планшет. Пальцем провёл опознание, и дальше проворив номера, позвонил абоненту, отмеченному как «Особист». Странно что он в памяти был вбит. Угадал, тот самый, что рано утром был. Тот подтвердил, что похороны завтра утром, за мной пришлют машину и доставят форму, всё уже готовится. После четырёх часов дня меня снова вызвал врач, что меня курировал, он психолог, физические ранения лечил другой врач, и на два часа задержал, снова опросы и тесты. Что в результате получалось тот не сообщал, а писал в личном деле. Задавал вопросы по бытовым делам, что вспомнить смог. Заикался я всё меньше и меньше, осваивал язык. Кстати, амнезию подтвердил, но когда я интересовался, вернут ли меня в строй, просил это сделать, велел не спешить. Того явно заинтересовало что со мной произошло, и тот исследовал меня.
После шести вечера мной уже никто не интересовался, так что занимался своим теперь телефоном и трофеями. С перерывом на ужин. Триста лет жизни и использования пси-сил и пси-технологий дали мне многое. В общем, трофеи, это я про электронику, на удивление просты были, и при этом зачем-то усложнены. Виденьем изучал. Взломал я все четыре прибора меньше чем за полчаса, на самом деле это несложно, одной пси-силой пользовался, так что мне к памяти приборов был полный доступ. А там столько записей, пыток, чернухи, что просто ужас. Но я всё просмотрел, позвонил особисту и тот прислал зама, сам офицер был уже на передовой, хотя связь работала. Прибыл зам с ноутом, куда мы все записи и скинули. Вопросов по поводу трофеев не было, я раздавил экраны, и коммерческую ценность те теперь не имели, но факт того что их имею всё же зафиксировали в рапорте. Бюрократы. Понятно, что для отчёта нужно, но всё равно. Среди тех, кого пытали на записях, под глумливые крики нацистов, они и позировали со своими лозунгами, были и бойцы ДНР, одного офицер даже опознал. Тот умчался, а я продолжал делами заниматься. Экран Силовой Ковкой восстановил только у планшета, и воткнув с него симку с телефона Лёхи, чтобы местная связь и интернет были, закопался во всемирной сети. Четыре сотни лет прошло, чёрт да я почти русский язык забыл, повторюсь, что про остальные говорить, но вот так с опытом постепенно вспоминал. В общем, нашёл я Геннадия Бурова, не мой мир, однозначно. Тут с подставой от ФСБ также всё прошло, но сам Буров погиб на зоне. Несчастный случай, попал под грузовик. Три дня в госпитале пролежал и тихо помер. Похоронен на кладбище колонии. Родители у местного Геннадия тоже умерли, не пережили всех этих дел. Хм, а офицеры не отомщёнными остались, я их жён социальные странички нашёл. Своих те не имели, запрещено службой. Будет возможность, сделаю, дело принципа. Не удержался и всё же нашёл социальную страничку своей жены в Бразилии, тут она тоже замужем, двое детей, вполне счастлива, судя по фотографиям. Сколько времени прошло, а всё равно ревность поднялась. Любил я ту. Очень. И она меня. У нас очень дружная семья была, редко, когда характеры и души так совпадали, что чувствовали себя одним целым.
До полуночи я работал с планшетом и кредитными картами, и дальше бы поработал, но другие раненые заворчали, что мешаю постукиванием, бывает такое ногтями по экрану, так что поставил планшет на зарядку и сам лёг спать. Да, я закончил с собой, все следы контузии убрал, так что осталась рана и амнезия, ими врачи и занимались. Покой и только покой. Что по работе с кредитками, оказалось в Казахстане, в городе Алматы, имеется филиал украинского Приватбанка. Это я к чему. Все кридитки этого банка взломал, да ещё взял максимальные кредиты, получилось почти полтора миллиона гривен, или чуть больше пяти миллионов рублей. Это всё что смог выжать. С двух других банков, уже интереснее, тут наличка в долларах, видать держали личные накопления, заработанные на шантаже и ограблениях. Около двухсот тысяч евро. Долларов почему-то не было. Что я сделал с этими деньгами. Гривны конвертировал в рубли, это основные денежные знаки в ДНР, и перевёл на свой счёт в Сбербанке, код к карте уже получил, даже открыл Онлайн-банк на телефоне, с привязкой к теперь моему счёту. Эти деньги пойдут вдове командира Лёхи, я считаю, так будет правильно. Кстати, узнал сколько у Лёхи денег. Семнадцать тысяч на счету было. А вот евро увёл в Казахстан, и из одного банка перевёл в другой. Это был филиал «Сбербанка» в Казахстане. Там была возможность открытия анонимного счёта, кто знал код-ключ к счёту, мог им пользоваться. Вот на этот счёт и перевёл. Вот и всё, вполне всё успел. Ладно, сейчас спать, завтра много дел. Надо будет сходить с супругой погибшего командира в банк и провести деньги со своего счёта на её, чтобы без процентов, кормить банк я не хотел. Это всё завтра, как и похороны.
Я не писатель - я просто автор.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 41
Репутация: 19169 (+19247/−78)
Лояльность: 6613 (+6632/−19)
Сообщения: 3147
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 11 лет 8 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#2 Владимир_1 » 23.03.2022, 16:07

Утром по старой схеме. Завтрак, мы с парнишкой, моих новых лет, тот из тактической группы «Купол», ранен был осколком при артиллерийском обстреле ещё неделю назад, до начала спецоперации. Так вот мы сходили с Серёгой в столовую, а после возвращения я снова закопался в инете. С банками вчера закончил, всё что смог вытянул, остались уже чистые ограбления, пока я этого не делал, а забрал по сути всё что было у тех трёх азовцев. Изучил ту волну, что шла в интернете по поводу проведения спецоперации. Чего только не было, вот и знакомился, погружался в среду. Старшина очнулся, его уже покормили, слух вернулся в левую ухо, второе пока нет, ну я и описал ему что было, так что тот прикрыл глаза, сообщив таким образом, что принял. Головой тот не тряс, не кивал, у того только покой, вставать с кровати запрещали. Я мехвода не обихаживал, после завтрака прибежал дочка деда Вито, она тут с мужем в Донецке проживала, ей только сегодня сообщили, что отца привезли. До этого та вне доступа была. Матери уже позвонила, скоро должна подъехать, жил старшина в деревне за Донецком. Вот его семья им и занималась, а я работал в интернете. То, что мой счёт отслеживают и туда поступила крупная сумма, думаю скоро узнают, как и то что я недвижимость собираюсь приобрести. Не знаю, есть у Лёхи что, дед Вито сказал, что их пятиэтажка была почти полностью разрушена при обстреле, но иметь свой уголок, родной, куда смогу возвращаться, очень хотелось. У меня всегда такими уголками были космические корабли и суда на которых я жил. Поэтому нашёл местного риелтора, девушка оказалась, вышел на ту, пришлось к окну коридора у лестницы прогуляться, и пообщался без свидетелей. Сообщив, что хочу купить квартиру. В центре Донецка, в свежем доме, новостройке, однокомнатную квартиру, желательно не малогабаритную, с мебелью, под ключ, заезжай и живи. По цене там на месте решится. Девушка сообщила, что заедет в госпиталь, договор оформит, у той всё официально, вот я и дал свой адрес. Да, уточнил что из документов у меня только удостоверение военнослужащего. Как тут оформлять?
Вернулся в палату и меня на процедуры, осмотрели синяки и рану, вместо бинта наложив пластырь, а потом мной и мозгоклюй занялся. Чёрт, если тот продолжит выворачивать мне мозги такими темпами, я долго не выдержу и прибью его. Не сильно, ногу сломаю, пусть сам полежит на больничной койке. Бесит. Так что в палату я вернулся с гудящей головой. А в палате уже ждали двое. Риелтор и незнакомый сержант, из моего батальона, тот доставил парадку, обувь, всё что нужно, машина снаружи ждёт, а разрешение от лечащего врача уже получено. Сержант мило общался с девушкой, явно клеил ту. Попросив сержанта подождать, я отвёл девушку в зал для совещаний врачей, сейчас тот пуст, да, ключа не было, но телекинезом открыл замок. Тут всё быстро оформили, и я расписался. Насчёт удостоверения военнослужащего та успокоила, она уже работала с военными ДНР и в курсе процедуры. Паспорт Лёхи находился в военкомате, та придёт с договором и просто возьмёт его, естественно под проспись, как взяла, так и вернёт, и когда будет подобрана жилплощадь, оформит на паспорт, то и вернёт тот обратно. После этого та показала на телефоне две неплохих квартиры, что соответствовали моему критерию отбора. С телефона девушки осмотрел фотографии, та расстелила потрёпанную карту города на столе и показала на ней где находятся обе квартиры и что имеется рядом. Фото вроде ничего, но смотреть лично надо. Договорились на вечер, за пару часов до начала комендантского часа та за мной заедет.
После этого вернулся в палату, и облачившись в форму, сержант помог, пригладил, получил от волнующегося старшины, отчего тот сильно заикался, напутственные слова, с просьбой и от его имени проводить командира, обещал, и мы покинули госпиталь. Причём на выходе мне дали выписку из больничного листа, это для комендатуры. Пусть со мной сопровождающий, но иметь хоть такую справку я был обязан. Мало ли патруль остановит. Отлично, вечером справка пригодится, пока с риелтором буду встречаться. На улице ждал «уазик» в командирской версии. На территорию его не загоняли, вот так устроившись на заднем сиденье, меня и повезли сразу на кладбище. Там пришлось в рядах сослуживцев час стоять. Форма лёгкая, бушлата не было, а подморозило, снег выпал, холодно. Грел себя пси-силой. Я не участвовал в доставке тела погибшего. Помимо моего командира тут хоронили ещё семь погибших военнослужащих. Пока мы стояли, особист шептал мне на ухо, кто тут и что занимал. Кстати, заодно описал всё по Лёхе, на бумаге приносить не стал, что успел выяснить, сообщил. Не зря квартиру буру, жилплощади у Лёхи не имелось. Да тот вообще гол как сокол. Дорогая покупка - это телефон, недавно кредит закончил выплачивать. Тут поднялось чуть волнение, машина прибыла, ну и дальше сами похороны, с почётным караулом, описывать их не буду, мне слова, как командиру батальона и другим сослуживцам, не дали, видать не рискнули контуженому такое доверить, но комья земли бросил на гроб за себя и за старейшину, о чём известил вслух. После этого я также подошёл к вдове, сказал слова утешения, и попросил минутку поговорить лично, с глазу на глаз. Пришлось подождать в стороне, пока пройдут со словами утешения другие, после чего девушка подошла, баюкая дочку на руках. Сама молодая вдова, а ей лет двадцать на вид, с припухшими красными веками, явно уставшая, не спала, вопросительно поглядела на меня. Особист уже передал деньги, пора передавать кому нужно, но когда девушка подходила, я посмотрел на комбата и особиста, те поглядывали на нас и движением головы пригласил их поприсутствовать. Сейчас будет серьёзный разговор и те должны слышать о чём, так что те извинились перед другими офицерами, с которыми общались, и подошли. Похороны закончились, военнослужащие уже отбывали, могила накрыта множеством венком и цветов, можно спокойно поговорить, что и сделал. Подошли офицеры батальона, и вдова, одновременно.
- Извините если что я сделаю что-то не так, поэтому поясню. Я был контужен, потерял память, я не помню своего командира, я не помню вас, если мы раньше были знакомы. Никого, так, фрагменты. От имени офицеров батальона, как и других военнослужащих прошу принять эту материальную помощь, тут почти двести тысяч рублей. Всё что собрали ребята.
- Спасибо, - принимая довольно плотный конверт, сказала девушка.
Та не убирала его, держала в руках, придерживая дочку, что спала.
- Это не всё, - остановил я присутствующих, а говорил только девушке, комбат и особист тут в роли слушателей были. - После потери памяти, многое во мне изменилось. Я не отрицаю, я не помню, чтобы возражать. Например, в батальоне сбор личных трофеев считаются мародёрством, для меня же это право священного трофея. К чужим трупам я сам не подойду, это действительно мародёрство, а, например, если подобью танк, или уничтожу противника, всё что с них, делится на весь экипаж, и доля уходит командиру. Для меня это закон, но в народной милиции ДНР, такое правило не придерживается. Когда ваш муж погиб, я убил трёх азовцев из автомата, но все трофеи мне пришлось сдать, оставил только электронику, телефоны, планшет и кредитные карточки. Пока лежал в госпитале, я открыл телефоны, нашёл там информацию по кредиткам, с кодами к ним, вышел на банк Украины и снял все деньги, что лежали на кредитках, да ещё от имени нацистов взял максимальные кредиты, сумма получилась небольшой, полтора миллиона гривен, я погонял их по банкам и конвертировал в рубли. Получилось пять миллионов двести тысяч рублей. Как я это сделал, и умел ли раньше, не спрашивайте, я не знаю. Сейчас эти деньги на моём счету в «Сбербанке», и я считаю правильным отдать их вам. Это мои личные трофеи и распоряжаться могу ими так, как захочу. Я желаю передать вам. Я не помню командора, но считаю, что поступаю правильно. Тут я могу перевести деньги вам на счёт, но там существенная потеря по процентам по переводу, а банку платить я не хочу. Можно посетить офис банка и перевести деньги без процента, но не знаю как это сделать, документов у меня на руках нет. Тут решать вам.
Девушка кивнула, и смахивая слёзы, сказала, что принимает мою помощь, но тут вмешался комбат:
- Проблем быть не должно, у многих военнослужащих зарплатные карты оформлены на удостоверения. Можно забрать ваше из госпиталя, и посетить ближайший филиал банка. Марченко вам поможет. Проследит.
Особист молча кивнул, когда о нём сказали. Вообще, оба офицера, когда я начал свою речь, играли скулами, явно что-то не понравилось в моих словах, но слушали с интересом. У особиста взлетели брови на лоб, когда тот услышал, как я нациков ограбил, видимо за Лёхой такого не замечалось, но ни звука те не проронили, дослушали до конца. Девушка направилась к матери, та с нею на похоронах была, чтобы передать дочь, мы решили не медлить и деньги перевести как можно быстрее, комбат, глядя той вслед, спросил:
- Это всё, или есть ещё что сказать, сержант?
- Есть, товарищ полковник. С нациков я ещё поимел чуть больше двухсот тысяч евро. Хочу дать взятку. Я передаю деньги на счёт батальона, или в Фонд Обороны, не важно, а вы договариваетесь с врачами, чтобы те вернули меня встрой, и как можно быстрее, такие дела делаются, и без меня. Обидно. Это ещё не всё. Я психически стабилен, так психолог сказал, но и как каждому социальному существу, мне нужен маяк, точка опоры. Это может быть семья, но я сирота, или дом, место проживания. Я решил купить себе квартиру, тем более жилплощади, как сообщил товарищ капитан, не имею. Риелтора уже нанял. Я мог всё втихую провести, но об этом всё равно узнают, проблемы будут, зачем мне это? Проще вам сообщить, и хотя бы такой поддержкой заручится. Вечером в планах осмотреть пару квартир. Вот так и получается, ровно двести тысяч отдаю республике, а что сверху на квартиру и дроны.
- Какие дроны? - заинтересовался комбат.
- Да, я парочку квадрокоптеров хочу купить, из тех что получше, километров на шесть или десять работают. Всё введём в штат батальона. По деньгам, на квартиру хватит и на три-четыре коптера. Думал машину брать, но зачем она мне сейчас? После войны куплю. Трофеи ещё будут. Всё честно, я так решил, десять процентов себе оставляю, остальное республике. Так оно справедливо будет, ей нужнее. Ещё добавлю. Я могу украсть из банков деньги. Европейских. Миллиард с их правительственных счетов увести, десять или сто, да пофиг сколько. Погонять по банкам и оставить на нескольких счетах. Сделаю так, что их не отследят. Будет финансовой подушкой для республики. Как сделаю не знаю, не помню, но смогу. Пароли к счетам передам главе республики. Дотации от России конечно есть, но их точно не хватит чтобы восстановить порушенное на освобождённых территориях, а налоги тут не спасут. Это финансовая яма. Европейцы и штатовцы науськивали на нас нацистов, пусть финансово возместят. Если скажут, я сделаю. Говорю только вам, кому передать, сами решите. Если нет, так нет.
- Потом поговорим, - успел сказать комбат, когда подошла Нина. Вроде так её зовут, слышал пару раз как обращались.
Комбат ушёл, а мы на том же «уазике», что меня доставил на кладбище, скатались к госпиталю. Особист один машину покинул, сбегал и вернулся с моим удостоверением. Филиал «Сбербанка» был тут же за углом и там после небольшой очереди, по талонам вызывали, за десять минут вопрос был решён, деньги ушли на счёт Нины, у меня остались всё те же семнадцать тысяч, что были ранее. Я кстати снял в банкомате пять тысяч, а то налички не было. А после того как мы отвезли Нину домой и катили к госпиталю, особист сообщил, что та живёт на служебной квартире, своей жилплощади не имеет, тёща с ними живёт, они с мужем вообще из Славянска, а тут может прибрести квартиру, так что поблагодарил за это моё решение. От себя. А по прибытию в госпиталь, мы только раз остановились у магазинов. В магазин электроники я купал нужную зарядку для трофеев, а в соседнем бритвенные принадлежности, безопасную бритву, и баллон с пеной. Ничего подобного у Лёхи не было, а пушок уже заметен, бриться нужно. Дальше особист сдал в архив моё удостоверение, вернул на место, и в кабинете заведующего нашим отделением, я под его присмотром отправил все деньги на свой счёт в «Сбербанке», конвертировав евро в рубли. Двадцать два миллиона ушло со счёта на счёт Фонда Обороны. Его номер был приписан у меня в Онлайн-Банке, так что подтвердили там поступление средств. Осталось семь миллионов. Это то что сверху. Дальше особист, советуясь с артиллеристами, он с ними на прямой связи по телефону был, через меня приобрёл три коптера, два одной модели и третий другой. Дорогие, за четыре сотни тысяч каждый, но и машинки серьёзные. Могут быть использованы сорок шесть минут, радиус дальности тридцать километров. Почему экспертами именно артиллеристы стали, я выяснил тут же. Оказалось, у батальона своя батарея гаубиц была, у тех свой коптер имелся, тоже мощный, но они его потеряли, сбили, а замена заметно слабее, что сказалось на точности ведения огня. В общем, парочка им и уйдёт, основной и на замену, ну и третий найдут куда пристроить, а мне обещали отдать что попроще. На пару километров работает. Ну-ну, обещанного три года ждут. Однако уплатил, место доставки указал КПП нашей части, особист сфотографировал платёжные скриншоты. Доставка из России будет, за три дня обещали доставить. Из Ростова вроде прибудут.
Особисту я слил информацию, что на одном из айфонов была программка по взлому кредитных карт, мол, так и взломал, а то тот уж больно с подозрением на меня поглядывал, так что тот его изъял официально, не я один кредитки у нациков находил, и отбыл. Уф, тяжело было. Обед я уже пропустил, так что на экзекуции к мозголому отправили, потом ужин, и покинул госпиталь, разрешение на руках у меня было, в парадной форме, мне её оставили, мы посетили на красной «Калине» риелтора сначала одну квартиру, потом вторую и третью. Та ещё одну нашла. Ключи от двух у неё были, а у третьей хозяин имелся. В принципе, мне первая сразу понравилась, две других можно и не смотреть было, да и цена подходит. Однако прокатился, и убедился, что та первая действительно идеально мой вариант, девушка знала с чего начинать. Новая многоэтажка, двадцать четыре этажа. Правда, квартира на четвёртом, но имела стеклянную панорамную лоджию с видом на проспект и парк, дому четыре года, пятьдесят два квадратных метра, лоджия сюда не входила, и по сути была «евродвушкой», большая кухня, тут же гостиная, и спальня. Совмещённый санузел. Всё сделано, сплитсистемы, мебель вся, телевизоры на стенах, компьютерный стол без компа, заезжай и живи. Ремонт свежий, видать квартирантов не пускали. Цена чуть завышена, но не страшно. Некоторые проблемы с оформлением имели место быть. Хозяева, супружеская пара с ребёнком, те новую квартиру купили, а эту продавали, нужно выписать ребёнка, но это дела риелтора. Мы вернулись в первую квартиру, я ещё раз всё осмотрел, с соседями пообщался, только один был на площадке, а квартир десять на этаже, ну и дал добро, пусть забирает мой паспорт из военкомата, и начинает оформление, как будет готово, получат оплату, и всё дальше, с моей пропиской, всё как полагается. Эта дополнительная работа для девушки и будет ополчена отдельно, я сообщил об этом. Та умчалась работать, а я пешком от дома вернулся к госпиталю. Тут пять минут идти. Правда, патрулю попался, комендантский час уже наступил, но проверили и отпустили. Вошли в положение.
Честно сказать, устал. Сдал форму, мне халат вернули, и в палате познакомился с супругой деда Вито, она только сейчас прибыла. Дочки не было, мать сменила её, ну и лёг на койку. Нужно отдохнуть, а там как-то всё перешло в сон, только использовал всё что накопил на своё лечение, голову всё, долечил, сейчас начал убирать всё то, что на теле было, детские травмы, последствия жизни на Земле, организм отравлен, и тому подобное, но вот сморило.

Утром, после завтрака, я побрился в туалете, даже не порезался, и после процедур снова к мозголому. Тот продолжал изучать меня. Правда, подтвердил, моё командование на него вышло, так что прохожу я медкомиссию, да и тот подтвердил это.
А после обеда за мной заехала риелтор, я снова в парадке был, обычный камуфляж, такая цифра в российской армии входу, все положенные нашивки, кепи на голове, ремнём опоясан, нормально выгляжу, и поехали оформлять. Познакомился с владельцем квартиры, он один был, от жены доверенность на продажу. Сначала решили вопрос по деньгам, в банке всё провели, расписку я получил, и заехали в нужное госучреждение где за час и провели оформление. Больше я не нужен, риелтор дальше сама. Только документы получу в госструктуре по паспорту, когда оформят. Так и вернулся в госпиталь, ключи от квартиры я уже получил, как и выписку из службы регистрации недвижимости. Замки менять не буду, поработаю Силовой Ковкой, и сменю их и ключи, плёвая работа, так что доступ будет только у меня. Вечером за час до комендантского часа прогулялся и сделал, успев вернутся назад. А то всего два комплекта ключей. Где остальное? Кстати, забыл сказать. С квартирой в комплекте шла кладовка на нулевом этаже. Её отдельно оформляли, не с квартирой шла. Небольшая, но два велосипеда встанут, кои тут раньше и стояли, по следам протектора на полу понял. Три с половиной квадратных метра та размером была. Можно скутер закатить или небольшой байк, в проём пройдут. Тут тоже сменил замки и ключи Силовой Ковкой.
Дальше шло лечение, командование про меня вспоминало редко. После похорон пять дней прошло, прямо в палате торжественно нас со старшиной наградили. Мне дали звание сержанта и орден «За воинскую доблесть» первой степени. Довольно серьёзная награда за воинские дела. Старшине такой же орден, но второй степени, это третья награда у того. Две медали имел, это первый орден. Награждал глава республики. Кстати, меня поблагодарил за спонсорскую помощь, обещал направить на восстановление освобождённых территорий. Знает, значит, но про ограбление банков даже не намекнул. Значит - нет. Этого и стоило ожидать. Кроме нас ещё шестерых в госпитале обошёл. Говоря, что командиры батальона редко про меня вспоминали, я имею ввиду, что вызывали всего два раза. А проверяли, всё же потеря памяти диагностирована. Сначала по оружию, сдачи физнормативов не было, я не сдавал эти нормативы, ранение освободило от этого. Однако автомат разбирал и собирал, отстрелялся в тире, под казармой. Во второй раз отвезли к ремонтным боксам, из боевых машин тут были только те, что проходили восстановление, трофеи, да наши подбитые, всё остальное на передовой, вот и сдавал молодому лейтенанту, тот только из училища, ускоренный выпуск, те летом должны были погоны получить. Оно местное, Донецкое высшее командное общевойсковое училище. Тот вышел из стен учебного заведения как командир танкового взвода. Так вот, сдавал и на «Т-72», и на «Т-64», сидел на местах мехвода, наводчика-оператора и командира. Везде по высшему баллу сдал, что тот зафиксировал. А как же? Если и тут всё забыл? Прошедший бой не показатель. Тогда в мотострелковую роту бы отправили, а так танкисты в ДНР ценились, тем более с опытом, теперь меня точно никто в пехоту не переведёт. Успокоили.
Это по основной деятельности, теперь по мне. На следующий день после покупки квартиры, я сообщил своему врачу что не хочу занимать койку, раненые так и пребывают, вон койки уже даже в коридоре скоро ставить начнут. Где жить мне есть, буду приходить и лечится. Тот дал добро, как и психолог, так что я получил свои вещи и перебрался на квартиру, а моё место занял мотострелок нашего батальона, без ноги, травматическая ампутация. Это его из «АГС» накрыли во время перебежки. Что я ещё могу сказать, в квартире обжился, починил что нашёл пси-силой, руки прикладывал, да и Дар качал, тот всё же снизился до «Д-7», я повторно провёл процедуру увеличения Виденья, теперь тридцать три метра. А через три дня и в третий раз, стало сорок восемь метров. Хватит, а то «Д-6» уже. Деньги были, риелтору я заплатил, всё как полагается, а когда получил документы, всё, квартира моя, я проверил, в реестре информация тоже появилась, та провела мою прописку, в паспорте появился штамп, да и в коммунальных организациях сменила собственника на меня, за это всё я отдельно платил, та особо подобным не занималась, а мне откровенно лень было ходить по организациям. Однако договора на меня перезаключены, порядок. После этого девушка сдала паспорт в военкомат, я проверил, действительно вернула. Вообще у нас дошло до постели. А что, парень я молодой, постоянно женщин хотелось, и привычки отказывать себе в этом я не имел. В госпитале не подкатишь, да и девушки там что в моём вкусе, неприступные, или такие, что подойти можно, только держа в руках свадебные кольца. Портить им жизнь я не хотел. А тут риелтор расстроенная встретилась на улице, с парнем поссорились, они вместе живут, ну и как-то закончилось всё в постели моей квартиры. Утешил. Четыре захода на простынях новенького постельного набора, купленного мной. Я три набора взял. Та орала так, не сдерживая себя, что сосед в стенку застучал, странно что не вызвал ментов, да и знал что я военнослужащий. Пси-сила на эрогенные зоны это сильно, после третьего оргазма ту просто вырубило, пришлось ждать как в себя придёт и продолжать, так что и в четвёртый раз та было доведена мной до кондиции. После этого девушка стала ласковой-ласковой, всё быстро делала, хотя деньги за работу брала, однако и посещала меня на часок каждый день дважды. Второй любовницей стала продавщица овощного магазина, тридцатилетия справная миловидная бабёнка с крупными грудями и отличной фигурой. Вдова. Муж при обстреле два года назад погиб. Та вешала на дверь «Переучёт», и мы в подсобке на мешках с рисом и развлекались. Эту тоже на секс с пси-силой подсадил. А сговорились легко, зашёл овощей прикупить, хотел картошки подарить с луком, банку огурцов уже купил, ну и разговорились, та пожаловалось на бабью долю, ну я и предложил решить вопрос. Мы одни были, та быстро дверь заперла, и дальше подсобка. Так я и посещал ту каждый день. Она у меня первой была, риелтор второй пошла.
Вот такие дела. Я доволен, жить можно, пусть риелтор с парнем помирилась, но посещать меня каждый день и не думала прекращать. Как она сказала – я же не дура. В последние дни утром заезжала и в полдень. А вот продавщицу в магазине посещал вечером за полчаса до закрытия магазина. С ней только и только в подсобке, это риелтор у меня на квартире чувствовала себя как дома. Мы с ней и в постели, и в душе, и на стиральной машине. Да все ровные и неровные поверхности использовали. Оторвалась девчонка. Про любовниц моих в спецслужбах знали, то что слежка имела место быть, я видел, ну и пусть смотрят. Три коптера в батальон прибыли, их уже направили в нужные части, однако я заказал себе отдельно, пусть попроще, на шесть километров работает по дальности, но нужен. Время полёта тридцать минут. Однако камера отличная с хорошим разрешением. Тот пробил брешь в моих запасах средств, всё что как НЗ отложил, ушло. На счету сорок тысяч. Я оформил автоплатёж, чтобы коммуналка оплачивалась, и всё на этом. Заказ прибыл по адресу квартиры, успел, убрал в кладовку пока. В форме я ходил редко, хотя переделал всю по новому званию, пришил наградную колодку. На парадке сама награда. Купил я гражданскую, а там один комплект, синие джинсы, тёплая клетчатая рубаха и лёгкая куртка. Ещё зимнюю пуховую купил. Тут юга, довольно тепло, хотя и март месяц наступил. Вот так и получается, что седьмого марта, я закончил с квартирой, паспорт мой вернули в военкомат, а ближе к обеду восьмого марта покинул госпиталь со справкой на руках. Медкомиссию прошёл. Скобки уже сняли, багровый шрам на брови, контузию не видят, заикаться прекратил, а так порядок. Служи парень. Так что быстро в кадровый отдел батальона, а там меня взяли под ручки, фигурально выражаясь, и срочно в строй. В реммастерских два танка восстановили, «Т-72», оба шли на пополнение роты где служил Алексей. Выходят сегодня. Причём на замену моего погибшего взводного, поставили того молодого лейтенанта. Кажется, Малинин его фамилия. Кстати, забавно, дед Вито меня сбил, назвав Губарева лейтенантом. Нет, тот подпоручик. Такие звания были в НМ ДНР. Вот и Малинин подпоручик.
Меня срочно погнали по кладовщикам. Кадровики оформили меня командиром второго танка, первый Малинин принимал. Причина банальна, у экипажа только командира не было, вот комбат и посчитал что я справлюсь, на месте видно будет. Мне выдали автомат из оружейки, разгрузку, внесли в удостоверение пистолет, выдали его как командиру бронемашины, обычный «Макаров», пятьдесят патронов запаса, пол цинка патронов к автомату. На всё про всё ушло час, и я со всеми вещами на дежурном «уазике» рванул сначала на квартиру, там оставил парадную форму, переоделся в полевую, комбез сверху, шлемофон пока не надевал, кепи на голове. Коптер забрал из кладовки и вернувшись, так и покатил к мастерским. В дороге обзвонил своих любовниц и сообщил что отбываю на передовую. Ну продавщица более спокойно восприняла это, пожелала удачи, а риелтор всплакнула. Она вообще намекала что готова уйти от своего парня, пусть они и помирились, и перебраться ко мне, но я сделал вид что не понял намёка. Та молода и свежа, приятно с ней время проводить, но и только. Девушка банально не в моём вкусе была. Мы оба были довольны нашим кратковременным романом, но и только. Тем более та беременной была, я обнаружил это только на третью нашу встречу, ранее подобное не диагностировалось, и ребёнок точно не мой. Я отключил временно возможность иметь детей. Водила высадил меня у въезда и поехал обратно, а я со всеми вещами пройдя проверку в воротах, попал на теорию, предписание принять танк у меня был, и вот так найдя взводного, тот уже принял обе машины у ремонтников, они стояли за боксами на стоянке, и теперь передавал мне второй танк и знакомил с экипажем. А это оказался тот самый «Т-72», коему я в ствол снаряд всадил, повредив его. Ствол поменяли. Тут же в мастерских, как я знал, восстанавливали танк, где и погиб Лёха со своим командиром, но тот ещё в ремонте.
Вещи свои я на корму танка закинул, потом размещу, познакомился с экипажем, все молодые парни, оператор-наводчик двадцати трёх лет. Звали Андреем Прониным, рядовой. Ну и мехвод, младший сержант Воронин, Игорь, ему было двадцать один год. Машину я принял за десять минут, хотя Виденье и так показало в каком та состоянии, в среднем, но ничего, Силовой Ковкой в порядок приведу. Дальше подогнали грузовик и началась погрузка боезапаса, когда закончили, я и пулемёт командирский снарядил, заправка штатно прошла, пообщался со взводным. Тот не воевал, молодой парень двадцати лет, боевого опыта не имеет, сообщил мне что колонна пойдёт к передовой, мы с ними двинем. Час времени есть, место встречи назначено. Я же описал как сам воевал, да тот в принципе знал, ну и сообщил, что убрал в танк кофр с коптером. «Глаза» в небе у нас будут, и это его порадовало. Тут тот подал сигнал, экипажи устроились в танках и порыкивая моторами машины поползли на маленькой скорости к воротам. Не тем что въездные, а с другой стороны, там грунтовка, гусеницами убьют, разравняю скрепером, не жалко. Вот так покачиваясь, обе бронемашины двигались по просёлочной дороге к месту встречи. Всё что нужно как командир я получил, даже суточный паёк, а вот с коптером меня обломали. Квартиру я запер и провёл консервацию, перекрыв всё. Плюс, когда освобождал холодильник, отключив его, то прихватил два кило солёного сала, на рынке купил, да четыре буханки хлеба купил в магазине на первом этаже моего дома, там же чеснока и луку. Есть чем закусить. Моя машина шла второй, сам я, сидя в люке командира, рядом зенитный «Утёс», снаряжён, только затвор взвести, и подняв коптер в небо, а батареи заряжены, на ходу учился использовать его. Да там всё просто. Я уже изучил оборудование и прикинул как его Силовой Ковкой усилить и модернизовать. Тот у меня на сто километров свободно работать будет. Да и высота использования повысится, не рассмотреть будет с земли, защиту наложу чтобы системы «РЛС» не засекли. А они могут и такую мелочь «увидеть».
Добрались нормально, и встали на перекрёстке. Колонна уже минут через десять появилась, восемь грузовиков и старый «БРДМ», и вот так возглавив её, на пятидесяти километрах в час мы двинули в сторону передовой. Время было четыре часа дня, вторник, восьмого марта. А любовниц своих поздравить я успел, даже подарки утром вручил обеим, перед посещением госпиталя. А тут ещё такой «подарок», меня отлучили от них, что обоих явно не порадовало. Ладно, это уже всё прошло, была возможность, отвёл душу, а я привык иметь рядом женский пол, так что нормально всё. Тех кто за мной следил, такое моё поведение не удивило, как оказалось Лёха был ходок, за это и влетало ему. За неразборчивость. Что я ещё скажу? Жаль со старшиной не попрощался, сборы как-то быстро прошли, тот уже вставал, сам ходил, пусть и по стеночке, но пока постельный режим. Зайти не смог, но позвонить на телефон вполне успел, объяснил ситуацию, извинился, ну и был получен напутственный инструктаж. То, что я командиром танка стал, тот теперь в курсе. Так я подключён к рации, слушал волну, на которой взводный был, так же внутренняя связь включена была, отслеживал окрестности. Наводчик на своём месте, только мой люк открыт, и я наверху сижу. В грузовиках в основном обеспечение, патроны, припасы, но в трёх грузовиках везли резервистов. Да, была проведена принудительная мобилизация, как её назвали в Киеве, но там говорились о том, что резервисты - это мясо, что пустят вперёд, мол, они уже воюют. Да ничуть, большая часть резервистов не служили, и сейчас проходят курсы молодого бойца. У них месяц на это, плотной учёбы, а в грузовиках сидели те, кто отслужил. Сбили два взвода, и везли к передовой. Однако в боевых действиях участвовать они не будут. Задача резервистов - это второй эшелон, они будут окончательно зачищать освобождённые сёла и деревни, брать их под контроль, комендантские обязанности на них, ну и ловить диверсантов в нашем тылу, чистить его. Вот это все их задачи, а воюет основной корпус ДНР, в котором служба добровольная. Такие порядки и с началом спецоперации не менялись.
Я покосился на перекрёсток, который мы пересекали, там две женщины стояли и крестили нас, я кинул руку к виску, отдавая им честь, а малец снимал нас на телефон. Вот кстати, пришлось должностные обязанности изучать и расписываться, что инструктаж со мной проведён. Если проще, телефонами пользоваться нельзя, я должен следить за собой и обоими своими подчинёнными. Записи делают и ведут съёмку только военные журналисты, у которых есть на это официальное разрешение. Нам записывать и выкладывать в сеть категорически запрещено. Такой же запрет и в Российской армии, насколько я знаю. Потому телефон Лёхи я и нашёл в его ранце выключенным. Как я понял, в основном тот слушал музыку, наушники шли в комплекте. Они и сейчас при мне, только сборник музыки я сменил на то что мне нравится, на португальском и испанских языках. Родной язык я вспомнил, подучился, и письменность освоил до приемлемого уровня, а вот испанский и португальский мне не родные, с ними сложнее, по сути учить придётся заново. Надеюсь знакомые в прошлом музыка и песни для начала помогут. Английский я раньше тоже знал, песни и на английском были. Ничего, время есть осваиваю. Пока все пси-силы тратил на лечение своего тела, доводил до идеала, но чуть позже и бронемашиной займусь, в принципе состояние приемлемо, я просто прикидывал, что и как улучшать. На танках нанесены все положенные маркировки, свежей краской буквы «Z», повоюем. На сегодняшний день вот что по зоне боевых действий было, узнал от экспертов в интернете. Сегодня с утра объявлены гуманитарные коридоры, боевые действия редко где ведутся, укропы пользуясь этим перегруппировываются, наши тоже не лохи, и поступают также. Что по коридорам, это касалось Киева, Харькова, Сум, Мариуполя и Чернигова, только на Донбассе продолжаются вестись активные боевые действия. Изюм почти взят, но какое-то сопротивление там ещё встречается, поэтому официально о взятии города не сообщалось. Порадовали соседи, ЛНР прорвали передовую и вышли в тыл обороне города Рубежное. Шли на Лисичанск. Так же те отметились у Попасной, которую также взяли. Это очень серьёзные результаты. Наши войска за утро, до объявления тишины и гуманитарного коридора, который должен закончился сегодня в 18:00, хорошо так почистили окраины Мариуполя. Это пока всё.
Таких женщин стоит уважать, потому и отдал им честь, приветствуя их, пока проезжал мимо. На таких женщинах всё и держится. Уважаю. Мы катили дальше, без остановок, да и чего тут, час в пути всего. Я трижды запускал дрона, по десять минут каждый раз, причём пси-силой потом заряжая его батареи, потому как в танке нет возможности подключить зарядное устройство. Мехвод уже изучил его, и обещал позже сделать врезку, будет возможность подключаться. Сам я поднимал дрона метров на триста, изучая что впереди нас, позади, и главное по сторонам. Два раза ничего, хотя и засекал движение, но ничего подозрительного, а тут приметил как по одному неизвестные пересекают лесную дорогу. Не группой, а перебежками, в одиночку, троих засёк, и продолжали перебегать, были те при оружии, в форме и касках.
- Колонна, стой! - прижав ларингофон к горлу, сообщил я по общей сети колонны, и своему экипажу приказал. - К бою!
- Алмаз, что там? - поинтересовался взводный.
Кстати, вот он позывного не имел, а не заслужил, в боях не бывал, обращаться к нему предполагалось по должности или званию. А заработает позывной, будем по нему общаться.
- Диверсанты. Справа в километре ельник, густой, там они пересекают лесную дорогу. Шестерых пока видел, у двоих ручные гранатомёты. Не наши образцы. Диверсанты похоже. Я дрона туда перегоняю, через пару минут смогу корректировать огонь, а дальше резервистам работа. В принципе, как раз для этого они и предназначены.
- Добро.
Командир резервистов уже высаживал солдат, грузовики спускались на противоположную обочину, вниз, чтобы не пострадали, танки развернули передком к противнику, фугасы в стволы уже подали, а грузовики обеспечения покатили дальше, ускоряясь, под охраной «бронетранспортёра», им тут делать нечего. Наводчик приказ мой выполнил, пушка фугасом заряжена, вот по общей сети я и сообщил.
- Трое вышли на опушку, ползут по-пластунски вернее, видимо заинтересовало что мы тут делают. Они двадцати метрах слева от той ели со сгоревшей верхушкой. Остальные метрах в ста в глубине ельника. Накрыть тоже сможем, осколочно-фугасными.
- Огонь, - скомандовал взводный, и почти синхронно пушки обоих танков ударили, вскоре на том месте где я и сказал, встали два разрыва.
Можно и одним было, вторым по основной группе. Ладно, сейчас по ней. Я начал наводись, три залпа, немало елей повалили, были раненые и убитые среди нациков, но большая часть ушла, в лесу всё же осколочными бить сложно, тут миномёты нужны. Мы было хотели двинуть к ельнику, но взводный приказал оставить тут резервистов, дальше те сами, им помощь вышла из Донецка, а нам двигаться к месту боевой службы. Так что в общей массе выпустив по четыре снаряда, оба наших танка двинули дальше, а резервисты, выстраиваясь в цепь, направились к ельнику. То, что я засёк тринадцать диверсантов и подтвердил уничтожение пяти, они знали. Чуть позже нас нагнал дрон, я поймал его правой рукой, остановил моторы, ну и убрав в кофр, по пути зарядив пси-силой. А двигались мы похоже к Волновахе, уже взятой нашими. Два часа прошло с того момента как встретились с колонной в пригороде Донецка и вот мы на передовой. Как тут всё близко, то-то Донецк часто под обстрелом даже ствольной артиллерии.
Я не писатель - я просто автор.

Panadol M
Новичок
Panadol M
Новичок
Возраст: 50
Репутация: 734 (+740/−6)
Лояльность: 1218 (+1230/−12)
Сообщения: 374
Зарегистрирован: 11.02.2015
С нами: 7 лет 9 месяцев
Имя: Алексей
Откуда: Барнаул
Отправить личное сообщение

#3 Panadol » 23.03.2022, 18:22

Отличное начало! Спасибо! Вот так и весь нацистский биомусор на ноль помножить!
Самый страшный из людей, это сказочник-злодей!)))

Тролль M
Тролль M
Возраст: 63
Репутация: 219 (+228/−9)
Лояльность: 1600 (+1724/−124)
Сообщения: 132
Зарегистрирован: 17.07.2014
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: г.Харьков
Отправить личное сообщение

#4 Тролль » 23.03.2022, 22:03

Просто замечательно. Особенно,когда это видно не вооруженным взглядом.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 41
Репутация: 19169 (+19247/−78)
Лояльность: 6613 (+6632/−19)
Сообщения: 3147
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 11 лет 8 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#5 Владимир_1 » 24.03.2022, 09:59

Мы уже пересекли старую зону разграничения, где до двадцать четвёртого февраля стояли наши войска и укропы. Разбитые позиции, но на удивление целый пропускной пограничный пункт. Тут были бетонные блоки, однако их оттащили в сторону, не пришлось двигаться «змейкой». Встречные автоколонны часто попадались, некоторые двигались медленно, раненых везли, были автобусы с беженцами, вывозили население тех населённых пунктов, что попадали под обстрел артиллерии ВСУ. Некоторые ехали на своих машинах, у кое-кого они были побиты осколками, разбитые окна, даже без лобовых стёкол. Нас со старшиной вывозили с передовой в госпиталь именно по этой трассе, многое знакомое, а у меня хорошая память. Видна сгоревшая украинская техника на обочинах, подбитую уже уволокли, что на ремонт, что в качестве доноров запчастей. Однако и сгоревшую тоже похоже эвакуировали, на металл, на заводы Донецка. Мы проезжали поворот, я точно помню, при эвакуации, когда мы там проезжали, торчала корма сгоревшей «БМП», а сейчас там пусто, только следы гусениц на земле. Значит, эвакуировали. Когда мы пересекли бывшую границу разграничения, я снова поднял коптер в небо, да и взводный напомнил, в четвёртый раз поднял, отслеживая всё вокруг. До наступления темноты оставалось часа полтора, за шесть уже перешло. Кстати, есть хотелось. Я как-то со сборами обед пропустил. Надо бы бутерброды сделать, но мы уже практически приехали. Да, тот блокпост, где мы танк позаимствовали и потом на нём бой вели, проехали. Сейчас тот пустой, всё что ценным посчитали, наши вывезли и бросили его. После войны разберут, такое украшение тут никому не нужно.
Село, где проходил тот мой бой, мы проехали сходу, оно справа мелькнуло, не заезжали. Коптер я не опускал, время полёта ещё не закончилась, так что можно держать, и кое-что интересное я усмотрел. Ушки шлемофона застёгнуты были, пальцами прижимать не нужно, поэтому связался со взводным:
- Командир, притормози, пообщаться нужно. Заодно до ветру сбегаем.
- Хорошо.
- Товарищ мехвод, - приключился я на своего сержанта. - Сворачивай на обочину, остановка на пять минут.
- Есть.
Мы, сбрасывая скорость, встали метрах в двадцати от танка лейтенанта, так что мехводы заглушили движки, пока парни бегали на обочину, некоторым действительно невмоготу уже терпеть было. Да я и сам за кормой отлил, под шум проходящей мимо колонны из шести грузовиков и двух «уазиков». То, что коптер в небе патрулировал и пульт висел на ремне на боку, мне не мешало. Тут и Малинин подошёл:
- Что у тебя?
- Наши тут быстро проскочили, видимо особо прочёсывание местности не делали, там в леске «БРДМ» брошенной стоит, нациков. По эмблемам «Азова». Вроде свежий, правда люки закрыты, но ключ имеется. Предлагаю забрать. На наших танках особо не покатаешься, если надо будет куда рвануть, этот лёгкая броня под рукой будет.
- Так отберут же? Дадут нам его использовать, как же.
- Если и отберут, то свои, в батальоне останется. Кто нашёл, того и тапки. Я сбегаю, тут по прямой до него полкилометра. Гляну что с ним и сообщу. Если на ходу, сам пригоню, если баки пустые, сообщу.
- Так у нас бензина нет, а тот не на соляре.
- Стрельнём у проезжающих.
Малинин сбил шлемофон на затылок, пребывая в задумчивости, и хочется и колется. Наконец скривился и сообщил:
- Нужно с ротным на связь выходить. Он полчаса назад со мной связывался, уточнял где мы, про встречу с диверсантами он в курсе, сказал, что скоро будем, задержка может насторожить.
- Вы командир, - пожал я плечами.
Тот сбегал к своему танку и минуты через две вернулся.
- Полчаса дают. Сказали острожными быть, техника может оказаться минированной. Если что не так, велели уходить, там позже сапёры поработают.
- Должен успеть, - кивнул я. - Кстати, а что по ужину? Я обед пропустил.
- Прибудем, покормят, нам оставили.
- Добро, если что, у меня в вещмешке сало и хлеб.
Тут я поймал коптер, тот практически на нуле батареи имел, но вернулся, передав его и пульт мехводу, чтобы в кофр убрал, придержавшая автомат рванул в лес. Брать с собой никого не стал. Виденьем пользовался, мин нет, бежал спокойно. Правда в одном месте чуть в бок взял и подбежав, наклонился и подобрал автомат. Обычный «АКМ», кто-то из укровояк бросил. Магазин полный, закинув тот за спину, побежал дальше. Вот и «БРДМ-2», на вид свежий, обслуженный, без пятнышка ржи, хотя в лесу стоит. Виденье уже показало, не минирован, заперт, в баках топлива мало, но нам хватит. Телекинезом открыв люк мехвода, я положил на пол найденное оружие, и пытался запустить броню с аккумуляторов. Фиг вам. Разряжены. Массу укропы не выключали. Пришлось вылезать и прямо через броню, слив все пси-силы, заряжать оба аккумулятора. Удалось. Вернувшись, подкачал топлива и со второго раза движок схватился, бодро затарахтев. Сняв в разгрузки рацию, свою переносную, выдали как командиру, связался с Малининым:
- Командир, это Алмаз. Приём.
- На связи. Приём.
- Броня порядок. Завёл. Сейчас выгоню по лесной дороге. Встречайте. Приём.
- Хорошо. Ждём. Отбой.
Вот и весь разговор, особо болтать не рекомендовалось, рации у укропов хорошие, могут перехватить сигнал. Немного дав броне поработать, обошёл тот по кругу, одно колесо чуть приспущено, но пока разворачивался и катил по лесной дороге, автоподкачка сработала, стала держать давление. Машина, бодро покачиваясь на корнях и кочках, выехала на поле и также бодро добралась до дороги, с разгону въехав на неё, тут подъём крутой был, и метров двести проехав, я встал за кормой своего танка. Глушить движок пока не стал. Выбрался, как раз взводный подошёл с бойцами из обоих экипажей. Тот выслушал доклад. Машину мигом осмотрели. Насчёт найденного автомата так и сказал, нашёл случайно, споткнулся об него. Листвой присыпан был. А так «БРДМ» был в порядке, тройной боекомплект, и в принципе всё. Все свои вещи экипаж машины забрал. Оружие стандартное, крупнокалиберный пулемёт «КВПТ» и спаренный с ним пулемёт винтовочного калибра. Мы не задержались, я так и остался за рулём бронемашины, только перегнал её вперёд, двигался следом за танком взводного, а мой шёл замыкающим. Больно уж тактические знаки на броне не хорошие, азовцев у нас сильно не любили и в плен их не брали. Насчёт Волновахи я ошибся, та левее осталась, мы куда-то в сторону Угледара свернули. Двадцать минут проехали, и регулировщик нас в лес направил, там и обнаружилась часть нашей роты. Один взвод, ну и с нашими два будет. Тут и третий танк нашего ввода был. Всего семь машин. Впереди передовая, с километр будет, мы поддерживаем тех парней, что тут наступают.
«БРДМ» у нас сразу отобрали, ротный обещал машину в нашем батальоне оставить, в разведвзвод уйдёт, или во взвод обеспечения. Утром в тыл оправят, её ещё в порядок привести нужно, такие машинки удобны для сопровождения колонн. Это ладно, пока же мы знакомились с парнями, не все знали старослужащих, про мою потерю памяти тоже все знали, знакомились снова, ну и покормили нас, тут была полевая кухня. Пользуясь возможность залил в термос горячего чаю. Два литра. Кухня не только с нами работает, но и с парнями на передовой, туда относили ужин в термосах. Сами танки разметили не в одном месте, накроют ещё, а в разброс, замаскировали ветками, ну и начали обустраиваться на ночь, в холодном весеннем лесу. К этому я тоже готовился.
Тут да, есть такое. Я пока на квартире жил и по городу гулял, занимался покупками. Кстати, дважды обстрел пережил по городу, но там по окраинам попадали, надо отгонять сволочей от столицы республики, надо. Так вот пока гулял, потратился немного. Вообще у меня миллион в НЗ был, но подумав я полмиллиона отдал жене деда Вито, пусть мои личные трофеи, но могу поступать с ними как пожелаю. Так справедливо будет. Ещё чуть больше трёхсот тысяч ушло за коптер. Да, дальность у того не велика, но главная прелесть камера может работать в двух режимах, в свете дня и ночами. Плохонько, но может. Я её модернизирую. Средства ещё были, вот и потратился. Да так что всего сорок тысяч от НЗ осталось. Купил я ноут, хороший ноут, он на квартире остался, на компьютерном столе, мне на войне и планшета хватит. Потом средства для жизни на природе. Отличную палатку, надувной матрас, скатки подстилок, тент, спальник на пуху, утварь для готовки на костре, термос на два литра. Однако мне выдали по службе скатку подстилки и спальник, армейские, и это всё. Поэтому, когда на квартиру заскочил уже прикинул что брать. Взял тент, его как палатку можно использовать, стенки вполне удастся сделать, большой тент, потом утварь со специями и вот этот термос. И ведь пригодилось, армейских палаток не было, кто как у своих машин устраивался, кто рубил лапник, пытался шалаш сделать, кто как я тент имел. Я же со своим экипажем на подстилку лапник нарубил, подвесил на ветке дерева тент, что у того две стенки получилось, прижали кусками дерева, лёгкий ветерок имелся. После этого, расстелили пенку, и спальники. Часовых не выставляли, тут охрана из бойцов батальона что тут наступал, нам танкистам давали отдохнуть.
Особо не спалось, поэтому я проверил связь, но её не было, так что доступа к интернету не имелось. Фигово. Зарядил коптер пси-силой и поднял в небо, парни уже спали, покрутил над позициями, глянул как укропы разместились, против нас аэромобильная бригада стояла, десантники, и прикинул расклады. А они интересными были.
То, что комроты подходит, я видел Виденьем, а когда ближе подошёл, хруст наста услышал. Подморозило, шумно тот шёл.
- Есть что интересное? Я днём своего дрона гонял, но позиции у укропов хороши. Там похоже наёмники из инструкторов помогают. Некоторые формой отличаются от общей массы.
- Да, интересное есть. Минное поле видели?
- Да, они его не маскировали, сверху точки земляных работ хорошо видно было. Шахматным порядком укладывали мины. Ты про западный сектор? Да, там от мин чисто.
- Есть шанс проскочить и уйти в тыл к немцам. Если сейчас рвануть, ночью, все шансы на нашей стороне. Можно и одним танком. Терпеть такую проблему в тылу они не будут, хватит и слабого удара, начнут отходить. А то и побегут. Я правильно понял, с утра планируется атака на позиции укропов?
- Догадливый.
- Я бы за ночь рванул в тыл и по артиллерии их поработал. Парни жаловались, бьют те по ним не жалея снарядов. А утром уже с тыла ударил по тем, что тут в обороне стоят. Ночью самое то работать, укропам она мешает, нам поможет. У меня коптер с камерой для ночных полётов.
- Вижу.
- Здесь с западной стороны для прорыва место не самое удачное, болото от поймы речки, укропы это тоже понимают, серьёзных сил тут нет, лёгкая пехота и вот тут похоже «ПТУР». Проскочим по краю у леса. Тут вот след чего-то прошедшего гусеничного, значит, пройти можно, возьмём ближе к опушке, подавим костяник, но пройдём, тут вырываемся на поле, выскакиваем на дорогу и рвём дальше. Проходим мост, и дальше позиции артиллерии. Они точно позиции имеют у дороги, по сторонам, чтобы быстро уйти от ответки, разнесу их, и вернусь к мосту. Нельзя давать взорвать его. Я немного в сапёрном деле понимаю, гляну что там на опорах. Если что есть, да наверняка есть, сниму. Дальше не дам укропам выйти к мосту, встану на его защиту.
- Опасно слишком, - явно колебался ротный.
Похоже не рискнёт, тут авантюрный склад ума нужен, как у меня, а тот прагматик, рисковать не любит, но и план шикарен, если получится мы тут между речкой, мостом и оврагами запрём два батальона с техникой.
- Без пехоты танк лишь одна большая мишень.
- Товарищ капитан, да что вы? Уж поверьте, моя машина и один в поле воин. Поверьте, если бы не был так уверен в плане, я бы не рискнул. Я не хочу терять свой первый экипаж и мой первый танк. Тут же есть шикарная возможность малыми силами откинуть противника, а то и взять его в огневой мешок и уничтожить, уйти тот сможет только пешком и по оврагам.
- М-да, задачка.
- Чёрт! - выкликнул я, и положив пульт управления коптером на надгусеничную полку танка, стал работать с пультом обеими руками.
- Что там? - спросил ротный и засопел у меня над плечом, глядя на экран.
- С тыла к позициям боевиков выходит одиночка. Похоже кто-то из наших.
- Разведка?
- Вроде нет… Ну точно, круглый шлемофон на голове, комбинезон. Лётчик.
- Из русских значит, мы авиацию тут не использовали, да и мало её у нас.
- О, так он там не один, следом ещё двое, тоже летуны. Один ранен, второй помогает идти. Видимо тот что впереди в дозоре, разведку осуществляет.
- Да, вижу, - сбоку глядя на экран, пробормотал капитан. - И идут как раз на пути твоего плана прорыва. Болото точно проскочишь?
- Зуб давать не буду, но уверен, что проскочу.
- Вот что, - ротный похоже всё решил, а тот обычно не менял планы и стал резкими командами отдавать приказы. - План твой реализуем. Работаем. Рота тебя поддержит, шумом прикроем рывок. Летунов подберёшь, спрячешь в лесу, отдашь им спальники и тент, еды. Мы как оборону прорвём, их заберём. Через десять минут выходим на позиции и идёшь на рывок. Твоя основана цель артиллерия, сегодня днём они нас тут серьёзно душили, дивизиона два ствольной артиллерии работало, да батарея «Градов». Найди их. Всё понял?
- Так точно, - внутренне радуясь, сказал я.
Если об не летуны, капитан точно бы зарубил мой план, не рискнул бы он, а так осталось только благодарить неизвестных летунов за их появление. Я рванул за парнями, стал поднимать экипаж, коптер уже возвращался, там автоматика, так что мы всё быстро свернули и возвращали в танк, мехвод запустил движок, задачу я уже поставил, парни заметно волновались, задание опасное, боевой опыт только меня и мехвода, но работали уверенно, вернув коптер, я забрался на место командира и командуя механиком повёл танк следом за остальными. Мы третьими в колонне были. Наши парни из пехоты поднятые шумом, как и сами укропы, уже готовились. Движки громкие, издалека слышно, вот так сходу танки открыли огонь, выезжая из леса на поле, били по вспышкам ответных выстрелов, пехота подержала стрелковым вооружением, а я, командуя меховом, тот мало что видел со своего места, на пределе, мы по полю до сорока километров в час разгонятся смогли, тяжело, но удалось, проскочили поле, мелькнул окоп под нами, мы перевалились через него, мелкий окоп, с водой на дне, и давя кустарник, объехав болото, вырвались на оперативный простор. Я же говорил, сил тут у боевиков и не было по сути, мы в оперативном тылу местной обороны. Об этом я сразу сообщил капитану, поинтересовавшись, нет ли у наших потереть с этой разведкой боем в ночи. Тот ответил, что один кадр смог ракету «ПТУРа» словить в передок, за что получит нагоняй, но все целые, машины уже отвели в укрытие. Правда, артиллерия укропов начала бить по квадратам, видимо пожаловались им те, что в окопах сидели. Кстати, за кормой было светло как днём, те десятками осветительные ракеты пускали, откуда только нашли столько?
Покинув лесок, переваливаясь на неровности дороги, рыча движком, мы было съехали на поле, как я заорал:
- Стой! Давай назад по малу.
К счастью смогли вернуться назад, а наводчик спросил:
- Что там?
- Пашня раскисшая, хуже болота. Мы бы тут точно увязли. Придётся оббежать по краю леса, к дороге въезжать.
Что нам предстоит, парни уже знали, у танка их построил перед выходом, просветил и про лётчиков, и про то, что мы артиллеристов отлавливать будем. Обычно те часто избегают возмездия, кары получают при контрбатарейной стрельбе или если русские летуны накроют при движении, а так при наступлении те первыми драпают и успевают уйти. Пока же танк развернулся на траве у опушки, срывая дёрн, комками, и мы покатили дальше, стараясь держатся предельную скорость. Артиллеристов уже наверняка просветили что к ним в тыл проскочил одиночный танк, могут и свернутся. Сам я сидел в открытом люке, крутил головой, контролируя обстановку и управляя мехводом, тот как ничего не видел, так и продолжал не видеть, фару мы не включали. Да, у мехвода имелся прибор ночного виденья, но ночь тёмная и тот особо не помогал, а инфракрасный фонарь был повреждён. Надо будет починить Силовой Ковкой, там внутреннее повреждение, от тряски проводок отошёл. Тут наводчик снова нарушил молчание:
- А что с летчиками?
- Они с другой стороны поля, от речки идут. Пересекли поле, и как раз на них бы вышли. Придётся по дороге поле объезжать.
Так и двигались, тут и прибор ночного виденья у механика заработал, починил, смог дотянутся, стало легче. Мы выбрались на дорогу, ха, ствол как был у нас холодным, так и оставался, полный боекомплект, те четыре снаряда что потратили днём, вернули на место. Так и гнали по разбитому асфальтовому покрытию, набрав скорость шестьдесят пять километров в час. Позади разлетались крупные лепёшки грязи, но чем дальше, тем меньше. Километр где-то мы проехали, и я велел скидывать скорость, был съезд на полевую дорогу, по ней и доехали до летунов, тут метров триста от дороги, те в овражке укрылись, надеясь, что мы их не увидим. Танк встал, двигатель негромко заурчал после того что было, и я крикнул:
- Эй, летуны, можете выбираться, мы за вами!
- Вы кто?! - расслышал я крик в ответ, между нами метров сорок было, в принципе перекрикиваться можно.
- Танкисты, корпус ДНР. Я подойду, не стреляйте.
Наводчик, подхватив свой автомат, прикрывал меня из своего люка, я же спустившись, при мне один пистолет был, быстрым шагом подошёл к летунам.
- Сержант Серов, командир танка Триста Двенадцать, батальон «Дизель». ДНР. Вот мои документы.
Старший из летунов фонариком изучил моё удостоверение, убедившись, что всё точно, даже обнял. Они оказываться вторые сутки тут бродят, все трое простыли уже, штурман ранен осколком. А вот как тут оказались, не сообщали, видимо проводили какую-то секретную высадку. Это был экипаж транспортного вертолёта, и сбили их ракетой при возвращении. Позапрошлой ночью. А мост что нас интересовал те прошли спокойно пару часов назад, как стемнело, он не охранялся. Уже интересно. Танк развернули, и пока наводчик быстро нарезал бутерброды, пригодился хлеб и сало, да и чеснок с луком, с ними вкуснее, летуны жадно насыщались, пайки у них закончились, так что уже есть хотели, я пообщался со старлеем, он был командиром погибшего борта. Аварийная посадка после попадания зенитной ракетой. Вертолёт те сам подожгли, чтобы противнику не достался. Так вот, пока наводчик нарезал бутерброды, а мехвод наливал чай из моего термоса, тот ещё горячий был, движок танка молчал, сам я, перевязывая раненого штурмана, из всех только я был неплохо обучен оказанию медпомощи, ну и параллельно пояснял ситуацию:
- Вообще план такой, прорваться в тыл одиночному танк и на максимальной скорости по дороге идти в тыл, найти артиллерийские позиции и уничтожать их. Хотя бы половину ствольной артиллерии, если повезёт, выбьем. План хотели зарубить, но тут с помощью коптера мы вас рассмотрели, так что план вступил в силу. Моя идея, моё и исполнение. Вот на передовой укропы всё не успокоятся, ракеты пускают и стреляют. В принципе, то что мы выбьем укропскую артиллерию, шансы малы, свалят скорее всего, больше танк отправляли, чтобы тыл противника расстроить, и тех то в обороне сидят легче сбить было. Да и мост целым взять приказ стоит. По поводу вас, выдать спальники и еды, передать приказ вам переждать в лесу, наши завтра-послезавтра возьмут эти территории, там сами выйдете или вас наши найдут. Знают о вас.
- Интересный план, - сказал стрелей, допивая чай из кружки. - А с нашими связаться, чтобы вертолёт для эвакуации выслали?
- Хм, можно и так, но тут укропы серьёзно нами растормошены, могут и его сбить, перехватив наше сообщение. Я же предлагаю свой план. Едите с нами, на корме, как мы находим артиллеристов, оставляем вас и бьём противника. Причина - трофеи, я планирую взять технику и у меня некому её перегонять. Поработаете водилам. За это получите долю в трофеях.
- Не понял, что за доля?
Вопрос так и висел в воздухе. Тут интерес был не только у летунов, но и у моего экипажа. Так что озвучил старлей мысли всех.
- Объясню. Сбора трофеев в армии ДНР нет, это считается мародёрством. Поэтому оружие, и всё что сняли с тел убитых нациков, сдаётся. Там уже распределяется по подразделениям, или на склад для резервистов. Это правило соблюдается неукоснительно, это всех касается. Однако насчёт электроники, телефонов и планшетов, вопрос другой. Их тоже сдают, но сначала поработать нужно с ними. Самые важные трофеи те, что никого не интересуют, кредитные банковские карты. Тут вопросов нет. Я убил трёх азовцев, с них снял семь банковских карт разных банков, под их именами вошёл в банки через интернет, и не только опустошил счета, но и набрал кредитов, общая сумма, с трёх нациков, тридцать пять миллионов рублей. Не стоит думать, что я вот так разбогател, двадцать два миллиона ушло в Фонд Обороны республики, они в евро были, двести тысяч. Бедные нацики, надо сказать. Потом пять миллионов жене погибшего командира, пятьсот мехводу, купил себе отличную однокомнатную квартиру в новостройке, ну и так потратился, что на счету у меня сорок тысяч осталось. Причём, командиры в курсе об этом и запрета пока не дали, только взяли с меня обещание, что я буду переводить девяносто процентов добычи с этих трофеев в Фонд Обороны, но касается он только меня лично, не вас. Поэтому и предлагаю вам доли, летуны у нас за пехоту будут, никто лёгких денег не обещает. После нашей работа зачистка и сбор трофеев, карты и телефоны мне передадите, тут связь укропская есть, мне хватит. Скинете номера счетов, и я ваши доли вам переведу. Конечно к вам вопросы могут возникнуть от контрразведки, откуда переводы, пока вы во вражеском тылу были, можете на меня кивать, доли с трофеев, я подтвержу, так что у вас будут средства, которые не облагаются налогом. Дальше сами уже. Мне конечно влетит, и будет запрет и на такие трофеи, но это уже моё дело. Да и вряд ли ругать будут, если трофеи боевой техникой хорошие возьмём. Куш может быть серьёзным, долей семь, две моих, как командира и спеца по взлому, вам по доле на каждого. Размеры зависят от добычи. Думайте, но быстро. Пока артиллеристы не смылись, они основная наша цель, ну и те, кто на дороге попадётся.
Штурман, тот раненый, обратился к командиру борта:
- Командир, я за. Сам знаешь на мне и жене по ипотеке висят, дочкам квартиры купил. Я и сюда рванул из-за боевых, тут они хорошие.
Мои парни тоже начали кивать согласно, они были не прочь. В общем, все согласились. Так что свернули, летуны поели, те устроились на корме, и мы рванули обратно к дороге. На мосту только тормознули, так и есть, минировано, дистанционно подорвать можно, я забрал детонаторы, но заряды не снимал. На шесть минут задержались и рванули дальше. Первой добычей оказался украинский бронеавтомобиль «Козак-2М», что двигался навстречу, в одиночку, мы продолжали идти под светомаскировкой, подфарники бронемашины поздно осветили нас, таранный удар и бронемашина полетела под откос. Летунов мы до этого высадили, как засекли движение навстречу, так что те подбежали, и начали доставать экипаж и десант из изувеченной машины, что лежала на крыше внизу откоса. Виденье показало, что из шести человек десанта погибло четверо, из экипажа один. Причём это не ВСУ, а нацики, из националистического батальона «Азов». Снова азовцы. Я думал они все в Мариуполе в окружении дерутся, а тут смотри, их братья катаются. Покинув танк, пока летуны собирали трофеи, снимая всё ценное, обвешиваясь разным оружием, разместят на корме, часть в танк уберём, я принял всё что те нашли из электроники. Даже повреждённой, ну и карты банковские, кстати, не всё нашли, всего шестнадцать, из двадцати двух. Я закончил обыск в вещах, раскиданных у машины, забрав всё что видел и мне нужно, а дальше пока летуны устраивались, мы покатили дальше, коптер показывал дорогу впереди. Оказалось, старлей опытный пользователь таких машинок, отдал ему пульт и тот вёл воздушную разведку, сам к планшету своему трофейному подключил симку одного из свежих азовцев, все они погибли, перед отъездом добил тех, что выжил в таранном ударе ножом. Да они все так побиты в машине были, что скорее милосердие проявил. Кстати, среди трофеев я отобрал три отличные рации, с гарнитурами, свою выданную как командиру убрал в вещмешок и на разгрузку повесил трофейную, встав на волну нашей роты. Парни из экипажа тоже на этой волне теперь были. Да и у летунов рации теперь имелись, общались мы по шифрованным каналам. Нацисты очень хорошо и дорого оснащены были, денег на них не жалели.
Вот так работая с банками, а связь стабильная, я проверял карты одну за другой, снимая всё и беря максимальный кредит, благо пока запретов на это не было. Закончить с картами не успел, только пять полностью обчистил и выкинул на ходу, как летуны засекли стоянку реактивной артиллерии укропов, стояли в ряд в лесу, на лесной дороге, да ещё маскировочными сетями накрыты. Пять установок, и шесть грузовиков, один явно топливозаправщик, судя по цистерне. Ещё в одного грузовика зенитка в кузове. Явно подвижная артиллерийская группа, была и машина командира батареи на базе «УРАЛа». Стояли палатки, но костра не видно. Крупная группа, но взяли мы её на раз. Те стояли в лесу, передки машин в сторону дороги смотрели, по которой мы катили, двести метров по полевой дороге, выедут на трассу, и поминай как звали. Втопив педали газа в пол, только и мелькнут впереди, смывшись. А тут просто, высадив летунов, те часть трофеев скинуть успели, мы свернули на полевую дорогу и рванули к стоянке. Часовые забеспокоились, когда фару включили и фугасом выстрелили поверх голов, росчерком снаряд пронёсся над колонной и рванул за спинами, драпанули все. Стрелять я прицельно опасался, хотел всю технику целой взять. И мне это удалось, когда гружённые летуны подошли, живых тут не было. Почти сотня укропских артиллеристов свалили в закат. Я бы их уничтожил, очень хотелось, но эта техника нужна нашим военным силам республики. Коптер показал, что те бегут всё дальше, лес закончился и по полю двигаются, так что я один сидел и контролировал обстановку. Штурмана за руль «уазика» командира батареи, он и с одной рукой справится, четверо парней в кабины «УРАЛов», с установками и машины перегнали на другую сторону трассы, где также был лес и лесная дорога. Там и лес получше, ельник. На дороге технику в разнобой и ставили, чтобы не накрыли разом всю, если ударят, летуны тут останутся, будут охранять технику, вот и наведут маскировку, маскировочные сети в наличии были. В три этапа перегнали всё, штурман на «уазике» привозил их обратно, даже палатки где ранее спали укропы, комками закинули в кузов одной из машин. Кстати, боезапас у батареи один, тот что снаряжён в установки. Видимо тут не все грузовики, часть отправили в тыл за боезапасом. Среди трофеев и полевая кухня имелась. Удачная добыча.
Час потратили на захват и перегон, это ещё быстро, дальше летуны занимались трофеями, зениткой в кузове, решили, что это основное оборонительное вооружение будет, пока ждут своих, а мы рванули дальше. Повезло, застали укропов в тот момент, как на дорогу с просёлочной выбирается артбатарея. «Рапиры». Это конечно не гаубицы, сто миллиметров всего, но тоже достойная цель, четыре ствола, и семь грузовиков, плюс одна бронемашина. Встали, и с четырёх километров расстреляли их, наводчик, сверяясь с тем что видел на экране пульта убавления коптером, куда шла картинка с камеры, сделал два выстрела, один удачный, а там детонация боезапаса в одной из машин произошла, пожары, и работать стало легче, подсветило. Мы подкатили ближе и добили остатки батареи. Потом посмотрели вслед тем артиллеристам, что выжили, и убегали от нас. Их с десяток было. Не ушёл никто, коптер подтвердил, накрыли. Среди ополченцев существует негласное правило, укропских артиллеристов в плен не брать. После этого покатались, больше коптером окрестности изучали, но всё как вымело, так что рванули на поиски личного состава захваченной нами батареи. Вскоре коптер нашёл их, тремя группами шли, плюс одиночки. Видимо потерялись в ночи. Работали в основном пулемётами, пару раз фугасами в крупные группы положили. Наводчик уверенно работал, я световые ракеты пускал, видел цели. А что, ящик у азовцев в машине нашли, у нас не было. Иностранные ракеты, не наши. В основном на моём личном счету уничтоженные нацики, работал из спаренного с пушкой пулемёта и из зенитного, те даже пытались сдаться, но мы не брали. Уничтожены были все, педантично, даже одиночки. Я не поленился, покатались по степи, добил подранков и собрал документы. Для отчётности. Может и жёстко, между прочим записи с коптера велись, но все мы из Донецка, и те обстрелы что там происходили, помним хорошо, наши бойцы артиллеристов в плен принципиально не берут. Укропы это знали, странно что руки поднимали.
Собирал я не только документы, но и платёжные карты разных банков. Виденье показывало, что-где и время я зря не тратил. Целую пачку набрал. Почти две сотни, некоторые по две, а то три имели при себе. А мы ведь и в захваченном лагере их нашли, в вещах, я собрал. После этого покатили к летунам, мы тут работать закончили, осталось мост оборонять и ждать пока наши до него дойдут, но к мосту можно на рассвете выйти и занять позицию, я уже присмотрел неплохую, два часа у нас есть. Вернувшись, нас встретили горячим чаем, развели костерок в палатке, хоть согрелись, а то одежда сырая. Дальше, пока парни трофеями занимались, мои танкисты вздремнули в кузове одной из машин, я работал с картами. Дело двигалось не так и быстро, примерно по пять-шесть минут на каждую карту, до рассвета двадцать минут было, когда я всех поднял и велел собраться у танка. Для начала показал экран планшета, там открыт был Онлайн-банк, причём с моим личным счётом, где и был показан баланс на эту минуту.
- Двести семнадцать миллионов рублей?! - вытаращил глаза старлей.
Остальные тоже в шоке были, я ещё добил, говоря:
- До этого там сорок тысяч было. Я успел все карты, найденные у нациков, и у артиллеристов что бросили с вещами батарею, вскрыть, и вот перевести, остались те карты, что собрали с тел у батареи «Рапир» и с тел личного состава батареи «Градов,» что сбежали от нас, а позже мы их перехватили. Времени на взлом нет, позже переведу. Эти пока делить нужно. Тут примерно по тридцать миллионов на каждого, мои шестьдесят. Вы своим родным звонили? Я телефоны дал, узнали счета?
- Да.
Те сунули клочки бумаг со счетами, парни моего экипажа тоже, так что по три минуты на каждого, и я провёл деньги, летуны звонили своим, и подтверждали, деньги пришли. Штурман радовался, всё ипотеки закрыты и даже что-то осталось ещё. Я же велел экипажу занять места в машине, и мы рванули к мосту, а летуны продолжили охранять трофеи. Пока всё идёт неплохо. Сглазить не хочу. Десять километров пролетели быстро и уже при свете утра заняли позицию в трёхстах метрах от моста. Сигнал ротному, что мост под охраной, ушёл. Он кодовый. Экипаж уснул на своих местах, я дал добро, коптер крутился в небе, а сам поглядывая на экран куда шла картинка с камеры, ломал карты дальше. Кстати, по своим шестидесяти миллионам, доли мои, я уже отправил в Фонд Обороны, мои десять процентов, а это шесть миллионов, остались на счету. Я старался быть честным. Подумав, решил связаться со своими, но чтобы укропы не засекли, так что вставил в свой телефон трофейную симку, моя тут не брала, и позвонил комбату. Не смотря на ранее утро. А у меня в телефоне забит только он и особист из старших офицеров батальона. Ротного не было почему-то, а взять перед операцией я не догадался. Позвонить всё же нужно, сообщив что за ночь успели, это позволит им сориентироваться и поработать с полной отдачей. Передадут ротному. К слову, наш батальон не действовал одним кулаком, танки были переданы для усиления пехотных частей, по одному или взводом. Наша рота, что действовала совместно, это редкость. Только для этой операции, и скорее всего вскоре её снова по подразделениям раскидают.
Не отвечал комбат довольно долго, или спал, ранее утро, вполне возможно, или пытался выяснить что нужно укропам от него, номер-то украинской сотовой связи. Конечно найти номер комбата сложно, но возможно, и тому бывало поступали звонки с угрозами, и тому подобное, поэтому такая реакция не удивительна, однако всё же ответил:
- Слушаю.
- Товарищ полковник, доброе утро, это Алмаз. Извините что звоню вам, но у меня ваш номер вбит в память телефона и особиста, ротного нет, иначе ему бы позвонил.
- Я в курсе, что ты в тылу противника. Доложили. Доклад, только коротко и своими словами.
- Есть. Прорыв удачным был, перескочили линию передовой и ушли в тыл. Подобрали лётчиков. Там штурман ранен, но не серьёзно, только рана воспалилась, я обработал, почистил, грязь попала, обломок осколка удалил, основной те сами ранее вытащили, сейчас порядок. Однако приказ ротного, укрыть летунов в лесу, выдав им всё необходимое, не выполнил. Я на трофеи рассчитывал. На технику, а тут трое что можно за баранку посадить. Взял с собой, пришлось уговорить, обещал доли в трофеях. Обещание выполнил. Сначала побывали на мосту, заряды были мной деактивированы. Сами заряды на месте, но детонаторы извлёк. Подрыв дистанционный. Потом двинули дальше и первая цель, азовцы на бронемашине «Козак». Двигались к передовой. Решил не использовать вооружение танка, высадил летунов и принял встречную машину в лоб, таранными ударом сбросив с откоса. Пушку на бок повернули, чтобы не мешала. Все азовцы погибли, восемь их было, документы и трофеи собраны. После этого коптером обнаружили на лесной дороге батарею «Градов», отдыхали, пять боевых машин, штабная, командирская, и сопровождения, расчёты спали в платках. Шугнули их фугасом над головами и захватили всю батарею целой. Это наша добыча, нашего батальона. Перегнали в три этапа технику в другой лес, захваченные машины сейчас летуны стерегут, и двинули дальше, и обнаружили как снялась и выезжает на дорогу батарея «Рапир», уничтожили точным огнём с дистанции четыре километра. Подошли ближе и добили. Четыре пушки, восемь грузовиков, «КШМ» на базе «БТР-семьдесят», семь десятков боевиков. Выживших среди личного состава нет. После этого провели разведку и больше таких целей не обнаружили, но вышли на личный состав захваченной батареи, покинули дорогу и по полевой вышли на них и открыли прицельный огонь. Те по целине шли в свой тыл. Выживших нет. Подранков тоже. Документы собраны. Вернулись к летунам, разобрались с трофеями, все доли получили, у меня две было, я перевёл девяносто процентов своей доли, это пятьдесят четыре миллиона рублей, на тот же счёт. На данный момент заняли позицию у моста, ждём отхода нациков. С коптера велись записи, если у вас хватит памяти телефона, то могу скинуть записи, включая мой рапорт.
- Сейчас к ноутбуку подключусь и скинешь. И запись встречи с диверсантами у нас в тылу тоже.
- Есть.
Вообще копию этой записи у меня уже забрали, ротный, когда прибыли в расположение, но раз надо, значит вышлем. Как дали отмашку, я начал загрузку, та минут пять шла, но ушло всё что я отметил. Сам за это время с помощью айфона успел ещё одну карту вскрыть, и всё с неё, да и кредиты, тут два удалось взять, перевести на другую карту. Тут вообще как, все гривны я переводил на счёт одного из нациков, выбрал тот, где доступ к счёту помимо него никто не имел, а как набиралась крупная сумма, гонял по банкам Казахстана, и уже на свой счёт перегонял, путая следы. Причём санкции сказались, стало куда сложнее работать, пару раз я запреты на переводы просто сносил таранным ударом. Это не осталось незамеченным и уже началось противодействие. Однако по работе с картами, с кредитами укропских военных, проблем пока не было, проблемы именно конвертирования валюты и перевода на свой личный счёт, но как я уже говорил, вопрос решён. Вот так и работал. Комбат подтвердил получение информации, координаты, где батарея спрятана, у него были, вряд ли её нашему батальону оставят, типичная кочующая батарея, в полном сборе, собрать личный состав и начать работу можно легко, но тот может обменять трофеи на что-то нужное нам. На что не знаю, это дела комбата, но расклад ему известен, дальше его работа.
Как только тот получил информацию, память с телефонов нациков из перевернувшейся бронемашины тоже тут были, это для особиста, я сказал тому:
- Товарищ полковник, такие трофеи развращают. Дайте приказ прекратить это дело. Да и хватит нам уже. Летуны тоже довольны. Трофеи законные, если что, я подтвержу.
- Уже подписан, получите как с нашими соединитесь.
- Отлично… О, движение на дороге. Кто-то едет к мосту.
Я не писатель - я просто автор.

Panadol M
Новичок
Panadol M
Новичок
Возраст: 50
Репутация: 734 (+740/−6)
Лояльность: 1218 (+1230/−12)
Сообщения: 374
Зарегистрирован: 11.02.2015
С нами: 7 лет 9 месяцев
Имя: Алексей
Откуда: Барнаул
Отправить личное сообщение

#6 Panadol » 24.03.2022, 14:00

Спасибо! Тема трофеев неоднозначна! По мелочи и во время ВОВ наши бойцы, кто посмелее и пошустрее мелочёвку прихватывали, а вот крупняк-удел командиров и прочих интендантов, далее-к чьим ручкам прилипнет, наверно! Знакомый рассказывал, что в Афганистане, на территорию части нельзя было провозить ничего-следили и уничтожали, пользовались до КП, в основном магнитофонами, перед воротами-с размаха, да об броню, не знаю, байка или правда!
Самый страшный из людей, это сказочник-злодей!)))

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 41
Репутация: 19169 (+19247/−78)
Лояльность: 6613 (+6632/−19)
Сообщения: 3147
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 11 лет 8 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#7 Владимир_1 » 24.03.2022, 16:06

***

Очнулся я с трудом, тело болело, по нему такое чувство, что оно сплошной кусок мяса. Обломки зубов во рту. Старясь не шевелится, я запустил Виденье, и понял, что нахожусь в камере, одиночка, нары, мокрый пол, холод и сырость. Сам я в рванной форме, похоже своей, ноги босые свешивались с нар, ботинки куда-то делись. Виденье показало, что в соседних камерах сидит множество народу в форме и гражданке. Два уровня камер, наверху кабинеты, работали люди. Стало ясно что я в плену. СБУ похоже. Город какой-то, но что за город, не ясно. Источник полный, поэтому запустил диагностику головы, сознание плавало, и начать нужно с неё, остальным позже займусь. Контузия, средней тяжести, даже чуть выше, несколько зубов выбито и сломано, нос всмятку, челюсть сломана. Меня били, и били долго, пиная бессознательное тело. Что произошло я пока не помнил, может вспомню как вылечусь? На диагностику ушло восемьдесят процентов источника. Это так. У меня уровень опустился до «Д-5», я увеличил дальность Виденья и сейчас было шестьдесят три метра. Даже чуть больше. На несколько сантиметров. Вещь нужная, но больше использовать эту опцию не смогу. Четыре раза это предел, количество использования этой возможности тоже было, и оно конечно, вот до границы и дошёл. Поэтому и ушло так много, и оставшиеся двадцать процентов, все пустил, на лечение основного очага контузии. Не долечил, но сознание прояснилось, уже не плевало, хоть думать стал нормально.
Так лёжа, стараясь не шевелится я начал медитировать по методике Джоре, оно так быстрее, нужно восстановить себя, похоже у меня переломы. Как сбегу пока не знаю, но сделаю это, и пока медитировал, нужно до полного источник заполнить и слить всё на лечение головы. Потом и дальше можно диагностировать тело и использовать лечение на серьёзных повреждениях и ранениях. А что произошло, я вспомнил, помогло первое и начальное лечение головы. Тот прорыв в тыл к противнику закончился хорошо, мы освободили без потерь обширные территории с тремя населёнными пунктами, что не были разрушены, как боевики поступали в подобных случаях. Захваченный мост дал нам оперативный простор для наступления на Угледар, и на пятый день мы вышли к его окраинам. Вообще после звонка комбату, действительно на дороге движение было замечено, я поднял коптер, но это оказалось боевики своих раненых эвакуируют, в кузове «КамАЗа» и «шишиги» везли на небольшой скорости, мы их пропустили, всё же с ранеными мы не воюем. Те видели нашу позицию, не могли не видеть, наверняка сообщили своим, но проехали мимо. А потом нас пытались сбить с позиции миномётами, мы откатились, уходя от разрывов, и два танка «Т-64» выехали на прямую наводку. Одному сбили гусеницу, второго сожгли. Нам тоже прилетело один раз в башню, та стала медленнее со скрипом поворачиваться, но пережили. В общем, бросили укро-десантники свою технику и уходили пешком по оврагам под ударами нашей артиллерии, корректировщики хорошо поработали, бежали те быстро. Сорок грузовиков захватили, двенадцать бронетранспортёров, тринадцать «БМП» разных версий, миномёты, пушки, установки «ПТУР», два танка целыми и один подбитый мной. Давненько у нас таких шикарных трофеев не было. Трофейщики уже отгоняли всё в тыл. Когда наши появились, мы их пропустили, и включившись колонну, дошли до спрятанной батареи, ротный её принял, выставил охранение, позже как тут тылы почистят, отгонят в тыл, и мы пошли дальше. Первый заслан ВСУ уже через пять километров обнаружили, там, где мы «Рапиры» побили. А летунов на попутной машине отправили к своим.
Что дальше было? Роту раскидали по подразделениям, как я и говорил, мы усиливали один из взводов первого батальона «Хан», и дальше началась обычная боевая работа, я коптером выискивал цели, и расстреливал их, взвод подходил и зачищал. Пару раз прилетало и нам, но к счастью обошлось, больше мазали, да и мы активно маневрировали и укрывались в складках местности. А тут, когда на подходе к Угледару были, прилетало нам, танк укропов сработал, да так, что башню наглухо заклинило, мы лёгкие контузии получили, я глянул Виденьем, там сердечник снаряда застрял. Тут ремонтные мастерские нужны. Я взводному сообщил, под командованием которого находился, сказал ему, что на ремонт необходимо, но пока мы можем вести огонь, как самоходка, пока замена не придёт. Тот вызвал командование, объяснил ситуацию и ему обещали прислать танк на замену. Прибыл тот утром следующего дня, не из нашего батальона парни, за это время мы, работая как самоходка, уничтожили несколько дотов, и позиции другие противника, случайно накрыли батальонный склад боеприпасов. Всё осложнялось тем, что на момент попадания башня танка была развёрнута на правый борт, так её и заклинило, тут и самоходкой куда сложнее было работать, так ещё когда замена пришла, и мы своим ходом шли к Донецку, нас туда направили, ремонтники подвижной мастерской уже глянули, башню снимать нужно, так мы стволом столбы могли зацепить или какие сооружения. В общем, непростая дорога вышла, но добрались. Танк приняли, а нас хотели было привлечь в помощь, обычное дело, но у командования были свои планы на наш экипаж. Не хватало эвакуационных команд, танк за три дня обещали в строй вернуть, а нас раскидали по эвакуационным подразделениям, и мы тягали подбитую или целую, но брошенную украинскую технику. Я работал один, перегонял «БМП», или танки. Тяжёлую технику. Помню мы подкатили к брошенному танку, тот на ходу, баки пустые, потому и бросили. Машину заправили, парни укатили, там дальше на поле два застрявших «бронетранспортёра» были, а я погнал машину к Докучаевску, на пункт сбора. Там примут машину. А тут удар, противотанковым гранатомётом сработали с опушки. Диверсанты. И второй раз, тут меня и вырубило. А сидел я в открытом люке мехвода.
Как я из нашего ближнего тыла оказался в застенках СБУ, имею только догадки. Пользуясь тем что дорога пуста, диверсанты осмотрели подбитый танк, кажется тот на обочину сполз, и вытащили меня. А тут по документам поняли кто им попался и возрадовались. Видимо видели запись награждения. Да, мой экипаж наградили. Это было в тот день, как мы пригнали танк на ремонт, вечером. К тому моменту кадры с захваченными «Градами» крутили и по центральным каналам России, не только нашим. Нас срочно дёрнули, переодели в парадку, даже посетить дешевые дали, и на награждение. Хотели на передовой, на раз мы тут, то тянуть не стали. Мне дали прапорщика, и медаль «Золотая Звезда» Героя Донецкой Народной Республики. Да, я получил высшую награду. Мехвод мой, сержанта получил и такой же орден, что я ранее. Наводчик младшего сержанта и тоже такой же орден. Вполне почётный. Это их первые награды. Награждение шло с телевизионщиками и этим же вечером нас показали в новостях, в девять вечера. Узнали гады, и видимо вынесли по тем тропкам, по которым просачивались в наш тыл. Всё же передовая не сплошная, наши разведчики в тыл к укропам тоже бегали. Сколько я без сознания, не знаю, но контузия, удары по голове, мог и довольно долго пребывать в коме. Да, уж вышло так. А планы были, пока идёт ремонт, пожить в Донецке и возобновить встречи с моими любовницами, уже очень хотелось. Нет, пока парадку забирал, я успел побывать и в магазине, и риелтор ко мне на полчаса заскочила, урвал чуток ласки, но и только. Жаль конечно, однако и эта наша работа по эвакуации дело серьёзное. Что я потерял? Плен да, неприятно, но сбегу. Документы, наградные планки, вещи свои, оружие, коптер, он со мной был, всё это потеряно. Парадка на квартире с наградами, и наградными книжками, тут порядок. Коптер куплю новый, остальное восстанию как к своим вернусь, так что особо потерь я не понёс. Кстати, моим коптером укропы вряд ли воспользуются, я конечно начал модернизацию, но не закончил. Пульт с паролями, те его не взломают, коды на языке Содружества.
Это пока всё, больше особо новостей нет и рассказывать нечего. Хотя нет, до того как я получил приказ заканчивать отбирать деньги со счетов нациков, то закончил со всеми теми картами, что принесли нам всем немалые суммы. Я честно летунам на счета перевёл, хотя мы уже попрощались, обнявшись на прощание. Это я к тому что мой счёт увеличился на пять миллионов, теперь одиннадцать с половиной там было. Для жизни хватит, пусть лежат. После войны я планировал выйти в отставку, будет на что жить. А что, война закончится, я как агенты Моссада планировал работать по тем странам, где будут скрываться нацики, и чистить их. Доставлять на суд в республику никого не буду, зачистка на месте. Планы у меня такие. А потом был приказ, письменный, так что всё, прекратил это дело. Всё что хотел успел, дальше не важно. Вообще нацики сами похоже не поняли ещё как попали. Я у них в тылу и полная свобода действий. То есть, те дали мне шанс повеселится с ними до окончания войны. Причём, было у меня недели две, пока не восстановлю себя. Не хочу, чтобы мне задавали вопросы почему зубы сами отросли, переломы зажили и гематомы вдруг рассосались куда быстрее чем должно быть. Вот на это всё я и рассчитывал, прикидывая шансы. Я где-то в тылу, тут нацистов множество, знай работай. Главное выяснить что за город. Планы неплохи, но пока на восстановлении. Я ощупал себя, благо в камере были микрофоны, но не было видеокамер наблюдения, поэтому пока не шумлю вряд ли ко мне кто зайдёт. Хм, похоже пока я в коме был, обделался, и не раз, штаны приспущены до колен, наверное, подмывали. Вот так набрав полный источник, я всё также слил в голову. Сознание совсем прояснилось, и волна боли накрыла, хорошо со мной поработали. Пришлось волевым усилием отделится от боли, поставив барьер, и продолжить медитации. Снова заполнив, левой рукой вправил нос и заживил его, убрав кровавые сгустки из носа. Телекинезом вырвал обломки зубов, новые выращу, и снова медитация. До полвины источник успел наполнить, как Виденье показало, кормёжка началась, обходят всех, так и до меня добрались. Открыли дверь, перед этим глянув в глазок, но моя поза не изменилась, как лежал, так и лежу, вот без страха и зашли оба с тележкой еды. Интересно, как меня кормить собрались? Оказалось, всё отработано. Достали пакет, и воткнув в вену иглу, подвесили его, на внутривенном я был получается. Это хорошо, я лечусь нужен материал для восстановления, оба вышли, а я продолжил делом заниматься. Следующие пси-силы тратил на диагностику тела, по очереди от головы и ниже до кончиков пальцев ног. Закончил за полночь, но хоть теперь знаю что со мной. Не так и плохо, как я думал, но и хорошего мало.
Значит так, по переломам, сломана кисть правой руки, со смещением, сильно опухло место, пальцы почти не чувствую, потом челюсть и два ребра с левой сторону груди, там же у ещё двух трещины, но тут переломы ровные без смещения. А так потроха отбиты, да и вообще сплошная гематома. Нос всмятку, но я его выправил, скоро выровняю. Пришлось трижды источник до полного медитациями заполнять, но зато всю диагностику провёл, тело сильно пухшее от травм и гематом, и суда по времени, в коме я был четыре-пять дней, не больше. Так что сегодня или семнадцатое, или восемнадцатое марта. В плен попал тринадцатого, это число сказалось. Из темницы нужно валить, я это сделать смогу даже в таком состоянии, ноги целы, поэтому ждём, когда будет следующая «кормёжка», валим нациков и уходим. Желательно ночью, тогда все шансы на побег повышаются в разы. Мне вот не понравилось обращение тех двоих, поставили глюкозу, а это она, так один пнул по ноге, выругавшись по-нацистски. Ну или по-украински, для меня это одно и тоже. Удавлю обоих. Если бы те не торопились, было видно по движениям, быть бы мне мальчиком для битья. Жалеть тут никого не буду, все кандидаты на уничтожение. Я не спал, до утра так и занимался лечением, голову больше не трогал, сознание ясное, пока хватит, потроха лечил, чуть кости на местах переломов. Телекинезом вправил перелом на руке, приживив. Это всё что смог, всё же «Д-5», это довольно мало.
Утром снова кормёжка, ко мне зашли, забрали пустой пакет, там давно перестало капать, но воздух не пошёл, новый пакет ставить не стали, снова пнули по ноге с садистским удовольствием, сильный удар, могли и сломать, но я не отреагировал, ждём ночи, и вышли. Ну а я продолжал медитации, приживлял кости, потроха лечил. При этом Виденьем изучал здание, где камеры стоят, где силовые линии, коммутационные блоки, прикинул маршрут, как покину подвалы и здание. Также изучал что там с другими бедолагами, что сидели в соседних камерах, за сутки с момента как я очнулся, порядка двадцати человек прошли через костоломов СБУ, двоих забили насмерть. Причём отметил, что похоже я не один тут из наших. Большинство гражданские были, однако восемь обнаружил в российской форме. На мне такая же цифра была. Есть тут наши из республик, или только из России, не знаю, но уходя хотелось бы вытащить всех, не обещаю, состояние тяжёлое, но постараюсь. Своих бросать грех, да и подло. Сможешь, сделай. И я сделаю, сам себе дал обещание, а я их держу. Вот так и два полных источника на кости пустил, один на потроха, постепенно заживляя разрывы, гематомы внутренние, последствия избиения. Когда был ужин, снова раздача еды, зашла ко мне эта парочка, источник был уже полон, так что сначала один шеей хрустнул, что ближе стоял, наклонившись надо мной, потом второй. Те и не поняли, как умерли. Я телекинезом сжал их воротники и дёрнул в сторону, ломая шейные позвонки. Половины резерва как не бывало, но два трупа рядом и это радует. Аккуратно сев, я уже вставал пару раз, ходил по камере, по мокрому ледяному полу, разминал тело. Готовясь к рывку. Потом лёг на место, приняв ту же позу. Вот и тут морщась от болей сел, и спустив ноги на пол встал, присев у первого. Наклоняться мне слишком больно, а вот так на корточках ещё ничего, действуя больше левой рукой, правая пока травмирована, и дней пять пользоваться ею я не буду. Через две недели я восстановлюсь, через три и следа на внешности не останется о моём пребывании в застенках этой нацистской организации, пока же тихонько и осторожно. Я развязал шнурки на жёлтых армейских ботинках с высокими голенищами и двум рывками снял их. Сырники тоже снял. Из этой парочки обувь по моей ноге была только у одного, сорок второй размер, у второго сорок третий. Вот так надел обувь, чуть ношеная, но ничего, подходят. После этого снял вторую пару, остальных бедолаг тоже держат без обуви, местные правила, ну и всю мелочёвку по карманам прибрал, прошёлся. Ключ от двери нашёл, это главное. Причём ключ электронный, на кредитку похожий. Американские инструктора и тут всё по-своему сделали.
Ремень застегнул, продев его в проушинах, подтянул. Форму снимать не стал, перелом шей сказался, освободились кишечники, я сам грязный, но своё это своё. А вот мокрую куртку одного из охранников накинул. Мелочёвки по карманам хватало, даже одна кредитка была, у того что мне обувь свою подарил, телефонов не имелось, только сигареты, зажигалки, у одного портмоне с гривнами. Часы на руках у обоих, без телефонов тут в подземельях только с помощью них можно за временем следить. Снял оба, одни застегнул на своей левой руке. Что делать давно всё спланировано. Покинув камеру, я прожёг кабель в короб-канале, и камеры на этаже выключились, а я стал открывать ключом камеры, двенадцать открыл, пока мне дистанционно ключ не заблокировали. Для того и пользовался им, что экономил пси-силу, дальше открывал двери уже им. На этом этаже было двадцать камер, с левой стороны только одиночки, одну из них я и занимал, третью, с другой на десятерых. Пустых не было, открывая говорил, что у нас побег, пусть на разбегаются, выведу. Пообщался с теми что в российской форме были, я один тут из республик, один подполковник, лётчик, он самый старший по званию, младший рядовой, танкист.
Троих послал к лестнице, чтобы заблокировали её. Без оружия против штурмовой группы, что готовилась наверху, спешно, им не продержатся, но хотя бы предупредят. Да и я там побывал, дверь приварил к косяку Силовой Ковкой. Пока выбьют, время будет. Хотя слабо приварил, сил мало, ударят посильнее и выбьют, и взрывчатка не потребуется. Все камеры открыл, и мы спустились вниз, открывая решётчатые двери. Охранники что тут были, уже сбежали, по зданию и подвалу выла сирена тревоги. На этом самом нижнем этаже тоже двадцать камер. Шесть вскрыли парни ломиком, нашли где-то, отжали магнитные замки, остальные я открыл. Причём демонстративно карточкой-ключом, как будто та могла помочь, хотя на самом деле перемыкал контакты и замки отключались. Троих из сидельцев пришлось удавить, желающие легко нашлись, из нациков, шум подняли, своих звали. Из наших, россиян, а их девять было, сегодня ещё одного привезли, контуженный десантник, двое неходячих, так избиты, да и пытали их. Одному два пальца отрезали на правой руке. Один из тех что через пытки прошёл, из Чечни, обгорелая борода, явно прижгли чем-то, травмы по всему телу, идти не мог. Несли двое, но тот яростно вращая глазами только рычал, стараясь им помочь. Успели все камеры открыть, когда сверху те трое прибежали, двери там ломали, счёт пошёл уже на секунды, так что ковыляя я рванул к дальней стене, тут висел щит противопожарный, бутафорские пожарные инструменты, но я сунул руку под щит и раздался щелчок, и часть стены отошла. Это был замаскированный эвакуационный ход для сотрудников. Здание новое, предусмотрели если переворот будет и штурм.
- Один из охранников сообщил перед смертью, - хриплым голосом сказал я. Солгал, туннель и вход в него я Виденьем видел, даже с замком успел разобраться, как открывается.
Первые желающие из местных рванули в тёмный туннель, ну и мы за ними. Дверь закрыли, долго гадать куда мы делись не будут, так что стоит поторопится, чтобы нас на входе не перехватили. На выходе, а туннель выходил в подвал одной из ближайших пятиэтажек, Виденье показало, когда дошли, мне пришлось пробираться через толпу и открывать дверь, те не могли найти запор, выбить уже хотели. Ещё светло было, большая часть тех что в гражданском, по-тихому расходились, пряча избитые лица, ещё светло было. Мы же закрыли дверь, она тут тоже замаскирована была, я выглянул из подвала и подъездную дверь, и сказал своим:
- Там «Газель» грузопассажирская на парковке стоит. Постараюсь завести и подогнать задом к подъезду. Сразу забирайтесь, грузитесь, и уезжаем, пока район не перекрыли.
- Ты думаешь выбраться из Киева? - спросил подполковник, встав на ступеньках лестницы, что вела в подвал, остальные ниже были.
- Мы в Киеве?
- Да. Ты не знал?
- Нет.
На этом я оборвал разговор, времени не было. У тех двоих что кормёжку разносили, я маску позаимствовал, чёрная, одна на двоих, защитная. Однако сейчас никто про коронавирус не воспоминал. Надел её, чтобы хоть как-то синяки прикрыть, слабо помогало, да и такое амбре от меня, наверняка глаз резало, но ничего, вышел, и стараясь не шататься, дошёл до машины, тут метров сто было, сначала открыл замок на задней двери, чтобы парни в грузовой отсек забраться смогли, потом открыл пассажирскую дверь и водителя, телекинез рулит, но сил мало осталось, и запустив двигатель машины, завелась сразу, машина побегала, но видно, что водитель за ней ухаживает. Рекламных надписей на её белых боках не было, так что кому та принадлежит, непонятно. Не давая прогреться, сдавая назад, я подъехал к подъезду и из него наши рванули, ждали, всех кого мы из камеры освободили, уже разбежались. Там четверо сами идти не могли, но их унесли, нашлись те, кто согласился помочь, правда, пришлось заставить, иначе бы бросили. Пятеро в кузов, четверо на заднее сиденье, вперёд не садились, обзор хороший, а сзади тонировка. Вот так и покатил со двора, выехал на улицу, видя, как появляются военные, похоже оцепляют район, беглецы ещё мелькали между домов, надеюсь уйдут, и покатил прочь. Успели. Мы и квартал покинули, и район, двигаясь в центр город, я в сторону верхушек небоскрёбов рулил.
- Так какой план? - всё не унимался подполковник, стараясь поменьше двигать челюстью, похоже та у него была сломана, как и у меня, немалый синяк наливался.
Сам я сидя впереди, но в куртке военных сил ВСУ, особо внимания не привлекал, маска частично закрыла следы побоев, так что катили спокойно, не превышая скорости, проехав пару постов на перекрёстке. Терроборона похоже, многие в гражданском и с автоматами. У некоторых гранатомёты были. Иностранные. Отвечать нужно настырному летуну, поэтому я сказал:
- Город покидать не будем. Отсидимся в какой пустующей квартире. Дверь открою, тут не вопрос. Главное еды добыть. У меня гривны, вон кстати, держите, пересчитайте. Заедем в какой продуктовый магазин, и кто из ваших, что выглядит по приличнее, сбегает закупится. Берите высококалорийной еды, готовой к употреблению пусть берёт. Обувь дам. На мне берцы сорок второго размера, вторая пара что на полу лежит, сорок третьего. Выберите сами кто пойдёт из вас четверых. Маску тоже дам, как и второй поясной ремень, с охранника. Пусть уже готовится. То, что форма наша, думаю местные жители и не поймут сразу. Долго стоять у магазина не стоит. Поищем небольшой, что на правых этажах многоэтажек. Потом покатаемся, как стемнеет, найдём квартиру, я вас там оставлю, отгоню машину, чтобы нас по ней не нашли, и вернусь. Без еды долго не продержимся. Дня три-четыре, и я вас вывезу из города, на самом деле это не сложно.
- Раз план такой, будем ему следовать.
Быстро выяснилось, что из тех четырёх что сидели в кабине со мной, только у одного сорок второй, у троих других больше размеры ног. Пришлось на ходу нагибаться чтобы поднять ту пару сорок третьего размера что я всё это время носил, и бросил на пол машины. Пусть на размер больше, но лучше это чтобы совсем ничего.
- Восемьсот шестьдесят две гривны. И мелочью ещё, - закончив подсчёт содержимого кошелька, известил подполковник.
- Хватит, надо бы ещё в аптеку заглянуть, прихватить антибиотики, перевязочные. Если открыты будут. Мы уже штук десять проехали, только две открыты были. О, смотрите, хлебовозка разгружается, тут и встанем. Хорошее место, тихое.
Мы остановились, маску я же передал, и выбранный боец, вроде тот танкист, поспешил в здание. Дальности виденья хватало, чтобы отслеживать помещение магазина, мы на тротуар заехали. Я заглушил двигатель, и мы стали ожидать, парни в грузовом отсеке забеспокоились, но пока терпели, ожидая что мы дальше делать будем. Жаль окна нет в грузовой отсек, хотя бы сообщили что делаем. Хотя нет, чуть повысить голос, и слышат, вот и сообщили, успокоив их. Ожидать было тягостно, и подполковник спросил:
- Ты сам кем будешь?
- Танкист, позывной Алмаз.
- А звание, фамилия, что за часть?
- У нас не принято сообщать. Хотя документы нацистам попали, смысла скрывать нет. Прапорщик Серов, командир танка из батальона «Дизель». В плен попал, когда гнал по нашему ближнему тылу трофейный танк. Мой в ремонте был вот и привлекли экипаж к этой работе. Один был. Диверсанты сработали, сначала один ударил, потом второй, ну и меня погасило, очнулся только вечера в камере, аж в Киеве. А был у Волновахи. Кстати, какое сегодня число?
- Семнадцатое марта.
- Значит четыре дня был без сознания.
Я поглядывал по сторонам, в лопухи зеркал заднего обзора тоже, и увидел, как к нам подходило двое из терробороны, у обоих по автомату и гранатомёты за спиной. Мальчишки совсем, даже восемнадцати нет.
- Похоже нам оружие принесли. Вы сидите, я сам сработаю.
Открыв дверь, я выбрался, и обходя машину сзади, хлебовозка уже уехала, появился за спинами «воинов», два удара по затылкам и те валяться. Я тут же подхватил подмышки одного, и подтащив к корме машины, открыв дверь грузового отсека, сказал парням:
- Ловите бойца терробороны. Снимете всё что ценное.
После этого и второго притащил, только автомат прихватил и с ним вернулся в кабину. Тела местных «защитников» потом где выкинем, я их не убивал, так оглушил сильно, не более. Автомат назад передал, один из парней схватил и осмотрев, это был «АК-74», как и у второго, остался довольным. Снаряжён. Только посетовал, что запасных магазинов нет. Старые десантные подсумки остались на теле бывшего хозяина автомата. Конечно свидетели были из бабулек, свежий хлеб многие покупали, но тут наш парень с шестью пакетами-майками вышел, полными, его встретили, открыв боковую дверь, приняли всё, устроились, тому вперёд пришлось садится, и покатили прочь. Девушка, встав на крыльце магазина, нас снимала на телефон всё это время. Уже темнело, я фары включил, мы укатили другой район, где найдя высотку, провели разведку. Те в машине ожидали, а я сходил. Дверь с магнитным замком, но открыл и выяснил, проехав на лифте по этажам, что с десяток квартир свободны от жильцов, там вода перекрыта, газ, видно, что жильцов долго не будет. Заинтересовала одна квартира, четырёхкомнатная с запасами разных круп и еды, видимо думали пережидать, но уехали. Я без свидетелей провёл парней наверх, оружие те всё прихватили, пакеты с едой, и пока те размещались, воду включили, первый душ принимал, отогнал машину подальше, и вернулся пешком. По возвращении ещё двумя автоматами обзавёлся, с запасными магазинами, жаль гранатомётов не был, однако забрал одежду и обувь, у одного мой размер, тюки за спину и дальше двинул. Телефоны также прибрал. А тех пацанов оставил в «Газели», дверь открыта, сами выберутся. Когда я парням сказал, чтобы сняли трофеи, те поняли меня прямо, только трусы оставили. Вернувшись, передал автоматы, один комплект одежды и обуви, второй себе оставил, сперва в душ, вещи в стирку, форму свою, стиралку запустили, и занял кровать в детской. Как же хорошо ощущать чисто тело. Я танкист, не высокий, умещался, ну и пока на кухне готовили суп, один из парней вызвался кашеварить, другой вместо медика занимался пострадавшими, аптечку на кухне нашли, ожидал похлёбки и ползал по местной сети, используя один из трофейных смартфонов. Знаете, как меня взмутило одно видео? Слова одного местного, так называемого укро-журналиста, что сказал, что нужно резать наших детей, чтобы те не мстили. И привёл слова одного немца, что такое предлагал в Великую Отечественную. Нечего, я тут, он вроде тоже, первым делом навещу его, а пока лечимся. Поискал и нашёл ещё такие же сообщения, одна женщина, бандеровка, а они хуже и мужчин, жестокие очень, обещала устроится в детские садики, где русские дети, и мстить. И её найду. Вот я и стал работать по ним, выяснять где мне их искать.
Я не писатель - я просто автор.

Panadol M
Новичок
Panadol M
Новичок
Возраст: 50
Репутация: 734 (+740/−6)
Лояльность: 1218 (+1230/−12)
Сообщения: 374
Зарегистрирован: 11.02.2015
С нами: 7 лет 9 месяцев
Имя: Алексей
Откуда: Барнаул
Отправить личное сообщение

#8 Panadol » 24.03.2022, 17:04

Спасибо! Плохо то, что многое из написаного, совсем не фантастика, а очень плохая реальность, пытки пленных-факт, визги счастья бандеровок, в комментариях о наших погибших бойцах-факт, все эти выродки просто не имеют права продолжать своё гнусное существование.

Данная тема предназначена для обсуждения произведения, а не для оценки реальных событий. Проще говоря, Вам предоставляется время для обдумывания, что и где писать. Неделя. :adm: Uksus
Самый страшный из людей, это сказочник-злодей!)))

Звёзды Светят M
Новичок
Аватара
Звёзды Светят M
Новичок
Возраст: 59
Репутация: 383 (+592/−209)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 602
Зарегистрирован: 18.09.2013
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Олег
Откуда: Арктика, Мурманск.
Отправить личное сообщение Сайт Skype

#9 Звёзды Светят » 24.03.2022, 17:45

Panadol писал(а):Знакомый рассказывал, что в Афганистане


Неплохо кушали трофейных баранов...
- Сам-то ты когда сдохнешь? - спросил король астролога.
- Незадолго до трагической гибели Вашего Величества... - ответил астролог королю.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 41
Репутация: 19169 (+19247/−78)
Лояльность: 6613 (+6632/−19)
Сообщения: 3147
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 11 лет 8 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#10 Владимир_1 » 25.03.2022, 10:02

Земля она круглая, я обязательно с ними встречусь. Найдя этих двух первых уродов, я закопался в инете и начал искать других, наверняка же они не первые и не последние. Нужно список составить. Действительно тот быстро пополнялся. Искал я именно оголтелых, таких пока восемь набралось, именно под ликвидацию, где я не сомневался, таких можно и нужно валить. Поработал бы больше, но позвали ужинать, суп сварили, яйца отварили, четыре упаковки купили, есть что, нарезки разные, колбасы. В детской я не один был, Аслан лежал на ковре, он толстый, удобно, других мест нет, лежал и скрипел зубами от боли, но не стонал. Его уже обработали, перевязали, но нужно к врачам, поэтому мои слова о трёх-четырёх днях, придётся сильно сократить. Следующей ночью отвезу их к своим, день на подготовку потрачу. Да, пока лежал, источник пополнялся, и я ещё помедитировал, как полным стал, всё слил на новое взращивание двух зубов. Мне их семь нужно восстановить, с зубов начал по той причине, что растут долго, нужно быстро вернуть себе полную улыбку. Те уже проклюнулись, скоро и другие под рост создам. А так поев, я принёс тарелку Аслану, мы в одной комнате и заботу о нём возложили на меня, и стал с ложки осторожно его кормить, из хлеба только мякоть. С трудом глотая, тот поел. Здоровый кабан, тарелка не маленькая, всё съел, и два куска хлеба. Дальше обиходил того, дал чаю, и Аслан уснул.
Сам я постоянно пить хотел. Ещё когда тот парень из магазина вернулся, а он купил упаковку воды, полторашки, я одну отжал себе и пока катались и искали дом с квартирой, всю ту и выдул, остальные делили между собой пять бутылок, да ещё тем что в грузовом отсеке передавали, останавливались для этого на короткое время. Места для сна мало, двухкомнатная кровать в хозяйской спальне, диван в кабинете, детская и диван в гостиной. Причём он раскладывался, а тот что в кабинете нет. Подполковник в кабинете устроился, отжал себе одну комнату в одно лицо, двое парней на кровати хозяйской спальни, ещё двое на диване в гостиной, я в детской и всё, тут две кровати, но одна совсем для малютки, спальные места закончены, а осталось ещё четверо. Раненого положили на мягкий уголок на кухне, двое устроились на ковре в гостиной, и вот Аслан со мной. Тот сам на ковёр попросился, сказал привык так спать, а тут мягкий даже. Я отложил телефон, и продолжил медитации. В квартире стихло, все спать легли, хотя мы люди военные, часовой остался, поглядывал в окна, к двери входной прислушивался. Её забаррикадировали, сразу штурмом не взять. Я же до утра так и не спал, пять раз заполнил источник, но зато все зубы восстановил, вырастил в десне и теперь те сами росли, уже проклюнулись наполовину, я их поторопил. Заживил щёки во рту, прикушенный язык, хоть есть теперь можно будет без опаски и болей. На всё остальное, рёбра и перелом челюсти, ну и кисти руки, это завтра. Все трофейные телефоны, те два с парней, я отобрал и отключил, могут отследить по ним, но со своим я поработал, максимум смогут узнать с какой вышкой работает аппарат, и всё. Я дал свой телефон, те связывались с родными, кто номера помнил, успокаивали, даже вон родным Аслана позвонили, тот номер продиктовал, я прижал телефон к его уху и тот сдавленно, тяжело дыша, общался с родными. Отцом и страшим братом. Я с ними тоже поговорил, объяснил ситуацию, надеюсь следующей ночью прорвёмся к своим и Аслана отправят в тыловой госпиталь. Ну нет у нас обезболивающего. Сердце у того крепкое, но нужно к врачам его. Это всё было вчера, уже ночью, а в саму ночь я, дважды заполнив источник, садился у Аслана и подлечил его. Второй раненый стабильный, а у Аслана, диагностика показал внутренние повреждения, подлечил, и после второй медитации, тому сразу стало легче, глубже дышать стал, испарина прошла. Теперь точно до врачей доживёт.
Утром завтрак, и после этого я спать лёг, сказал, что вечером двину за машиной, на которой их вывезу. Про то, что бойцы нацбатов расстреливают гражданские машины, что пытаются покинуть город, те в курсе, взяли мой телефон, покопались в интернете, но я успокоил, знаю пути. Так что после завтрака я спать лёг. Аслан относили в туалет, тот под себя как ребёнок не хотел, усадили, и обиходили. Потом ванную положили и отмыли, стараясь не мочить раны. Это я уже не видел, спал, узнал, когда вечером разбудили, обед я пропустил, ужин был. Напившись воды, выяснил как там по поводу нашего побега. Истерика по этому поводу у блакитных так и стояла. Нацики обещали всех найти, и живём сжечь. А это за что? Я изучил что их так взбесило и весело хмыкнул. Кто-то кинул бутылку с зажигательной смесью в их машину, трое обгорели серьёзно. Те считают, что это сделал кто-то из беглецов, как будто тут нет тех, кто их ненавидит. А так город закрыт наглухо, нас ищут, машины выпускают, но после жёстких проверок. Идёт прочёсывание города, начали с окраин, центр пока не трогают.
- И как теперь? - спросил подполковник, что изучал ту же информацию, встав у меня за левым плечом.
- Не вопрос, сделаем. Кстати, вы кто по специальности?
- Пилот штурмовика.
- Вертолёты знаете?
- Я нет, но лейтенант знает. Он со сбитого «двадцать четвёртого». Пилот.
- Это тот рыжий?
- Да.
- Пойдёт.
- Ты что задумал?
- У мелкого нарика есть свой президентский вертолёт. Угоним.
- Шутишь?
- Конечно. Я пару раз на перекрёстках броню видел и солдат. Вот «бэтр» и угоню. Плавающая машина нужна, чтобы мимо мостов пересекать реки и вообще двигаться по бездорожью. Рванём к нашим. Вот сводка боевых действий, наши в сорока километрах от окраин города.
- А мины? Вон, боевики хвастаются что окружили город минными полями.
- Мои проблемы, провезу. Я же с вами буду. Только вот к своим вы без меня вернётесь. У меня тут дела.
- Что именно?
- Вот.
Я включил видео, и подполковник мигом взбесился.
- Найти хочешь? - спросил тот, когда успокоился. На шум пришли другие парни и запись с телефоном пошла по рукам, реакция тоже была не слабой.
- Да. Под запись ликвидирую и в сеть выложу, чтобы другим неповадно языком честь было. Они ведь как, сделают заявление, и на следующий день тут же берут свои слова назад, но мысли такие уже вложили в головы, кто-то да начнёт так действовать. После той жёсткой пропаганды, что те со своим населением устроили, программировать так свой народ они научились. И ведь он не первый, есть представители официальной киевской власти с такими же лозунгами, которые на следующий день забирали свои слова назад, но слово вылетело, укрепилось в умах жителей Украины, его не вернёшь. Резать надо, по живому, по-другому они не понимают. Ладно, готовьтесь к эвакуации, как подгоню машину, спускайтесь и грузитесь, а пока мне пообщаться с командиром нужно.
Я забрал телефон у одного из парней, тот как раз заканчивал разговаривать со своим командиром, он помнил только номер супруги и через неё уже на командира вышел, как раз выложил расклады. По памяти набрав номер комбата, стал ожидать, слушая длинные гудки. Всего полминуты, даже второй раз набирать не пришлось, и ответили:
- Слушаю.
- Доброго вечера, товарищ полковник. Это прапорщик Алмаз. Звоню из горящего танка.
- Шутник. Бежал значит? Я как вчера узнал о побеге из киевского СБУ, сразу почему-то про тебя подумал. Ты у нас числился пропавшим без вести. Диверсанты сработали?
- Да. Позавчера очнулся в одиночной камере, прикинул расклады и решил бежать, пока мной костоломы на занялись. Так я весь в синяках, но в принципе легко обработали, пока я ещё боец. Кормёжка была, скрутил обоих охранников, допросил и удавил. Форму позаимствовал, обувь, и ключи. Там тревога, выпустил всех, и по тайному эвакуационному выходу вывел всех наружу. Разбежались. Я с россиянами, их девять, мы в квартире устроились, в центре, нашли где хозяева уехали и вот пережидаем. У нас раненый, мясники из нацистов хорошо поработали, срочно в госпиталь нужно. Я сейчас пробегусь по городу, у нас скоро стемнеет, найду броню, «бэтр», угоню, и эвакуирую парней. Хотелось бы договорится о месте встречи, чтобы под дружественный огонь не попасть. Можно эвакуировать вертолетом в чистом поле, вообще шикарно было бы.
- Решим вопрос. Кто там с тобой? Перечисли.
Я быстро перечислил кто со мной бежал из застенков СБУ, мы успели познакомится, описав как попали в плен. Большая часть парни из тыловых колонн. Причём не только данные по специальностям, но и какие травмы увечья имеют. Тот пообщался с летуном, и пообещал звонить на этот номер, телефон я оставил в квартире, переоделся в гражданскую одежду, доставшуюся от бойца из терробороны, и покинув квартиру, завал там разобрали уже, по лестнице тихо шагая в новеньких чёрных кроссовках, спустился на первый этаж. С семнадцатого этажа. Кстати, жили мы тихо, даже ходили на цыпочках. Соседи могли знать, что хозяева квартиры уехали, проблем с вызовом полиции, если она тут работает, ну или бойцов терробороны, нам не нужно. Открыв дверь подъезда, я покинул дом, но пошёл не прямо, а вдоль стены, и подошёл к углу, изучая город. В Киеве сейчас стоит комендорский час и светомаскировка, но ночь мне не мешала. Жаль машину угнать не могу, а не дадут проехать, всех останавливают, ночью все перекрёстки блокированы, на «бэтре» проеду, сами пропустят, а вот на гражданском авто точно нет. Я прошёл двор незамеченным, в соседний перешёл, отметив пеший патруль, двое солдат и семеро бойцов терробороны. Видимо то что взяли двух мальцов и ещё двух убили, да, хозяину этой одежды я свернул шею, как и его напарнику, это были взрослые мужики, не стоило им брать оружие. Так вот убийство двух и захват ещё двух видимо напрягло тех, вот усиленными группами и ходили. Или днём парами и ночью большими группами? Да ну, бред, тех двоих я тоже ночью взял. Самое интересное, автомат я добыл. Да один из патруля до кустиков захотел, патруль дальше шёл, а я возник у того за спиной, и лёгкое движение руки, одной, и голова на сломанной шее свисает на бок. Подхватив тело, положил, снял автомат, ремень через голову перекинул, за спину его убрал пока, подсумки снял, по карманам прошёлся. Потом занёс ссыкуна в кусты и побежал дальше, придерживая автомат. А бежал я в сторону перекрёстка, где видел броню, тут минут сорок бегом, или минут десять на велике. Жаль велосипеды пока не встречались. Встречи с патрулями были частыми, ещё три автомат, все «АК-74» и один «РПК», стали моими трофеями. Тяжело, поэтому решил сделать схрон. Для этого ещё были причины. Дело в том, что я приметил дорогой внедорожник, мотор горячий, и Виденье показало, что багажник его не пустой, там был «АКС-74у», разгрузка с магазинами и рацией, цинк патронов «пятёрки», но самое главное, то что к автомату имелся цилиндр глушителя, и три чёрных кофра, стоявших отдельно. В кофрах пистолеты «Глок-17», к каждому по четыре магазина и глушителю. Также коробка с патронами к ним. Где-то пять сотен штук. Ну и напоследок гранатная сумка с шестью гранатами «РГД-5». Даже снаряжены.
Восхитительная находка. Машину вскрыл, сигнализация не сработала, всё на себя нагрузил, тяжело, а надо, в бардачке машины пачки долларов и гривен, патроны для «Макарова», но самого пистолета нет, всё прихватил, и тяжёлой походкой направился дальше, снова поставив машину на сигнализацию. Перед этим разместив растяжку под сиденьем водителя, рванёт, когда тот сядет. Машина бойцу одного из нацбатальонов принадлежал, нацистких символик много на приборной панели, что видимо иконки заменяли. Дойти смог до третьего дома от парковки, где внедорожник немецкий обчистил. Вот и зашёл в один из домов, нашёл квартиру, запертую, и явно оставленную надолго, хозяин растяжку внутри поставил, но я отрыв дверь, перешагнул через неё и оставил оружие и боезапас под диваном. Оружие разрядил, магазины от патронов тоже разрядил, сделал запас оружия. Один «Глок» подготовил, магазины снарядил, глушитель прикрутил, пару гранат прихватил, и покинув квартиру, побежал дальше. К счастью, «БТР-80» стоял на месте, судя по тактическим знакам, тот из гвардии, то есть, из полка охраны президента. Это если я не ошибаюсь, вполне могу. Солдат было с офицером, полтора десятка, и это не лохи из терробороны, серьёзные крепко подготовленные бойцы. Взял их за десять минут, даже пистолет не доставал, только пси-сила. Честно скажу, было бы их два десятка, не справился бы, а тут те поняли, что их убивают, когда всего двое осталось, да и те экипаж «бэтра». Вот их пристрелил, открыв люк. Те вроде как заперты были. А так тут две машины «бэтр» и бронемашина «Варта», пришлось бронемашину бросить, трупами солдат забил её доверху, штабелями, оружие в боевой отсек «восьмидесятки», как и подсумки, рации, каски, всё что с солдат снял, те хорошо экипированы, на себя бронежилет накинул, их тоже все снял. Брошенную машину запер и заминировал, нашлось чем, так что запустив движок «бэтра», я стронулся с места и покатил обратно к дому, там видимо следили с балкона, знали, что я на броне вернусь, и пока я на узких проулках между машинами во дворе, разворачивался и пятился задом к подъезду, те собрались, раненых, оружие, и спустились. В два приёма. Все в один лифт не вошли. Пока вооружались свежими трофеями, каски бронежилеты разошлись, и заносили внутрь раненых через десантные люки, сами забирались, в башню сел один из танкистов, покрутив той, и проверив вооружение, после чего мы покатили из центра на окраину.
Подполковник, что был на связи, ему шлемофон подключённый подали, сидел на месте командира, сообщил, что мой командир звонил дважды, пообщались. О том почему я хочу остаться, ему сообщили, как и моё состояние, внешний вид. Фигово, но чего-то подобного я ожидал, летун позвонил комбату моему и передал трубку. Тот сообщил телефон офицера российской армии, он и будет координировать наше спасение, вертолётом эвакуируют, так что велел ему звонить, ну и пожелал удачи. Да, мне поступил прямой приказ эвакуироваться со всеми. Летун набрал номер, пообщался с тем офицером, я передал куда мы едем, карту скачал с интернета. Мы переплыли через Днепр, даже заметно спустились ниже по течению, и дальше двигаясь по берегу, дважды по нам открывали огонь, из стрелковки, пули звенели по броне, видимо об угоне «бэтра» стало известно, однако вот оно место встречи, тут территории контролируют ВСУ, но сейчас их тут нет. Через двадцать минут раздались звуки моторов вертолётов. Не один летел, два «Ка-52» прикрывали, но всё прошло благополучно, транспортная машина села, мы подкатили, и пока парни выбирались, к нам подбежали медики, даже с носилками, знали, что тяжёлый с нами. Я пожал руку Аслан, тот в сознание был, и его понесли к вертолёту, куда грузились остальные. Помогали и второму раненому, тот оклемался, мог и сам идти, но вот помогали. А я оставался. Иногда долг выше прямых приказов. Может и накажут при возвращении, но я не могу вот так покинуть Киев, не посетив тех бандерлогов.
Прощался со всеми, обнимались, после чего вертолёты улетели, ждать им не стоило, наведут ещё зенитные системы на них, а я прыгнул в «бэтр» и погнал прочь. Причём пассажиры мои забрали всё, даже бронежилеты. Из оружия у меня остался пистолет «Глок» в кармане, о котором никто не знал, глушитель я уже отвернул, и две гранаты, остальное те всё забрали, вычистив боевой отсек. Как-то не хорошо получилось, могли хотя бы один автомат для виду оставить. Вообще ругать не стило, три десантника на «Ми-8» прилетели, им приказали, они всё и вычистили, даже боезапас к башенному вооружению забрали, откуда им знать было, что я остаюсь, так что ситуацию больше форс-мажор. Я проехал по своим следам, до Киева осталось километров десять, и раздевшись снаружи, голышом вернувшись в машину, загнал ту в реку, после чего выбравшись на броню, открыл телекинезом десантный люк. Мигом булькнула. Хорошее место, до берега метров двадцать, глубина все пять метров. Место запомнил, достать можно. А что? Куда мне её девать? Прятать машину не стоит, найдут. Освободим эти территории, достанем. Движок я заглушил перед утоплением. Вот так доплыв до берега, оскальзываясь, выбрался, дальше чуть подсохнув, пси-силой себя согревал, оделся и трусцой побежал дальше. Нужно до рассвета вернутся в город. Тряска давала о себе знать на ранах и рёбрах, но терпимо. Да, телефона у меня не было, у летуна остался, как-то так получилось, но я не возражал, не напоминал, не хватало ещё звонков комбата. Сделаю дело, сам позвоню.
Тяжело было, всё же я только начал по сути восстанавливаться, а тут состояние краше в гроб кладут, однако всё же смог сделать этот рывок, при этом заметив в стороне поисковые партии укровояк, по следам «бэтра» шли, но я так и оставил их в стороне. Всё же не успел, светать начало, когда окраина города вот уже, рукой подать было, но я не остановился, одет прилично, двигался спокойно. Это был частный сектор, ладно бы нормальный район, так дорогие коттеджи. Тут я как белая ворона среди чёрных. Скрываться тут не стоило, но пришлось. Приметив пустой коттедж, трёхэтажный танхаус, видимо и тут хозяева рванули за границу, гаражи пустые, их два было, перебрался через ограду, вскрыл дом, дальше запустил системы, дом начал прогреваться, тут везде теплые полы были, пустой бассейн, но активировал что нужно мне. Охрана тут отличная, система «умный дом», активной была, на телефон хозяина должна поступать информация, если что случится. Я через камеру внешнего обзора послал импульс на комп системы охраны дома, сжечь вряд ли, а вот пустить на перезагрузку, вполне можно. Пока перезагружалась, я и забрался в дом и взял охрану под контроль, поэтому частная охрана не приехала проверять по сигналу хозяина дома. Я узнал номер телефона хозяина, он прописан в компе охраны, включал ноут хозяина, что нашёл в кабинете, подключение к интернету было, хотя и работал тот не стабильно, видимо проблемы начались, и пробил номер. В Польше тот находился, где-то в Варшаве, я не уточнял. Дальше узнал где склады заинтересовавших меня интернет-магазинов, посещу ночью, и отправился спать. До вечера. Поэтому дом не успел прогреться, я выспался на хозяйской постели, и покинул дом как стемнело. Правда, оставил шутку, теперь при попытке хозяина дома обратится к охране танхауса, проверить что тут и как, ему будет наигрываться мелодия, «Всё хорошо прекрасно маркиза», я её закольцевал, по кругу будет играть. Жёстко, понимаю, но за дело. Если бы тот из нацистов был, я бы дом сжёг к чёрту, но он из крупных бизнесменов, в две тысячи четырнадцатом и две тысячи пятнадцатом помогал деньгами на АТО, потом правда прекратил, но за ту помощь, стоило бы наказать. Пошутил так жёстко. А ещё из гаража отличный и дорогой дорожный велосипед забрал.
Покинув район дорогих коттеджей, катил не через него, я бы там далеко не уехал, вернулся на окраину и покинув город, объехал район и уже углубился в улочки микрорайона, двигаясь в сторону одного из складов, я запомнил где тот находится. Это был магазин китайской электроники, продавали через интернет, доставка курьерами. Склад почти пуст был, но нашёл на полках всё что мне нужно, дорогой ноут, сумку для него, сразу убрал всё в сумку, вскрыв коробку. Потом качественный и дорогой планшет. Нагрудную камеру, для съёмок на природе, защита хорошая, туристическая модель, карты памяти, провода разные. Запасные батареи. Ещё в этом магазине продавались разные коптеры и дроны, были и дорогие модели, сейчас ничего этого я не нашёл, видимо укровояки первым делом выгребли эти машинки. Впрочем, хозяин магазина мог и сам отдать, он их поддерживал, поэтому я без зазрения совести и грабил его. Этого можно. Нашёл комплект скрытых камер, довольно неплохой набор, видимо кто-то заказал и не успел забрать. На этом всё, остальное барахло меня не интересовало, покинув склад, он на окраине города был, стараясь увильнуть от встреч с патрулями, так и катил в центр города, там в подвале торгового центра ещё один склад что я хотел навестить. Там тоже коптеры должны быть. Я хотел возместить свою потерю за счёт националистов. Этот хозяин магазина их тоже поддерживал, официально состоял в «Правом секторе». Нашёл склад, к сожалению, пуст, всё вывезено. Ладно, катим дальше. Я бы так и добрался до дома где у меня схрон без происшествий, но есть ещё что сказать. Во одном месте я услышал знакомую речь на английском, причём американском диалекте. Это только они так говорят, как будто каши в рот набрали. Я постепенно вспоминал португальский, испанский и английский начинал говорить на них для практики, всё пока плохо, но дело идёт, главное уже всё поманил. Как и эту речь, говорили о местных девушках с низкой социальной ответственностью. Притормозил, оставил велосипед с сумкой у стены дома, прислонив, и вышел на проспект. Там у обочины стояла военная машина, это был «Ленд-Ровер», причём бронированный. Рядом трое американских офицеров, в полной оснастке и с оружие, флаги на рукавах, рядом мялся солдат с нашивками одной из аэромобильных бригад, ещё один сидел за рулём «Ровера».
Виденье показало, то что имелось на офицерах и что в машине, и понял, на велосипеде я все трофеи не вывезу, нужно брать машину. Останавливало только одно, те явно что-то или кого-то ждут. Минут пять пришлось подождать, пока из дальнего подъезда ближайшего дома не вышел украинский офицер, и спешно не направился к машине, что-то жуя на ходу. Мгновенно перенося прицел, я сделал шесть прицельных выстрелов. Все поражены в голову, хлопки не громкие, но в городе особо и не тихо, перестрелки в разных местах звучали, пожары отсветы бросали, это мародёры и бандиты работали, раздали людям оружие и вот результат, так что потонули хлопки в подобном шуме. Машину я брать всё же не стал, видел, проверяли всех на постах, так что доеду только до ближайшего, а на велике я везде проскочу. Забрал я три пистолета с иностранных офицеров, боезапас к ним, десять армейских иностранных пайков, почему-то французских, освободил один рюкзак и всё туда убрал, деньги, нужны на жизнь, ценности, но самое главное, и за чего я не проехал мимо. То, что набрал, это так, попутные трофеи. Самое главное, в багажнике машины находилось то, что мне было нужно. Для начала десять «BattleHawk». Барражирующий воздушный снаряд или если проще, дрон-камикадзе, разработанный американцами. Несмотря на миниатюрные размеры, этот дрон несет в себе серьезную огневую мощь, поскольку начинен взрывчаткой, сопоставимой по эффекту с действие фугасной гранаты. Тут же пульт управления с таблицами кодов к каждому дрону. Интересно какие задачи поставлены этим американцам, раз те имеют такое оборудование? Правда, эти дроны бонус, приятный, но бонус. То, что меня в действительности заинтересовало, это специализированный дрон-разведчик, используемый солдатами США, для ведения артиллерийской разведки и контрбатарейной стрельбы. Дальность тридцать километров, высота около трёх километров, мощная камера, газету с трёх километров сверху читать можно, возможность ночной съёмки. Время использования сорок минут. Отличный аппарат. Вот и прибрал его с выше перечисленным. Перегрузил не только себя, но и велосипед, пришлось пешком его вести, но к утру добрался до нужного дома, дальше в два приёма поднял всё в квартиру, и разложил вещи. И да, квартира другая, эта старая девятиэтажка имел несколько пустых квартир, забираться в ту со схроном не стал, нашёл вполне приличную однокомнатную квартиру, соседей под ней нет, можно шуметь, включил газ, воду, свет проверил, батареи едва тёплые, в квартире холодно, но терпимо. Вот так я посетил душ, и в кровать, поев содержимое одного из пайков. Так, средне, не особо понравилось. Тушёнки нет. Украинскую я есть не мог, соя одна, мяса совсем нет, наша республиканская вещь, натуральный кусок мяса, отличная тушёнка, фору и советской даст. Я на неё серьёзно так подсел с той минуты, как впервые попробовал тушёнку из пайка.

***

Про следующие четыре дня особо и говорить не стоит. Я конечно многое могу как псион, но эти четыре дня квартиру не покидал, и всё что накапливал, пускал на лечение. Полностью восстановил голову, пока только синяки оставил, но челюсть и зубы в порядке. Вылечил рёбра окончательно, а то так мешали, не побегаешь, в резкие рывки не уйдёшь, всё тихо делал, летящей походкой. А вот кисть руки ещё лечить и лечить, времени мало на полное восстановление. Кость приживил, но в принципе это всё, срасталась та сама, я все силы на другое тратил. Потроха в порядке, всё отбитое восстановил и осталась у меня только рука.
Я не только занимался медитациями и восстановлением, хотя, надо сказать тратил большую часть времени, и спал по пять часов в сутки, потому и такой результат. Больше скажу, я перескочил на «Д-6». Сам не понимаю как, что-то быстро, но факт есть факт. Я запустил ноут, подключился к интернету, работал с ним, пальцы правой руки разработал, полечил пси-лечением, порядок. Не смотря на то что я четыре дня лежал, большей частью это так, но дела не стояли. С помощью коптера, ночами вёл разведку, искал по телефонам тех нелюдей, список которых оставил, жаль четверо за границей, включая ту женщину, что обещала русских детей мучить и убивать, до них ещё дойдёт, но остальные были тут. Помните те дроны-камикадзе? К сожалению, дальность у них не велика, да триста метров всего, поэтому пока ни один я не использовал, но с помощью военного коптера вёл разведку эти четыре дня. Готовился. Выпускал в окно и летал низко между домами по ночам, выше засекут станции «РЛС», всё же сколько-то мобильных осталось у ВСУ. Почему я после четырёх дней излечения решил действовать? А я вычислил где в этот раз прячется такой кадр, дружок президента, как Арестович, или Люсенька. Охраняли его не хуже президента, четыре ночи как я за ним слежу, по телефону отслеживая местоположение, и с помощью коптера тоже, и каждый раз новый адрес, где тот ночевал. Главный врун Киевского режима, зажился на этом свете. Всё просто, у квартиры, где тот в этот раз ночевал, была открыта форточка, влететь моему дрону внутрь вполне возможно, он маленький. Это я и сделал, не покидая своей квартиры. Как, если до убежища Люсеньки было полтора километра, а дальность дрона триста? Всё просто, мой коптер выступал ретранслятором. Я с ним немного поработал, действительно немного, все силы на лечение шли, сейчас это в приоритете. Более того, коптер выступал носителем, перенося сразу четыре дрона-камикадзе.
Вообще этой операции официально не будет, если ко мне возникнут вопросы, буду открещиваться руками и ногами. Я ничего не знаю о смертности громких и известных бандерлогов. Поэтому скину все трофеи с американских офицеров, от коптера избавлюсь, от пистолета, коим их ликвидировал, и буду говорить, что ничего не знаю, это не моя работа. Пусть американские спецслужбы трясут, чем те им не угодили, или российские. Как это не странно, такие спецоперации, не официально, но считаются террористическими, которыми могут пользоваться украинские власти или представители «Правого сектора», наглядный пример убийства Захарченко, Моторолы, Гиви и других, но не могут пользоваться специалисты республик. Да, в ДНР вполне себе официальная смертная казнь есть по приговору суда, всех на кого я собираюсь натравить эти десять дронов-камикадзе, точно получат эту смертную казнь, но я собирался их ликвидировать тут. Причём за одну эту ночь. Не зря четверо ночей вёл разведку и всё подготавливал. Арестович, при всех своих недостатках, а он ярый националист, очень сладкоголос и этим опасен, он имеет наработанную аудиторию, что ему верит, а врёт тот мастерски. То, что позже это не подтверждается, тот виртуозно не замечает, или находит оправдание. Арестович работает по сиюминутной ситуации, именно благодаря ему народ Украины поднялся, поверив лживым словам этого рупора киевской власти, те же бойцы терробороны на его совести. Захватить его сложно, ликвидировать проще. Так и других. Жаль Зеленского нет в стране, тот за границей, объезжает страны с протянутой рукой, оскорбляя разные народы своими речами, просит хоть что-то. Честно скажу, я раньше сомневался, что тот под наркотой всё время, но такую пургу нести японцам и израильтянам, это надо быть под серьёзными амфитаминами. То-то его так вежливо, но прогнали. А Арестович этот враг, опасный и коварный, враг которого уже готовят на место Зеленского, это видно.
Что по другим целям, то в основном это яркие националисты, глава «Правого сектора», действующий и старый, особо одиозные и известные представители нацбатов, что сейчас находятся в Киеве, ещё не сбежали и своими речами на «Ютубе» призывают всех встать стеной на защиту родины. А точнее преступного Киевского режима. Причём, сами на передовую как-то не спешат, тут они выступают зачинщиками драк, встав в сторонке. Жаль Гордон уже свалил с семьёй, я бы по нему поработал. Телефон показал, что тот из Львова уже добрался до Польской границы. Сейчас, наверное, в Варшаве. Это если его пропустят, а не тормознут украинские пограничники, как одного из возможных призывников. Похоже, пропустили. В багажнике с женским шмотьём? Тут всего можно ожидать. Ладно, много дел на эту ночь и нужно успеть. Эта ночь для ура-патриотов Украины должна стать памятной на всю жизнь, надеюсь короткой. Проблемой было в том, что Арестович задержался, писал видимо новые воззвания и прибыл на место где решил отдохнуть, ближе к полуночи. Да он и встаёт поздно, как я отметил. Отслеживал я его по телефону, у того их три, обычно один включен, на нём я и висел, и о котором знают очень малое количество людей, два других выключены и включает тот их редко, просмотреть список звонков или сообщений. Да и просматривает на рабочем месте. В том и проблема, я могу не успеть по акциям с другими, а хочу за одну ночь всех отработать. В общем, коптер уже вылетел, и доставил камикадзе к месту проведения операции. На виду коптер не показывался, сел на крыше соседнего здания и дальше дрон полетел самостоятельно, тут сто метров до окна, дальности хватает. Аккуратно завёл через форточку на кухню, не задев лопастями дрона рамы, и повёл того в спальню. К счастью, дверь была открыта, это на кухню арочный проход, и подлетев к голове уже уснувшего политика, опустил на неё и активировал подрыв. Судя по тому как засуетилась охрана, они его слышали, я всё это видел, уводя коптер прочь. Следующая цель не так и далеко, поменьше минуты лететь.
Вот так управляя коптером, я подвёл его к нужному окну, тут нет такой охраны, чтобы за улицей следить и выпустил дрона. К сожалению форточка тут была закрыта, окна чуть приоткрыты для проветривания, но в эти щели даже мои мелкие дроны не протиснутся, поэтому поступил так, первый дрон подлетел к окну и вынес стеклопакет своим подрывом, а в образовавшуюся пробоину влетел второй. Рванул к кровати, где уже возился, схватившись за автомат, что рядом был прислонён, нужный мне активный представитель «Правого сектора». На нём столько всего, что в ДНР, после его зверств на Донбассе, заочно приговорили того к смертной казни. Дёрнутся тот не успел, дрон взорвался в двадцати сантиметрах от его головы. Сожительница этого кадра, что визжала на кровати, не слышал, камера показывала некрасиво выпученные глаза и широко открытый рот, вряд ли пострадала. Хотя эту шалаву особо и не жаль. Её сожитель машинально перекатом покинул кровать, и находился в углу, выставив ствол автомата. Так что думаю его мозги теперь красиво украшают стены угла спальни. Следующая цель, пропускаем, окна закрыты, а вышибного дрона у меня нет. Вот третья на сегодня, всё же форточку открытой имела, я завёл машинку внутрь, хм, тут и охрана была, начала просыпаться, посадил дрона на верх платяного шкафа, шум моторчика всё же разбудил охрану и начали проверять, и открыли закрытую дверь спальни с моей целью, из-за неё я не мог добраться до цели, а тут тот сам в халате вышел в коридор. Дрон метнулся к нему, надо сказать тот пытался уйти прыжком в сторону, но охранник за спиной помешал, они стакнулись и упали, и я произвёл подрыв у голов обоих. А так получилось.
Хм, пока неплохо работаю. Коптер я повёл обратно к своему дому, тому минут двадцать лететь, добрался, зарядил батареи, подвесил ещё четыре дрона, и повёл дальше. В этот раз к дорогому району с коттеджами. По иронии судьбы теми самыми, где я день провёл в одном из домов. Тут жил прошлый глава «Правого сектора» и в его охране немало оголтелых бандерлогов. Я планировал там все четыре камикадзе использовать, что и сделал. Стоит отметить, что для украинских националистов смерть их боевых товарищей имеет мало значения, не их же жизни прерываются. Да, те вопят на экраны камер с пеной на губах, как отомстят и всё такое, но на самом деле им плевать. Вот если подобные акции коснуться их лично, сдристнут из страны мигом. Погибнуть в бою, это им плевать, а вот такие акации, а они не только ликвидации, но и устрашения, думаю проймут многих. Тут сработал практически чисто, хотя когда уводил коптер, стрельба стояла у того дома серьёзная, тут охрана слабо прорежена была, а там десяток боевиков, вот и палили в ночную темноту, пытаясь подавить ужас и стрехи. Тут я и хозяина дома подорвал, голову конечно, это почерк, даже не пришлось окно спальни выносить, и подорвал тех троих, кого спланировал из его людей на тот свет отправить. Прямиком в Ад. Причина, хозяина дома стоял на крыльце в камуфляжной форме, похоже его подняли, расходилась информация о ликвидации других националистов. Это подтвердилось, когда я вернул коптер, подвесил два оставшихся дрона и подогнал коптер к дому, где жил тот бандерлог, которого вынуждено упустил. Его машина как раз отъезжала. За прошлые ночи разведки я видел, как его водитель на этой машине привозил, поэтому сомнений не было. Атаковал. Первый дрон сев на лобовое стекло, подорвался. Фугасный эффект там серьёзный, как у фугасной гранаты «ВОГ», поэтому водитель и сидевший рядом охранник погибли. При этом второй дрон через выбитое лобовое стекло внутрь заводить не пришлось, машина двигаясь врезалась в припаркованную и остановилась, с трудом открылась задняя левая пассажирская дверь, её открыли слабой рукой, и наружу вывалилась моя цель, окровавленная, лицо в осколках стекла, но это он. Так что подвёл дрона и подорвал у головы. После этого повёл копетр обратно. Тут навесил два куска тротила, два килограмма будет, больше машинка не поднимет, а тротил позаимствовал в машине у американцев, и повёл коптер на цель, последняя на сегодня. Где штаб «Правого сектора», мне было известно. Город уже стоял на ушах с такими убийствами, поэтому её члены собирались в здании, срочно вызванные. Я даже не поверил своей удаче, окно в зал для совещаний, куда заходили члены этой организации, садясь на ряды стульев, было открыто. Коптер влетел внутрь и подорвался. Жаль поражающих элементов не было, но надеюсь и тут будут жертвы. Всё же два кило взрывчатки в не таком и большом помещении, это серьёзно. В зале человек сорок было. Нет, не человек, националистов.
После этого я стал собираться. Коптер часто гонял, Виденье показало, что его всё же засекли, один из соседей выходил ночью на балкон, курить, и слушал. Моторы у дрона тихие, спецзаказ видимо, но услышать можно. Да и долго я на одном месте, тут желательно менять каждую ночь, так что с обеих квартир всё в кустарник во дворе вынес, и на велике в три этапа перевёз, сменив место лёжки. В соседнем квартале квартиру вскрыл, на первом этаже, туда всё и доставил. Уже рассвело, когда я на кровати уснул. Следующей ночью моя цель тот укро-журналист. Уже сам буду работать, лично, с нательной камерой.
Я не писатель - я просто автор.

Тролль M
Тролль M
Возраст: 63
Репутация: 219 (+228/−9)
Лояльность: 1600 (+1724/−124)
Сообщения: 132
Зарегистрирован: 17.07.2014
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: г.Харьков
Отправить личное сообщение

#11 Тролль » 25.03.2022, 17:18

Уважаемый Владимир! Прошу рассмотреть возможность выкладки всего текста "Сепара" на литостровке, по мере написания,т.к. существует вероятность не дожить до полного написания книги из-за событий, происходящих у нас.

tamerlan M
Новичок
tamerlan M
Новичок
Репутация: 252 (+259/−7)
Лояльность: 2516 (+2683/−167)
Сообщения: 124
Зарегистрирован: 18.03.2014
С нами: 8 лет 8 месяцев
Имя: Валерий
Откуда: Русь
Отправить личное сообщение

#12 tamerlan » 25.03.2022, 18:42

Поддерживаю! Кстати, уважаемый Тролль, как у вас с доступом в интернет? У нас в Николаеве весь сегмент .ru заблокирован.

Тролль M
Тролль M
Возраст: 63
Репутация: 219 (+228/−9)
Лояльность: 1600 (+1724/−124)
Сообщения: 132
Зарегистрирован: 17.07.2014
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: г.Харьков
Отправить личное сообщение

#13 Тролль » 25.03.2022, 18:53

Выйти в интернет,у нас,возможно только через VPN.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 41
Репутация: 19169 (+19247/−78)
Лояльность: 6613 (+6632/−19)
Сообщения: 3147
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 11 лет 8 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#14 Владимир_1 » 25.03.2022, 19:17

Проверив как камера висит, я уверенным шагом вошёл в подъезд элитного многоэтажного дома, тут и проживал нужный мне журналист, и на лифте поднялся на девятнадцатый этаж. Должен сказать, было три часа утра, и я немало времени потратил на подготовку. Часть светового дня я проспал в новой квартире, и рад этому, потому как отлично знаю, что были украинские силовики на моей старой лёжке. Я там камеры, скрытые оставил, одну в подъезде, направил на входную дверь, вторую на лестничной площадке. Они все квартиры осматривали и вскрывали, есть жильцы или нет, только в одной квартире заминка была, растяжка сработала, двое раненых. Да и пофиг. Значит сдал тот куряка. Я мстительный, и курилку того навещу. Он дважды засекал прилёт коптера и отлёт, а это подозрительно, вот и стуканул куда нужно. Научили бандеровцы стучать на всех и вся. Даже спецов прислали, по повадкам видно. Это ладно, сам я часть светового дня пускал на медитации и заживление кисти руки. После этого на велосипеде, имея автомат с глушителем и пистолетом «Глок», это другой, покатил к казармам бойцов одного из нацбатов. По пути посетил набережную и выкинул первый «Глок», тот засвеченный, пули в телах американских офицеров, и всё что с них снял, ну кроме пайков, я ими питаюсь. Этот пистолет был без глушителя и магазинов, оставил для двух других. Смысл их выкидывать?
Казармы эти мне нужны чтобы экипироваться. Те сами грабили охотничьи магазины, полувоенные, и свозили добычу сюда. Один из хозяев армейских магазинов, не стесняясь в выражениях клял тех, что разорили его. Тот в России находился, поэтому выражениях был очень груб. От него и узнал куда всё свозили. А что, связался и пообщался, нормальный парень. Ночь, пусть тут суета стояла, я вскрыл склад, он запрет и под сигнализацией был, кладовщик отсутствовал, видать дома спал, и подобрал себе комплекты формы и брони. Виденье позволяло не тратить на это лишнего времени, всё быстро. Прямо на складе я переоделся. Новое нательное бельё высокого качества, камуфляж. Причём штатовский, расцветка осень-весна. Бронежилет, бронированные накладки на руки и ноги, такими сапёры пользуются, мощные ботинки с защитой от противопехотных мин, да и такая обувь есть. Бронированные налокотники и наколенники, всё под один цвет, каска, на ней чехол с тем же камуфляжем, разгрузка тоже, рацию отличную и дорогую, армейские перчатки с защитой. В разгрузку рассовал шесть магазинов к автомату. Нашёл отличные армейские часы, на ремешке небольшой компас. Надел. На бедро кобуру к своему «Глоку», нейлоновую, глушитель снимать не надо, так вошёл. Причём искал именно на левое бедро, под левую руку. Пару гранат подвесил, аптечку убрал в карман. Прицепил камеру на груди, буду снимать. На шлем защитные очки и прибор ночного виденья. Рюкзак подобрал в той же расцветке, в него мою одежду гражданскую, и обувь. Других вещей отобрал немало. Тут и кофры с коптерами были, выбрал самый дорогой и навороченный. Порвав материю, это постельное бельё, навязал две белых повязки на левую руку и левую ногу. Заминировал склад, усилив заряд канистрами с бензином, почему они тут, не знаю, видимо кладовщик дела крутил, но взрыв будет хорошим. Камеру скрытую поставил, и датчик движения, как кто войдёт на склад мне на планшет придёт сигнал. Пожертвовал телефоном, спрятав на стеллажах. Дальность у оборудования не велика, потому те шли на телефон, а через него уже мне на планшет. После этого склад закрыл, снова поставил на сигнализацию и покатил прочь. Пару раз пришлось целые кварталы объезжать, хорошо охранялись, но добрался до нужной улицы. Автомат на боку, пистолет в руке, вот так поднялся на лифте, камеру включил тут же в кабине, направив на двери, за спиной зеркало было, а я лицо своё засветить не хочу, пусть у меня армейская балаклава на лице с прорезями для глаз.
Ещё поднимаясь, я разобрался в тех раскладах, что меня ждали. Думал дело лёгкое, вскрыть дверь, а она у журналиста бронированная, проникнуть внутрь, разбудить ушлёпка, показать на планшете запись его речи, чтобы понял почему к нему пришли, всё молча, звук у камеры включен, но я не сбираюсь издавать звуки. Только жесты. Однако оказалось в соседней квартире пять бойцов, хорошо вооружённых, стерегут покой журналиста, что спал в своей квартире. Один спал. Поэтому покинув лифт, глянув на зрачок скрытой камеры, уже мёртвой, что смотрела в сторону кабины лифта, сигнал шёл на ноут, где зевая, сидел один из охраны. А тут насторожился, картинка пропала, но меня тот не видел, я дотянулся до камеры до открытия дверей. А сжёг я камеру Силовой Ковкой, так что демонстративно, достал кредитку, трофейную, сунул в щель двери и поработав ею у язычка замка, открыл замок двери квартиры с охраной. Шутка конечно, такие двери вот так просто не откроешь, и специалисты, просмотрев запись, это поймут, открыл дверь, там охранник поднимал остальных, трое спали, двое бодрствовали до моего появления. При этом тревоги особо не было видимо посчитали что камера сама вышла из строя, но на всякий случай всех подняли. Однако ничего сделать не успели, дверь зала открылась и вышедший в коридор охранник, поправляя бронежилет, получил пулю в голову. Я «Глок» держал в левой руке, правая и сейчас болела, стрелять с неё точно не стоит. Сразу заглянув в зал, выстрелил в ещё одного, что схватился за оружие. Не заорал, я горло сдавил телекинезом, не хочу, чтобы нашумели, тихо сработать желаю. Всё под камеру. Пройдя дальше, я открыл дверь кабинета, где был ноут и трое других, и молниеносно переведя ствол оружия с цели на цель, пристрелил всех троих, попадания в голову, но я подошёл и сделал контроль. Потом тем двоим первым. На камере отлично видно снаряжение на мужиках в гражданской одежде, оружие, помповик и автоматы. Похоже журналист нанял какие-то левых. Может какая частотная охрана. Покинув квартиру, я также кредиткой демонстративно одним движением открыл бронированную дверь, и потянув ту на себя, прошёл в коридор прихожей, стараясь не топать ботинками, на мне почти тридцать кило снаряжения и оружия, прошёл в спальню. Там достал планшет и найдя запись воззвания этой сволочи, подготовил к съёмке, всё это камера фиксировала. Включив настенный светильник «бра», над головой журналиста, держа наготове пистолет и планшет, я ожидал, когда тот проснётся. Однако тот морщился, но не просыпался, отчего чуть разведя руками, это машинально, от возмущения, я сильно стукнул того по лбу глушителем пистолета. Вот теперь сразу пронялся и сел, потирая правой рукой пострадавшее место. Пальцем левой руки, где у меня пистолет зажат был, планшет в правой, я включил видео и держал экраном к хозяину квартиры до конца видео. Тот сел, облокотившись о подушку, глядя на меня, на экран с собой, кидал взгляды по сторонам, явно испуганно, что происходит тот понял, не дурак, объяснять не нужно. Косился на пистолет на тумбочке, но не рисковал. Как речь завершилась, я дважды выстрелил. Первая пуля в сердце, вторая в голову.
- Работайте, братья.
Ведь не хотел говорить, вырвалось. Это для парней российских войск и наших республик, что посмотрят это видео. Может и затру, пока сам не знаю. Развернувшись, я направился обратно, на ходу убирая планшет в нагрудный карман, пистолет в кобуру уже убрал. На подходе к лифту, камеру выключил. Редактировать не буду, так нашим пошлю. Возможно официальный представитель народной милиции ДНР, полковник Басурин, и сообщит об этом, дав кадры из записи. Всё вряд ли, но часть наверняка. А пока я спускался на первый этаж, просмотрел запись на планшете, та сразу на него шла, сохранил, и выходя из парадной, этот холл на подъезд никак не тянул, настоящая парадная, и подойдя к велику, что был прислонён к одной из дорогих иномарок на парковке, набрал номер своего комбата. Кстати, мой номер у него не высветится. А всё просто, я не использую местные симки связи, без них вышел на укро-связь. Пока шли гудки, я размышлял. Вообще журналисты они неприкосновенны, я это сам поддерживаю, считаю правильным, но вот эту мра*ь, я не считал журналистом и тем что тот находится под защитой, как представитель прессы. Тот сорвал все покровы одним этим своим подлым воззванием, чем сразу встал в ряды националистов. А их уничтожать нужно, так что тут порядок, всё сделано правильно. И по квартире, она не его, хозяин телеканала выделил одну из своих, тот не заработал себе на такое жильё. Одно это показывало, что хозяин канала поддерживает воззвание этого ушлёпка. Тоже навещу, но пока комбат. Молчание. Пришлось повторно набрать. Наши первыми должны дать правильное освещение этой ликвидации, пока укро-журналисты не завоют в своей манере, что их убивают ни за что. За правду.
Комбат всё мочал, поэтому я прикинул что по моим прошлым ночным действиям. Вой стоял даже больше, чем я думал. Похоже серьёзно напугал, и сейчас не утихали. В том зале для совещания двадцать два нацика погибли, ещё трое потом в больнице умерли, остальные пострадали так, что долго восстанавливаться будут. А вот с Аристовичем, что странно, пошумели и забыли, за сутки, его быстро как-то заменили, мои догадки были верны, замены подготовлены, тоже из киевской власти, сладкоречив, подхватил выпавшее знамя. Поэтому по сути моя прошлая ночная акция особо ничего не изменила, разве что свои семьи многие националисты, как и сами рванули с ними, отправили в Западные области. Многие ранее отправили, теперь забеспокоились оголтелые, что ещё колебались. Сбежали из Киева многие, не все, малая часть, но было такое. Вот и все последствия. Тут наконец ответили, и явно сонным голосом комбат сказал привычное:
- Слушаю.
- Здравия желаю, товарищ полковник. Прапорщик Алмаз. Извините что звоню в такое время, но есть причины. Журналист, что предлагал убивать наших детей, ликвидирован пять минут назад. Под камеру. Он под охраной был, охрана также ликвидирована. Запись готова к отправке, для подтверждения акции. Высылать?
- Погоди, ноут подключу... Всё, пошла загрузка. Ты когда домой возвращаешься?
Похоже понял, что приказы на меня не действуют, возможно внутренне поддерживал эту акцию, поэтому и задал такой вопрос.
- Этот укра-патриот в одной из квартир хозяина телеканала жил, похоже тот поддерживает его выступление. Навещу и домой.
- Хм, никак не проснусь, лёг час назад, больше суток на ногах был. Ты про похищение дочери мэра Купянска слышал?
- Да, читал сообщение, два дня назад её СБУ в Ивано-Франковской области взяли.
- Я смотрю ты в Киеве как рыба в воде. Сможешь вытащить девчонку? Хм, всё, запись скачалась.
- После двух дней в руках СБУ? Она уже в мясо, поверьте.
- Это просьба.
- Да смогу, без проблем.
- Сделай, очень прошу.
- Хорошо, сейчас и займусь. Сначала выясню где она. Тогда если жива, с нею на руках домой. Пора возвращаться. А то тут чёрт его знает, что творится. То ли американские спецслужбы, то ли россияне, устроили акции прошлой ночью.
- И это не твоя работа? - ехидство в голосе так и звучало.
- Нет, я отлёживался.
- А похоже. Твой стиль, быстро, жёстко и эффективно. Да и эффектно, чего уж там.
- Товарищ полковник, честно признаюсь, после подвалов СБУ, я не совсем в форме. Кисть руки сломана. Гипса нет, наложил шину, вроде начала прирастать, а тут раз, снова во сне навалился и сломал. Гипс нужен. Так что мне тут никак было. Это журналиста что, пистолетом пострелял с левой руки и проблем нет, а вот такие акции… Извините, я не смог бы. Не в форме.
- Жаль, надеюсь они продолжаться. Ты прапорщик береги себя, жду возвращения домой.
Дав отбой, убрал планшет в кармашек, и устроившись на велосипеде, покатил прочь. Про перелом я слил информацию, обдумав это решение, пусть придётся с гипсом походить, в бой уже не отправят, но открестится от этих акций стоит хотя бы таким способом. Я не я и собака не моя. Я даже парковку покинуть не успел, как остановился, заинтересовало меня содержимое багажника одного из люксовых авто на парковке. Виденье не отключал, вот и показало.
- Как интересно.
Японский чёрный внедорожник, года нет как с конвейера сошёл, он был забит чемоданами, в багажнике, и даже в салоне. В чемоданах евро. Плотными пачками. Восемь чемоданов, пачки разным номиналом. Около пятидесяти миллионов евро. Остановившись, облокотившись о сиденье велика задом, я достал планшет и быстро пробил номер машины. Принадлежала она супруге министра аграрной политики. Я смотрю денежная должность. Чего же в наличности держат, счета за границей открыть не смогли? Также похоже утром хозяйка машины собралась покинуть город. На лобовом стекле спецпропуск, пока не видел такие, видимо недавно ввели, возможно посты эти машины не останавливают. Точно не скажу, не видел, именно возможно. Ну и пока раз уж тут стоял и ждал, проверил местоположение хозяина телеканала, одной из квартир которого пользовался этот укро-журналист. Два из четырёх телефонов показывали, что тот во Франции. Свалил в первый день начала спецоперации. Нос я смотрю по ветру держит, понимает, что с ним будет, когда сюда российские войска войдут. Стоит отметить, одну хитрость со стороны России. Она тут помогает Донбассу, о чём постоянно трубит, и по установленным правилам, все взятые в плен военные преступники будут передаваться ЛНР и ДНР, а у нас сметная казнь, в отличии от России. Намёк поняли? Я кстати тоже не сразу об этом узнал, а как выяснил только посмеялся, и был доволен весь день, пока мне у танка башню не заклинили. Ну там дальше знаете.
Ждать я не стал, снял машину сигнализации, бак у той полон, дизельный двигатель. Велосипед закинул на чемоданы на заднем сиденье и запустив двигатель, покинув парковку, выехал с территории двора, тут шлагбаумы, но пульт поднятия был тут же, вот и открыл дистанционно. А покатил я к перекрёстку. Проезжал неподалёку ранее и видел там бронемашину, «Новатор», с крупнокалиберным пулемётом «НСВТ», рядом вроде трое солдат. Машина имела обозначения бывшего националистического батальона «Айдар», которого ещё в пятнадцатом году переименовали в Двадцать Четвёртый штурмовой батальон. Многие из старослужащих продолжали наносить на свои машины старые эмблемы. Вот и с этой машиной так. Подкатившись, я мягко притормозил, солдаты насторожились, двое направили в мою сторону автоматы, стоит отметить что тут были только солдаты, а бойцов терробороны, коих видно везде и всюду, тут не было. Покинув машину, держа руки на виду, я направился украинской бронемашине. Патрульная версия, два члена экипажа и три солдата десанта, это всё что та могла взять, но мне подходила.
Ближайший солдат что-то сказал на бандеровском, явно спрашивая, но я уже выдернул из кобуры пистолет, сблизившись до двух метров, усилил пси-силой физические возможности, поэтому произошло всё не просто быстро, а молниеносно, они просто не успевали отследить мои движения. Камера у меня на груди была включена, писала всё на планшет. Первые пули в лоб, под каски тем двум что держали меня на прицеле, выстрелить те так и не смогли, телекинезом не дал нажать на спуски, потом командира, в звании штурм-сержанта, стрелка у пулемёта, тот до первых моих выстрелов лениво курил, а потом подойдя, открыл водительскую дверь, хотя водила судорожно крича, заперся, телекинезом открыл, и застрелил его. Тот за рацию схватился, пытался предупредить своих, но рация не работала, понять тот не успел, раньше умер. Выбросив тело, я отключил камеру, и занялся сбором трофеев. Сначала все чемоданы извлёк отнёс в десантный отсек бронемашины, потом собрав все трофей с нацистов, стрелка тоже вытащил наружу, забил десантный отсек трофеями. Все тела, практически обнажённые, закинул в салон внедорожника, и отогнал его к ближайшей пятиэтажке. Потом бегом вернулся и перегнал бронемашину, пока оставил её, и угнал в дальний двор внедорожник. Пока не завоняют, вряд ли машину найдут и вскроют. Спецпропуск я с окна снял и прибрал, мало ли пригодится. У машины был маяк спутникового слежения, но я его сломал, найти эту «Тойоту» можно будет только прочёсыванием дворов. Вернувшись к «Новатору», я устроился за рулём и развернув машину, покатил в сторону здания СБУ, из подвалов которого бежал, обещание нужно держать. А машина новенькая, даже этого года выпуска, январская. На корме камера заднего вида, независимая подвеска, движок «фордовский», турбодизель. Неплохо.
Причём я катил по навигатору, он работал, потому как мог заблудится. Да, по столице Украины я всегда по навигатору ездил, город не знал и за то время что тут находился, особо узнать и не успел. А вот и само здание. Спокойно загнав машин на парковку, трое бойцов, похоже из группы захвата, лениво наблюдали за мной, смоля папиросы, покинув салон, я захлопнул дверцу, и нажав на сигнализацию, фары мигнули, направился ко входу. Нагрудную камеру снова включил. Небрежно козырнув бойцам, те ответили, нажал на кнопку вызова, и дверь щёлкнула, охранник за мониторами дистанционно открыл ту, даже не спросил кто это к ним пришёл и зачем. Какая безалаберность.
- Вы к кому? - спросил этот охранник, когда я подошёл к окошку у вертушки.
Входил я через парадный вход, для посетителей, сотрудники местные используют другой, через него же доставляя подозреваемых.
- Нужен сотрудник, что занимается побегом заключённых от вас.
- Его нет, но есть зам, недавно прошёл в здание, лейтенант Цушко. Ваши документы можно?
- Конечно.
Достав удостоверение штурм-сержанта, я дал списать с него данные, маску не снимал, у меня глаза только видно, но тот и не требовал. Я бы не прав. Тут всё с организацией службы куда хуже, чем я думал.
- Двадцать первый кабинет, второй этаж, - возвращая мне документы, известил охранник.
Я двинул к лестнице, а тот сняв трубку телефона предупредил этого лейтенанта о моём появлении. Дальность Виденья позволяла это всё фиксировать. Стоит отметить что несмотря на ночь, в здании семнадцать сотрудников, плюс двое отдельно в подземелье. Трое закатав рукава выбивали какое-то признания у широкоплечего парня, совсем измордовали уже. Также по камерам. Меньше недели прошло, а они снова полные. Даже трое в нашей форме были. Придётся выручать, просто так я уйти не смогу. Впрочем, план я уже прикинул, ничего сложного не вижу. Оперативников тут всего семеро, остальные – это дежурная группа, бойцы спецназа СБУ, трое снаружи курят, остальные в зале и в раздевалке, это их помещения. Подойдя к нужному кабинету, стукнул один раз и сразу открыв дверь, зашёл. Кабинет был не ординарный, из него вела боковая дверь в ещё один, видимо начальника офицера, но кабинет был пуст. Сам лейтенант сидел за столом с деланым деловым видом, перебирал бумаги, а тут поднял глаза и спросил:
- Вы ко мне? По какому вопросу?
- Дочь мера Купянска была задержана вашими сотрудниками. Где она?
- Подождите, с охраны сообщили что вы по поводу беглых пришли.
- Время не тяни, - молниеносно выдернув «Глок», и наставив ствол глушителя на лейтенанта сказал я. - Мне нужна информация.
В первые вижу, чтобы человек так пугался, его тело покрыла испарина, форменная рубаха быстро промокла.
- Я не знаю, я слышал, но не владею информацией о её местоположении.
- Кто знает из присутствующих в здании?
- Майор Сливко, - даже обрадовался лейтенант. - Он сегодня дежурный, тут должен быть.
Щелчок выстрела с небольшим лязганьем затвора и тот обзавёлся аккуратной дыркой в черепе. Крепкая голова, обычно пули моего пистолета головы разносят, не самое приятное зрелище, а у этого из затылка даже фонона мозгов и крови не было, пуля в голове застряла. Тот повалился на столешницу, на белых листах начала расплываться кровь, а я, убирая оружие в кобуру, покинув кабинет, быстрым шагом направился вниз.
- Что-то ещё? - спросил охранник.
- Да, мне оказывается нужен майор Сливко.
- Шестнадцатый кабинет… - начал было охранник и замолчал.
Мёртвые не говорят, я привычно сделал серию выстрелов в голову и сердце, тут открылась входная дверь, своим ключом те трое куряк открыли и начали входить в холл. Я пистолет опустил, нога его скрыла. Первый, что зашёл, начал принюхиваться, а пахло свежим порохом. Но ничего сделать не успел, резко развернувшись я произвёл три выстрела. Все в головы. Правда, одного добить пришлось, подранок, что удивительно. Дальше телекинезом на пульте охраны активировал закрытие всех входных дверей, входить в комнату охранника мне не требовалось, потом достал из кармана повязки, снятые перед этой акцией, снова навязав их на левую руку и на левую ногу, правой рукой неудобно, но сделал. Дальше пробежался по зданию, начал с бойцов спецназа. Надо сказать, видео будет красочным. Один спецназовец кайфовал в столовой, тот полулежал в мягком кресле, на руке жгут ослабленный, вид в нирване. Рядом пакетик с наркотой, героин похоже, ложка закопчённая, шприц. Да, вот такие они сотрудники СБУ. Ликвидировал его, и сначала в раздевалку где за столом пятеро бойцов резались в карты и расстрелял их пистолета, быстро переводя ствол с одного на другого. Только один успел вскочить, но получив пулю, упал. Весь магазин выпустил, остатки патронов, но контроля не требуется. Начал неловко перезаряжать пистолет, зажав его между коленями, вставлять запасной магазин, камера эта фиксировала, я наклонился, и для красочности позволил бойцу, что из душа выходил, в трусах и полотенцем на шее, атаковать меня. Приёмом левой рукой кинул того на пол, потом резко взяв и швырнул о стену. Всё левой рукой. Бросок такой силы был, что на стене вмятина осталась, боец, а он последний из спецназа в здании, был сильно травмирован и о сопротивлении уже больше не помышлял. После этого я подобрал пистолет, что он у меня выбил, дал я ему такую возможность, перезарядил, взведя затвор, и провёл контроль. Всё, спецназа нет, так что побегал по кабинетам. Открывал, стреляя, проводил контроль и дальше. Сопротивления не было, сотрудники СБУ просто не понимали, что их убивают, не знали этого, только один вышел из кабинета, принюхался, порохом пахло, так я выглянул из соседнего кабинета и пристрелил его. Тот кабинет, где пытали парня, я это тоже заснял, также зачистил, и взял нож со стояла и срезал хомут стяжку с кистей рук. Тот только бормотал чтобы не убивали, он всё подпишет.
Шестнадцатый кабинет я оставил напоследок, открыл дверь, та не заперта, прошёл в пустое помещение где видимо секретарь сидеть и открыв вторую прошёл в кабинет, держа майора на прицеле.
- Дочь мэра Купянска, где она?
- Ты меня убьёшь? - объяснять тому ничего не пришлось, сразу всё понял.
- Ликвидирую.
- Тогда какой смысл говорить?
- Я могу задержаться. Не особо приятно мне это делать, но что такое полевой допрос мне известно.
- Она в здании СБУ Ивано-Франковска.
- Вывозить сюда не стали?
- Не имело смысла.
- Жива?
- Работали с ней. Лицо не трогали, для записи обращения к отцу.
- Кто курирует её в Ивано-Франковске?
- Капитан Петрик.
- Позвони ему. Громкая связь. Спроси, как там задержанная, намекни что её скоро обменяют на отца.
Тот набрал номер, разбудил капитана, и задал те вопросы что я сказал, капитан подтвердил, готовы выслать машину с ней в любое время. Поездом не получится, пути блокированы очередным налётом русской авиации. Я кивнул майору, и тот велел высылать немедленно. Капитан сообщил какая будет машина, номер, данные двух сотрудников, и на этом связь закончилась. А данные машины и группы сопровождения сообщить нужно обязательно, чтобы майор оформил их припуск на блокпостах. Там всех стреляли, гражданских сотни положили, такая перестраховка нужна. Я через планшет проверил, номер этого капитана действительно в Ивано-Франковске. Телефон майора я забрал, на него наверняка будут звонить те сотрудники. Самого майора, не смотря на рывок, тот всё же пытался меня повалить, но пуля его оставила, я ликвидировал, как и обещал. Из шестнадцатого кабинета спустился в серверную, и уничтожил её, с гарантией, не восстановить информацию, но перед этим скачал на планшет последние пятнадцать минут с камер наблюдения. Сам я лишь десяти минут тут действую. Просто быстро всё выходило. Дальше побежал вниз, там каптёрка охраны, двое их, уничтожил обоих и начал открывать все двери, на обоих уровнях, выпуская мужчин и женщин. Двое парней в российской форме подхватив в третьего, он не ходячий, пострадал во время боя, когда в плен попал, и мы пошли к выходу. Те трое бойцов спецназа СБУ в холле, уже обобраны были до исподнего, открыв взломанную другими беглецами наружную дверь, я вывел парней, и мы направились к машине. Смогли усесться, и я покатил к тому дому, где вещи оставались. Ничего, дважды сбегал, всё забрал и покатил к выезду, прицепив спецпропуск на лобовом стекле машины. Особо не пригодился, темно ещё, шесть постов и два усиленных блокпоста мы проехали благополучно, нам приветливо махали руками, но не останавливали, а так порядок. Пока катались по городу, я успел познакомится с парнями. Даже контуженный, будучи в сознании, сообщил свои данные, сильно заикаясь. Двое водил с транспортной колонны обеспечения, рядовые, один так вообще салага-срочник, а говорили их сюда не направляют. Контуженный, командир «БМП», старший сержант. Подбили в бою, и оно осталось за ВСУ, раз в плен взяли.
Вот так покинув город, двигаясь на скорости шестьдесят километров в час, за мной ехали три машины с гражданскими, коим повезло проехать блокпосты благополучно, не обгоняли, видимо боялись, ну и набрал номер комбата. В принципе, я помнил номер того офицера, что присылал вертолёты для эвакуации, но я для него никто, а через комбата будет просто быстрее и надёжнее всё организовать. Без проверок можно обойтись. Мне этих троих кровь из носу нужно скинуть с плеч, пусть их свои вывозят. Комбат снова сонным голосом отвечал, видать передал всё что от меня получил и снова спать. Я глянул на наручные часы, два часа назад мы общались.
- Слушаю.
- Прапорщик Алмаз, товарищ полковник. Разведка проведена, девушка жива, сейчас её везут из Ивано-Франковска, перехвачу на дороге. Город машина уже покинула, в пути. Сообщаю, что пришлось брать здание СБУ штурмом, вполне удачно захватив его, ликвидировав девятнадцать сотрудников СБУ, и освободив из подвалов порядка полутора сотен задержанных, включая шестерых подростков. Среди освобождённых трое российских военнослужащих, двое рядовые, один срочник, и сержант, командир «БМП», тяжело контуженный. Просьба повторить эвакуацию, парни мне мешают. Я двигаюсь на трофейной бронемашине «Новатор» по трассе из Киева на Белую Церковь. Киев в десяти километрах за кормой. До рассвета два часа, надеюсь успеют, телефон того российского офицера у меня есть, но он может и не вступить в контакт, проще через вас.
- Правильно решил, сейчас свяжусь.
- Это ещё не всё. При штурме здания работала нагрудная камера, также скачал записи с камер наблюдения серверной в СБУ, перед тем как её уничтожить. Могу отправить записи вам.
- Сейчас подготовлю.
Комбат подключил ноут и пока шла загрузка, тот созвонился с нужным российским офицером, мы были на связи, тот по-другому телефону звонил. Минут пять и вопрос решили. Более того, тот сообщил что где-то здесь вертолёт находится, видать диверсантов высаживал, он моих пассажиров и подберёт. Сейчас лётчиков переориентируют на новое задание. Дольше обговорили место встречи. Впереди, как показал навигатор, будет посёлок Глеваха, вот на его северной части, в поле и будет место встречи. Если я раньше прибуду, буду стоять с включённым дальним светом, если вертолётчики. Пусть ждут. Трижды мигну дальним светом для опознания. На этом отбой, тем более загрузка закончилась. Про деньги я ничего не говорил, лишние уши в салоне были. Так и катили, двадцать минут, а я до сотни разогнался, и на месте. Я свернул с трассы и по полевым дорогам в сторону нужного поля покатил. Вертолётчики уже тут были, помигал, и подъехал, меня держал на прицел пулемётчик в проёме. Дальше парни сами вылезли, а вот контуженого пришлось аккуратно доставать, непонятно как те запихнули его в десантный отсек. Оружие своего трофейного не давал, спас, этого достаточно, так что вскоре вертолёт пошёл на взлёт, тропились парни, светает скоро, а те без охранения из боевых вертушек, и так вот расстались. Звонить комбату не стал, пусть поспит. Кстати, задание те видимо выполнили, с десантный отсек вертолёта пуст, только два пулемётчика в проёмах и всё.
Что по сотрудникам СБУ, что выехали из Ивано-Франковска, то они в пути были, покинув поле я поехал навстречу, а то как бы не развернули, узнав о бойне в столице. Отслеживал по телефонам. А что, пока по улицам Киева крутились я сел на телефон капитана, слушал общение, а когда тот своим людям задание давал отвезти девушку в Киев, через блютуз узнал какие рядом телефоны, вскрыл, узнал номера, и по номерам отслеживал обоих. Сейчас те удалились на восемьдесят километров от Ивано-Франковска и продолжали удаляться. До Киева от этого города чуть меньше шестисот километров, расстояние солидное, поэтому катил навстречу, через три-четыре часа думаю встретился. Уже днём. Хотя желательно пораньше, поэтому и гнал на пределе, на ста десяти. Баки полные, две канистры запасные, хватит. Вот так поглядывая на экран телефона, где отображались метки сотрудников СБУ, и видел, как мы быстро сокращаем расстояние между друг другом. В принципе, завернуть их обратно уже не смогут. А я взломал удалённо телефоны обоих и закольцевал звонки на себя, теперь до них не дозвонятся. Насчёт того как я это делал в машине, прущей на ста десяти, даже через населённые пункты, то я не держал руль коленом, или правой слабо работающей рукой, работая пи этом левой с планшетом. Ничуть, планшет в зажиме на прибойной панели находился и работал я с ним мысленно, пси-силой и телекинезом, научился за триста лет такой непросто работе. Поэтому работу делал быстро, если не молниеносно, то близко. Это под камерами я работал руками, без них уже дистанционно пси-силой. А так управляя левой рукой, а что, коробка автоматическая, правая отдыхала на подлокотнике, в машине было слегка тепло, я сам хорошо одет, потеть не хотел, поэтому кондиционер не включал, а печка на самом минимуме, слушал приятную музыку. Скачал в инете.
Три часа как рассвело, между нами осталось километров тридцать, когда я обнаружил что метка сотрудников СБУ остановилась. Дистанционно подключившись к их телефонам, стал слушать звуки, заодно пробивая на навигаторе где те встали.
- А, позавтракать решили, - понял я.
Действительно, те стояли у придорожного кафе в районе Винницы, не доезжая до неё. Похоже эсбэушники тоже не тихо ехали, за сотню. Девушка с ними была, те у стойки видимо с подносами были, набирали на них что понравится, и говорили, что девушка хочет то-то или то-то, самой пленнице видимо слова не давали. Я как шёл на пределе, так и шёл, заправится бы надо, баки пустые, расход для подобной бронемашины нормальной, но и проехал я почти три сотни километров. Да, десять минут назад в инете появилось видео телекомпании «Оплот», утрешняя сводка. Там и сообщили о ликвидации журналиста, часть записей показали. Мои слова у кровати тоже дали. Басурин выступил, тот глядя в экран камеры, жёстко сказал, что так будет с каждым кто позволит себе такие воззвания. Также ведущая сообщила где имеется полная запись этой ликвидации. Я зашёл на сайт, действительно от лифта до лифта выложили, уже сообщения пошли, много поддержки, но и были и с угрозами. Надо будет глянуть это там злобствует. Эксперты начали своё мнение высказывать по всем моим движениям, все эксперты уверены, что я в курсе был кто где находится, заходил только в те комнат где находились люди, игнорируя остальные. Посмеялись как я замки вскрыла. Шутку оценили сразу. В общем, любопытно.
Покосившись на машину дорожной полиции на перекрёстке трассы, те меня только взглядами проводили, я так и шёл на предельной скорости. Машина вполне слушалась неплохо, и между прочим, мне начала даже нравится. Как бы её себе отжать? А что, я на ней планировал до Донецка доехать. Девушку заберу и прямиком домой. Передовую проеду, проблем там нет, и отдам девицу комбату. Его заказ, пусть с ней сам дальше работает, отцу там передаёт. Дорога была ровной, удивительно пустой, машин мало, из Киева выезжал, так куда больше было. Да и люди мало ездят из-за этой спецоперации. Слава ей. Да и мне дорогу старались уступать, даже автобус принял к обочине, водитель увидел, как я его стремительно нагоняю с кормы. М-да, запугали бандеровцы народ, вон их как бояться. Это не уважение, я чувствовал эмоции из машин, мимо которых проезжал. Из автобуса так дыхнуло, едва с дороги не ушёл, тряхнуло. И знаете, я успел. Впереди показались постройки небольшого посёлка, как раз с это стороны и было кафе, где всё ещё сидели те, кто мне был нужен. Один сотрудник СБУ в туалете, второй с девушкой чай допивали, тянули, ждали засранца.
Скинув скорость, я уже на положенной, согласно дорожным знакам, свернул на парковку и поставил машину недалеко от входа. Хм, похоже сотрудники СБУ на тёмно-синем «Ниссане» приехали, из всех машин только этот седан пропылён до такой степени. Заглушив движок, я включил нагрудную камеру, и покинув машину, поставив ту на сигнализацию, открыв дверь кафе левой рукой, зашёл в зал. Хм, а неплохо, уютно. За столом уже все трое сидели, а так человек пятнадцать было. Дальнобойщиков пятеро, это их три фуры, и разные семейства, возможно беглецы из районов боевых действий. Первым делом я наткнулся на настороженные взгляды обоих оперов, белые повязки на левой руке и ноге, так делают только русские. Дёрнуться те не успели, я был куда быстрее, ствол глушителя пистолета уже смотрел на них.
- Не дёргайтесь, тут дети, а убивать я вас при них не хочу. Мне нужна дочка мэра Купянска.
- Это она, - кивнул на девушку мордатый с седой короткой стрижкой.
- А мне откуда знать?
- Документы её при нас.
Один достал, и бросил на столешницу. Подойдя и забрав пакет правой рукой, невольно выронил тот на пол, рука плохо слушалась, я решил позже выяснить та девица или нет. Надо вопрос с сотрудниками СБУ решить, а дорога им только одна, на тот свет.
- Достаём оружие. Медленно. Гражданки, закройте уши и глаза своим детям, сотрудники СБУ нервные, могут и дёрнутся, а я не такой урод как они, чтобы психику детей травмировать.
Я не писатель - я просто автор.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 41
Репутация: 19169 (+19247/−78)
Лояльность: 6613 (+6632/−19)
Сообщения: 3147
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 11 лет 8 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#15 Владимир_1 » 26.03.2022, 09:41

Тролль писал(а):Уважаемый Владимир! Прошу рассмотреть возможность выкладки всего текста "Сепара" на литостровке, по мере написания,т.к. существует вероятность не дожить до полного написания книги из-за событий, происходящих у нас.

Да, думаю это возможно.
Я не писатель - я просто автор.

Тролль M
Тролль M
Возраст: 63
Репутация: 219 (+228/−9)
Лояльность: 1600 (+1724/−124)
Сообщения: 132
Зарегистрирован: 17.07.2014
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: г.Харьков
Отправить личное сообщение

#16 Тролль » 26.03.2022, 10:15

Благодарю за сочувствие.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 41
Репутация: 19169 (+19247/−78)
Лояльность: 6613 (+6632/−19)
Сообщения: 3147
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 11 лет 8 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#17 Владимир_1 » 26.03.2022, 12:36

KOM писал(а):
Заголовок: Сепар. Собиратель 3. (Черновик).

Владимир_1 писал(а):

Да, думаю это возможно.


Зачем напрягать вас? Думаю, что вы можете выслать копию конкретным людям, которые действительно ощущают угрозу своей жизни. Троль, держись, не пренебрегай убежищем.

Хотя, если решите опубликовать здесь полностью, я против не буду. :)


Да, можно и так.
Я не писатель - я просто автор.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 41
Репутация: 19169 (+19247/−78)
Лояльность: 6613 (+6632/−19)
Сообщения: 3147
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 11 лет 8 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#18 Владимир_1 » 26.03.2022, 22:28

Здравствуйте Владимир Геннадьевич, я живу в Белоруссии – нас тоже признали агрессорами, но я не смотрю телевизор и анализирую информацию из нескольких источников. Прежде всего об определениях: «Национализм – любовь к своей нации, а нацизм – ненависть к другим нациям». Гитлеровский нацизм не признал за нацию австрийцев и на основании общего языка поглотил Австрию. Путинский нацизм идет по тому же пути – те кто говорит на русском языке обязаны быть в России иначе они недолюди – выруси. Как немецкие фашисты реагировали на русскую речь? – русские свиньи хрюкают на своем варварском языке. Это очень напоминает эпизод в Вашей пишущейся книге. Владимир Геннадьевич, я Ваш давний читатель и очень больно смотреть как Вы становитесь нацистом. Зачем трогать теперешнее время? Вы слушаете потоки лжи с телеэкрана, но попытайтесь подумать сами. Я посмотрел интервью Гиркина (создававшего ДНР под именем Стрелков) Гордону. Полковник ФСБ конечно юлил и пытался сделать черное белым, но много выплыло наружу. ДНР и ЛНР это проект ФСБ и очень много пропаганды. Националисткие батальоны были призваны на защиту Украины, потому что армия ВСУ была наследницей СССР и не готова защищать Украину. Половина состава и всё руководство этих батальонов в последствии были посажена в тюрьму за воинские преступления и преступления против мирного населения. А аналогичные преступления с другой стороны осуждены не были. Пытки в тюрьмах есть только в России (в 2020 году командированные из России ФСИНовцы внедрили их и в Белоруссии). «Азов» и другие батальоны были включены в состав ВСУ и от них остались только названия – там служат обычные срочники. В(на) Украине русские чувствуют себя прекрасно и вместе с украинцами не любят нацистскую (путинскую) Россию. За что погибли уже больше 10 тысяч русских солдат? За имперские (нацистские) амбиции престарелого Путина?

PS. Какие страны лидеры нацизма?

1 место. Россия – нацисты у власти и общество поддерживает нацизм.

2 место. Великобритания – часть верхушки власти и часть общества поддерживают нацизм.

3 место. Китай – они его не выставляют, но общество и власть нацизмом поражено и есть вероятность на 1 место в будущем.

4 место. США – как мировой лидер постоянно вспыхивают нацистские поползновения, но очень сильно общественное мнение, которое часто против.

5 место. Израиль – маленькая страна, в которой национализм часто переходит в нацизм.

В Украине нацисты тоже есть, но во власть они не проходят, за ними следят и сажают.


От автора.
У меня просто нет слов.
Я не писатель - я просто автор.

Uksus M
Администратор
Uksus M
Администратор
Возраст: 58
Репутация: 18840 (+18909/−69)
Лояльность: 1431 (+1431/−0)
Сообщения: 10779
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 12 лет
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#19 Uksus » 27.03.2022, 06:27

Оффтоп! :adm:

Для обсуждения таких вопросов на форуме существует отдельный раздел. Открывайте там тему и делитесь мыслями в рамках разумного. А здесь заканчивайте. Или я эту тему закрою.
Да, я зануда, я знаю...

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 41
Репутация: 19169 (+19247/−78)
Лояльность: 6613 (+6632/−19)
Сообщения: 3147
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 11 лет 8 месяцев
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#20 Владимир_1 » 27.03.2022, 10:05

Дёргаться те всё же не стали, выложили пистолеты на столешницы, хотя мне и не понравились их переглядывания, видимо без слов понимали друг друга, я не стал указывать, что у обоих сотрудников осталось оружие. Они не ограничивались табельными и имели запасные стволы. Покосившись на девушку, я велел той:
- Возьми пистолеты, и подойди ко мне. И не выходи на линию стрельбы, - а когда та подошла с оружием, которое держала двумя пальчиками, велел положить мне в подсумок сбоку, что та и сделала.
Велел девушке подобрать с пола пакет с её документами, наверняка сопроводительными бумагами, попросил ту подождать меня у машины. Дальше вывел сотрудников СБУ из здания и когда мы уходили за угол, те решили всё же сыграть свою партию, рванув в разные стороны. Не им со мной в скорости тягаться. Не ушёл никто. Сделав контроль, забрал то оружие что они скрывали, и вернувшись к машине, выключив сигнализацию, велел садится рядом. Ну и камеру выключил. То, что это та кто нужно, я знал, в дороге скачал её данные, и внешность совпадала, так что задом выехав с парковки, девушка сидела рядом, на месте командира, и разгоняясь, набрал номер комбата. Надеюсь встал, хватило времени выспаться. Ответил тот почти сразу, после второго гудка:
- Слушаю.
- Прапорщик Алмаз, товарищ полковник. Вопрос, может на видеосвязь перейдём?
- Добро.
Включив видеосвязь, я повернул держатель так, чтобы камера с планшета смотрела на меня. Управлению машины это не мешало. Также появилась картинка полковника, судя по обстановке тот в кабинете своём, я там был, узнал. Вообще, комбат центральное управление на себе держал, на передовую ездил редко, всё же батальон раскидан был по разным подразделениям, поэтому по сути комбат управлял гаубичной батареей, что стала кочующей, разведчиками, группой разминирования, и разными спецоперациями, что проводили его бойцы. А так как разброс был большой, как я уже сказал батальон был раскидан, оптимальное его управление, это штаб батальона в Донецке где тот и находился. Причём этим в основном затмились его замы, а тот курировал. Сам полковник основное время находился в штабе корпуса НМ ДНР, где был одним из замов командующего. Картинка стабильная, как и связь, так что лениво козырнув, я сообщил:
- Товарищ полковник, докалываю, ваша просьба выполнена. Девушка спасена, оба сотрудника СБУ ликвидированы. Есть запись, выслать?
- Давай.
Парой касаний по экрану планшета и запись начала перекачиваться на ноут полковника, что тот подтвердил.
- Где сама девушка?
- Тут, рядом сидит.
Я повернул держатель чтобы комбат мог видеть мою пассажирку и тот увидел, начал её расспрашивать, девушка сидела напряжённая, прижимала пакет с документами к груди, но тому удалось её разговорить, сообщив, что отправят в ДНР, как мы доберёмся до безопасного места. Я к тому моменту свернул на бензоколонку и пока эти двое общались, совершенно спокойно заправил дизтопливом бак машины. Под крышку. Запасные канистры так и не тратил. Платил гривнами. А когда выезжал с заправки и набирал скорость, полковник обратился ко мне, я повернул держатель и вопросительно глянул на того.
- Отцу девушки мы сообщим, что её вызволили. Спасибо, что спас ребёнка.
- Ничего себе ребёнок. Старушка. Она на год меня старше.
- Для родителей все дети остаются детьми, в каком бы возрасте они не были. И не путай комнатный цветок с диким чертополохом.
- Хорошо сказали.
- Какие планы?
- Машина мне понравилась, да и трофеями полна, места нет, вот и решил своим ходом. Тут восемь сотен километров, думаю утром въеду в Донецк. Передовую пересеку, не пробелам. Там дыра на дыре.
- Тебе виднее. Нужна будет помощь, звони. А что за трофеи? Ты опять за своё?
- Товарищ полковник, вот честно, оно само. Помните после ликвидации журналиста я с вами связался?
- Ну да.
- Так мы разъединились, я было двинул прочь, и тут женщина из дома, где акция была проведена, к внедорожнику тяжёлый чемодан тащила. Волоком. Эта дура его выронила, и содержимое рассыпалось. Пачки евро. Я пробил номер машины, супруга министра аграрной политики. Экс уже. Взял её, в машине восемь чемоданов наличности, пятьдесят миллионов евро. Они нашу республику бомбят, а я им дам вывезти средства за границу? Та туда собралась. Забрал. На восстановление порушенного. Женщина в порядке, так, оглушил слегка, визжала сильно. Также трофеи с пяти солдат «Айдара», как и это авто, и мелочёвка. Возместил свои вещи что потерял, когда в плен попал. Коптер тоже, куда лучше чем был. Кстати, в Донецке мне куда рулить, сдать наличность и девушку?
- На ППД, там разберёмся.
- Добро. По отцу девушки. Надо дать ей поговорить с ним. Сейчас вызвать или позже?
- Через полчаса можешь связаться.
- Хорошо. Отбой.
- Отбой.
Вопрос мой по отцу девушки тот понял, это его я просьбу выполнял и снимать сливки от спасения будет он, мне это не нужно что я и продемонстрировал. Так что тот пообщается, дальше уже я свяжусь, и девушка поговорит с отцом. А так особо мы не говорили по серьёзным темам при свидетеле, так, поверху прошлись. А сообщить о спасении дочери нужно, нацики его склоняют на свою сторону, чтобы знал, что шантажировать им больше нечем. По спасению, то действовал я скорее всего неофициально, и раз операция прошла успешно, могут оформить её, без моего имени, как агента запишут. Так что осталось до Донецка доехать.
- Что такое ППД? - нарушила молчание пассажирка.
- Пункт постоянной дислокации. Там, где стоит воинская часть в мирное время.
- Тебе правда девятнадцать?
- Да.
- Ты офицер?
- Закрытая тема?
- Ага, прапорщик Алмаз,- хмыкнув, язвительно протянула та, явно язва по характеру. - Как зовут?
- Закрытая тема. Вот что, до Донецка по прямой километров восемьсот, но дороги прямыми не бывают, ту вся тысяча. Ехать будем без остановок, разве что до кустиков сбегать. Тут три пайка осталось, есть захочешь - бери, в туалет пожелаешь, скажешь. За сутки должны добраться до города. Утром где-то, поэтому наберись терпения. Если спать, спинка не складывается, у меня есть спальник, на вещах сзади расстелю, поспишь, а пока не отвлекай водителя. Музыку включить?
- Давай.
Похоже совсем отошла. Я включил музыку и под лёгкие мелодии испанской самбы мы покатили дальше. Та вспомнила про пакет с документами и стала их изучать, чему-то хмыкая. Да, вода в машине была, упаковка полуторалитровой воды. Не моя, от бывших хозяев машины досталось, даже не распечатана. Я сделал. Одну бутылку девушке отдал, вторую себе. Полчаса прошли, я набрал номер отца пассажирки, ответил сразу, явно ждал, увидев меня тот стал изучающе рассматривать, но ничего сказать не успел, я уже повернул держатель в сторону девушки, и у тех началось радостное оживлённое общение.
Сорок минут! Сорок минут, ну сколько можно?! У меня уже голова болит. Ничего, сидел и терпел. Наконец ещё пять минут и наговорились, прервали связь, договорившись вечером ещё поговорить. Дальше притормозил, в кустики оба сходили, я расстелил скатку подстилки и спальника, та спать хотела, сам на ходу поел из пайка, так и ехали. Под сотню шёл, дорога как-то не запомнилась, по навигатору ехал. В одном места рабочую заправку заметил, очередь из машин была, нагло без очереди подъехал, к колонке с дизтопливом очередь небольшая, встал спереди, дальше заправил полный бак, уплатив, и покатил дальше. Никто в очереди и слова не сказал. Кто как воспринял мои действия, но большинство было безразличным, воспринимая то что я сделал как само собой разумеющееся. Половина пути позади, время четыре часа дня, когда проснулась пассажирка, она действительно спала. Правда вскрикивала во сне, испуганно сжималась в комок, два дня в руках СБУ наложили на неё свой отпечаток, но в принципе выспалась. Снаружи ливень, щётки работают не переставая. Это второй дождь, в который мы попали, до этого мелкий был. Пришлось накидку давать, чтобы та сбегала до кустиков, промокла понятно, но ничего, в машине тепло, быстро согрелась. Дальше мы так и катили, обогнав ливень. Повезло в одном месте, нагнали транспортную колонну ВСУ, обеспечение доставляли, и двести километров проехали с ними, замыкая колонну. Жаль скорость колонна держала не выше семидесяти километров в час, в большинстве вообще шестьдесят. Между прочим, серьёзно рисковали, российские ВКС могли её накрыть и нас вместе с ней. Больше меня заинтересовало то, что в колонне была машина связи на базе «Газ-63». Видимо с какой-то глубокой консервации сняли. Дальше ушли в поле, я достал коптер, дождя давно не было, обогнали фронт, и гоняя его, изредка возвращая, чтобы зарядить, так и катили. Пересекли передовую на Волновхском направлении, там выехав на трассу, машина грязной была сверху до низу, пару раз если бы не телекинез, сели бы намертво, подтолкнул, и вот так катили к городу, также присоединившись к колонне, армейских грузовиков, но уже наших, по пути снова под дождь попали, поэтому, когда в восемь утра мы въехали в город, машина была в принципе чистой, но мокрой. Там на въезде нас тормознули, до этого мы проезжали посты без проблем, кому-то за это влетит, а тут встали. Машина характерная, опознали, как и эмблемы на дверях. К счастью, один из бойцов знакомый оказался, опознал по моим данным, хотя и присвистнул, когда я маску снял, лицо сияло всеми цветами радуги от синяков. Связались с комбатом, тот подтвердил, и пропустили. Хотя машина сопровождения была, «уазик» с тремя бойцами.
Ничего, на ППД встретили. Хм, тут и Пушилин был, с охраной, сам подъехал. Он и девушку забрал. Был и представитель банка, деньги приняли и пересчитали. Я и те отдал, что бардачке внедорожника были. Оружие, вещи, только коптер не отдавал, личное имущество. Тот коптер что потерял, когда в плен попал, тоже моим был, не служебным, остальное возмещал как утерянное в плену. Даже больше потерянного выходило, но всё приняли, как и машину. Её к слову главе государства подарили, комбат так решил, так что разгрузили и отдали, бойцы охраны погнали ту. А вот у Пушилина я попросил услугу, не делать из меня героя, и вообще дистанцировать меня ко всему этому. Лучше так, был в плену, бежал угнал машину и на ней доехал до своих. Всё. А то что произошло можно списать на кого другого, или вообще закрыть информацию. И без наград, это привлечёт внимание. Обещал подумать, но сразу предупредил, что российская сторона за спасение их военнослужащих уже представила меня к награде и будет приведено это награждение, как я приду в норму. Лицо очистится, а не как сейчас как светофор свечусь. Особенно за спасение срочника благодарили, там из-за него у многих погоны послетали. Информацию я принял к сведенью.
Деньги уже увезли в банк, их ещё менять на рубли и переводить на счёт республики. Велик и коптер в дежурный «уазик», на нём и отвезли домой. Убрал в кладовку. Сам в квартиру, всё включил, душ принял, гипс наложат как принимать тогда, переоделся в обычную полевую форму. Да, ту самую, в которой в плен попал, правда нашивки и погон нет, срезали, но не страшно, а она чистая не рваная, только кроссовки были, форму в которой все операции проводил, в шкафу развесил. Как и оружие, его на меня записали. Оба кофра с «Глоками» забрали. Вроде разведчикам батальона уйдут, бесшумное оружие. То, что у меня автомат с глушителем видимо не поняли, не светил цилиндр, в рюкзаке был. Сам сказал, тоже забрали, вещь нужная. Взамен я отобрал автомат получше из трофеев «айдаровцев». Это был «АКС» с развесом и подствольником. Неплохой оптический прицел, и всё такое. Хорошо нафарширован. Магазины ему отобрал. Порядок. Пистолет «Стечкина» из трофеев выбрал. Вот это оружие и впишут в восстановленное удостоверение. Его уже подготовили, скоро выдадут. Вот так и довезли до госпиталя и там закрутилось. Рентген был, подтвердили перелом, осмотрели всего, смазали, дали больничный халат, и после наложения гипса в палату. Наложили так что только кончики пальцев торчат. Зафиксировали кисть крепко. Завтра с утра на анализы, врачи хотят знать в каком я состоянии. Меня сразу вырубило, как на койку лёг, почти двое суток на ногах.

С утра, после завтрака и походам по кабинетам, анализы сдавал, мной контрразведка занялась. Ух и выжали всего. За день те не успели всё, три дня пока я в госпитале лежал, ко мне как на работу ходили. Впрочем, я для них и был работой. Как я понял, пока они не закончат, меня домой не выпустят, лечится на дому. Я был прав, когда от меня отстали, на третий день, сразу на домашнее лечение перевели, как я и просился с первого дня. Вот так я с вещами, двадцать шестого марта, и перебрался на квартиру. Перед тем как покинуть госпиталь, меня навестил особист, принёс новое удостоверение моё, туда уже всё внесли, плюс справка что нахожусь на излечении. Самого особиста я ранее не видел, его привлекли к работе и тот основное время проводил на передовой. Видимо серьёзные дела там делались. Палата у меня была одноместной, для офицеров, улучшенной комфортабельности, так что как покинул, туда сразу другого раненого офицера поместили. Особист особо ничего не говорил, всё что нужно выяснили контрразведчики, горы бумаг написали, рапорты мои с момента как в плен попал и вернулся к своим. Причём писали сами, ручками, я правша, а рука повреждена, только кривые закорючки подписей ставил левой рукой. Пока особист сам сидя за рулём «Патриота» отвозил меня домой, я задумался. С контрразведчиками было сложно. Так что те культурно и даже вежливо вели мой опрос, но каждую секунду тех или иных действий нужно было расписать и те всё фиксировали под камеру и письменно. Ничего, описывал. Выматывало только всё это. Потом так предложили перейти в подразделение специальных операций. Многих поразило как я точно и красиво сработал. Это да, видео с зачисткой здания СБУ и освобождения задержанных, включая трёх российских военнослужащих, появилось в сети, да на официальном канале республики, как мы въехали в Донецк. Быстро сработали. И красивую нарезку сделали моей нагрудной камеры и по камерам наблюдения самого здания. Особо ничего и не вырезали, однако мне понравилась копия записи одного блогера из Питера, тот наложил музыку в жанре экшена, и зачистка под неё заиграла совсем другими красками. Аж до костей мурашки пробирали. Также была запись захвата бронемашины «Новатор», в вот освобождения девушки нет, в сети так и не появилось, она только для служебного пользования. В общем, в архив. Сама девушка вроде уже у отца находилась. Это не точно, вроде как отправили, и уже прибыла, слышал краем уха.
Впечатление от этих видео, сильное, а по деталям формы и элементам экипировки уже поняли, что работал один спец, все эксперты это подтверждали, как и то что спец имеет травмированную правую руку, раз использует везде только левую. Да, вызвало видео если не взрывной интерес… да нет, вызвало, но в Европе больше волну возмущения за зверства в отношении украинских силовиков. Там это так подали. Правда, большая часть комментариев всё же позитивная, с просьбами продолжать в тоже духе. Он украинских патриотов шли обещания кровной мести и тому подобное, я фиксировал все данные таких брехунов, но и шум поднятый пока не стихал. Что ещё? Удар по Донецку «Точкой-У», взбесил меня, я об этом ещё в Киеве узнал, очень хотелось устроить геноцид тем подразделениям, что использует подобное ворожение. Планы эти я не отменял, будет возможность, сделаю. Более того, взломав сервера Генштаба ВСУ, я имел полный список всех военнослужащих, который кстати передал контрразведке. Попадут в плен, не получится претворится обычными артиллеристами или пехотинцами. Всех под суд отправят. Такой информации у них не было, точнее была, но не настолько полная, так что поблагодарили. Лазейку на сервера Генштаба я им оставил, пусть дальше сами там копаются. Минус в этой истории был, у моей риелторши пострадала мама, тяжёлое ранение и её отправили в Ростов, вот там и ухаживает за ней, в России сейчас находится. Придётся озаботится поиском подружки, хотя с моим лицом это будет сложно. Кстати, особист, пока вёз меня к дому, сказал, что стоит отлежаться дома, пока синяки не сойдут, в форме лучше не ходить, не стоит позорить, пусть и такими боевыми ранами, форму нашего подразделения. Я считал также, так что проблем с этим не видел.
Тот помог занести вещи, с интересом изучая квартиру, и сообщил, что вдова моего погибшего командира купила квартиру в этом же доме, на одиннадцатом этаже, трёхкомнатную. Уже живёт там с дочкой и своими родителями. Это их единственная жилплощадь, но своя. Почему особист решил задержаться, понял вскоре. А я уже включил всё перекрытое, батареи тёплые, даже горячие, тепло. Окна открыл для проветривания, форточки, чайник поставил. Меня вообще фруктами и печеньем завалили сослуживцы, то что из плена сбежал уже всем было известно, я большую часть оставил соседям из других палат, но взял пару пачек печенья, так что с чем чай пить было. А тут Виденье показало, что на лифте ко мне поднимается начальник сапёрной службы нашего батальона, поручик Власов. И на него чай налил. Зачем тот пришёл я в курсе, демонстрацию бронекостюма, что делал в штабе батальона, видели многое, но Власов пропустил, он со своими подразделениями на передовой. В батальоне числились сапёрный взвод и отделение разминирования. Эти подразделения очень нужны и чистили освобожденные территории, восстанавливая порушенное, поэтому Власов всегда при деле. Тот не просил, просто объяснял ситуацию, с удовольствием попивая чай, а он у меня хорош.
- Да уговаривать меня не надо, раз надо, берите.
Те даже обрадовались, думали уговаривать придётся. Отдал всё, что входило в комплект этой тяжёлой формы, как и прибор ночного видения, очки защитные. Даже ранец. Всё это под одну расцветку, разбивать глупо. Всё было скрупулёзно принято, оказалось особист также нужен принять, он курирует эти подразделения, опись сделали, и Власов всё вниз в свою машину спустил. Вернулся с баулом. Оказалось, тот на замену достал моего размера офицерскую военно-полевую форму, ботинки-берцы, и лёгкий бронежилет. Танкисты ими редко пользуются, а тут примеряя всё, понял, как влитое. Подарок шикарный, спасибо ему за это. Власов уехал, да и особист начал собираться, когда вдруг тренькнул планшет. До этого молчал, а тут засигналил. Уже подозрительно. Это особиста насторожило, он уже в прихожей был, в зеркало дверцы раздвижного шкафа смотрел, поправляя детали амуниции. Тут же настороженно спросил:
- Что-то важное?
- Есть такое, - изучая информацию на планшете, подтвердил я. - Кстати, тот комплект скрытых камер, что я подарил вашей службе. Знаете, совесть тоже надо иметь, мои же камеры против меня. Пока Власов меня отвлекал, вы две разместили в обеих комнатах и шесть микрофонов. Забирайте, мне они не нужны.
- Глазастый, - криво усмехаясь, сказал особист. - Сам понимаешь, служба. На Власова не злись, он не в теме.
- Понимаю.
- Ты мне язык не заговаривай, что пришло? Вижу же что-то интересное, вон как гипс гладишь.
Как это всё связано, я не понял, но левую руку с гипса убрал, и взяв с подставки планшет, он включён был, и изучая информацию, хотя дистанционно уже получил её, и сказал:
- Я же в плен попал, нацики мои вещи наверняка поделили…
- Ты возместил в троекратном размере.
- Это верно, но почему-то я вспомнил про телефон и планшет, что у меня в вещах были, только когда возвращался в Донецк с девушкой. Сам не понимаю, как про них забыл? Ну и пока ехал, чтобы не уснуть поработал, номера приборов знаю, отправил поиск. Телефон отключён оказался, но батарея не вытащена. Я запустил дистанционно, пеленг дал Киев, здание СБУ. Был же там, если бы знал, вскрыл хранилище вещдоков и забрал. Ладно, телефон выяснил где. А вот планшет светился в районе передовой у Курахово. Видимо диверсантов туда перекинули. Я поставил слежение, как пересечёт передовую, специально отметил её, дать знал. Вот и дал.
- Ну ка, - заинтересовался особист и приняв планшет начал приближать картинку, которая шла в реальном времени. - Погоди, это что, со спутника в прямом эфире видишь диверсантов? Как?!
- Помните тот ноут от НАТО, что нашли у ВСУ? Меня это возмутило, я угнал у США их военный спутник слежения, что висел над Украиной и коим пользовались в том числе офицеры ВСУ. Украл правда случайно, теперь США доступа к нему не имеют, я все коды сменил, и считай потеряли его. Там система безопасности была, самоуничтожения спутника, тоже отключил. Спутник приписал к своему ноуту, что в Киеве добыл. Сам спутник не новый, но на год активной эксплуатации хватит.
- Наши знают?
- Конечно. Ноут забрал ещё Пушилин, глава республики. Сейчас вроде в нашем штабе нашей армии находится.
- А мне ничего не сказали, - недовольно проворчал особист. - Теперь понятны те срочные перегруппировки в последние дни… Значит, оставил себе лазейку в спутнике?
- Управлять спутником уже не могу, а вот так отдельно подключаясь, пользоваться вполне. Комбату на его ноут тоже сделал, - сдал я полковника.
- И этот ничего не сказал, - у особиста ещё больше испортилось настроение. - Мне на телефоне сможешь сделать?
- Нет, оперативка слабая и память. Планшет нужен помощнее, или ноут.
- Привезу чуть позже. Сколько аппаратов сможешь подключить?
- Да сотню вполне.
- Добро.
После этого особист по телефону связался со службой охраны тыла, оказалось там в курсе дела, диверсантов уже готовятся брать. Я напомнил о личных вещах, надеюсь вернуть. Тот сообщил дежурному, что среди вещей диверсантов вещи нашего офицера, что попал в плен и бежал. Желает вернуть. Как группу возьмут и доставят на базу, попросил меня вызвать, чтобы опознал вещи. Номера моего не дал, свой оставил, через него свяжутся. На этом особист отбыл. Надеюсь получится. Закрыв дверь за офицером, я вернулся на кухню, прибрался там, помыв посуду в раковине, оставив сушится её, и прошёл в спальню. Жучки и камеры особист забрал, я сам сходил и принёс, пока тот в прихожей ждал, так что чисто пока. Скинув домашнюю одежду, а я был в шортах до колен и футболке, всегда дома так хожу, переоделся в уличную, гражданскую, надел маску, чтобы не пугать народ своим видом, хотя и так видно было, и заперев квартиру направился вниз. Лифтом не стал пользоваться, четвёртый этаж, так, по лестнице сбежал. Там на маршрутке доехал до торгового центра, где было фотоателье, адрес в инете узнал, и где фотограф сделал мои снимки. А на права. У Алексея не было водительского удостоверения. Я решил купить машину, нужна уже, тем более погода такая противная, на велосипеде кататься не самая лучшая, машина нужна, пусть стоять будет, но сейчас необходима. Среди раненых в соседних палатах был и бывший сотрудник Госавтоинспекции, он из охраны тыла. Тот позвонил бывшему коллеге, действующему сотруднику, и легко договорился, мол Герою ДНР, везде у нас дорога, следует прибыть в здание инспекции, с двумя фотографиями и права будут, полные, от мотоцикла до грузовика. Офицеру такие необходимы. Я больше скажу, я уже и машину нашёл, что буду приобретать. К сожалению, авторынка в Донецке не было, чтобы погулять по рядам, но в интернете сайты по продаже разных авто, в основном бывших в употреблении, вполне себе имелись. Даже украинские продавались, без документов. Для меня желательно иметь машину с автоматической коробкой. Конечно не критично, и телекинезом смогу переключать, но не когда будет пассажир в машине, а такое вполне возможно. Дорогую машину я решил не брать, да и желательно внедорожник. Это те параметры что я искал, однако нашёл то что не попадало под них, но при этом решил брать. Новая, только с завода, «Газель», в комплектации грузопассажирской. Точно такая же как в Киеве угнал, и мне машина тогда очень понравилась, резвая, высокая. А тут совершенно новая, и продавал её дилер завода «ГАЗ». Не знал, что тут такой есть, но стоит глянуть что за филиал и что на парковке у них имеется. Попробую на ходу, если понравится, буду брать.
Фотографии сделали, пришлось поработать фотографу фотошопом, но все синяки убрал и лицо стало приемлемого вида, тем более опухоли спали и лицо больше не деформировано ими. Забрав готовые фотографии, я забежал сначала в «Сбербанк» у своего дома, там готовая карта на замену утерянной. Зарплатная. Старую я заблокировал в первый же день пока в Киеве был, и заказал перевыпуск новой. Вот, готова была. После этого на такси, далековато ехать было, к зданию Госавтоинспекции, там забрали фотографии, документы, ксерокопию паспорта, сделал её пока паспорт был на руках, когда квартиру покупал, этого достаточно, и велели часок погулять, пока всё оформляют. Подумав, я скатался в офис сотовой связи, номер уже блокирован был, симки мои видимо выкинули, вот и получил новые, причём с теми же номерами. Даже средства сохранились на них. Ну и телефон тут купил, все трофейные сдал. Айфон взял. Вернувшись, работал с ним, сидя на скамейке, всё подключал, под себя делал. Пока сидел, прикидывал расклады. По ситуации в зонах боевых действий чуть позже, там изменения есть, но не особо сильные. К старшине нужно заглянуть, дед Вито ещё на излечении находился. Ранее не мог, мы в разных госпиталях лежали. Тот рядом с моим домом, а я в бывшей больнице у ППД нашего батальона, что перевели под военных, сделав госпиталь, ближе к окраине. Меня потому на машине домой и отвозили. Тут как раз и права принесли, ещё тёплые, под ламинированной плёнкой. Отблагодарил сотрудника пакетом с водкой и закусками. Это их бывший коллега посоветовал, деньги не возьмут, обидятся, а вот такая благодарность будет нормально принята. Так и оказалось. Заодно уточнил по оформлению авто, мол, хочу купить, тоже сюда, как будет техника на руках, можно будет подъехать, те до восьми вечера работали.
После этого на такси, вызвал по телефону, покатил к дилерскому центру, или если проще, огороженной стоянке автомобилей. Там в основном грузовые были и с морозильниками, но имелись и те что интересовали меня. И вот пока катил, размышлял по ситуации на фронтах. Какие изменения там были. По Донбассу, то практически завершается окружение группировки ВСУ и нацбатов, что там находятся. Сюда на Донбасс прикидываются российские подразделения, до этого были только артиллеристы и авиация. Киев без изменения, идёт в основном чистка тылов. К Кривому Рогу подходят. Ракетой потопили российский БДК в Бердянске. Громкая победа, тут стоит признать. Чистят и блокируют разные города. Да, ввели военно-гражданские администрации на освобождённые города. Конечно раньше надо было это сделать, но и сейчас это уже большое дело. Наши прогрызают оборону, что нацики строили восемь лет, и постепенно двигаются вперёд. Сами бандиты, понимая, что скоро им придётся бросить артиллерию и бежать, выпускают по Донецку всё что осталось из боезапаса. Бессильная злоба такая. Вроде всё. По ударам ракетных систем России, по складам ВСУ, это отдельная тема. Больше радует уничтожение баз с наёмниками. В принципе, это всё. Из новостей разве что, от особиста узнал, что пока с гипсом хожу и реабилитация после, буду служить при штабе батальона, но после того как синяки сойдут. До этого свободен. Мне потому машина и нужна, хочу покататься по тылам ВСУ. Ага, планы такие были. Из того что меня лично интересовало, то танк мой, а теперь уже не мой, был отремонтирован и с новым командиром, экипаж тот же, отбыл на фронт. Новый командир из госпиталя, опытный танкист, а не спешный выпуск из военного училища, как мой взводный. Что ещё могу сказать? По пси-силе особых подвижек нет, недавно дальность Виденья перескочила за шестьдесят четыре метра, это плюс. Себя лечил слабо эти три дня. Мало времени на медитации было, из-за контрразведчиков, пять, редко шесть медитаций удавалось сделать, да и то ночами. Один полный источник, то что накопил, пускал на перелом, залечивал, остальное на создание симбионта Джоре, нейросеть для себя делал. По поводу лечения, то торопится не стоит, не хочу стать подопытным, если вдруг врачи узнают, что я восстанавливаюсь стремительными темпами. Поэтому буду чуть опережать срок выздоровления, но не переходя границы. А что по поводу симбионта, использовал части разбитого телефона, трофейного, и вот делал. Тут несколько причин, симбионт рано или поздно понадобится, через года, или три, я Дар качать до предела буду, и мне нужно качать резерв, вот и делаю это, собираясь продолжать в том же темпе.
Машину тряхнуло на кочке, асфальт на этой улице так себе был, я тряхнул головой и снова задумался. Ключи от квартиры не пропали. Всё банально просто, оба комплекта от дверных замков, что квартиры, что кладовки, я оставил внутри квартиры, и запер дверь, уходя, телекинезом. Также и открыл, незаметно, когда особист меня сегодня привёз. Время ближе к обеду было, это сейчас четвёртый час пошёл. Хм, а вот и стоянка нужная. Покинув такси, я поправил сумку, при мне барсетка была, внутри планшет и всё что нужно, и направился ко входу. Там охранник показал где офис, это была подвижная кондейка на базе прицепа. Тут помимо дилера от завода «ГАЗ», или как он там сейчас называется, я по эмблеме сужу, были и другие фирмы продажи разной техники. Включая строительной. Вообще я байкер, но покупку байка отложу до конца войны. Пройдя в офис, менеджер меня уже ждал, это был пожилой, седой и обрюзгший мужчина в белой рубашке с галстуком, и он, накинув куртку, сопроводил меня к машинам, что были в наличии. Честно скажу, интерес у меня вызывали всего три машины, две «Газели», в той комплектации что я говорил, и «Соболь», тоже грузопассажирский и ещё вездеходный. Тут передний мост также был. Только «Соболь» меня не заинтересовал, я видел почему его вернули. Да, вернули, пробег небольшой имелся и брать не желаю. Убили в нём кого-то, сиденье отмыли, дверь поменяли на новую, но я всё-ё-ё вижу. Что плохо, все три машины белого цвета. Мне бы тёмную. Выбрал я одну из «Газелей» у неё полная комплектация. Косяки я нашёл, но как раз не возражаю, есть куда приложить пси-силы для кача. Мне тут работы на пару дней не спеша. Машина называлась «Газель-бизнес», в полной комплектации, куда входило, кондиционер, вторая печка в салон, стеклоподъёмники, и подключение телефонных устройств для зарядки. Однако я заказал дополнительный тюнинг, усиленный фаркоп, тонировка салона, сигнализацию «Шериф», коврики, подкрылки, радиостанцию «Мега», со встроенными сканером, магнитолу «Пионер» с врезкой динамиков в двери и антикоррозийная обработка днища, подкрылков, двигательного отсека.
Это я к чему. Всё это я заказал ещё два дня назад, внеся предоплату. Машину выбрал заранее, и гулял по стоянке, изучая другие грузовички, их так можно назвать, хотя категория «Б», больше из любопытства. Машина неплоха, как я уже сказал, косяки уберу, допоборудование стоит, поэтому мы сели в салон машины, я за руль, её сняли с сигнализации, и подкатили к офису. Плёнка шуршала на сиденьях, да новая машина, но не мешала. Потом её уберу. Между прочим, полный бак в подарок. Движок тут бензиновый, один из самых надёжных, и проверенных. Оформили всё быстро, десять минут, все бумаги уже были готовы, и я покинул территорию, направившись обратно к зданию Госавтоинспекции. А что, я на такси ехал, хоть и пребывал в мыслях, но дорогу запомнил, вот и решил проверить свою память, не включая навигатора. Доехал без плутания. Сдал документы, вторую ксерокопию паспорта, у мня ещё восемь осталось, и вели подойти минут через сорок. Да, дали квитанцию для оплаты пошлины, за права я тоже платил. Тут рядом банк, вот и сходил, оплатил. А возвращаясь приметил автомагазин. В принципе, в машине всё есть, но купил чемоданчик с инструментами, насадками и трещоткой. Дорогой и качественный комплект из Белоруссии. Не особо нужен, Силовая Ковка вещь, но пусть будет. Также компрессор взял, колёса подкачивать, а то там качок ножной не самый лучший. Вот домкрат нормальный, качественный. По сравнению с ценой машины, а платил через Онлайн-банк на планшете, не так и много те мне стоили. Сама машина три миллиона, допоборудование ещё почти сотню. Положив покупки в грузовой отсек машины, она как стояла на стоянке у здания автоинспекции, так и стоит, не я один номера получаю, запер и поставив на сигнализацию направился к столовой. А что, я только завтракал, обеда не было, не считая чая с печеньем. Офицеры не напрашивались, знали, что я только из госпиталя и у меня шаром покати. А тут столовая, вполне даже приличная, три минуты идти от здания Госавтоинспекции. Вот так и поел, вкусно, мне понравилось, дальше забрал из машины пакет с подарком, это другая услуга, получил документы и номера. Пакет тоже ушёл.
Вот на улице возник казус, убрав документы в машину, я неловко орудуя, пытался прикрутить номера, больше для виду, и видимо был убедителен, раз старичок с седой бородкой предложил помощь. Он тоже номера получил на жигули-«шестёрку». Взял отвёртку и шурупы, для того в автомагазин и заходил, и ловко прикрутил, довольно качественно. Искренне поблагодарив того, я забрал отвёртку, и устроившись за рулём уже своей машины, запустив движок, что нежно заурчал, и сдавая назад, Виденье показывало всё, не задавлю, покатил к выезду на улицу, и там дальше. Не домой, рано пока. Первым делом на оптовый продовольственный склад, проезжал мимо него сначала на такси, потом на своей «Газели». Тут цены растут, хочу запас сделать. Заехал на территорию, ворота открыты, охраны нет, и к нужному складу. На нём огромный транспарант, что объяснял, что тут есть. Прошёл в здание, большой склад, узнал у товароведа что могу взять и купил коробку любимой свининой тушёнки, новороссии, потом говяжьей. Коробку подсолнечного масла. Шесть коробок с макаронами. Подумав, взял две коробки со спагетти и мешок с рисом. И коробку с томатной пастой. Расплатился, и на левой руке, придерживая правой, по коробке отнёс в машину. Дальше до дома, ключ к шлагбауму у меня был, у дома огороженный внутренний двор и там встал, стал сносить вниз в кладовку покупки. Штабель получился. Сам машину снаружи поставил, во дворе выкупленные парковочные места, а снаружи бесплатно. После этого принял душ, переоделся и направился к своему любимому овощному магазину, где пока ничего ни разу не покупал. А на подходе настроение моё начало портится. Одна любовница в России, другой вообще нет, какая-то бабища её заменяла. Я сегодня ночью планировал покинуть Донецк, машину не беру, пусть рано купил, но машина всё равно нужна. На велосипеде поеду. Думал посещу любовницу и собираться стану, а тут такое. Начал звонить той, трубку не берёт. Подумав, кивнул сам себе и перейдя дорогу, тут проспект по зебре на зелёный сигнал светофора и с другой стороны улицы магазин штор. Окна моей квартиры как раз на него выходили. Меня там сотрудница привлекала своим видом. В обзорном окне вешая демонстративные образцы штор так прогнулась, что я выспылал, это было до пленения. Помните Нину из «Кавказкой пленницы»? Там ещё её пригласили на торжественное мероприятие по открытию Дворца Бракосочетания, где Саахов вёл её к трибуне, а сам следом, и с попки взгляда не сводил. Там платье облегало фигуру Нины, я считаю, что это идеальная женская фигура, и у той сотрудницы, ей лет двадцать пять было, может чуть старше, была такая же. А я на подобные фигуры всегда реагирую как собака Павлова. У моей бразильской супруги была такая же.
Открыв дверь, я прошёл в холл магазина.
- Добрый день, - ласков улыбаясь, сказал та, как раз к которой я и ушёл. Тут с протяжным мёртвом вышла вторая из-за штор, лет двадцати, тоже коротко стриженная брюнетка и тоже ладненькая такая, и привлекающая внимание.
- Ух ты, как повезло, и вторая фигурка обалденная, - под нос пробормотал я себе.
- Вы что-то хотите? Посмотреть шторы, тюль, пошить по вашим меркам?
- Подождите, - поднял я руку. - Шторы меня не интересуют. Вы замужем?
- Разведена, - удивилась хозяйка магазина, если я не ошибся.
- Отлично. Вы на дом выезжаете мерки снимать?
- У нас есть выездной сотрудник.
- Меня не интересует сотрудник, меня интересуете лично вы. Недавно я познакомился с девушкой, и пригласил её посмотреть… шторы. За час пять раз посмотрели. Правда, после четвёртого та сознание потеряла, но осталась ну очень довольна. К сожалению, она уехала в Россию, и мне сейчас не с кем обсуждать и мерить… шторы. А вы мне понравились, очень, вот и предлагаю посетить мою квартиру. Она вот в этой высотке. Вон моя лоджия на четвёртом этаже.
- Так вы меня клеите? - удивилась та.
- Как грубо. Я предлагаю приятно провести время обоим. И у меня мало времени, поэтому и вынужден вот так кавалерийским наскоком.
- А лицо и рука пострадали от ревнивого мужа? Да и девушка не уехала бы, если бы вы её так поразили. Я бы не уехала.
- Девушка уехала в Ростов, в больницу. Помогает матери что пострадала после обстрела. А лицо, это последствия плена, я офицер-танкист. Бежал. Сейчас нахожусь на излечении, но в принципе работать могу, поэтому и привлекли, вечером уезжаю. Вот, хочу расслабится с девушкой, к которой меня влечёт.
- Профессионал по «шторам» значит? А что по племяннице моей скажешь?
- Тоже конфетка, в моём вкусе.
- Меня беспокоит, что она «штор» даже не видела, не то чтобы пробовать. Боится видимо, приходится всё брать в свои руки.
- Даже так? Это уже дело особое, для подобных девушек что в первый раз, нужен особый ряд мероприятий и подготовки. Иначе первое впечатление будет испорчено, а она должна помнить о этом моменте как о светлом и хорошем, чтобы на всю жизнь… Я возьмусь. Сначала давайте вы со мной прогуляетесь, проверите квалификацию, потом племянница.
- А пошли, - сняв плащ в вешалки, сказала девушка. - Маша, ты за старшую.
- О кстати, меня Алексеем зовут.
- Маша, - кивнуло застенчиво девушка, и добавила. - У вас красивый голос.

Легко работая педелями, не сдерживая довольной лыбы, я по ночной дороге катил прочь от Донецка. Окраины уже скрылись, не видны. Двигался в сторону Марьенки. Там перейду передовую. Кончено в тех местах войск изрядно, что с нашей стороны, что с их, но думаю пройду. Да уверен. Чую серьёзные приключения, я уже в предвкушении. Настроение ну просто отличное, чуть исцарапанная спина болит, я уже лечу, а так порядок. Вот так и налегал на педали, велик летел на сорока километрах в час, и я сближался с передовой.
Я не писатель - я просто автор.


Вернуться в «Поселягин Владимир»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 3 гостя