Капитан "Неуловимого". (Черновик).

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 38
Репутация: 17148 (+17223/−75)
Лояльность: 5962 (+5980/−18)
Сообщения: 2856
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#1 Владимир_1 » 01.04.2020, 18:05

Название: Капитан «Неуловимого».

Серия: Интендант. Часть вторая.

Аннотация: Как это быть бессмертным Путником? Знаете, а интересно, каждый раз что-то новое, не даёт затосковать от скуки. Единственно что вызывает недоумение, каждый раз оказываюсь перед началом Второй Отечественной войны. Пусть это пока два раз было, но тенденция настораживает. Итак, в этот раз я попал в тело командира подводного корабля, и у меня уже появились интересные задумки по скорой войне. Пусть я ничего не знаю о службе подводников, но когда меня остановило подобное?

***

У подъезда старого многоквартирного двухэтажного деревянного дома мой сопровождающий краснофлотец остановился. Это был уже другой, не тот зенитчик что меня от госпиталя до лодки сопровождал. Старпом выловил того, прошлого сопровождающего уже куда-то угнали, и направил со мной. В этот раз без оружия. После осмотра лодки и знакомства с частью команды и командирами, это для меня они незнакомы, они-то меня хорошо знают. Пусть чуть меньше месяца Мальцев командует лодкой, но именно командовал. Мне же придётся вертеться. Так вот, вот так для видимости проверив как на борту дела, заодно Взором изучил лодку, после чего направился с посыльным в особый отдел дивизиона, где числилась лодка.
Думал меня за амур песочить будут, ну и то что до нападения довёл дело, но нет, дали под роспись пакет, вскрыть в назначенное время, а после того как расписался за полученный документ, выпроводили. Это явно что-то по их линии, если по службе, то тут секретный отдел должен приказы выдавать, а не особый. Они контрразведчики. Уйти не успел, вызвали в секретный отдел, где подтвердили приказы в полученном пакете от особистов, также дали почитать сводку, и направили к командиру дивизиона. Капитан второго ранга Турбин пропесочил меня, за попадание в госпиталь, но узнав что со мной всё в порядке отменил своё решение, тот хотел дать несколько суток на лечение, ну и велел завтра возвращаться на службу, сегодня так и быть, буду отдыхать. Напомнил, что завтра совещание с командирами субмарин в три часа дня, как будто я о нём знал. После этого я покинул штаб, всё же не зря тут побывал. Многих командиров теперь знаю по должностям и личным данным. Вернувшись на лодку, я убрал пакет в сейф в закутке командира подлодки. Тут даже каюты не было, ниша что закрывалась занавеской. Под койкой рундук для личных вещей и сейф. Ключ на связке был. Только после этого я направился к месту жительства Мальцева, и вот матрос, доведя меня до подъезда, остановился. Видимо до квартиры тот сопровождать меня не собирался. И как быть? Я не знаю в какой из квартир живёт лейтенант. Пришлось симулировать. Пошатнувшись, ухватив краснофлотца за рукав форменки, я всего полчаса назад узнал, как называется это белая рубаха у матроса, и сказал, покачиваясь:
- Кажется рано я госпиталь покинул. Похоже слабость. Ничего отлежусь. Матрос, проводи меня до комнаты. Держи ключи, сам я в замочную скважину не попаду.
- Есть, - козырнул тот, и аккуратно подхватив меня под локоть, убрав связку в карман штанов, свободной рукой открыв дверь, она закрыта была, а не по-летнему распахнута, и начал помогать подниматься на второй этаж. Значит не на первом этаже живу. Подъезд чистый, пахло вполне приятно, похоже полы недавно помыли, ещё мокрые некоторые ступеньки. Не до конца высохли.
Тут оказалось четыре двери, и матрос замер, явно не зная куда меня вести, что и подтвердилось вопросом:
- Товарищ лейтенант, а куда?..
Я даже ругнуться не успел что такого матроса мне выдали, как одна из дверей открылась, показалась женщина в косынке, простом платье и с пустым тазиком прижатом к боку. Увидев меня, та всплеснула свободной рукой, коей ранее дверь открывала.
- Ваня, живой. А говорили тебя машина сбила.
- Я всех ещё переживу, - ответил я, и сразу переиграл идею. - Матрос, благодарю за службу, свободны.
Тот вернул ключи, и козырнув, застучал каблуками ботинок вниз, я же сказал женщине, когда внизу дверь слегка хлопнула.
- Что-то мне плохо. Голова кружится, да слабость. Вы бы не проводили меня до квартиры? Не хотел перед матросом слабость показывать.
- Да-да, конечно.
Ту опустила тазик на пол, куда-то за дверь, и подойдя, подхватив под локоть, подвела не к той двери откуда вышла, а к другой. Открыла её без проблем, просто толкнула, та не заперта была, а я, попав в тёмный коридор, всё понял. Будучи избалованным собственной квартирой в Москве, я решил, что и тут у лейтенанта своя, всё же командир боевого корабля. А комнату в коммуналке не хотите? Та подвела меня к деревянной двери, третья слева, я сам открыл ключом, подобрал нужный на связке, и вошёл. Сказав, что дальше сам разберусь, отпустил ту, не сразу, но ушла. Я же осмотрелся от входа, параллельно расшнуровывая ботинки. Тут удобно у входа табуретка стояла, под ней ещё сапоги были, яловые, сел и занялся обувью. Не приучен в уличной по жилому помещению ходить. Комната у Мальцев небольшой была, чуть больше десяти квадратных метров. У окна, кстати, без занавесок что ясно показывает, жильё временное, справа стоял письменный стол с лампой светильника, там же стул со спинкой. Слева от окна полутораспальная кровать, застеленная покрывалом. Как-то там всё по-армейски было. Слева от входа, где я сидел, стоял небольшой шкаф. Всё какое-то казённое, уверен, что тут только личные вещи лейтенанту принадлежали, остальное всё выдано. Надо будет инвентарные номера посмотреть, есть или нет.
Сняв обувь, я расстегнул ремень с тяжёлой кобурой и повесил на вешалке, она была над табуреткой, в комнате всего два предмета мебели было, стул и табуретка. Сюда же фуражку и форменную куртку. Всё это чёрного цвета. Подойдя к кровати, я лёг, поправив подушку. Надо всё обдумать, прикинуть что делать, а то сколько информации навалилось, стоит её переработать и проанализировать. Итак, я попал в тело морского командира, подводника, лейтенанта Мальцева, Ивана Ивановича. Кандидата в члены партии, двадцати лет отроду, год уже как подводник. С таким малым опытом командирами подлодками не становятся, но как я понял тот сильно помог командующему Балтийского флота не дав утонуть выроненному портфелю с секретными документами, прыгнув в холодную воду, и получил за это награду, свою лодку. Через два месяца, в июле, у того день рождения, двадцать один год исполнится. Чуть меньше месяца как тот командует малой субмариной, относившейся к классу «Малюток». Всего два торпедных носовых аппарата без дополнительных торпед. Небольшая автономность. Типичные субмарины береговой обороны. Не для дальних рейдов. Вот это как раз плохо, мне нужна именно крейсерская субмарина, а не «малютка». Однако для начала, и та пойдёт, нужно сделать себе имя, и такая подлодка тоже подходит. Там глядишь что другое дадут.
Что я не знал, так это по личной жизни лейтенанта. О девушке слышал, но меня та не интересовала, лучше ей не возвращаться от мамы. Это Мальцев был в неё влюблён, а не я. Только я не о девушке сейчас, о которой ничего не знаю, даже имени, а о родственниках. Есть они или нет? Или я снова в сироту попал. Это тоже стоит выяснить. Меня устраивает если тот сирота, удобно.
На кровати я пролежал недолго, дел много, нечего разлёживаться. Вон, Взор качал с той минуты как очнулся, им и на ходу можно заниматься, так что за день я накачал пятнадцать метров. Уже знал, как это делать, опыт был, им и пользовался. Так что у меня с ноля, точнее десяти метров дальности, тот на двадцать пять метров теперь работал. Чуть Исцеление прокачал, хотя другие опции пока не открылись. Вот с безразмерным Хранилищем пока мёртво. Нечем качать. К счастью рядом море, оно поможет. Половину ночи на это пущу. Нужная вещь. А так очнулся я где-то утром, обедал в штабе, а ужинал на лодке, туда горячий обед в термосах привезли, так что через час начнёт темнеть, а до этого времени у меня обширные планы. Встав, расправив кровать, я подошёл к столу и выдвинул оба встроенных ящика, больше тут не было ничего. Письменные принадлежности в одном, от тетрадок, до пера и чернильницы, и пачки писем в другом. Письма я пока положил на стол, а сам прошёл к шкафу. Открыв его, осмотрел содержимое. Бедно. Запасной комплект постельного белья, форма повседневная и парадная, бумажная не початая пачка патронов к пистолету, не вскрытая. В постельном белье нашёл деньги, не такая и большая сумма. Если взять ещё те что в портмоне, рублей сто пятьдесят будет. Похоже лейтенант ещё тот транжира, в сбербанке деньги не хранил, не нашёл книжицу. Вот то что нет гражданской одежды, расстроило, тому видимо не нужна, а мне как раз требуется, где нельзя формой светить.
Быстро собравшись, прихватив всю наличность, я проверил пистолет, блеск, он даже не заряжен, пустой магазин, хорошо запасной снаряжён. Его и вставил в рукоятку, после чего закрыв комнату и направился к выходу. Народу во дворе оказалось много, куда больше, чем когда я пришёл, детворы хватало, двое мужиков в военной форме были, один моряк, другой армеец, те сидели за столом с другими жильцами, как я понял в шашки играли, мы кивнули друг другу. Поблагодарив ту женщину, что мне помогла найти мою комнату, мол, отлежался, лучше стало, я покинул дворик и уверенным шагом направился в сторону порта. Дорогу я запомнил. Да тут и идти-то всего минут десять. На сегодня никакие покупки я не планировал, чистый кач Хранилища, нужно до начал войны успеть накачать его хотя бы до пяти тысяч кубов. Про Взор и не говорю, но тут качаю его всё время пока не сплю, а это где-то пятьдесят метров в день. Про Исцеление пока молчу, его можно качать заживляя свои раны, а специально себе их наносить я не хотел, хотя и подумывал об этом. Нет, самый минимум есть, пока хватит, а дальше война, там быстро накачаю. Опыт прошлой жизни показывает, что это будет так. Уйдя в сторону от порта, где были пристани для рыбаков, а также небольшая пристань местного клуба парусного спорта, я стал искать галвного. Народу хватало, многие подводили лодки, яхточки и баркасы к пристани ставя на стоянку. Вечер, те под парусом ходили, как я посмотрю немало любителей этого спорта. Местного начальника я нашёл, объяснил ему, хочу мол лодку купить, морскую. Я тут и катера моторные видел. Но они не про меня, мало того, что денег нет, так ещё и разрешение на их владение требуется особое. Мне обычную вёсельную лодку. Тот нашёл такую быстро, у них в клубе три штуки продавалось. Купил ту что побольше, сто сорок рублей мне стоила, но не плоха, с высокими бортами. Она на берегу была, мне её спустили на воду. Я лодку уже купил, получил справку на владение, в комплекте два весла, сказал главе клуба что хочу на ходу попробовать и отчалил, сидя за вёслами. Стемнело быстро, я сам от пристани метров на двести отошёл, неловко работая вёслами, как бы это не заметили, силуэт лодки с берега видно, ну и стал качать Хранилище, опустив левую руку в воду.
До трёх утра я этим занимался, но накачал неплохо, Хранилище теперь не сто кубов вмещает, а сто восемьдесят три. Так вернувшись на берег, я убрал лодку в Хранилище и направился к своей комнате. На место службы, к стоянке субмарины, я должен прибыть в восемь утра. Надеюсь не просплю, потому как будильника в комнате я не нашёл. Подумав, решил ночевать на лодке, там точно не просплю. Так пройдя на территорию базы, пройдя две проверки, оказался на борту лодки. Вахтенный носом клевал, но тут сразу проснулся при моём появлении. Стараясь никого не разбудить, я занял свою койку, раздевшись, и вскоре уснул. Что-то я устал. Меньше суток в этом теле, но быстро устаю. Надо бы серьёзно телом заняться, что-то слабое оно у меня по сравнению с прошлым. Вот уж где качок.

***

Следующие недели пролетели очень быстро. Я практически не покидал порт, лишь раз заглянул в комнату Мальцева, забрал личные вещи и форму. А посещал флотскую баню с командой. Потихоньку вот так втягивался. Было два учебных выхода, где я передавал командование старпому, говоря тому что ему нужно набираться опыта в командовании и управлении лодкой, а сам наблюдал, и запоминал, особенно термины. Их тут много и у каждого своя специфика. Однако дело сделано, лодку я отлично узнал, как управлять той тоже, всё же девять учебных погружений, хотя и в местной луже, как называли рижский залив. Четыре раза погружениями командовал сам, вроде неплохо вышло, особых возражений не было. Сама лодка неплоха, хотя и очень тесная. Дизель починили, пока не выходил и строя. Мелкие поломки были, но для новой лодки это нормально, устраняли по ходу дела. То, что я не Мальцев, пока ни у кого не возникло сомнений, хотя некоторые странности в моём поведении и заметили. Изменилась походка, обороты речи, поначалу не всех узнавал, но потом освоился. Даже почерк теперь умело Мальцевский копирую.
Итак, сегодня утро двадцатого июня, а дел невпроворот. Завтра учебный выход, на трое суток выходим, задача дойти до точки, сутки там патрулировать, и назад. Двигаться всё время придётся близи берега, так маршрут проложен. А вообще мне нравиться, лодки не стоят на базах, команды тренируются, пусть в учебных, но походах, команду я теперь отлично знал, кто что может и умеет. Несколько матросов из палубных поменял по местам, поставив на те посты где они будет более ценны. Но это ладно, интересно конечно, однако есть другие дела. Если в Исцелении у меня сдвигов нет, слегка прокачал, пальцы поломанные захлопнувшейся крышкой, но следующая опция не открылась, то два других умения вполне прокачены. Взор тысяча девятьсот двенадцать метров на данный момент. Вы даже не представляете себе как эта опция помогает в слепом управлении субмариной под водой, особенно с малыми глубинами залива. Ни одного удара о дно, что бывает не редкостью. По хранилищу. Тут успехи куда больше. Объём хранилища теперь четыре тысячи триста девяносто шесть метров. Про пять тысяч кубов к моменту начала войны я всё же хватил лишку, но и этого немало. Тем более времени качать Хранилище не так и много. Ночами, из-за чего адски не высыпался, да днём, но тут пришлось изображать любителя купаться. Водичка тут не тёплая, это не Чёрное море. Север. Однако накачал. Правда покупок не совершал в магазинах и на рынке, в Хранилище кроме личных вещей из комнаты, моя шлюпка, да ценности с трёх схронов, что я одной ночью вскрыл тайком на чердаках разных домов и прибрал. Пока продать не успел, нужно гражданскую одежду купить и закупить продовольствие на местном рынке. Как раз этим два дня и буду заниматься, пока не наступит точка ноль. Начало отсчёта.
Однако тут вмешалась Судьба, явно собираясь испортить мои планы. Посыльный прибежал, девушка меня ждёт на проходной. И кажется я догадываюсь кто это. Бывшая девушка прошлого хозяина моего тела. Кстати, тренировки я и тут не забросил, бегом и боксом активно занимался, среди матросов нашёл ещё двоих, и вот мы вечерами на пирсе и боксировали. Командование дивизиона об этом узнало, через неделю соревнования будут, и раз я отправил в нокаут их чемпиона, то меня записали, но-то я знаю, через два дня уже будет не до них. Отпустив посыльного, я быстро собрался, и покинув лодку уверенным шагом направился к проходной. Дежурный командир предупреждён что меня сегодня не будет, ночую в своей комнате. Да и всех командиров я распустил, кроме дежурного, к семьям, благо пока объявления боевой тревоги по флоту не было. Помниться её объявят в ночь с двадцать первого по двадцать второе июня. Тот морячок в госпитале об этом рассказывал. В общем, планов у меня много, я уже и забыть успел о девушке Мальцева, о том, как тот в госпиталь попал, а тут об этом мне напоминают, но планы менять я не собирался. К слову, Мальцев не был сиротой, семья у него имелась, и немалая, родители, младший брат с сестрицей, бабушки, дяди и тёти с их детьми. В общем, народу немало. Большая часть жила в Ленинграде, включая родителей и брата с сестрой. Отец крупный инженер-кораблестроитель, правда работает на судоремонтном заводе. Мать учительница английского языка. Мальцев владел им практически в совершенстве, что меня порадовало, будет куда списать знание языков. Как бы теперь объяснить знание ещё немецкого, французского, японского и итальянского? Да, кстати, за прошлую жизнь ещё итальянский подтянул, общаясь с пленными, старясь убрать акцент, не смог, но говорил теперь свободно. Родственникам я написал пять писем, за этот месяц свидится не удалось, отписывался что работы по службе много, отдыхать не когда, надеюсь поймут. Писем я сам немало получил. Одиннадцать штук. Брат в девятом классе учился, сестрица ещё маленькая. Во второй ходила. Тут я постараюсь, даже если город попадёт в блокаду, умерших от голода не будет, этим и сбирался заняться.
Быстрым шагом добравшись до проходной, я с интересом посмотрел на девушку что меня ожидала. М-да, а у Мальцева губа не дура, я бы тоже на такую запал, девушка в моём вкусе. Кстати, её Ингой звали. Это была жгучая брюнетка с косой до попы, и просто восхитительной юной фигуркой, думаю той около двадцати, серёжки в тон зелёным глазам, которые я бы назвал омутами, подобранное белое платье, что только подчёркивало все идеальные изгибы фигуры, сумочка на локте висела, и босоножки на прекрасных ногах. Всё смотрелось на той идеально. Даже одень ту в рубище. Она всё равно будет красавицей. Вроде Мерлин Монро, что снялась в мешке из-под картошки. Ну или ещё из-под чего, и всё равно была восхитительной. Так и тут. Больше вещей не было, значит та не с поезда, где-то оставила. Да и свежа была.
- Ваня, - улыбнувшись, та подошла ко мне, вглядываясь в глаза.
- Здравствуй, Инга, - ответил я. Фотографии я её не нашёл, но это точно она. Описание сходится.
Писем от той не было за этот месяц, да и я ей не писал, просто не знал куда, однако решения не изменил. Та девушка Мальцева, а не моя, для меня обуза, дел слишком много. Хотя конечно, когда ту увидел, даже сомневаться начал, а точно обуза? Обниматься та не стала, на людях это не прилично, тут такие нормы поведения, даже за ручку ходить нельзя, и то могут заклевать, стыдобища мол, развратничают. Однако я нарушил все эти нормы. Обнял тут крепко, впившись в губы. Меня не остановило даже то, что на въезде на территорию остановилась «эмка» командира нашего дивизиона, машина въехала на территорию, а я, оторвавшись от податливых губ, быстро сказал:
- Извини, Инга, но нам придётся попрощаться. В воскресенье начнётся война и скоро на город будут сброшены бомбы. Тебе нужно уехать, желательно сегодня же. Родственники где есть в глубине Союза?
- В Ленинграде только, - несколько растерянно отвеяла та.
- Уезжай. И ещё. Шансы что я переживу эту войну мизерны, поэтому моё слово таково, забудь про меня. Ты себе найдёшь мужчину и лучше. А сейчас извини, служба. И да, повторюсь, уезжай сегодня же. Прощай.
Немного сумбурно получилось, на эмоциях, такая девушка не может не завести, поэтому резко развернувшись на каблуках, я вернулся на территорию, проигнорировав большой палец начальника поста, тот одного со мной звания был, о чём мы шептались тот не слышал, но поцелуй видел. Я же направился к зданию штаба дивизиона. Всё же хорошо, что тот находился на территории базы, а не в городе, как с другими службами флота, что расплодились в Риге. Из боевых частей флота только наш дивизион тут находился на постоянной основе, остальные тыловики да зенитчики. Да и из лодок всего шесть единиц включая мою. Была ещё одна, довольно крупная субмарина типа «К», но та тут находилась две недели на ремонте дизелей. Добравшись до здания штаба, я прошёл внутрь, козырнув дежурному, и поставив роспись в журнале, спросил:
- Командир у себя?
- Только что зашёл.
- Отлично. Сообщи что я прошу о срочной личной встрече. И пусть начальник особого отдела будет, это его тоже касается.
- После поцелуя у ворот въезда на базу я ещё могу понять зачем командир нужен, разрешение на свадьбу испросить, а особист тебе зачем?
- Пять минут прошло, КАК ты-то об этом узнал? - я развёл руки в недоумении.
Старлей-дежурный только усмехнулся, поясняя:
- На то я и дежурный чтобы про всё знать.
Дальше тот обзвонил все кабинеты. Благо штаб у нас телефонизирован, не всегда такое бывают, пользуются посыльными, и через пару минут положив трубку на держатель, сказал мне:
- Командир ждёт. Начальника особого отдела нет, его зам подойдёт.
- Добро.
Дождавшись особиста, тот был в военно-морской форме, но со звёздами политработника на рукавах, старший политрук, поздоровавшись, вместе с ним зашёл в кабинет к командиру. Тот пригласил садится, но я остался на ногах, встав у рабочего стола. То, что собирался им сообщить, я продумал ещё неделю назад. По-другому как-то не получалось, и теперь вся надежда на красноречие. Если не сработает основной вариант с командировкой, есть запасной с прошением отпуска.
- Товарищи командиры, то что я вам сейчас сообщу не должно покинуть стены этого кабинета. Информация относится к совершенно секретной, но в данном случае у меня есть разрешение на озвучивание о ней. Полтора месяца назад я был завербован, поступив на службу в секретную часть. Её разработал и создал лично товарищ Сталин. Это под видом интендантских частей были созданы группы осназа, террор-группы, как их называют. Или боевые интенданты, как они называют себя. У каждого округа или флота свои террор-группы. Их задачи я вам сообщать не буду, информация секретная. У Балтийского флота также есть террор-группы, и я их куратор. Командующий флотом, да и никто из командиров флота о них не знает, и не должны были узнать до начала войны. Группы подчиняются лично товарищу Сталину, я курирую часть из них. Задача моих групп работа на побережье, захват или уничтожение кораблей и баз противника. Именно поэтому и потребовался им командир-подводник. Именно подводник. Сами понимаете для чего им нужна субмарина. Было несколько кандидатов на должность кураторов, с крупными субмаринами крейсерского класса. Но после тестов и психолога остальные отсеялись и остался я. Правда, лодка у меня малая, не совсем подходит для будущих дела. Сегодня поступило сообщение. В это воскресенье, в три часа сорок пять минут утра немецкие войска вторгнутся на территорию Советского Союза. Это не провокация и не вооружённый конфликт, это война. Мне было приказное немедленно вылететь к Минску, где действуют группы кои я курирую. Капитана Таллина и старших лейтенантов Сувалки и Гродно. Как вы понимаете. Фамилии командиров групп не настоящие, взяты от названий советских наследных пунктов. В тылах наших войск уже начали работать диверсионные группы противника полка «Бранденбург», одетые в форму командиров РККА и НКВД те уничтожают наших командиров и небольшие подразделения, режут связь и вносят сумятицу. Также у них задачи в момент нападения захватывать и удерживать стратегические мосты. Приказ моим группам уничтожать диверсантов. После начала войны, уйти в тыл немцам и начать работу на их коммуникациях. В первое время я должен быть с ними, курировать на месте. Поэтому товарищ капитан второго ранга, прошу отпустить меня. В командировку на два месяца. Моей лодкой пока покомандует зам, это вполне справный командир.
- Лейтенант, что за бред? - поинтересовался особист. - У вас есть доказательства ваших слов?
- Никаких. Более того, если это всё выйдет за пределы кабинета, я буду говорить, что ничего не сообщал, и вы бредите. Правда, предупреждаю сразу, будет расходится информация, вы исчезните. Это не угроза, меня об этом тоже предупредили, но в данном случае раскрыть часть информации было разрешено.
- Мальцев, я не могу без приказа отпустить тебя, да ещё отпустить в командировку непонятно куда. Если эта служба, о которой ты говоришь действительно существует, она должна была позаботится, выдавая тебе нужные документы.
- Это службы официально не существует, товарищ капитан второго ранга, и так будет до начала войны. Дальше скрывать её смысла нет. Я понимаю вас, поэтому раз основной план с командировкой не сработал, перехожу к запасному. Это мой рапорт с просьбой снять меня с командования лодкой, и дать два месяца отпуска по служебным делам. Второй за свой счёт.
- По служебным делам? - удивился тот.
- Я в курсе что вы на мою лодку планировали другого командира поставить, но командующий флотом поставил меня. Поэтому вы меня и недолюбливаете, да и другие командира дивизиона тоже считают выскочкой. Не буду оправдываться, это так и есть. Поэтому и предлагаю договорится. Вы снимете меня с лодки, временно исполняющим до утверждения командующим ставите на субмарину своего человека, того что хотели, а я отправлюсь к границе.
Тот молча снял трубку и вызвал секретный отдел, приказав прибывшему командиру оформить всё максимально быстро. Сделка того устроила. Такая малая субмарина для моих планов действительно не годится, она для меня была учебным пособием, поэтому я планировал добыть себе более крупную лодку. Именно добыть, немецкую. До этого на флот Третьего Рейха своё внимание я не обращал, пора исправить эту ошибку. А так меня сняли с лодки, выдали два месяца отпуска, после его окончания я должен прибыть в штаб флота за новым назначением, из дивизиона, так сказать, меня выпроваживали, выведя из списков личного состава. Дальше сдал лодку преемнику, и забрав личные вещи покинул территорию базы, сдав также и пропуск. Отпускные документы при мне, время обеда, успел, так что на машине, мне командир дивизиона её выделил, отправился на аэродром, военный, там договорённость была что подкинут, как раз борт на Минск летел. Время три часа дня, устаревший тяжёлый бомбардировщик, переделанный в транспортник, оторвавшись от полосы и натужно гудя моторами начал карабкаться на высоту, а я, сидя на лавке с чемоданчиком личных вещей в ногах, слегка трясясь, боязнь высоты никуда не делась, прикинул как всё прошло.
В принципе, ожидаемо. Это как же обрадовался командир дивизиона моему рапорту, что быстро всё провернул, заставив работать штаб. А ведь дел со сдачей лодки немало, тут и секретной части работа, принять обратно секретные документы, выписки получить, а так, то что мы успели всё к обеду сделать, я в штабе и поел, это считай повезло. Да и показательно как комдив желал от меня избавится. Мальцев в дивизионе не то что бы белая ворона, но не долавливали его как выскочку и варяга. А причины в таком поступке были веские. Ну никак я закрома Хранилища набить не смогу припасами и оружием находясь привязанным к лодке и Риге. Командировку тот мне вполне мог сделать, но уговорить бы не удалось, а вот так дав взятку виде снятия с командования лодки, легко. Так что тот всё быстро провёл и отпуск оформил, только подтвердило это, хотя тот и великоват. Два месяца. А в случае войны считай будет аннулирован. Ладно хоть есть, будет чем прикрыть зад, когда вернусь. Через два месяца. Так что будем набивать закрома. Оружием для обороны Ленинграда, там оно потребуется, и продовольствие, туда же. Последнее в основном у наших, ну и у немцев брать буду. Опустошая склады. Где-то семьдесят процентов это припасы, остальное вооружение, включая бронетехнику и авиацию. Топливо тоже стоит запастись. Если блокада будет, без запасов никуда. А Белоруссия по той причине, что я знаю где там склады и куда трофейное советское вооружение немцы стаскивают. Сколько времени сэкономлю на этом знании. В общем, планов много, а в Минке будет видно. Кстати, стоит узнать, там молотобоец Максим, телом которого я в прошлой жизни пользовался, жив или нет? Если да, то состоялась ли его свадьба с той Нюрой или нет? Это так, чистое любопытство.
Я не писатель - я просто автор.

Anji01 M
Новичок
Anji01 M
Новичок
Возраст: 59
Репутация: 98 (+100/−2)
Лояльность: 38 (+39/−1)
Сообщения: 152
Зарегистрирован: 17.01.2015
С нами: 5 лет 4 месяца
Имя: Андрей
Откуда: Екатеринбург
Отправить личное сообщение

#2 Anji01 » 01.04.2020, 20:35

Чёт я запутался, а какая книга первая?
Подскажите, плз!

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 38
Репутация: 17148 (+17223/−75)
Лояльность: 5962 (+5980/−18)
Сообщения: 2856
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#3 Владимир_1 » 01.04.2020, 21:11

Начало-Интендант.
Я не писатель - я просто автор.

Anji01 M
Новичок
Anji01 M
Новичок
Возраст: 59
Репутация: 98 (+100/−2)
Лояльность: 38 (+39/−1)
Сообщения: 152
Зарегистрирован: 17.01.2015
С нами: 5 лет 4 месяца
Имя: Андрей
Откуда: Екатеринбург
Отправить личное сообщение

#4 Anji01 » 01.04.2020, 22:52

Ясно, спасибо. Перечитаю.

Sanprosvet77 F
Новичок
Sanprosvet77 F
Новичок
Возраст: 60
Репутация: 298 (+300/−2)
Лояльность: 130 (+130/−0)
Сообщения: 166
Зарегистрирован: 06.02.2018
С нами: 2 года 3 месяца
Имя: Галина
Откуда: Нижний Новгород
Отправить личное сообщение

#5 Sanprosvet77 » 02.04.2020, 04:31

но не долавливали его как выскочку
Может недолюбливали?

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 38
Репутация: 17148 (+17223/−75)
Лояльность: 5962 (+5980/−18)
Сообщения: 2856
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#6 Владимир_1 » 02.04.2020, 11:20

Сам полёт занял чуть больше часа, и в полпятого борт сел на взлётной полосе военного аэродрома. Попрощавшись с лётчиками, я вином черноморским отдарился, повезло что один из командиров из отпуска вернулся, на черноморском побережье отдыхал, много что привёз. Так вот, попрощавшись с лётчиками, покинуть территорию аэродрома удалось быстро, хотя в журнал прибывших меня всё же внесли. Дальше на автобусе доехал до города. Тут километров семь было. В гостиницу заселяться я не стал, переночую на берегу. Деньги были, отпускные получил, так что прошёлся по магазинам. Колхозный рынок уже закрывался, поэтому завтра одежду гражданскую куплю. В одном магазине я приобрёл отличную палатку и даже спальник, редкая вещь, но тут он был, жаль в одном экземпляре. Горный вариант, для скалолазов. Магазин был для туристов, рыболовов и охотников, так что снасти приобрёл, котелок, да и всё что нужно для отдыха на природе. Хорошо, что тот в семь вечера закрывался, всё успел приобрести. А чуть позже убрал в Хранилище. Потом на такси выехал за город и остановился на берегу реки, где и разбил лагерь. Хочу на открытом воздухе переночевать. Как стемнело я вернулся в город и до полуночи прибирал те схроны о которых лично знал, включая тот где были советские деньги с действующими банкнотами, что ещё были входу. В час ночи закончил. Вернулся в лагерь и поставил будильник на шесть утра.

Ночь прошла просто замечательно, никто не мешал, выспался отлично. Охранный контур не потревожили, хотя я и сузил его до ста метров, не хочу чтобы кто случайно потревожил, а дистанция в сто метров уже заставляет беспокоится, кто это там шастает у места моей ночёвки. Быстро умывшись, да и искупавшись, я свернул лагерь, убрав всё в Хранилище, и направился к городу. Там приобрёл одежду на рынке, он уже работал, переоделся под обычного горожанина, и дальше действовал по уже разработанному и испытанному ранее плану. Пообщался с деревенскими и местными перекупщиками на рынке, дальше информация от них разошлась, арендовал склад и стал скупать всё что мне подвозили. До вечера этим занимался, можно сказать до предела. В прошлой жизни мне такие закупки ой как помогли. Кстати, тех воров с мешками риса на грузовике в этот раз не было, а охватывающая склады цепь сотрудников милиции была. Ушёл тем же способом. В этот раз я закупился даже больше чем в прошлый раз. Одних куриных яиц больше десяти тысяч.
Потом был рейд по самому рынку. Палатки, ковры и ту медвежью шкуру коей пользовался до самой гибели, приобрёл, вещь классная. В общем, много что купил. По чебуречным и столовым пробежался, скупая всё печёное, пироги и пирожки, сладкое, кондитерские изделия, молоко и сметану в бидоны, масло сливочное. До самой темноты. Мотоцикл тоже приобрёл у того же парня, только оформлять не стали, я лишь получил бумагу от владельца о продаже. И как стемнело покатил в сторону Белостока. Ехал не спеша, торопиться мне было ни к чему, всё равно несколько дней ждать придётся. В пути дважды на диверсантов натыкался, те посты на дороге изображали, положив их и прибрав трофеи. Самое ценное это три пистолета «Вальтер» с глушителем, остальное уже сверху шло. И действительно ждал. Дальше всё шло без особых изменений, я набивал закрома, чистил наши бывшие армейские склады, что к немцам перешли, и пункты сбора вооружения и припасов. Анну спас, как и в тот раз, жаль её было. Изменения пошли с группой оруженцев с коими должен был выходить к своим, где замаскированный под капитана-артиллериста генерал был. В этот раз я вышел к ним в своей военно-морской форме, с Анной также было, представился, и пояснил насчёт групп осназа, мол, я курирую, ну и выведя через кордоны, подарил им самолёт. Трофейный транспортный «Юнкерс». Лётчики были в группе, те самые из дальней бомбардировочной с майором во главе, так что набились полный салон, еле места хватило, и улетели. А я пристроился к немецкой колонне, и метнулся к тем складам, где на хранении «Т-28» стояли, и прибрал их. На этом всё. Можно считать схожесть с прошлой историей закончилась.
Месяц у меня ушёл на все дела. Хранилище заполнено на девяносто восемь процентов, причём я продолжал качать, же на пять с половиной тысяч кубов то стало. Больше трофеев набрал, чем в прошлый раз, да и немцев пограбил изрядно, однако на этом пока хватит, продовольствия на шестьдесят процентов, чуть меньше чем я планировал, но этого хватит лет пять кормить Ленинград в блокаде, так что нормально, запасся. Вот так убрал танки, мне лично «Т-28» очень нравились, несмотря на многие их недостатки, вроде слабой брони. Однако против пехоты лучше ничего нет. Так вот, я отошёл от опустошённых складов, я и сами пакгаузы опустошил, там запчасти к танкам и снаряды были, запасы топлива, и достал самолёт. Немецкий «Шторьх» встал рядом. А потом и пилота, немца. Для того в плен и взял, чтобы тот возил меня, и тот это делал. На территорию Украины забрасывал за трофеями, и обратно. Сам-то пилотировать я не умел и учиться не собирался. Как-то не моё. Вот и в этот раз, самолёт я уже заправил, так что, когда тот устроился в кресле пилота, сел за ним, держа пистолет в руке. Дальше взлёт и мы полетели на максимальную дальность, в сторону границы. До Буга долетим, но не дальше, ту и топлива не хватит, да и светать начнёт, время уже два часа ночи, но мне нужно перебраться в Германию, и этот немец всё сделает. Страшно жуть, но я загнал свою фобию в глубь, и спокойно пережидал сам полёт. Чтобы отвлечься поинтересовался:
- Лейтенант, ты там как, есть хочешь?
- Да, хочу.
Ещё бы он не хотел, в плен попал две недели назад и почти всё это время находился в Хранилище, к слову, там ещё полторы тысячи раненых из советских воинов, плюс два десятка медперсонала, насобирал пока по тылам шарился, вернусь к нашим и передам их. Так вот, большую часть тот в Хранилище проводил, а это для него мгновения, а вот полёты на Украину, туда и обратно, да с дозаправками, то получается, что почти сутки тот не ел. Так что я настрогал тому бутербродов и в кружку горячего чаю налил, вот пока мы летели тот и поел. Как ни странно, но нам хватило топлива практически до окраин оккупированного Белостока. Тот сел на лесную дорогу. Благополучно, потрясло конечно, но без аварий. Так что дав тому сходить в кустики, отправил в Хранилище, хотя понимал то летуну нужно выспаться. Тот засыпал на ходу, сам заправил самолёт, просто забрался на крыло, открыл горловину и приставил ладонь, выпустив мощную струю авиационного бензина, заполнив бак. Закрыл горловину и убрал самолёт в Хранилище. Это я уже всё не в первый раз проделываю, какой-никой опыт всё же имелся. Уже светало, так что сойдя с дороги, я пробежался, с километр, там был берег мелкой речушки. Там на днёвку и устроился, хорошенько накупавшись и смыв пот. Я собирался посетить базы военного флота Германии на предмет утащить что целое, поэтому место в Хранилище имеется, одна субмарина, та же «семёрка», точно войдёт, но продолжал качать Хранилище, мало ли что ещё интересное будет. Всё же я флотский.
Уже засыпая подумал, что тут информация о боевых интендантах будет расходится раньше, чем в прошлой жизни, свидетелей много оставлял. Да и вообще тут история может по-другому пойти. Да уже идёт. Например, Максим Гусаров, комсорг и молотобоец сталелитейного завода в Минске, тут погиб от обширного кровоизлияния в мозг после получения травмы на рабочем месте. Вот так вот. Также помимо сбора складов и вооружения, я с окруженцами общался, в своей форме морского лейтенанта, предъявляя документы командирам окруженцев, помогая с припасами и продовольствием. Ну и рассказывая о боевых интендантах. Так что информация должна расходится. Больше двух десятков небольших лагерей военнопленных освободил. Небольшие - это до тысячи человек. Из них шесть были командирские. Там тоже выступал как куратор террор-групп. Если кто до наших доберётся, а я их хорошо снарядил, точно об этом расскажут. По-другому мне не объяснить, как на территории блокадного Ленинграда столько всего может оказаться. А на этих мифических боевых интендантов, которые в скором времени будут людьми наделены сверхъестественными соборностями, точно списать можно всё что угодно. В прошлой жизни сработало, почему сейчас не сработает?

Выспался я отлично, встал ещё засветло, время было три часа дня. Отдохнул великолепно. Дальше пока было время, достал две полевых кухни, немецких, помыл их, и залив воды, разжёг топки. А что, время есть, как стемнеет дальше полечу. Кстати, достал из Хранилища лейтенанта, бросив пару одеял чуть в стороне, велел лезть в речку, а потом спать. Так что тот искупавшись, развесил мокрую форму и вскоре вырубился на подстилке, пусть отдохнёт, не хочу попасть в аварию если тот заснёт в полёте. Сам я был в новеньком комбинезоне советского танкиста. На голове красноармейская пилотка, только тельник видно в вороте. Ну и сапоги на ногах, вооружён пистолетом и пистолет-пулемётом, выбрал наш «ППД» с рожковыми магазинами. Свою форму лейтенанта надевал только общаясь с освобождёнными военнопленными или окруженцами, а потом убирал чтобы как можно дольше её хватило. Теперь по кухням, это были немецкие полевые на деревянных колёсах, их лошади должны буксировать, кухни с двумя котлами, одной модели. Я подумал, время есть, занять себя чем-то надо, почему бы не сготовить чтобы надолго хватило? Вот в одном котле первой кухни молочную рисовую кашу готовил, десять процента запасов молока использовал, и немного сливочного масла. Во втором котле компот из сухофруктов варил. Во второй кухне, в первом котле варил гороховую похлёбку. Картошку только что чистить закончил. А во втором котле промытую гречку, потом тушёнкой заправлю. Вполне гармонично получалось.
Кто бы знал, как я один выеб… Точнее, как я устал носиться между котлами. Без помощников тут очень трудно, теперь я понимал, как поварам тяжело, адова работа. Тем более у меня привычки и опыта такой работы не было. Одно радовало, всё сделал, готово. Проба сняты, топки погашены. Я так устал, что убрал кухни в Хранилище, хотя по котелкам всё разлить хотел. Потом сделаю, сейчас сил не было. Надо ведь ещё остыть дать блюдам, кипяток тоже есть не хочется. Вот-вот стемнеет, я искупался, и переоделся в форму немецкого офицера, лейтенанта, документы на адъютанта командира одной из танковых дивизий «СС». Буду изображать курьера с особыми полномочиями. Это на всякий случай, особо к немцам я выходить не собирался, но мало ли что.
Вот так разбудив лейтенанта, подождал пока тот оденется, бежать тот не пробовал, устал, да и я отслеживал его Взором, хотя визуально особо за ним не следил. Так мы вернулись к дороге, уже стемнело, я отправил того в Хранилище. Достал самолёт и потом лейтенанта. Дальше снова устроились в салоне и взлетев полетели дальше. К слову, я за штурмана был. Дальность у самолёта была четыреста десять километров, тут бак чуть больше имелся, с дозаправкой на крохах бензина мы долетели до немецкого города Любек. Я подумывал заглянуть в Щецин, город-порт что стался у нас по правому борту, но прикинув, решил, что вряд ли найду там для себя что интересное. Вообще нужно добраться до атлантического берега где имеются базы подлодок Кригсмарине, основной состав там. А в Балтийской луже разная мелочь, малые подлодки, вроде моей «малютки», командование над которой я недавно сдал. Нет, наверняка и средние есть, но не много, и вряд ли лучшие, всё новое идёт в части что воюют на Атлантике, где сейчас пытаются взять господство над ней англичане и немцы. В Любеке я планировал пополнить запасы топлива, согласно информации полученной разведкой флота, там неплохие запасы сосредоточены, торпед запасы для немецких подводных лодок, может запчасти, ну и пару «шнелльботов». Я читал сводки, до меня их доводили как до командира боевого корабля, так что более-менее был в курсе где что сосредоточено. Сейчас-то понятное дело многие базы перекинули ближе к фронту, в те советские города с портами что захвачены, вот Ригу захватили, но вряд ли там боевые корабли немцы сосредоточили, слишком близко к фронту. Если только лёгкие силы вроде торпедных катеров или сторожевиков с небольшими тральщиками.
На место мы прибыли ещё затемно, три часа ночи было. К слову, заправлял я самолёт без подстраховки, лейтенанта не убирал, свидетеля я всё равно планировал на тот свет отправить, слил топливо с Хранилища в бак до полного, и мы полетели дальше. Это при дозаправке. А сейчас, прибыв, отправив их в Хранилище, самолёт перед этим заправил, я задумался что делать. До города километров пять, велосипедов у меня штук двести, в основном трофейные, такой транспорт немцы довольно масштабно используют, доеду быстро и бесшумно, до рассвета два с половиной часа. Вот я и думаю, как поступить. Махнув рукой, я так до рассвета и доставал часть груза их Хранилища и убирал, качая его. За четыре часа, я и световое время суток прихватил, накачал на восемь кубов. Ну вот, для одного «шнелльбота» теперь точно место есть, а такие машинки хорошие, скоростные, удрать можно от любого. Ну крое авиации. Но и от них есть чем отбиться. Штука интересная и нужная. После проведённой работы переоделся в гражданскую одежду, пусть пошита советскими портными, другой всё равно нет, но та мало чем отличается от местной, только специалист разберётся. Но я всё равно местные рынок собирался посетить, ну или где там одежда поддержанная продаётся? Так и катил на велосипед к городу. Велосипед вполне немецкий. Особо внимания не привлекал. Куртка на мне, кепка, молодой парень едет. Странно что не в армии, но можно отговорится. Например, у меня один глаз не видит.
Въехал в город благополучно, пост на въезде был, с пяток солдат при унтере, шлагбаум и пулемётное гнездо, но даже не досмотрели. Остановили, унтер спросил почему не в армии, и узнав, что слеп на один глаз, велел проезжать. Документы не спросили, за документы у меня была бутыль самогона, что я достал из вещмешка. Да и не было у меня их, лишь справка из госпиталя о ранении одного рядового Вермахта в лицо, как-то досталась по случаю. Но вряд ли бы та прошла, на крайний случай приготовил. Трофейных документов хватало, но всё военнослужащих, а тут списание по ранению. От поста я покатил к порту, а тут раз и рынок. Всё-таки у немцев они тоже есть, тем более те не первый год воюют и имеются дефициты разных товаров, вот и образуются такие рынки. Этот не стихийный, специальная площадка с крытыми прилавками. Я заехал в подворотню между двумя большими многоквартирными домами из красного кирпича, убрал велосипед, и направился к рынку. Там быстро сменил одежду на местную, сразу переодевшись, за прилавком закуток в виде примерочной был, убрал свою в Хранилище, и уже под видом местного, стал закупаться, купив тут самодельный вещмешок. Тут было множество колбас, сосисок, свинных рулек в пиве, окороков, и тому подобного, вот это всё я и скупал, благо денег было прорва. Два миллиона рейхсмарок, взятые трофеями в кассах разных немецких частей. Убрал покупки в мешок, а из него в Хранилище и так ходил пару часов по рынку, пока ряды не опустошил, даже внимание к себе привлёк, поэтому пришлось покинуть рынок, и наконец добраться до порта. Не быстро, через час там был, потому как сначала парикмахера посетил, тот меня и побрил, а потом в кафе пообедал. Время к обеду было. А так я порадовался свежим закупкам, в Союзе сосисок днём с огнём не найти, чуть лучше с колбасами, но и с ними как повезёт, а тут такое разнообразие, я у некоторых торговцев почти весь товар скопил, если мне одному, то на несколько лет хватит. Пирогов тут были, но мало, пять с крыжовниковом взял, одни пирожки, видимо пока не готовят. Сладкие пудинги, тоже брал, да всё мучное и печёное постарался выкупить. Те же штоллен, месте кексы и штрудели. Или песочное печенье. Купил несколько бочонков с пивом. А вообще немецкая кухня довольно разнообразна.
Вот так пообедав я и дошёл до порта, прогуливаясь по набережной. Военных тут много, не раз встречались в военно-морской форме. Тут же немало кафе. Вот я дурень, надо было тут обедать, заодно бы изучил акваторию. Вон отсюда пару тральщиков и эсминец видно, если ещё что есть, то у пристани пришвартованы, отсюда не рассмотреть. Я Взор уже на три тысячи шестьсот сорок два метра на данный момент накачал. То есть, три опции открыто, ночное зрение, «дальний взор» и дальний голос, теперь я мог зависнув над акваторией, как бы в наведении, и осмотреться. Это я и решил сделать. Приметив кафе, осмотрел себя, да не с моим рылом в нём сидеть, одежда простого рабочего, и отойдя к перилам, облокотившись, чуть прикрыв глаза, использовал Взор. Так, вот эсминец, видно что старый, на угле, да и тральщики тоже. Стоят на выходе, видимо охраняют порт. У пристани длинная сигара подводной лодки. Обалдеть, а что тут «девятка» делает? Это же большая океанская лодка, густо накрытая маскировочными сетями. Чуть позже, когда я изучил работы на лодке, а там погрузка шла, явно тяжёлые ящики, и охрана из войск «СС». Как интересно, а не золото ли там? Очень похоже, не зря же так лодку замаскировали. Думаю, как стемнеет та уйдёт, днём вряд ли рискнут. Или в сопровождении эсминца и тральщика. Так вот закончив наблюдение за этой лодкой и погрузкой, та ещё продолжалась, я продолжил изучение акватории. Ага, две субмарины малого типа, в доке стоит на ремонте ещё один эсминец. Похоже мазутный. «Шнелльботы» были, но всего три единицы, шесть сторожевых боевых кораблей, два малых и четыре крупных, потом три гидросамолёта на поплавках, видимо патрульные, там же у стоянки их база с топливным терминалом. Также помимо военных кораблей, были и гражданские в количестве восемнадцати штук, крупные суда меня не интересовали, похоже конвой пришёл из Швеции, нейтралы хреновы, флаги их были, наверняка оба тральщика и эсминец сопровождали их сюда, а вот частные прогулочные катера, даже небольшие яхты, это интересно. Теперь стоит прикинуть что брать. Ладно, ночью решу по тому что останется, а пока стоит найти место где можно выспаться, чтобы спокойно с наступлением темноты поработать.
Найти ночлег удалось быстро, женщина сдавала комнаты, вот и снял одну, объяснив той, что всю ночь разгружал одно из судов, хочу выспаться, следующей ночью новый аврал. Та выдала полотенце, горячая вода была, я принял душ и отправился спать. Так что в два часа дня я уже крепко спал.

Хозяйка разбудила в девять вечера, как и договорились, уже темнеть начинало. Покинув номера, я поужинал внизу, кафе было, ну и пошёл на дело. Пока ужинал, осмотрелся, «девятки» уже не было, грузовые суда на разгрузке, в остальном всё как и было. Даже если на судне было золото, то меня это не особо волновало, хомяком нужно быть тоже в меру. Тем более золота у меня итак хватало, с трофеями взял. Сперва немцы у наших, потом я у немцев.
Сначала я посетил стоянку яхт, выбирал недолго, взял один скоростной моторный катер с двумя каютами и закрытой рубкой. Отличная должна быть мореходность, видимо хозяин для рыбалки использовал, внутри снастей хватало. Ну и яхту морскую небольшую моторную в сто тонн водоизмещением. Четыре каюты внутри, небольшой камбуз и кают-компания, отличная вещь для прогулок на море. Палуба из досок красного дерева. Борта высокие так что та и большие волны не боится. В остальном что было в яхт-клубе ничего интересного, или большое или мне не годилось. Дальше топливные терминалы опустошал, взял дизтопливо, мазута на пару заправок эсминцу, бензину, опустошив подземные терминалы. Потом посетил склад с продовольствием, сняв часового и забрав всё что было внутри. После этого стоянку гидросамолётов посетил, если подумать вещь нужная, и сами самолёты и топливо к ним с запчастями забрал, тут рядом склад с ремонтной мастерской к ним был. Только после этого стоянка «шнелльботов». Забрал два, третий какой-то убитый, да на вид потасканный. Ну и один малый сторожевик. На вид как новый. Проверил бумаги, действительно новый, едва месяц как в строй вошёл. А чтобы всё это прибрать, пришлось на тот свет больше полутора сотен человек отправить. В основном ножом работал. Но и бывало пистолетом, благо у немецких диверсантов из «Бранденбурга», с которыми не раз пришлось встречаться, было такое бесшумное оружие, пистолеты с глушителями.
Когда я покидал город, уже час как тревога стояла в порту, осветительные ракеты взлетали. Обнаружили первых битых и пропажи. Однако уйти мне удалось. Километров на пять от города, где и затаился в овраге. А рассвело, много времени на добычу и сбор трофеев потратил, так что придётся тут передневать. Да, след свой посыпал спецсредством. Немцы и собачек по нему могли пустить, вполне в их духе. Спать особо не хотелось, поэтому начал качать хранилище, доставая танки «КВ», все наличные, и убирая обратно, и так по кругу. А дело в том, что всё, на сто процентов Хранилище загружено, а мне подлодку нужно туда убрать. Малую как-то не хочется, а вот среднюю вполне. Причём желательно новую. Одна из верфей, где спускают такие лодки, находится в Гамбурге, вот и хочу выследить такую лодку после заводских ходовых испытаний, и перед передачей её команде, угнать. А ведь помимо лодки нужно иметь запас торпед к её аппаратам, и снаряды к пушкам, что к орудию, что к зенитным, а это тоже место, так что в ближайшие пару недель качаем Хранилище и создаём свободное место. Заодно до Гамбурга доберусь, буду выслеживать лодку. Воздухом добираться будут, благо личный лётчик имеется, а пока качаем, качаем. Да, когда угоню субмарину и сделаю запасы для её эксплуатации, включая запчасти, то немедленно возвращаюсь к нашим, в Ленинград. Уже пора. Июль к концу подходит, пора прибыть в штаб флота для получения следующего назначения.
Так я до обеда возился, пусть немного, но одиннадцать кубов накачал, что уже неплохо. После этого покинув изрытый вмятинами от гусениц тяжёлых танков овраг, найдя кустарник, и там передневал, хорошо выспавшись, а как стемнело, достал свой велосипед, и покатил к Гамбургу. Я посмотрел по лётным картам, что удалось мне достать, тут до него чуть меньше семидесяти километров будет. Шуметь мотором «Шторьха» не хотелось, думаю немцы уже в курсе о пролёте одиночного самолёта, которого не было в списках полётов на это время, и плотно стерегут небо. Может у меня паранойя разыгралась, но я решил пока воздухом не летать.

***

Несмотря на то что до Гамбурга было не так и много, за пару дней не спеша доехать можно было, добрался я до его окраин только через одиннадцать дней. Да я обнаружил просто отличное место где можно пожить вдали от местного населения, лесок с поляной в центре. Раскинул сигнальный контур Взора и качал там Хранилище. Помимо этого, наполнил помытые котелки приготовленными на полевых кухнях блюдами. Помните те две полевые немецкие кухни? Конечно не всё из котлов ушло, где-то по трети, остальное оставил на будущее. Так я ещё достал и на нескольких полевых армейских кухонь, что немецких что наших, также сготовил в их котлах разные блюда, постепенно приобретая нужный опыт. Всего ещё шесть кухонь использовал и одну походную хлебопекарню, тоже нашу, отбитую у немцев. Лейтенанта доставал, покормил, дал отдохнуть и выспаться, убрав обратно, теперь свежий и отдохнувший тот готов к работе. Ну и сам активно налегая на кач, смог увеличить размеры Хранилища до шести тысяч ста тридцати двух кубов. У меня размер Хранилища был даже больше чем в прошлом мире. Но там мне особо и не нужно было такое большое, а тут требуется. В общем, за эти одиннадцать дней, за вычетом двух что на готовку тратил, я накачал где-то шестьсот кубов. В принципе солидно, для лодки и запасов к ней уже впритык, но хватает, тем более кач я не собирался прекращать.
В этот раз я не рисковал, подъехал к окраине ночью, в сам город не въезжал, а налегая на педали, объехав, выехал к обрывистому берегу Эльбы, откуда с помощью Взора осмотрел и верфи, и причалы рядом. На стапелях три корпуса, но готовых я так и не нашёл, так что развернувшись, покатил дальше. С Гамбургом, точнее местной верфью, облом, если что недавно тут и спускали, то давно увели к устью. Так что пока ещё стояла ночь, часа два до рассвета, выехал на дорогу и покатил в сторону главной военно-морской базы германского флота в Вильгельмсхафен. Тут чуть больше ста километров будет, заодно прокачаю Хранилище ещё на пару десятков кубов, я только за. Чую добычи на главной базе германского флота будет много. Двигался ночью, объезжая посты, и переправляясь вплавь через реки, мосты охранялись, и на четвёртую ночь добрался до окраин. Да уж, зенитных частей тут много, только с этой стороны на подъезде четыре батареи, а так Взор показывает два десятка батарей на всю его дальность, а это, между прочим, четыре тысячи триста шесть метров, я продолжал качать Взор. Пробравшись в город, пока была темнота, и спрятавшись в корпусе вытащенного на берег и частично порезанного на металлолом старого тральщика, я наконец с рассветом смог осмотреться. Дальности не хватало всю акваторию бухты охватить, но и того что было вполне достаточно. А немцы в плане маскировки настоящие мастера, с трудом находил что те скрыли, наблюдая сверху, но одно понял, добыча есть и будет. Правда, субмарин тут не так и много, больше надводных кораблей, но и те тоже были. Всего я субмарин нашёл двенадцать, из них семь больших океанских «девяток», и шесть «семёрок». Малых субмарин не было. Думаю, это не всё, наверняка тут ангары и доки для подлодок есть, и те там стоят, а нашёл те что под открытым небом, пусть и тщательно замаскированных масксетями и ветками.
На эту ночь я ничего не успевал, поэтому укрывшись в бывшей шахте трубопровода, сделав лёжку, и вскоре уснул в спальнике. Следующей ночью придётся побегать, работы предстоит много.

Проснулся я в обед, в полпервого, сегодня было двадцать второе августа, пятница. Я планировал через четыре-пять дней добраться до Ленинграда, значит нужно всё успеть тут и можно наконец возвращаться. Свернув и убрав всё что использовал для днёвки, я спустился к воде, тут удобно корпус закрывал, корма в воде была, и умылся. М-да, зря это сделал, мало того что морская, так ещё с мутью. Пришлось доставать фляжку с чисто родниковой водой и умываться ею. Потом позавтракал тем что из готового, молочной рисковой кашей с компотом и сладкой булочкой, после этого опустив руку по локоть в воду, начал кач, набирая воды до предела и выпуская. Я знаю, что набранная морская вода не повредит содержимому Хранилища. Сколько раз так делал, да и сама вода самый удобный материал для кача. Я давно заметил. Закончил, как только стемнело, но шестьдесят кубов накачал. Шесть тысяч двести теперь объём Хранилища. Я же говорил вода — это то что нужно, тем более заполненное Хранилище быстрее качается чем полное. Это я уже тут узнал. Ну и за девять часов работы, с перерывом на обед и ужин, час на это всё ушло, я успел определится что брать. Это изрядно сэкономит время. Вряд ли я успею улететь отсюда, слишком расстояния большие что предстоит преодолевать, но за ночью всё успею прибрать.
Я не писатель - я просто автор.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 38
Репутация: 17148 (+17223/−75)
Лояльность: 5962 (+5980/−18)
Сообщения: 2856
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#7 Владимир_1 » 02.04.2020, 17:46

Проблема была с выбором. Хочется всего и побольше, однако тут хомяк упёрся, можно сказать в клин вошёл, растопырив локти и колени, и ни туда, ни сюда. Так что после долгих колебаний я остановился на трёх боевых кораблях противника, всё новое, лишь один корабль имел один боевой выход. Так вот, было две подводных лодки, «семёрка» и «девятка», и малый тральщик. Новый, этого года, два месяца назад спустили на воду и три недели как тот вошёл в состав флота. Это был малый тральщик типа «М» подсерии «1940». Водоизмещение - семьсот семьдесят пять тонн, длина – шестьдесят пять метров, ширина – восемь с половиной метров, осадка – два и девять метра, скорость – восемнадцать и восемь узлов. Энергетические установки – две паротурбинные установки и два паровых котла; мощность – два и восемь тысяч лошадиных сил. Запас топлива – сто пятьдесят шесть тонн нефти. Дальность плавания – четыре тысячи морских миль. Экипаж – семьдесят пять человек. Вооружение: одна башня с двумя стопятимиллиметровыми орудиями, два тридцатисемимиллиметровых орудия, один двуствольный зенитный автомат, и один четырёхствольный, два бомбосбрасывателя, четыре бомбомета, сорок глубинных бомб, пятнадцать мин.
Ладно субмарины, «девятка» новая, её только-только флот принимать начал. Причём стоит поторопиться, как я подслушал, используя «дальнее ухо», команда для неё уже через два дня пребывает. «Семёрка» тоже новая, принята флотом три месяца назад, месяц команда её осваивала и даже успела сходить в боевой поход, как раз неделю назад вернулись. Утопили один английский тральщик, больше побед не было, под бомбами не бывали. В общем, обе лодки новые, загружены припасами, у большой океанской не полная загрузка, а «семёрка» прежде чем экипаж отправился отдыхать, всё погрузил до полного. Кроме свежих продуктов, их перед выходом выдают. Меня очень заинтересовал этот тральщик, у немцев, несмотря на то, что по классификации те являлись тральщиками, корабли типа «М» использовались и как эскорт, и как охотники за подводными лодками, и как учебные корабли. Такая вещь может пригодится. Да и понравился тот мне. В принципе, если брать все три единицы, то в Хранилище те уйдут, как я прикинул, и на этом всё. Так что нужно качать и качать Хранилище. Да, там много лишнего, но выкинуть я это не мог, ещё пригодятся, поэтому и решил, буду качать. Однако скоро к «девятке» прибудет команда, да и выбранный мной тральщик собирался покинуть порт, сопровождая тяжелый крейсер в составе эскадры. Поэтому я решил рискнуть. Раздевшись, я достал свою шлюпку, ту, купленную в Риге, и погрёб в сторону стоянки тральщика. Тот на якоре стоял, пришлось стороной три якорные стоянки других кораблей обходить. Дальше перевалился через борт, ох и холодная водица, убрал шлюпку и дальше поплыл вплавь, иногда скрываясь под водой. Подплыв к борту корабля, я коснулся его и убрал в Хранилище. А вы что, думали я его прямо тут штурмовать буду? Нет, позже. На месте где стоял корабль осталась пустота, которая тут же схлопнулась, и меня в неё затянуло, помотало, но я выплыл, вынырнув, и достав шлюпку, быстро поработав полотенцем и накинув чёрную рубаху, погрёб в сторону берега. До стоянок лодок я добежал по берегу. В обоих случаях снимал часовых. И если с тральщиком с командой сразу связываться я не стал, то с субмаринами я поработал на борту, используя пистолет. У «девятки» всего семеро было, рабочие завода, перегонная команда и они же испытатели, а «семёрки» восемнадцать человек. Просто время тратить не стал на захват тральщика. Тут же трупы команд убирал в Хранилище, и убрав лодки следом, после чего выбросил тела в воду. Пусть найдут и поймут, что диверсанты поработали. Однако на этом всё, Хранилище полное. Поэтому я вернулся к корпусу старого судна где дневал ранее, и продолжил кач Хранилища. Нужно за пару дней наработать объём чтобы набрать места для торпед, запчастей и снарядов к орудиям. Может и не пару.

Да уж, прятаться пришлось изрядно. Патрули корпус этого судна раз пять осматривали с собаками, я в это время в воде сидел с трубкой в зубах, и дышал. В первый день, весь гарнизон и все части подняли для прочёсывания, при этом я хоть и в воде прятался, но кач не прекращал. Может от этого внимание к этому месту и было, волны выше чем в другим местах, это я выпускал ту, и всё мутное, видимо думали где-то тут прячется. Даже гранаты кидали с торпедного катера. На второй день уже не так активно поиски шли, трупы моряков-подводников нашли, поняли, что угон был, на третий ещё более тихо было. А обнаружили пропажу вскоре, сначала часовых на местах стоянок лодок нашли, мёртвых, подняли тревогу. А вот то что тральщик пропал, узнали когда рассвело.
К четвёртой ночи, с двадцать шестого по двадцать седьмое августа, когда я накачал ещё объёму, где-то двести двадцать кубов сверху, решил, что стоит поработать. Покинув укрытие, корпус старого тральщика для этого отлично подходил, и пробежался по городу, многочисленные патрули мне в этом не мешали. Сняв усиленную охрану, по двое часовых, я уже знал когда развод, вскрыл склады, и стал отправлять в Хранилище, глубинные бомбы, якорные мины, торпеды, и снаряды для орудий и зениток. В Хранилище осталось едва двадцать кубов. Сбегав к докам, где были мастерские и склады с запчастями к подлодкам, меня особенно запчасти к дизелям интересовали, запасные лампы, да много что ещё, и вот так вот убирал в Хранилище. Пока не заметил, что следующая деталь не убирается, тут уже понял, всё, Хранилище полное. Набрал я прилично, но если прикинуть, на год боёв. Так ведь и потом можно навестить немецкие склады. Не за один раз. Минировать ничего не стал, а покинув территорию города, достал «Шторьх», лейтенанта, и мы, взлетев, на небольшой высоте, не выше ста метров, потянули в сторону Ленинграда. Планы выполнены, вот и возвращаюсь.
Полёт не задался с самого начал, километров триста пролетели, когда мотор застучал, и стал работать с перебоями. Мы перепуганные до смерти, причём оба, сразу пошли на посадку. Благо та прошла благополучно, и пилот, открыв капот и осмотрев мотор, только пожал плечами, похоже с двигателем проблемы. Ругнувшись, пользуясь тёмной ночью, я отвёл его в сторону, убрал один «Шторьх» и достал второй. Тот этого не видел, ночь действительно тёмная, небо облаками затянуто, но запустил мотор, кстати, поняв что машина другая, и мы снова поднявшись в воздух с этого поля, направились дальше. Летели до сухих баков, и пошли на посадку, тем более светать начинало, переждать нужно. Вот так двадцать седьмое августа я отдыхал, ну и качал Хранилище в окрестностях города Гданьск. До него ещё километров пятьдесят, но это крупный город, вот я о нём и сказал. А так как тут было крупное озеро, то устроившись в овраге, и выспавшись, я до наступления темноты набирал воду и спускал, и так качал Хранилище. Сорок кубов. Полное Хранилище действительно качать проще, скорость выше. А как стемнело полетел дальше, с дозаправкой сели в районе Риги. Я решил побывать там. И не зря, время полвторого, когда я проник в город, ну и навестил бывшую базу моего дивизиона. Часть складов уцелели и там были немцы, однако ничего интересного я там не нашёл. Или наши всё уничтожили, или вывезли. Склады целые, скорее всего второе. Решив не оставлять свободное место пустым, я добрался до железнодорожной станции и отправил в Хранилище содержимое нескольких грузовых вагонов. А точнее, в них был уголь. Зима лютая ожидается и уголь точно пригодится. Дрова тоже неплохо, но всего пара поленец в запасе. НЗ. Я планировал этой же ночью дальше вылететь, тем более шанс до рассвета перелететь линию фронта был, однако, обнаружив два лагеря военнопленных, занялся освобождением. Не зря побывал в городе. Переоделся в свою форму лейтенанта, ну и поработал оружием с глушителями. Дальше подготовил запас оружия и припасов, выдал, и отправил освобождённых прочь. Почти шесть тысяч, командиры среди них были. Треть ушла в леса, пробираясь в сторону передовой, а крупная часть, там майор-стрелок командовал, взяли Ригу штурмом, зачищая её. Я в этом безумии не участвовал, отсыпался в лесу.

Днём я выяснил что в Риге полно немецких частей, а наших уже нет, подслушав немецких офицеров, не покидая убежища, тут до окраины города пара километров было, дальности работы Взора хватало, узнал, что пленные зачистили казармы местных националистов, так вот кто им нужен был, перебив всех, и ушли, сбив сходу несколько заслонов. Сейчас их по лесам разыскивали. Ещё несколько групп прорвались на захваченных катерах, к островам рвались, которые ещё наши удерживали.
Переодевшись в гражданскую одежду, я добрался до берега моря и купаясь качал Хранилище, а то полностью заполнено, резерв всё же иметь стоит. Хм, а ведь в прошлой жизни своей Путника я так иступлено не качал как Взор, так и Хранилище. Сейчас уже накачал за три месяца больше чем за год в прошлой жизни, а это заставляло задуматься. Как бы то ни было, двадцать шесть кубов я накачал, снова наполнив их углём, и как стемнело полетел с лейтенантом дальше. За Псковско-Чудским озером мы сели на дорогу, заправились и полетели дальше. Зная какая зенитная защита у города, я честно опасался сближаться, так что крались на минимум газе. Работал мотор тихо, шума мало было, но и скорость сильно упала, так что за час до рассвета мы сели на пустую дорогу в тридцати километрах от окраины. Я убрал самолёт с пилотом, достал «эмку», и покатил дальше. Посты я видел издалека, всё же почти пять тысяч километров дальность Взора. Так что объезжал, а когда это невозможно, обходил на своих двоих. Когда рассвело, я был в шести километрах от окраины, уже переоделся в форму совестного военного моряка, и заехав в небольшую деревушку, остановился у одного из домов, в деревушке едва десяток домов было. Несмотря на ранее утро, тут уже встали и работали по хозяйству. Так что встретили спокойно. Из взрослых женщина была лет сорока и старуха, мужского населения в деревне не видно, или пацаны или старики. Хозяйка дома на мой окрик от калитки, подошла, хотя пара девчат лет шести и восьми опередили её, подбежав и с интересом меня разглядывая меня.
- Доброго утра, - поздоровался я. - Лейтенант Мальцев. Извините, я в дороге всю ночь был. Хотел бы выспаться. До обеда. Не пустите?
- Да, конечно, проходите, - скидывая кожаную петлю, отворила та калитку.
Девчата испросили разрешения в машине посидеть, та у забора стояла, я разрешил, она не заперта, как потом оказалось, детворы набежало множество, набившись в салон, а мне выделили кровать, похоже хозяйскую, она одна в доме панцирной была, спросили не хочу ли позавтракать, я отказался, и раздевшись, оставшись в одном исподнем, лёг и сразу уснул. Разбудить меня я попросил ровно в двенадцать часов дня, часы в доме были, с ходиками, для деревни вещь редкая и дорогая.

Разбудили меня вовремя. Хозяйка, сообщив что на стол накрывает, вышла из светёлки, а я сев, стал протирать глаза, сонно моргая. Ну и Взором прошёлся по округе, а вот это уже интересно. У моей «эмки» стояла «полуторка», которую как раз покидали бойцы-пограничники, из кабины выходил командир в звании лейтенанта.
Мельком смотрев машину, пограничники пообщались детьми, тех стало куда меньше, но всё равно все двери открыты и малышни хватало, и лейтенант с двумя бойцами прошёл на территорию подворья. Остальные рассыпались. Трое у машин остались, включая пулемётчика, остальные разбежались. Грамотно окружили, если бы собрался на прорыв уйти, сложно было бы. Наблюдая за ними, в кровати я не остался, не трогая свои вещи, так босиком в одном нательном белье, кальсонах и рубахе, я вышел наружу, и подойдя к бочке с дождевой водой, она у стены сарая стояла, начал умываться, отфыркиваясь. Сюда же хозяйка подошла, с полотенцем. Помыв как лицо, так и шею, я разогнулся, вытираясь полотенцем и посмотрел на подходивших пограничников, скорее всего те из службы охраны тыла. Так и оказалось, подойдя, лейтенант представился:
- Начальник патруля службы охраны тыла, лейтенант Парфёнов. Попрошу ваши документы. По какой причине находитесь здесь?
- Лейтенант Мальцев, подводник, Балтийский флот, в недавнем прошлом командир лодки. До недавнего времени выполнял секретное задание, о котором сообщить не могу. Направляюсь в штаб флота чтобы получить новое назначение. Документы в доме, оставил в форме… Слушай, лейтенант, мы нигде не виделись? Лицо твоё знакомо.
Я действительно где-то того видел, а вспомнить пока не могу.
- Вроде не встречались.
- Вспомнил, - воскликнул я, действительно опознав того. - Восьмое июля, окрестности Барановичей. Я там курировал три группы осназа, мы работали в тылу противника. К нам вышли окруженцы, кажется майор Филатов старшим был. В те времена постоянно с окруженцами встречался, десятки групп, всех не упомнишь. Я им помог боеприпасами и продовольствием. Ты там был, когда я с майором общался, подошёл с докладом по разведке переправы.
- Было такое, - подтвердил тот. - Только ночь же был, моряка помню, а лица не разглядел. А голос узнаю, похож. Ваша помощь тогда с припасами и снарядами нас здорово выручила. А вы значит куратором у осназа были?
- Да.
- Можно вопрос?
- Валяй, - втирая руки, разрешил я, после чего повесил полотенце на палку, что торчала из забора. Хозяйки не было, она под яблонями на стол угощение готовила, дочери той помогали.
- Почему моряка куратором назначили?
- Группы работали по побережью. Я за эти два месяца где только не был, включая Германию. В Любеке диверсию устроили, в Гамбурге и на главной базе флот Германии Вильгельмсховене. Даже подлодку угнали и пару боевых кораблей. Их сюда к Ленинграду перегнил, спрятали в шхерах. Так как действия группа были признаны успешными, их отозвали в Москву, а меня вернули флоту, мол, служи дальше по специальности. Надеюсь получить под командование трофейную подлодку. И значишь что, лейтенант, если бы я знал, что меня ждёт, я возможно бы отказался. У меня боязнь высоты в острой форме, а передвигаются группы в основном воздухом. На трофейных самолётах. Я столько налетался, на всю жизнь хватит. Как не поседел не знаю. Хотя конечно здорово было, за эти два месяца я один только уничтожил около четырёх сотен солдат и офицеров противника, а общая численность на все три группы за сорок тысяч. Так-то. Ладно, это к делу не относится, сейчас документы вынесу.
Тот молча кивнул. Я вернулся в дом, быстро надел форму, носки и ботинки, и застегнув ремень, приправляя фуражку вышел во двор, протянув документы Парфёнову. Тот их быстро просмотрел, поднял удивлённо брови и сказал:
- У вас они на отпуск оформлены, да ещё за два дня до начала войны.
- Всё верно. Как поступил приказ выдвинуться к границе, так и выполнил его. К сожалению, командир дивизиона, где я служил, выдать командировочные мне не мог, пришлось сдать командование лодкой и взять отпуск. И да, лейтенант, о начале войны я узнал в пятницу, за два дня до её начала.
- Документы на машину?
- Это подарок от бойцов, трофейная.
- Она же наша?
- Захватили у немцев, значит трофейная. Прибуду в штаб флота, сдам в гараж, пусть используют. Мне не почину.
- Ясно, - возвращая документы тот сказал. - Отпустить я вас так не могу, пара бойцов сопроводят вас до штаба флота.
- Без проблем.
Далее тот уехал, а пара пограничников остались, они кстати присоединились к столу. Сам я хозяйке выдал вещмешок, сделав видимость что достал его из багажного отсека машины, он хоть и крохотный, но вещмешок вместить может. Мол, от нашего стола вашему. Детишкам жестяную коробку с конфетами, немецкие леденцы, пояснив что это трофей. А после обеда, вкусно было, особенно томлённые щи со сметаной, мы собрались, и покатили к городу. Оба бойца сзади сели. Так проехав три поста в городе, сопровождение помогло, нас пропустили, я и остановился у здания штаба флота. Если кто думает, что штаб размещён в Кронштадте, то зря, сейчас он в Ленинграде находится, Кронштадт — это военно-морская база. По крайней мере службы тыла и кадровый отдел тут находятся. Подъехав к зданию, я припарковался, и покинув машину прошёл в здание, оба пограничника за мной следом. Предъявив дежурному документы, сообщил, пока тот в журнал учёта вносил мои данные:
- Прибыл для получения нового назначения.
Тот изучив, прочитал даты в отпускном и удивился.
- У вас написано, товарищ лейтенант, что вы ещё до войны получили отпуск.
- Выполнял секретное задание, для дезинформации получил отпускное удостоверение. Пришлось два месяца брать, в один бы не уложились.
- Ясно, - заканчивая записывать, ответил старший лейтенант, что тут был дежурным. - Вам нужно в отдел подводного плаванья флота к капитану первого ранга Стеценко. Он сейчас у себя. Второй этаж, левый коридор третья дверь справа.
Убирая документы обратно, я повернулся к пограничникам и сказал:
- Благодарю за службу, бойцы.
Те молча козырнув развернулись и ушли, а я направился к лестнице, козыряя командирам. К слову, я был в парадной форме, при полном параде, всё начищено и сверкает, именно в таком виде и должен командир перед командованием являться. Подойдя к нужной двери, я постучался и открыв дверь вошёл. Отдел подводников занимал четыре комнаты, одна числилась кабинетом Стеценко, а так тут шла активная работа.
- О, Мальцев? - оторвавшись от карты, сказал какой-то капитан третьего ранга. Я хорошо разучил звания у военных моряков Союза, уже не ошибаюсь, как это в первые дни было. Придумали же эти галуны на рукавах.
Другие командиры, трое со звёздами политработников, тоже повернулись ко мне. Похоже совещание было, народу много. Этот капитан третьего ранга, подойдя, зло спросил:
- Ты где был?
- Выполнял секретное задание руководства страны. Участвовал в диверсиях на морских военных базах Германии. Задание выполнено, был отправлен обратно. Готов получить новую должность и приступить к службе.
- Идём к командиру.
Тот сопроводил меня к кабинету начальства, зашёл, пробыл с минуту, и открыв дверь, мотнул головой:
- Зайди.
Пройдя в кабинет, козырнув, доложился:
- Товарищ капитан первого ранга, лейтенант Мальцев, прибыл для дальнейшего прохождения службы, - после чего достав документы, я положил их на стол перед Стеценко.
- Лейтенант, вы где были?
- Выполнял секретное задание на территории противника.
- Этому есть подтверждение? Какие документы?
- Нет. Задание в стиле нас там не было. Подтверждения не будет. Я так понимаю это один из тестов для проверки моих боевых и деловых качеств. Смогу выкрутится или нет.
- Ты понимаешь, что я тебя как дезертира должен арестовать?
- Понимаю. Только смысла не вижу. Совершая диверсии на территории Германии в составе групп осназа мне удалось угнать у немцев подводную лодку тип «Семь», и несколько небольших боевых кораблей. Они укрыты в шхерах, а вот субмарина находиться тут, в Ленинграде. Её завели в порт и положили на грунт. Так как по старому правилу флота кто захватил тот и принимает командование, прошу меня назначить её командиром.
- Бред, - вздохнув, сказал каперанг. - Я даже слушать эти сказки не хочу. Идём за мной.
Тот встав из-за стола, направился к двери, я за ним, на ходу Стеценко бросил мне:
- Трибуц тебя командиром поставил, пусть он твою судьбу и решает.
Адмирал к счастью был у себя, только что вернулся после инспекции с судоремонтного завода, где ремонтировался эсминец. Как оказалось, произошла страшная катастрофа во время перехода корабельного состава флота из Таллина в Кронштадт. Боевые корабли бросили сопровождаемые ими суда и те понесли огромные потери, много моряков погибло, как и гражданских, в этом обвиняют адмирала. Как я понял, вполне по делу. Пришлось переждать с полчаса в приёмной, пока наконец не впустили Стеценко, а потом вызвали и меня. Адмирал был злой как чёрт, видимо Стеценко смог подобрать такие слова чтобы накрутить того.
- Лейтенант, сообщите причину вашего отсутствия на боевом посту.
- Товарищ адмирал. Двадцатого июня я был снят по личному прошению с командования лодкой и был направлен выполнять секретное задание руководства страны. С тридцатого мая по двадцать седьмое августа этого года я был куратором трёх групп осназа, получив приказ двадцатого июня, с сообщением о скором начале войны, о чём доложил командиру дивизиона, я сдал лодку и немедленно отбыл в Минск, где в районе Белостока соединился с террор-группами. За сутки до начала войны мы уничтожали диверсантов противника, после этого пропустив немецкие части уничтожали их тылы и штабы. Захватывали немецкие склады и освобождали наши, вывезя всё на нашу территорию. Также с брошенным вооружением, включая танки и тяжёлую артиллерию. Освобождали лагеря военнопленных, уничтожали стратегические объекты вроде мостов и переправ. Помогали группам окруженцев припасами. Везде я выходил на контакт с окруженцами и освобожденными из лагерей. Три недели назад группы были переброшены воздухом в Германию, где работали по военно-морским базам Любека и Вильгельмсховен. Ночью удалось захватить несколько немецких боевых кораблей, включая подлодку тип «Семь». В данный момент она находиться тут, в Ленинграде. Прошу меня, как участника абордажа, поставить командовать ею. В данный, я не требуюсь как куратором, и меня вернули обратно флоту.
- И вправду бред, - пробормотал заметно успокоившийся адмирал, и тут же стал припоминать. - Мальцев, Мальцев. Неделю назад по представлению штаба Западного фронта за боевые заслуги в Москве был награждён орденом Боевого Красного Знамени лейтенант Мальцев, с линкора «Октябрьская Революция». Сейчас встаёт вопрос, а того ли Мальцева наградили?
- Не могу знать.
- А у меня уже сомнений нет. Значит так, раз документов, подтверждающих это твоё… секретное задание, нет, будем решать вопрос с тобой по законам военного времени. Всё решит военно-полевой суд. Увести.
Стеценко подхватил под локоть и повёл меня к двери, а адмирал бросил в спину, с вопросительной интонацией:
- Лейтенант, что там с «семёркой» немецкой?
- А что с ней? Всё в порядке с ней. Решили вот передать Северному флоту. Им нужнее, как и надводные боевые корабли. Балтийскому больно жирно будет.
- Так, - адмирал устроился за столом, и велел Стеценко. - Оставь нас.
Тот вышел, но адмирал молчал с минуту, задумчиво изучая меня, пока наконец не прервал тишину в кабинете:
- Это что сейчас было? Мстить решил?
- А за что? Вы в своём праве.
- А трофеи?
- Какие трофеи? Какое Балтийский флот к ним имеет отношение? Я за карьеру не держусь, честно сказать, наплевать на неё, мечта сменилась, но другая мечта есть, стать самым результативным подводником Балтийского флота. Подлодка для этого есть, большой запас запчастей, топлива и торпед для неё, формируй команду и действуй, тем более пройти минные поля я могу с закрытыми глазами, но раз бьют по рукам, то к чему вообще об этом говорить?
Это бала замануха, после такого фиаско с переходом, когда из-за бездействия адмирала флот получил такие большие потери, тому требовались победы, чтобы обелить себя, и захваченные корабли немцев, предъявленные руководству страны, это такой фактор, который тот не мог упустить. Мы оба понимали к чему я веду. Тот продолжал молчать, наверное, с минуту мысли гонял, после чего спросил:
- Что ты предлагаешь?
Это меня удивило, тот не предлагал, а у меня спрашивал. Однако заминка у меня была крохотная, вряд ли тот её заметил, так что я предложил сделку:
- Предлагаю сделку, которая устроит нас обоих. Я передаю в состав флота «семёрку», получив её под командование. А также малый тральщик тип «М», новенький, этого года спуска, два «шнелльбота», и малый сторожевик. Всё новое, старьё мы на абордаж не брали. У немцев ещё большая океанская лодка была захвачена, тип «Девять», но что с ней я не в курсе. Мне намекнули чтобы я на неё не рассчитывал. Это по надводным и подводным кораблям. Помимо них есть ещё трофеи. Например, авиация. Наша и трофейная.
- Вот как? - заинтересовался адмирал. - Что по нашей?
- Истребители «Як» около сотни, «Миги», «ЛаГГи», «Ил-два», и с полсотни «Пешек». Немецкие, два десятка транспортных самолётов, три десятка штурмовиков, сотня истребителей, бомбардировщики с полсотни. Немного гидросамолётов. С полтора десятка. Естественно всё с аэродромной техникой и небольшими запасами снарядов и бомб. На два-три вылета. Ещё есть танки, грузовики, артиллерийские установки, миномёты, ну и стрелковое оружие, где-то стрелковый корпус вооружить можно. В основном наше, ну и немецкое имеется. Всё это я готов передать Балтийскому флоту. За должность командира трофейной подлодки. Ну и просьба звания и награды не зажимать. А так я действительно собираюсь стать самым результативным советским подводником в этой войне.
- Если всё что ты перечислил будет, считай мы договорились.
Встав, тот подошёл и протянул руку, и я скрепил сделку крепким рукопожатием. После этого мы прошли в оперативный отдел штаба, где и начали планировались передачу всего того огромного массива вооружения для передачи флоту. И начать я собирался со своей «семёрки». Работы предстоит много. Стеценко тоже был тут. Помогал с комплектованием экипажа, всё же полсотни опытных специалистов отобрать нужно. Мне отдавали весь экипаж подлодки типа «Щука», она в доке была, бомба попала, тридцать два моряка уцелело, их уже собрались в морскую пехоту направить, а тут я. Остальных по специальностям отбирали. А принимать лодку от осназовцев, как я объяснил командирам, буду ночью. Лица те не светят. Теперь стоит обдумать как решить вопрос с командой тральщика. Те ведь точно проснутся, когда та ухнет в воду и начнёт качаться, после того как я его из Хранилища достану. До боя может дойти. Кажется, у меня есть идея по этому поводу.
- Товарищ адмирал, есть ещё несколько вопросов, - сказал я командующему. - С оккупированной территории нашими группами было вывезено полторы тысячи наших раненых с медперсоналом, нужно их передать. А так как бойцы террор-групп себя не показывают, нужно провести это за городом. Они в лесу их выгрузят, а наши на санитарных машинах заберут и доставят в госпиталь. Также команда немецкого тральщика, они тоже сюда доставлены, нужна конвойная команда, чтобы сопроводить в лагерь для военнопленных. Там их семь десятков с командиром корабля. В остальном всё можно решить согласно разработанным планам по передаче.
- Добро, - согласился тот.
Всё же пока было светлое время, решили начать с раненых и пленных, так что я в сопровождении представителей особого отдела спустился вниз, моя машина стояла на месте, к слову, её за мной решили записать, и мы в сопровождении «Зиса» с краснофлотцами покатили за город. Что ж, приступим, дело привычное, опыт есть. Сначала с пленными разберёмся. Прибыв на место, довольно крупный лесок, я свернул с дороги и остановился на обочине. Два особиста, один в форме старшего политрука, другой батальонного комиссара, вышли следом, матросы посыпались из кузова грузовика. Я свистнул, и из леса донёсся ответный свист. Я работал опцией удалённого чревовещания. Классная штука, теперь никто не усомнится что оснозовцы есть.
- На месте! - громко сказал я.
- Готов, - донеслось в ответ. - Будете получать пленных по десятку. Куратор ко мне, остальные на месте.
- Принял, - ответил я, и обернувшись к сопровождению, сказал. - Я буду принимать пленных, и звать вас. Дальше уже ваша работа.
Отойдя вглубь, от опушки меня точно не видно, я мысленно вошёл в Хранилище, представив тральщик, и всех людей что на его борту, дальше я, не доставая тральщик, стал извлекать с него и Хранилища наружу членов комнаты. Сначала вахтенных, сразу работая кулаком по затылку. Пять вахтенных, включая офицера, и командира корабля с четырьмя матросами, из матросского кубрика достал их. Те в отключке, ну я и позвал матросов. Сразу подбежали, молодцы, дисциплинировано ждали у машин. Оставив им пленных, я отошёл в сторону метров на пятьдесят и ещё достал десяток, по очереди. Пусть те спали, всё же ночью тральщик угнал, но всё равно вырубал, и снова сдавал матросам. Вот так по два матроса оставались при каждой группе охраняя. В первой уже кто-то очнулся. Документы на матросов я особистам передал. Дальше пленных, приведя в чувство, вывели на дорогу и погнали к городу. Те ничего не понимали, но русские моряки вокруг и вооружённые, пришлось подчинится. Те, кто не хотел, были биты прикладами. Четырёх немцев нести пришлось, слишком сильно видимо бил, без сознания всё ещё. Теперь нашими ранеными займёмся и медперсоналом. Вообще большая часть медиков, попав в окружение, побросали раненых и стались выбираться к своим самостоятельно, эти немногие кто продолжал работать, считая это своим долгом, поэтому и решил их обязательно к нашим вытащить, что и сделал.
Я не писатель - я просто автор.

Medved_ M
Новичок
Medved_ M
Новичок
Возраст: 48
Репутация: 8057 (+8139/−82)
Лояльность: 9592 (+9603/−11)
Сообщения: 2433
Зарегистрирован: 03.01.2015
С нами: 5 лет 4 месяца
Имя: Павел
Откуда: Свердловск
Отправить личное сообщение

#8 Medved_ » 02.04.2020, 18:34

Большой прокол - как пленные будут объяснять "пропажу" в памяти дней между пленением и попаданием в руки НКВД?
http://atlantida-pravda-i-vimisel.blogspot.com/2013/11/1.html
http://catastrophe1707.blogspot.com/
http://igor-grek.ucoz.ru/index/1812/0-14

dodyrmoy M
Новичок
Аватара
dodyrmoy M
Новичок
Возраст: 59
Репутация: 698 (+705/−7)
Лояльность: 4518 (+4746/−228)
Сообщения: 353
Зарегистрирован: 15.11.2011
С нами: 8 лет 6 месяцев
Имя: Имярек
Откуда: Русь, оКраина
Отправить личное сообщение

#9 dodyrmoy » 02.04.2020, 22:27

стал извлекать с него и Хранилища наружу членов комнаты
команды

Большой прокол....как будут объяснять...
А никто ничего не будет объяснять. Мальцев скажет, что не в курсе, а в курсе были только специально выделенные специалисты. Короче в НКВД люди умные, сами придумают.

Спасибо Автору, понравилось!
Изображение

Panadol M
Новичок
Panadol M
Новичок
Возраст: 48
Репутация: 499 (+504/−5)
Лояльность: 899 (+909/−10)
Сообщения: 269
Зарегистрирован: 11.02.2015
С нами: 5 лет 3 месяца
Имя: Алексей
Откуда: Барнаул
Отправить личное сообщение

#10 Panadol » 03.04.2020, 06:21

Спасибо! Хорошо пошла книга! Девчёнку только зря прогнал!
Жизнь-штука сложная, местами непонятная, а местами очень даже "кучерявая"!

Побратим Гошан M
Новичок
Аватара
Побратим Гошан M
Новичок
Возраст: 44
Репутация: 1356 (+1382/−26)
Лояльность: 4036 (+4120/−84)
Сообщения: 511
Зарегистрирован: 08.10.2013
С нами: 6 лет 7 месяцев
Имя: Гошан
Откуда: Республика Карелия Сестрорецк- Колпино
Отправить личное сообщение ICQ Сайт Skype YouTube ВКонтакте

#11 Побратим Гошан » 03.04.2020, 06:29

Владимир_1 писал(а):этим и сбирался заняться.
- собирался
Владимир_1 писал(а):к Ленинграду перегнил
- перегнал
Поживём- Увидим; Доживём- Узнаем; Упрёмся- Разберёмся; Выживу- УЧТУ!!

lerner
Новичок
lerner
Новичок
Возраст: 57
Репутация: 360 (+1057/−697)
Лояльность: 1 (+11/−10)
Сообщения: 1206
Зарегистрирован: 08.12.2011
С нами: 8 лет 5 месяцев
Имя: Алекс
Откуда: Новгород
Отправить личное сообщение

#12 lerner » 03.04.2020, 12:45

При всем уважении, но создается впечатление, что в компоновке сюжета допущена ошибка. Диалог с адмиралом, тысячи раненых и тысячи единиц боевой техники, все это плохо выглядит в тексте. Все выглядело бы более прилично, если бы раненых ГГ в 2 приема сдал в самом начале, а часть боевой техники сдал бы в конце июля, и перед адмиралом предстал, просто прибыв на базу прямо на подводной лодке, для чего ГГ нужно несколько человек перегонной команды, но их легче обеспечить, чем сделать читаемым предложенный вариант.
Точно так же и все остальное можно размазать по тексту уже после легализации первой лодки, т.е. основу читабельности построить на способности ГГ видеть сквозь водную среду на километры, делая по факту успешного командира корабля, а накопленные ресурсы, все, кроме кораблей, сдавать в период прихода на базу, мол, на связь вышли старые контакты.
Ну а тральщик и вторую субмарину можно было бы оставить в резерв и накрутить вокруг них приключения, с потерей корабля и переходом на тральщике до скрытной базы отстоя противника, с имитацией абордажа или просто до Мурманска, с последующим освоением второй лодки или в обратной последовательности.
В любом случае, декларативные объявления, типа, я стану первым и лучшим, портят текст.
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 38
Репутация: 17148 (+17223/−75)
Лояльность: 5962 (+5980/−18)
Сообщения: 2856
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#13 Владимир_1 » 03.04.2020, 13:21

lerner писал(а):lerner » 35 минут назад

Спасибо, постараюсь раскрыть этот момент.
Я не писатель - я просто автор.

Владимир_1
Автор темы, Автор
Владимир_1
Автор темы, Автор
Возраст: 38
Репутация: 17148 (+17223/−75)
Лояльность: 5962 (+5980/−18)
Сообщения: 2856
Зарегистрирован: 22.03.2011
С нами: 9 лет 2 месяца
Имя: Владимир.
Откуда: Россия. Татарстан. Алексеевское.
Отправить личное сообщение Сайт

#14 Владимир_1 » 03.04.2020, 14:51

«Зис» уже укатил в сторону северной столицы, пленных увели, у моей «эмки» один из особистов остался, старший политрук, и с ним два матроса с винтовками «СВТ». Вот подойдя к политруку я и поинтересовался:
- Что там по санитарным машинам?
- Два десятка набрали, должны подойти. В колонне будут матросы для погрузки и врачи из нашего госпиталя, помогут.
- Это хорошо, - и повернувшись, крикнул, спрашивая. - Что там с ранеными?
- Пять минут, первые пять сотен выгружаем, - донеслось отчётливо в ответ. Голос был другой, такой грубый, низкий баритон. С моим точно не схож. - Будьте осторожны, они после нескольких дней сна.
- Добро, - и повернувшись к особисту, сказал. - Подождём немного.
- Что за парни эти бойцы из террор-групп?
- Говорить мне об этом нельзя, но отвечу так. Невидимки. Ты можешь в метре от них пройти в пустыне и не увидишь, лишь нож что перерезает тебе горло. Они много так немцев на тот свет отправили. Я бойцов такого уровня никогда не видел, да и вообще не подозревал что они существуют.
- Такие серьёзные?
- Я видел один захват. Опишу его. Представь, задача захватить двух немецких генералов, трофейный грузовик и легковушка-кабриолет выскакивают на поле, а транспортный «Юнкерс» уже разгоняется, вот-вот оторвётся от поля. И те на легковушке, пока другая группа на грузовике добивает охрану, рванули следом. Когда самолёт оторвался от поля, два бойца террор-группы успели зацепиться пальцами за крыло. Самолёт улетел и через пять минут вернулся. Он был захвачен. Кто такое ещё сможет? А они сделали, взяли на абордаж самолёт в воздухе, вдвоём, хотя салон полон был, полтора десятка офицеров Вермахта и «СС».
- Такое возможно? - в растерянности спросил особист, видимо ярко представил, что я описал.
- Своими глазами видел. Я просил их обучить меня, да куда там.
В это время из леса донеслось:
- Куратор к нам, остальные на месте.
- Пора работать, - сказал я и быстрым шагом направился вглубь леса.
К слову, это было не то место, где моряки принимали пленных немцев, а в полукилометре в стороне. Дальше я стал бегом доставать раненых, те сразу лёжа появлялись на листве. Достав так пятьсот раненых, и весь медперсонал, они спали, я вызвал особиста с двумя матросами. Как оказалось, пока я тут в течении десяти минут доставал раненых, подошла колонна для вывоза. Так что тут стали врачи работать. А я, отбежав на следующе полкилометра, достал следующую партию, а за ней и остальных. Врачам всех раненых передали, тяжёлых много, все неходячие, и вот так постепенно начали вывозить, на опушке несколько больших палаток поставили, некоторым раненым срочные операции требовались, и в развёрнутой походной операционной их начали проводить. Я передел медикам десять санитарных машин на базе «Газ». Некоторые раненые в Хранилище были около двух недель, конечно возникнут вопросы почему они не помнят это время и раны не изменились, но я надут ответы на них. Да хотя бы тем что те бредят. Другие раненые, а я их немало насобирал, тайком ночами перевозил через линию фронта и располагал рядом с каким населённым пунктом, пробуждал медперсонал и кого опалял за помощью, чтобы вывозили. Больше тридцати раз так делал, больше трёх десятков тысяч вывез, а эти раненые крайние, были набраны перед отправкой в Германию, мне было просто не до них, не мешают и ладно.
Уже вечер был, когда мы вернулись в город, меня немедленно провели в кабинет адмирала. Тот был сильно уставшим, тени под глазами залегли, но принял сразу.
Встав из-за стола, подошёл, когда я начал доклад, что тот прервал, и сказал:
- Всё знаю, доложили… Как показали сегодняшние события доверять тебе можно. Приказ назначить тебя командиром трофейной подлодки подписан. Своей властью за боевые действия и захват кораблей противника присваиваю тебе звание старший лейтенант. Наградные уже оформлены и отправлены в Москву. У тебя час, мне нужен рапорт о ваших боевых действиях.
- Не успею, товарищ адмирал, там сутки писать нужно, очень много работали эти два месяца.
- Хорошо. Сегодня получишь лодку, я уже распорядился, поставишь её у пристани ремонтного завода. Инженеры помогут, сменят таблички, чтобы были на нашем языке. Так команде будет удобно работать, да разберутся с управлением и команду обучат. Как думаешь, когда подлодка будет готова к выходу?
- Если поднапрячься, то две недели. Можно первый учебный выход в боевой превратить. Ничего так хорошо не учит как боевые операции, а не учебные.
- С этим согласен. Как лодка встанет у пристани, оставишь её на старпоме, это старший лейтенант Мальков, сам отбирал, опытный подводник, и прибудешь в штаб, рапорт нужно написать, как можно быстрее. В секретном отделе уже всё подготовили, машинистка будет. Да, утром прибуду осмотреть лодку, приготовьтесь. Особисты тоже там поработают, у них свой интерес.
- Есть, разрешите идти? - козырнул я.
- Иди.
Покинув кабинет, я зашёл к начальнику штаба флота, именно тут были мои документы, я их как сдал Стеценко, таких и не видел, в кармане только корочки кандидата в партию были. Теперь в удостоверении я был записан как старший лейтенант, командир подводной лодки типа «Т», номер «101». «Т» - это трофейная? Надо будет узнать. А вообще молодицы в штабе, быстро всё оформили, даже полевую почту завели, что числится на за дивизионом, а именно за лодкой. Записали её за первой бригадой подводных лодок третьего дивизиона. Командир дивизиона капитан третьего ранга Грищенко. С ним ещё нужно познакомится. Как мне сообщили в дивизионе в основном разный хлам, захваченный во время взятия Литвы. Да и мало что уцелело в дивизионе после прорыва из Таллина, кажется моя лодка станет третьей в его составе. То есть, её ещё нет, а в состав флота ту уже ввели. Похоже адмирала очень сильно припёрло, раз так стал работать и с подчинённых требовать быстрой работы. Убрав документы в карман, я покинул кабинет, спускаясь вниз. Теперь галуны нужно сменить, у меня на рукавах один средний и один узкий. Над ними звезда того же золотистого цвета. Теперь узкий стоит сменить на средний, два средних галуна и соответствуют званию старшего лейтенанта. Кстати, пропуск на движение по городу мне тоже выдали, документы на машину, и пропуск уже для неё. А машину за моей подлодкой записали, как командирскую. Заправлять будут на автобазе запасного экипажа, наряды на топливо выдали.
Устроившись за рулём, бак почти пустой, надо будет заправиться, я покатил к казармам запасного экипажа, где должна дожидаться моя команда. Как мне объяснили, старпом Мальков уже должен всё решить, буксир, чтобы отбуксировать лодку к пристани, тоже выделен. Осталось отобрать людей что потребуются для перегона. Выехав на территорию, пропуск сработал, разрешили заехать, я приметил группу моряков у казармы, наверное, это мои, при личном оружие и с вещмешками, и подъехав, остановился.
- Смирно, - подал команду старший лейтенант, видимо и есть Мальков, лично я его не знал.
Подойдя я представился, так и оказалось, моя команда, сорок три бойца при пяти командирах. Это пока всё что есть, остальной состав чуть позже будет. До полного штаба ещё шесть человек нужно. Некоторых придётся выдёргивать из маршевых рот что уже ушли к фронту и возвращать. Познакомившись с людьми, практически все нужные специалисты имелись, как и командиры боевых частей, дизелиста, точнее старшего машинного отделения нет, того же комиссара, но будут. Тридцать матросов, построившись, направились к той пристани где должна встать лодка, а остальных на старой «полуторке», что была приписана к запасному экипажу, отвезла остальных к причалу, где стоял буксир. За руль я посадил торпедиста с лодки, старшего матроса, он умел водить машину и отгонит «эмку» к пирсу у завода. На месте, мы сразу прошли на борт буксира, уже стемнело, и тот отойдя, угольный дым заставлял кашлять, потюхал по Неве к выходу, в сторону порта. Пока шли я и описал старпому и мичману, он боцман, и пятнадцати матросам, как была захвачена лодка. Рассказ мало имел общего с реальностью, но получилось красиво. Потом в рапорте всё это выложу, а пока тренировался на слушателях. Как другие трофеи брали, тоже описал в своей манере реальной сказки. Вот и вышли.
- Здесь, - сообщил я капитану буксиру, имевшему звание капитана второго ранга.
- Стоп машина, спустить шлюпку, - сразу скомандовал тот.
Тот тоже слушал мои рассказы, а что делать на месте мы с ним заранее обговорили. Тот мне не верил, по лицу было видно, но думал, что лицо я его не вижу, темень вокруг. Мы, выйдя в порт отошли правее, тут пусто никого вокруг в пределах видимости ночью, значит появление подлодки из ниоткуда никто не увидит. Шлюпку спустили, я по верёвочной лестнице спустил в неё и сам налегая на вёсла, что для командиров среди моряков нонсенс, матросы же есть, погрёб в сторону. Убедившись, что буксир скрылся в темноте, я приготовился и достал подлодку. Ох и швырнуло меня волной в сторону, когда та клюнула вниз, уйдя вводу почти до верха рубки. Хорошо я заранее люки задраил и швартовы убрал. Всплыв, скидывая массы воды, та замерла. Убедившись, что та перестала качаться, я подошёл к борту, шлюпка неплохо воды приняла, как бы на дно не ушла, я немного ведром выплеснул, но всё равно на дне есть, да и сам я промок до нитки. Скажу, что скользнул с палубы в воду, скользкая. Такое бывает, хотя я и могу потерять авторитет, среди подводников шик иметь большую ловкость.
Вот так подойдя, я пришвартовал шлюпку и перепрыгнув на борт, чуть действительно в воду не скользнув, привязал конец к малой тумбе, и поднялся на рубку, похлопав по одному из стволов двуствольной автоматической зенитки. Открыв люк, я проверил, вода не попала вниз, так что посигналил фонариком в сторону буксира. Вскоре шум работы его машин стал ближе и тот осветив лодку лёгким неярким фонарём, стал подходить к правому борту, шлюпка у левого была. Я спустился и поймав конец стал помогать со швартовкой. Пара матросов, что перепрыгнули на борт, взгрею, нарушение техники безопасности, помогли, дальше перебросили трап и будущая команда лодки перешёл на её палубу. Пусть и не полная, перегонная пока.
- Моторист и электрик, за мной. Старпом, поднимите пока флаг. Как запущу дизель и включу освещение, можно будет спуститься в лодку.
- Есть, - козырнул тот.
Флаг мне в штабе выдали, пакет со мной был, на буксире остался, и старпом его прихватил. И вот пока тот занимался флагом, а команда буксира возвращала свою шлюпку на место, заодно перегоняя буксир к носу, нужно завести буксирный конец, мы с мотористом и электриком прошли в двигательный отсек, я освещал всё фонариком. Сам я с лодкой уже разобрался, с возможностью Взора видеть внутренние отсеки и механизмы, я ещё до того как захватил её полностью разобрался с управлением и всеми системами. Так что переключив энергосистему на дизеля, мы и запустили обе машины. Те затарахтели, выхлопные газы по трубе пошли наружу, и включив освещение на борту и зарядку аккумуляторов, а то уровень две трети, оставив моториста на месте, я направился наверх. Дальше разместил матросов, выделив койки в кубрике, свою каюту я уже занял, показал где старпома будет, тот делил каюту с комиссаром, не знаю кто у меня им станет, пока не назначили, и мы встав на мостике, сюда подняли фонарь, прокинув кабель, я показал электрику где-что лежит и куда включать, и отдал сигнал. Буксир заработал машинами с лёгкой натугой потащил нас к судостроительному заводу. Почти час буксировка длилась. Зарядка аккумуляторов уже закончилась, дизеля смолкли, и освещение, дежурное на борту, переключили на них, на аккумуляторы, электрик уже разобрался что где, да и я показал. Дальше швартовка, что прошла благополучно. Тут нас ждала команда и особисты из штаба флота. Те вывели всех кроме меня с лодки и забрали все бумаги, включая из сейфа капитана, шифровальные блокноты у радиста, ключи от обоих сейфов я им передал. Забрали шифровальную машинку. После чего отбыли. Час осмотр и обыск лодки ими длился. Только после этого команда, что уже ожидала тут, прошла на борт. Вообще стоит их в казарме разместить, но и привыкнуть нужно. Как тем же гальюном пользоваться. Тут немного по-другому чем на наших лодках.
Назначив вахтенных, я отдал отбой, приказав поднять команду в шесть утра, через пять часов, прибудет командующий, нужно будет блеск навести. После этого экипаж отбыл ко сну. Я прошёлся, на борту всё в порядке, пока освещение на аккумуляторах, инженеры прибудут и определят, как лодку к внешнему электропитанию подключать, чтобы ничего не спалить на борту. Хорошо лодка новая, в сейфе у капитана были схемы и бумаги по лодке. Помогут с механизмами разобраться. Я их с боем у особистов вырвал, под роспись, что инженерам передам. Кстати, а не тут ли отец у Мальцева работает? Надо будет узнать. Чуть позже весточку о себе подам, запарка ожидается большая.

Утром действительно к девяти прибыл командующий, лодка блистала. Закрывать германский герб на рубке я не стал, пусть видят жители Ленинграда что уже собирались у пристани, там оцепление из матросов было, что лодка трофейная. Прибыл тот не один, а с военными корреспондентами, представителями штаба флота. Адмиралом было решено широко осветить трофей, о чём многие в штабе были категорически не согласны, особенно разведка, тем более наши подводники будут в сомнении, это трофейная или немцы, атаковать или нет, но тот решил по-своему, ему нужны громкие удачные дела. Да и мы с ним так договорились. Журналисты, изучив лодку изнутри, адмирал тоже прошёлся, подивившись тесноте, сделали несколько фотографий, включая общий снимок на рубке. Ну и расспросили как мне удалось захватит подлодку. Я был героем этой истории с абордажем. Подумав, я за час описал о террор-группах, где был куратором, как работали в Белоруссии и в Германии, и как там захватили эту лодку. Еле уложился. Корреспонденты были восторге. Такой материал. Так мало того я им фотографии подарил, сказав, что у меня ещё есть, а тут я тоже делал памятные снимки находясь в форме лейтенанта ВМФ СССР. Кстати, на нескольких на заднем фоне были боевые корабли Кригсмарине. Это на главной базе я фото делал где «семёрку» угнал. Начальник особого отдела мне кулаком незаметно пригрозил, что утаил их. Не спрашивали, вот и я не говорил. На этом те отбыли, я оставил за старшего старпома, приказав тому навести маскировку на лодку, два тюка маскировочных сетей были в кладовке на борту, два инженера уже осматривали лодку, я им передал схемы на неё, тоже под проспись, чему те очень обрадовались, и отбыл на своей «эмке» к штабу флота. Там до семи вечера безвылазно диктовал машинистке о действиях террор-групп и до моего возвращения в Ленинград. В триста листов уложились, толстая папка вышла. Ну и фотографиями что ранее делал, пришлось поделится. Копия моего рапорта и особистам ушла. Особенно те интересовались вербовщиком что меня на кураторы уговорил. Дал описание неприметной внешности, сообщив, что тот предъявил удостоверение личного порученца товарища Сталина. Надеюсь никаких проблем в этом не будет, что я часто Сталина приплетаю. В отличии от местных особым пиететом к нему я не относился. Уважал, это да, но не молился на него, как можно было подумать, глядя на других личностей.
Мне дали поспать два часа. Потом доставали на пирс где дожидался торпедный катер полный моряков, за нами отошёл второй такой же, и мы на полном ходу полетели прочь. Координаты встречи я сообщил, разбудят, когда прибудем, а сам уснул в каюте капитана. Этой ночью я передавал остальные обещанные надводные боевые корабли, пусть и малого класса. Адмирал торопился с этим. Отошли мы ближе к Кронштадту. Ночь как по заказу тёмная была, всё же первое сентября уже, прибыв на место, меня подняли, спустили шлюпку что на корме катера была, и я сам на вёслах отошёл подальше, кабельтовых на шесть, тут точно не увидят. Достал сначала тральщик, опять чуть не захлестнуло волной, потом сторожевик и оба «шнелльбота», после чего помигал фонариком в сторону катеров, и те появились. На катерах были перегонные команды, между прочим, с уже назначенными командирами на эти корабли, что их начали осваивать, после представителей контрразведки, что первыми осмотрели все отсеки, забрав все документы и карты, а меня на одном катере доставили к стоянке моей подлодки, второй катер охранял трофейные корабли, их ещё нужно доставить на базу и принять. К тому месту буксир шёл, может кому пригодится. Если с механизмами не разберутся. Хотя может немцев из бывшей команды тральщика используют, вполне могут добровольцев найти. А я сразу уснул, как устроился у себя в каюте.

Следующие три дня мне не до подлодки было, всё же отличный мне адмирал подарок сделал, старпом действительно был просто не заменим, он и занимался освоением подлодки, тренировал и обучал команду новым для них механизмам, системами управления и вооружения. Комиссара назначили, но тот пока в госпитале, после ранения отходил, через неделю должен быть. А я был занят, газеты пестрели статьями о действиях моих террор-групп, пошла всё же информация в массы, с фотографиями, где в большинстве был я с трофеями на заднем фоне, что боевые корабли виднелись, танки или самолёты с крестами. В общем, патриотический подъём огромный это дало. Часто мелькали в газетах фотографии других захваченных кораблей, включая тральщика. Корабль конечно неплохой, но я решил себе другой захватить, нефтяной эсминец с турбинами. У того скорость за тридцать узлов, а тральщик едва восемнадцать даёт. Хотя может ещё такой у немцев уведу, тоже новенький. А сам я за три дня передал представителям авиации Балтийского флота все советские самолёты. От истребителей, до штурмовиков и бомбардировщиков. Те шли на пополнение сильно потрёпанных в боях полков. Естественно с запасами бомб, патронов, и аэродромной техники. Да, трофейные корабли уже приняли и ввели в состав флота, но с боеприпасами к ним было глухо, поэтому я поделился запасами. По три боекомплекта на каждый корабль, пока хватит им. Да и торпеды выдал для «шнелльботов». Они те же что и у моей субмарины. Для моей лодки двойной боезапас на склад был отправлен. Также три десятка зенитных систем передал со средствами буксировки, это для нашей морской пехоты, и на этом всё, срочно вызвали в штаб флота. Вообще, на всю неделю я был занят, причём плотно, да так что даже форму новую пошить не удавалось. Только заскочил к портному тот мерки снял, а забрать никак. Ладно за меня это сделали и выдали форму. Две повседневных и парадную. Теперь по форме ходил. Доехав до штаба, я оставил свою «эмку» внизу, и поднялся к кабинету командующего. К слову, водителя мне выдали, молоденького краснофлотца,
- Жалобы на тебя, - в лоб сообщил тот. - Ты почему родным не пишешь? Почему не встретился я понять могу, времени нет, благодаря тебе весь штаб в авральном режиме работает, но хоть пару строк бы написал. Держи, эта пачка все письма тебе за два месяца, нашли всё-таки адресата.
- Спасибо, - несколько растерянно ответил я, забирая довольно толстую пачку писем.
- Садись. Вызвал я тебя по важному делу. Срочно в Москву отправляю, в связи с успехами нашего флота тебя награждают, всё подписано. Золотая медаль Героя Советского Союза с орденом «Ленина» за трофеи, и орден «Боевого Красного Знамени». Это за Белоруссию. Ошибку учли. У твоего однофамильца награду забирать не стали, надеюсь проявит себя в будущем, но на вид ему поставили. Сейчас в секретный отдел, заберёшь командировочное удостоенные, и вылетаешь, борт уже ждёт. С оказией доставишь в Москву пакеты секретной части. Курьер на аэродроме их заберёт.
- Есть, - вставая ответил я. - Жаль с танками не успел, сотню «тридцатьчетвёрок» передать формирующемуся танковому полку обещал.
- Вернёшься - передашь. Не думаю, что тебя надолго задержат.
После этого попрощавшись, забрал бумаги, и водитель отвёз меня на военный аэродром. Я думал там транспортник будет, а это двухместный истребитель оказался, между прочим, один из тех что я передал в морскую авиацию. Двухместной учебный прототип «Як-1», назывался «Як-7УТИ». Их пять было среди добычи. Однако сразу улететь мне не дали, здоровый такой майор-лётчик, сграбастал в объятия, когда я вышел из машины, водитель прямо к самолёту подвёз, ему показали где тот стоит.
- Парень, ты даже не представляешь, как мы тебе благодарны за «яки». У нас в полку едва семь латаных-перелатанных «ишачков» осталось, от полка рожки да ножки, а тут сорок ящиков с истребителями. Восемь уже собрали, нашлись специалисты, да две учебные машины, начали переучиваться. Скоро мы покажем, что такое истребительная авиация флота.
- Да я тут не причём? - смущенно улыбаясь ответил я. - Всё бойцы террор-групп.
- Где они не знаю, а ты тут. Участвовал в захвате и освобождении нашего вооружения? Участвовал. Сейчас задержать не могу, вылет срочный. Но как вернёшься, Пашка тебя обратно доставит, на аэродроме будет ждать, вот тогда сразу не уедешь, шикарный стол накроем.
- Отказываться не буду, - улыбнулся я. Как я уже понял майор командир этого истребительного полка.
Дальше мне выдали лётный комбинезон, потом на меня парашют надели, шлемофон, фуражку я пока запазуху убрал, и устроился в кабине. Сложно было с парашютом забираться, механик застегнул привязные ремни, мотор взревел и вскоре мы оказались в небе. Вечер, надеюсь засветло доберёмся, всё же скоростная машина. Причём оказалось я даже не знал насколько, как вдавило в спинку кресла, так и просидел весь полёт в напряжении. А я ещё думал пока летим письма от родственников почитаю. Они у меня в планшетке. Приземлились мы в сумерках, чтобы вылезти мне потребовалось помощь. Насколько всё затекло. Тут скорее причина в том, что я как замер, так мышцы и одеревенели, ну боюсь я высоты, что тут поделать? Меня уже ждали, машины от наркомата флота с сопровождающим, а также фельдъегерь, что забрал пакеты из секретного отдела флота. Сопровождающий забрал вещмешок, в нём парадная форма, и мы, устроившись в машине, это был «Зис-101», покатили в город. В гостинице «Москва» меня устроили в двухместном номере в одиннадцать часов ночи. Завтра награждение, а пока спать. Так что душ и в койку. А хорошо что в номере я один.

Как ни странно, арестовывать никто меня ночью не пришёл, хотя я и приготовил противотанковую гранату. А что? Другим их не проймёшь. Форму вчера парадную отдал горничной. Должны в порядок привести, погладить. Сопровождающий, это был такой же старлей как и я, велел сидеть в номере и ждать дальнейших распоряжений, так что и будем сидеть.
Позавтракав, на первом этаже был ресторан, я вернулся, и как раз чистил зубы, я всегда это делал после приёма пищи, а не до, а то есть такие уникумы что до делают, а потом ходят с кусочками пищи меж зубов, как раздался стук в дверь. Ополоснув рот, время девять утра, что-то рановато, я прошёл в комнату, в номере была своя ванная комната, и отрыл дверь. Без опаски. Взор показал, что там горничная стояла с моей формой.
- Вот, товарищ командир, я всё погладила.
Забрав форму, я придирчиво изучил ту, и улыбнулся, говоря:
- Марина, да вы кудесница. Никогда не видел такой класс в глажке. У меня не форма, а произведение искусства. Хоть сейчас в музей или на выставку.
- Ой, что вы, - разулыбалась та.
- Такая работа не должна оставаться без награды. Подождите.
Положив бережно форму на вторую кровать, я сделал вид что закопался в планшетке и достал коробку, подарочный набор конфет, купленных в Любеке. Преподнеся довольно красиво оформленную коробку, я пояснил той:
- В Германии купил, когда был там две недели назад.
- Да, я читала про вас и мальчишек из террор-групп. Спасибо.
- Ничего себе мальчишки?! Да я там самым младшим был.
А ведь мне двадцать один исполнился в июле, я в тот день отдых себе устроил.
- Спасибо ещё раз, - прижав коробку к груди, поблагодарила та.
И убежала, а я, закрыв дверь, вернулся ванную комнату, где завершив все дела, задумался. Вряд ли меня куда отвезут до обеда, награждение обычно бывает после двух или вечером, так что время тянуть надо. Вон, пачка писем ждёт, стоит прочитать. Быстро сложив письма в стопку так, что читать я начал с давних, дойдя до свежих в конце. Ну в принципе всё понятно. Описали что в семье. Как война началась тревога в письмах стала проявляться, кто на фронт ушёл, куда и по какой специальности, отца Ивана призвали, он теперь бригинженер. Генеральское звание, а должность та же, главный инженер судоремонтного завода. Последние письма вообще в панике были, почему не пишу и куда пропал. Похоронки не было, вот и надеялись что жив. Кстати, в двух письмах написали адрес и телефон квартиры, последний я как раз не знал. Сейчас думаю почему бы и не позвонить? То, что я жив те точно знают, из газет, а позвонить и извинится что не писал, нужно обязательно. Прихватив письмо где был указан номер телефона, я запер дверь номера, и прошёл к столу горничной, тут на каждом этаже дежурная была. К счастью, та на месте находилась, не та что мне форму гладила.
- Доброе утро, - подорвался я, с этой дежурной ещё не виделся, видимо переменка прошла недавно. - Я бы хотел позвонить в Ленинград на городской номер. Это возможно?
- Да, сообщите какой номер вам нужен и вам переключат его на телефон в вашем номере.
- Благодарю.
Продиктовав нужный номер телефона квартиры Мальцевых, я вернулся к себе. Тут на подставке на столе действительно был большой чёрный телефон, но мне он ранее был без надобности, поэтому я не обращал на него внимания. Кстати, в Любеке в магазине часов, я приобрёл несколько настенных, два в виде шкафа и настольные восемь штук. Все на вид произведения искусства, для того и брал. Были и наручные, но мне без надобности, несколько тысяч имел трофейных с убитых немцев. Это я к чему, в том магазине были и телефоны, совмещённые с часами. Например, телефон, и основанием под старинную башню с часами. Биг-Бен был, Кремлёвская башня, то есть красота, два в одном, да ещё светильники встроенные. Я такие тоже купил, да не в одном экземпляре. На подарки. Вот и прикинул что одна из таких покупок тут бы неплохо смотрелась вместо этого чёрного страшилища. Впрочем, телефоны классического дизайна в том часовом магазине тоже были, я приобрёл пяток.
Звонок раздался минут через десять. Подойдя к столу и сняв трубку, я услышал голос телефонистки.
- Ленинград. Соединяю.
Почти сразу щёлкнуло и раздался плохо слышный, но вполне различимый голос пожилого человека. С родителями Ивана жила бабушка со стороны матери, с учётом что родители на работе, а брат с сестрой в школе, скорее всего это она.
- Бабушка? Это я Иван.
Пришлось кричать чтобы та услышала, видимо бабушка ещё и глуховата, но объяснится и извинится, чтобы та передала остальным, смог, пояснив что нахожусь в Москве, прибыл для награждения. Вернусь в Ленинград, обаятельно навещу. Договорить не успели, связь прервалась, главное основное сказано, а дальше при личной встрече пообщаемся. Я едва успел положить трубку на держатель, как раздался требовательный стук в дверь. Взор показывал троих военных, в форме командиров НКВД. Я их ещё на первом этаже приметил, качая Взор и отслеживая всё вокруг. Подозревать начал что те ко мне, когда на мой этаж поднялись, а их разговор с дежурной только подтвердил подозрения. Вздохнув, я подошёл к двери и открыл.
- Старший лейтенант Мальцев? Попрошу пройти с нами, - сказал тот что имел шпалы лейтенанта госбезопасности, двое других сержантами были.
- Парадку брать?
Я был в повседневной форме, тужурку только на вешалке оставил, да фуражка там, а на ногах гостиничные тапки. Не знал что они тут есть, но у входа две пары стояли, вот и использовал.
- Оставьте, награждение будет в восемь часов вечера, успеете вернутся и приодеться.
- Хорошо.
Дверь я не закрывал, те пристально наблюдали за всеми моими движениями. Быстро натянув свежие носики, ботинки, куртку, ремень с пистолетом, и поправив фуражку, изучив как выгляжу в настенном зеркале у вешалки, покинул номер. Тут сдав ключ дежурной, направился вниз. Дальше как по классике, чёрная «эмка» и Лубянка. В кабинете на втором этаже, куда меня сопроводил лейтенант, сержанты отпочковались на входе, где оружие сдал и меня в журнал посетителей внесли. Так вот, в кабинете на втором этаже за столом сидел майор госбезопасности, полковник если на армейские звания переводить. А ведь меня в чём-то прозревают если двух волкодавов взяли для моего сопровождения, а сержанты явно опытные бойцы, думаю меня бы они скрутили, хотя с момента попадания в это тело активно его развивал.
- Присаживайтесь, - указал тот на стул перед столом, лейтенант не вышел и встал за спиной, облокотившись о стену двери, скрестив руки, тут майор представился. - Майор госбезопасности Клюев, следователь по особо важным делам. Вы, лейтенант Мальцев? Или кто другой, кто носит его фамилию? Расследование показало, что лейтенант Мальцев до войны и лейтенант Мальцев сейчас, это два совершено разных человека. Два дня назад, по нашей просьбе ваш отец прошёл перед вами в двух метрах, а вы его так и не опознали. Как не опознали родную мать и брата. С сестрой решили не проверять.
- О как, сразу в лоб, - усмехнулся я, и подняв руки беззвучно похлопал, аплодируя. - Я восхищён.
Честно скажу я подозревал что до такого дойдёт, актёр я так себе, постоянно роль Мальцева держать бы не смог, да и не знал я как тот себя вёл в жизни, моя индивидуальность прорывалась, так что я постепенно заставлял людей привыкать к новому Мальцеву, благо с переводом были в основном незнакомцы, но то что мне устроят проверку с его родными, вот это невольно восхитило. Почему-то, даже не знаю почему, но фотографий семьи у Ивана при себе не было, не нашёл. Как бы я его родных, узнал если никогда не видел? Так что юлить тут смысла нет, меня прижали, что ясно демонстрировали и теперь пристально отслеживали мои реакции и эмоции, как я себя поведу. Мои беззвучные аплодисменты того не смутили, понял, что я тяну время обдумывая что делать дальше. Молодцы. Отличную работу провели. Что ж, придётся раскрываться. Иначе не выйду отсюда.
Я не писатель - я просто автор.

lerner
Новичок
lerner
Новичок
Возраст: 57
Репутация: 360 (+1057/−697)
Лояльность: 1 (+11/−10)
Сообщения: 1206
Зарегистрирован: 08.12.2011
С нами: 8 лет 5 месяцев
Имя: Алекс
Откуда: Новгород
Отправить личное сообщение

#15 lerner » 03.04.2020, 15:53

Расконспирация не имеет смысла. Основа привлекательности сюжета в неявной для окружающих способности ГГ видеть там, где другие не видят и возможности использовать этот рояль в боевой деятельности подводной лодки. Ну а если он раскроет себя, то ничего этого не будет - он попадет в золотую клетку. Значит все по канону - частичная амнезия, потому что физически он тот самый Мальцев и любое обследование это докажет, в том числе и осмотр разного рода родинок и шрамов родителями, а переселение душ марксистско-ленинская картина мира отрицает напрочь.
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\

Panadol M
Новичок
Panadol M
Новичок
Возраст: 48
Репутация: 499 (+504/−5)
Лояльность: 899 (+909/−10)
Сообщения: 269
Зарегистрирован: 11.02.2015
С нами: 5 лет 3 месяца
Имя: Алексей
Откуда: Барнаул
Отправить личное сообщение

#16 Panadol » 03.04.2020, 17:28

Ух ты! Вот это загиб...сюжетный! Хорошо отвлекает от этой самоизоляции, точнее от проблем со здоровьем, и финансами, мать иху!
Жизнь-штука сложная, местами непонятная, а местами очень даже "кучерявая"!

dodyrmoy M
Новичок
Аватара
dodyrmoy M
Новичок
Возраст: 59
Репутация: 698 (+705/−7)
Лояльность: 4518 (+4746/−228)
Сообщения: 353
Зарегистрирован: 15.11.2011
С нами: 8 лет 6 месяцев
Имя: Имярек
Откуда: Русь, оКраина
Отправить личное сообщение

#17 dodyrmoy » 03.04.2020, 17:32

А что, версия, что после аварии ничего не помнит не ложится в канву?

Спасибо, понравилось!
Изображение

lerner
Новичок
lerner
Новичок
Возраст: 57
Репутация: 360 (+1057/−697)
Лояльность: 1 (+11/−10)
Сообщения: 1206
Зарегистрирован: 08.12.2011
С нами: 8 лет 5 месяцев
Имя: Алекс
Откуда: Новгород
Отправить личное сообщение

#18 lerner » 03.04.2020, 18:26

dodyrmoy писал(а):А что, версия, что после аварии ничего не помнит не ложится в канву?
Формально к нему нельзя придраться - физически это он до последней родинки или мало ли какие там у него приметы есть, какие на любом мальчишке к 18 годам скапливаются, типа шрам на ноге, когда босую ногу стеклянкой размахнул на даче или рукой наткнулся на отцовскую ручку с тушью, да мало ли особенностей, которые родители на своем ребенке с закрытыми глазами определят. Он достоверно настоящий, а мистику коммунисты не признают и наука частичную амнезию не отрицает.
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\

lerner
Новичок
lerner
Новичок
Возраст: 57
Репутация: 360 (+1057/−697)
Лояльность: 1 (+11/−10)
Сообщения: 1206
Зарегистрирован: 08.12.2011
С нами: 8 лет 5 месяцев
Имя: Алекс
Откуда: Новгород
Отправить личное сообщение

#19 lerner » 03.04.2020, 19:45

А то что он изменился, ну так голова, это предмет темный, дать тебе палкой по шарабану, неизвестно как ты себя поведешь. В мировой истории много случаев, когда человек после потери сознания вдруг начинает говорить на языке другого народа, забыв свой или приобретает таланты, которых не было.

Кстати, о субмарине. Если она новая, то на тот момент это могли быть серия 7В или 7С, с увеличенной до 15 тысяч дальностью. Штат у них всего 44-45 человек, но это по меркам противника, у которого в экипажах нет чистых дармоедов типа политруков, а все не просто специалисты, а еще и совместители. Для стрельбы торпедами с глубины он может использовать навигационное оборудование, если отьюстировать, совместить оси торпедных аппаратов с разметкой гирокомпаса, что-бы стрелять в момент совмещения нужных значений курса. Немного тренировок и он, глядя одновременно на положение корпуса лодки по гирокомпасу и на положение цели по "Взору", научится стрелять прямо с данных гирокомпаса, а для отмазки команде, часто запрашивать данные аккустика, мол, по аккустическому пеленгу и все такое.

В общем. Тут противоречивая ситуация. Мальцев прописан в газетах. Он герой. Но даже если он не Мальцев, то сделал то геройства все равно он, но он еще и Мальцев, хотя память и потеряна. Допустим, что его признают Мальцевым, но списывают как психа вчистую, мол, не знаем как у тебя голова в следующий момент перемкнет - вот тебе орден, вот тебе премия и катись к родителям на иждивение, не путайся у занятых военных людей под ногами. Пусть так, но у ГГ есть еще одна субмарина, водоизмещением в 2 раза больше но под такой же экипаж, так что открывается возможность пиратства в северной Атлантике, потому что против Мальцева натурально никто не пляшет - он может не всплывая, прямо с глубины 200 метров лупить торпедами прицеливаясь в конкретную цель. Прикиньте, с четвертькилометровой глубины, куда глубинная бомба хрен знает сколько будет опускаться, можно лупить торпедами, одновременно наблюдая, как они идут к цели. Так что утопить сопровождение ему вообще не проблема, а транспорт с грузом захватить и отконвоировать, куда-нибудь в Англию - на продажу..., мол, бесплатно только птички поют, а нам, морскому партизанскому отряду, тоже что-то жрать надо и корабль чем то заправлять.

Мальчик он богатенький, так что платить может много, точнее очень много и из своих, да плюс доля в добыче. Экипаж из инвалидов набрать, старпом и артиллерист что-бы старые и одноглазые, в пиратских косынках, вот зрелище будет - адъ и израиль. Еще и каперскую лицензию у короля Георга выцепит, если наш грузин и его коммунисты не нуждаются в таких бойцах.
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\

Побратим Гошан M
Новичок
Аватара
Побратим Гошан M
Новичок
Возраст: 44
Репутация: 1356 (+1382/−26)
Лояльность: 4036 (+4120/−84)
Сообщения: 511
Зарегистрирован: 08.10.2013
С нами: 6 лет 7 месяцев
Имя: Гошан
Откуда: Республика Карелия Сестрорецк- Колпино
Отправить личное сообщение ICQ Сайт Skype YouTube ВКонтакте

#20 Побратим Гошан » 03.04.2020, 22:17

Владимир_1 писал(а):Я передел медикам
- передал
Владимир_1 писал(а):но я надут ответы на них
- найду
Владимир_1 писал(а):и кого опалял за помощью
- отправлял
Владимир_1 писал(а):таких и не видел
- так их и не
Поживём- Увидим; Доживём- Узнаем; Упрёмся- Разберёмся; Выживу- УЧТУ!!


Вернуться в «Поселягин Владимир»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 3 гостя