Всякое разное...Это не анекдоты!!!

Описание: ...для тех, кто только начинает...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#81 Uksus » 24.12.2018, 13:23

Быстро (вдруг какой-нибудь излишне бдительный товарищ пристанет к князю) управившись сначала с борщом, потом с макаронами по-флотски и закончив кружкой компота, Гусев выскочил на крыльцо столовой и, обнаружив мирно греющегося на солнышке подопечного, облегчённо перевёл дух. Теперь можно было и не спешить. Неторопливо вытащить из кармана портсигар, а из портсигара папиросу (в этот раз капитан почему-то не стал брать на задание курево и изрядно по нему истосковался). Сначала постучать гильзой по крышке портсигара, потом поднести ко рту, чуть разминая пальцами. Потом дунуть — не слишком сильно, а то весь табак выдуется, но и не слишком слабо — после чего, вставив папиросу в рот, смять гильзу особым образом, прикурить от блестящей никелированными боками зажигалки. И, наконец, сделать первую после долгого перерыва затяжку...

Переждав кратковременный приступ лёгкого головокружения, капитан государственной безопасности Сергей Гусев, осназ, широко улыбнулся миру и неторопливо направился к, похоже, задремавшему князю. Ему осталось каких-то два шага до скамейки, когда Кощей, не открывая глаз и не меняя позы, приказал:
- Выкинь!
- Что? - не понял Сергей.
- Гадость, которой травишься, выкинь, - князь приподнял веки и чуть повернул голову к капитану. - Себя травишь. На весь лес смердишь. Нюх себе портишь...
- Э-э-э... - растерявшийся Гусев беспомощно посмотрел на папиросу, которую держал двумя пальцами, и снова на Кощея.

Тот понял заминку капитана по-своему и спросил:
- Привык?

Сергей тяжело вздохнул. Дело было не только в привычке. Просто вот так вот, никуда не торопясь, спокойно выкурить папиросу было одной из маленьких радостей, количество которых с началом войны изрядно подсократилось. И отказываться от неё...

С другой стороны, князь был прав. Наверное. Да и в... в погибшей группе боец был. Охотник бывший. Рассказывал, что если кто курит, то при благоприятном ветре дым в лесу можно чуть ли не за километр учуять. А если даже сейчас не курит, а просто курящий — то метров за полсотни. Потому как запах въедается...

Гусев тогда подумал, что надо бы бросить, но то одно, то другое, то третье... В общем, не сложилось оно как-то. Вот и остаётся только покивать — мол, да, привык...
- Помочь?

Сергей с подозрением посмотрел на Кощея. Одним из недостатков контуженого, по мнению капитана, было то, что иногда по его лицу хрен что прочтёшь. Как сейчас, например.
- Чего?
- Бросить. Помочь?

Гусев задумался. Соглашаться было... страшновато. Ну, вроде как контуженый, то-сё, мало ли...

С другой стороны — а сколько раз за последние сутки этот контуженый прикрывал его, Серёги Гусева, спину, а? Ну, это в образном, так сказать, смысле... И теперь выходит, что он, капитан Гусев, не доверяет своему боевому товарищу, так, что ли? (Мысль о том, что это может быть хитрая игра Абвера или какой другой разведки, была отброшена, как глупая, наивная и вообще!.. Будь у них такой специалист, хрена бы они его куда отпустили.) Да и скажи кому, что советский командир, осназовец и сотрудник ГБ испугался непонятно кого, что будет?..

В общем, почесав в затылке, для чего пришлось сдвинуть фуражку чуть ли не на глаза, Сергей решил: «Будь что будет!» - и, набрав полную грудь воздуха, резко выдохнул:
- Помоги!..

Ничего не изменилось. Князь продолжал сидеть как и раньше, даже глаза полностью не открыл, солнце светило, ветерок дул... Сидевший на краю крыши воробей что-то изредка прочирикивал...

Внимательно оглядев себя снаружи и прислушавшись к ощущениям внутри, Сергей никаких изменений не обнаружил и вопросительно уставился на Кощея:
- И что?
- Гадость выкинь, - в своей неторопливой манере, слегка растягивая слова, как будто прислушиваясь к их звучанию, посоветовал тот.

Посмотрев на всё ещё зажатую в пальцах папиросу, Гусев огляделся в поисках урны. Обнаружив искомое рядом с крыльцом столовой, неторопливо дошёл до неё, выбросил окурок и, вернувшись, снова уставился на Кощея.
- А теперь попробуй... как это... закурить, да? - полуспросил-полупредложил тот.

Недоумённо хмыкнув, Сергей опять вытащил из кармана портсигар, из него — папиросу... Вот только теперь при попытке затянуться горло вдруг обожгло, и Гусева затрясло разрывающим лёгкие кашлем.

Когда приступ закончился, капитан вытер рукавом выступившие на глазах слёзы и обиженно посмотрел на князя. Тот же, не меняя позы, проговорил:
- Пока ты кашлял, таратайка приехала.
- Какая таратайка? - мгновенно забыл о своих проблемах Сергей.
- Маленькая, - проинформировал Кощей и уточнил: - На четырёх колёсах.


Позднее, вспоминая о первой встрече своего начальства с Кощеем, Серёга каждый раз старательно давил так и норовящую вылезти на лицо глупую улыбку и думал, что притащить с собой случайного, по сути, встречного стоило только ради этой сцены...

- ...В выполнении задания существенную помощь оказал местный житель, - Гусев, в предвкушении дальнейшего, сделал едва заметную паузу, после чего торжественно закончил: - Именующий себя Кощеем, князем ночи!
- Ночным князем! - недовольно проскрипело из-за плеча, и капитан, не сводящий глаз с Командира, увидел редкое, если не редчайшее, зрелище: у полковника Колычева Ивана Петровича самым непотребным образом отвисла челюсть!

Сделав шаг в сторону, дабы не мешать начальнику знакомиться с возможным пополнением, Сергей покосился на Кощея и тоже чуть было не уронил челюсть. Куда делась выгоревшая красноармейская форма? Стоящий перед ним был обряжен в длинный — почти до пола — чёрный плащ, из-под которого выглядывала воронёная кольчуга, украшенная спереди круглой пластиной*. С пластины скалил зубы и сверкал зелёными огнями в глазницах явно серебряный череп. Кольчуга заканчивалась короткой юбкой до середины бёдер из тоже воронёных стальных пластин, ниже юбки виднелись штаны, заправленные в ботфорты, а завершала всё островерхая опушённая мехом шапка. Всё чёрное. По ткани в некоторых местах идут редкие узоры, вышитые серебряной нитью. А ещё — золотой обруч на шее. Свитый из огромного количества золотых проволочек. И конечно — меч! Тот самый, здоровенный, который Сергей видел на той поляне. И где только Кощей его прятал?!

Но где бы ни прятал, сейчас это творение неведомых мастеров-оружейников стояло перед князем, упёршись в пол остриём и удерживаемое за рукоять обеими руками...

* Автор знает, что эта пластина называется зерцалом. А вот Гусев — вряд ли.

Кашлянув, чтобы привлечь внимание (и, если получится, вывести Командира из состояния ступора), капитан повернул голову к подопечному и торжественным голосом начал:
- Князь Кощей! Позволь представить тебе Ивана, сына Петра, из рода Колычевых... - Гусев запнулся: а каким званием представлять Командира? Армейским, по количеству шпал, или как? Решив, что первое будет лучше — мало ли, как дела дальше пойдут? - он закончил: - Полковника Рабоче-Крестьянской Красной Армии!
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#82 Uksus » 27.12.2018, 12:28

Кощей, который во время произнесения этой речи не сводил глаз с Командира, едва заметно кивнул, и Сергей почувствовал некоторое облегчение. Он повернулся к Колычеву и продолжил представление:
- Товарищ полковник! Разрешите представить вам Кощея, князя ночного, оказавшего мне значительную помощь в выполнении задания и последующем возвращении к месту дислокации!

Как бы ни был ошарашен полковник, однако старая чекистская закалка не подвела. Одним шестым чувством, без участия сознания выцепив особенности обращения подчинённого к незнакомому, но явно опасному типу:
- Князь Кощей, я, полковник Колычев, от имени Советского правительства благодарю тебя за помощь в борьбе с чужеземными захватчиками! Также от имени Советского правительства выражаю надежду на дальнейшее плодотворное сотрудничество!

И, как князь незадолго до этого, кивнул, изображая... поклон, наверное. Только подбородок опустил чуть ниже, чем Кощей. Судя по тому, что князь кивнул снова — совершенно правильно. Хотя у Сергея почему-то возникло подозрение, что... теперь уже союзника, да? Так вот, что его это забавляет. И как оказалось, капитан не ошибся — выждав несколько секунд, Кощей вдруг громко и чётко скомандовал:
- Вольно!..

И довольно оскалился...


Дальше всё пошло по накатанной: сначала Гусева усадили за написание отчётов — как ему тогда приснилось (вот и не верь в вещие сны!), двух — подробного, для своих, и краткого, для архива. Затем, после того как Командир прочитал Серёгину писанину, долгая беседа с Иваном Петровичем, вытянувшим из подчинённого всё, что касалось князя. Словечки, привычки, замечания... Даже то, что капитан успел заметить, когда Кощей в том курятнике выпивал двоих гансов.

Кстати, сравнение политработников с «боянами» и «волхвами» («Что те, что те языками молоть любят. Иной раз как ляпнут...») Колычева позабавило. Хотя вслух он этого, конечно, не сказал...

Сам князь в это время сидел снаружи на лавке и грелся на солнышке, что вызвало у Командира недоумение. Мол, если ночной, должен дневного света если уж не бояться, то избегать. А он... На что Гусев только плечами пожал: он вообще не верил в сверхъестественное происхождение Кощея. И свои мысли о сверхсекретной лаборатории, из которой тот мог выйти, честно изложил на бумаге. Правда, на отдельной. Не в рапорте. Даже как служебную записку не оформлял. На всякий случай. Эти мысли полковник тоже прочитал внимательно, о чём-то задумался на несколько минут, после чего кивнул и, аккуратно сложив бумагу, убрал её в нагрудный карман. Потом отправил Сергея заниматься с союзником, предупредив, что завтра его не будет целый день, а может, и послезавтра. И выразил надежду, что к его возвращению от посёлка останется хоть что-нибудь.

Гусев пообещал сделать всё возможное и отправился продолжать знакомить князя с базой, а заодно выяснять вопрос с питанием.

Князь на приход капитана никак не отреагировал, и тот, немного потоптавшись, сел рядом, благо скамейка была длинная и места хватало. Потом Гусев привычно сунул руку в карман галифе и достал портсигар, но вспомнил, что больше не курит, и убрал его обратно. После чего, как и Кощей, откинулся назад, прикрыв глаза и подставляя лицо солнечным лучам. Потом на солнце набежало неизвестно откуда взявшееся облачко, и князь недовольно проворчал:
- Ну вот. Всегда так.
- Как? - Сергей открыл глаза и повернулся к Кощею.
- Хорошее быстро кончается, - объяснил тот, садясь прямо.
- А... Эт точно...
- Так чего хотел-то?
- Кто? - не понял Гусев.
- Ты, понятное дело, - хмыкнул князь. - Не я же.
- Ну почему сразу хотел? - сделал честные глаза капитан. И, заметив, с какой насмешливостью на него смотрит собеседник, счёл за лучшее признаться: - Ну, хотел. Да. Спросить хотел.
- Во! - костлявый палец, такой же бледный, как и Кощеево лицо, наставительно уткнулся в небо. - Так-то лучше. А то я, можно подумать, воев не видал... Вам, как дело закончите, в баньке попариться, мёду испить, молодуху какую на сене повалять... А не сидеть со стариком, на солнышке греться.

Князь помолчал, глядя на небо, потом перевёл взгляд на Гусева:
- Ну?

Сергей задумался: вопросов хватало. Знать хотелось многое. Может даже очень многое. И с чего начать?.. Наконец, кое-как определившись с очерёдностью Серёга открыл рот...

И спросил совсем не то, что собирался:
- Вот скажи, Кощей, как так получилось, что когда за нами эти, - он мотнул головой в сторону, обозначая гитлеровцев, - гнались и стреляли, как они в бочку-то не попали? Ну, ту, что ты грузить помогал? С бензином? Я потом, когда имущество передавал, смотрел: уж раза два точно должны были...
- Попали, - хмыкнул князь. - И не два, а три. И в меня тоже, - он помолчал. - Неплохая штука эти ваши огнеплюйные громыхалки. Сильно бьют. Сильнее стрелы калёной, - и Кощей прикрыл глаза, то ли представляя, где и когда в его время такие вот... огнеплюйные громыхалки могли пригодиться, то ли вспоминая калёные стрелы.
- Подожди, - нахмурился капитан. - А как же тогда... и-и ты и-и... бочка?
- А Сила на что? - князь оторвался от своих мечтаний и посмотрел на Гусева. - Это чтобы погоню отсечь, её маловато было, а тебя и бочку прикрыть — так в самый раз.
- Вот как... - Сергей завис, пытаясь сообразить, что в только что прозвучавших словах ему не понравилось, а потом, поняв, вскинулся: - Погоди! Ты сказал, меня и бочку прикрыть, так?

Кощей кивнул, угукнув при этом.
- А попали, - Гусев повернулся к князю всем телом, - сказал, в бочку и в тебя, так?
- Так, - согласился князь. - И что?
- Но ты ж неприкрыт, получается, был?.. И в тебя попали?
- Ну да...

Сергей откинулся на спинку скамейки, запрокинул голову и не мигая уставился на закрывающее солнце облачко, отсюда, с земли похожее на маленького пушистого медвежонка...
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#83 Uksus » 29.12.2018, 11:54

Полковник Колычев вернулся из Москвы только через два дня, после обеда, сразу же вызвал к себе Гусева и князя и первым делом предложил Кощею поступить на службу в Главное управление государственной безопасности.

Князь какое-то время смотрел на него, как показалось Гусеву, с подозрением — а не шутит ли, потом покачал головой. Мол, нельзя. Невместно. Не по чину. Водяные с кикиморами засмеют.

Сергей хотел было спросить, откуда им взяться, но потом вспомнил лешего (которому, между прочим, обещал при каждом заходе в лес кланяться!) и промолчал.

А вот Командир, похоже, что-то такое знал, потому что не стал задавать никаких дополнительных вопросов, а снова предложил князю поступить на службу в ГБ, но уже в звании комиссара третьего ранга (Гусев, услышав это, аж присвистнул мысленно). Кощей опять сначала молчал — то ли думал, не согласиться ли, то ли ещё что — а потом принялся объяснять:
- Ты, полковник, сам подумай: вот возьмёт кто и предложит князю вашему к тебе в подчинение пойти. Помощником. Он пойдёт?

Сергей от такого сравнения слегка охренел, и Командир, судя по выражению лица, тоже, однако он (Командир) потом быстро пришёл в себя и... Ну, тут хотелось бы сказать, «потребовал», особенно после таких слов о товарище Сталине, однако же...

Однако же. Однако же — попросил. Метнув в Гусева сердитый взгляд («Почему не узнал и не доложил?»), Иван Петрович внешне совершенно спокойно поинтересовался у союзника: а почему, собственно, невместно? Да. А князь ему и ответил...

Да. Ответил. И если это не был бред контуженого, то тогда...

А что тогда? А ничего! Просто жили с древних времён на одной земле и люди, и нелюди. Люди — потому как а где им ещё жить? Нелюди — потому как их земля породила, чтобы от ворогов её заслонять. Мать-Земля. Так её тогда называли. Да и сейчас, бывает, так же зовут.

Вот и заслоняли. Горыныч — тот на Полдень глядел, ему над степью удобнее летать было, чем над лесом или даже над морем. Лиса, которая и Премудрая, и Прекрасная, и Баба-Яга, и — много позже — Патрикеевна, та на Закат смотрела. Сам же Кощей за Полуночью следил. Ну и, понятное дело, по сторонам тоже поглядывали. Слабых ворогов сами шугали, а ежели вдруг кто сильный приходил, то тогда собирались в един кулак да ещё помощников своих подтягивали. Не богов, нет — те своими делами занимались, за людьми приглядывая.

А потом эти боги недоглядели, и ворог, который не смог прийти силой, пролез тишком...

Так и ушли — сначала боги кто куда. Потом Святогор — он самым молодым был, не выдержал, Мать-Землю попросил обратно принять. За ним Горыныч — слову люда поверил, за спиной не уследил...

Потом уже Лиса самого Кощея спать до времени уложила, чтобы не натворил чего...


Когда князь умолк, они сидели ещё какое-то время, переваривая услышанное. Потом тишина стала для Сергея слишком уж гнетущей, и он, кашлянув, спросил:
- Так это, значит, ты проснулся, чтобы нам помочь?

Хмыкнув, Кощей посмотрел на Гусева нечитаемым взглядом, потом наставительно, как маленькому, объяснил:
- Проснулся я, капитан Гусев, осназ НКВД, потому как разбудили. А разбудили — потому как разучились ратиться по-тихому. Ну а раз уж разбудили... - князь развёл руками — мол, куда теперь от вас денешься...
- То есть вы намерены и дальше нам помогать? - уточнил Колычев.
- Если не прогоните, - снова хмыкнул Кощей и с подозрением поинтересовался: - А что это ты, Иван из рода Колычевых, говоришь так, будто меня тут много?
- Виноват! - мгновенно среагировал полковник. - Обычаи у нас поменялись, - он помолчал немного и со вздохом добавил: - И сильно...

Потом они опять сидели молча, но теперь Сергею уже не было так тоскливо, как сразу после рассказа, и он вполне спокойно дождался, когда Командир пригласит всех к столу с расстеленной картой.
- Теперь внимание, - полковник взял лежащий поверх карты карандаш и принялся объяснять обстановку: - Мы — здесь. Позади нас, здесь, Могилёв, там много наших войск, но зато у немцев много танков. Очень много....
- Танков? - переспросил Кощей.
- Это как та таратайка, что мы ехали, но броня толще и оружие мощнее, - поспешно объяснил Гусев.
- Понятно, - кивнул князь, и ожидавший этого Колычев продолжил:
- Что будет, если эти танки пойдут на город, думаю, понятно? - он посмотрел на Кощея и на всякий случай объяснил: - Это машины крепкие, не то что ваша... таратайка. Из пулемёта их не остановишь. И люди, если не приучены, их боятся. В общем, поверь, князь, лучше их до города не допустить. Или допустить, но как можно меньше. А для этого, - полковник опять повернулся к карте, - вам нужно в этом вот районе уничтожить все мосты, по которым эти танки могут пройти. Ещё — рембазы... То есть такие мастерские вроде кузни, где танки можно чинить... Ну и, если встретится, хранилища горючего.

Внимательно слушающий Кощей приподнял то место, где должна была быть левая бровь: работы не то чтобы много, но побегать придётся, и всё равно успеть вряд ли получится. А если ещё опять взрывчатку искать...
- С вами пойдёт группа в шесть-восемь бойцов — этот вопрос сейчас решается. Взрывчатки возьмёте, сколько унести сможете. Но! Для вас двоих основная задача — раздобыть «языка». И не паршивого фельдфебеля, а как минимум майора. Причём желательно из штабных.
- Товарищ полковник! - обиженно вскинулся Гусев. - Где ж я его возьму-то?
- Во-первых, не ты, а вы. С князем. А во-вторых, - Колычев усмехнулся, - я в вас верю.
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#84 Uksus » 03.01.2019, 18:01

Тем временем упомянутый князь, разглядывавший район действий, ткнул пальцем в карту:
- Это лес?
- Лес, - в один голос ответили Колычев с Гусевым, после чего полковник посмотрел на капитана с неудовольствием, а тот сделал виноватое лицо, потупился и чуть ли не ножкой зашаркал.
- Дети... - князь вроде бы пробурчал это в сторону, однако и Иван Петрович, и Сергей его прекрасно расслышали и, переглянувшись, повернулись к Кощею. Тот, убедившись, что внимание присутствующих направлено на него, обратился к Гусеву:
- Сергей, нужен хлеб. Не такой, как у этих брали, а настоящий, что хозяйка пекла.
- Много? - Гусев нахмурился, прикидывая, где можно раздобыть этот экзотический в данной обстановке продукт.
- Ломтя хватит. У неё же лоскут домотканый да кус колбасы домашней спроси. Небольшие. Вдруг будут.
- Обязательно хозяйка? - уточнил Колычев. - А если хозяин?
- Ежели своими руками замешивал да в печь ставил, да из печи вынимал, то можно и чтобы хозяин, - согласился князь и пояснил: - Тут главное, чтобы руки людские приложены были. Труд. То же и колбаса. И лоскут.

Гусев посмотрел на полковника:
- Тащ Командир, я возьму вашу «эмку», проедусь по этим деревням? - он указал на карте две расположенные неподалёку от посёлка деревеньки.
- Бери, - разрешил Колычев. - Только к старшине заскочи сначала, мыла на обмен возьми. Куска три. И это, - он повернулся к князю: - А хлеб обязательно свежий должен быть?
- Да можно и сухари, - пожал плечами Кощей.
- Гусев, слышал? Хлеба побольше сменяй, здесь нарежем, сухарей на будущее насушим.
- Слушаюсь! - вытянулся капитан. - Разрешите выполнять?
- Разрешаю!..


Первым шёл проводник — надёжный товарищ, из местных оперативников, по долгу службы знал этот район как свои пять пальцев. И не помнил, чтобы в этих местах такие тропы были. И не понимал. И Гусев, идущий вторым и чуть ли не нутром чувствующий это его недоумение, не мог ему ничего сказать. Не имел права. Так что придётся товарищу самому справляться со своим непониманием...

Вообще этот выход начинался... Странно он начинался, чего уж. Взять хотя бы то, что как только немцам в тыл вышли, князь скомандовал остановку, покрутился на одном месте, а потом ткнул пальцем — мол, в ту сторону. И метров через десять в той стороне пенёк обнаружился. Не такой огроменный, как на той поляне, да и не пенёк, честно говоря, а дерево, чем-то сломанное. Князь его своим мечом подровнял, непонятно откуда вытащенным и неизвестно куда потом убранным. Но вот срез от этого меча остался — как будто шлифовали его. И на этом пеньке, под взглядами проводника и Кощея (остальные по сторонам смотрели), капитан осназа и член ВКП(б) Сергей Гусев провёл религиозный, можно сказать, ритуал: сначала выложил подношение на подстеленный лоскут, а потом, по подсказке князя, произнёс с лёгким поклоном: «Хозяин лесной, прими от чистого сердца. Не побрезгуй!»

Проводник после этого смотрел на Гусева ну просто очень задумчиво, так что пришлось рассказать кое-что. Мол, зарок давал, когда в прошлый раз взрывчатку разыскивал. Мол, знает, что суеверие, но, блин, слово красного командира и большевика — это слово красного командира и большевика. Особенно когда себе его дал.

А потом, как и в тот раз, Кощей нашёл тропу...

Сергей не знал, какие у лешего отношения с князем. Это если, конечно, леший — не плод контуженого воображения. Но лучше было бы, чтобы не плод. Потому что если плод, то Кощей тогда...

«Бога нет!» - в очередной раз напомнил себе морально устойчивый большевик Сергей Гусев, шагая за проводником и старательно не замечая творящихся вокруг несуразностей.

Через час довольно быстрой ходьбы они вышли к первому на своём маршруте мосту. Проводник, к этому времени уже уставший удивляться (по расчётам идти было ещё столько же), махнув рукой в нужную сторону, уселся, как любил сидеть князь, опёршись спиной о ствол дерева и прикрыв глаза. Проходивший мимо Кощей остановился, некоторое время рассматривал товарища, потом аккуратно взял одной рукой за поясной ремень, другой за шиворот, легко поднял — растерявшийся проводник даже и не подумал как-то сопротивляться — и пересадил под другое дерево, в двух шагах, пояснив:
- Сидеть под дубом надо. Лучше всего. Под берёзой. Под орехом. Под ясенем. Под ольхой, наконец. А ты под рябину сел.
- А что, - один из приданных бойцов из полка НКВД, проходивший мимо, остановился и заинтересованно посмотрел на князя, - под рябиной нельзя?
- Сейчас — нет, а вот как нальются ягоды, тогда — да.
- А почему?
- Отрок, ты хочешь, чтобы я тебе сейчас рассказал то, чему раньше два десятка лет учили, а то и боле?

Гусев, подошедший сообщить, что пора перебираться на ту сторону, хлопнул бойца по плечу и посоветовал отложить немного этот разговор. До конца войны.

Потом был ещё один мост. За ним ещё один. Два - через глубокие и длинные овраги, которые не объехать, один — через речушку. И никакой охраны... И уже утром, когда солнце почти взошло, тропа сначала резко свернула вправо (проводник собрался было идти прямо, однако сзади по цепочке передали указание князя: «По тропе!»), а потом, метров через пятьдесят, вывела их к дороге.

Скинув на всякий случай вещмешок, Гусев осторожно выглянул из придорожных кустов и обнаружил неподалёку грузовик, провалившийся колесом в яму. Рядом с грузовиком, пытаясь его вытолкнуть, возились несколько гитлеровцев в фельдграу, а чуть в стороне стояли двое в плащах мотоциклистов и с бляхами на груди. Один из этих двоих покрикивал на работающих, а второй в это время нахально жрал колбасу, полкруга которой держал в руке.
- Двоих в плащах — живыми, - проскрежетало над головой, заставив Гусева вздрогнуть. - Остальных — как получится.

Выбравшись из куста обратно, капитан повернулся к князю:
- Зачем они тебе?
- Тебе, - поправил Кощей.
- А мне зачем?
- Твоему полковнику «язык» нужен.
- Но не фельдфебель же! - шёпотом возмутился Гусев. - Ему полковник нужен! Или хотя бы майор!
- И где его взять? - спокойствие князя, казалось, было непробиваемым.
- А я откуда знаю?!
- А эти? - Кощей кивнул на кусты.
- А я... - Сергей осёкся. Посмотрел в сторону, где за кустами гитлеровцы пытались перебороть российское бездорожье, и принялся раздавать указания...

Плащеносцев взяли, когда обычные гансы справились с грузовиком и укатили, а эти двое, весело переговариваясь, неторопливо направились к своему мотоциклу.

Взяли, оттащили километра на два в лес, развели по разным... то есть по разные стороны разросшегося куста лещины, и Гусев приступил к допросу.

Ганс попался упорный: на вопросы не отвечал, смотрел презрительно, разве что не плевался — то ли считал ниже своего достоинства проявлять подобную невоспитанность в присутствии недочеловеков, то ли просто во рту пересохло. От страха. Отчаявшийся уговаривать его Сергей собрался было перейти к особым средствам убеждения, когда стоявший рядом и с интересом наблюдавший за допросом князь вдруг наклонился и, ухватив пленного за подбородок, заставил поднять голову...

Капитану уже довелось видеть, как попавшие в руки Кощея гитлеровцы на глазах усыхают, превращаясь в мумии. Теперь же он наблюдал, как под взглядом князя человек стремительно седеет...

Хотя какой он человек? Гитлеровец. Оккупант. Фашист... В общем, поделом ему!

Сбоку, не сдержавшись, ругнулся проводник, и Гусев, выйдя из ступора, повернулся к Кощею:
- Ты бы, это, поаккуратней, а? Его же ещё допрашивать!

Добавлено спустя 1 минуту 35 секунд:
С Новым Годом! :ded_moroz:
Да, я зануда, я знаю...

Александр M
Супермодератор
Александр M
Супермодератор
Возраст: 39
Репутация: 423 (+424/−1)
Лояльность: 364 (+366/−2)
Сообщения: 1820
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Александр
Откуда: Волгоград
Отправить личное сообщение Сайт

#85 Александр » 04.01.2019, 11:24

Uksus писал(а):- Ты бы, это, поаккуратней, а? Его же ещё допрашивать!
Да и ладно... мало ли их бегает... вдруг они, на таратайке сидя договорились врать одинаково. Еще надо поймать.
КАК ЖЕ ТРУДНО СЛОЖИТЬ СЛОВО СЧАСТЬЕ ИЗ БУКВ Ж,П,О,А...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#86 Uksus » 07.01.2019, 12:09

Хмыкнув (Сергей подумал, что скоро это хмыканье будет ему по ночам сниться), князь, не говоря ни слова, отпустил ганса и отошёл на пару шагов.

Посмотрев ему вслед, капитан перевёл взгляд на пленного и содрогнулся: в глазах гитлеровца плескался Ужас!..

Покончив с допросами, Гусев уселся размышлять над картой, а Кощей, усыпив немцев лёгкими касаниями, подхватил их за пояса и утащил куда-то в сторону, за кусты. Бойцы проводили его нечитаемыми взглядами, однако никто увязаться следом даже не пытался. Вернулся князь минут через пятнадцать. И Сергей, уже успевший составить примерный план, тут же попросил его подойти. А заодно и остальных членов группы.

Когда все собрались, Гусев принялся тыкать пальцем в карту:
- Вот это — Горки. Город.

Подошедший вместе со всеми проводник кашлянул, а когда капитан перевёл взгляд на него, пояснил:
- Там город — одно название. Скорее большое село. Есть несколько двухэтажных кирпичных домов на площади, церквушка. Ещё депо с ремонтными мастерскими, а так — обычные хаты с огородами и прочим

Подтвердив кивком, что услышал, Гусев продолжил:
- В общем, в этом населённом пункте расположен штаб 46 моторизованного корпуса. И нам он очень, - Сергей обвёл группу взглядом, - повторяю, очень нужен. Точнее, «язык» из него. Поэтому отдых отменяется. Сейчас выгружаем из вещмешков взрывчатку, оставляем только по паре килограммов, взрыватели и по куску шнура. Остальное — в тайник. И потом вот по этому маршруту, бегом, в... В общем, в Горки. Князь, - капитан нашёл взглядом Кощея, - тропа будет?
- Будет, - кивнул тот.
- Отлично. Тогда — пятнадцать минут на всё про всё, и вперёд. Время пошло!

Тропа была. И тропа, и неуместное ощущение безопасности (Серёга ещё подумал, все ли его испытывают), и... и... В общем, уставали меньше. Сильно меньше. И из-за того, что ночь не спали, это оказалось очень заметно. И когда во время короткого привала, сделанного для оправки и лёгкого перекуса Гусев поймал на себе внимательные взгляды товарищей по группе, он на всякий случай решил пояснить:
- Это, товарищи, результат сотрудничества с одним местным жителем. Очень старым. С очень сильными паранормальными способностями. Говорю сразу: сведения секретные, и потому рассказывать кому-либо о замеченных вами странностях очень не рекомендую...

К Горкам вышли часов через пять, то есть ещё до полудня. Вышли, перевели дух, скинули вещмешки в кучу и дружно поползли на опушку в надежде увидеть что-нибудь интересное.

Увы, даже в бинокль не удалось разглядеть почти ничего: оккупантов много, снуют туда-сюда как поодиночке, так и мелкими группами, местных жителей, наоборот, почти не видно... И всё.

То есть надо идти на разведку. А во всей группе в гражданском только проводник. Ну, ещё князь странно выглядит... Точнее, выглядит, как хочет — то князем во всём княжеском, то красноармейцем во всём... Н-да (Сергей представил, как к притворяющемуся простым горожанином Кощею пристаёт патруль, и ему стало нехорошо)... В общем, выбора не было. Гусев собрался уже отползти обратно в лес, чтобы без помех поставить там проводнику задачу, но вдруг увидел, как из-за крайнего дома вынырнула компания детей с удочками и направилась к полувысохшему пруду, поблизости от которого и находилась группа. Похоже, им сегодня везло...

Местная детвора и правда знала об обосновавшихся в Горках гитлеровцах если не всё, то очень многое. И рассказывала то, что знает, очень даже охотно. Особенно после того, как Сергей, покопавшись в карманах комбинезона, выудил оттуда складной перочинный нож с четырьмя лезвиями и вручил его явному заводиле. Вот ещё бы с пониманием было попроще, а то объяснять ребёнку, чем полковник отличается от подполковника, а подполковник от майора, особенно если этот ребёнок не запомнил или не разглядел, как выглядят погоны...

Не обошлось и без казусов. В разгар обсуждения чумазая босоногая девчонка лет шести, явно отправленная родителями со старшим братом, чтобы не путалась под ногами, вынула изо рта обслюнявленный палец и спросила Кощея:
- Дядько, а ты чёрт?

Князь, до этого наблюдавший за беседой Гусева с «агентурой», перевёл взгляд на вопрошающую, потом опустился на корточки и совершенно серьёзно ответил:
- Нет.

Стоящий рядом проводник, очевидно, по опыту знал, какая волна слухов может подняться среди местного населения, если вдруг это дитя под большим секретом (а как же иначе?) поделится с подружками, что она видела та-ко-е-е... Поэтому он, присев рядом с Кощеем, принялся объяснять, показывая на, так сказать, подручном материале:
- Тебя как звать?
- Яська.
- Вот смотри, Яся, у чёрта есть рога, знаешь?

Девочка кивнула.
- А вот у дядька рогов нет...

Князь, тоже воспринявший проявление детского любопытства со всей серьёзностью, снял пилотку и наклонил голову, чтобы ребёнку было удобнее убедиться в отсутствии рогов.
- Во-от, - продолжил проводник, дождавшись окончания осмотра. - А ещё у чёрта вместо носа — пятачок, как у хрюшки...
- Я знаю! - подпрыгнула Яська. - Я видела! У нас есть... то есть была хрюшка. А потом её злые дядьки забрали, - она пригорюнилась.

И тут Кощей вдруг протянул руку и, погладив девочку по голове, пообещал:
- Мы их накажем, Яся. Не сегодня, но обязательно накажем. Ты мне веришь?

Яська кивнула, а потом совершенно серьёзно сказала:
- Верю, дядько. Тебе — верю. Ты на смерть похож...
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#87 Uksus » 10.01.2019, 13:16

После осмотра места предполагаемой работы и некоторых размышлений Сергей решил, что лезть в штаб, расположившийся в здании райсовета, не стоит. Слишком уж хорошая была охрана. И хотя князь, подумав, сказал, что дело вообще-то не такое уж и сложное, Гусев в качестве цели избрал связистов, занявших стоящий рядом с райсоветом городской радиоузел. Его, конечно, тоже охраняли, но не так сильно — просто потому что положено. Например, у заднего крыльца радиоузла под тусклой лампочкой скучал всего один часовой. А начальник связи корпуса или даже его зам — добыча не менее ценная, чем начштаба.

Коротко пересказав Кощею свои соображения, Гусев предложил подождать, когда остальная группа с проводником устроят диверсию в депо, и, прикрываясь поднявшейся суматохой, изъять объект.

Князь в свою очередь предложил не ждать шума, а действовать сразу. То есть сразу после смены караулов. Мотивируя своё предложение тем, что после диверсии гитлеровцы могут блокировать город и устроить прочёсывание. Нет, Кощею оно в общем-то безразлично — он и сам спрячется, и капитана укроет. А вот добычу придётся бросить. И зачем тогда вся возня?

Спор мог бы продолжиться, но тут дверь открылась и из неё показался весьма упитанный тип в фельдграу с шевроном ефрейтора на рукаве. В одной руке этот тип держал плечики с украшенным майорскими знаками различия кителем, а в другой большую одёжную щётку. Зацепив плечики крючком за ветку ближайшей яблони, ефрейтор принялся возить щёткой по кителю, при этом совершенно немузыкально мурлыкая под нос «Лили Марлен» (не то чтобы Сергей узнал мелодию, просто когда кто-то раз за разом повторяет на разные лады «Лили Марлен», особой догадливости не требуется).

Толкнув князя локтем, Гусев кивнул в сторону денщика:
- Хозяина вон той курточки бы взять. Только...

Из темноты вынырнула какая-то непонятная тряпочка, пролетела над головой часового, резко повернула и через мгновение врезалась в отвисшую щеку толстого ганса. Тот то ли от неожиданности, то ли от испуга тоненько, по-поросячьи взвизгнул и, забыв о платяной щётке, которую сжимал в пальцах, принялся обеими руками стряхивать с лица, как оказалось, летучую мышь (Сергей рассмотрел это совершенно отчётливо).

Однако зверёк не стал ждать, когда его стряхнут, а отцепился сам и перелетел на воротник висящего на плечиках кителя. Не заметивший этого денщик некоторое время продолжал наводить глянец на свою физиономию, потом его взгляд случайно упал на китель, и ночную тишину снова разорвал поросячий визг. Теперь — возмущённый, но от этого (по мнению Гусева) не менее противный, чем в первый раз.

Летучая мышь явно была согласна с капитаном, потому что не стала ждать, когда у жирдяя закончится воздух в лёгких, а отцепилась от своего насеста и мгновение спустя исчезла в темноте.
- Н-да... - пробормотал Гусев, когда наконец-то установилась тишина. - И как он всех не перебудил?
- Привыкли, - предположил Кощей. - Наверное...

Сергей недоверчиво поджал губы: привыкнешь к такому... Однако никаких признаков тревоги не наблюдалось — двери не хлопали, свет в окнах не загорался, даже на крыльцо никто не вышел узнать, из-за чего шум. Ганс тоже очень быстро успокоился, снял с ветки плечики с кителем и исчез в здании.

Больше смотреть было не на что, и князь с капитаном, сделав небольшой крюк, отошли за угол, к торцу здания. Там Кощей, придержав Гусева за плечо, попросил немного подождать и уже через минуту, ткнув пальцем в балкон второго этажа, заявил, что нужный им ганс находится там и брать его лучше прямо сейчас. Когда же Сергей, удивившись, спросил, откуда он это знает, приподнял вторую руку, на оттопыренном указательном пальце которой, уцепившись задними лапками и расслабив крылья, явно блаженствовала летучая мышь.

Капитану оставалось только изумлённо поскрести в затылке, сопроводив это действие невнятным мычанием. «Ну да, - подумал он. - Ночной князь, ночные звери... Чему тут удивляться?»

Тем временем Кощей несколько раз погладил мохнатое брюшко, после чего резко взмахнул рукой, и зверёк, сорвавшись с пальца, беззвучно исчез в ночи. Посмотрев ему вслед, князь явно довольно хмыкнул и, бросив Гусеву: «Жди, примешь!» - одним прыжком взлетел на балкон и исчез. Сергей же, открывший было рот, чтобы возразить, с лязгом вернул челюсть на место и приготовился ждать.

Минут через пять сверху раздался тихий свист, и капитан, подняв голову, обнаружил над перилами балкона два светящихся ядовито-зелёным светом огня на фоне вытянутого бледного пятна. Огни мигнули, и Гусев понял, что видит лицо князя.
- Принимай! - сказал князь и, перевалив через перила какой-то тюк, начал неторопливо спускать его.

Тюк оказался полностью одетым — включая сапоги и натянутую на самые уши фуражку - спящим гитлеровцем, привязанным за руки простынёй. После того как Сергей отвязал пленного (он этого пока ещё не знает, он спит и видит хорошие сны...), Кощей с чем-то там повозился, из-за чего конец простыни, изображавший верёвку, приподнялся, не доставая до земли теперь уже около двух метров, и спрыгнул вниз. Демонстративно отряхнув ладони, он оглядел получившуюся композицию и усмехнулся:
- Пусть теперь гадают, с чего вдруг этот... о-фи-цер? Правильно? - Гусев кивнул. - В общем, с чего он удрать решил. А мы пока, - князь, легко подняв гитлеровца, закинул его на плечо, - унесём отсюда ноги, - после чего скомандовал: - За мной!


Серёге снилось, что он лежит на облаке. На мягком, пушистом, тёплом облаке. Лежит и смотрит на мерцающие где-то там, высоко-высоко в небе звёзды. Синие, зелёные, жёлтые, красные — они смотрели вниз, на Серёгу Гусева, лежащего на облаке, и, мигая, пытались ему что-то сказать. А может, и не ему, может, это они переговаривались друг с другом и хихикали — почему-то звёзды представлялись Серёге школьницами-старшеклассницами. Молодыми, смешливыми, задорными...

А может, они не хихикали, а звали его к себе, туда, высоко в небо, чтобы оттуда смотреть вниз. На землю, на населяющих её существ... Глупых существ: вокруг них такой красивый мир, а они опять устроили войну...

Войну...
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#88 Uksus » 13.01.2019, 13:13

* * *

Бледный снова что-то швырнул через себя за стену, там грохнуло, и молодой опять дёрнулся было посмотреть, но, перехватив предостерегающий взгляд сержанта, остался на месте. Капитан же, поморщившись, повернулся к соседу:
- У тебя много ещё?
- Чтобы бумкало? - уточнил тот и, взяв загогулину, что вертел в руках, кончиками пальцев, с показным вниманием оглядел со всех сторон.
- Мать-перемать! - не выдержал сержант. - Это ж...
- Ага, - совершенно спокойно согласился бледный. - Она самая. Звезда. Из этого... - он пожевал губами, вспоминая, - малахита! Во! - потом с подозрением уставился на старослужащего: - А ты как определил?

Молодой, которому с его места было плохо видно, наклонился вперёд и вытянул шею в сторону бледного. Тот и правда держал в руках фигурку, похожую на звёздочку с семью лучами, и три из них уже были обломаны. Явно мастер делал. Когда-то. А бледный сейчас её портит. Но тут ничего не скажешь: его трофей, что хочет, то и делает. И выменять не на что. А жаль...

Тем временем бледный, нахмурившись, продолжал пристально смотреть на сержанта, и тому пришлось объяснять:
- Так ведь, товарищ командир, я ж с Урала! У нас же семейное это - с камнем работать. И отец работал, и деды, и их деды, и братья мои... - он помолчал, вспоминая дом, потом вздохнул: - Это вот я в армию пошёл. А так бы тоже...
- От оно как, - задумчиво проговорил бледный. - Камнерезы, значит. А Урал — это?..
- Камень. Пояс Каменный.
- Не, - покачал головой бледный. - Слышать слышал, а бывать не довелось...
- Ну так приезжайте, товарищ командир! Места у нас — красоты неописуемой! И охота, и рыбку половить, и... - прижмурил глаза сержант, всем своим видом показывая, как у них хорошо. - Вот война кончится, чтоб ей, и приезжайте!..

Молча слушавший эту пылкую речь капитан отвернулся и тоже вздохнул: война...

* * *

«Война!» - Гусев попытался вскочить, однако чья-то рука его удержала. Сфокусировав зрение, капитан обнаружил над собой всё то же лицо Кощея и подумал, что это начинает становиться традицией. Вот только понять бы ещё, хорошей или плохой.
- Отдохнул? - спросил Кощей.
- Отдохнул, - кивнул Гусев и с удивлением понял, что так и есть.
- Тогда поднимай остальных, - князь встал с корточек. - Время!

Оглянувшись, Сергей с удивлением обнаружил рядом всю группу, так же, как и он, расположившуюся на голой (ну, не совсем, конечно, голой — листва опавшая, хвои немного...) земле и явно видящую приятные сны. Чуть в стороне, отдельно, лежал пленный. Судя по доносящемуся сопению — живой...

После всеобщего подъёма, когда бойцы привели себя в порядок и наскоро перекусили, было решено, что капитан с князем и «языком» проводят группу до тайника (опять по тропе), после чего пойдут на соединение со своими, а остальные продолжат выполнять поставленную задачу. Ещё от одного из бойцов поступило предложение разбудить фашиста, чтобы топал своими ногами, однако князь от него отмахнулся, а Гусев объяснил, что пойдут они быстро и непривычный к таким переходам ганс будет всех задерживать...

Обратно шли в том же порядке: впереди проводник, за ним Гусев, потом приданные бойцы, а замыкал колонну опять Кощей, но теперь уже с пленным на плече.

К тайнику вышли достаточно быстро, там Сергей с князем подождали, когда остающиеся извлекут груз, после чего, попрощавшись, отправились к фронту.

В расположении 747 стрелкового полка они оказались через два часа после полуночи, перепугав часового при штабе и устроив ранний подъём полковым особистам. Впрочем, после опознавания все претензии были сняты и осталась только просьба «показать, как это у вас получилось».

Увы, помочь им чем-либо Гусев не мог и потому сослался на особую методику, по которой даже не каждое подразделение осназа готовят.

Потом приехала вызванная по телефону машина, и их наконец-то отвезли на базу. Передали Командиру пленного (без накладок, ясен пень, не обошлось — разбуженный Кощеем майор, увидев перед собой бледную физиономию с горящими глазами, решил, что за ним явилась смерть, и закатил истерику). Потом Командир, прихватив с собой «языка», куда-то укатил, и Сергей с Кощеем наконец-то смогли добраться до своих коек. Что потом делал князь, Гусев не знал — как только его голова коснулась подушки, он выключился...

Разбудили Сергея подпрыгивающая кровать и грохот близких разрывов. Спешно одевшись, капитан выскочил из домика и, обнаружив Кощея сидящим на скамейке неподалёку - этот контуженый, прикрыв глаза, спокойно грелся на солнышке, не обращая внимания на то, что неподалёку гитлеровцы бомбили стоящий там полк — подбежал к нему и спросил:
- Ты здесь?
- Хм? - голова князя чуть повернулась в сторону Гусева, левый глаз приоткрылся, и скрежещущий голос с нотками лёгкого удивления поинтересовался: - А где мне быть?
- А... - начал было Сергей, но вдруг понял, что уже успел ляпнуть явную глупость и может сейчас выдать ещё одну. Рухнув на скамейку рядом с Кощеем, он шумно выдохнул, наконец-то надел фуражку, которую до этого держал в руке и глубокомысленно произнёс:
- Н-да-а-а...
Да, я зануда, я знаю...

Александр M
Супермодератор
Александр M
Супермодератор
Возраст: 39
Репутация: 423 (+424/−1)
Лояльность: 364 (+366/−2)
Сообщения: 1820
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Александр
Откуда: Волгоград
Отправить личное сообщение Сайт

#89 Александр » 16.01.2019, 10:17

Сдублировалось.
КАК ЖЕ ТРУДНО СЛОЖИТЬ СЛОВО СЧАСТЬЕ ИЗ БУКВ Ж,П,О,А...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#90 Uksus » 16.01.2019, 10:29

Александр, убрал.
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#91 Uksus » 16.01.2019, 13:00

Так они просидели следующую четверть часа. Князь ночной, нарушая все известные каноны, предписывающие обитателям темноты по меньшей мере не любить солнечный свет, грелся на солнышке. Капитан же Гусев, осназ, пытался унять гудящую голову, возмущённую тем, что её так не вовремя и так грубо разбудили, и недовольно морщился, когда скамейка вздрагивала особенно сильно.

Потом подъехала приписанная к их группе «эмка», коротко бибикнула, и из неё вылез полковник Иван Петрович Колычев. Командир. Судя по выражению лица полковника, а также по тому, что он не подошёл к подчинённым (ну, то есть к подчинённому и союзнику, конечно), не пошутил и даже не улыбнулся, никакого довольства жизнью Иван Петрович не испытывал (что вообще-то было странно, поскольку за такого «языка», да ещё доставленного, можно сказать, по первому требованию...). И, наверное, поэтому не стал задерживаться на улице, а быстрым шагом направился в штаб.

Дёрнувшись было следом, Гусев спохватился и позвал князя — явно Командир привёз какие-то новости, и лучше, если Кощей услышит их сразу сам, чем потом в пересказе Сергея. Просто потому, что в первом случае отвечать на вопросы, буде такие у союзника возникнут, придётся полковнику.

Новости оказались... не очень. Враг форсировал Днепр и... просто взял и обошёл наши оборонительные порядки по высохшим болотам. Вот так. И оказалась группа, а также все находящиеся поблизости войска в... неприятном положении. В окружении, если проще. И придётся в нём теперь сидеть. Пока либо подмога не подойдёт, либо прорываться к своим не прикажут. Но Сергею почему-то казалось, что скорее случится второе, чем первое. Ещё Командир сообщил, что поскольку всё так обернулось, то им — то есть капитану с князем («Если, конечно, князь не возражает») - предстоит вместо разведки наводить шороху в ближнем тылу противника. Ну, и просто в обороне помогать — это как дела пойдут.

И дела пошли...

Для начала князь принялся руками и ногами отмахиваться от всякого сопровождения и усиления, мотивируя это тем, что вместо работы ему придётся за детьми глядеть. А поскольку в темноте эти дети слепые, как новорождённые волчата, то думайте сами, много ли от них толку...

В конце концов, проспорив час с лишним, пришли к соглашению, что Кощей будет брать с собой одного только Гусева, причём не столько для работы, сколько чтобы опознаваться при встрече со своими. После чего, договорившись, что начнут они уже сегодня с наступлением темноты, капитан с князем отправились готовиться, оставив выжатого как лимон Командира приходить в себя.

Собирался главным образом капитан — всё равно союзнику просто так ничего не выдадут. Придётся ходить следом и подтверждать, что да, свой, бумажка настоящая... В общем, обратная сторона того, что называется повышенной бдительностью. А так — наоборот, князь ходил следом за капитаном и время от времени задавал вопросы. Ну и, само собой, давал советы.

Но несмотря на трудности, в один прекрасный момент они поняли, что всё наконец-то собрано. После чего Гусев доложил Командиру о готовности, и как только стемнело, князь с капитаном наконец-то перешли в тыл немцам...

Дальнейшие дни отложились в памяти капитана большой кучей обрывков: они взрывали, ломали, рубили (оказывается, меч Кощея в умелых руках может и танк располовинить!), поджигали... А ещё — пугали. Точнее, пугал князь, поскольку Сергей этого просто не умел (да и способностей не было... А жаль!), и тогда они, с удобствами расположившись где-нибудь в сторонке, наблюдали, как одолеваемые призраками оккупанты, громогласно призывая своего бога и вопя на все лады, убивают друг друга. Однажды Гусев как бы между прочим поинтересовался, что такое видят гитлеровцы, что заставляет их хвататься за оружие. «Каждый своё», - философски пожал плечами князь. Помолчал немного, а потом всё же пояснил, что в голове у каждого прячется его собственный страх, а он, Кощей, просто открывает ему дорогу наружу.
- Просто?! - недоверчиво переспросил Сергей.
- Просто, - усмехнулся князь. - На ближайшее подходящее чучело он сам вешается.

В перерывах между выходами помогали отбиваться бойцам 388 полка, поблизости от штаба которого в конце концов обосновалась группа. Полк от такого соседства получил доступ к связи, поскольку со своими радистами у них было... Не было, если честно. Ни радистов, ни этой самой связи. А тут — Командир! Которому, кроме прочих, ещё и вопросы базирования и снабжения решать приходится...

В общем, довольны оказались все. Даже Кощей, с явным интересом наблюдавший за тем, как воюют в нынешние времена (это он так сказал! Н-ну-у... почти так). И не только наблюдавший...

В первый же день, когда, оборудовав себе неплохую, по его мнению, наблюдательную позицию, капитан разглядывал противника, оценивая на предмет чего бы такого учинить ночью. Князь, облюбовав по соседству похожую дыру в стене, занимался примерно тем же самым. Хотя, конечно, утверждать это наверняка Гусев не мог — мало ли что творится в этой... княжеской голове?

Время близилось к ужину, пора было уходить, и Сергей собирался уже отползти назад, когда случайная пуля, срикошетив от края дыры, ударила в бинокль и превратила прекраснейшее изделие Ленинградского оптико-механического объединения имени Владимира Ильича Ленина, полезнейшую вещь, тайную гордость капитана осназа Гусева и предмет тайной (а иногда и явной) зависти его сослуживцев в обломки!..

К сожалению, как показали дальнейшие события, даже внутри самых выдержанных, морально стойких, надёжных товарищей, служащих бесспорным образцом для подражания подрастающему поколению, таких, как член ВКП(б) и красный командир товарищ Сергей Гусев, даже внутри них всё ещё прорастают иногда семена мелкобуржуазного отношения к окружающим, к обществу и к жизни вообще!..

Проще говоря, поражённый до глубины... то есть в самое сердце Серёга Гусев выдал подробную характеристику политико-морального состояния немецко-фашистских захватчиков вообще и их безответственных пулемётчиков, палящих в белый свет как в копеечку и наносящих материальный и моральный ущерб бойцам и командирам Красной Армии, в частности.

Чем заслужил ошарашенный взгляд случившегося поблизости молодого бойца, одобрительное кряканье его более опытного товарища и кислую гримасу Кощея. Последнее объяснялось тем, что, признавая достижения далёких потомков в ремёслах, крестьянском труде и даже в войнах, князь ночной считал, что в искусстве ругани оные потомки изрядно сдали. Впрочем, высказав это единожды, в дальнейшем Кощей ограничивался лишь молчаливыми знаками неудовольствия.

Когда Гусев наконец умолк, князь спросил, неужели без этой «штуки» никак, а услышав, что вообще-то, конечно, «как», но сложно, хлопнул капитана по плечу, приказал: «Жди!» - и исчез! Оставив Сергея подбирать отпавшую челюсть и хлопать глазами. И хорошо ещё, что присутствовавшие при этом красноармейцы не стали лезть с вопросами, а то бы...

Вздохнув, капитан вернулся на оставленную было наблюдательную позицию, выглянул наружу и...

...Всё же спустился вниз (наблюдательный пункт был организован на втором этаже поселкового клуба) и короткими перебежками за минуту добрался до траншеи, свалившись чуть ли не на головы сидевшим в ней пехотинцам. Предупредив их, что с той стороны должен в скором времени прийти человек, Сергей осторожно выглянул поверх бруствера и принялся высматривать своего безответственного напарника.

Увы, лучи заходящего солнца в глаза, висевшая в воздухе пыль, всякие бугорки, бугры и бугрища, а также обломки брёвен, остатки стен и прочая серьёзно ограничивали поле зрения, однако капитан не терял надежды, высматривая, не блеснёт ли где знакомая лысина напарника...

Напарник же этот появился как всегда бесшумно, и если бы не звякнувшие о немецкий МГ-34 короба с лентами, никто бы и не заметил, что в траншее их стало на одного больше. А так...

А так — капитан Гусев, набрав в грудь воздуха и задержав дыхание, медленно считал про себя до десяти. Чтобы не сказать, что он думает о таких напарниках, таких князьях и таких Кощеях...

Когда счёт дошёл до семи, князь, аккуратно пристроив пулемёт и короба, повернулся наконец к Сергею и вытащил, как тому показалось, из-за пазухи коричневую кожаную сумочку на узком чёрном ремешке. И протянул эту сумочку Гусеву со словами:
- Держи! Радуйся!.. То есть.. Наслаждайся! Во! - и широко оскалился. Во второй раз за всё время их знакомства.

Почувствовав, как по спине пробежали мурашки, капитан осторожно, очень осторожно принял сумочку и так же осторожно её открыл, заглядывая внутрь. Внутри оказался немецкий полевой бинокль. Такой, как Сергей однажды видел у членов немецкой делегации, прибывшей наблюдателями на учения. Правда, в руках подержать тогда не довелось, но вот сейчас...

Князь, о котором Гусев как-то вдруг забыл, тем временем аккуратно протиснулся мимо (всё же траншея — это вам не Тверская) и обратился к сидевшим там пехотинцам:
- Бойцы, часы есть?
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#92 Uksus » 19.01.2019, 12:42

Сержант, на которого Кощей при этом смотрел, отрицательно покачал головой:
- Никак нет, товарищ... - скользнув взглядом по воротнику Кощеевой гимнастёрки и не обнаружив там не только знаков различия, но даже петлиц, на мгновение запнулся, но потом подумал, что кашу маслом не испортишь, и решительно закончил: - Товарищ командир!
- Тогда держи, - протянул ему князь наручные часы в хромированном корпусе и с чёрным циферблатом.
- Мнэ-э... - пехотинец замялся, не решаясь взять подарок.
- Бери, говорю! - лязгнул Кощей и пригрозил: - А то пулемёт не дам!

Угроза была серьёзная. Поскольку никаким снабжением окружённой группировки даже не пахло, патроны к советскому оружию вот-вот должны были перейти из категории «дефицит страшный» в «больше нету!». И потому многие красноармейцы, не дожидаясь руководящего волеизъявления командования, в инициативном порядке переходили «на подножный корм». Или, говоря цивилизованным языком, становились на довольствие к противнику. Несмотря на все возражения последнего. И потому сержант, услышав: «Не дам!» - вскочил на ноги и от отчаяния ринулся к Гусеву:
- Товарищ капитан! Ну скажите товарищу командиру!
- А? - вынырнул из воспоминаний Сергей. - Что? Что случилось?
- Товарищ капитан! Товарищ командир пулемёт отдавать не хочет!
- Пулемёт? - нахмурился Гусев, потом повернулся к князю: - Зачем тебе пулемёт?
- А он часы брать не хочет! - тут же наябедничал Кощей. - А по старинным традициям отказ от подарка — это оскорбление! А...
- Так! - рявкнул Гусев. - Тихо все! - он повернулся к князю: - Какие часы?
- Эти! - предъявил тот свой трофей и сразу, не дожидаясь дополнительных вопросов, пояснил: - На этом были. Который с биноклем.
- А пулемёт?
- Там рядом ва... то есть лежал.
- А тебе он зачем? - чем дальше, тем сильнее Сергею казалось, что его напарник просто разыгрывает спектакль. И следующие слова Кощея, особенно интонация, с которой их произносили, только укрепила его в этом подозрении:
- Ну так... Он лежит. Никого нету. Вещь хорошая... не оставлять же, правильно?

Представив, в каком виде эта история дойдёт до Командира, Гусев помотал головой и повернулся ко второму участнику представления:
- А вы, товарищ сержант. почему часы не берёте?
- Ну так... - замялся тот, - как же ж... это ж...

«Наверняка деревенский», - подумал Сергей и приказал:
- Берите! Товарищ Кощей честно добыл эти часы в бою, а значит, имеет полное право ими распоряжаться. А вы! - продолжил давить Гусев, не давая сержанту возможности возразить. - Вы хоть и младший, но командир! И часы нужны вам для лучшего исполнения своих обязанностей! Вам понятно?
- Дык... - сержант поскрёб в затылке, нерешительно протянул руку, взял у князя часы и вдруг поклонился в пояс, коснувшись земли рукой: - Благодарствуй, Кощей-батюшка...

Важно кивнув в ответ, князь указал большим пальцем себе за спину:
- Можешь забирать. Только, - он придержал за рукав рванувшегося к стреляющему подарку бойца, - капитана попроси, пусть покажет, что и как, - хмыкнул и добавил: - Он умеет...

Укоризненно на него посмотрев, Гусев подавил тяжёлый вздох, поднял пулемёт и принялся объяснять красноармейцам, как следует обращаться с этим оружием (в голове всё время крутилось «огнеплюйная громыхалка»). А когда дошло до объяснений, что такое отсечка и для чего она нужна, Сергей, краем глаза следивший за напарником, увидел, как тот вдруг подскочил и с размаху швырнул в сторону противника что-то... что-то. А швырнув, тут же присел и прижался к стене траншеи.

Команду «Ложись!» капитан рявкнул одновременно с сержантом — тот, как выяснилось, тоже не упускал из виду своего благодетеля, ожидая... Да хрен его знает, чего ожидая! Но, судя по реакции, ничего хорошего. И, в общем, совершенно правильно — не успели они ещё упасть на дно траншеи, как земля вздрогнула, будто от взрыва тяжёлой авиабомбы, а на ничейной полосе грохнуло.

Когда сверху перестали сыпаться песок, мелкие камешки, щепки и прочий мусор, Гусев осторожно выглянул за бруствер и, не найдя там наступающих гансов, повернулся к князю:
- И что это было?
- Граната, - пожал плечами тот и добавил: - Плохая.
- Граната, - повторил за ним Гусев. - Плохая.
- Так.

Сергей тщательно изучил лицо Кощея, не нашёл на нём даже малейших признаков насмешки, но, успев немного узнать напарника, решил на всякий случай кое-что уточнить:
- То есть граната, которая долбанула похлеще иной бомбы, плохая... Так?
- Так, - снова согласился князь. И снова — без малейших признаков насмешки на лице.
- То есть граната, которая долбанула почище бомбы — плохая?

На этот раз Кощей просто кивнул и с интересом посмотрел на Гусева — мол, догадаешься или нет. Тот, совершенно не настроенный играть в угадайку, предпочёл более лёгкий путь:
- И чем же?
- Далеко не летит, - хмыкнул князь.
- То есть? - не понял капитан. - в каком смысле?
- В обычном, - вздохнул Кощей и попросил: - Воям дело найди.

Гусев нахмурился: обычно вопросы секретности напарника беспокоили мало. Даже, можно сказать, совсем не беспокоили. И при этом он всё время ухитрялся повернуть дело так, что, попытавшись раз объяснить ему, что такое служебная тайна, секретность и как их следует хранить, инициативный товарищ быстро сворачивал беседу и с чувством выполненного долга отправлялся по своим делам. При этом (Гусев судил по себе) у него могло остаться лёгкое ощущение некоторой неправильности происходящего, но и только. Никакого желания вернуться к обсуждению вопросов сохранения тайны. А тут...

Может, Сергей и не знал о существовании науки под названием «высшая математика», но два и два был способен сложить, не прибегая к помощи пальцев. И потому, ни слова не говоря, развернулся к держащим уши торчком бойцам и выдал распоряжение трижды произвести разборку и сборку агрегата с не нашим названием «машиненгевер». Медленно, не торопясь. И всемерно стараясь не потерять ни одной, даже самой мелкой деталюшки. Ибо итогом может стать превращение грозного оружия в не слишком удобную дубину...

Убедившись, что красноармейцы в должной мере прониклись и осознали всю грандиозность поставленной перед ними задачи, капитан скомандовал: «Приступить к выполнению!» - после чего отошёл к ожидавшему князю. Тот, одобрительно кивнув, в течение следующих пяти минут прочёл Гусеву лекцию, из которой Сергей понял только, что вокруг много Силы. Что её — эту Силу — всё время впитывает Кощей, но долго удерживать не может. В лесу он сливал её в деревья, отдавая лешему, а здесь приходится использовать, что под рукой окажется. Например, каменные звёздочки: отломил лучик, слил в него лишнее... и выбросил. Лучше — куда подальше. А то ведь бумкнет. Не успеешь выбросить — так прямо в руках...

Под конец лекции князь сказал, что можно использовать и кусочки железа, но — дорого. То есть в его время было дорого. Даже очень. Вот и...
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#93 Uksus » 22.01.2019, 10:01

Ближе к концу июля Командир распорядился временно прекратить хождения по вражеским тылам, и Сергей с напарником осели на переднем крае, где, оказывается, уже получили некоторую известность. Гусев - как «мастер художественного слова» (Иван Петрович так выразился. Во время разноса), Кощей же — в качестве лихого осназовца-сорвиголовы, который «пострашнее иного танка будет». Князь после того случая успел ещё пару раз средь бела дня «нанести визит вежливости гансам» (а это молодой красноармеец, случайно оказавшийся поблизости, сказал. Капитан тогда взял его на заметку — в Красной Армии грамотных людей не хватало катастрофически, так что если, то есть когда удастся выбраться...). Потом слух об этих его прогулках достиг наконец командования, и полковник Колычев предельно вежливо и со всем уважением попросил Кощея временно прекратить пугать противника. Мол, он уже напуган до нужного состояния, и потому пока лучше немного подождать.

Гусев, присутствовавший при беседе, хоть и отмечал во время выхода некоторое повышение нервозности среди оккупантов, тем не менее считал, что можно было бы и добавить... Однако, имея опыт службы, предпочёл придержать своё мнение при себе. Что же касается мыслей самого Кощея, то они так и остались неозвученными. Нет, реши князь возразить, его бы выслушали со всем вниманием и даже, возможно, изменили решение, но...

* * *

- Держи! - бледный протянул старослужащему то, что осталось от звёздочки. - На шею повесь, чтобы тела касалась.
- Благодарствуй, товарищ командир! - боец двумя руками, как величайшую ценность, принял подарок и принялся его рассматривать.
- Шнурок за оба луча цепляй, - посоветовал бледный. - Пулю не отведёт, понятно, но, глядишь, ослабит.

В этот раз сержант ничего не сказал — то ли не поверил, что такое бывает, то ли счастью своему. Не поверил. Вместо этого он лишь склонил голову — то ли ещё раз поблагодарил, то ли согласился.
- Это что, амулет? - не выдержал молодой, до этого молча вытягивавший шею, пытаясь из-за плеча старшего товарища разглядеть, а из-за чего, собственно, весь сыр-бор.

Капитан при этих словах поспешно отвернулся, скрывая улыбку, а бледный с интересом уставился на старослужащего — мол, что ответишь? Тот, покосившись на дарителя, открыл было рот, подумал, закрыл, открыл снова и в конце концов вздохнул:
- Ох, Вовка, ты хоть и читаешь быстро, да не то. Не было на земле нашей отродясь никаких амулетов, - и повторил по слогам: - Не бы-ло. Вот так-то...
- А что было? - не выдержал в конце концов молодой, не дождавшись продолжения.
- Обереги, - коротко объяснил сержант. И, не увидев в глазах бойца понимания, принялся объяснять...

Приготовившегося слушать (ведь интересно же!) капитана ждало разочарование: прибежавший посыльный сообщил, что его и «товарища князя» очень хотят видеть в штабе. Отметив про себя, какими удивлёнными стали при этом глаза молодого, капитан проверил, правильно ли сидит пилотка, и вопросительно посмотрел на бледного...

* * *

Внимательно разобрав и тщательно обсудив все наличествующие обстоятельства, как то: отсутствие огнеприпасов, ГСМ, продовольствия, медикаментов и прочего снабжения. Значительную убыль в вооружениях, технике и личном составе, компенсировать которую не представляется возможным. А также высказанное вышестоящим командованием понимание всей глубины за... то есть тяжести сложившейся обстановки. Совет командиров оказавшихся в окружении частей постановил могучим ударом прорвать хиленькие боевые порядки противника и выйти на соединение с основными силами. Ближайшей (то есть сегодняшней) ночью.

Собственно, Командир и вызвал Гусева с князем как раз для того, чтобы сообщить эту приятную новость. Ну и заодно Кощея спросить, сможет ли тот чем помочь, так как ночь — это всё ж его время. Кощей, ясное дело, в помощи отказывать не стал, только попросил перед началом ему парочку «ворогов» выделить. Мол, силы подкрепить надо. На что Колычев спросил, а хватит ли пары. Мол, таких тут, ненужных, аж пять штук по подвалам сидят, и если для дела надо...

Внимательно на него посмотрев, князь о чём-то подумал, а потом спросил:
- А после — отдашь?
- В каком смысле — после? - нахмурился полковник.
- Ну, после как выйдем, - пояснил Кощей.

Колычев поискал на лице князя какие-либо признаки насмешки, не нашёл и спросил:
- А до почему нет?
- А куда мне их до? Или ты мне ещё и воев дашь, чтоб за ними смотрели? - и опять на бледном худом лице можно было увидеть что угодно, но только не насмешку.

Обдумав идею вместе с пленными предоставить князю ещё и конвой для них, полковник в конце концов от неё отказался: слишком уж многое придётся объяснять пусть и своим, советским, но всё же посторонним людям. Правда, оставалась ещё одна возможность сбагрить неприятную работу союзнику...
- Тут, понимаешь, такое дело, князь. Мало ли как дело обернётся. Эти трое могут и не дойти.
- И что?
- И то. Что ты тогда тому скажешь, кому их отдать собирался?
- Это лешему-то? - хмыкнул Кощей и весело оскалился: - А то и скажу. Люды, скажу, хитрые пошли. Всё, скажу, на кривой козе так и норовят объехать...

Гусев всю беседу простоял, молча разглядывая потолок. Уйти не разрешали, уставиться в окно не позволяла субординация — для этого пришлось бы развернуться к командиру боком. Вот и...

Вообще-то Сергей Командира понимал: и тащить с собой пленных проблематично — а вдруг в самый не тот момент шум поднимут? И просто так при... давить их тоже как-то не то — наверняка ведь при допросах жизнь обещали. Однако же и на князя никто это дело вешать не собирался — взрослые ведь люди, сами за собой прибирать должны. Да. Однако же тот сам подошёл да попросил и не воспользоваться случаем...

С другой стороны, ему ведь тоже всего не скажешь. И не соврёшь... Точнее, соврать-то можно, но он же это почует, и что тогда? В общем, как сказал однажды Серёге Гусеву случайный попутчик (двое суток в одном купе тряслись, разговорились): «Это наши грехи, нам же за них и отвечать». Из-за чего всплыла тогда эта тема, капитан уже не помнил, а вот слова...

Они, слова эти, как нельзя лучше подходили к нынешней ситуации. И о чём бы Кощей ни догадывался (а он ведь понял! Если не всё, то многое!), пусть это будут всего лишь его догадки...
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#94 Uksus » 25.01.2019, 09:46

Глядя, как усыхают взятые князем за шеи гитлеровцы, Гусев думал, что если кто из их группировки доживёт до конца войны и решит вдруг оставить потомкам мемуары, наверняка напишет об этом прорыве что-то вроде «самый странный прорыв на моей памяти». Или как-то так. При этом ему придётся довольствоваться исключительно слухами и догадками (что наваять эти самые мемуары захочет кто-то из посвящённых, капитану не верилось). Хотя, может, про выбор места... Но, опять же, что? «Ходила странная группа, что-то высматривала, выискивала, выбирала. А когда наконец выбрала, нас всех оттуда...»

Место на переднем крае, выбранное князем для... Для чего? Ритуала? Колдовства? Молитвы?.. Было очищено от лишних свидетелей и охранялось бойцами из того самого полка НКВД, тоже оказавшегося в кольце. Гусев узнал двоих — были в той группе, что вместе с капитаном и князем ходила за связистом. Они его тоже, несмотря на темноту, узнали, однако, как и Сергей, ничем этого не показали. Так вот эти бойцы сейчас глядели во все стороны, чтобы не дай... э-э-э (Бога нет!)... В общем, ни... Никто, короче, не просочился. Так что присутствовал при проводимом князем ночным действе только он, Серёга Гусев. А действо...

А не было, по сути, никакого действа. Просто сначала Кощей выпил двух... двоих, в общем. Потом повернулся лицом на северо-восток, раскинул руки, будто собирался обнять весь мир (почему-то именно это сравнения пришло в голову капитану в тот момент), и застыл. Примерно на минуту. Потом опустил руки, покрутил головой, как будто разминая шею после долгой неподвижности, и, повернувшись к Гусеву, совершенно обычным голосом сказал:
- Всё. Можно идти...


Не успели устроиться после воссоединения со своими, как Командир, собрав полный чемодан бумаг и опечатав его положенным образом, улетел в Москву, предоставив личному составу, не занятому в несении повседневной службы, отдыхать. И если первый день был занят помывкой, починкой, чисткой и отсыпанием, а второй изучением окрестностей, то уже на третий Серёге захотелось немного женского внимания, и он отправился на поиски желаемого на расположившийся по соседству узел связи. Ибо проведённые оперативные мероприятия (опрос местных, гм, жителей) однозначно указывали на данное место, как на очень даже... э-э-э... рыбное. Само собой, пригласил и князя, однако тот отказался, сославшись на возраст, а также непривычный внешний вид нынешних барышень. Однако пообещал, что пока Гусев ищет приключений себе на... голову, он, Кощей, посидит рядышком с выделенным им для проживания домом и погреется на солнышке.

Не удовлетворившись обещанием напарника (нет, он-то приключений искать не будет, а вот они его...), Сергей на всякий случай предупредил дежурного по особому отделу (ещё один дом по соседству) и дежурного по штабу (тоже рядом). Те пообещали приглядеть, и бравый капитан, подтянув ремень, согнав складки гимнастёрки назад и поправив пилотку (новую форму старшина пока не раздобыл. Он вообще после выхода из окружения не успел ещё хозяйством обрасти. Из-за чего страдал неимоверно), отправился на...

В общем, отправился.

Местные товарищи, давшие Гусеву наводку, не обманули. Молодые дамы, служащие на уже упомянутом узле связи и правда выглядели очень даже достойными внимания. Вот только...

Вот только взгляды у самых достойных оказались... оказались... В общем, Сергей понял, что если он не хочет в ближайшие минуты быть оттащенным за шиворот к любимому Командиру, дабы тот своей властью засвидетельствовал законность брачных уз... Или, говоря проще, девочкам очень, ну прямо до зарезу хотелось замуж, и чем быстрее, тем лучше...

Мысленно пообещав себе как-нибудь при случае достойно отплатить виновным за такую подставу (предупреждать надо! Хорошо, старшие товарищи научили), Гусев перенёс внимание на пусть не самых, но тоже достойных. Эти, оценив реакцию Гусева на соперниц, встретили внимание с его стороны благосклонными улыбками и пристальным осмотром начиная с начищенных до блеска хромовых сапог и до... до...

Собственно, на петлицах, а точнее на одиноких «шпалах» в них, всё и закончилось: и осмотр, и повышенное внимание, и...

Нет, улыбки остались. Однако теперь они если что и обещали, то исключительно неприятности в случае проявления незадачливым ухажёром излишней (то есть в данном случае любой) настойчивости. Потому как в местах, где полковники, а иногда и кое-кто покрупнее, ходят косяками, тратить время на какого-то капитана...

Всё прекрасно понявший (и мысленно ещё раз пообещавший расквитаться кое с кем) Гусев, подавив огорчённый вздох, собрался уже уходить, как был остановлен немного застенчивой улыбкой сидевшей у самого выхода и почему-то не замеченной Сергеем ранее кра... э-э-э... миловидной девушки. Блондинистое (после обработки перекисью) нечто с претензией похожести на Серову*. Если честно, в другой ситуации Гусев прошёл бы мимо и не заметил, но теперь... И потом, не уходить же несолоно хлебавши, правильно? А когда стемнеет...

* Серова Валентина Васильевна, 23.12.1917 — 12.12.1975. Актриса.

В общем, вытряхнув из головы всякие посторонние мысли, бравый осназовец приступил к ритуалу ухаживания с последующим завоеванием и, как итог, соблазнением. Объект же его симпатии, скромно потупив глазки, короткими смешками и ласковой улыбкой поощрял доблестного кавалера к продолжению...
- Тащ капитан! Вас там очень подойти просят! - прибежавший боец шумно сглотнул и добавил: - Очень надо!
- Там — это где? - нахмурился капитан, уже догадываясь, что любовные похождения на сегодня закончились. Но пока не желая в это верить.
- К особому отделу, тащ капитан! Там, этот, спецсотрудник ваш...

Договаривал боец уже вслед. Потому что услышав слово «спецсотрудник» (так было приказано именовать князя во всех документах), Гусев, у которого пропали последние сомнения (а заодно и надежды на приятный вечер), ринулся спасать командный, начальствующий и личный состав Рабоче-Крестьянской Красной Армии (первые два — потому как кому ещё может прийти в голову докопаться до мирно греющегося на солнышке Кощея? А третьего — потому что кого ещё могут позвать первые двое в качестве поддержки?) от... от... Да какая разница, от чего именно?! Найдётся! Потому что фантазия у князя — любой писатель позавидует! И если его, капитана Гусева, срочно зовут, значит, он — Кощей — начал её проявлять!

Завернув за угол, Сергей увидел небольшую — человек десять — толпу рядом с базой группы. Судя по тому, что оружия никто из них (из тех, кого Гусев мог рассмотреть с этого ракурса) в руках не держал, до непоправимого дело пока что не дошло, а значит, нужно было подумать и о том, как будешь выглядеть в глазах окружающих. То есть для начала перейти с бега на быстрый шаг и надеть пилотку, которую Серёга снял ещё в процессе охмуряжа. Затем опять поправить гимнастёрку и только после этого, сколь возможно успокоив сбившееся дыхание, начать проталкиваться через ряды... Да, пожалуй, зрителей.
- Товарищи! Позвольте пройти!
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#95 Uksus » 28.01.2019, 17:52

Собственно, проталкиваться и не пришлось: услышав в голосе Гусева командные нотки большого начальника, ближайшие зрители поспешно сдвинулись, благо было куда, и глазам капитана предстала удивительная картина. В середине толпы шеренгой (иначе не скажешь) стояли высокий, ростом с самого Сергея, тощий, как Кощей, генерал-майор, а рядом, тоже не отличавшийся упитанностью, но на полголовы ниже и со знаками различия лейтенанта, молодой парень. Наверное, адъютант. Стояли эти двое по стойке смирно, как её описывают в Уставе. Почти, поскольку про выпученные глаза там не говорилось. А они у этой парочки...

Вокруг шеренги неторопливо шествовал князь и монотонно читал... Да вот хрен его знает, что. Поскольку Кощей явно цитировал какой-то древний текст на старославянском, не затрудняя себя переводом. Следом за Кощеем с несчастным лицом бродил дежурный по особому отделу, то и дело порываясь вставить хоть слово в случайно образовавшуюся паузу и не успевая. Подождав, когда дежурный будет проходить мимо, Гусев ухватил его за плечо и одним движением подтащил к себе. Дежурный от неожиданности попытался действовать, как при внезапном нападении, однако обнаружил, что не может шевельнуться, и только тогда обратил внимание на нападающего:
- Товарищ капитан! Наконец-то! Вы не могли бы...
- Стоп! - перебил Гусев. - Для начала — что тут вообще случилось?
- Не знаю, - попробовал пожать плечами дежурный, но, скривившись от боли взятой в захват руке, выразительно посмотрел на Сергея. Тот, отпустив невольного собеседника, извиняться не стал, а только вопросительно поднял бровь, ожидая продолжения.
- Этот генерал попытался построить вашего человека, - сообщили справа.

Обернувшись на голос, Гусев обнаружил немолодого сержанта ГБ в очках-велосипедах. Тот поспешил представиться:
- Сержант Государственной Безопасности Курочкин. Аристарх Филимонович, - после чего продолжил пояснения: - Я как раз мимо проходил (Сергей мысленно хмыкнул: это «проходил мимо» могло означать что угодно от «вышел покурить» до «присматривал»). Вмешаться не успел, простите. Ваш человек — он... э-э-э...
- Я понял, - кивнул Гусев. - Дальше что было?
- Н-ну-у, я послал бойца за товарищем лейтенантом, - последовал кивок на дежурного. - А сам остался на всякий случай.
- А с молодым что?
- А он почти сразу прибежал и тоже попытался построить вашего человека. Вот и...

Сергей кивнул: в принципе, правильно. И генеральская реакция на разгильдяистый вид непонятного типа в поношенной форме обычного бойца. Да ещё и петлички где-то потерял — вот растяпа! Н-да. И реакция адъютанта на то, что его, гм, хозяина обидели. И кто? Явный резервист! И, как итог, реакция князя на горлопанов.

Заметив, что Курочкин, пока командиры размышляют, насторожил уши в сторону продолжавшего занудствовать Кощея, Гусев на всякий случай поинтересовался:
- Вы понимаете, о чём он?
- Н-ну-у, - замялся сержант, - видите ли, товарищ командир, это старославянский, причём очень... странная разновидность. Вот так вот сразу сказать не могу... Но...
- Так понимаете или нет? - надавил капитан.
- Через два слова на третье, товарищ командир. Этот... то есть я хотел сказать спецсотрудник, он цитирует... э-э-э... товарищу генералу какой-то кодекс... Я не понимаю... Что-то вроде Русской Правды, но ещё более древнего... В общем, что-то про оскорбление князя... Подождите! - судя по выражению лица, на Курочкина снизошло озарение. - Это что получается? Что спецтоварищ — он князь?!

Гусев вздохнул и поднял глаза к небу: ну вот откуда они берутся, все такие умные и именно тогда, когда возиться с ними нет никакой возможности? Вот откуда? И почему?

Особисты ждали. Им просто ничего больше не оставалось, поскольку ситуация сложилась не слишком приятная, а этот непонятный капитан с охренительными полномочиями, про которого их предупредили особо, явно имел возможность её разгрести. Хоть как-то.

Наконец непонятный перестал молиться (или что он делал в такой позе? Звёзды считал?) и посмотрел на Курочкина:
- Значит, так. Вы, товарищ сержант, ничего такого не говорили, а мы с товарищем лейтенантом не слышали...

Курочкин часто закивал, изображая полное понимание и всемерную готовность к сотрудничеству с грозными органами (то, что он сам в них служит, как-то выпало у бедолаги из головы). Капитан же продолжил:
- Но на всякий случай вот товарищ лейтенант разъяснит вам, как правильно обращаться с секретными сведениями и возьмёт подписку...
- Товарищ капитан! - неожиданно влез упомянутый лейтенант, которому вдруг почему-то стало обидно. - Товарищ сержант Курочкин служит шифровальщиком в особом отделе, прошёл все положенные инструктажи, дал все положенные подписки и до сего дня нареканий не имел!
- Виноват! Не подумал! - среагировал Гусев, поскольку и правда должен был обратить внимание на служебную принадлежность резервиста. После чего, боясь спугнуть пришедшую в голову мысль, осторожно поинтересовался:
- Аристарх Филимонович, а вы до призыва где работали?
- Научным сотрудником, товарищ капитан, - Курочкин снял очки и стал их протирать вытащенным из кармана галифе не очень чистым носовым платком. - В Ленинской библиотеке. Это в Москве, - на всякий случай пояснил он. - Занимался славистикой. Старший научный сотрудник!

Сергей вопросительно посмотрел на дежурного, но тот только пожал плечами.
- Это изучение славянства, - поспешил объяснить заметивший эти переглядывания сержант. - Ну, то есть истории славянских народов, языка, обычаев...
- Понятно, - наконец кивнул капитан, догадавшись, что удача вроде как повернулась к нему не совсем тем местом, из которого растут ноги. То есть боком. Давая возможность оценить себя в профиль, вместе с достоинствами своей фигуры, которые...

Сообразив, что мысли пошли куда-то не туда, Гусев тряхнул головой, возвращая их в нужное русло, и продолжил допрос:
- И законы того времени вы тоже изучали?

Курочкин надулся от гордости и с видом профессора, выступающего перед студентами заявил:
- А как же иначе?! Ведь принятые законы очень ясно говорят и об устройстве общества, и...
- Я понял! - поспешил заткнуть фонтан красноречия Сергей. - А что говорят законы об оскорблении князя?

Сержант приуныл, потупился — как-то неловко признаваться в собственном незнании, когда только что надувал щёки. Однако увильнуть от ответа вряд ли бы получилось, и потому, пожевав губами, он всё же выдал:
- Понимаете, товарищи командиры, в Русской Правде про оскорбление именно князя ничего не написано. Ну, то есть нам источники с такими... э-э-э... статьями не попадались. Но тут дело в том, что... э-э-э... товарищ спецсотрудник, он же ссылается совсем не на неё? То есть совсем не на Русскую Правду? А на какой-то более древний кодекс, так?
- На первоисточник, - хмыкнул дежурный, которому надоело стоять молча.
- Вот вы смеётесь, товарищ лейтенант, - вскинулся старший научный сотрудник, - а между прочим, если князь окажется настоящим, это ж такой...
- Кто окажется настоящим? - проскрипел рядом знакомый голос, и Гусев снова подумал об удаче — всё же она к нему совсем не боком стояла. Ну (подсказал ехидный внутренний голос), или всё время крутится. «Или так», - мысленно согласился с самим собой Сергей.

Как ни странно, ситуацию спас Курочкин. Отвесив лёгкий поклон, он поприветствовал обсуждаемого:
- Гой еси, княже!
- Гой еси, человече, - отозвался Кощей, после чего между этими двумя завязалась оживлённая беседа.
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#96 Uksus » 31.01.2019, 07:53

Увы, шла она на том самом древнеславянском, так что ни капитан, ни дежурный не поняли ни слова, довольствуясь лишь выражениями лиц собеседников. И если дежурный заметил (и указал потом в отчёте) лишь совершенно неподвижную физиономию князя, то капитан был готов съесть любимую фуражку Командира, если напарник не забавлялся.

Наконец Кощею, похоже, надоело, и он повернулся к Сергею:
- Где ты такого тиуна раздобыл, Гусев?

Теперь делать каменную физиономию пришлось капитану, поскольку что такое (или кто такой?) «тиун», он не знал. А признаваться в своём незнании, как и сержанту за пять минут до этого, показалось неловко.
- А что такого? Человек знающий, на ответственном месте, служит исправно...
- Ключником? - перебил князь.
- Шифровальщиком! - снова обиделся непонятно на что лейтенант.
- А-а-а... - Кощей покивал, как бы говоря: «Как же! Как же!» - а потом спросил: - А уговаривать его на службе научили?
- Уговаривать? - в один голос, почуяв подвох, переспросили командиры и переглянулись.
- Уговаривать, - медовым, хоть на хлеб мажь, голосом подтвердил Кощей, и на всякий случай (вдруг кто-то всё ещё не расслышал) повторил: - Уговаривать.

Капитан с лейтенантом снова переглянулись, и Гусев, как старший, принялся выпытывать подробности:
- И на что он тебя уговорил?

Князь в свою очередь посмотрел на сержанта:
- На что?
- Н-ну-у... Это... - Курочкину вдруг захотелось оказаться подальше отсюда. Где-нибудь в маленькой уютной комнатушке в московской коммуналке со скандальными соседями и вечными очередями в сортир и ванную. - В общем, самим дело разбирать. Этих, начальников больших чтобы, это... Не беспокоить.

Лейтенант, не сдержавшись, шумно выдохнул: самое страшное позади! И Гусев был бы с ним полностью согласен, если бы на бледном костистом лице напарника не появилась паскудная ухмылка. Явно этот ночной пакостник что-то удумал. Что именно — гадать можно было до бесконечности, проще спросить. Но теперь — напрямую у сержанта.
- И что дальше?
- Н-ну-у... Это... - замялся тот.
- По какому закону, - подсказал этот... спецсотрудник.
- По Русской Правде, - голос Курочкина упал почти до шёпота.

Дежурный по особому отделу перестал радоваться и с недоумением посмотрел на подчинённого: какая такая Русская Правда?
- И что там по Русской Правде за обиду? - князь, которому устроенное им же представление, похоже, надоело, взял продолжение разговора в свои руки.
- Двенадцать гривен, - теперь уже без всяких оговорок шёпотом сообщил бывший старший научный сотрудник. И тут же вскинулся: - Но мы же договорились!
- Так я ж и не спорю! Договорились! - тоже воскликнул Кощей и совершенно спокойно добавил: - На три гривны. Меньше никак нельзя, ибо невместно. Так?

Курочкин только кивнул, соглашаясь, поскольку сил разговаривать у него уже не было. Князь не настаивал. Поглядев на окончательно выпавшего в осадок лейтенанта, он закончил:
- Вот такие дела, отрок. Вразумлять твоего тиуна надобно. Для начала — прутьями ореховыми вымоченными, они хорошо прилегают. Не поможет — можно и батогами попробовать. И думайте, где этому боярину, - последовал кивок на так и стоящую по стойке смирно парочку, - половину вашего килограмма серебра достать. А я пойду дальше на солнышке греться. Гусев, ты идешь?

Дальше события не то чтобы понеслись, но всё же, по мнению Сергея, для отведённого на отдых дня их оказалось многовато.

Не успели капитан с князем отойти к выделенному их группе домику, как на место действия прибыли здешние начальник особого отдела с начальником штаба и какой-то корпусной комиссар. Прибыли, пару раз обошли «скульптурную композицию», как метко заметил кто-то из зрителей (при этом особист с политработником выглядели странно довольными, а начштаба, судя по мимике, с трудом сдерживался), перекинулись несколькими словами (князь, обладавший не просто хорошим, а великолепнейшим слухом при этом тихо хмыкнул) и дружно посмотрели на Кощея с Гусевым.

Сергей дёрнулся было подойти, однако шипение князя: «Стой! Сами подойдут!» - заставило остаться на месте. И точно: ещё раз о чём-то переговорив, начальство неторопливо, с достоинством направилось к ним с Кощеем.

Договорились быстро: князь генерал-майора с адъютантом «размораживает» и отходит в сторону, а всю воспитательную работу берёт на себя командование армией. Кроме того, главный особист попросил Кощея не применять к виновным «долговременных мер воздействия», тот пообещал, но предупредил, что это только в этот раз. Если история повторится — тогда извините.

Собственно, на этом «торжественная часть» и закончилась. Снова «по девочкам» Сергей не пошёл — желание куда-то пропало. Устроился рядом с Кощеем на крыльце и так до самой ночи и просидел. Даже на обед и ужин не пошёл — обиженный на жизнь старшина, прослышав о происшествии, воспылал к его герою любовью пламенной и принёс в полдень одно, а ближе к вечеру и другое. Самолично. Ну и, само собой, посидел рядышком, пока Гусев котелки от содержимого очищал. Не дольше. Потому что курящий. Да не просто курящий, а тянуло его, по его же словам, при виде князя самокрутку потолще скрутить да набить её самосадом поядрёней. И затянуться посильнее. Однако — не решался. Вот и не засиживался...
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#97 Uksus » 03.02.2019, 11:29

Когда солнце наконец зашло, Сергей с Кощеем посидели ещё немного, слушая ночь, а потом князь, заметив, что его «опекун» зевает, отправил того спать, пообещав не уходить без предупреждения. «И почему я его всё время слушаюсь?» - вяло подумал Гусев, падая в койку. Сознание окутала тьма — капитан осознавал это даже во сне. Но тьма не враждебная, в которой скрываются разные чудовища, а добрая, домашняя, мягкая и тёплая. Такая, какая бывает, если натянуть на голову одеяло — самую лучшую защиту от всех ночных ужасов и страхов. Тьма качала его, напевая что-то ласковое. Она напевала так тихо, что Серёжка Гусев не мог разобрать не то что слова, но даже мелодию. Но это почему-то казалось очень важным, и Серёжка старался снова и снова, пока наконец не разобрал:

Утро красит нежным светом
Стены древнего кремля...

«Утро... - подумал Серёжка и улыбнулся... Потом он подумал: - Как утро?! - и, наконец: - А Кощей?!»

Слетев с койки, Гусев как был, в одних кальсонах и босиком (правда, левая рука сама по себе прихватила ремень с кобурой, но Сергей этого не заметил) выскочил из дома и чуть не полетел с крыльца, споткнувшись о сидящих на ступеньках Кощея и... Командира?! От падения капитана уберегла выставленная князем рука, в которую Гусев и врезался с разбегу. Грудью.
- Ну вот, сам проснулся, - удовлетворённо сказал Кощей Колычеву, посмотрел Сергею в лицо и задумчиво пробормотал: - Не совсем. Зато, - князь заметил ремень с кобурой, - оружно.

Полковник только скептически хмыкнул, обозрел подчинённого с ног до головы и велел приводить себя в порядок и готовиться к завтраку.


Целый день Командир носился по расположению, что-то выясняя, уточняя и сравнивая с... С чем-то. А пробегая мимо князя с Гусевым, смотрел на них, как на пустое место. Нет, видеть-то он их видел, но вот мыслями в это время находился... Где-то.

Кощей, никогда ранее не видавший полковника в таком состоянии, пристал к Сергею с вопросами (точнее, с одним: «Что за...»). И не отставал, пока капитан буквально на пальцах не объяснил, что их группа — это непросто так. Потому что «просто так» («языка» притащить, взорвать что-нить) везде своих хватает. А они — глаза и уши ого-го какого начальства. Так что всякие там генерал-майоры вроде того, что Кощей «воспитывал», могли бы и сапоги им почистить. Не развалились бы. Ну, не всем, конечно, а вот Командиру — точно.

Полученных сведений князю хватило где-то на час, может, чуть меньше, после чего он опять насел на Гусева:
- Так это что, Колычев самому вашему Великому Князю это всё носит?

Подумав, что с некоторыми непринципиальными (это ж не вопрос частной собственности, правильно?) моментами проще согласиться, чем объяснять их ошибочность тому, кто хрен знает сколько лет прожил при оголтелом феодализме, Гусев объяснил, что не самому Великому Князю, а...
- Боярину, - подсказал Кощей, когда капитан запнулся, пытаясь сообразить, как на древнефеодальном будет «Народный комиссар». И уточнил: - Ближнему.
- Боярину, - после некоторого размышления согласился Гусев, не найдя ничего более подходящего.
- А значит сие, что воеводы ваши, - князь хитро прищурился, - привирают. Так?
- Н-ну-у...
- Чуток?
- Чуток, - кивнул Гусев, опуская глаза. Ему было стыдно.
- А иные и не чуток, - уже больше для себя, чем для собеседника, задумчиво пробормотал Кощей. А потом успокоил: - Не горюй, добрый молодец. Они во все времена такие были...

После обеда прибежал Колычев, зазвал их к себе в кабинет и объявил, что через час они все летят в Москву. Поэтому Гусеву надлежит немедленно (в течение двадцати минут. Чего не хватит, брать у старшины) привести себя в порядок. Что же касается Кощея... С минуту полковник рассматривал его, размышляя о чём-то своём, после чего спросил, не может ли тот тоже переодеться? Только не как тогда, когда они знакомились, а чуток попроще? При этом Иван Петрович так сверкнул глазами на задержавшегося в дверях Гусева, что того как пинком вынесло...

На аэродроме их ожидал здоровенный ТБ-3, самолёт, когда-то бывший бомбардировщиком, а потом, в связи с возрастом, переведённый в транспортную авиацию. Его иногда показывали в хронике и рисовали на некоторых плакатах. Заслуженная машина. Правда, Гусев надеялся, что им дадут Ли-2, который советская промышленность начала выпускать незадолго до войны, но, например, чтобы произвести впечатление на князя, ТБ-3, как ни крути, лучше. Основательнее. Солиднее. Мощнее. Это как прослуживший всю жизнь сержант, вышедший в отставку. Или командир. Или даже простой боец — дело тут не в званиях и не в должностях. Дело в чём-то таком, чему Сергей, как ни старался, так и не смог подобрать названия. И чего никогда не было и никогда не будет у штатских. И вот оно, это самое, как раз и было у старого бомбардировщика, пусть и вышедшего в отставку...

Однако когда Сергей посмотрел на князя, то вместо восхищения или хотя бы удивления увидел на его лице... Да ничего он там не увидел. Обычная каменная физиономия, которую Кощей держал большую часть времени, а вот ощущения...

Недовольством тянуло от напарника. Очень сильным недовольством. Гусев сам не знал, почему это получается, но уже некоторое время мог сказать, когда князь недоволен, когда — наоборот, когда что-то делает или говорит всерьёз, а когда дурака валяет, как с тем сержантом и часами. И это — несмотря на отсутствие на бледном худом лице напарника хотя бы малейших признаков испытываемых тем чувств. Вот и сейчас. И это было непонятно. И потому Гусев, воспользовавшись тем, что Командир, доведя их до самолёта, отошёл поговорить с кем-то из знакомых, а лётчики пока не обращали на будущих пассажиров внимания, тихо спросил:
- Что случилось?
- Хм? - Кощей вопросительно приподнял то место, где у нормальных людей растёт бровь. Левая.
- Понимаешь... - Сергей пожевал губами, не зная, как объяснить, что он чувствует, но в конце концов решил не изобретать велосипед, а говорить как есть: - Понимаешь, чувства от тебя идут, будто тебе не... - теперь заминку вызвал подбор ассоциации. Перебрав несколько вариантов, Гусев в конце концов остановился на самом для себя понятном: - В общем, если тебе вместо холодного пива налили тёплое, да ещё (капитану хотелось сказать «безбожно», но он напомнил себе, что бога нет) и сильно разбавленное.

Кощей передёрнулся:
- Ну у тебя и сравнения!

Сергей пожал плечами: а что делать, если из всех пришедших на ум ассоциаций (это слово Гусев услышал от одного заезжего лектора и после выяснения, что оно значит, решил запомнить) эта подходит больше всего?

Внимательно глядевший на него Кощей вздохнул и, поджав губы, покачал головой. Мол, что с тебя взять (во всяком случае Гусев понял именно так). После чего отвернулся и принялся наблюдать за дальней стороной поля. Неизвестно, что он там разглядел без бинокля, но, похоже что-то интересное.

Мысленно хмыкнув, Сергей ещё раз пожал плечами и, чтобы не скучать, занялся составлением плана диверсии на стратегически важном объекте «Аэродром»...
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#98 Uksus » 06.02.2019, 12:52

Потом появился какой-то лётчик, и пригласил всех в самолёт. Как оказалось, кроме них летели ещё восемь человек, причём все в больших чинах. И почти все пялились на князя, который, не «блистая» ромбами, тем не менее явно был одет в нечто, вышедшее из дорогущего генеральского ателье. Гусев такие видел.

Нет, строго говоря, зайти туда мог и простой командир, но вот заказать себе что-нибудь — это только если придёшь в сопровождении какого-нибудь генерала. Ну, или его адъютанта, но с запиской от хозяина. А тут непонятно кто, да ещё и без знаков различия...

С другой стороны, попутчики явно не знают о вчерашнем казусе, иначе не пялились бы так откровенно. И как бы тут тоже до чего-нибудь не дошло. Хотя...

Нет, не дойдёт — ситуация не располагает. Да и с Командиром знакомы многие...

Пока Сергей размышлял, всем раздали тяжёлые овчинные тулупы, попросили занять места и наконец-то начали взлетать. То есть, конечно, сначала — запускать моторы.

Капитану Гусеву не раз доводилось летать по делам службы. В разное время. На разных типах самолётов. Однажды его даже на истребителе возили. Правда, на учебно-тренировочном, но всё равно.

Но никогда он не летал в таком грохоте!!!

Теперь стало понятно недовольство князя, однако возник вопрос: он-то откуда мог знать заранее? Или та душа когда-то летала. Ну, то есть, её хозяин, когда был живой...

Хотя о чём это он? Какая душа?! Суеверия это всё! Религиозные суеверия и мракобесие!..

А что тогда подсказывало Кощею?..

Оглядевшись в поисках князя, Сергей обнаружил того сидящим у противоположного борта на подложенном на лавку аккуратно свёрнутом тулупе. С ничего не выражающей — как всегда (или почти всегда) — физиономией и полуприкрытыми глазами. Как будто почувствовав взгляд капитана, этот не вписывающийся ни в какие материалистические теории тип не поднимая век кивком указал на место рядом с собой. Сергей посмотрел по сторонам, увидел, что все заняты своими делами, и перебрался к напарнику. Там оказалось намного тише (чему Гусев если и удивился, то лишь самую малость — привык уже) и почти не дуло. Поблагодарив Кощея кивком, Сергей собрался было, чтобы не терять времени, задать один из тех вопросов, что постоянно крутился в голове, но услышал короткое: «Спи!» - и сам не заметил, как отключился.

В этот раз капитану ничего не снилось. Да и сон — тот, который процесс, а не видения... Он вообще был? Или Серёга просто длинно моргнул? В смысле, закрыл глаза, когда взлетали, а открыл, когда уже садились? И не осталось ничего, кроме лёгкого тумана в голове и некоторой неохоты, с которой поднимались веки... Ну, ещё физия, небось, помятая, что могло быть нехорошо воспринято вышестоящими командирами. Умыться бы! Да только где? Прямо здесь, из фляжки?

Покатав эту мысль в голове, Гусев решил, что — нет. Не то. Да и фляжки с собой не было — не предусмотрена она парадно-выходной формой. Потому придётся обойтись народными способами. Решив так, капитан принялся усиленно растирать лицо ладонями.

Рядом хмыкнули, и знакомый ехидный голос спросил:
- А командиру что скажешь?
- Про что? - не понял Гусев.
- Почто у тебя... - Кощей запнулся, подбирая слово, - лицо такое красное.
- Да ну тебя! - фыркнул Серёга...


После приземления ожидавшая на аэродроме машина сначала отвезла их в Управление. Там Колычев оставил их с Кощеем ждать возле дежурного, а сам куда-то ушёл. Вернулся быстро и сказал, что у начальства сегодня времени нет, встреча переносится на завтра, а сегодня всем отдыхать. Князь, вопреки опасению капитана, не обиделся (хотя, по мнению Гусева, имел право). Он только посмотрел внимательно на Командира и спросил с сочувствием:
- Не поверили?

Полковник вздохнул, а Сергей вспомнил, что напарник, кроме прочего, умеет различать, когда ему врут. А если Командир соврал, значит?.. Значит, ночью попробуют устроить князю проверку — ходили слухи. А Командир об этом знает, но вслух ничего сказать не может — приказ. А Кощей догадался... И что будет?

Пока ехали к гостинице, Гусев думал, стоит или нет предложить князю переночевать у него, но уже проходя регистрацию вдруг понял, что не надо. Что так будет правильно и беспокоиться не о чем. Где-то далеко в стороне промелькнула мысль, что опять Кощеевы штучки. Промелькнула — и пропала. И потому, добравшись до своего номера (рядом с князевым), Сергей разделся, почесал уже успевший зарасти короткой щетиной подбородок и пошёл досыпать — до утра осталось всего ничего.

Встав по въевшейся за время службы привычке в шесть часов, капитан успел поплескаться в ванне (оказалось, она не только имеется в номере, но в неё ещё и горячая вода из крана течёт), побриться, одеться и начать задумываться, где бы перекусить, когда в дверь негромко постучали. Открыв, Гусев увидел Командира, стоящего с задумчивым и каким-то несчастным видом.
- Князь у тебя? - спросил Командир, даже не поздоровавшись.
- Не-эт... - помотал для наглядности головой Гусев. - А что?
- Не у тебя, значит, - пробормотал Командир, не обратив внимания на вопрос. - А у кого?
- Тащ полковник! - решил проявить настойчивость Гусев. - А что случилось-то?
- Что случилось? - переспросил Иван Петрович, глядя куда-то перед собой (или внутрь себя — Сергей так и не понял, как правильнее) и подняв брови. А потом скомандовал: - Пойдём, посмотришь.

Метнувшись за оставленной на столе фуражкой, Гусев надел её на ставшую уже обрастать лысину (тоже, блин, побрить надо! Где время взять?), ребром ладони проверил правильность положения головного убора на голове и вытянулся рядом с Колычевым, всем своим видом выражая готовность идти куда угодно. Хоть к чёрту на рога (Бога нет! Чёрта, соответственно, тоже!).

Далеко идти не пришлось. Всего лишь до соседнего номера, у двери в который нервно переминалась достаточно молодая (лет двадцать пять-двадцать восемь) и очень даже приятная на вид дежурная по этажу. Как когда-то рассказывали знающие товарищи, такие дежурные, сменившись, частенько очень даже не прочь скрасить одинокие вечера, а иногда и ночи постояльцев. И как рассказывали те же знающие товарищи, в отчётах, которые они потом сдают сотруднику, курирующему данную (не в смысле именно эту, а вообще) гостиницу, указываются все детали происходившего. Даже самые мелкие. Поэтому бравый капитан, окинув внимательным взглядом богатую всякими достоинствами стройную фигурку, подавил вздох сожаления и решительно переключился на дело, ради которого сюда и пришёл.
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#99 Uksus » 09.02.2019, 11:42

Слушая, как коротко и чётко дежурная, несмотря на нервное состояние, докладывает о событиях, которым была свидетельницей, Гусев думал, что опытные товарищи были правы. А ещё — что зря большие начальники не поверили Командиру. И что Кощей знал (или догадывался), как оно будет, и имел возможность заранее придумать что-нибудь этакое. А ещё...

Дежурная по этажу закончила доклад, и Колычев повернулся к Сергею:
- И что скажешь?
- Сейчас посмотрим, Иван Петрович, - ответил Гусев, подошёл к двери (точнее, к дверям — высоким, двустворчатым, покрытым тёмным лаком), постучал и громко спросил: - Кощей, это Гусев! Можно войти?

Скрипнув, одна из створок приоткрылась, и Сергей, сочтя это разрешением, потянул её на себя.

В номере было темно. Не полный мрак, конечно, но близко — свет выключен, светомаскировка опущена... Правда, Гусев всё равно мог что-то различать — как он подозревал, благодаря тому оберегу — но то Гусев. С ним после знакомства с Кощеем много странного происходит...

Пошарив по стене справа, капитан обнаружил там выключатель, прикрыл на всякий случай глаза и включил свет. Сзади ойкнули.
- Что-то не так? - Сергей повернулся к дежурной по этажу.
- Свет, - пояснила та. - Он раньше не включался. Мы пробовали.

Гусев хотел сказать, что входить надо было вежливо, но вспомнил отчёт, который будет писать дежурная, и просто пожал плечами (а я что? Я ничего. Меня здесь не было...). Осмотревшись и прикинув, где можно сложить несколько тел так, чтобы их не было видно от входа, Сергей обошёл стол и довольно хмыкнул: есть!
- Что там? - спросил Колычев, не входя в номер.
- Группа захвата, - радостно ухмыльнулся капитан.
- Живы? - было похоже, что полковника несколько отпустило.
- Ну-у-у... - сдвинув фуражку на лоб, Гусев почесал затылок, а потом предположил: - Можно сказать и так.
- Хорошо, - губы Колычева чуть дрогнули. - Теперь осталось найти князя.
- Есть! - козырнул Гусев и отправился осматривать номер.

Недалеко отправился. Всего лишь к окну. Точнее, к тяжёлой шторе малинового цвета, его прикрывавшей — как-то не так она висела, штора эта. И точно: стоило чуть отодвинуть её край, как обнаружился «товарищ Кощей», задумчиво глядящий на пустынную улицу. То есть светомаскировка оказалась поднята. Капитан хотел было этим возмутиться и прочесть напарнику небольшую лекцию, однако вспомнил, что уже рассвело и никакого криминала в незамаскированном окне не содержится.

Потом Сергея посетила другая мысль: неужели князь простоял так всю ночь? И он тут же её озвучил.
- Там был, - ткнул пальцем вверх напарник.
- В смысле? - слегка опешив, поскольку почему-то сразу подумалось, что там — это на небесах, спросил Сергей.
- На крыше, - хмыкнув, перевёл Кощей и, не дожидаясь следующих вопросов, пояснил: - На город смотрел. Дом высокий, много видно.

Спрашивать, как князь дважды прошёл мимо дежурной по этажу, Гусев не стал. Напарник и не такое может. Недаром ему звание спецсотрудника дали. Как он ухитрился, сидя на крыше, уложить группу захвата — тоже. Такие ловушки Кощей показывал, когда они во вражьих тылах шороху наводили. А переложить четыре тушки с середины комнаты в промежуток между столом и окном — это даже для Сергея не проблема.

В общем, всё выяснили, ничего страшного не случилось, так что можно было звать Командира.

Колычев, вопреки опасениям Сергея, никому ничего высказывать не стал. Убедился, что Кощей в порядке (по крайней мере выглядит как всегда), проверил «захватчиков», а потом предложил перейти в номер Гусева и позавтракать там. Этот же номер закрыть до прибытия компетентных товарищей.

Убедившись, что капитан с князем дошли до соседних апартаментов и не потерялись по дороге, он куда-то отлучился и вернулся через десять минут, вместе с официантом, принёсшим завтрак. Ну что можно было сказать... Кормили в этой гостинице очень даже прилично. Даже овсянка оказалась настолько вкусной, что Гусев, не выдержав, попросил у Кощея (если, конечно, тот не будет) разрешения съесть и его порцию тоже.

За чаем (на этот раз и Кощей не остался в стороне) Командир, морщась, когда Гусев, немилосердно звякая ложечкой о стакан, размешивал сахар, сообщил, что до обеда у них культурная программа. В смысле, машина, которая их сюда привезла, сначала отвезёт полковника в Управление, а потом покатает капитана с князем (точнее, князя с капитаном) по Москве. Ну, и если захочется приобрести какие-нибудь сувениры на память о посещении столицы, в кино сходить, мороженого поесть, если попадётся и так далее — на этот случай машина привезёт деньги. Потому как в родной конторе люди понимающие и что такое гостеприимство, за повседневными заботами не забыли. В смысле, понимают, что люди прибыли чуть ли не из боя и ждать, когда бухгалтерия раскочегарится...

Но чтобы в четырнадцать ноль ноль как штык быть в Управлении: после обеда запланирована встреча с начальством. С большим начальством.

Князь, судя по ощущениям Сергея, воспринял идею прогуляться благосклонно, а когда Командир упомянул сувениры, от Кощея даже лёгким интересом потянуло. И раз уж возражений не последовало, а времени до четырнадцати часов оставалось не так чтобы много, с чаепитием не затягивали...

Само собой, первым делом князю показали Красную площадь вообще и Мавзолей Владимира Ильича Ленина в частности. Поскольку традиция. И вообще. Надо же произвести впечатление, правда?

Кощей впечатлился. И самой площадью. И стеной Кремля. И Спасской башней (и другими, которые было видно, тоже). И часами на Спасской башне. И вообще!

А вот Мавзолеем — почему-то нет.
Да, я зануда, я знаю...

Uksus M
Автор темы, Администратор
Uksus M
Автор темы, Администратор
Возраст: 55
Репутация: 8010 (+8064/−54)
Лояльность: 972 (+972/−0)
Сообщения: 7230
Зарегистрирован: 20.11.2010
С нами: 8 лет 4 месяца
Имя: Сергей
Откуда: СПб
Отправить личное сообщение Сайт

#100 Uksus » 12.02.2019, 11:37

Во время пешей прогулки по площади (водитель остался охранять машину и вообще бдить) князь поинтересовался, чем так сильно нагадил тот, кого положили «вон в ту пирамиду».

Гусев, на всякий случай оглянувшись по сторонам - не слышит ли кто такую откровенную ересь — шёпотом возмутился столь неуважительным отношением к Самому Первому Вождю Мирового Пролетариата. При этом он очень старался не размахивать руками, однако всё равно привлёк внимание проходящего мимо патруля. Бдительные патрульные подошли, вежливо поздоровались, вежливо представились, после чего столь же вежливо попросили предъявить документы и вообще объяснить, какого... В общем, какого. Что примечательно, бдительность патрульных оказалась столь велика, что Сергеево удостоверение капитана ГБ их совершенно не устроило, а когда они услышали, что у Кощея документов нет вообще, разговор зашёл о небольшой совместной прогулке. Для начала — в ближайшее отделение милиции.

Страсти потихоньку накалялись, и Гусев уже прикидывал, как — не остановить, нет, такого не остановишь — придержать напарника, когда (именно когда, а не если) у того взыграет ретивое... Но тут шофёр выделенной им машины заметил, что происходит что-то явно не то, подогнал «эмку» прямо к ним (а стояли они, ни много ни мало, в самой середине площади) и предъявил старшему патруля ещё одну бумагу. Ну, и несколько слов шепнул (князь хмыкнул). После чего патрульные стали ещё более вежливыми, очень тщательно извинились и быстрым шагом направились... направились... В общем, направились. А выручивший их водитель вдруг жалобно попросил:
- Товарищи, может, поедем уже отсюда? Давайте, я вас на Арбат лучше отвезу?

Арбат... Сколько Сергей ни сталкивался с москвичами (главным образом, по делам службы, конечно. Хотя бывало всякое), всегда они произносили это название с каким-то почтительным придыханием. Как будто говорили о какой-то святыне (Бога нет! Никакого!И святынь нет!) или чуде света. Ещё один товарищ, не москвич, услышав однажды эти охи-ахи, фыркнул и заявил, что ничего в этом Арбате особого нет — улица как улица, он сам видел...

Сам Сергей во время своих посещений Столицы так и не собрался посетить данную достопримечательность, чтобы лично оценить, кто же прав. И вот сейчас...

А ещё Гусеву было интересно, что скажет князь.

На сам Арбат водитель заезжать не стал. Остановился у поворота, заглушил мотор и объяснил:
- В общем, товарищи, Арбат — это та улица, перед которой мы стоим. Мы сейчас примерно в её середине. То есть что влево, что вправо получается метров шестьсот. Букинистический магазин, который вам нужен, справа почти сразу за углом. Работает, проверяли. А я вас тут подожду, с машиной.

Гусева Арбат не впечатлил. Тот, оставшийся в прошлом, товарищ оказался прав: улица как улица. От князя тоже тянуло равнодушием... Хотя тут-то как раз ничего определённого сказать нельзя, поскольку, как подозревал капитан, этот паранормальный умеет управлять тем, какие чувства передаёт окружающим и с какой силой. Или, если проще, умеет хорошо притворяться. Однако с другой стороны...

Сообразив, что ещё немного, и он запутается в рассуждениях окончательно, Сергей поспешно затолкал все свои сомнения поглубже и начал думать о делах насущных...

В букинистическом начались странности. Сначала Кощей застыл на несколько секунд на входе, потом как-то съёжился, притих и принялся бродить с потерянным видом вдоль прилавков, разглядывая выложенные на них книги. Ему было явно нехорошо, но почему?

Гусев принюхался, однако ничем посторонним не пахло. Только пыль, старая бумага... Примерно так же пахло в архиве, куда он угодил однажды отрабатывать... Неважно. Ещё...

Вроде, больше запахов не было. А кроме того, что это за химия, которая действует на князя Кощея, но не действует на капитана Гусева? Да и как бы успели подготовить засаду, если...

Стоп! Могли и успеть. Но тогда что получается? Что...

Додумать ему не дал старческий голос с ярко выраженным характерным акцентом:
- Я таки извиняюсь, что пгегвал несомненно очень важные газмышления товагища кгасного командига, но, возможно, я смогу ему помочь?

С трудом подавив сразу два желания — отпрыгнуть и выругаться (хорош «кгасный командиг»!) - Гусев повернулся к подошедшему старику, видимо, работавшему здесь продавцом, и спокойно (во всяком случае он на это надеялся) сообщил, что нужен альбом с фотографиями Москвы. Ну, или с рисунками. Но чтобы достоверными. С новыми.

Старик на несколько секунд ушёл в себя, что-то вспоминая, потом с сожалением покачал головой. Оказывается, альбомов с новыми фотографиями у них нет. Эти альбомы сейчас, по выражению продавца, пылятся на полках в домах своих владельцев и дойдут до букинистов хорошо если лет через двадцать. Но если товарищу красному командиру очень надо...

Гусев не раздумывая заверил, что очень. И именно сегодня, потому что уже вечером они могут отправиться опять на фронт.

Старичок покивал, соглашаясь, что да, причина уважительная, снова повздыхал, но потом всё же исчез где-то в задних помещениях магазина. Вернулся он минут через пять, с явной натугой неся здоровенный том в слегка потёртой на вид обложке. Осторожно положив его на свободное место возле кассы, старик перевёл дух, после чего произнёс:
- Прошу.

Гусев с сомнением посмотрел на предлагаемый ему образец книгопечатного искусства. Или даже не книгопечатного, а вообще рукописного? Тогда сколько же ему лет получается? В том смысле, что всякие рисунки, которые там есть, имеют с теперешней Москвой примерно такое же сходство, как он сам, Серёга Гусев, во младенчестве с нынешней, как однажды выразился Командир, орясиной...

Пока капитан раздумывал, подошёл Кощей, взглянул на фолиант, после чего, осторожно взяв Гусева за плечо, потянул его в сторону:
- Ну-ка подвинься!
Да, я зануда, я знаю...


Вернуться в «"Песочница"»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 2 гостя